Ледяное пламя. Глава 11. Ночное свидание
Некоторые тайны эльфийского народа - до того, как наши герои покинут Солнечный лес...
Глава XI. Полуночное Ñвидание.
- Ðу, вроде бы оно в порÑдке, - пробормотала Ильвиллин, то ÑкладываÑ, то раÑправлÑÑ Ð±Ñ‹Ð²ÑˆÐµÐµ Ñломанным правое крыло, приÑлушиваÑÑÑŒ к Ñвоим ощущениÑм и пока что ничего, кроме легкой ÑкованноÑти в мышцах, не чувÑтвуÑ, - Ðе знаю, что за чары ваша целительница накладывала на Ñту мазь, но они Ñовершили наÑтоÑщее чудо! – и она негромко уÑмехнулаÑÑŒ, - Семь дней – и пожалуйÑта! Мое крыло Ñовершенно здорово!
- И не только оно, - улыбнулÑÑ Ð­Ð²Ð°Ð½, ÑÐ½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ñ‚ÑƒÐ³Ð¸Ðµ бинты и даже не морщаÑÑŒ от боли, - Ðаконец-то Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ вздохнуть полной грудью! – и он Ñ Ð½Ð°Ñлаждением потÑнулÑÑ, а Ильвиллин, улыбнувшиÑÑŒ, развернула оба крыла и, Ð´Ð»Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð±Ñ‹, пару раз взмахнула ими, едва не Ñломав хрупкую ограду воздушной площадки и поднÑв Ñильный ветер, чуть не Ñбивший Эвана Ñ Ð½Ð¾Ð³. ОÑтавшиÑÑŒ вполне довольной результатом, она уже хотела Ñложить их на Ñпине, но тут повернула голову к Ñвоему другу – и неожиданно, даже Ð´Ð»Ñ Ñамой ÑебÑ, ÑпроÑила:
- Ркак наÑчет полетать?
- Ðа тебе? – он изумленно на нее поÑмотрел.
- Ðу, а на ком же еще? – она уÑмехнулаÑÑŒ, - Ðе на тебе же!
- И ты… не боишьÑÑ?
- Я? – она презрительно наморщила ноÑ, - Я ничего не боюÑÑŒ! Рвот что каÑаетÑÑ Ñ‚ÐµÐ±Ñ…
- Тогда Ñ Ñ‚Ð¾Ð¶Ðµ не боюÑÑŒ, - он улыбнулÑÑ, - вот только… Ñ Ð½Ðµ привык ездить на… драконах. К тому же – без Ñедла. Знаешь, ÐºÐ°ÐºÐ°Ñ Ñƒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð³Ð»Ð°Ð´ÐºÐ°Ñ Ñпина!
- Я и не отрицаю, - фыркнула Ильвиллин, - Драконы, знаешь ли, не Ñозданы Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, чтобы ноÑить на Ñебе вÑадников, но, еÑли наловчитьÑÑ, то, Ñ ÑƒÐ²ÐµÑ€ÐµÐ½Ð°, и на моей гладкой Ñпине вполне можно уÑидеть. ДержатьÑÑ Ð¶Ðµ за Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ никто не запрещает! – и она легла на землю, выразительно глÑÐ´Ñ Ð½Ð° него блеÑÑ‚Ñщими золотыми глазами, в которых отражалиÑÑŒ поÑледние огни заката, плÑшущие выÑоко в небеÑах. И Ñльфу ничего не оÑталоÑÑŒ, кроме как Ñобрать в кулак вÑÑŽ оÑтавшуюÑÑ Ñƒ него храброÑÑ‚ÑŒ и подойти к драконихе. Она была почти в три раза выше, чем Ñамый крупный ездовой Ð±Ð°Ñ€Ñ Ð² Ðттарайе, и удержатьÑÑ Ð½Ð° ее Ñловно хорошо отлакированной чешуе было куда труднее, чем на пушиÑтой шкуре, но Эван Ñжал зубы, напомнив Ñебе, что уже ездил на ней. Правда, ему тут же припомнилÑÑ Ð¸Ñ… поÑледний полет и то, как неудачно он напоролÑÑ Ð¾ ее шейные шипы, однако он быÑтро прогнал Ñти воÑпоминаниÑ, и, поÑтавив ногу на оÑнование ее крыла, одним махом вÑкочил к ней на хребет, в лишенную шипов ложбинку между шейным и Ñпинным гребнÑми, прÑмо перед мощными оÑнованиÑми летательных мышц драконихи. К Ñлову, в воздухе, оÑобенно при вÑтречном ветре, Ильвиллин уÑиленно работала крыльÑми, и Ñедока ÑпаÑало только то, что дракон, будучи ÑущеÑтвом о шеÑти конечноÑÑ‚ÑÑ…, вынужден был размеÑтить Ñвои ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð·Ð° передними лапами, которые в полете были Ñовершенно неподвижны, но вот ÑохранÑÑ‚ÑŒ равновеÑие, когда Ñзади и Ñнизу Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚Ð¾ и дело толкают перекатывающиеÑÑ Ð¶Ð¸Ð²Ñ‹Ðµ клубки, не очень-то удобно! Во вÑÑком Ñлучае, даже у ловкого и проворного Ñльфа Ñто получалоÑÑŒ Ñ Ð½ÐµÐ¼Ð°Ð»Ñ‹Ð¼ трудом, и Эван тут же заÑвил об Ñтом драконихе. Та только плечами пожала – он едва уÑпел ухватитьÑÑ Ð·Ð° ее гребень, чтобы не ÑвалитьÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·.
- Я бы, конечно, могла поÑадить Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÐºÑƒÐ´Ð°-нибудь за крыльÑми, Ñкажем, на круп, но в таком Ñлучае Ñ‚Ñ‹ пропуÑтишь вÑе Ñамое интереÑное, и удовольÑÑ‚Ð²Ð¸Ñ Ð¾Ñ‚ полета получишь куда меньше. Ð Ñ, к Ñлову, вовÑе не горю желанием, чтобы Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñчитали лишь ÑредÑтвом передвижениÑ, так что намерена во что бы то ни Ñтало показать тебе, почему Ñ Ñ€ÐµÑˆÐ¸Ð»Ð° вÑе же поднÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð² воздух. Я буду ÑтаратьÑÑ Ð¿Ð¾Ð¼ÐµÐ½ÑŒÑˆÐµ шевелить крыльÑми, еÑли найду подходÑщие воздушные потоки, но до тех пор тебе придетÑÑ Ð¿Ð¾Ñ‚ÐµÑ€Ð¿ÐµÑ‚ÑŒ. Ðу что, Ñ‚Ñ‹ готов?
- Вроде бы… - протÑнул он, но драконихе Ñтого оказалоÑÑŒ доÑтаточно – она выпрÑмилаÑÑŒ во веÑÑŒ роÑÑ‚ и направилаÑÑŒ к краю наÑтила, а Эван ухватилÑÑ Ð·Ð° нее покрепче, готовÑÑÑŒ к взлету. ОглÑнувшиÑÑŒ, белый Ñльф увидел ÐалинÑар, что ÑтоÑла на леÑтнице, приÑлонившиÑÑŒ к перилам и Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° них… вот только потом ее лицо будто рухнуло в бездну, мощно захлопали драконьи крыльÑ, и Ильвиллин Ñтрелой вырвалаÑÑŒ из-под древеÑных крон, навÑтречу поÑтепенно темнеющему поÑлезакатному небу. Первые звезды приветливо подмигивали им ÑиÑющими глазами, багровое Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ ÑƒÐ³Ð°Ñало, пожираемое угольно-черным горизонтом, и то тут, то там в чаще зажигалиÑÑŒ огоньки раÑпуÑкающихÑÑ ÑльфийÑких цветов, так что было похоже, будто Ñамо небо отразилоÑÑŒ в широком море заÑыпающего Солнечного леÑа, а они, Ñльф и дракониха, вмеÑте летели неведомо куда, Ñвободные и Ñтремительные, как и ветер, ÑвиÑтевший под ударами могучих крыльев. Ильвиллин летела удивительно ровно и легко, без былого напрÑÐ¶ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð² мышцах, когда каждый взмах делалÑÑ ÐµÑŽ Ñквозь Ñилу, прорываÑÑÑŒ через Ñтену ÑопротивлÑющегоÑÑ Ð²ÐµÑ‚Ñ€Ð°, и Эвану она казалаÑÑŒ Ñкорее птицей, чем ÑущеÑтвом, длиною более чем в тридцать локтей от кончика ноÑа до кончика хвоÑта! Она то ÑнижалаÑÑŒ, почти каÑаÑÑÑŒ брюхом древеÑных крон, то вновь взмывала в небеÑа, поднимаÑÑÑŒ до тех пор, пока у ее привычного к морозу Ñедока не начинали от холода Ñтучать зубы. Ð’Ñкоре из-за туч показалаÑÑŒ Ð¼Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð°Ñ Ð»ÑƒÐ½Ð°, и Ñ‡ÐµÑˆÑƒÑ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¸Ñ…Ð¸, привольно танцующей Ñреди переменчивых воздушных потоков, заÑиÑла, отразив ее ÑеребриÑто-белый Ñвет. Даже Эван поÑтепенно оÑвоилÑÑ Ñ Ñтим новым Ð´Ð»Ñ ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ и немного оÑлабил Ñвою мертвую хватку на шее подруги, Ñ ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ и воÑторгом глÑÐ´Ñ Ð½Ð° мир Ñ Ð²Ñ‹Ñоты орлиного полета. Ветер трепал его длинные волоÑÑ‹ и бил в лицо, заÑтавлÑÑ Ñ‰ÑƒÑ€Ð¸Ñ‚ÑŒÑÑ, но он вÑе равно оглÑдывалÑÑ Ð¿Ð¾ Ñторонам, на луну, что ÑниÑходительно наблюдала за ними Ñо Ñвоего трона, на звезды, что казалиÑÑŒ куда ближе и Ñрче, чем Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸, на открывающиеÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·Ñƒ необъÑтные проÑторы, а Ñамое главное – он Ñмог ощутить наÑлаждение от Ñамого Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ð»ÐµÑ‚Ð°, Ñвободы от земного притÑжениÑ, и казалоÑÑŒ, что, хоть и находилÑÑ Ð² небе Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ñ Ð˜Ð»ÑŒÐ²Ð¸Ð»Ð»Ð¸Ð½, Ñам он Ñтал куда легче, Ñфемернее, воздушнее, что он превратилÑÑ Ð² Ñильфа, духа облаков… неземное, нереальное ÑущеÑтво. Рдракониха, и Ñама иÑÐ¿Ñ‹Ñ‚Ñ‹Ð²Ð°ÑŽÑ‰Ð°Ñ Ñходные чувÑтва, не Ñмогла долго ÑдерживатьÑÑ Ð¸ лететь оÑторожно – издав какой-то Ñтранный клекочущий рев, она выпиÑала в воздухе мертвую петлю, но Эван только заÑмеÑлÑÑ Ð² ответ, почему-то не подумав, что, упади он ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ð° землю – и ему наÑтал бы мгновенный конец. Однако пока что он падать ÑовÑем не ÑобиралÑÑ, и Ильвиллин, Ñловно Ð¿Ð¾Ð·Ð°Ð±Ñ‹Ð²ÑˆÐ°Ñ Ð¾ Ñвоем вÑаднике, выпиÑывала вÑе новые фигуры, раÑÑÐµÐºÐ°Ñ ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑми Ñтавший таким плотным и надежным, почти родным ночной воздух, и поÑтепенно Ð¾Ð±Ð»ÐµÑ‚Ð°Ñ Ð²ÐµÑÑŒ Солнечный леÑ, чтобы полюбоватьÑÑ ÐµÐ³Ð¾ краÑотой, заметной даже отÑюда. Река, Ð¿Ð¾Ñ…Ð¾Ð¶Ð°Ñ Ð½Ð° поток раÑплавленного Ñеребра, промелькнула внизу, привольно изгибаÑÑÑŒ между покрытыми деревьÑми берегами, а за ней началаÑÑŒ ÑовÑем Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð°Ñ Ñ‡Ð°ÑÑ‚ÑŒ ÑльфийÑкого города, которую Ð´Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑ Ñ‚Ð°Ðº и не решилиÑÑŒ до Ñих пор поÑетить, и не потому, что им Ñто запретили – проÑто здеÑÑŒ вечно царила Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð½ÐµÐ¾Ð±Ñ‹Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ð°Ñ‚Ð¼Ð¾Ñфера, что невольно наводила на мыÑль: врÑд ли будет вежливо ÑоватьÑÑ Ð² такое меÑто без разрешениÑ. Теперь же, ÑÐ¸Ð´Ñ Ð½Ð° драконьей Ñпине, Эван ÑÑно разглÑдел, что подвеÑных моÑтов, к которым они так привыкли, в Ñтом леÑу почти нет, а Ð´ÐµÑ€ÐµÐ²ÑŒÑ Ð²Ñ‹Ð³Ð»ÑдÑÑ‚ куда Ñтарше и величеÑтвенней. Ðаверное, Ñльфы проÑто не оÑмелилиÑÑŒ проÑить у них Ñ€Ð°Ð·Ñ€ÐµÑˆÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½ÐµÑти на Ñвоих ветвÑÑ… иные моÑÑ‚Ñ‹, кроме плетей лишайника и плюща, которыми те были гуÑто покрыты и ÑвиÑали почти до Ñамой земли. Дорожек здеÑÑŒ тоже было отноÑительно немного, и вÑе они Ñтоль непринужденно вилиÑÑŒ по земле, что ненамного отличалиÑÑŒ от обычных звериных троп – разве что были не такими узкими и чуть более ухоженными. Рвот были ли там дома – Эван так и не понÑл, потому что, еÑли и были, то уж больно иÑкуÑно маÑкировалиÑÑŒ под обычные деревьÑ, и Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ выÑоты различить их было проÑто невозможно. ОÑобо же привлекала внимание Ð½ÐµÐ±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ°Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ñна в Ñамой чаще, Ñтранно Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ñ‚Ð°Ñ Ð´Ð»Ñ Ð¡Ð¾Ð»Ð½ÐµÑ‡Ð½Ð¾Ð³Ð¾ леÑа, и Ñ ÐºÑ€ÑƒÐ³Ð»Ñ‹Ð¼, как монета, озером поÑередине, из которого на двоих друзей приветливо Ñмотрела еще одна луна. ИзÑщный моÑтик, плавно изгибающийÑÑ Ð¸ больше похожий на нечаÑнно упавшее в воду Ñтарое дерево или на ÑклонившийÑÑ Ñтвол плакучей ивы, заканчивалÑÑ Ð½ÐµÐ±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ¾Ð¹ беÑедкой, в ÑльфийÑком вкуÑе занавешенной пологом из вьющихÑÑ Ñ€Ð°Ñтений, но Ильвиллин вÑе равно разглÑдела, кто Ñидит в ней, задумчиво глÑÐ´Ñ Ð½Ð° воду – и, лукаво поÑмотрев на Эвана, промурлыкала:
- Ð Ñ Ð·Ð½Ð°ÑŽ, кто там!
- Только не вздумай!.. – тут же предупредил Эван, - Соблюдай такт, Ильвиллин. Она принцеÑÑа, а мы…
- ПринцеÑÑа! – фыркнула дракониха, - Так Ñ, пожалуй, тоже! ХотÑ… нет уж, хватит Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ñ‚Ð¾Ñ€Ð¾Ñтепенных ролей. Я, наверное, уже Ñтала королевой! – и, веÑело оÑкалив зубы, она Ñложила ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð¸ броÑилаÑÑŒ вниз в отвеÑном пике.
- Ильвиллин, не надо! – Эван что еÑÑ‚ÑŒ Ñилы вцепилÑÑ Ð² ее гребень, чувÑтвуÑ, что щеки ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð²Ñпыхнут, и никакой холодный ветер ему не поможет, - Ильвиллин! – но та, не Ð¿Ð¾Ð²ÐµÐ´Ñ Ð² его Ñторону ни единым ухом, продолжала Ñвое Ñтремительное падение, и лишь в Ñамый поÑледний момент резко раÑправила крыльÑ, точно ÑадÑщийÑÑ Ð¾Ñ€ÐµÐ», пару раз хлопнула ими и Ñ Ð¾Ð³Ð»ÑƒÑˆÐ¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ñ‹Ð¼ плюхом рухнула в озеро, тут же ÑƒÐ¹Ð´Ñ Ð¿Ð¾Ð´ воду. Впрочем, баловать Эвана и ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ð½ÐµÐ¾Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ´Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ купаниÑми она не Ñтала и, едва коÑнувшиÑÑŒ лапами пеÑчаного дна, тут же рванулаÑÑŒ наверх, вÑÐ¿Ð°Ñ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½ÑƒÑŽ толщу, как нож, пока, разодрав белыми крыльÑми воду, не вырвалаÑÑŒ на поверхноÑÑ‚ÑŒ и не Ñложила их. Огромные волны иÑказили Ñ€Ñбью гладь озера, а дракониха, Ð¿Ð¾Ñ…Ð¾Ð¶Ð°Ñ Ð² лунном Ñвете на огромного лебедÑ, негромко Ñказала:
- Привет тебе, принцеÑÑа.
- И тебе привет, Ильвиллин, - девушка улыбнулаÑÑŒ, - И тебе, Эвангор. Ðе ожидала Ñ Ð²Ñтречи Ñ Ð²Ð°Ð¼Ð¸ в Ñтоль поздний чаÑ.
- Прошу иÑкренне, проÑти наÑ, гоÑпожа, еÑли мы потревожили или помешали тебе, нарушив твое уединение, - торопливо Ñказал Эван, попутно пытаÑÑÑŒ отдышатьÑÑ Ð¸ ÑÑ‚Ñ€Ñхнуть Ñ ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ð¾Ð´Ñƒ – на его же ÑчаÑтье, он Ñидел, закутавшиÑÑŒ в плащ, и одежда его почти не промокла, а Ñ Ð±ÐµÐ»Ð¾Ð¹ шкуры вода ÑкатывалаÑÑŒ, как Ñ Ð³ÑƒÑиного пера, - ЕÑли тебе хотелоÑÑŒ проÑто побыть одной…
- Ðе Ñтоит извинÑÑ‚ÑŒÑÑ, - перебила его принцеÑÑа, - Я вам рада. Вижу Ñ, что крыло твое, гоÑпожа дракониха, здорово? Значит, вÑкоре вам придетÑÑ Ð¿Ð¾ÐºÐ¸Ð½ÑƒÑ‚ÑŒ Солнечный леÑ?
- Да, - кивнула Ильвиллин, - Ðо мы до конца Ñвоих дней Ñохраним памÑÑ‚ÑŒ о золотых Ñльфах и о великодушии и доброте их правительницы, что оказала Ñтоль теплый прием двум безызвеÑтным Ñтранникам, по чиÑтой ÑлучайноÑти оказавшихÑÑ Ð² ее владениÑÑ…, - поÑле чего она почтительно поклонилаÑÑŒ, - Мир и Ñлава Солнечному леÑу!
- Мир и Ñлава его жителÑм! – добавил Эван, тоже поклонившиÑÑŒ.
- Благодарю Ð²Ð°Ñ Ð·Ð° теплые Ñлова, - поклонилаÑÑŒ в ответ принцеÑÑа, - И, раз уж вы Ñтоль Ñкоро покидаете наÑ, может быть, напоÑледок вы ÑоглаÑитеÑÑŒ поÑетить и королевÑкий дворец, Приют Солнечного Света, чтобы по-наÑтоÑщему оценить краÑоту КельÑтаалÑ?
- Со вÑей нашей охотой, гоÑпожа, - ответил Эван, а дракониха ÑоглаÑно заурчала, и принцеÑÑа, Ñлегка улыбнувшиÑÑŒ, махнула рукой, Ð¿Ñ€Ð¸Ð³Ð»Ð°ÑˆÐ°Ñ Ð¸Ñ… Ñледовать за Ñобой к краю леÑа. Ð”ÐµÑ€ÐµÐ²ÑŒÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ ÑтоÑли очень плотно, и было не ÑовÑем понÑтно, пролезет ли здеÑÑŒ Ñльф, не Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ ÑƒÐ¶ о драконе, но, как оказалоÑÑŒ, Ñтроители КельÑÑ‚Ð°Ð°Ð»Ñ Ð¿Ð¾Ð·Ð°Ð±Ð¾Ñ‚Ð¸Ð»Ð¸ÑÑŒ и об Ñтом: принцеÑÑа положила ладонь на Ñтвол ближайшей ÑеребриÑтой оÑины, на долю Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ñ€Ð¸ÐºÑ€Ñ‹Ð² глаза – и кроны деревьев тут же зашумели, Ñловно по ним неожиданно пробежалÑÑ Ñильный порыв ветра, а Ñами они как бы раздвинулиÑÑŒ в Ñтороны, подернувшиÑÑŒ легчайшей магичеÑкой дымкой, и начали плавно менÑÑ‚ÑŒÑÑ. Будто из воздуха выткалаÑÑŒ и оплелаÑÑŒ толÑтыми древеÑными корнÑми Ð¿Ð°Ñ€Ð°Ð´Ð½Ð°Ñ Ð»ÐµÑтница, между маÑÑивными Ñтволами показалиÑÑŒ Ñтрельчатые окна, заÑтекленные где чиÑтым хруÑталем, прозрачным, точно вода в горном озере, а где и тонкими плаÑтами ÑнтарÑ, тоже без проблем пропуÑкающими внутрь лучи лунного Ñвета, поÑвилиÑÑŒ неизвеÑтно где до Ñтого прÑтавшиеÑÑ ÐºÐ°Ð¼ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ðµ Ñкульптуры и колонны, а Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ñ‚Ð¾Ð»Ð¾ÐºÐ¸ Ñтворчатых дверей, образованными Ð´Ð²ÑƒÐ¼Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ñ‡ÑƒÐ´Ð»Ð¸Ð²Ð¾ изогнувшимиÑÑ Ð±ÐµÑ€ÐµÐ·ÐºÐ°Ð¼Ð¸, развернулаÑÑŒ и плотной занавеÑью упала вниз волна гуÑтого плюща, причем какой-то оÑобой его разновидноÑти, цветущей даже ночью нежными Ñветло-золотиÑтыми цветами, вокруг которых беÑшумно порхали пушиÑтые мотыльки. ПринцеÑÑа же, как ни в чем не бывало, начала Ñпокойно подниматьÑÑ Ð¿Ð¾ леÑтнице, и при ее приближении крайние плети раÑтительной занавеÑи неторопливо обвилиÑÑŒ вокруг оÑтальных, точно ленты на шторах, раздвинув их в Ñтороны и впуÑтив ее внутрь, а уж вÑлед за ней направилиÑÑŒ и потрÑÑенные до глубины души гоÑти. Внутри дворца пахло цветами, березовыми лиÑÑ‚ÑŒÑми и ÑоÑновыми иголками, при Ñтом нимало не ÑÐ¾Ð·Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰ÐµÐ½Ð¸Ðµ надушенноÑти – запах был легок и приÑтен, он не приедалÑÑ Ð¸ не надоедал, а лишь Ñоздавал ощущение ÑвежеÑти. Пол был не каменный и не деревÑнный, а землÑной, покрытый мхом и гуÑтой короткой травой, образующими на нем причудливый мраморный узор из Ñветлых и темных пÑтен, и даже оÑтрые когти Ильвиллин каÑалиÑÑŒ его Ñовершенно беÑшумно, не Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ ÑƒÐ¶ о легких шагах ее Ñпутников. Потолок же и Ñтены во дворце был не Ñплошным, то и дело мерцание звезд и Ñлабое лунное ÑиÑние пробивалиÑÑŒ внутрь Ñквозь огромные окна, или, вернее, витражи, так что Ñльфы и вовÑе не могли беÑпокоитьÑÑ Ð¾ том, чтобы оÑвещать дворец, тем более что они прекраÑно видели и в темноте. Ðо у Ñтого народа, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, был небольшой клин по чаÑти оÑвещениÑ, и потому, помимо уже знакомых нашим друзьÑм цветов, гуÑто покрывших Ñтены, они иÑпользовали еще и небольшие драгоценные камни, ÑиÑющие на темном потолке в виде потрÑÑающе краÑивых узоров, отчего ÑоздавалоÑÑŒ ощущение, что они и вправду вышли под открытое небо, уÑыпанное мириадами звезд. Да и вообще, в любой детали интерьера чувÑтвовалÑÑ Ð½ÐµÐ¸Ð·Ð¼ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¹ природный Ñтиль, и Ñкульптуры, гобелены и картины, вÑтречавшиеÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ, хоть и были на диво прекраÑны, но тоже не кричали о Ñебе, а Ñпокойно впиÑывалиÑÑŒ в общий пейзаж, как и веÑелые ручейки, что то и дело пробегали по полу, иÑÑ‡ÐµÐ·Ð°Ñ Ð² Ñтенах, или леÑные цветы, непринужденно раÑпуÑтившиеÑÑ Ð¿Ñ€Ñмо на Ñвободных от мха пÑтачках земли. И вообще, в Ñтом дворце не вÑегда можно было понÑÑ‚ÑŒ, где дикий леÑ, а где обитаемое жилище, Ñозданное чьими-либо руками. К тому же, кроме золотых Ñльфов, тут хватало и других обитателей – во вÑÑком Ñлучае, Ильвиллин едва не Ñела, увидев впереди ÑÐµÐ±Ñ ÐºÑ€ÑƒÐ¿Ð½Ð¾Ð³Ð¾ пÑтниÑтого оленÑ, что Ñпокойно общипывал лиÑточки молодой оÑинки, даже не покоÑившиÑÑŒ в Ñторону драконихи. Ðадо Ñказать, ее Ñто неÑколько оÑкорбило, и она, вздыбив Ñвой гребень, негромко, но гневно зарычала, оÑкалив громадные клыки и Ñвно намекаÑ, что подобное неуважение может кое Ð´Ð»Ñ ÐºÐ¾Ð³Ð¾ веÑьма плохо кончитьÑÑ. И только тут, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, рогатый ее заметил – во вÑÑком Ñлучае, Ñвой куцый хвоÑÑ‚ он поджал очень натурально и, иÑпуганно мекнув, броÑилÑÑ Ð½Ð°ÑƒÑ‚ÐµÐº, разбраÑÑ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð¼ÑŒÑ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸, а Ильвиллин удовлетворенно фыркнула.
- Какие-то у Ð²Ð°Ñ ÑˆÐ°Ð»ÑŒÐ½Ñ‹Ðµ олени, - проворчала она, - ÐœÐµÐ½Ñ â€“ не замечать!
- ПроÑто они вообще мало кого замечают, - заÑмеÑлаÑÑŒ принцеÑÑа, - Мы Ñпециально приручили их так, чтобы они чувÑтвовали ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ðµ непринужденно, и они порой даже ухом не ведут, еÑли мы проходим мимо.
- Ðу, Ñо мной у них такой трюк не пройдет, - рыкнула дракониха, рванув когтÑми землю, и, улыбнувшиÑÑŒ, принцеÑÑа повела их дальше, Ð¿Ð¾ÐºÐ°Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¸Ð¼ одно помещение за другим и вÑе больше и больше удивлÑÑ. Была Ð³Ð»ÑƒÐ±Ð¾ÐºÐ°Ñ Ð½Ð¾Ñ‡ÑŒ, но Ñтражи видно почти не было – им вÑтретилÑÑ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ один патруль из троих выÑоких Ñльфов, вооруженных длинными ÑеребриÑтыми копьÑми, но они лишь почтительно откланÑлиÑÑŒ принцеÑÑе и невозмутимо прошеÑтвовали мимо, Ñловно и не заметив гоÑтей. Ильвиллин тут же повернулаÑÑŒ им вÑлед, готовÑÑÑŒ провеÑти еще один урок из курÑа «Как веÑти ÑебÑ, еÑли тебе на пути вÑтретилÑÑ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Â», но Эван Ð²Ð¾Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ ÐµÐµ оÑтановил, положив ладонь ей на плечо.
- Ðе надо, - негромко Ñказал он, - То, что они Ð½Ð°Ñ Ð½Ðµ оÑтановили, уже равноÑильно их приветÑтвию. Ðе оÑкорблÑй их.
- Как Ñкажешь, - она фыркнула, Ñделав вид, что поÑлушалаÑÑŒ только из Ñвоей любви к нему. Рбольше они никого не увидели, кроме мотыльков и бабочек, порхавших вокруг цветов и ÑветÑщихÑÑ ÐºÐ°Ð¼Ð½ÐµÐ¹. Лишь в одной комнате, Ñовершенно белой и Ñтранно выделÑвшейÑÑ Ð½Ð° фоне оÑтальных, Ñ ÐºÑ€ÑƒÐ³Ð»Ñ‹Ð¼, как луна, окном в потолке, Ñидел какой-то Ñльф и, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° Ñовершенно гладкое лицо, его волоÑÑ‹, как и у гоÑпожи ÐалинÑар, были цвета Ñтаринного Ñеребра, а в лунном Ñвете казалоÑÑŒ, что какой-то Ñтранный нимб Ð½Ð°Ð²Ð¸Ñ Ð½Ð°Ð´ его головой. Эльф Ñвно не Ñпал, но на них не обратил ни малейшего вниманиÑ, Ñо Ñкрещенными ногами ÑÐ¸Ð´Ñ Ð½Ð° пепельно-Ñером мху и глÑÐ´Ñ Ð½Ð° луну, что навиÑла прÑмо над ним. Он не пошевелилÑÑ Ð´Ð°Ð¶Ðµ тогда, когда Ильвиллин нечаÑнно задела его кончиком крыла, и дракониха, иÑкренне удивившиÑÑŒ, ÑпроÑила:
- И долго он так может проÑидеть?
- ЕÑли пожелает – то и целую вечноÑÑ‚ÑŒ, - улыбка принцеÑÑÑ‹ на Ñтот раз получилаÑÑŒ чуточку груÑтной, и она поманила их рукой, - Идемте. Я покажу вам нашу главную ÑвÑтыню – Ñамое Ñердце Солнечного леÑа.
- Рнам… можно?
- РазумеетÑÑ, вы же наши гоÑти, - заÑмеÑлаÑÑŒ та и повела их вперед, пока коридор не вывел их в центральную залу дворца. Размеры ее потрÑÑали – поÑмотрев наверх, Ильвиллин заÑомневалаÑÑŒ, Ñумеет ли добратьÑÑ Ð´Ð¾ потолка, даже воÑпользовавшиÑÑŒ помощью Ñвоих крыльев. И напоминала она Ñамую наÑтоÑщую леÑную полÑну. Ðа противоположном ее конце мерно шумел довольно выÑокий и могучий водопад, похожий на Ñтену из ÑтруÑщихÑÑ ÑеребриÑÑ‚Ñ‹Ñ… потоков, потолок был ÑтеклÑнный, круглый, как купол и покрытый иÑкуÑной золотой наÑечкой, а в Ñамом центре залы, на оÑтрове, образовавшемÑÑ Ð¿Ð¾Ñреди небольшого озера, ÑтоÑло громадное дерево. Это был дуб, огромный, величеÑтвенный, мощный, выÑотой в Ñобор, Ñ ÑˆÐ¸Ñ€Ð¾ÐºÐ¾Ð¹ и развеÑиÑтой кроной, раÑпроÑтершейÑÑ Ð½Ð°Ð´ землей, точно облако, Ñ Ð¸ÑполинÑкими ветвÑми, ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð°Ñ Ð¸Ð· которых по толщине не уÑтупала колонне древнего храма, а Ñтвол был наÑтолько маÑÑивен, что ÑоздавалоÑÑŒ ощущение, будто ÑÐ¾Ñ‚Ð½Ñ Ñ‚Ñ‹ÑÑчелетних деревьев ÑроÑлаÑÑŒ воедино. РÑдом Ñ Ñтим иÑполином вÑе оÑтальные деревьÑ, будь то ÑÑ‚Ñ€Ð¾Ð¹Ð½Ð°Ñ ÑоÑна или Ð¿Ð¾Ñ‡Ñ‚ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð±ÐµÑ€ÐµÐ·Ð°, казалиÑÑŒ тонкими, Ñлабыми, беззащитными Ñаженцами, только-только показавшимиÑÑ Ð¸Ð· земли и узнавшими, что такое Ñолнечный Ñвет. ГигантÑкие корни дерева, не удовлетворенные отведенным им проÑтранÑтвом оÑтровка, протÑнулиÑÑŒ под водой на вÑÑŽ залу, и даже драконихе пришлоÑÑŒ через них перепрыгивать, Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ð³Ð°Ñ Ñебе взмахами крыльев. Эван же Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½Ñ†ÐµÑÑой проÑто взобралиÑÑŒ на один такой корень и ÑтоÑли там, любуÑÑÑŒ царÑтвенной громадой колоÑÑального дерева.
- Сколько же ему лет? – Ñ Ð²Ð¾Ñхищением ÑпроÑил Эван, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° него.
- Ðикто не знает, - принцеÑÑа пожала плечами, - Ðо оно Ñтарше вÑех деревьев леÑа. Еще до того, как наши предки пришли Ñюда, оно уÑпело увидеть зарю и закат не одного Ñ‚Ñ‹ÑÑчелетиÑ, а наша Ð¼Ð°Ð³Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ð³Ð°ÐµÑ‚ ему жить и дальше, Ð¾Ð±ÐµÑ€ÐµÐ³Ð°Ñ Ð¸ Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‰Ð°Ñ Ð²ÐµÑÑŒ Солнечный леÑ, - девушка оÑторожно и нежно коÑнулаÑÑŒ Ñкладки коры дерева и провела по шершавой поверхноÑти узловатого корнÑ, - ВеÑÑŒ мой род, Ð½Ð°Ñ‡Ð¸Ð½Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ первого нашего королÑ, Фальмерула, и ÐºÐ¾Ð½Ñ‡Ð°Ñ Ð­Ð¼Ð¸Ñ€Ð°Ð½Ð³Ð¾Ð¼, моим отцом и ныне здравÑтвующим королем моего народа, венчалиÑÑŒ на правление под его Ñенью, тем Ñамым Ð¿Ð¾Ð»ÑƒÑ‡Ð°Ñ Ð½ÐµÐ¼Ð¾Ðµ благоÑловение Сердца ЛеÑа. Видите? – и она указала на Ñтвол и ветви дерева, Ñловно обвитые жемчужными нитÑми крохотных огоньков, Ñоздающими на темной, почти черной коре леÑного патриарха тончайшую вуаль переливающегоÑÑ Ñвета. Сперва Эван не понÑл, что же она имела в виду, но потом, приÑмотревшиÑÑŒ, увидел, что цепочки Ñти ÑкладываютÑÑ Ð² руны ÑльфийÑкого Ñзыка, а руны – в имена.
- Ð’Ñе наши предки поÑле Ñвоей Ñмерти вÑелÑÑŽÑ‚ÑÑ Ð² Сердце и ÑтановÑÑ‚ÑÑ Ñ‡Ð°Ñтью Солнечного леÑа, - тихо прошептала принцеÑÑа, - И в начале года, в первое его полнолуние, они поÑвлÑÑŽÑ‚ÑÑ Ð½Ð° глаза и водÑÑ‚ хороводы вокруг Ñтого дерева… говорÑÑ‚, что в такую ночь оно ÑтановитÑÑ Ð¿Ð¾Ñ…Ð¾Ð¶Ð¸Ð¼ на выточенную из хруÑÑ‚Ð°Ð»Ñ Ð¸ лунного Ñвета Ñкульптуру.
- Ð Ñама Ñ‚Ñ‹ никогда не видела его таким? – ÑпроÑила Ильвиллин, броÑив идею обойти вÑе дерево кругом и возвращающаÑÑÑ Ðº ним, Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¿Ñ€Ñ‹Ð³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð½Ñ Ð½Ð° корень, а принцеÑÑа Ñлегка улыбнулаÑÑŒ.
- Ðет. Ð”Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ Ñта ночь ÑвÑщенна, и только король, в первое полнолуние поÑле начала Ñвоего правлениÑ, имеет право увидеть танец духов. Ð’ Ñту ночь он вÑтречаетÑÑ Ñо Ñвоими предками, которые наÑтавлÑÑŽÑ‚ его и дают Ñилы веÑти Ñвой народ за Ñобой. И потому Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ лишь надеÑÑ‚ÑŒÑÑ, что когда-нибудь вÑе же увижу Ñто ÑобÑтвенными глазами. Как мой отец.
- Ргде он ÑейчаÑ? – ÑпроÑила дракониха, мÑгко приземлившиÑÑŒ на ÑоÑедний корень, - Где-то в КельÑтаале?
- Ðет, конечно, иначе он бы, а не Ñ, вÑтретил ваÑ. Отец мой отправилÑÑ Ðº границам Солнечного леÑа, чтобы убедитьÑÑ, что опаÑноÑти нет… конечно, Ñто Ñкорее традициÑ, Ñтарый обычай, чем дейÑтво, вызванное реальной угрозой, но мы уважаем заветы предков, и потому Ñледуем их наÑтавлениÑм. Он Ñкоро должен вернутьÑÑ, потому Ñ Ð¸ раÑÑтроена, что вы уходите. Уверена, он был бы очень рад Ñ Ð²Ð°Ð¼Ð¸ познакомитьÑÑ.
- Тогда, возможно, мы навеÑтим ваÑ, когда будем возвращатьÑÑ Ð´Ð¾Ð¼Ð¾Ð¹, - Ñказала дракониха и, пригнувшиÑÑŒ, одним Ñкачком Ñпрыгнула вниз, довольно тихо приземлившиÑÑŒ на пружинÑщий леÑной мох, - Ðо завтра, на закате, думаю, мы уже должны отправитьÑÑ Ð² дальнейший путь. ÐœÐµÐ½Ñ Ñ‚Ð°Ðº и Ñ‚Ñнет на юг, аж ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ñ‡ÐµÑˆÑƒÑ‚ÑÑ! РтебÑ, Эван?
- Тоже, - он улыбнулÑÑ Ð¸ изÑщно Ñпрыгнул на землю Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹, - К тому же, теперь Ñ‚Ñ‹ можешь лететь, и Ñто значительно облегчит и уÑкорит наше перемещение, так что мы быÑтрее доÑтигнем цели.
- Именно, - она веÑело щелкнула зубами и взмахнула хвоÑтом, едва не попав по голове принцеÑÑе, что именно в Ñтот момент ÑпуÑтилаÑÑŒ вниз.
- Ðу что ж, - девушка Ñ Ð¸Ñкренним Ñожалением вздохнула, - Удерживать Ð²Ð°Ñ Ð¼Ñ‹ не Ñмеем… ПризнатьÑÑ Ñ‡ÐµÑтно, Ñ Ð±Ñ‹ и Ñама Ñ ÑƒÐ´Ð¾Ð²Ð¾Ð»ÑŒÑтвием отправилаÑÑŒ вмеÑте Ñ Ð²Ð°Ð¼Ð¸, но, увы, у Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ Ñвои обÑзанноÑти, и Ñ Ð½Ð¸ÐºÐ°Ðº не могу ими пренебречь. Ðо вÑе же Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ вам. Мы Ñнабдим Ð²Ð°Ñ Ð²Ñем необходимым Ð´Ð»Ñ Ñтоль долгого и трудного пути.
- Доброта Ñ‚Ð²Ð¾Ñ Ð½Ðµ знает границ, гоÑпожа, - Эван отвеÑил почтительный по-клон, вежливый, но Ñовершенно Ñпокойный. Ильвиллин же чуть заметно уÑмехнулаÑÑŒ, но Ñумела Ñохранить невозмутимый вид. Дальше разговор как-то не клеилÑÑ, и вÑÑ Ñ‚Ñ€Ð¾Ð¸Ñ†Ð° молча покинула центральную залу. Эван выходил поÑледним, и, прежде чем выйти за порог, он не удержалÑÑ â€“ оглÑнулÑÑ Ð½Ð°Ð·Ð°Ð´. ИÑполинÑкий дуб вÑе так же молчаливо ÑтоÑл поÑреди полÑны, и ни один из Ñотен Ñ‚Ñ‹ÑÑч лиÑтьев на его необъÑтной короне не шелохнулÑÑ, но… Может быть, белому Ñльфу Ñто и привиделоÑÑŒ, но в какой-то миг он увидел, как одно из беÑчиÑленных имен на коре дерева вÑпыхнуло чуть Ñрче оÑтальных, и от него облачком легкого тумана отделилÑÑ Ð½ÐµÑÑный ÑилуÑÑ‚, тень молодой Ñльфийки. Едва Ñлышно вздохнув, она облетела вокруг морщиниÑтого Ñтвола, мимолетно Ñкользнув по Эвану незаинтереÑованным взглÑдом, поÑле чего иÑчезла, раÑÑыпавшиÑÑŒ крохотными иÑкрами, и наш герой, чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ очень уютно, поÑпешил покинуть залу. Ильвиллин вÑтретила его вопроÑительно приподнÑтой бровью, но он лишь чуть заметно дернул плечом, и дракониха, понÑв, что он ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ðµ в наÑтроении ей объÑÑнÑÑ‚ÑŒ, тактично промолчала. ПринцеÑÑа же тем временем вела их по другому крылу дворца, и здеÑÑŒ тоже хватало чудеÑ, чтобы, не отрываÑÑÑŒ, ими любоватьÑÑ. Чего, например, Ñтоила комната, в которой Ñтены были зеркальные, и из пола непрерывно били Ñтолбы криÑтально чиÑтой воды, иÑчезающие где-то в потолке и обвитые Ñпирально выгнувшимиÑÑ Ð·Ð¾Ð»Ð¾Ñ‚Ñ‹Ð¼Ð¸ оградками, гуÑто оплетенными темно-зелеными раÑтениÑми Ñ ÑƒÐ·Ð¾Ñ€Ñ‡Ð°Ñ‚Ñ‹Ð¼Ð¸ лиÑÑ‚ÑŒÑми, и каждый ÑветÑщийÑÑ ÐºÐ°Ð¼ÐµÐ½ÑŒ, вправленный в Ñтены или в потолок, порождал Ñвою ÑобÑтвенную радугу! Ðо больше вÑего друзьÑм понравилÑÑ Ñад, где роÑли Ñамые разнообразные цветы вÑех форм, размеров и оттенков. Видимо, золотые Ñльфы были, к тому же, еще и великолепными Ñадоводами, и здеÑÑŒ, в Ñтой огромной оранжерее, были Ñобраны краÑота и аромат вÑего раÑтительного мира. Клумбы, к Ñлову, имели довольно причудливую форму, и Ильвиллин Ñ Ð­Ð²Ð°Ð½Ð¾Ð¼ долго не могли понÑÑ‚ÑŒ, в чем же тут дело, но потом, чуть не подпрыгнув от озарившей ее догадки, дракониха взмахнула крыльÑми и броÑилаÑÑŒ в воздух, тут же воÑкликнув:
- Карта! Да Ñто же карта вÑего нашего мира! Вот Северные горы… вот Дулмангур… а вот и Мор-Дельгур, Эван! ЗдеÑÑŒ же веÑÑŒ наш путь можно проÑледить, от начала до конца! Как вы только умудрилиÑÑŒ такое Ñотворить? Это же проÑто потрÑÑающе!
- Это гордоÑÑ‚ÑŒ вÑего КельÑтаалÑ, - улыбнулаÑÑŒ принцеÑÑа, - ЗдеÑÑŒ, в Ñтом дворце, цветы живут очень долго и не увÑдают, а мы ÑохранÑем их краÑоту год за годом, не Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ ÐµÐ¹ поблекнуть.
- Удивительно! – Ильвиллин кружила над Ñтой гигантÑкой клумбой, разглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÐ°Ñ€Ñ‚Ñƒ и поражаÑÑÑŒ трудолюбию и терпению ее Ñоздателей, - Рмагией вы при ее Ñоздании не пользовалиÑÑŒ?
- Ðет. РазумеетÑÑ, Ñто облегчило бы нам работу, но в чем же тогда ÑмыÑл творениÑ? Куда интереÑнее Ñоздать что-нибудь Ñвоими руками, чем добитьÑÑ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾ же результата Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ñ‰ÑŒÑŽ лишь дюжины магичеÑких Ñлов! ПоÑтому мы довольно редко пользуемÑÑ Ð²Ð¾Ð»ÑˆÐµÐ±Ñтвом, Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ð¿Ð¾Ñ‡Ð¸Ñ‚Ð°Ñ Ð´Ð¾Ð±Ð¸Ð²Ð°Ñ‚ÑŒÑÑ Ð¶ÐµÐ»Ð°ÐµÐ¼Ð¾Ð³Ð¾ Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ñ‰ÑŒÑŽ ÑобÑтвенных Ñил и фантазии.
- Ð, Ñто вроде того, что можно поймать Ð¾Ð»ÐµÐ½Ñ Ñамой, а можно проÑто ÑпуÑтить на него лавину и выкопать тушу из-под Ñнега, - фыркнула Ильвиллин, - ÐœÑÑо одно и то же, а вот Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾Ñ‚ охоты разные.
- Ðу, можно и так Ñказать, - улыбнулаÑÑŒ принцеÑÑа, - ÐœÐ°Ð³Ð¸Ñ â€“ Ñто, конечно, удобно, но еще и жутко Ñкучно, еÑли ею злоупотреблÑÑ‚ÑŒ!
- Здорово, - заключила дракониха и, Ñложив крыльÑ, аккуратно приземлилаÑÑŒ Ñ€Ñдом, поÑтаравшиÑÑŒ не повредить ÑоÑедние клумбы, - Эван, не хочешь взглÑнуть Ñверху? Там открываетÑÑ Ð¿Ð¾Ñ‚Ñ€ÑÑающий вид!
- Да нет, ÑпаÑибо. Я и так знаю, что Ñтот Ñад чудеÑен.
- Откуда же?
- ПроÑто под приÑмотром Ñтоль прекраÑной хозÑйки, - он поклонилÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½Ñ†ÐµÑÑе, - не может быть ничего, что не радовало бы глаз.
- СпаÑибо за добрые Ñлова, - прошептала та, Ñвно ÑмущеннаÑ, и от Ñтого Ñтала только очаровательнее. Ильвиллин Ñлегка улыбнулаÑÑŒ, едва ÑÐ´ÐµÑ€Ð¶Ð¸Ð²Ð°Ñ ÑƒÑмешку – ÑÐ¸Ñ‚ÑƒÐ°Ñ†Ð¸Ñ ÑкладывалаÑÑŒ довольно забавнаÑ. Он – Ñльф, она – Ñльфийка, и, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, он ей нравитÑÑ, но она принцеÑÑа, и ее Ñто Ñвно отпугивает, ну, а он… он ее и вовÑе не замечает, а еÑли бы она ему и нравилаÑÑŒ, он бы навернÑка не Ñмог бы и Ñлова Ñказать ей без того, чтобы не покраÑнеть до Ñамых ушей. Эта мыÑль вÑе еще заÑтавлÑла дракониху потихоньку улыбатьÑÑ, даже когда они вÑе же покинули зачарованный Ñад, и принцеÑÑа повела их дальше, пока они не оказалиÑÑŒ в приличных размеров зале Ñо ÑтеклÑнным потолком, откуда, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° поздний чаÑ, доноÑилÑÑ Ð·Ð²Ð¾Ð½ оружиÑ. Ильвиллин изумленно выгнула брови, поÑмотрев на принцеÑÑу, но та лишь улыбнулаÑÑŒ и провела их внутрь через чуть приоткрытую дверь. Ð’ зале был только один Ñльф, уже не молодой, но и не то чтобы очень Ñтарый – во вÑÑком Ñлучае, до Ñедых Ð²Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¾Ð½ еще не дожил. Он был обнажен по поÑÑ, а его длинные волоÑÑ‹ были ÑвÑзаны в пучок на затылке, и лишь неÑколько коротких прÑдок, промокших от пота, били его по лбу, оÑтавлÑÑ Ð½Ð° коже влажные Ñледы. Ðо, что Ñамое удивительное – его глаза покрывала Ð¿Ð»Ð¾Ñ‚Ð½Ð°Ñ Ð±ÐµÐ»Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð²Ñзка, и он был практичеÑки Ñлеп, но его Ñтот факт, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, ничуть не Ñмущал. Лунный Ñвет, льющийÑÑ Ñквозь огромные окна, броÑал на пол причудливое формы пÑтна, и незнакомец, то поÑвлÑÑÑÑŒ на них, то иÑÑ‡ÐµÐ·Ð°Ñ Ð² тенÑÑ…, Ñкакал по вÑему залу, как ошалевший по веÑне заÑц. Сперва Ильвиллин даже не понÑла, чем он, ÑобÑÑ‚-венно занÑÑ‚, но тут луна Ñрко вÑпыхнула на чем-то блеÑÑ‚Ñщем, и дракониха увидела в руке Ñльфа длинный узкий меч Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐºÑ€Ð°Ñным узорчатым лезвием, покрытым иÑкуÑной гравировкой. И по тому, как его держал, было ÑÑно, что он его взÑл не только ради краÑоты – Ñто был наÑтоÑщий воин, и великолепный клинок полыхал и плÑÑал в его ладонÑÑ…, точно змеÑ, ÑÑ…Ð²Ð°Ñ‡ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð·Ð° хвоÑÑ‚, наноÑÑ Ñ‚Ð¾ режущие, то колющие удары, то Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ…Ð¾Ð´Ñ Ð² защиту, а то и вновь броÑаÑÑÑŒ в атаку на невидимого противника. Даже Ильвиллин, от ноÑа до хвоÑта Ð·Ð°ÐºÐ¾Ð²Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð² Ñамые лучшие в мире доÑпехи и Ð²Ð¾Ð¾Ñ€ÑƒÐ¶ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ ÑовÑем не маленькими клыками и когтÑми, почувÑтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð½ÐµÑколько неуютно в приÑутÑтвии Ñтого бойца.
- Он Ñловно видит Ñвоих врагов, - заметила она негромко.
- Он и видит, - Ð»ÐµÐ³ÐºÐ°Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ° тронула губы принцеÑÑÑ‹, - Эти повÑзки зачарованы одним из наших чародеев, веÑьма выдающимÑÑ Ð¸Ð»Ð»ÑŽÐ·Ð¸Ð¾Ð½Ð¸Ñтом. Они… ну, как бы вам объÑÑнить. Ð’ общем, грубо говорÑ, они как бы Ñчитывают наши воÑпоминаниÑ, и тот, кто ÑражаетÑÑ, видит перед Ñобой Ñамых Ñтрашных из Ñвоих врагов. Тем Ñамым он Ñразу наÑтраиваетÑÑ Ð½Ð° Ñамый выÑокий уровень и тренируетÑÑ Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ð¾Ð¹ отдачей.
- Здорово, - воÑхищенно приÑвиÑтнул Эван, и тут Ñльф, Ñ Ñилой вдарив ме-чом по полу, видимо, закончил Ñхватку – во вÑÑком Ñлучае он Ñразу как-то уÑпокоилÑÑ Ð¸ неторопливо ÑнÑл Ñвою повÑзку.
- Мои приветÑтвиÑ, Ваше Ð’Ñ‹ÑочеÑтво, - он отвеÑил почтительный поклон.
- И тебе доброй ночи, Локенна, - кивнула ему та, поÑле чего обернулаÑÑŒ к Эвану, - Ð Ñ‚Ñ‹ не хочешь попробовать ÑразитьÑÑ Ñо Ñвоими Ñтрахами, Эвангор?
- Отчего же, - он пожал плечами, - Можно попробовать. Ðо мне понадобитÑÑ Ð¾Ñ€ÑƒÐ¶Ð¸Ðµ...
- Держи, - и Локенна, Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð¹Ð´Ñ Ð±Ð»Ð¸Ð¶Ðµ, броÑил ему Ñвой меч. Эван чиÑто инÑтинктивно вытÑнул руку, ÑтараÑÑÑŒ поймать меч за рукоÑÑ‚ÑŒ, однако тот еще в полете вÑпыхнул золотом, Ñтремительно поменÑв Ð¾Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ð°Ð½Ð¸Ñ â€“ и в руку белому Ñльфу упало длинное копье Ñ ÑƒÐ·ÐºÐ¸Ð¼, как жало оÑÑ‹, наконечником и коÑÑ‚Ñной рукоÑтью, покрытой Ñтранного вида вÑзью. Эван чуть дернул бровью, но больше никак не выдал Ñвое удивление, а, проворно повертев копье в руках и выкрутив Ñ Ð½Ð¸Ð¼ пару Ñложных приемов, он оÑталÑÑ Ð¸Ð¼ вполне доволен. СнÑв Ñ Ð¿Ð»ÐµÑ‡ Ñ‚Ñжелый плащ, он парой движений Ñвернул его и заозиралÑÑ, ища, куда бы его положить, а Ильвиллин, припомнив то оÑобое отношение, что белый Ñльф питал к Ñвоему одеÑнию, тут же протÑнула ему левую лапу.
- Я его не уроню, - пообещала дракониха, а Эван, благодарно ей улыбнувшиÑÑŒ, повеÑил плащ ей на предплечье, поÑле чего без лишних Ñлов Ñтащил и тунику, отправив ее туда же. Молочно-белый лунный Ñвет тут же заÑиÑл на его теле и на бледной коже, отчего Эван мог бы показатьÑÑ Ð±ÐµÑтелеÑным призраком… вот только ни у одного призрака на Ñвете не могло быть Ñтолько шрамов. Они покрывали вÑе его тело, от едва заметных, похожих на Ñледы от ударов узким наконечником Ñтрелы, до Ñтрашных, кривых рубцов, Ñвно оÑтавленных чьими-то когтÑми. ОÑобенно Ñильно оказалаÑÑŒ разукрашена его Ñпина – через нее, от плеча до талии, шли пÑÑ‚ÑŒ огромных отметин, ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ð»Ñ‰Ð¸Ð½Ð¾Ð¹ в палец. Шрамы были Ñтарые, белеÑые, но при виде их принцеÑÑа Ñвно побледнела, а Ильвиллин вздыбила чешую и едва Ñлышно зарычала, точно Ñвирепый зверь, так изуродовавший ее друга, мог быть где-то поблизоÑти, прÑчаÑÑŒ в тенÑÑ….
- КакаÑ… тварь… Ñто… Ñделала? – негромко, Ñ Ñ€Ð°ÑÑтановкой, ÑпроÑила она, Ñтарательно пытаÑÑÑŒ обуздать Ñвой гнев.
- Это? – Эван небрежно дотронулÑÑ Ð´Ð¾ шрамов кончиками пальцев, - Ðе волнуйÑÑ. Она уже давно мертва.
- Ты убил ее? – напрÑженно ÑпроÑила дракониха.
- Конечно, - кивнул он, - Из ее шкуры Ñшит мой плащ, - и, принÑв от Локенны зачарованную повÑзку, он плотно закрыл ею глаза, ударом ноги подброÑил копье, поймал его за Ñередину древка и приготовилÑÑ Ðº Ñхватке. И тут же, Ñловно заÑц, метнулÑÑ Ð² Ñторону, перекатившиÑÑŒ по полу, а его копье, будто раÑÑÐµÑ€Ð¶ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð³Ð°Ð´ÑŽÐºÐ°, вÑпорола воздух, вонзившиÑÑŒ в чье-то тело… С кем он ÑражалÑÑ Ð² ту ночь? Какую Ñамую Ñтрашную Ñхватку в Ñвоей жизни его заÑтавили пройти вновь? Ильвиллин не знала, но она невольно драла когтÑми пол, видÑ, как белый Ñльф, чье лицо оÑтавалоÑÑŒ заÑтывшим, будто каменным, ноÑитÑÑ Ð¿Ð¾ залу в Ñвоем диком танце Ñмерти, и луна облекает его ÑеребрÑным ореолом, заÑтавлÑÑ ÑветитьÑÑ Ð² темноте… Лучше бы он рычал. Или кричал от ÑроÑти, вÑе равно. Ðо видеть его… таким… когда не знаешь, что он на Ñамом деле иÑпытывает… во Ñтократ Ñтрашнее. И как он ÑражалÑÑ! Будь на меÑте его иллюзорных противников хоть ÑÐ¾Ñ‚Ð½Ñ Ð½Ð°ÑтоÑщих – не выжил бы никто. Рон вÑе кружилÑÑ, прыгаÑ, Ð¿Ñ€Ð¸Ð¿Ð°Ð´Ð°Ñ Ðº земле, Ñтремительно переворачиваÑÑÑŒ в воздухе – и вÑе Ñто Ñовершенно молча. Так что, еÑли бы он Ñам не раÑÑек воздух в поÑледнем броÑке и не вонзил бы оÑтрие в тело невидимого врага – Ильвиллин, не выдержав, точно броÑилаÑÑŒ бы к нему и Ñорвала бы Ñ ÐµÐ³Ð¾ глаз повÑзку, прекратив Ñтот кошмар. Ðо Эван, как ни Ñтранно, повел ÑÐµÐ±Ñ Ñовершенно Ñпокойно, и, поднÑв копье, Ñвободной рукой оÑвободилÑÑ Ð¾Ñ‚ иллюзии и поÑмотрел на подругу, Ñловно почувÑтвовав ее беÑпокойÑтво. Зрачки у него были Ñлегка раÑширены, но Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ â€“ Ñпокоен.
- Я убил Ñтого Ð¼ÐµÐ´Ð²ÐµÐ´Ñ Ð²Ð¾ второй раз, - и, чуть улыбнувшиÑÑŒ, он переброÑил зачарованное оружие Локенне – тот поймал, уважительно кивнув Эвану, а белый Ñльф лишь едва заметно дернул плечом и, взÑв у Ильвиллин одежду, натÑнул ее на ÑебÑ, одернул плащ и как ни в чем не бывало ÑпроÑил:
- Ðу что, мы идем?
- Да… да, конечно, - принцеÑÑа вÑе еще была Ñвно под впечатлением, и тренировочный зал вÑÑ Ñ‚Ñ€Ð¾Ð¸Ñ†Ð° покинула в полном молчании. Дракониха поÑтоÑнно держалаÑÑŒ Ñ€Ñдом Ñо Ñвоим другом, как бы Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‰Ð°Ñ ÐµÐ³Ð¾, и он Ñпокойно переноÑил ее опеку, хоть и не Ð²Ð¸Ð´Ñ Ð² ней оÑобой нужды. РпоÑтепенно и Ильвиллин уÑпокоилаÑÑŒ, и ее мыÑли вернулиÑÑŒ к более интереÑным темам. Так что, когда они покинули королевÑкий дворец, и принцеÑÑа, как-то уж больно неловко Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ раÑпрощавшиÑÑŒ, ÑкрылаÑÑŒ за плющевой занавеÑью, дракониха, раÑправив крыльÑ, подпрыгнула и взлетела, Ñ Ñилой Ð²Ð·Ð¼Ð°Ñ…Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¸Ð¼Ð¸, пока не взмыла над Ñамыми выÑокими деревьÑми, и уж там, оглÑнувшиÑÑŒ на Ñвоего вÑадника, проворчала:
- Ркое в чем Ñ‚Ñ‹ вел ÑÐµÐ±Ñ ÐºÑ€Ð°Ð¹Ð½Ðµ глупо.
- Да? И в чем же? – Ñпокойно ÑпроÑил Эван.
- Ты ей нравишьÑÑ.
- Кому «ей»?
- Да принцеÑÑе же! Ты ей нравишьÑÑ!
- Ðе говори глупоÑтей.
- Ð Ñ‚Ñ‹ не пытайÑÑ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ð´ÑƒÑ€Ð°Ñ‡Ð¸Ñ‚ÑŒ. Ты не видел, как она на Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñмотрит?
- И в чем же, по-твоему, Ñ Ð²ÐµÐ» ÑÐµÐ±Ñ Ð³Ð»ÑƒÐ¿Ð¾? Был фамильÑрен? Ðепочтителен? Груб? Или Ð½ÐµÑ ÐºÐ°ÐºÑƒÑŽ-нибудь чушь? Ðет. Я иÑпытываю к ней что угодно – уважение, почтение, определенную Ñимпатию, но уж никак не любовь. ПоÑтому в разговоре Ñ Ð½ÐµÐ¹ Ñ Ð±Ñ‹Ð» вынужден ÑдерживатьÑÑ, чтобы не давать ей повода думать противное. Она – принцеÑÑа, Ильвиллин! ПринцеÑÑа золотых Ñльфов! Ð Ñ â€“ белый Ñльф, к тому же не из Ñамых знатных. Так ÐºÐ°ÐºÐ°Ñ Ð¸Ð· Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð°? И что бы Ñказали ее подданные, узнав об Ñтом? Что бы они подумали о Ð½Ð°Ñ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹?
- Да плевать, - дракониха зевнула, пренебрежительно оÑкалив зубы, - Я бы, еÑли бы того захотела, могла ÑвеÑтиÑÑŒ Ñ Ð»ÑŽÐ±Ñ‹Ð¼ драконом, хоть из моего клана, хоть из ÑоÑеднего, и мне было бы вÑе равно, наÑколько он знатен и приÑтало ли мне, дочери предводителÑ, ÑкшатьÑÑ Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¸Ð¼-то тридеÑÑтым охотником. Так что не мели чушь. Ð¢ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ Ñто оÑтановило.
- Ðу хорошо, Ñ Ð³Ð»ÑƒÐ¿ÐµÑ†, дальше-то что? – он раздраженно ÑкреÑтил руки на груди, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð»ÐµÑ‚ÐµÐ»Ð¸ они довольно выÑоко и ветер тут был Ñильный, - Будешь до конца жизни надо мной наÑмехатьÑÑ?
Дракониха не ответила, и он тоже ничего не добавил, вÑе еще ÑердÑÑÑŒ на нее, так что единÑтвенным звуком, нарушавшим тишину ночи, было хлопанье крыльев, раÑÑекающих прохладный воздух, и лишь через некоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð˜Ð»ÑŒÐ²Ð¸Ð»Ð»Ð¸Ð½ задумчиво промолвила:
- Эван, друг мой, Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÑƒÐ¶Ðµ немало узнала и потому не привыкла тебе врать, так что Ñкажу чеÑтно: Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° не права.
- Да ну? – он ÑкептичеÑки выгнул брови.
- Правда, - поÑле чего, обернувшиÑÑŒ, она одарила его оÑлепительной улыбкой во вÑе пÑтьдеÑÑÑ‚ четыре зуба, - Ð’Ñ‹ оба порÑдочные глупцы! – и, заÑмеÑвшиÑÑŒ над выражением его лица, она полуÑложила ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð¸ резко броÑилаÑÑŒ вниз – Ñльф едва уÑпел ухватитьÑÑ Ð·Ð° ее шипы, чтобы не ÑвалитьÑÑ. И вÑе его возмущение Ñразу пропало, потому что, ÑÐ¸Ð´Ñ Ð½Ð° шелково-гладкой драконьей Ñпине и пытаÑÑÑŒ во что бы то ни Ñтало не ÑорватьÑÑ, как-то так получаетÑÑ, что думаешь о чем угодно, но только не о том, что может побудить Ñтого Ñамого дракона ÑброÑить Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð° землю. И Ильвиллин проноÑила его так довольно долго, прежде чем, когда небо уже начало поÑтепенно Ñветлеть, Ñоизволила вернутьÑÑ Ð² дом гоÑпожи ÐалинÑар, и деревÑнный наÑтил жалобно Ñкрипнул, когда на него по-кошачьи пружиниÑто приземлилÑÑ Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ñ‹Ð¹ Ñщер. Тут уж Эван Ñмог разжать занемевшие пальцы на хребте подруги и не то, чтобы Ñлез, Ñкорее уж ÑкатилÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·, точно Ñ Ð»ÐµÐ´Ñной горки, и точно раÑшибÑÑ Ð±Ñ‹, еÑли бы дракониха его не поддержала.
- Эй, - она уÑмехнулаÑÑŒ, - Что, ÑовÑем ноги не держат?
- Да… ну… тебÑ, - проÑтонал он и, едва доковылÑв до поÑтели, ÑвалилÑÑ, как подкошенный, а вот Ильвиллин еще долго поÑмеивалаÑÑŒ, прежде чем уÑталоÑÑ‚ÑŒ дала о Ñебе знать, и она крепко заÑнула.






Такая разная фантастика


Читать далее
Наши любимые Принцессы Диснея


Читать далее
Фотоарт в стиле фэнтези.


Читать далее

Автор поста
Аннаэйра  
Создан 15-12-2009, 18:27


296


0

Оцените пост
Нравится 5

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх