В паутине 12
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

11.

- Обещанный омут, Арли, хоть бы в нем не захлебнуться, - проворчал Ли, невольно потерев ягодицу. Создалось ощущение, что туда десять уколов поставили.

Искать портал или выходить через свой он не захотел, к тому же, если пройдет через Портальщика, тот наябедничает отцу, он уже давно заметил, что эти существа докладывают Варкусу о всех перемещениях его сына. Ли щелкнул застежкой на шипастом ошейнике, отправляя его в пространственный карман, сейчас в дополнительной защите нет необходимости, ему не грозит смерть от удушения, только волосы за колючки цепляются, бронь убирать не стал, наоборот провел ладонью по татуировке, убедившись, что меч выйдет легко и без заминки, возможно все-таки придется немного подраться и отступать.

Мир, куда он прыгнул как будто и не менялся с последнего посещения. Он всегда обходил его стороной даже если прыгать в нужный было гораздо короче и легче через него. Место выбранное для выхода не было случайным: побережье у моря лазурного цвета. Ли посмотрел вниз на скалы и присвистнул, раньше вода доходила до того места где он стоял, кажется что-то все-таки тут поменялось и море слегка сдвинулось. Запах тот-же: соленая вода и водоросли, дышалось как всегда легко, с таким воздухом кажется в еде нет необходимости, такой он тут вкусный и насыщенный.

Не смотря на то, что с ним здесь делали, в этом мире осталось много ценного, что в другом месте не раздобудешь и ничем не заменишь. Например, могила его первых опекунов: лекаря-озроена и стражницы в отставке. А еще здесь возможно до сих пор ветер метет прах Лана, с равнины в долину, из долины в горы, в море, на пляж и в леса – вечное путешествие.

Ли открыл глаза, ощущая как голова кругом пошла, столько тут силы. Под ногами в куске скалы четко прорисовывалась выемка забавной формы. Он самолично ее сделал, когда впечатался в камень, ответив на призыв матери из слепого портала, тогда было не до смеха, это уж точно.

- Решил навестить место, где тебя едва не расшибло насмерть? – Ли зажмурился, когда перед ним соткалась из света фигура местного Хранителя, - ты меня напугал, сижу на Оси никого не трогаю, и тут вдруг появляется демон с лицензией при полном параде – латы, шипы. Бангорд вообще в шоке от такой наглости, ты прыгнул в мир, миновав Портальщика.

- Мог ему и не говорить, - с досадой выдохнул Ли, расстроенный, что его конспирация от отца накрылась медным тазом. Обжигающий свет исчез и Хранитель предстал во всей красе: коротконогий коренастый блондин, по его всегда подчеркнутому напоминанию – шумерских кровей. Хотя сходства вообще нет никакого.

- Так я и не говорил. Спросил Бангорда на каком основании он пропустил демона и мне не сообщил цель его визита. Тот проверил и до сих пор бьется в истерике, жалоба упадет Микрокору, Хрону, и твоему отцу лично. Знай я что ты придешь, я б в честь тебя тут праздник организовал, стол накрыл, салют устроил. Ты где так долго шатался? Столько слухов про тебя ходит, аж голова сейчас гудит.

- Я ненадолго, прости Одеон, в следующий раз обязательно загляну лично к тебе и не с пустыми руками. Можешь не волноваться на мой счет, никого убивать не буду, не одну душу в этом мире не трону.

Ли торопливо распрощался с Хранителем и сменил скалу на опушку леса. Пусть он торопиться, но мимо этого места не пройдет. Нагретая солнцем лесная подстилка приятно защекотала нос, все запахи на автомате разложились по полочкам, мензуркам и свиткам. Раньше он и не замечал, сколько тут целебных растений, каждая травинка, каждый цветок, дерево, гриб. Рай для травника. Вот значит почему лекарь-опекун выбрал именно это место, не в деревне поселился, а к травам поближе. Где-то на этой опушке стоял их деревянный дом, с красивой летней верандой. Лекарь здесь сидел с малолетним демоменком, наслаждаясь пением кранты и единственным темным часом, а потом снова кранта пела, возвещая восход второго солнца. Ли обошел поляну, так и не отыскав следов их дома, только огромное дерево напоминало, что здесь когда-то жила маленькая семейка и посадила на заднем дворе в целях эксперимента растение из другого мира. Шатровое дерево прижилось, но немного изменилось. Например, в Фетре стволы этих великанов узловатые, бугристые, кора одним слоем накладывается на другую, лопается, наползает еще один слой, а крона простирается на несколько десятков метров, плотной темно-зеленой шапкой. Здесь деревце выглядело более изящно, с толстым стволом и ровным полуовалом зонтиком над более низкорослыми собратьями. Шатер более деликатен в отношении нижних растений, пропускает много света, не жадничает. Здесь ему боятся нечего, света на всех хватит с двумя Солнцами-то.

Ли сообразил, что катастрофически сильно отвлекается от намеченного плана, проникнуть в замок матери и стащить у нее парочку нужных свитков. Можно потом выделить себе время и закатить пирушку с Одеоном или специально втиснуть в свой график обнимашки с шатровым деревом. Шавале плохо и в его силах помочь другу не умереть. Раздавшийся за спиной лязг заставил его подпрыгнуть на месте и резко развернуться на противника, но прежде чем он вынул Мантикору к ногам брякнулся длинный меч с заметным черным полотном и яркими золотистыми брызгами, напоминающими окрас дикого животного. Меч прекрасен, спору нет, а вдруг это хитроумный ход, следом за мечем может прилететь берсерка и всадить в брюхо второй такой же клинок. Ли метнул взгляд с меча на противницу, но дальнейшего нападения не последовало. Венера стояла от сына в паре метров и кажется мелко дрожала. Ну уж это слишком, он конечно не самый лучший сын, но только и делал, что к маме в гости не ходил. Откуда такое дикое бешенство? Или нет? Ли настороженно присмотрелся к матери, пытаясь предугадать, что она сейчас вычудит. Вот только понять, что с её лицом и мыслями происходит оказалось не возможно, в голове такой бардак, что мозг свернуть можно, а на лице сотни эмоций сменяют друг друга.

Венера всхлипнула, по ее лицу ручьем потекли слезы и она вдруг резко перешла на громкие рыдания и причитания.

- Ма? – только и вякнул сын, когда в него вцепились мертвым берсерским захватом с диким ревом. До этого момента он считал, что Брут ему когда-нибудь что-то сломает, со своими объятьями. Как оказалось, сила давления Венеры превысила все мыслимые пределы. Она еще что-то пыталась говорить при этом, но кажется на незнакомом языке, поэтому понять, что сейчас происходит оказалось сложно. Толи это какой-то затейливый прием придушить противника, толи действительно Венера демонстративно разоружилась при сыне и очень рада его видеть. Пришлось немного позаниматься считыванием. Мать по-прежнему живет в замке, из охраны у нее по три латника в день, за садом присматривает старый полу-глухой озроен, через день заглядывает вортка Ками помогает в готовке и уборке. И все. Все остальное время Венера абсолютно одна. И это при том, что она когда-то была личной охраной Верховного Советника, за столетия службы узнала немало секретов и тайн, знает каждую лазейку в их Соборе и может план с закрытыми глазами нарисовать. А сколько тайн скрывает личная библиотека Верховного!?

Ли потряс головой пытаясь вытряхнуть из нее негодование. Верховный совсем что ли головой плох стал?! Тут должен дежурить как минимум отряд из самых лучших озроенов, каждый день Венеру по замку перемещать и стараться почаще менять ее расписание. Поляна с шатровым деревом уже не казалась такой безопасной. Маг с подозрением осмотрел все тени в округе, кое-как дотянулся до пестрого меча и сосредоточился на образах полученных от матери. Несколько трудоемких вдохов и выдохов. Всегда получается лучше прыгать с теми, кому грозит смертельная опасность. Мир провалился в черную дыру, но даже при перемещении Ли ощущал крепкие тиски матери, от пояса и ниже тело вообще всякую чувствительность потеряло. Яркий свет в библиотеке заставил его невольно зажмуриться. Давление прекратилось и Ли испугавшись, что все-таки что-то напутал и оставил мать в другом измерении торопливо протер глаза, избавляясь от радужных кругов перед собой. Венера сидела на полу и кажется не дышала, широко открытыми глазами таращась на своего сына. От образа золотистой богини ничего не осталось: волосы светлые, желтоватые, глаза голубые, с темной заметной поволокой, тонкие черты лица и едва заметные губы. Редкое явление – мама без масок. Последний раз когда сын видел мать такой, она сказала его будущему первому опекуну-лекарю «выбрось».

- Ты через что меня только что перенес, Яролист… - промямлила наконец Венера, все еще рассматривая сына с изумлением. Удивление тут же утонуло в непролитых слезах, так неожиданно он здесь появился, что невозможно владеть собой.

- Ли, Нами, Елисей, эй ты. Как хочешь, но только не Яролист, - подсказал Ли непроизвольно потирая бока и пытаясь вернуть конечностям чувствительность.

- Сыночек, прости меня, прости меня, малыш… Где ж ты был так долго? Как тебя трудно найти… - Венера всхлипнула и опять принялась рыдать, собираясь снова обездвижить противника таинственным захватом, от которого как оказалось невозможно освободиться без посторонней помощи. Ли шарахнулся в сторону, услышав как совсем рядом цапнули воздух руки матери. Венера не сделала еще одной попытки, а растеклась по полу перед ним, громко и протяжно рыдая.

- Эй! – в дверях библиотеки появился молодой человек в легкой броне и сердито размахивая мечем бросился на чужака.

- Брысь отсюда, я ее сын! – прошипел Ли, сообразив, что латники врят ли когда-либо видели, как выглядит их Хозяйка на самом деле, да и с ее сыновьями, они наверняка не знакомы. Стражника выдуло в коридор и стукнуло по носу захлопнувшимися дверями. Грохот за ними сообщил, что противник разбит в пух и прах, без единого удара меча.

Пришлось рискнуть и приблизиться к матери. Видеть, как она лежит на полу почему-то стало дико тяжело. Есть за что ее ненавидеть, есть, и не возможно это делать. Ли устроил ее на кресло и пошарил взглядом по полкам и столу в поисках графина с водой. Пришлось прыгнуть на кухню, вырубить еще одного латника и принести матери чай. Да уж план был первоклассным: тихо проникнуть в замок, тихонько покопаться в свитках, и так же быстро и тихо вернуться на Землю. Результат: две жалобы Микрокору и Хрону, Одеона обидел, смылся от него, два латника без сознания и рыдающая мать под руками. Как часто любит говорить Корин в таких ситуациях – класс.

Утешать явно бесполезно, попробовав чай от сына, Венера снова принялась что-то бормотать и всхлипывать. Ли накрыл мать плетом и решил ее не трогать. Нужно срочно отыскать эти поганые свитки и бежать отсюда подальше, пока она не одумалась и не вспомнила о мече, предусмотрительно оставленном в другом углу. Книг в библиотеке оказалось не мало, и почти большую половину Ли узнал. Лан ему книжки в лабиринт носил отсюда, это стало очевидно. Самих свитков оказалось не так много. Пошевелив небольшой ворох на полках, он вернулся к стеллажам рядом с креслом. Эти были спрятаны под стеклянные дверцы на которых гудели до боли знакомые чары. Ли осторожно снял магические замки Кондора, подумал немного и наметанным взглядом осмотрел библиотеку, на столах рядом с Венерой обнаружились рукописные листы со знакомым очень красивым подчерком, рядом бутылка с темно-красным с рубиновыми переливами вином – «Трушон эльфийский», любимое дедушкино вино. И пьет он его только после крупной потери крови. Судя по тому как просохли чернила и был дедуля здесь сравнительно давно, примерно три-четыре месяца назад и про эту «неприятность» внук знал. Дедушка разорил очень крупное вампирское гнездо и немного пострадал сам. Вот только новость, что он сначала у Венеры лечился весьма удивила.

- И часто он к тебе в гости заглядывает? – хрипло спросил Ли, вернувшись к свиткам.

Венера уже минут пять как прекратила истерику и лишь затравленными глазами следила за сыном.

- Кто? – очень-очень осторожно спросила мать.

- Кондор.

- Раз в два-три месяца, - протараторила она, опасаясь врать сыну, даже в малом, - Я предложила хватит по кабакам да норам конечности отращивать, если сильно ранили ко мне пусть прыгает, придумали несколько сложных призывников, теперь твой дедушка даже при смерти, но сможет сюда добраться.

- Чем же ему родной дом не нравится? – вопрос прозвучал слегка резковато, отчего Венера опустила глаза, на пол тут же закапали слезы.

- Из-за Варкуса. Ругается он очень сильно, когда Кондор раненый домой приходит. Как будто не понимает, что дампиры без кровопролития жить не могут. Они должны охотиться, а на охоте случается многое...

- Приятно, что у Кондора до сих пор есть секреты, особенно от внука лекаря, - выпалил Ли, очень осторожно осматривая свитки, раздражение закипело мгновенно, стоило только один из этих свертков взять. Сразу стало ясно, что это именно они. В первом просмотренном была обнаружена пошаговая инструкция как блокировать печатями силу на объекте. Так и написано. Второй содержал в себе очень подробный рассказ какого-то поганца, который пытался победить одержимость в своем пациенте. В конце был трогательный рассказ, как он победил зло и объект счастливый и освобожденный ушел в Котел, так как не смог существовать без своего темного симбионта.

- Класс, - выпалил Ли, скрутил эту мерзкую историю и приступил к дальнейшим поискам. Рецепты-рецепты, да где ж они.

- Сынок, что ты ищешь? – так же тихо спросила Венера, рассматривая сына и невольно кутаясь в плед. Волосы слегка светятся, глаза – ярко голубые, само тело напряжено и напоминает сжатую пружину, тронь и бросится. Сын никогда не чувствовал себя здесь в безопасности, а рядом с матерью и подавно. Другого Ли, она и не знает.

- Рецепты отваров, которыми ты меня травила, - почему бы помощью не воспользоваться.

- Нижние два, - шепотом сказала мать, опуская глаза и с горечью ощущая, как нарастает тихая ярость сына. Она заслужила его презрение, все заслужила, но так хочется, что бы малыш ее простил.

- Мне вот интересно, зачем ты их сохранила? У тебя же появился новый план, натравить на меня и брата некромантов-фанатиков с прекрасно изготовленной отравой. Рецепт класс, мама, большую часть своей жизни я чихнуть не мог без опаски, что внутри что-то отвалится. Спасибо, что Аурата не изуродовала, было бы у тебя два сына инвалида вместо одного.

Ли в сердцах развернул указанный свиток, руку тронуло что-то легкое и мягкое – бежевое перышко с бурыми подпалинами.

- Что еще ты от меня на сувенир отхватила? – произнес он покосившись на перышко, а потом и то что от него осталось. Жест на самом деле непроизвольный. Дед научил от себя ничего не оставлять, тем более врагам и тем более части тела.

- Больше ничего, - Венера проводила до пола пепел пустеющим взглядом, - Перышко - это все, что я позволила себе оставить, перед тем как сюда Вензельваленд с допросом заявился. Пришлось сжечь твои вещи, постель… рисунки… убрать с лабиринта. Там целая картинная галерея была. Все стереть, как будто не было тебя никогда. Кое-какие вещи я передала Кондору. Оставила себе только куртку Лана, да это перышко. Что бы помнить, как сильно я ошиблась и была к тебе несправедлива.

Пепел тихонько тронул пол, шевельнулся, скорее всего от сквозняка и вот дымные очертания единственной вещи от сына тонкими нитками разошлись в разные стороны. Венера побоялась моргнуть, все еще видя куда они пропали. Можно будет попробовать «вернуть» перышко. Ли уйдет и больше никогда не вернется. Зачем ему возвращаться в дом где живет его заклятый враг? И опять долгие годы только маленькое перышко будет напоминать Венере, что когда-то судьба преподнесла ей дар, а она вместо того что бы поблагодарить за подарок, произнесла: «выбрось…».

- Ярость еще со мной. От перводемона остался небольшой кусок и его симбионт. Ты все это время пыталась оторвать от меня неотделимое, астрального зверя, хоть и не совсем безобидного, но уже моего собственного, - произнес Ли, бросив на мать внимательный взгляд. Светлых до сих пор трясет от отвращения, когда он произносит «Ярость», как будто позволяет себе нецензурно выразиться в приличном обществе. Еще хорошо, что они не слышат, ответную реакцию зверя, хотя если бы смогли, большинство его сложных речевых оборотов не поддаются пониманию без соответствующего перевода.

- Да, теперь я это понимаю, - кивнула Венера, всхлипнула, судорожно выпила из кружки и заполненными слезами глазами воззрилась на сына, - я так раскаиваюсь, так сожалею… Мне нет оправданья. Прости меня, сыночек.

Он чувствовал, как ей тяжело ему в глаза смотреть, поэтому первым отвел взгляд, вернувшись к изучению рукописей в руках, текст во многих местах размыт, благо что писалось все перьями и кое-как записи удастся расшифровать. Но вот так, если разобраться, эти свитки обильно полили слезами. Он успел ее достаточно глубоко считать, аж до того момента как Кондор забрал своего внука из подземелья Венеры и потом как сказал, что никогда не будет с ней обсуждать ничего о Ли. Он могущественный некромант, столько возможностей было уничтожить Венеру и он этого не сделал, наверное потому что понимал, что она любит сына, хотя и своим странным способом. Родителей не выбирают.

- Эти свитки, они нужны мне, можно взять? – попросил Ли, не поворачиваясь к Венере и постепенно успокаиваясь.

- Конечно, малыш, бери что хочешь. Это и твой дом, можешь приходить когда захочешь, я скажу латникам, что бы не беспокоили тебя. Они ведь живы?

- Да, двоих я слегка помял, вынес на улицу к третьему, попробовал все объяснить, а потом просто закрыл замок и они войдут сюда, когда я уйду. Бравая у тебя охрана, они уже очухались, разработали план, попробовали войти через лабиринт, каминные трубы, не получилось и послали в город за магом. Сколько у меня времени?

- Маг будет здесь через десять минут, - Венера улыбнулась сквозь слезы, когда сын сложил свитки на столе, налил ей еще чашечку чая и сел рядом, рассматривая её, так как будто увидел впервые.

- Так выглядят берсерки?

Венера с жадным вниманием уставилась на сына в ответ, хватая любое его движение. Тихая ярость на любое ее движение изучена с глубокого детства. А это что означает?

Ли с интересом изучил лицо матери, присмотрелся к рукам, попробовал сопоставить её силу и хрупкий скелет перед ним. Берсерки – сплошная загадка, клан замкнут и чужаков не жалует, а каких-то лекарей демонических кровей и подавно. Он с дуру пару раз пробовал отправить официальный запрос на приглашение их вожаку. Опыта набраться, попытаться хоть немного понять, чем берсерки живут. В ответ пришел мешок с невероятно мерзким содержанием, этот отвратительный запах преследовал горе-просителя еще месяца три, нюх отшибло насмерть. Как выяснилось так берсерки в очень грубой форме говорят: «нет, нам здесь лекари не нужны». Ли коротко глянул на часы – еще пять минут и нужно уходить. Обещал Одеону, не трогать не одну душу здесь, если заявится маг, есть риск, что кто-то погибнет.

Венера заметила часы сына и невольно замерла на стуле, вцепившись в плед. Ли нашел, что искал, и вместо того что бы уйти, долил себе и ей чай, снова глянул на часы, на мгновение дрогнул на стуле, снова побывав на кухне, поставил на середину столика блюдо с печеными яблоками, с довольным видом облизнулся, полив их лимонным сиропом, и отправил дольку в рот, смакуя каждый кусочек.

- Вкусно, я рад, что ты сохранила яблони, больше нигде в Лозе не встречал этот сорт, - пояснил он расправляясь с очередным кусочком.

- Если ты голоден, я могу тебе приготовить, что-нибудь посерьезнее десерта, - очень-очень осторожно предложила Венера. Сынок так редко ел в замке, при матери и подавно. А тут такое представление, как будто сбылась ее давняя мечта и она, как нормальная мать, завтракает за одним столом со своим младшим сыном, и нет в этих грезах Ярости, или серии её непростительных поступков.

Ли покачал головой вместо ответа, с удовольствием отполовинил блюдо, поблагодарил за угощение и сыто привалился к спинке стула, продолжая рассматривать мать, то и дело попивая из кружки.

Венера позволила себе моргнуть, так вот как выглядит сын-котик, когда не хочет всех убить. Это же завтрак с беседой, все в новинку, но если она и дальше будет вести себя как полено, возможно сынок ей больше не даст шанса поиграть в нормальное застолье.

- На тебе броня? Ты с поля брани? – мать не ощущая пальцами чашки, влила в себя глоток и чуть им не подавилась, когда сынок ей широко улыбнулся.

- С Земли, - хмыкнул Ли в кружку, сделал глоток и едва не выпрыснул содержимое. Взгляд совершенно случайно упал на нижние полки шкафа, в которых хранились толстые книги с очень знакомой символикой на корешках – пауком, по форме именно таким, какой ставит эта таинственная Паучиха. Какое неожиданное открытие? Хорошее расположение духа сдуло за одно мгновение, но расписать в голове причастность матери к приключениям на Земле он не успел, расслышав ее вопрос.

- Что случилось, сынок, ты как будто приведение увидел? - мать проследила за взглядом сына, перехватила плед и дотянувшись до шкафа достала одну из таких книг, - тебя заинтересовали рукописи твоего прадедушки? И не удивительно, я слышала, что ты запер Хаоса используя похожие чары. Твой прадед их по всему миру по крупицам собирал, маги-оборотни чаще всего пользуются ими, так, как у этих магов преобладает многостихийность и иногда при плетении требуется добавлять разные силы.

- И что это за чары? – хрипнул Ли, перехватил книгу у матери и внимательно вчитался в схемы. Пометки на чужом языке, но знакомом и схемы плетений он абсолютно точно где-то видел, а кое-какие кажется сам творил, причем это настолько затертые чары, которые он воспроизводит на автомате, уже особо не задумываясь о их сложности или подъёмности.

- Левиафанов. Твой прадед был наполовину левиафаном, его кровь во мне и конечно в моих сыновьях.

- А паук? Это не паук. Это левиафан?

- В очень уменьшенном масштабе: четыре лапы, голова и хвост, - охотно пояснила мать, подхватила еще одну книгу и любяще прижала к себе, - я отлично помню дедушку, такой сильный... Всё отца поучал, не нравилось ему, что я в клане росла…

Ли так растерялся, что с минуту не мог ничего сказать, только смотрел на эту кляксу восьмилапую. Он знал Фетрина и его стаю, левиафаны не нападают, не убивают, они мирные создания. Но многое сразу встало на место. Эта их способность проникать всюду и оставаться незамеченными, легкие чары похожие на бесцветную паутину, ее нельзя потрогать руками, но на астральном уровне они воспринимаются именно так, сложная едва заметна сеточка. На второй стадии они подражатели, копируют все что их заинтересует. Болотистая местность Креста не особо изобиловала чудными существами, поэтому в образах охотницы - люди, каким-то образом арахна, демон-убийца и почему-то русалки.

- Мам, русалки как-то связаны с левиафанами?

Венера недоуменно нахмурилась, вернула книгу на полку и снова настороженно уставилась на сына. Она не смеет сейчас жаловаться конечно, но почему сын-котик больше не злится на нее, а разговаривает как с нормальной, даже мамой называет, как будто она ему ничего не сделала. Чувство вины снова надавило свинцовой ношей, так прощения его хотелось, что как-то раз отважилась наведаться в Громон, вопреки предостережениям Кондора. Самое удивительное, что ее едва на полоски не порвала Ролиана, а не Варкус. Он свою жену держал и орал что б Венера отсюда убиралась от греха подальше, иначе он сейчас ее отпустит. Не сильно было страшно, но не хотелось прерывать поиски сына на лечение от нападения бешеной Хранительницы. У Аурата тоже просить бесполезно было, он до сих пор считает мать причастной к предательству Черонцев, видеть ее не хочет. А Бельгур… Белый волк готов защищать своего лекаря ценой собственной жизни, но даже для нее нашел слова утешения. Все когда-нибудь наладиться, Ли это переживет и вернется сам.

- Мам? – позвал сын, когда Венера снова стерла слезы с лица.

- Это не доказано, мой дедушка единственный кто серьезно изучал ливиафанов. По его теории на третьей стадии они хоть и умирают, но не уходят в Котел, они становятся русалками. Помнишь как Лан говорил, кто-то рождается русалкой, кто-то ей становиться. Считается, что высвободившаяся энергия не сливается с миром в котором жили эти исполины, они переходят в измерение похожее на психосонарику и мерцают над водой в ожидании перерождения. И только потом, пройдя Путь русалки они попадают в Котел. Русалки, сирены, не важно.

- Значит это она влияет на русалок и не дает им спать, - пробормотал Ли. Русалки были ее прикрытием, попробуй в толпе речных див отыскать охотницу. Они все рады пообниматься, в их игривом поведении не распознаешь угрозы или момента когда насылают проклятье. А ведь это основы – прикосновением можно передать проклятье, или метку поставить, а дальше начинается игра. Вот что Паучиха жрет у своих жертв – жизненную силу. Срывы, самоубийство – это побочный эффект от ее охоты, потому, что ее жертвы больше не могут жить.

Венера запила снова поднявшееся горе чаем, заметив, что сынок все еще изучает книгу. Дедушка любил повторять: «для внуков стараюсь, ты уж не подведи».

- Забирай книги, сынок, тебе пригодятся, мне они все равно не подходят, Аурат с ними не справится, - попросила мать, когда Ли отставил пустую кружку и, отложив книгу, поднялся на ноги, - Кондор их читал, просил хранить для тебя.

Ли некоторое время смотрел на сборник томов, их тут штук пятьдесят и все рукописные, наверняка в единственном экземпляре. Кропотливая и тяжелая работа, распознать чары левиафана, а прадед умудрился их систематизировать, и уложить по томам. От такого подарка нельзя отказаться. Сколько бы дел у него не было, но стоит закончить, то что начал сейчас. Так как слишком жестоко держать мать в неведении и еще больнее наблюдать как меняется ее поведение, то она рада и счастлива, то снова плачет.

- Мам, я в Фетре Хранитель и однажды принял очень сложное решение – пожертвовал большим количеством друзей и товарищей. Все они принесли клятву верности своему миру и естественно поклялись его защищать ценой своей жизни, грубо говоря, они знали на что идут, когда вселялись и их смерти стали ценой за теперешний мир. Я понимаю, что когда Боги играют, простые люди гибнут и всем на это наплевать, для вас это норма. Я не держу на тебя зла за то что ты делала лично со мной, за Лабиринт, за камеру и кандалы, за крылья, новые выросли, или волосы, сама видишь все на месте. Даже три трубки вернулись как были раньше. С меня и Аурата не снимается бремя этого решения, но ты причастна к появлению в Фетре Хаоса и Черонцев и ничто этого уже не изменит.

- Я не могу вернуть прошлое котик, только бесконечно перед тобой извиняться, - произнесла Венера устало изучая своего малыша. Не существует слов передать насколько она сейчас раскаивается и сил нет ничего придумать, поэтому снова слезы и опять его слегка светящийся силуэт размывает перед глазами. Возможно сейчас ее глаза просохнут, а сыночка уже не будет, убежит из дома, потому что не считает этот замок своим. Лабиринт под полом ему роднее или эта самая Земля. Известен мир куда он убежит и от этого не легче – Земля – одинокое жестокое место, проклятое и отравленное чем-то, где души варятся в собственной злобе и ненависти. Венера вздрогнула, когда ее светлячок неожиданно приблизился. Инстинкты вопят о самозащите, на нем броня, но это не значит, что он безоружен, меч Мантикоры с ним всегда. Вместо заслуженного удара сын заключил лицо матери в ладони, поцеловал в лоб и вдруг крепко обнял.

- Я не заслуживаю даже этого, котик, - пробормотала Венера ощущая, как теплеет душа и тянется к сыночку. Его сила тронула сознание мягкой лапой, исследуя воцарившийся в организме бардак из-за длительного наплевательского отношения к себе. Венера давно перестала есть, часто сидит в своей комнате в темноте, лишилась немалой доли своего могущества и сейчас сильно истощена, и тяжело больна. Волосы у золотой богини даже в образе тусклые, а взгляд пустой и отсутствующий и нет в нем больше той прекрасной таинственной синевы, лишь поблёкшее зимнее марево.

- Что бы ты не сотворила – ты моя мама, и я все еще люблю тебя. Прошлое не вернешь, я это понимаю. Я вижу, что ты раскаиваешься и мне действительно стало от этого гораздо легче. Если честно я не знал, что тебе сказать, если встречу. О чем с тобой говорить, как вести себя, как действовать.

- Слопать.

- Хм… Ярость тебя любит и не голодный, - улыбнулся Ли.

- Мне очень жаль, сынок, что в самые ужасные моменты твоей жизни меня не было рядом. Меня никогда не было рядом. Нуждался ты в моем утешении или нет я должна была тебе хоть чем-то помочь. Как ты сейчас себя чувствуешь?

- Ну я более-менее в порядке.

Ли широко улыбнулся, когда Венера дотронулась до его скулы и обнаружила там небольшой отпечаток пахнущий земляникой.

- Ой, это Регина меня пометила.

- Тебя подруга в путь провожала, как это… мило.

Венера просияла счастливой улыбкой, радуясь, что ее сынок нашел в себе силы двигаться дальше и повстречал подругу.

- Глазам не верю, какое счастье, что все эти шрамы прошли. Из Совета за тобой следят до сих пор и некоторое время у меня был доступ к их отчетам. Долгие проблемы с телепортацией, с огнем, а потом беда в семье. Я видела твоего Пеклика, когда он посещал соседний с Фетрой мир в сопровождении вашего Защитника, Клыка кажется, малыш так на тебя был похож. После нападения, получила доступ к расследованию. Твоим врагам было безразлично твое горе, но они испугались перводемоншу, поэтому пол совета на уши поставили. Детально и долго обсуждалось как погибли твои дети, оценивалась ее сила, ведь они ничего не успели предпринять.

- Война – сильнейшая из пятнадцати, хоть и не старшая, я бы посоветовал этим напомаженным идиотам к ней не лезть.

- Смысла нет им советовать, они все равно ничего с ней сделать не смогут. И как бы не хотелось признаться у меня тоже не получилось.

- Ты выслеживала Войну?! – опешил Ли, вытаращившись на мать.

- Я предположила насколько сильно тебя раздавила такая жестокая потеря. Пролистав все собранные на нее материалы я пять лет ее искала по Лозе. И ничего, эта тварь как сквозь землю провалилась. До недавнего времени, Драконье пристанище уничтожено, сынок, и Хранитель-драконит видел ее там. Я незамедлительно обследовала соседние с Ректоном миры, опять нет результатов. Куда может пропасть четырехметровый великан?

- У перводемонов есть ипостаси, мам. Ее – вурдалак, а иногда маленькая заморенная девочка. В великана она редко расправлялась, даже когда под Генералом ходила.

- И как ее можно поймать?

- Тебе никак, - решительно ответил Ли, отходя от матери и словно оценивая свою работу. Венера на глазах преображалась, глаза посветлели, волосы потемнели заблестели медом.

- Зачем ты до сих пор носишь образ, твое собственное лицо не чуть не хуже. Ты очень красивая женщина, мама.

- Сама-самая? – сквозь слезы произнесла Венера.

- Конечно.

- Мне так тоскливо без тебя, сынок. Я точно знаю, что Аурат никогда меня не простит, а ты сможешь, когда-нибудь…

- Если честно, после того как я смог поговорить с тобой, я понял, что никогда по-настоящему не винил тебя. Только очень боялся снова оказаться в темницах этого замка: где холодно, темно, нет друзей, кругом существа, которые меня ненавидят, а единственная родная душа терзается между мыслью убить сына или спасти его. Давно нужно было послушать Бельгура, он говорил, что ты посерела. А я боялся – заберешь у меня мальчиков, от тебя их прятал, а в результате вообще не в ту сторону смотрел.

Венера помогла со свитками, с радостью отдала левиафанские тома. А Ли все обдумывал свои слова. Не в ту сторону смотрел. Он и сейчас это делает. Что в конце концов произойдет, если вот так по крупицам восстановится память о семье? Конечно горько без них, но сколько там наверняка хорошего. Как они учились, как росли, как семьей проводили время. Как тогда с матерью, он ведь ничего не хотел слушать, словно перед глазами пелена была, и враг воспользовался именно этой слабостью, подкрался и нанес удар.

- Мне срочно нужно возвращаться, - Ли позволил себя как следует расцеловать и пообнимать на дорожку, - обещаю, как только разберусь со своим пациентом и этими свитками вернусь сюда и хоть немного побуду твоим сыном. Обещай и ты, что будешь не забывать про обед, наймешь еще охраны как минимум двоих и одного мага.

- Любой, кто нападет на замок прекрасно знает, что из меня что-то выбивать бесполезное дело. Я верна Верховному даже на пенсии и умру со всеми его секретами.

- Хорошо. Я вернусь как смогу, все и обсудим.

***

- Попался!? – ухмыльнулась Валя, выпрыгнув из только что намороженного зеркала.

- Как ты это делаешь? – все-таки спросил Брут, вовремя заметив препятствие и прервав пробежку. Опекун отлучился в другой мир, как он сказал в какой-то там, где море сливается с солнцем. Рыжий не стал тратить время и решил размять мышцы, после лекций статическая поза за партой приносила ощутимый дискомфорт. Организм требовал бегать, а не сидеть.

Валентинка полюбовалась созданным ледяным зеркалом, которое как только портал закрылся стало прозрачным, забежала за лед и подбоченилась изображая из себя диктора.

- Уважаемые телезрители, секреты водных остаются секретами и не разглашаются, но в целях исключения и в ответ на ваши письма: Ли оставил для меня маяк, перед тем как создать портал, я посылаю импульс и намораживаю зеркало. По всем законам его не следует использовать в бою, так как оно создается без разведки и длительное время. Только в мирном проверенном месте.

- А у меня получится? – осторожно спросил Брут, вспомнив их догонялки и как спрятался от Вали в тени, только что бы она не осматривала его.

- Ты огненный, весь лед – пшик! Не приобретет у тебя даже форму пирамиды, не говоря уже о тонкой корочке похожей на стекло, - девушка отпустила чары и красивый портал осыпался ледяными кристаллами к ее ногам, - как неделя в клане?

Брут нахмурился, когда девчонка предложив продолжить пробежку, поскакала по уже протоптанной дорожке. Ответить однозначно на этот вопрос было сложно. Например, не смотря на то что он доверяет Ледяным он первое время мог заснуть только подставив спинку стула под дверь. В принципе сам Советник особо не баловал присутствием, так как у него прибавилось работы из-за двух новорожденных и постоянно порывающегося сбежать второго Тану. Парнишку зовут Саварас и он ещё упрямее своего сородича. Базилик тоже часто пропадал, так совпало, что вампиры полностью завершили постройку норы, перейдя на отделку и Ледяной засел за свитки и руны, выплетая что-то сложное, но очень защитное. Его можно было изредка встретить в коридоре ползущего в сторону своей комнаты. Рыжий помогал ему добраться до кровати раза четыре, слушая вялые извинения. Защитник сожалел, что поменялись планы и ему самому не удалось потренировать молодого Лаву. Хотя как старший и обещал Брута определили заниматься вместе с Ледяным его возраста – Пожаром с ответственным за них старшим Веем. И это было и интересно и тяжело одновременно. Вей мотал их до седьмого пота как на тренировках, так и по заданиям для клана. Не минуты на отдых, толком не присесть и все едва ли не бегом. На вторую часть недели Вея сменил Мерз и на них обрушились тренировки по защитным чарам. Ледяной выколачивал из них пыль до тех пор пока они не научились ставить толковые щиты и то, выставляя их, приходилось шевелить мозгами и делать его где-то полу пропускающим, где-то настраивать что бы внутрь могли проникнуть свои, где-то такой крепкий, что бы выдержал сильное механическое воздействие. Рыжий тогда впервые увидел пулемет максим в действии.

- Клан это оказывается так трудно, и на себя почти нет времени, - заметил Брут, двигаясь плече к плечу с Валентинкой.

- Но ты не выглядишь тем, кто зря там время провел.

- Нет, каждый день я видел зачем я все это делал, - неуверенно улыбнулся фейри, - на завтрак ты можешь приползти с большим опозданием, у каждого из жителей норы свой распорядок, обед тебе могут занести, если ты слишком занят. А вот на ужин собирается вся семья. Семь часов фейри, в том числе как следует вымотанные берсерки, а так же люди с охраны приходят в общий зал. Можно за столом покушать, а можно взять себе на тарелку угощение и походить по залу, послушать истории, посмеяться над анекдотами людей, подержать в руках младенцев, под инструкции Королевы. Советник обязательно у тебя спросит, как ты себя чувствуешь, подойдет именно к тому, кто нос повесил, поддержит. Вампиры Анатолия в это же время просыпаются и их тоже заметно среди фейри, хоть они и не кушают, но тоже разделяют отношения в семье фейри. Валя, я смотрел на них и понимал, чего лишился, и что мне предлагается.

- Трёхразовое питание?

- Семью, дом, защиту, - Брут улыбнулся еще шире, когда девушка погладила его по руке, разделяя его радость. Самое интересное, что у рыжего необходимость в стуле отпала за пару дней. Один разок он просто настолько вымотался, что присев на кровать рухнул в нее следом как был с наполовину снятым носком, а потом он про это даже не вспомнил. У него возникло ощущение полной безопасности так же как когда опекун рядом.

Валя посмеялась и невольно закрыла глаза, когда в лицо подул холодный ветерок. А когда поземка опустилась Брут как не в чем не бывало побежал дальше, а она уже смотрела на призрака маленькой девочки.

- Какая же ты крошечная, - приветливо улыбнулась девушка, и утопая по колено в снегу направилась на встречу к своей работе. Призрак появился на пригорке в стороне от площадки, где Брут продолжая пробежку что-то рассказывал, не заметив отсутствия собеседницы.

- Привет, куколка, как тебя зовут? – поздоровалась Валя, замедляя шаг и стараясь не делать резких движений присмотрелась к девочке. На вид ей было лет пять, темные глаза, темные волосы в контраст белая обескровленная призрачная кожа. Одета крошка была не по сезону, в кружевное платье, связанное из тончайших ниточек.

- Уура, - представилась малышка, глядя на духовидицу неестественно взрослыми глазами.

- Какое редкое и красивое имя у тебя, - удивилась Валя, присматриваясь к платью, - у тебя очень красивое платье Уура, это тебе мама связала?

- Я сама его сплела, - девочка не двигая головой покосилась на одежду так словно только что её обнаружила.

Валя ещё разок глянула в сторону поляны и невольно обомлела. Брут нарезал круги, что-то усердно рассказывая, вот только рядом с ним бежала не Валентинка, а эта крошечная Уура. Это не транс а какой-то кошмар, но не могла же она заснуть во время бега. Валя невольно села в сугроб, рассматривая девочку, та сверлила темными глазами в ответ, словно чего-то ожидала.

- Уура, кто ты? – сглотнула Валя пытаясь считать создание. Все системы сообщали что перед ней призрак.

- Богиня плодородия, - незамедлительно ответила девочка, с таким же пристальным вниманием, - мои люди поклонялись мне, приносили жертву: колосок с поля, волосок с овечки. Разве я много просила за возможность жить на моем теле? А они в благодарность вызвали чудовище и оно меня сожгло.

- И ты умерла? – Валя кое-как перебирая руками попробовала подобраться поближе, но стоило сократить расстояние между ними до метра как Уура отшатнулась, продолжая так же пристально изучать духовидицу.

- Я не мертва, - сообщила Уура. Валя нахмурилась и попробовала сделать ещё одну попытку приблизится и снова девочка сделал шаг к пригорку.

- Уура, что происходит? Почему ты не хочешь, чтобы я подходила?

- Хочу, - кивнула девочка, - я хочу приблизится к тебе, как только это возможно.

Уура кажется тут же попыталась это сделать, но вместо этого шагнула в сторону, притрагиваясь к невидимой защите так словно это стекло, изучая его структуру, вглядываясь в силу духовидицы.

- Я хочу приблизится к тебе, впусти меня, - попросила Уура, с неожиданными слезами на глазах.

- Ты говорила про своих людей… Где они?

- Со мной… Все до единого…

- Тогда почему ты здесь? Почему одна?

- Я осталась одна, они бросили меня, - ответила богиня, - я болела… не могла двигаться и они бросили… сказали я неправильная… я отравленная…

- Подожди… давай все по порядку, - Валя подняла руки над снегом пытаясь разобраться в услышанном.

- Я не поболтать сюда пришла, впусти меня немедленно, - лицо девочки неожиданно прочертилось широким оскалом, она стала вдруг расти, паучье платье защелкало от появляющихся кругов, создавая длинный шлейф, - впусти меня, я вонжу в тебя зубы и заберу себе…

- БРУТ!!! – взвизгнула Валя, вскакивая на ноги и уворачиваясь от атаки Паучихи.

- Валя? – фейри притормозил, словно только что очнулся ото сна и мгновенно отпрыгнул ещё не видя противника. Возможно, как следует отработанные приемы в норе Ледяных все еще были свежи. Там, где секунду назад была Валя, щелкнула челюстями черная паучиха. Сама девчонка катилась с горки едва ли не кубарем, то и дело отпрыгивая от атаки такого же паука.

- Брут! Скорее ко мне! – выкрикнула Валя, выплюнув ком снега и карабкаясь к фейри едва ли не четвереньках. Его противница воспользовалась замешательством и расставив жвала для укуса устремилась в атаку. Брут ответил мощным огненным плевком, возможно больше ослепив её, поэтому в фейри врезалось массивное блестящее брюхо, незамедлительно подминая мальчишку под себя. Тот взбрыкнул ногами, успев врезать по челюсти, извернулся ужом и перебирая всеми конечностями поспешил убраться от ответной атаки. Валя юркнула в очередной раз в сторону, рухнула в снег рядом с фейри, подтянула его к себе как можно ближе и развернула Котел. В сторону сантименты, пусть эта тварь летит туда с какими угодно намерениями и желаниями, начальство как-нибудь с этим разберется.

Паучихи испуганно взвизгнули увернувшись от портала, оббежали круг столкнулись вместе и вдруг слились в одного. Валя вздрогнула когда эта тварь приложилась к защите всей поверхностью.

- Котел её не пускает, как же он её тогда заберет? – не поняла Валя. Уура шипя и завывая отвалилась от защиты, пошатнулась и неожиданно побелела, в утоптанный снег свалилась девушка с такими же темными волосами и пронзительными глазами, барахтаясь в собственной паутине.

Брут вытаращил глаза, когда Уура с трудом поднялась и уставилась на него. Это был очень странный взгляд, какой-то потусторонний, дикий и трудно определить что это существо сейчас испытывает. Возможно ей больно, от прикосновений к защите Котла, Паучиха придерживала себя за плече, как будто Валентинка ее ударила.

- Иди сюда, глупый щенок, ты должен умереть, - прошипела Уура.

Валя еще крепче вцепилась в Брута, с угрозой уставившись на противницу.

- А ну проваливай отсюда, иначе я на тебя сейчас всю армию Смерти натравлю. Не смей трогать Брута, пожалеешь, - произнесла духовидица с неожиданной твердостью.

- Ты не всегда будешь рядом с ним, Веста, ослабишь внимание и я тут как тут…

Фейри ощутил себя кроликом под взглядом удава, не возможно было пошевелиться, когда Уура снова уставилась на него. Открытый портал в Котел вдруг напомнил о себе и поляна утонула в жутком пронизывающем вое банши. На плечи надавила неведомая сила, что-то едва уловимое появилось совсем рядом, парню показалось, что если он на это посмотрит, это будет последнее, что он сделает, но он не смог сопротивляться. В поле зрения попал белоснежный подол, усыпанный тонкой кружевной вышивкой и крохотными блестящими жемчужинами. Существо сделало шаг и на мгновение мелькнул такой же белоснежный хвостик от длинной до пола толстой косы. От незнакомки рвалась дикая никак неопределимая энергия. Серая она или темная – настолько мощная, что не возможно понять какая.

- Не смотри, не смотри не нее, - прошептала Валентинка, когда Брут попытался поднять голову и понять кто явился им на помощь.

Уура взглянула на нового соперника и ее лицо исказилось от ужаса.

- Прочь, - голос незнакомки, прозвучал погребальным колоколом, гулким и пробирающим до костей липким ужасом. Брут затаил дыхание понимая, что если этот голос будет обращен против него он умрет на месте, так затрепетала душа, что захотелось закопаться на месте под землю. Уура пронзительно взвизгнула и вдруг пропала с поляны, а следом за ней и Котел вместе с его устрашающим жильцом и леденящим душу хором банши.

***

Ли выпрыгнул из пространства и едва не упал, заскользив на как следует утоптанной площадке для занятий. Сердце остановилось от ужаса, когда он увидел Брута с Валентинкой. Вся округа еще кипела от чужих колебаний силы и чья она стало ясно, как только удалось подлететь к детям.

- Валя, что она хотела? – девушка в этот момент помогала подняться Бруту, не справилась с распределением тяжести и дети завалились обратно, - подожди моя Снежинка, мне надо убедиться, что у него кости целы.

Ошарашенный происшествием Ли дрожащими руками вцепился в плече фейри и кое-как смог определить что вроде бы кости целы, но парню дико больно и настолько, что он встать сам не может.

- Уура хотела забрать Брута, убить… - Валя встретилась взглядом с Ли и ее голос дрогнул. С большим опозданием дошло, что сейчас произошло.

- А Смерть, что хотела? Что она вам сказала? – непонятно кто из этих двух страшнее, напавшая, или пришедшая на выручку.

- Она прогнала Ууру, а потом ушла, больше ничего не говорила и я на нее даже посмотреть побоялась, так страшно стало, пошевелиться не могла, - огромные перепуганные глаза девушки наполнились слезами, - Уура хотела забрать Брута… Я открыла Котел и позвала жнецов на помощь, а пришла Она. Я не знала, что так произойдет, что Смерть вообще когда-нибудь покидает Котел или нас духовидцев слышит.

Ли притянул к себе девушку, убедился, что она не ранена и позволил ей себя обнять, во время драки она не испугалась так сильно, как сейчас.

- Всё хорошо, Снежинка, ты правильно поступила, других вариантов не было и ты воспользовалась тем что есть. Давай доберемся до дома и осмотрим вас как следует, Бруту нельзя так долго на холоде находиться.

- Да, да, - Валентинка торопливо отстранилась, быстро отерла рукавом лицо и попробовала снова поднять фейри.

- Не опирайся на ногу, - велел Ли, перекидывая через плече вторую руку и подтягивая парнишку на себя. Тот не менее ошарашенный только кивнул и болезненно заохал стоило его только с места сдвинуть.

- Какой же ты тяжеленный стал, - буркнул опекун, с кряхтением взвалил на себя рыжего и торопливо посеменил к Хутору, стараясь не выпускать из поля зрения Валентинку.

Вот к чему его привел страх, он напрочь забыл о безопасности своих учеников и не будет в мире слов, чтобы выразить насколько Ли благодарен Валентинке. Если бы не она… если бы не ее смелость… Сейчас он бы возможно тащил труп, вместо насмерть перепуганного данумэ.

Девушка помогла с дверью, придержала голову фейри рукой, что бы он случайно затылком об косяк не ударился и намертво вцепилась ему в руку, стоило только его на диван положить. На учителя уставились две пары глаз: одни с верой в его целительскую силу, втора пара умоляла хоть немного сохранить им мужественности.

- Снежинка, завари нам чай погорячее и поищи что-нибудь очень-очень кисло-сладкое. Я лимоны в холодильнике видел, их нужно с сахаром перемолоть. Справишься?

- Да-да, конечно, - закивала она и бросилась на кухню выполнять просьбу.

- Можешь не сдерживаться, Валя тебя не услышит, - подсказал Ли и помог фейри снять ботинки, стоило только снова побеспокоить ногу и фейри зашипел и заохал вцепившись в бедро.

- Давай помогу снять, нужно осмотреть повреждение, прежде чем лечить.

Брут что-то выдавил из себя и закивал не сумев больше ничего сказать. Кое-как удалось избавиться от носков и снять тренировочные штаны. Взгляду опекуна предстал огромный с кровоподтеками ушиб. Перелома не было, только потому, что там под поврежденными мышцами бронебойная кость. Если бы Паучиха разогналась еще сильнее, эта кость бы разлетелась на куски. Фейрик успел сгруппироваться при ударе и подставил самую крепкую свою косточку, налети она на ребра или руки, перемолола бы все в кашу. Занятия у Ледяных явно не прошли в пустую. Ли убедился на несколько раз, что кости целы, поддержал парнишку за плече свободной рукой и аккуратно положив ладонь на ранение сосредоточился на себе.

- Тихо-тихо, на место все нужно поставить, - прошептал Ли, когда Брут вскрикнул и задрожал от боли, - дыши глубже, сейчас не будет болеть…

- Не-не забирай себе, - замотал рыжий головой, - я потерплю.

- Ну как скажешь, да тут и болеть нечему, всё уже на местах. Еще где-то беспокоит?

- Кажется нет, - выдавил из себя парнишка делая более глубокие вдохи и постепенно приходя в себя.

- От такого удара лучше всего увернуться, - посоветовал опекун, - я изучил твою память пока лечил, бросок был очень мощным, как столкновение с грузовиком. Но ты все равно молодец, не растерялся и принял удар бедром. И реакция у тебя гораздо выше, чем раньше.

Страх постепенно сменился счастьем, что беда миновала, а еще гордостью за своих учеников. Валя в опасной ситуации проявила смелость, которая сразу и не видна в очень робкой и стеснительной девушке. А фейри сделал все, чтобы избежать смерти и не стоял столбом перед чудовищем, а действовал как и положено: уклонялся от ударов, принял помощь Валентинки и Котла. Парнишка крепко держится за жизнь, пройдя столько испытаний.

Брут без возражений позволил себя осмотреть. Ли убедился, что повреждение устранено, проверил на всякий случай спину, поискав там паучью метку, метнулся наверх и помог рыжему влезть в теплый вязанный костюм. К этому времени и Валентинка подоспела с чаем и лимонным вареньем на скорую руку. На девушке не царапины, не синяка, не смотря на то, что Уура пыталась опрокинуть ее защиту и несколько раз сбивала духовидицу с ног.

- Марты еще два месяца проведут в таком режиме, не безопасно тебе здесь одному, - тщательно всё обдумав произнес Ли. Брут расслабившийся было от вкусного варенья настороженно уставился на опекуна. Опять к Ледяным? Куда еще? С собой не возьмет, на Хуторе без надзора теперь точно больше не оставит. Корин занят, до сих пор исследует лес вместе с Шамаром. Свободных нянек нет.

- Денис вчера говорил, если станет опасно, или хотя бы скучно, что бы я перебрался к Олегу и остальным, с домом ничего не случится страшного, - вынужден был признаться он. Марты изредка приезжают сюда ночевать, хочется, что бы их встретил теплый дом, сытный ужин. И каждый раз, когда они здесь, они беспокоятся, что фейри тут один, в течении дня постоянно звонят, справляются, как у него дела.

- Он прав, - кивнул Ли.

- Мне было приятно, что Марты доверили мне приглядывать за домом. Ты отправишь меня сегодня к остальным?

- Нет, никто не знает, что случится, если вы снова останетесь одни. Детишки и Машины пожилые родители Паучихе не помеха. Там она до вас легко доберется.

- Советник Ру-Чен каждый раз при встрече говорит, что рад мне и я могу приходить в клан когда захочу. Он наверняка будет не против повидаться с Валей.

- Нет, ребята, побудете пока у Талу. К учебе близко и я могу там за вами присматривать. Скоро из-за Шавалы придется надолго прописаться в логове демонов.

- К Талу?! – не поверил ушам фейри. Провести несколько недель в компании темной шайки во главе с Минотавром?!

- Да-да, ты все правильно услышал, и можешь не сдерживаться, не корчи рожи, - ухмыльнулся Ли, когда Брут из-за всех сил попытался скрыть восторг от такого предложения. Мало того, что с опекуном рядом, так еще и ночной клуб, и целый набор редких и очень интересных демонов, да и дерево там сейчас.

- Ли, а как же Паша с Шамаром? Они сюда греться заходят? – замялась Валентинка, то поглядывая на Брута, то на входную дверь. Наверняка очень хочется с Брутом побыть, но тогда здесь друзья без обогрева останутся. К тому же, это Шамар сказал ей, при первом появлении странного призрака открывать портал, надо хотя бы спасибо сказать.

- Напишем записку, телепортируем Паше вместе с ключами от дома, твоей маме тоже позвоним, предупредим, - пожал плечами Ли, - собирайся Брут.

***

Шавала кое-как открыл глаза ощущая, что в комнате он больше не один.

- Ну, наконец-то мое самое большое разочарование соизволило глаза открыть, - хмыкнул мужчина, удобно расположившейся в кресле рядом с постелью.

Демон пошевелился, слегка развернул корпус и для сохранения формы в таком виде подложил под себя подушку.

- Спаси мой мир от наводнения, мелкий сквернословник? – удивлено вытаращил глаза мужчина и придвинулся ближе. Теперь стало видно какого цвета у него глаза – темно-зеленого, насыщенного изумрудного.

- Что ж тебя такого умного не было рядом когда я обложался, папа?

- Ты меня обвиняешь в своей неудаче!? – опешил мужчина вытянувшись в неестественное изумление.

- Конечно, ты же сейчас можешь вспомнить что тогда сам сплоховал?

- Я король своего государства, я отдал за него жизнь! - вскочил отец в гневе отбросив от себя кресло.

- Выбирай дауранский, или демонический, - предложил демон, рассматривая бегающего по комнате призрака прошлой жизни.

- Что за чушь ты несешь, сын-неудачник? – отец метнул взгляд в демона, поразмыслил и выбрал дауранский на всякий случай.

Шавала медленно перетек в сидячее положение, придерживая подушку на груди и ощущая, как опухоль медленно расправляется и опускается ниже. Отец выглядел именно таким, каким его запомнил сын в последний день: высокий крепкий мужчина с небольшой короной в форме трезубца, бирюзовый плащ и камзол темно-зеленого цвета расшитый русалочьим жемчугом. Эти бусинки – подарок от супруги в день свадьбы. Раньше Шавала никогда об этом не задумывался, но сейчас невольно усмехнулся предположив почему мать в первую брачную ночь наплакала мужу целую бадью редчайшего артефакта. Никак её разочарование было слишком велико.

- Насрать я хотел на твое самопожертвование, - отец невольно вздрогнул, замер на месте и заметно растерявшись уставился на сына,- король морского королевства, давай уточним что ты считаешь героического в своем поступке, когда смеешь упрекать меня в моем. Трехлетний сын, да ещё и перлит, с уже выбранной судьбой сирены, принца своего государства, вдруг остается без своего отца, когда над этим беспомощным ребенком все ещё сжимаются когти твоих врагов и теперь когда они убили своего предположительно сильного противника ничего не мешает уничтожить всё вокруг.

- Я защищал тебя! Я боролся за тебя! Ты неблагодарный выродок, просрал свою душу первому попавшемуся демону.

- Насрать на твою защиту и заботу, - сглотнул Шавала держась за подушку, - давай оценим твою защиту. Перед смертью, скотина ты крылатая, сбил мою суть. Решил сам за всех. Маги-оборотни мне помогут, но для этого ты сделал меня одним из них, чем навлек на целый клан нового врага – некромантов из Черона. В результате они смели мой мир, и гнали твоих братьев как диких зверей, вредили во всех мирах, где молодой вожак пробовал задерживаться. Будто у них без твоего вмешательства проблем не было!

- Ты уничтожил свой мир!

- В задницу тебя с твоими обвинениями, я никогда больше не буду жалеть о том что произошло когда-то. Как видишь меня сейчас больше беспокоит день насущный. И то… кто ты есть на самом деле? Этой короны и одежды уже нет давно, последний раз когда я их видел они сгорали вместе с телом моего отца. Пусть я был трехлетним ребенком, но я отлично помню своего отца, каждый прожитый день с ним, он никогда бы не явился ко мне с обвинениями. Ты дура каких свет не видывал. Кто же так играет? Как можно один и тот же прием использовать на враге, или жертвах, ещё и почти одновременно. Что бы один из них тебя смог раскусить? Ты хочешь попасться?

Шавала умолк когда к его лицу приблизилось нечто отдаленно напоминающее Наталью, которую так усердно ищет дампир.

- Ты выиграл, помнишь наш уговор? Куда тебя отнести? Куда-нибудь? – спросила она, снимая с плеча демона паутинку и с издевкой рассматривая его ранение, - мне кажется упиваться победой тебе недолго осталось. Хотя, учитывая твою живучесть…

Шавала вскрикнул, когда в него впилось шесть рук одновременно. В голове успел прошмыгнуть только уговор с этим существом. Они весь вечер протанцевали с русалкой и она безусловно выиграла. Он узнал ее, русалочья конспирация накрылась, а значит живой он ей не нужен. Клуб мгновенно пропал, когда эта тварь утянула его в пространство. Закинет она его в такое место, где ждет только смерть. К Дамбуну? По счастливой случайности король сейчас в обществе Верховного Советника и прочих переговорщиков. От других демонов он как-нибудь отвертится, заключит сделку или еще что-нибудь предложит взамен.

Каменный пол больно врезался в задницу и демон зажмурился с досадой прижимая к себе подушку, идиот не догадался подложить ее под более уязвимое место. Паучихи как не было, значит, считает, что забросила именно туда, где его сто процентов выпотрошат. Шавала торопливо изучил пол под собой – темный гранит, вроде бы даже из земных пород. За спиной – панели белого цвета и серия плотно поставленных друг к другу стеллажей со всевозможными вещами как будто сваленными в один общий ком. Или тут недавно был обыск или обитает некто с очень сложным подходом к слову порядок. Стоп! Очень сложный?! Шавала едва не взвизгнул, когда одна из стен шевельнулась и перед глазами предстал самый страшный кошмар в его жизни, который являлся в снах не реже самодовольно расплывшейся физиономии Огня, когда он так легко заполучил себе нового прислужника и целый мир в качестве основного блюда.

***

- Еще один котик, девочки, чур мой, - приятно защебетал голосок, стоило только Ли пропустить мимо себя Брута с Валей. Клуб кипел от русалок. Все столики забиты, кругом посетители и русалки, выпивохи и русалки, танцы, песни, флирт и снова хвостатые. Валя выпустила руку Брута и отступила, когда на фейри запрыгнула одна из этих рыбок.

- Эй, с бессонницей! Полегче с ребенком, - попросил Ли. Брут растерянно расставил руки не понимая куда их деть, чтобы не упасть в глазах Валентинки, которая все еще смотрела на него. Ли ухмыльнулся и отступил, позволяя ученику самостоятельно действовать. Стоило только шаг назад сделать и спина как будто загорелась от чьего-то пристального взгляда. Ли обернулся, так что бы одновременно видеть, что происходит вокруг учеников и с радостью обнаружил за спиной Регину. Сирена сегодня выбрала красное платье, отчего ее кожа казалась еще белее, а волосы чернее и контрастнее.

- Тебе идет красный, - игриво ухмыльнулся Ли, довольно изучая подругу.

- Так-так, котик, иди-ка сюда, - сирена прильнула к нему и внимательно прислушалась к принесенным запахам. Женщина, которая его касалась не опасна и как бы не хотелось придется с ней делиться. Как раздражительны порой эти мамаши! Второй запах более знаком. Котик его на себе постоянно носит. Регина отстранилась от Ли с любопытством изучая Валентинку. Девушка все еще держалась рядом, украдкой наблюдая за Брутом.

- Твоя ученица, котик? – мурлыкнула Регина пристально изучая душу перед собой. Удивительное построение энергии, резко отличающееся от всех здесь присутствующих. Потомка Весты видно сразу, эти уважаемые почти всеми существами богини, изредка еще встречаются в Лозе.

- Да, Валентинка и Брут пока побудут в клубе, мне только нужно переговорить с Талу. Он не занят сейчас?

- Свитки пересматривает, открыл проход в библиотеку в замке Серокты, жуткий вид из окна, котик, не люблю темные миры. Он тебя сейчас кстати зовет, срочное дело, - доложила Регина, все еще любуясь душой перед собой. Действительно Весты завораживают, прекраснейшие существа, - ступай, я пригляжу за молодыми.

Ли с сомнением отпустил Регину. Женщина скользнула к Валентинке, деликатно подхватила ее под-руку и повела обратно к Бруту, что-то торопливо шепча на ухо. Кругом такая тесная толпа существ, что кем бы Паучиха себя не возомнила, она не нападет открыто. Все это время она подгадывала более удобные места для атаки, избегая столпотворение. К тому же дети в надежных руках Регины, в их безопасности Ли не сомневался.

- Ли!!! – маг вздрогнул, едва успев закрыть дверь на втором этаже и очутиться в тихом коридоре жилой части клуба. Талу чем-то невероятно воодушевленный налетел на него едва с ног не сбивая.

- Что-то с Шавалой? – забеспокоился Ли, когда его крепко ухватили за локоть и поволокли по коридору.

- А размораживают, - отмахнулся хозяин демонов, протащил лекаря мимо двери пациента и впихнул в свой кабинет едва ли не силком.

- Да что тут происходит? – окончательно запутался он, когда заметил в любимом кресле Талу Базилика. Фейри на себя не был похож, чем-то дико расстроенный. Кто-то угостил его кружкой кофе и тот забравшись с ногами в кресло смотрел в одну точку куда-то мимо окна.

- Что случилось? – зарычал Ли, когда Талу его в очередной раз подергал за локоть, пытаясь что-то рассказать и кажется не зная с чего начать.

- Он из дома ушел, - прошептал демон возбужденно сверкая глазами, - мало того… От клана сам отсоединился! Ты понимаешь!?

- Что!? – Ли подпрыгнул на месте, ошарашенный новостью и опрометью бросился к фейри торопливо пытаясь отыскать на нем паучью метку и сообразить почему Базилик вообще никак на его присутствие не реагирует.

- Ай! – Ли с силой отволокли от Базилика и Талу снова навис над ним сверкая загребущими глазами, - пусти, вдруг его тоже Паучиха сцапала.

- Да не сцапала, я проверил, - нетерпеливо пояснил Талу, - он сам ушел и сказал, что хочет остаться здесь! Стать демоном! Фейри! Понимаешь!!!

Ли замер пытаясь переварить новость и хоть что-то возразить. Как вообще данумэ сам может отсоединиться от своих старших? Это можно сделать только силком и магией или если сама Королева так решает. Опять Игрэ чудить вздумала?!

- Может конечно, - отмахнулся Талу, когда перводемон со второй попытки попробовал объяснить Талу, что дети в клане не могут самостоятельно покинуть семью, только если их изгоняют. А Игрэ и Ру-Чен никогда не сделают такой ужасной вещи и не выбросят Базилика, он им обоим дорог и они его любят.

- Он стар и силен также, как и Ру-Чен, - пояснил демон, - он же первый ребенок Советника. Сколько тому сумасшедшему было? Пятьдесят лет? У них разница на мизинец по сравнению с тем сколько Ледяные существуют. Если бы не спячка и не массовая гибель, Базилик бы уже давно обзавелся собственным кланом. Сам посуди, Совиных кланов в Западном целых три, хотя корни у них от одного предка. Они же как в муравейнике, принцесса может покинуть клан и создать свой собственный если условия благоприятны и есть подходящий Советник. И дело даже не в этом! Он не хочет свой клан! Он хочет обращения!

- И ты решил, что я буду спокойно смотреть на то как ТЫ будешь его обращать!? – прошипел Ли, мгновенно распаляясь от ярости. Талу шарахнулся от Ли, недоуменно покосившись на зазвеневшие предметы в кабинете. Он часто его видит последнее время и кажется стал забывать, кто на самом деле этот вспыльчивый коротышка. А ведь это зло во плоти, Ярость и Пожиратель демонов в одной обманчиво безобидной на вид шкуре и играть с этой игрушкой надо очень-очень осторожно.

- Да что ты мысли читать разучился? – чертыхнулся Талу, - я рад не от того, что заполучу слугу-фейри, мне Хранитель вообще на Земле запретил обращения. Сам факт того что я получил разрешение на это важен не меньше самого слуги! Я первый! Это не всесильный Акварампас или этот козел Дамбун. А Талу! До этого еще никто не получал такого дозволения и еще никому не удалось склонить не одного фейри к обращению безнаказанно.

- С чего ты взял что Ру-Чен тебя не тронет? – поостыл немного Ли, сообразив, что если бы Талу собирался обратить Базилика, то не ждал бы его и не торопился поделиться такой грандиозной новостью.

- Да он там вот-вот утонет в собственных слезах, а то и в чем похуже, - хохотнул Талу, кивнув на Базилика, - было бы здорово, если бы этот крепыш остался здесь. Четырехстихийный демон, еще и фейри, мечта, а не слуга.

- Да-да, было бы здорово, извини, я от такой новости тебя не сразу понял, - извинился Ли, пожал руку сияющего от счастья Минотавра и не ощущая пола под собой от облегчения поскреб к Базилику на ватных ногах.

Фейри моргнул, когда из его руки забрали нетронутый кофе и с удивлением обнаружил перед собой участливое лицо Ли.

- Что он такое натворил, что ты решил уйти из дома?

- Всё перечислить? Или только последнее? – приподнял брови Базилик, с таким выражением как будто вообще ничего не произошло.

- Будь так добр, я конечно могу все прочитать, твое сознание всегда открыто для меня, но мне важно, чтобы ты все это вслух озвучил.

- Можно не принимать во внимание, что я нянчусь с ним едва мне пятьдесят стукнуло, - тяжко вздохнул Базилик. Он конечно погорячился, это очевидно и Талу заслужил его уважение теперь до конца Пути, что не воспользовался отчаянным помешательством Защитника. Кажется, впервые за тысячелетия у Базилика сдали нервы и он ощутил себя обиженным. Ру-Чен удивительная личность, всегда столько дел одновременно и еще больше идей, переваривать их не успеваешь. На то что бы его понимать правильно ушли горы времени. И еще больше что бы успевать за ним и быть правой рукой. Все это неважно и не обидно. Дело в том что Советник еще никогда не нарушал свое слово. А вот сегодня это сделал впервые. Всё началось давно и от этого сегодняшний поступок Ру ударил еще больнее. Кут был сыном Советника, и что-то пошло в нем не так с самого рождения. Он вырос завистливым и злым данумэ. Столько Базилик с ним проблем хлебнул и еще больше досталось когда Кутик обнаружил в себе жажду убивать. Он так хотел стать Защитником что совершил самое страшное преступление – убил данумэ. Арт молод по сравнению с Базиликом, потому что Кутик не справился с Защитником и набросился на более уязвимую цель – Наставника данумэ. Даже после этого Ру-Чен его не изгнал, все пытался вылечить недуг Кута, а тот убивал и убивал. До самого последнего момента, пока его не уничтожил молодой прислужник по имени Шавала. Ру-Чен был вне себя от ярости, преследовал этого прислужника с только ему присущей изобретательностью и настойчивостью. Наплевал на всю их конспирацию в какой-то момент едва не погубив клан целиком. Базилик, проявил всю свою силу и твердость и добился от Советника прекращения всех видов преследования прислужника, именно тогда Ру дал обещание, что оставит в покое Шавалу и забудет о мести. А вот сегодня этот похабный клоун каким-то образом оказался в лаборатории Ру-Чена и тот вместо того что бы переслать прислужника хозяину, решил исполнить месть. И как выяснилось, план мести он лелеял уже давно, раз подготовил оружие для ее исполнения.

- Так на сомом деле со мной можно поступать? Дать обещание, что бы я только заткнулся, а вместо этого потихоньку собирать оружие мести.

- С чего ты взял, что он готовил это оружие именно для Шавалы? – нахмурился Ли, непроизвольно похлопав Базилика по руке и слыша как за спиной тихонько шуршит клавиатура Талу, торопливо записывая историю Защитника.

- Он подписал ее: «замораживатель для Шавалы» - сокрушенно произнес Базилик.

- Вот неуёмное создание, так глупо спалиться, - хохотнул Талу.

- Я знаю, как это звучит для вас, мастер Талу, но я не привык, что бы мне лгали и так по детски одурачивали. Для меня слово Советника значит все, он никогда не обманывал данумэ и всегда был честен с нами, что бы не делал со всеми остальными, лично я был в курсе всех его затей и безумств.

- А что он тебе сказал, до того как ты ушел? – Ли посторонился, когда Базилик успокаивающе похлопал его по руке, привстал в кресле, расплел и спустил ноги, устраиваясь поудобнее и явно приходя в себя.

- Ничего сказать не успел, я отобрал оружие, прочел надпись, увидел бардак в лаборатории и погром, обнаружил глыбу льда, отсоединился и телепортировался с ледышкой сюда.

- С ледышкой!? – подскочил Ли и опрометью бросился к комнате Шавалы, - ужас какой!

Посреди комнаты стоял грандиозный монумент «месть Ру-Чена». Гурия отплясывающая вокруг него пылала в ярости, пытаясь растопить ледышку. Потолок утопал в глубоком клубистом тумане, ковер под ногами хлюпал, но льдина явно не сдавалась.

- Ты вовремя, котик, я до восьми солнц доходила, а эта штука только слегка оплавилась. Как ты думаешь, может взорвать ее? – язвительно заявила демоница, от раздражения то и дело размахивая хвостом с костяной пикой.

- Взрыв поможет, спорить не буду, вот только Шавала внутри тоже взорвется, - вздохнул Ли, внимательно всматриваясь в черный силуэт внутри куска. Вроде демон еще живой и свое спасение через врыв уж точно не одобрит.

- Гуря, позови, Мома сюда, у меня есть для него несколько срочных рецептов, когда мы этого клоуна оттуда достанем, его лечение начнется сразу и без заминок.

Демоница глубоко вздохнула, явно снижая собственную температуру и продолжая нервно вилять хвостом вышла из комнаты.

- Поможешь? – Ли вопросительно покосился на рядом пристроившегося Базилика, тот задумчиво притронулся к глыбе, будто прислушиваясь к чему-то и неуверенно кивнул.

- При какой температуре демоны могут погибнуть? – осторожно уточнил фейри.

- Лично мне и десять солнц не почем. Шавалу обратил Огонь, он сам по себе огненный, выдержит как-нибудь.

- Нет, Ли, я спрашиваю про минусовую температуру, - помотал головой Защитник похлопав лед по оплавленному боку, - тут все работает наоборот, нагревание не поможет. Ру знал, что Шавала огненный и примерные его пределы.

В комнату осторожно заглянул Мом и неуверенно косясь на Базилика прокрался к Ли, тот вынул из кармана свиток и вручил демоненку.

- Справишься с рецептами?

- Справлюсь, мастер Ли, все необходимое у нас есть, - кивнул Мом вчитываясь в свитки.

- Вот эти еще два сделай, тоже понадобятся. Коричник можно заменить шиповником, чем это будет пахнуть, после первых двух отваров Шавале будет уже до лампочки, - Ли протянул демоненку свой блокнот, подчеркнув еще два рецепта.

Мом прищурился пытаясь разобрать мелкий почерк и снова неуверенно покосился на постороннего.

- Мастер Ли, можно будет у вас спросить, через Гипноса?

- Конечно, извини за эту писанину, дауранское письмо у меня никогда не тянуло на превосходно, я открою сознание для него.

Ли полохматил макушку довольно сияющего демоненка и проводив его до двери вопросительно воззрился на Базилика, тот задумчиво оглядывал кусок с разных сторон, пытаясь оценить, как глубоко Шавала туда засел.

- Почти везде по одному метру. Возможно я успею убрать лед раньше, чем он окоченеет. Делаем Ли?

- А есть варианты? – пожал плечами лекарь.

- Заставить Ру это исправлять.

- Он его добьёт без вариантов и скажет, что так уж вышло, - ухмыльнулся Ли.

- Да уж, погонял он его по лаборатории, прежде чем попал, - тяжело вздохнул Базилик. Что толку злиться на Советника? Или обижаться. Не приятно он конечно поступил, но удивляться не стоит если Базилик до и после обещания принимал участие в тысячах игр куда более изощрённых и порой откровенно нечестных. К тому же свое наказание Ру уже получил, и Базлик не торопился восстанавливать с ним связь. Пусть еще немного в собственной вине повариться, а потом можно будет простить.

- Может тут недельку поживешь? – предложил Ли.

- Я готов подыграть! – в комнату вбежал очень собой довольный Талу, потирая руки и уже предвкушая интересную партию с Ру, - только, что звонил очень встревоженный мастер Анатолий и спрашивал не знаю я случайно где Базилик. Советника заперла королева в собственной комнате из соображений безопасности и тому лучше не становится. А когда он созреет, я готов с ним поторговаться, Базилик есть у него любимая игрушка, с которой он не за какие бы коврижки не расстался?

- Есть, это я.

Ли хмыкнул, заметив, как на лице фейри мелькнула улыбка.

- А есть вещь, прикарманив которую я не получу вызов от Пожирателя?

- Есть, маленькая отвертка с красной ручкой, к новой он будет привыкать очень долго, зная где она и за что там оказалась. Урок растянется на пару столетий, это я гарантирую, самолично подарю ему с какой-нибудь синей, или может с черной. Нет с зеленой, этот цвет он не очень любит.

- Договорились! – довольно закивал Талу, едва сдерживая себя, чтобы не схватить фейри и не расцеловать его.

- Рад что тебе хорошо Талу, но может мы продолжим? – напомнил о деле Ли, подступая ближе ко льду и прислушиваясь. Живучий демон все прекрасно слышал, окоченел до смерти и сейчас лишь безропотно ожидал спасения, готовый самолично отобрать эту треклятую отвёртку и вогнать ее обратно Советнику куда поглубже.

Базилик в последний раз обошел кусок и выбрав для себя наиболее подходящее место приложил ладонь поднимая чары. Ли поежился мгновенно ощущая, как резко кругом похолодало.

- Ну просто класс, - проворчал он, когда туман над головой неожиданно заморосил мелким снежком. Базилик выдохнул и под восторженное недышание мастера Талу снизил температуру еще на пару десятков градусов.

- А Региночка так может? – тихонько спросил он, когда Ли попятился от поползших по полу резных бугристых узоров.

- Тут все как с огненными у каждого есть предел, - пожал плечами Ли, - ну кроме Ледяных.

- Прямо сейчас я выяснил, что он у меня есть, - возразил фейри, выдохнул отпуская чары и поворачиваясь к Ли, - нужен Ру-Чен или точечный телепатический удар в это место, промажешь и Шавала умрет.

Ли недоуменно уставился на участок, куда указывал Базилик, ничего особенного, не точки, не пузырька. Куда бить-то? И почему телепатически, если кулаком проще?

- Глубина два сантиметра, прямо здесь, - пояснил Базилик, сообразив в чем заминка, попросил у Ли ручку и кое-как изобразил подобие мишени, - будет время, я тебе всё расскажу, а сейчас лучше поторопиться, пока этот шут там окончательно не замерз.

- Машина изощрённых хитростей, этот Ру-Чен, и почему ты от него раньше не свинтил, - хмыкнул Талу, наблюдая за фейри.

- За ним нужно приглядывать и как выяснилось еще пристальнее, чем я обычно делаю.

Ли некоторое время смотрел на мишень. Точечный удар, легко сказать, чем сделать. Он не мастер по телекинезу, Базилик уж точно это знает, сюда бы Варкуса, но тот скорее всего сделает все, чтобы Шавала оттуда не вышел. Этот идиот умудрился и отцу насолить своими глупыми шуточками. Глубина два сантиметра, крохотная точка, еще и под поверхностью, для телекинетика с шириной поражения до метра в диаметре, еще и с погрешностями в несколько сантиметров. В драке это не сильно мешает, ведь у противника не требуется яблоки с головы сбивать, достаточно ударить так что бы тот очутился в радиусе поражения. Разъяснения Базилика не требуются что бы понять, почему Ру-Чен придумал именно такую хитрость. Шавала огненный и сам бы не смог освободиться, а Ли хоть и водный, но не погодный, не может работать с такими низкими температурами как например Базилик. Но даже это хитрый Советник предусмотрел, наверняка уже после того как повстречал Ли. Запрятал слабое место этой ловушки так, что такой растяпистый телепат как Ли, не справиться с ударом и так или иначе доведет месть до конца. А мазь для Шавалы для отвода глаз сделал, ну что бы Базилик не в чем своего Советника не заподозрил, а наоборот заметив такой широкий жест ослабил бдительность.

- Отвертка должна быть ярко-салатовой, Базилик, - процедил Ли, всматриваясь в нужное место и пытаясь подавить ярость. Возможно у Генерала все-таки существует иная причина, по которой он так усердно, на протяжении стольких лет охотится за Ледяными, кроме мести за смену фаворитов у Творца. Пришлось усилием воли подавить в себе все бушующие эмоции, в данный момент в основном в адрес Ру-Чена, вспомнить все занятия с отцом и перебрать все свои удары, чтобы отыскать один единственный, когда ему удалось настолько точечно сосредоточится. На память сразу пришли случаи с мобильными устройствами. Он их подрывает практически не задумываясь, инстинктивно. Это подойдет, только сейчас пришлось осознать весь процесс и прислушаться к себе настолько, что стало слышно, как кровь по жилам носится. Один глубокий вдох, два удара сердца и… Удар!

Ли покачнулся, когда пол под ногами поехал, Базилик белой молнией метнулся к нему, успев поддержать и не позволить удариться при падении. Талу недоуменно замер на месте не понимая, что произошло и почему ледяная глыба все еще стоит на месте.

- Не получилось? – не уверено поинтересовался он и осекся рассматривая лед. Тот за секунды покрылся крохотной сеточкой и неожиданно осыпался мелкой крошкой, отпустив пленника на волю. Шавала скатился с горки и застыв в скрюченной позе подкатился к минотавру под ноги.

- Отогревайте его, как только очухается, влейте варево из свитка, выждать три часа, потом дать из моих записей сразу два отвара, дозировка там же, - процедил Ли, жмурясь от боли и пытаясь услышать, что говорит, сквозь оглушительный писк у себя в голове.

- Я знал, что у тебя получится, - подбодрил Базилик.

- И то что я после этого не подохну? – уточнил Ли.

- Конечно.

- Ты сын своего отца, Базилик, я скоро, - промычал маг, накрывая глаза рукой и ощущая, как за рукав потекла кровь из носа. А дальше тьма.




  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: shoor | 27 января 2016 | Просмотров: 811 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх