Челлендж Самоизоляция в стиле фэнтези
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Отражение Пути. Лиса и Ястреб - сестра и брат (1)

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1

Лиса и Ястреб - сестра и брат


Серая стена с грязными ржавыми разводами карабкалась вверх по склону. По ней струились серебристые ручейки воды. Накинув на голову капюшон рабочей тагарки [1], девушка вышла под холодные упругие струи. Хмурое утро, неприветливое. За спиною пискнула захлопнувшаяся дверь. Она пошла вверх по узкой серой улице вдоль этой мокрой бетонной стены и вышла на тесную и унылую площадь. Редкие прохожие скользят мимо бесформенными тенями. Словно призраки. Спешат.

Её движения уверенны, а шаги мягки. Ощутив покалывание в руке она активировала голографический экран наладонника – по виртуальной карте стремительно двигалась рыжая точка. «Двадцать секунд до встречи». Неприятно. Пришлось спешно втиснуться в узкую мокрую щель у водостока и заэкранироваться. Почти сразу мимо пролетел едва заметный в пелене дождя силуэт патрульного дрона. Не засёк.

Хорошо, что так льёт. Несмотря на холодные капли воды, стучащие по телу, она всегда любила дождь – его бодрящий острый аромат и чувство очищения, что он всегда приносит.

Попетляв по улочкам спального района, она спустилась в метро, прошла мимо сканера и замерла на краю перрона. Как её достали все эти контрольные пункты, чипы, проверки! Ну и ладно! Даже хорошо, что они есть, ведь это создаёт для них иллюзию того, что люди полностью порабощены. А ей не сложно притвориться – любую систему можно обойти, если знать как. Она знала.

На станции её уже ждали. Платформа заполнена людьми, которые в этот ранний час выползли из своих каморок, чтобы попасть на работу. Серые, как теперь всё в этом месте. Спустя пятнадцать минут она уже была в другой части города, а народу заметно прибавилось. Выходя из вагона, она снова активировала экранку и направилась к выходу, ловко огибая прохожих в толпе. Но не дойдя до сканера пару шагов, скользнула к стене и прошла прямо сквозь неё, чтобы мгновением позже оказаться в тёмном узком коридоре.

Шум, какой обычно бывает в переходе метро, сразу же стих. Она убрала маскировку и сняла капюшон. Немного погодя через барьер шагнул и её попутчик. Его не было видно глазами – только шершавый бетон тупичка, в котором они стояли – но она ощущала рядом его присутствие. И вскоре высокий, чуть полноватый мужчина, одетый в такую же типовую одёжку, проявился перед ней. Наконец-то живые глаза! Они улыбнулись друг другу и молча пошли вперёд, углубляясь в подземные лабиринты древнего города. Их шаги сухо разносились по пустынному пространству. Мимо нескончаемого лабиринта сводчатых проходов и ответвлений, железных дверей, узких лазов и тускло светящихся ламп, мимо завалов и залов, что теряются во тьме, вентиляционных шахт и канализационных рек, пока, наконец, ни достигли Убежища.

В эту обжитую сеть подземелий они попали так же, как и в древние катакомбы – через пространственную дверь. Для любых других существ это было бы просто участком стены: твёрдым, холодным, неотличимым от других. Для своих же она была не плотнее эфира. Они знатно постарались с братом и Альвиссом, чтобы расставить сеть таких дверей по разным точкам Города и отдалённым уголкам Земли.

Убежище встретило их светом и уютом. Тем домашним теплом, которого больше не осталось там, снаружи. В общей комнате уже почти все в сборе, и лики родных – не плотью, но Духом – наполнили сердце теплом.

— Кир! Алиса! Ну наконец-то! Мы уже начали волноваться! Осталось только дождаться Матфея, — девушка с короткими бордовыми волосами – Веста – радостно улыбнулась вошедшим. Такую броскую внешность она носила по статусу служащей Совета, чтобы отличаться от рабочего люда. В голосе её явственно звучала тревога за нас и за брата, который ещё не пришёл.

Всего в небольшой уютной комнате собралось восемь магов:

…Высокий и худой беловолосый норд Альвисс…

…Миниатюрная и хрупкая Веста – его жена…

…Смуглый и скуластый индеец Эчемин…

…Длиннокосая японка Ани…

…По-британски бледный Кир…

…Сама Алиса – невысокая и русая…

…Ангел-подросток Вадим…

…Седобородый жилистый Сергей…

Девятый задерживался. И тем не менее они начали.

— Друзья, мы уже семьдесят лет прячемся от мира, выжидаем и копим силы. Бездействовать дальше уже нет смысла. Я чувствую, что сейчас настало время начинать то, для чего мы все когда-то встретили друг друга на пути жизни, — семь пар живых глаз загорелись решительностью и вниманием к этим словам.

Они так сроднились между собой, что стало ненужным слышать фразы, чтобы чувствовать и понимать каждого из присутствующих. Они были едины, были семьёй. И эти слова готов был сказать каждый. Они готовы действовать, потому что наконец, после долгого выжидания, нужный момент созрел. Но при этом душу каждого из присутствующих жёг один и тот же вопрос. Куда делся Матфей?

Тот, кого прозвали Ягуаром, обвёл всех внимательным взглядом тёмных раскосых глаз и сказал:

— Я выскажусь за всех, друзья. Не на месте моё сердце. Чую, выручать надо брата.

Он поднял ладонь над полом, и на уровне пояса зависла объёмная голографическая карта Города. Все обступили её по кругу, вглядываясь в безкрайние лабиринты улиц.

— Эчемин, ты знаешь, где мой брат? — спросила наречённая Лисой – та, что так любит дождь.

— Здесь в последний раз я ощущал его, — сказал Ягуар, и на карте возникла светящаяся точка.

— Это территория кланов. Надо поднять записи дронов, — подал голос Вадим, — Ворон, сделаешь?

Мужчина, пришедший последним, молча кивнул. Он закрыл глаза, подключаясь к виртуальной сети, и стоял, слегка шевеля рукой. Кир был виртуозным хакером и даже в систему безопасности планеты ходил как к себе домой. Впрочем, «домой» он уже много лет не заглядывал, предпочитая жить в виртуалке из Убежища и лишь изредка выбирался в Город. Он один научился взаимодействовать с сетью без вспомогательных устройств и имплантов.

Люди ждали, и тревога их росла. Наконец, Ворон вынырнул из киберпространства, и стена комнаты осветилась записью с камеры одного из патрулирующих зондов.

На экране высокий худощавый парень, со склеившимися от дождя волосами стоял, запрокинув голову и вслушивался в одному ему понятные звуки. Он развёл резко руки, и где-то за кадром раздался взрыв. Один, затем ещё. Картинку тряхнуло. А потом произошло и вовсе немыслимое – брат открыл глаза и улыбнулся шальной улыбкой прямо в камеру. Он создал вокруг тела столб света и поднялся в воздух. И в этом свете стало заметно, как исчезает тёмный свёрток, прежде лежавший у его ног. Свёрток растаял в пространстве, а сам Матфей стал пытаться сбить зонд.

«Ой дураак!» — застонала про себя Алиса. Лица окружающих очень красноречиво отражали эту её мысль.

Запись ещё шла, когда они приступили к обсуждению событий.

— Надеюсь, все понимают, что это провокация? Пока что мы не знаем, что сподвигло его на столь открытую демонстрацию сил, но уж очень похоже на какой–то отвлекающий манёвр, — подал голос Альвисс.

— Сегодня каждый из нас в полной мере ощутил, что пришла пора действовать. Поэтому мы все сейчас здесь. Однако, видимо, наш Ястреб почувствовал это особенно остро и решил начинать без нас, — молвила жгучая на язык Ани.

В этот момент дрон на экране вызвал себе подмогу. Он коротко озвучил стандартный протокол о задержании службой Порядка, и в воздухе возникли ещё два аппарата, заключив нарушителя в треугольник. Их появление сопровождалось негромким электрическим треском, а на месте техногенных телепортов таяли белёсые сети молний от разрыва пространства. Они ударили предсказуемо и стандартно – одновременно тремя парализующими зарядами, и весёлое лицо Матфея исказилось от боли. Дроны же, зафиксировали обмякшего человека в силовом поле и телепортировались в тюрьму для лиц, угрожающих режиму (сокращённо ЛУР).

К луровцам относятся все особо опасные враги системы: «неспящие» мыслящие существа, проявившие неповиновение, члены сопротивления и, собственно, маги. Таких заключённых система уничтожает за сам факт существования. И наказание оккупанты придумали ужасающее – не просто смерть, а полное стирание души.

В сером коридоре, где оказались дроны и их безвольный пленник, было тихо и пустынно. Чуть пролетев вперёд, они сгрузили свою ношу в силовое поле камеры и вернулись к маршрутам патрулирования. Дальше смотреть было не на что.

— Запись сделана почти час назад. Судя по активности закрытых клановых каналов, взрыв произошёл на их территории Города, в производственном секторе. И по тому, какие структуры активизировались, я могу сказать, что полыхнуло что-то не меньше оружейного цеха, — передавал информацию Кир, — Надо выяснить, что в том свёртке, и где он сейчас, — Ворон открыл глаза. 

— Я уже посканил. Это какое-то устройство – предположительно Ключ. Но, где он теперь, я пока не могу сказать – Матфей отлично заметает следы, — покачал головой Альвисс, прозванный Ирбисом.

— Но общее направление определить мы всё-таки можем, — Веста, названная Ланью, протянула руку к карте, и через пару минут на ней появилась розовая область, которая продолжала сужаться, пока, наконец, не застыла небольшим пятном.

— Не может быть! — Опешила Ани, она же Мурена.

— Ну и что это значит? — пробасил Сергей «Волк».

Веста и Альвисс, растерянно переглянулись. Алиса кусала губу. Ворон хмурился. А Вадим Журавль застыл с отсутствующим видом, перебирая струны вселенских связей, чтобы понять… И только Ягуар Эчемин оставался спокоен:

— Мы все вместе уже сотню лет. С кем-то дольше, с кем-то меньше. Через многое прошли, знаем мысли и дела друг друга. Мы вместе учились и сражались бок-о-бок. То, что сделал Матфей беспрецедентно. Но он не мог нас предать, — размышлял он, — Он действовал напоказ намеренно, зная, что мы увидим и сделаем правильные выводы. Уверен, он ещё объяснит свои мотивы. А пока, нам нельзя затягивать с действием. Эту запись в скором времени просмотрит много людей и ещё больше нелюдей, но отследить перемещение Ключа так быстро можем только мы. И Матфей знает это. Сейчас нам как можно быстрее надо понять, с кем из чешуйчатых жителей этого дома он контактировал.

— Кто бы это ни был, по всей видимости, он не может быть нашим врагом, но служители Порядка наверняка уже начали своё расследование и скоро его вычислят. Значит, пока время на нашей стороне, мы должны найти его первыми, забрать артефакт и узнать все подробности, — поддержал друга Альвисс.

— Матфей выбрал весьма оригинальный способ попросить нас наведаться туда. И мы сходим, заодно и узнаем, зачем понадобилась эта показуха. Все согласны?

— Да, согласны, Лис. Значит, у нас сейчас три задачи. Первая: вытащить нашего друга из застенок департамента. Вторая: навестить этого неизвестного адресата, забрать у него устройство.

— А третья? — подала голос Ани.

— Третья задача самая важная, — догадался Вадим, — не попасться.

— А если всё-таки ловушка?

— Тогда надо быть втройне осторожнее. Не дать обнаружить ни себя, ни Убежища.

— Ну ладно! Тогда Сергей, Альвисс, Ани – вы в квартал нагов. Постоянно держите связь и маскировку. Веста, мы с Эчемином отправимся в здание Управления. Я же правильно понимаю, что тебе надо появиться на службе в свете последних событий?

— Да, на меня не должно пасть и тени подозрения.

— Отлично, а мы поищем. Почти наверняка его держат там. Кир, Дима – будьте на связи и координируйте нас. Кстати, Эчемин, а почему ты так уверен, что это именно Ключ?

Ключом они договорились называть некий артефакт (предположительно прибор, соединяющий достижения технической и оккультной мысли захватчиков), который открывает доступ к управлению сознанием людей, является залогом их безоговорочного подчинения. Найти Ключ – значит вернуть человечеству волю и выйти, наконец, из подполья. Но как рассказать Алисе, почему они занимаются этим вот уже несколько лет без её ведома. Как признаться, почему скрывались и таились, почему он, Эчемин, не пошёл вместе с Матфеем? Как объяснить, почему операция накрылась медным тазом, а его лучший друг не стоит и не оправдывается сейчас вместе с ним и с этим треклятым Ключом здесь, в их надёжном Убежище? И наконец, как поведать любимой женщине, целителю, что её родной брат уже не совсем тот человек, которого она знала. Да и человек ли вовсе? Ему, могучему магу и отважному воину, было стыдно. Не уберёг друга, не справился. А ещё в голове всё острее звучал вопрос. Что пошло не так? Что изменилось? Что он упустил? 

По наступившей тишине Алиса поняла, что происходит нечто необычное и насторожилась. И в самом деле, не может быть такого, чтобы после стольких лет дружбы и стольких передряг, кто-то из них мог уйти на дело не рассказав, куда и зачем. Ведь от этого зависит безопасность каждого, сохранность тайны Убежища и жизни тысяч людей, за которых они в ответе. А значит, кто-то точно знал. Кто-то из самых близких, присутствующих сейчас здесь, в этой комнате. Знал и молчит. Почему? Боится сказать? Если да, то что именно? Сердце сдавило от нехорошего предчувствия. Что она сделала не так? Разве не заслужила доверия тех, кого назвала семьёй?

— Эчемин? Что тебе известно?


***

А в это время, в недрах здания Управления, в камере ЛУР-заключённых, Матфей, прозванный Ястребом, вспоминал свою Сашеньку.

Впервые он встретил её на «Конгрессе по Безопасности», где присутствовал под покровом невидимости.

В тот день, в самом начале иного мира, обсуждались новые способы защиты системы и целесообразность введения двуногих в ещё более глубокую стадию «сна».

«Только представьте! Не нужно притворяться и поддерживать иллюзию привычной людям жизни! Не нужно играть в заботливое правительство! Мы хозяева! Хватит скрываться! Нужно показать людишкам, кто здесь главный! Можно жить на поверхности без маскировки! Всё равно это тупое стадо не будет ни на что реагировать. Долой бунты! Долой своеволие! Можно даже собрать их и в одном месте и жахнуть какой-нибудь лучевой штукой – и никто ничего не скажет – они даже не заметят! Или просто приказать их хрупким сердечкам остановиться…»

До сих пор волосы встают дыбом, когда он вспоминает, какие темы там обсуждались и какие звучали лозунги. Хорошо, что патриархи смогли вовремя охладить пыл самых ярых человеконенавистников. И очень повезло что, у того проекта оказалось слишком много подводных камней. Начиная с того, что ресурсы настолько спящего сознания не могли обеспечивать даже простое воспроизводство системы и заканчивая почти полной потерей обучаемости. К тому же некоторые инициативы несли реальную угрозу нарваться на инспекцию от Галактического Совета…

И там же была она. Среди тех немногих, кто активно высказывался против реформы. С хирургической точностью и титановой аргументацией она опровергала тезисы реформы. Ещё добавила, что порабощая расу таких сложных по своему энергетическому строению существ, наги себя же загоняют в ловушку. Что рано или поздно, подавляемая энергия их духа вырвется из-под контроля, создаст всплеск, способный разорвать эту планету на части множеством природных катаклизмов, не говоря уже о том, что сметёт все искусственные барьеры. Что обезличенные тела, несмотря на постоянный контроль со стороны медицины, значительно быстрее изнашиваются, и не способны к созданию себе подобных. Неужели уважаемые советники так желают сами приобщиться к грубому физическому труду? Она говорила, что наоборот, волю надо помаленьку возвращать и адаптировать людское сознание к сотрудничеству, а не хоронить себя заживо своими же недальновидными действиями. Что эта планета, являющаяся их домом, и так на пределе возможностей, а терпение её давно иссякло. И сдерживают её только климатические установки и те самые люди, которые станут невинными жертвами в случае очередного обнуления. Что человек с открытой душой, способный творить – лучший представитель их расы – отличается не только огромнейшим производственным потенциалом, но и великодушием, он способен понять нагов и мирно сосуществовать. Ведь пустили же они их когда-то на эту планету.

К счастью для человечества, проект был пересмотрен и отсрочен на целых восемь лет, за которые маги сумели вывести большое количество людей в Убежища, наладить их защиту и автономность. А тогда даже ему, Матфею, светлому магу в мире рабов и захватчиков, было очень странно и дико слушать такие высказывания в самой верхушке вражеской власти. Поднялся ужасный гвалт, то и дело с разных сторон раздавалось раздражённое шипение и казалось, что сейчас наглую выскочку удалят из зала, или даже по-тихому прикопают за подобные высказывания… Но он ошибся. Кем была она в клановой иерархии, что её не просто слушали, но и корректировали действия, раз совет в тот день ограничился лишь увеличением рабочих нормативов, новой системой дрон-патрулирования и дополнительной вакцинацией? Тогда он не знал. Поэтому закономерно покинул зал сразу после речи, желая проследить за ней, узнать об этой наге больше. А она заметила и обернулась.

На бейдже светилось имя – Александра Игоревна Чаашвилли. Белый воротничок на чёрном строгом платье, чёрное каре и недовольно поджатые губы, тонкие аристократические черты лица древнегреческой нимфы, длинные ресницы и сердитый взгляд потрясающих золотых с серыми прожилками глаз… Глаза-то его и отрезвили, ведь необычную яркую радужку разрезали вертикальные щели зрачков. Нага! Змея! Враг! Неконтролируемая ярость почти затмила разум. И этот её взгляд, и выступление – всё сразу же показалось такой изощрённой подставой. Как смешны сейчас те ребяческие мысли! Но тогда он с трудом смог подавить опасные эмоции и сказал почти то, что и намеривался:

— Я удивлён Вашей смелостью, Александра Игоревна. Сейчас очень редко можно озвучить такую точку зрения и остаться невредимым. Особенно для такой, как Вы.

Тонкие дуги бровей сперва удивлённо поднялись, а затем гневно сошлись над переносицей. В пустом холле раздалось тихое угрожающее шипение. Он так и, не смог удержаться от последней фразы. Строго говоря, ему не следовало и вовсе показываться на глаза кому-либо из присутствующих. Но поскольку уже засветился и нужно было спасать положение, то он попытался сгладить негативное впечатление, и сказал то, чего точно говорить не собирался:

— Весьма очарован.

И склонил голову в поклоне, а когда открыл глаза, его зрачки на фоне редкой серо-зелёно-карей радужки были такими же узкими и вертикальными, как и у неё. Поймав обескураженный взгляд, он развернулся и ушёл, а зайдя за угол и вовсе растворился в пространстве, переместившись в Убежище. Сбежал. Как он тогда благодарил судьбу, что сестра настояла на обучении и помогла овладеть азами управления телом, позволившими ему вывернуться. И как хорошо, что в тот день она сама была занята в лазарете, исцеляя людей после взрыва в Ванкуверском гетто, и её не было в общих комнатах, иначе она бы непременно заметила его душевный раздрай, стала бы волноваться, спрашивать.

Какая ирония! Раньше он с трудом пытался играть нага, чтобы проникнуть в цитадель захватчиков. Теперь же он прикладывает немало усилий, чтобы держать зрачки круглыми, как у людей. Особенно, когда рядом кто-то из семьи. Жизнь-насмешница толкнула его в объятия невероятных событий и чувств, чтобы заставить посмотреть на мир из шкуры врага. Но ни о чём он не жалеет, ведь обрёл больше, чем когда-либо имел. Сопротивляемость действию любых психотронных устройств, тепловое зрение, более прочные скелет и кожу, доступ к самым секретным архивам и данным и вход в элиту этого змеиного общества. Но это всё ничто по сравнению с чувством огромной нежности, всепоглощающей любви и взаимности, которое ему, отчаявшемуся, подарила Ашшаи’Са – его Сашенька. Губы невольно растянулись в нежной улыбке. И даже изменённый прикус с удлинившимися клыками не портил лицо, озарённое истинным счастьем.

Ну ладно, пора заканчивать этот фарс. Вдох поглубже, чтобы успокоить волнующееся сердце. Выдох–вдох. И с выдохом на каменный пол камеры упал белый змей с голым мужским торсом и длинным чешуйчатым хвостом. Он приподнялся на руках, расправил кольца и встал. В силовом коконе камеры осталась висеть его человеческая оболочка. Всё же он не был рождён хвостатым, поэтому и придумал такой вот ритуал. Ему было психологически проще принять свою изменившуюся природу так буквально сбрасывая кожу. Он повернулся к тому, что недавно было его телом, а стало просто энергетическим слепком. Под действием энтропии ткани быстро истончались, растворялись в пространстве, поэтому он дополнительно наполнил их энергией так, чтобы хватило часа на четыре сымитировать присутствие жизни. Этого времени будет достаточно, чтобы управиться со всеми делами. Не надо, чтобы его хватились прежде срока. Он отряхнулся от пыли и переместился на следующий по плану склад.

Матфей был весьма талантливым магом-материалистом. Душой своей глубоко проникая в природу материи, он мог мастерски управлять связями между частицами, своей волей создавать вещество из молекул, развоплощать, проявлять, прятать в пространстве и левитировать.

И сейчас, оставив в ЛУР-камере свой клон, весело напевая под нос какую-то песенку и не тая ни своего присутствия, ни внешности, он изолировал производственный комплекс главной клановой промышленной зоны от внешнего мира. На вторжение постороннего тут же активизировались охранные дроны, попытавшиеся схватить или уничтожить нарушителя. Глупые машины не понимали, почему их объект постоянно растворялся в воздухе прямо перед ними, а сами они вопреки программе врезались в стены или друг в друга. Ястреб же откровенно веселился. Он играл с ними как с мячиками, учился управляться с новым телом, дробил настырную технику гибким хвостом, телекинезом заставлял сталкиваться, взрываться. Когда загорелась одна из лабораторий, мужчина решил, что хватит, согнал всех роботов в одно место, слепил из них, как из пластилина, большой бесформенный ком металла, и оставил валяться в углу. А потом целых три часа работал не покладая рук, перемещал содержимое лабораторий, оборудование, станки, производственных роботов, контейнеры с медикаментами и оружием на склад в Убежище. Следом отправились контролирующие датчики, процессоры, платы и прочая электроника, химреактивы, запчасти для дронов и вакуумных дверей, различные психотронные установки, передатчики (предварительно деактивированные), контейнеры с силовыми ловушками, системы сигнализации, визуальные консоли и панели управления. Много всего. В соседнем ангаре стояло несколько воздушных машин представительского класса. Их он тоже переместил на стоянку штаба. Это всё, что оставалось от бывшего крупнейшего склада и производственного комплекса конгломерата северных кланов. Он вычистил его полностью, все помещения и лаборатории на площади больше двух квадратных километров. Не погнушался и той грудой металлолома, в которую превратились дроны, забрал даже технологическую обшивку со стен ангаров и комнат. Приятным бонусом стал бокс с партией новеньких человеческих чипов. Не нужны они людям. Когда не осталось уже ничего, что можно было переместить, одни лишь голые стены, даже это новое тело качественно взмокло и дрожало от усталости. Он остановился посреди опустевшего зала, с трудом вернул себе человеческий облик и с чувством глубокого морального удовлетворения взорвал этот бывший склад к чёртовой бабушке. А затем на пределе сил шагнул домой – в подземное убежище для людей, вырвавших себя из когтистых лап системы – в общую комнату предводителей, друзей, магов. Но радость от хорошо сделанного дела разбилась о суровую стену реальности. В общей комнате было тихо. Он опоздал.

В комнате штаба вопреки обыкновению действительно было тихо и пусто. В воздухе продолжала звучать мрачная сосредоточенность, слышались отзвуки ссоры. Друзья ушли. Они торопились вызволить его дурную голову из показушного плена, спешили туда, где его давно уже нет, и непременно угодят в подстроенную им нагам ловушку. «Ой дураак!» — точно так же, как и сестра протянул Матфей, схватившись за голову. И куда же они отправились?

Как и недавно на улице, он запрокинул голову, закрыл глаза и прислушался… Вот тихий шелест, с которым расправляются лёгкие – звук его дыхания. Стук сердца. Колыхания воздуха. Звон тока в проводах. Вой вентиляционных шахт. Гул голосов жителей убежища. Нет, всё не то. Ему нужна лишь эта комната. Выдох–вдох. И он слышит голоса предметов, находящихся в этом пространстве. Вот ворчит старинное продавленное кресло. Вот тихо вздохнул огромный, массивный стол: ему нравятся прикосновения людей, но они ушли, покинули его опять, в этот раз были беспокойные, оставили после себя ощущение тревоги. А эта картина ничего не чувствует, она излучает в пространство вибрации спокойствия и вдохновения. На ней освещённые золотыми лучами Солнца величественные горы звенят ясностью и силой духа, которые вложил в них Николай Рерих. Горы слышали людей. Их чувства, мысли, их энергию. Но это тоже не то. Ему нужно точно знать, что произошло здесь в его отсутствие. Куда направились друзья, его близкие, его семья… Мир состоит из звуков. Его мир. И он погружается глубже. Целиком растворяется в пространстве и слышит…


… Как в воздухе разлилось густое, давящее напряжение.

— Эчемин? — Под сводчатым потолком завибрировал цепкий голос Алисы, — Что. Тебе. Известно?

Всегда отстранённая и незаметная, сестра умела быть жёсткой. Её стальная воля, выпущенная на свободу, давила и подчиняла. Ягуару просто не повезло быть тем, кто пробудил её. Но и сам Эчемин был не робок. По комнате пронёсся, словно ветер, шевелящий травинки, выдох. Он всё же решился. Молчание. Затем вибрирующую тишину нарушил его текучий голос:

— Ты не одинока в своей тревоге, Лис. Он твой брат по крови, мне же брат по духу, он близок всем нам. Я расскажу о проекте, над которым он работал последние пятьдесят лет.

Вязкое напряжение сменилось звучанием терпкой грусти. Сестра растерялась, узнав, сколько времени скрывали от неё это предприятие, а он услышал её сожаление о том, что приходится копаться в прошлом тогда, когда на кону стоит их общее будущее.

Но вскоре печаль сменилась звучанием собранности и ясности. Значит либо она решила сменить настрой, либо Веста посодействовала. Дальнейшие слова Ягуара падали каплями росы в податливую почву пространства и распускались подробностями в сознании людей.

— Как вы помните, однажды я попросил Матфея подслушать на одном из «конгрессов по безопасности», какие новости обсуждаются клановой элитой. Необходимо было знать, к каким последствиям готовиться, после нашей вылазки на продовольственную станцию в Каире. Мы немного наследили там, и рисковали быть обнаруженными. Матфей отправился туда. И вскоре у нас появились новые сигнальные маячки и парализаторы… Мы тщательно подготовились, технически и информационно, раздобыли гостевой пропуск для подстраховки. Всё прошло спокойно и гладко, я бы даже сказал, что легко. Ястреб вернулся незамеченным и принёс необходимые нам сведения. Это была тщательно спланированная и абсолютно безопасная операция. Но она запустила цепочку событий.

Мужчина сделал паузу и вздохнув продолжил.

— Ты знаешь скорее всего, что с тех пор ещё не раз он ходил в подобные вылазки за информацией и разработками. В конце концов ему удалось внедриться в научную среду, раздобыть информацию о Ключе и вроде как получить к нему доступ… А потом он пришёл ко мне с какой-то ампулой и попросил ввести ему это вещество.

— Что это было?

— Я точно не знаю. Оно не поддавалось диагностике.

— И ты ввёл неизвестную дрянь моему брату?

— Он сказал, что это необходимо для его дальнейшей работы под прикрытием, что сыворотка надёжна, и он отвечает за результат. Только я и представить не мог, каков будет этот результат, — пространство задрожало от тревоги и вины, — Видимо это был какой-то вирус на основе ДНК нагов.

«Нагов» – ударило слово. «Нагов?» – со страхом восклицали непосвящённые.  «Нагов» – со стоном тянулась оглушительная мысль сестры. «Нагов» – било набатом. «Нагов – нагов – нагов» болезненно пульсировало в её голове.

— Всё не так плохо, как кажется на первый взгляд. — Эчемин положил руку ей на плечо, делясь своей уверенностью.

«Да, ты прав, друг. Вы пока не знаете, но всё гораздо хуже.»

А сестра, словно почуяв сквозь время эту насмешку, пронзительно взглянула ему в глаза:

— Кто он теперь?

«Эх, самому бы понять» с тоской зажмурился он. А вот Ягуар знал точно:

— Он человек. Душой, духом, сознанием. Наш друг и брат. Только теперь он может выглядеть как змей.

Сестра облегчённо выдохнула. Она сразу стала расслаблена и сосредоточена. Видимо готовилась к худшему. Она приняла его – с удивлением отметил Матфей. И на душе потеплело от её доверия и понимания. Он, скрываясь ото всех, столько лет терзал себя мыслями об этом моменте. И тем более сладко было узнать, что он всё так же дорог им, как прежде.

— Зачем он пошёл на это? — с недоумением спросила Ани.

— У меня есть предположение, — усмехнулась Веста, переглянувшись с мужем, — Но это из разряда фантастики, так что я пока промолчу. Пусть это станет для нас сюрпризом.


Дальше разговор пошёл о деле. И он узнал, что сестра с Вестой и Эчемином отправились в башню Управления, а Сергей с Альвиссом и Ани (почти весь силовой состав) на квартиру к Сашеньке. Значит, Кира с Вадимом надо искать в узле связи, куда Матфей и отправился, чтобы узнать актуальную информацию. Бежать сломя голову за друзьями глупо – не ровен час самому угодить в открытую ловушку и поломать им конспирацию. А вот потом бездействовать он не собирается.

И он прошёл по цепочке коридоров и открыл дверь, в которую допуск есть далеко не у каждого. Его, естественно, почувствовали, но лица у ребят были испуганные.

— Матфей! Слава высшим силам, ты живой! До сих пор не верю, — вскочил Вадим и с силой обнял его. — Мы только что узнали, что ты исчез!

— Это была пустая оболочка, Дим, я здесь, всё в порядке, — он улыбнулся и хлопнул младшего по плечу.

— Вообще-то не всё, — не открывая глаз хмуро возразил Ворон. — Жилой район элиты оцеплен и ребятам пришлось уходить от патруля. В группе Ани, …

— Это я уже выяснил, Кир, пожалуйста дальше!

— Сейчас у них всё в норме, выходят из квартиры.

— Хорошо, значит скоро они будут здесь. Что со второй группой?

— Там всё гораздо хуже, Мэт. Веста на допросе, остальных схватили, но Эчемину удалось удрать. Они теперь где-то в пещерах под Управлением. Там даже нет сети! Я не могу их вытащить! Поэтому остаётся только следить за Вестой, но она, похоже, вывернется.

— Успокойся, я знаю это место.

— Ты?

— Да, я. Я из их клановых делишек уже четвёртый год не вылезаю. У нас есть в запасе как минимум сутки, но нужно спешить.

— Твои делишки мы ещё подробно обсудим, когда все будут в сборе… И да, лучше поспешить. Но ты же не сунешься туда один?

— Нет, если что пойдёт не так, один я не справлюсь. Дождёмся Сергея и всё обсудим, подхватим Ягуара на месте. Я бывал в этих пещерах. Там на каждом шагу святилища нагов и вход в их подземный город.

— Какой клан?

— Милисски.

— !! Но это же правящая верхушка? Туда соваться самоубийство!

— Именно поэтому мы ждём Сергея.

— А чем так страшны Милисски? — Подал голос младший.

— Они очень сильные. Единственный клан, где все поголовно жрецы, и при этом ментальной магией владеют в совершенстве.

— Как «призраки»? — Нахмурился, осознав серьёзность противника.

— Нет, Вадим, «призракам» подвластны лишь страхи, а эти могут выпотрошить из тебя всё, включая душу.

— Теперь понятно, почему они встали над всеми.

— Не только поэтому. Им покровительствует Ашша Кали

Внимание! У Вас нет прав для просмотра скрытого текста.
. А она жестоко карает за неповиновение.

— Тот, кто ждал первую группу на квартире, тоже из клана Милиссков? — Кир одарил Матфея тяжёлым взглядом.

— Да.

Он прикрыл глаза. Матфей понимал, что думает Ворон: «Какого чёрта, ты, братец, ведёшь в наш Дом врага?». Он знал, как трудно придётся и друзьям и его возлюбленной, как нелегко довериться друг другу. Но другого пути для них всех давно уже нет и оттягивать эту встречу дальше по меньшей мере глупо, не говоря уж о том, что действовать в одиночку теперь особенно опасно для каждой из сторон.

— Она совсем другая, Кир. Не такая как остальные.

— Она? Как «она»?… — растерялся хакер, — Кто она, Ястреб? Отвечай!

— Александра Игоревна Чаашвилли, дочь верховного лорда Дагона, верховная жрица Ашшаи’Са… Моя родная душа, моя любимая, Кир.

Улыбка против воли возникла на лице и засветилась в глазах. Кир ситуацию не оценил, он кажется, вообще был в шоке:

— Ты ненормальный… — тяжело опустился в кресло и схватился за сердце — Она же змея, Мэт! Очнись! Какая, к нагам, душа!?

— Погоди, — включился Вадим. — Кир прав, у нагов же нет души, у них совсем другая энергетическая структура…

— Вот именно!

— Это не совсем так, друзья. Я же не сумасшедший.

— А вот очень похож!

— Я в здравом уме, Кир, успокойся! Мы все заблуждались. Да у них другая энергетическая структура, в обычных условиях не совместимая с нашей. Но душа у них есть. Нормальная, способная к перерождению и эволюции душа. Мы все заблуждались, понимаешь! И они заблуждались тоже. Мы с Сашей смогли сопоставить энергетические узлы и нашли способ быть вместе.

— Это как-то связано с той сывороткой?

Именно в этот момент под потолком замигал тревожный сигнал, оповещающий о появлении внутри Убежища чужака.

— Они здесь…

Тагарка - форменная стандартная удлинённая курточка





Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Lindsey Wren | 2-03-2020, 19:20 | Просмотров: 87 | Комментариев: 2




#1 Пишет: Пользователь Онлайн Лиэнь (2 марта 2020 19:24)

Группа:
Верховный маг
Статус: Пользователь Онлайн
222 комментария
100 публикаций


Тег "хайд" так не работает, он скрывает текст от неавторизованных пользователей. Заменила на тег "спойлер", но он режет абзац. Как альтернативу могу предложить использовать "якоря". Но это нужно работать с исходным кодом поста (вот инструкция). Если интересует, могу научить на конкретном примере)))
Текст фэнтезиен и динамичен)) нравится, что сразу пошло действие, "включает" читателя в историю))


--------------------
Регистрация: 10.04.2008 | Ответить | Цитировать | | Жалоба
   


#2 Пишет: Пользователь offline Lindsey Wren (2 марта 2020 20:45)
АВТОР ПОСТА
Группа:
Мечтатель
Статус: Пользователь offline
3 комментария
1 публикация


Лиэнь, спасибо за отзыв! ))
П.С. Надеюсь, что разберусь, как тут делать красивые сноски, в крайнем случае буду вкладывать их по-старинке в конце текста  sweat_smile 
Буду рада, если покажешь, как делать якоря на примере, а пока ушла читать ссылку   ))


--------------------
Регистрация: 1.03.2020 | Ответить | Цитировать | | Жалоба
   




Добавление комментария
Наверх