Сын ведьмы (продолжение IV)
Глава 9.
Целый день был посвящен уборке комнат для гостей, а к вечеру – ужину. Фергус не позволил кухарке сервировать стол в холле для приема гостей, где кроме стола и стульев вокруг него больше никакой мебели не было. Свечи горели в трех массивных канделябрах только на столе. В огромном темном холле, где звучало страшное эхо, под столом был устлан мраморный пол с рисунком в виде пентаграммы. Этот знак символизировал особо высшую степень достоинства рода Колленов. И шабаш в этом замке проводился не в первый год, а каждые пятнадцать лет. Почти под потолком вдоль всего холла располагался второй ярус, откуда раньше могли наблюдать за проведением шабаша и обсуждения проблем неопытные ведьмы-ученицы. Но те времена прошли. Осталось всего лишь двенадцать ведьм, которые проводили шабаши на своих землях.
О прибытии гостей Эльвида узнала от слуги. Он подгонял ее отправлять на кухонном подъемнике вверх на второй этаж, где располагался холл, блюда и вина. Под ногами вертелась кошка, что немного раздражало Эльвиду.
- Урмила, чем бездельничать, поискала бы для меня тайный ход в холл, где собрались ведьмы. Увидеть бы их хоть глазком и послушать о чем они будут говорить. Иди, да поскорее возвращайся!
Кошка мяукнула ей в ответ и побежала прочь из кухни. Эльвиду трясло то ли от страха, то ли от любопытства. Какое-то странное чувство настигло ее, и это было связанно не только с появлением гостей.

Огромная честь выпала Фергусу обслуживать двенадцать ведьм Орде-на Черной Метлы. С одним выражением лица преданной верности слуга разливал в серебряные бокалы вино, после чего спрятался в тени, чтобы не мешать процессу и в то же время быть рядом для подачи блюд.
Во главе стола сидела самая старшая ведьма Ордена Канка. Малая сидела по левую руку от нее, как хозяйка, принимающая в этом году ша-баш. Все гости были разодеты в роскошные наряды, украшения, как любили делать все женщины без исключения.
Канка подняла бокал в воздух, держа его крепко в костлявой руке, на пальцах которой красовались перстни.
- Кáрна пáту áнги! – воскликнула она. – Да здравствует Орден! Приветствуем всех в Туатале!
- Кáрна пáту áнги! – вторили все одиннадцать ведьм.
Старшая позволила говорить хозяйке замка. Малая окинула всех гостей величественным взглядом и начала с приятной лести:
- Я рада вновь увидеть вас вместе. Вы как всегда прекрасны и непредсказуемы. Коллены приветствуют вас в своем родовом замке Туатал. Будьте как дома, дорогие мои!
Рудрайг стоял на втором ярусе холла и сверху наблюдал за всем происходящим. Никто не мог видеть его в самом темном месте яруса. Он все слышал и ожидал важного момента беседы, но до этого еще было далеко. Ведьмы не прекращали восхвалять друг друга, хвастаться своими поступками, обсуждать события городов и сел, в которых они проживали. Их бесконечные истории утомляли Рудрайга, но он терпеливо стоял в потаенном месте, чтобы увидеть еще одно зрелище в самом конце сбора Ордена.
Блюда сменялись одно за другим. Слуга старался обслуживать сразу, чтобы не слышать упреков от гостей и хозяйки. Младшая из ведьм Субела с забавным курносым носиком, черными волосами и синими, как небо, глазами первой попробовала блюдо из зайчатины.
- Что это? Так вкусно!
- Великолепно! – подтвердила рыжеволосая Шониту. Малая гордо взглянула на старшую ведьму и ответила:
- Это моя новая кухарка постаралась.
- О Фергусе мы бы так хорошо не подумали, - пошутила одноглазая Фафне. Ведьмы рассмеялись, а вот слуга обиженно стал ворчать и сопеть, прячась от их глаз.
«Бедный Фергус!» - улыбнулся Рудрайг, наблюдая, как слуга нервничает.
- Это мой сын нашел кухарку, - вдруг добавила Малая.
- Рудрайг? – вдруг встрепенулась Субела. – Где он сейчас?
- В замке. Отдыхает у себя.
«Вот и вспомнили обо мне, » - говорил себе сын ведьмы, внимательнее прислушавшись к их разговору.
- Он все так же плох? – спросила Канка.
- Следует вашим рецептам и держится, - говорила Малая.
- И сколько девушек он успел заманить за это время? – спросила Субела. Джара, сидевшая рядом с ней, пнула ее ногой под столом. Этот вопрос не понравился, как и самой хозяйке, так и старшей ведьме. Малая язвительно переспросила:
- А ты знаешь лучший способ снять проклятье с моего сына?
«Проклятье!» - воскликнула мысленно Эльвида, услышав эту часть бесе-ды, когда Урмила привела ее через тайный ход башни прямо в холл на верхний ярус.
Субела поджала пухлые губки и опустила виновато глаза.
Седовласая, не менее старая, чем Канка, Вальмика решила снять напряженность за столом:
- Я слышала от одной крестьянки, что Будэка видели в Кинон-Аэде к югу от Дидлита.
- Будэк! – сорвалось с уст Эльвиды, и она испугалась, что кто-то услышал ее. Но ведьмы продолжали говорить. Ее сердце бешено застучало, услышав имя Будэка. Они знали о нем, но что? И в чем он был замешан? Эльвида с болью в сердце и в жутком волнении продолжила их слушать.
Зато ее неудержимый тихий крик и ее саму заметил Рудрайг. Она находилась в нескольких шагах от него и не видела, как он начал незаметно и бесшумно двигаться к ней.
- Но это было давно, - продолжала Вальмика. – Будэка и след простыл.
- Его видели и в Ригру-Гревелле,- сказала Гопали. – Но он был не один.
- Не один? – удивилась Малая.
Рудрайг остановился, прислушавшись.
- Да, - продолжала Гопали. – С ним была девушка, совсем молоденькая.
- Но Будэк всегда был один! – возмущалась Малая. – Может это была просто бродяжка?
- Не знаю, - отвечала морщинистая Гопали, клацая зубами.
- Где же он этот проклятый Будэк? – воскликнула Малая. – Я заставлю его … Я найду и заставлю его снять проклятье с Рудрайга. Сестры! - обратилась она ко всем ведьмам. – Я прошу вас, помогите мне. Я – мать, и я не хочу видеть, как мой сын страдает и чахнет день ото дня у меня на глазах. Неужели чары Будэка настолько сильны, что никто не может спасти сына?
Эльвида прикрыла рот рукой, чтобы не возразить так громко. Никто не смел говорить плохо о великом учителе, знахаре и … Она увидела движущуюся фигуру в темноте и попятилась обратно к потайной двери.
Рудрайг не увидел девушки и поспешил найти эту дверь, в которую она вышла. Обнаружив ее, он спустился по ступенькам крутой лестницы, слыша торопящиеся шаги. Он знал куда ведет эта лестница и прибавил шаг, чтобы успеть догнать кухарку. Но, выбежав в темный коридор, он остановился. Его острый слух не подвел. Кто-то притаился рядом. Он всего лишь протянул руку и нащупал теплое и мягкое. Эльвида бросилась бежать, но была быстро поймана и зажата к стене. Она не видела лица Рудрайга, а только слыша его горячее дыхание, сердцебиение и чувствовала дрожащее тело, прижавшееся к ней.
- Ты знаешь, что бывает с теми, кто не законно присутствует на шабаше Ордена? – прошептал грозно Рудрайг прямо у ее уха.
Она не отвечала, затаив дыхание. Судорожное вздрагивание тела вы-давало ее страх.
- Ты боишься ведьм Ордена? – спросил Рудрайг, крепче прижав к себе одной рукой. Эльвида уперлась руками в его грудь и попыталась отцепиться:
- Я боюсь тебя. Ты проклят!
Рудрайг расслабил руку и отпустил ее:
- Значит, ты все слышала? Великолепно! Да, я проклят и …
- Не прикасайся ко мне больше! – обрезала его Эльвида и убежала от него. Громкий и отчаянный смех разнесся по коридору. Рудрайг прикрыл лицо ладонями и дал волю чувствам, захныкав, как ребенок, но через мгновенье его лицо онемело от гнева.
- Проклят! – повторил он. – Это моя жизнь – проклятье. Я живу с ним!
Вернулся он в холл, чтобы увидеть ритуальное действие шабаша.
Вновь оказавшись в холле, Рудрайг попал на самое начало завершающего заклинания, которое произносила Канка. Ведьмы стояли по углам пентакля, изображенному на полу. Из центра знака выбился яркий неоновый свет и принял форму столба, устремившись в потолок. Ведьмы Ордена вознесли руки вверх и по очереди произнесли свои имена. От магического столба света каждая из них получила свою порцию новых навыков и знаний для развития. И вновь заклинание Канки, и свет исчез. Малая предложила отдохнуть Канке и отправилась с ней в одну из лучших спален замка. Все, кроме одной ведьмы, ушли за ними из холла. Субела подняла голову к верхнему ярусу, где, как казалось, был незаметен Рудрайг, и поклонилась. Она видела и знала, что он присутствует на шабаше. Он шагнул назад в темноту. Субела поспешила найти его.
Рудрайг и не полагал, что Эльвиду напугает его проклятье, ведь она не испугалась даже его мысленных вторжений, и Фергуса, и матери, по крайней мере, он так думал. Его взбесил ее презрительный отказ от прикосновений, а он уже готов был со страстью целовать и предать ласкам ее тело именно в эти мгновения. Но она так глупо и жестоко отвергла его.

Глава 10.

Рудрайг шел в свою спальню и ругался, его разочарованию не было предела. Но вдруг он остановился и удивленно поглядел на красавицу Субелу, стоявшую у дверей его спальни. А впереди он увидел кухарку, остановившуюся в нескольких шагах от них, неся горячий шоколад на подносе для одной из гостей замка. Рудрайг вновь перевел взгляд на Субелу и приблизился к ней. Лукавая улыбка ведьмы очаровывала его и ни раз, но сей-час он думал об Эльвиде и как ей отомстить за отказ и обиду.
- Ты рад нашей встрече? – Приласкала изящными пальчиками его щеку Субела. Он пригнулся к ее открытой белой шее и поцеловал.
- Безумно счастлив. Ты нашла время для меня и совсем не устала после шабаша?
- Нет. Я полна сил. – Обняла она его за шею и поцеловала в губы. Рудрайг слышал за спиной шаги торопившейся девушки и чувствовал убывание сил.
- Идем скорее в постель! – Открыл он дверь и завел Субелу в спальню.
Эльвида едва удерживала посуду на подносе, когда та тряслась от ее дрожащих рук. Ей трудно было дышать от нахлынувших внезапно чувств, которые разрывали ее тело на части. Отдав шоколад ведьме Вальмике, она побежала в свою комнату и заперлась в ней. Забившись в угол, Эльвида закрыла уши ладонями, зажмурилась и сквозь слезы попыталась прогнать от себя гадкую ревность, но перед ее глазами возникали два облика - красивой ведьмы в объятиях Рудрайга. Он ласкал ее на зло Эльвиде, и она это понимала, но не хотела, чтобы он тоже узнал ее тайну так же быстро, как она - его. Тайна, связанная с Будэком, была по себе очень опасна для знахарки, тем более тогда, когда она находилась в самом логове его проклятия. Она не должна была подпускать к себе так близко Рудрайга, но он буквально околдовал ее своей загадочностью, красотой и странной хворью, которая оказалась проклятьем. Она скрывала как могла, даже от себя, чувства любви, потому что никогда не испытывала именно так, как сейчас. Даже Будэк не позволял ей этого и предупреждал не поддаваться их власти. Что ж, Эльвида поддалась.
Ласки Субелы сводили с ума Рудрайга раньше, но не сегодня. Он был холоден и безответен к ее страстным поцелуям, его покидали силы. А тут еще резкая головная боль. Он схватился за голову и скинул с себя Субелу.
- Что случилось, Рудрайг? – возмутилась ведьма.
- Отстань! – Ныл от боли он. – Да что же она делает со мной?! – Встал он с постели в одних штанах (по пояс голый). Субела ничего не понимала, а молча наблюдала за ним. Он ходил босиком по комнате, держась руками за голову и вытягивая волосы от боли.
- Боль, боль! Она сведет меня с ума! Где она? – Выскочил он из спальни. Субела захотела побежать за ним, но невидимая сила заперла дверь и не выпустила ее.
Вздрогнув от стука в дверь, Эльвида замерла.
- Прекрати! – Застонал за дверью хозяин замка. – Прекрати мучить меня! Я не могу даже ласкать Субелу из-за тебя!
Продолжал он стучать в дверь, но этот стук слабел так же, как и его силы.
- Эльвида, - прохрипел Рудрайг, упав перед дверью на колени. – Ты уничтожаешь меня!
Она услышала, как Рудрайг рухнул на пол. Открыв дверь, к ее ногам упало бесчувственное тело хозяина.
- Рудрайг! – Схватила его за руки Эльвида и тяжело затащила в комнату. Ей с трудом, но все-таки удалось поднять его на кровать, уложить на подушки и накрыть одеялом, потому что он был холоден как снег. Сидя рядом на кровати, она смотрела на него как на чудо. Он был прекрасен и болезненно бледен. Он был проклят Будэком, великим учителем! И она пока не знала чем помочь, ведь не знала и самого проклятья.

Открыв глаза, Рудрайг увидел над головой полог, потом оглядел комнату и остановил взгляд на Фергусе, который стоял у столика и наливал горячий напиток в чашку.
- Как я здесь оказался? – спросил он. Слуга тут же оказался рядом с ним.
- Я перенес вас, господин. – Подал он ему чашку с напитком. Рудрайг не мог даже поднять голову и простонал:
- Моя голова. Я обессилен.
- Выпейте, господин Коллен. – Помог ему слуга приподнять голову выше, и тот сделал пару глотков.
- Фергус, что со мной случилось? Я помню …
- Вы просились к кухарке, потом потеряли сознание у ее комнаты. Она занесла вас к себе и позвала меня. Вы были очень слабы.
- Мама знает?
- Да, мой господин. – Взглянул он на вошедшую ведьму и вернулся к столику у камина.
- Рудрайг! – Поцеловала его в лоб Малая. – Ты плохо выглядишь. Я узнала, что ты присутствовал на шабаше. Зачем? Это тоже отымает много сил.
- Субела, - сквозь зубы произнес сын имя той, что уже рассказала матери.
- Дорогой, она правильно сделала. А, если бы об этом узнала Канка? Ты подвергал не только себя опасности, но и весь наш род Колленов. На шабаше присутствуют только ведьмы!
- А я сын ведьмы, - усмехнулся иронично он.
- Рудрайг, - держала его за руку Малая. – Зачем ты спустился к кухарке?
- Мне стало плохо. – Отвернулся он от матери.
- Плохо? Почему? Она что-то подлила тебе в напиток?
- Нет, я завишу от нее, - тяжело задышал сын. Малая нахмурила брови.
- Я же запретила тебе! – Поднялась она и обошла кровать. – И, если эти чувства взаимны, то ты, конечно же, принадлежишь только ей, а не мне! Рудрайг! – вспылила ведьма. – Я предупреждала! Она погубит тебя!
Выхватила она подушку из-под головы сына, разорвала и бросила ее в камин. Подушка, наполненная золотистыми волосами, вспыхнула в огне. Фергус застыл в страхе не попасть под горячую руку ведьмы. Малая вновь приблизилась к сыну.
- Я послала Гарлу узнать о бродяжке, которая ходила с Будэком в Ригру-Гревелле. Может она и приведет меня к Будэку. И тогда я заставлю его снять с тебя проклятие. А сейчас я наполню подушку.
- Нет! – Попытался подняться Рудрайг, чтобы помешать матери исполнить ритуал, но ее единственный взмах руки усыпил его мгновенно. Позвав за собой слугу, Малая отправилась в комнату кухарки.
Урмила зафыркала, когда в комнату вошли двое. Ее хозяйка крепко спала в постели после утомительного трудного дня и вечера. В руке Малой сверкали серебряные ножницы с кольцами в виде змей, в глазах которых сверкали по два маленьких рубина. Фергус подсыпал в тлевший огонь в камине сон-травы, и комната стала наполняться белым дымом. На их двоих дым не действовал, благодаря заклинанию ведьмы, а вот Эльвида глубже погружалась в сон и совсем ничего не слышала. Ее золотистые волосы, заплетенные в косу, притягивали взор ведьмы. Это и привело ее сюда. Взяв косу девушки в левую руку, Малая в правой щелкнула ножницами и начала читать заклинание ритуала. Фергус знал примерно о чем оно говорилось и мысленно крутил его в голове:
« Свет луны пробрался в косу
Юной девы, и теперь
Он поможет сыну ведьмы
Стать сильнее и живей.

Пусть проклятие отступит
На мгновенье, но зато
Рудрайг жизнь сейчас получит
Пусть на время, но все равно».

Щелкнув ножницами три раза, Малая отрезала косу девушке и аккуратно сложила ее в красное полотно на руках слуги.
- А теперь идем. Я должна еще наполнить и сшить подушку.
Покинули они комнату кухарки, а вместе с ними улетучился и дым.

Ранним утром Фергус был на ногах и готовил напиток хозяину, когда вздрогнул от звонкого отчаянного крика. Это проснулась Эльвида. Он ожидал такой реакции от кухарки, как и от предыдущих жертв, но ему было жаль ее, ведь его хозяин не желал ей вреда, а тем более такого. После крика был слышен тихий плач, потом разбилось зеркало, и через некоторое время на кухне появилась Эльвида. Фергус сделал вид, что не замечает ее, и продолжал помешивать отвар в маленьком котелке. Кухарка пошмыгала носом и тихо сказала:
- Для меня утро не доброе сегодня, но тебе желаю доброго!
Фергус взглянул на нее и удивленно вздернул бровями, когда разглядел в ней красивую девушку, которой совсем не испортили отрезанные волосы. Ее короткие по плечи волосы торчали из-под чепца. Она была расстроена, но все же спокойна, будто ожидала такого исхода.
- Как себя чувствует Рудрайг? – спросила она.
- Он спит. – Готовил он на поднос чашку и фарфоровый чайник для напитка.
- Я отнесу.
- Нет, - грубо отрезал слуга, напугав ее. – Ведьма Малая запретила тебе готовить для ее сына и общаться с ним.
- За что? Рудрайг сам ко мне пришел!
- Вот именно за это, - старался быть грозным Фергус. – Хозяин сильно привязался к тебе, и это делает его слабее.
- А в чем заключается его проклятие? – вдруг спросила Эльвида. Слуга опешил, ведь никто не говорил о проклятии при кухарке.
- Какое проклятие? О чем ты?
- Я знаю, Рудрайг проклят. Но я не знаю как?
- И ты не должна знать! – возмутился он.
- Зачем ему мои волосы, волосы девушек?
- Ты задаешь много вопросов. Давай готовь для ведьм Ордена завтрак. К обеду они все разъедутся. – Взял он поднос и ушел.
Эльвида тяжко вздохнула и принялась готовить, конечно же, жалея свою косу и сгорая от любопытства узнать о проклятии Будэка, своего великого учителя.






Рисунки

Читать далее
Сергей Калугин и \"Оргия Праведников\"


Читать далее
Death Note; Yagami Light & Ryuk

Читать далее

Автор поста
Asphodel {user-xf-profit}
Создан 14-01-2010, 00:57


0


7

Оцените пост

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       Lunarion
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 14 января 2010 12:07

    очень интересно ay  


  2.       тоби
    Путник
    #2 Ответить
    Написано 14 января 2010 15:03

    И мне понравилось)


  3.       Ноина
    Путник
    #3 Ответить
    Написано 14 января 2010 17:41

    Когда будет продолжение?

    Мне очень нравится.

     



  4.       Несмеяна
    Путник
    #4 Ответить
    Написано 14 января 2010 21:10

    долго же мы ждали продолжение, надеюсь прода будет в скоромвремени)


  5.       Lionel
    Путник
    #5 Ответить
    Написано 14 января 2010 23:13

    Я наконец-то дождалась продолжения! мне очень понравилось!


  6.       Dreema
    Путник
    #6 Ответить
    Написано 15 января 2010 22:22

    Долго ждать приходится. из0за этого теряется интерес


  7.       Кайри
    Путник
    #7 Ответить
    Написано 21 июля 2010 17:45

    Этот вопрос не понравился, как и самой хозяйке, так и старшей ведьме.

    Первая запятая не нужна.
    Где же он этот проклятый Будэк

    Запятая после "он".
    была по себе очень опасна

    Сама по себе.
    Встал он с постели в одних штанах (по пояс голый)

    Можно без уточнения.

    Еще немного покритикую: персонажи какие-то неестественные, что ли. Не живые. Персонажей нужно чувствовать, сживаться с ними, а здесь не могу. Рудрайг, разве что, неплохо получился. Малая ничего. А Фергуса и Эльвиду вообще не чувствую((

    Сюжет и стиль по-прежнему хороши, читаю дальше)))



Добавление комментария


Наверх