Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Наследие солнечного дракона. Часть 1

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Надежды нет, но вера есть, 
Что не погасли небеса, 
Что все шумят еще леса, 
Что живы в мире свет и честь. 
И потому я так борюсь, 
Когда веду всех за собой, 
Врагу на милость не сдаюсь 
И крепко за мечту держусь, 
Что не напрасен этот бой.
Трудно сказать, сколько веков это удивительное и загадочное племя обитало на восточных отрогах далеких Туманных гор, бескрайней каменной цепью протянувшихся вдоль границ зловещих Мглистых Земель, словно ограждая весь остальной мир от тех ужасов, что избрали своим пристанищем вечно окутанные угрюмой тьмой края. Но даже они, легендарные солнечные драконы, оказались бессильны, когда далеко на севере, в Ледяной Бездне, разверзлась Черная дыра и выпустила в мир того, кого люди прозвали Повелителем Зла и Темным Властелином, Керра Уничтожающего, ту тварь, что принесла с собой в еще совсем недавно спокойную и процветающую Валладельфию жестокость, алчность и ярость, положив начало Смутным временам. Керр обосновался на западе, где вскоре подчинил себе все Мглистые Земли, постепенно добравшись и до неприступных горных хребтов. Вначале он пытался покорить себе племя драконов, но те решительно отказали присоединиться к нему, и тогда несметные полчища врагов вторглись в их владения. Драконы сражались отчаянно, но их было слишком мало, чтобы отбивать атаку за атакой, и в конце концов жалкая горстка уцелевших сумела спастись и улететь на восток. Долгие годы они скитались по всей стране, нигде не находя приюта, пока не нашли глухой, дремучий лес, расположенный в Дарвонском графстве, на самых окраинах королевства людей. К тому времени от их гордого и могучего рода остались лишь жалкие крохи, но и последние уцелевшие драконы упорно и мужественно боролись со смертью. Они устроили новое гнездовье на вершинах диких скал, и надеялись, что наконец-то смогут обосноваться здесь… Но, увы, это было лишь мимолетное затишье, предвещающее готовую вот-вот разразиться бурю, ибо о них вскоре прослышали, и однажды ночью, под покровом темноты, на логово напали. Огненные вспышки заклинаний бросили на камни мечущиеся тени, и отчаянные, рвущие сердце стоны раненых и умирающих драконов сотрясли безмолвный воздух, но люди не знали ни жалости, ни сострадания, а ночью, когда на небе не сияло дарующее им силу дневное светило, зубы и когти драконов были не слишком хорошим оружием против коварных смертоносных чар, и на рассвете солнечные лучи скорбно осветили сцену побоища и плоды нападения – четыре огромных тела, закованных в золотую броню, что неподвижно лежали среди скал и смотрели в небо остекленевшими янтарными глазами…
- Отличная работа, чародей! – воскликнул один из молодых охотников, небрежно пнув громадную лапу, - Эту чешую даже рыцарский меч не пробьет, а ты справился с помощью какой-то дюжины слов!
- Этим и отличается магия от простого воинского искусства, - несколько чопорно заметил волшебник, - Надеюсь, вы помните, что туши принадлежат мне?
- Да забирай, не жалко, - махнул рукой тот, - Этакую образину разве что графу купить под силу, да только где здесь взяться графу-то? – он хохотнул, но тут, заметив нечто интересное, наклонился, - О, вот это штука! – и он поднял с земли округлый, золотистого цвета предмет, - Похоже на яйцо!
- Дай сюда! – потребовал маг, и, повертев немного в руках интригующую находку, кивнул, - Да, это драконье яйцо. Весьма ценная вещица…
- И кому оно может понадобиться? – удивился охотник, - Ты смотри, лучше его поскорее разбить, пока из него дракон не вылупился!
- Не тебе меня учить, - тот сверкнул на него глазами, - Я свою часть сделки выполнил, так что можешь проваливать. Мои дела тебя не касаются.
- Больно и надо, - несколько обиженно пожал плечами юноша. Вскоре они спустились со скал (маг просто спрыгнул, легче перышка опустившись на мягкую лесную землю и бережно прижимая к себе яйцо, а вот охотнику пришлось постараться) и отправились в деревню, чтобы сообщить о том, что угрозы со стороны драконов больше нет. И это весьма порадовало наблюдавшего за ними тощего старого самурга, без движения сидевшего на вершине скалы уже целое утро. Он знал, что волшебник скоро вернется, и времени у него в обрез, потому что после визита мага вряд ли останется, чем поживиться, поэтому воришка, не желая упускать свой шанс, едва-едва дождался, пока люди ушли, после чего плавно спланировал вниз – туда, где из-под смятого и полурасправленного драконьего крыла блестело нечто интересное. Немного повозившись (присутствие огромного родственника, пусть даже мертвого, плохо на него действовало), самург сумел отодвинуть перепонку и схватить «нечто» когтистыми лапами, после чего, яростно забив крыльями, поднялся в воздух, таща еще одно яйцо. Тяжеловато, но дело того стоило, и воришка, мысленно уже подсчитывая, сколько всего ему отвалят за эту штуковину, полетел прочь, стремясь быть как можно дальше, когда чародей все же вернется. Лететь до дома было довольно далеко, но куда важнее было не попасться кому-нибудь на глаза, что, учитывая размеры и блестящую скорлупу ноши, было не так-то просто. Самурги давно и крепко завоевали себе славу хитрых воров и искусных обманщиков, живущих исключительно за чужой счет, поэтому никто из жителей Валладельфии их особо не жаловал, и уж тем более – немногочисленное семейство фениксов, что жило в лесной чаще, растущей аккурат на пути самурга к родному гнезду. Будь он без добычи – полетел бы стороной, подальше от проклятых огненных птиц, но сейчас он и так был очень измучен, поэтому рискнул прорываться напрямик… На свою голову.
- Самург! Самург летит! – раздались внизу восторженные вопли, и, не успел бедолага опомниться, как в зелени листвы мелькнули красно-золотые перья, и сразу три молодых феникса вынырнули из чащи. Один из них тут же поднялся вверх и, выставив кривые когти, спикировал прямо на спину воришки.
- Самург! – в полном ликовании заклекотал он и стал что есть силы долбить несчастного острым клювом. Самург верещал и отчаянно ругался, но феникс держал его крепко, и в конце концов тот не выдержал – его лапы разжались, а яйцо стремительно полетело вниз. Упади оно хоть чуточку дальше – и наша история закончилась бы, едва начавшись, но еще не проклюнувшемуся дракончику крупно повезло, и его хрупкий домик угодил прямо в густую древесную крон. Гибкие ветви задержали этот незапланированный полет, после чего яйцо уже куда мягче ухнуло на подушку из пышного мха, слегка спружинив на этой пушистой «перине». Тем временем наверху к старшему брату присоединились еще двое, помоложе, и теперь они могли вдоволь посмеяться вслед самургу, что удирал, не чуя крыльев и до скончания веков обещая себе больше никогда не залетать в этот лес, даже под угрозой собственной жизни.
- Заходи еще! – насмешливо кричали ему вслед фениксы, - Скатертью до-рожка! Хвост, смотри, не потеряй! – после чего, все еще хихикая, хотели уже возвращаться, но тут один из них вспомнил, что самург, вроде, тащил что-то в когтях, и они тут же бросились на поиски, а через пару мгновений уселись на ветку, в недоумении разглядывая странную находку.
- И что это, простите, такое? – удивленно спросил один из них.
- Без понятия, - второй просто плечами пожал, - Похоже на яйцо.
- Таких размеров? – скептически заметил третий.
- Ладно, я посмотрю, - тряхнул перьями старший брат, и, раскрыв крылья, начал медленно спускаться вниз.
- Осторожно, Ильтиан! – крикнул Огильдор, самый младший в их компании, но Ильтиан не ответил – приземлившись чуть в стороне от поблескивающего в косых лучах солнца яйца, он, подойдя поближе, слегка тюкнул его клювом и тут же отскочил назад, готовый, в случае чего, со скоростью стрелы взвиться в небо, но ничего не случилось, яйцо неподвижно покоилось на своем моховом одеяльце и выглядело вполне безобидно. Тогда феникс немного осмелел и похлопал по нему крылом. Убедившись окончательно, что эта штука не собирается на него нападать, его братья слетели на землю, и вот уже все трое столпились вокруг.
- Мне кажется, ты прав, Огильдор, - кивнул Ильтиан, - Это и в самом дело похоже на яйцо.
- Но каких же размеров было существо, которое его отложило? – протянул тот, - Никак не меньше… стоп, а может, это был дракон?
- Тогда как оно попало к этому прохвосту-самургу? – удивился третий из братьев, Кальмиас, - Что-то я не слышал, чтобы драконы бросали своих детенышей на произвол судьбы!
- И я не слышал, - кивнул Ильтиан, - Должно быть, самург стащил яйцо, когда его родителей не было рядом, или они погибли. В любом случае, теперь оно здесь, и нам надо решить, что с ним делать.
- Да чего тут думать? – Огильдор посмотрел на него в недоумении, - С собой взять, разумеется!
- Ага, великолепная мысль, - с сарказмом сказал Кальмиас, - Нашей беспокойной семье только дракона для счастья и не хватало!
- Но мы же его спасли!
- Случайно. И бросить можем… случайно. Или ты считаешь, что родители будут в восторге, если мы притащим к ним эту штуку?
- Огильдор прав, - неожиданно поддержал сникшего брата Ильтиан, - К тому же, Кальмиас, это я первым заметил самурга и заставил его бросить яйцо, так что, если расценивать его как добычу, то оно мое. Мы его не бросим.
- И что ты потом будешь с ним делать? С ящером, размером со скалу?
- Разберемся, - махнул крылом тот, - Во всяком случае, я его не брошу! – и, обхватив яйцо лапами, он с трудом взлетел. Кальмиас только крыльями развел, но Огильдор тут же бросился следом, пристроившись прямо под братом, чтобы, в случае чего, не дать его хрупкой ноше снова упасть. И, говорю вам, надо было видеть выражения лиц взрослых фениксов, когда Ильтиан тяжело плюхнулся в гнездо, стараясь отдышаться!
- Ильтиан? Что это? – в голосе матери звучала тревога, - Где вы это взяли?
- У самурга из когтей вырвали! – похвастал Огильдор, пока брат пыхтел, не в силах вымолвить ни слова, - Здоровенный был, ворюга!
- А это… во имя Фаараля, да это же яйцо!
- Драконье? – отец явно был в замешательстве, - Тот самург нес с собой драконье яйцо?
- Ага, - Ильтиан наконец смог встать на лапы и дать всем посмотреть на находку, - Чудом не разбилось, прямо на мох…
- Но зачем вы его принесли?
- Вот и я им о том же твержу, - Кальмиас, тихо злорадствуя, сел на сосед-нюю ветку, - Зачем оно нам?
- Но оно живое… ну, то есть, там внутри – живой дракончик! Как мы можем просто так его выбросить?
- Вот именно, что дракончик, - отец посуровел, - Очень большой дракончик. И поверь мне, сын, этот самург покажется тебе лесной ящеркой, когда ты увидишь, что за существо вырастет из этого детеныша!
- Но папа…
- Никаких «но», я не допущу, чтобы рядом с моим домом поселился такой монстр. Кальмиас, - обратился он к среднему сыну, - Ты у нас, оказывается, самый благоразумный, поэтому, будь добр, отнеси это на окраину леса, и как можно скорее. Меня совершенно не прельщает мысль заиметь драко…
Но тут его слова прервал громкий пронзительный писк, и фениксы, вся се-мья, так и шарахнулись прочь от золотистого яйца, что раскачивалось во все стороны и громко верещало. В какой-то момент раздался треск – на его гладкой поверхности появилась длинная трещина, от которой во все стороны начали разбегаться новые, образуя тонкую паутинку, которая продержалась всего несколько мгновений, после чего лопнула, и на свет высунулась мокрая мордочка. Дракончик жалобно запищал и принялся, извиваясь всем телом, выбираться наружу, пока окончательно не разрушил скорлупу и не уставился на фениксов прозрачными желтыми глазами. Взгляд у него был на удивление разумный… Ильтиан и остальные ошарашено моргали, глядя на него, а дракончик слегка наморщил лобик, видимо, силясь догадаться, который же из них его мама, но, не сумев подыскать должную кандидатуру, он полез к ним по стенке гнезда, цепляясь за ветки коготками и зовущее пища. Фениксы, словно опомнившись, так и шарахнулись во все стороны, и это напугало малыша – он пронзительно взвизгнул и неуклюже прыгнул в сторону, но тут одна из веток треснула под его лапой, и лететь бы ему с ветерком до самой земли, но сильное крыло поймало его и бережно препроводило обратно в гнездо.
- Вот глупый, - немного натянуто улыбнулся отец.
- Клянусь огненным хвостом Фаараля! – прошептала мама, - До чего же крошечный… Что это за дракон, Нармильтон? Северный? Я и не знала, что они рождаются золотыми…
- Нет, это не он, - кажется, отец тоже был в недоумении, - Хотя… Я не уве-рен, но мне кажется, что это все-таки солнечный дракон. С запада.
- Но ведь они же были уничтожены Керром!
- Выходит, не все, - старый феникс пристально разглядывал малыша, съе-жившегося на дне гнезда, - Возможно, что этот детеныш – последний в роду.
- Бедняжка, - мама-феникс с жалостью посмотрела на дракончика, после чего, мягко взмахнув крыльями, перелетела на краешек гнезда. Малыш посмотрел на нее огромными испуганными глазами, и она, ласково погладив его, накрыла дракончика своей теплой грудью, как собственного птенца. Тот немного повозился под ней, пару раз приглушенно пискнув, но потом согрелся и, свернувшись клубочком, заснул, а его новая мама несколько строго посмотрела на супруга и детей – те пялились на нее во все глаза.
- Ну, чего уставились? – прикрикнула она на них, да так, что все подпрыгнули, - Идите, давайте, нечего тут на ребенка пялиться! – и она окинула их таким взглядом, что никто, даже Нармильтон, не посмел ей возразить. И почему-то никому и в голову не пришло продолжить спор насчет того, что делать с дракончиком – достаточно было только увидеть мирно сопящего крошечного ящера – и хозяйку гнезда, что то и дело приглаживала клювом его еще влажные крылышки, и в глазах ее светилось счастье, какое только может дать чувство, что рядом с тобой доверчиво спит маленькое слабое создание, прижавшееся к тебе всем телом и чувствующее себя в безопасности, слыша, как спокойно и размеренно стучит твое сердце…



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Аннаэйра | 4-07-2009, 23:52 | Просмотров: 151 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх