Сад воронов. Глава 18
Сад воронов. Глава 18
     
 
 
                18.  СÐÐГРИДÐ

МеÑÑц Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ð½Ð¸Ñ Ñтал Ð´Ð»Ñ Ð¡Ð°Ð½Ð³Ñ€Ð¸Ð´Ñ‹ Ñущей пыткой. Ð’Ñе мыÑли её были о Гидеоне, его безжизненном теле, покоÑщимÑÑ Ð² накрепко Ñбитом Ñщике, и корабле, ÑкользÑщем где-то в ледÑных водах Лазоревого океана. Ðочами она видела принца в Ñвоих Ñнах, а, проÑнувшиÑÑŒ, мечтала  уÑнуть Ñнова, ÑпрÑтатьÑÑ Ð¾Ñ‚ Ñтрашной реальноÑти, где она оÑталаÑÑŒ Ñовершенно одна. ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ñнова и Ñнова уговаривал её выйти из Ñвоих покоев, прогулÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð¿Ð¾ Ñаду или Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ приÑоединитьÑÑ Ðº нему во Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð²ÐµÑ‡ÐµÑ€Ð½ÐµÐ¹ трапезы, но Сангрида не Ñлышала его проÑьб. РаÑÑтавшиÑÑŒ Ñ Ñиром Каллатом и велев ему готовитьÑÑ Ðº отплытию, она выходила лишь Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, чтобы поÑетить храм. Отец Бифорд нередко говорил Ñ Ð½ÐµÐ¹ поÑле молитвы, и Ñти разговоры облегчали её боль.
Как не удивительно Ñвою главную поддержку Сангрида обрела в Ðльдо. Узнав, что она принÑла поÑланника Чёрного оÑтрова, он наÑтоÑл на вÑтрече и буквально уговорил Сангриду пройтиÑÑŒ вокруг дворца. Он приходил вÑе чаще и заÑиживалÑÑ Ð´Ð¾ Ñамой ночи, Ñ€Ð°Ð·Ð²Ð»ÐµÐºÐ°Ñ ÐµÐµ раÑÑказами о Морно. 
Здоровье его по-прежнему оÑтавлÑло желать лучшего, и, Ð¿Ñ€ÐµÐ²Ð¾Ð·Ð¼Ð¾Ð³Ð°Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒ, он порой Ñ Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ñ‹Ð¼ трудом возвращалÑÑ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð½Ð¾ в Белый дворец. Узнав, что Сангрида любит верховые прогулки, он раÑпорÑдилÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð³Ð¾Ñ‚Ð¾Ð²Ð¸Ñ‚ÑŒ Ð´Ð»Ñ Ð½Ð¸Ñ… лошадей и в окружении Ñвиты они проделали долгий путь на запад в живопиÑную маленькую деревушку у ÑлиÑÐ½Ð¸Ñ Ñ€ÐµÐº БыÑтрой и Чёрной Ñмерти. 
Ð’ Ñедле Ðльдо чувÑтвовал ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñто великолепно, он держалÑÑ Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ²Ñким доÑтоинÑтвом, и Сангрида впервые по-наÑтоÑщему оÑознала, что перед ней наÑледник преÑтола Морно. Калека иÑчез, ехавший Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹ мужчина был краÑив и обходителен, его Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑ Ð¿Ð¾Ð»ÑŒÑтил бы любой, но, Ñтоило им оÑтановитьÑÑ, в глазах принца Ðльдо что-то потухло. Он беÑпомощно протÑнул руки к выÑокому крепкому Ñлуге и тот, перекинув принца через плечо, оÑторожно его Ñпешил. Другой Ñлуга протÑнул Ðльдо троÑÑ‚ÑŒ и, Ñ‚Ñжело опираÑÑÑŒ на неё вÑем телом, тот поÑпешил к Сангриде на Ñвоих подворачивающихÑÑ Ð½ÐµÐ¼Ð¾Ñ‰Ð½Ñ‹Ñ… ногах.
Как бы Сангрида ни ÑтаралаÑÑŒ держатьÑÑ Ð¾Ñ‚ него на раÑÑтоÑнии, Ñнова и Ñнова Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ñ Ð¾ предÑтоÑщем побеге,  Ñто было выше её Ñил. Ðльдо что-то затронул в её душе, и она больше не могла от него отвернутьÑÑ. Он походил на Гидеона, каким Сангрида впервые увидела его при дворе. Он тоже был неÑкладным иÑтерзанным вороненком, вот только в отличие от Гидеона ему было не взлететь на Ñвоих Ñломанных крыльÑÑ…. ГлÑÐ´Ñ Ð½Ð° него, Сангрида иÑпытывала жалоÑÑ‚ÑŒ и нежноÑÑ‚ÑŒ, точно Ðльдо был иÑкалеченным ребёнком,  и вÑе же порой в её душе пробуждалиÑÑŒ и иные чувÑтва. Стоило им разговоритьÑÑ, Ðльдо преображалÑÑ. Он говорил Ñ Ð¿Ñ‹Ð»Ð¾Ð¼ и ÑтраÑтью, как и Гидеон быÑтро Ð¿Ñ€Ð¸Ñ…Ð¾Ð´Ñ Ð² крайнее возбуждение. Сангрида видела в нем Ñтолько ÑхожеÑти Ñ Ð§Ñ‘Ñ€Ð½Ñ‹Ð¼ принцем, что Ñто вызвало бы недоумение у любого, Ñ ÐºÐµÐ¼ бы она поделилаÑÑŒ Ñвоими наблюдениÑми. Легендарный Гидеон Чёрный принц и калека из Морно. Судьба любит наÑмешки.
ÐŸÑ€Ð¾Ð²ÐµÐ´Ñ Ð² деревушке полднÑ, они выехали обратно в Мраморный город. ПоÑле Ñытного пикника Сангрида ощутимо отÑжелела и чувÑтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð² Ñедле крайне некомфортно. Ðльдо только поÑмеивалÑÑ Ð½Ð°Ð´ её шутливыми жалобами. Сам он был в прекраÑном наÑтроении и даже подбил одного из Ñопровождающих на небольшое Ñоревнование. ИзвинившиÑÑŒ перед Сангридой, он выдвинулÑÑ Ð²Ð¿ÐµÑ€Ñ‘Ð´, а ÑпуÑÑ‚Ñ Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ðµ они Ñо Ñлугой уже мчалиÑÑŒ рыÑью к воротам Мраморного города. Едва их ÑилуÑÑ‚Ñ‹ ÑкрылиÑÑŒ вдали, к Сангриде приблизилÑÑ Ð²Ñадник. Должно быть, он вÑе Ñто Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð´ÐµÑ€Ð¶Ð°Ð»ÑÑ Ð½ÐµÐ¿Ð¾Ð´Ð°Ð»Ñ‘ÐºÑƒ, Ð¿Ð¾Ð´Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ñ ÑƒÐ´Ð¾Ð±Ð½Ð¾Ð³Ð¾ момента. Слуги Ñ‚Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ¶Ð¸Ð»Ð¸ Сангриду, не позволÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸ÑˆÐµÐ»ÑŒÑ†Ñƒ приблизитьÑÑ Ðº ней. Ð’Ñадник Ñкинул Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñ‹ капюшон походного плаща, и тревога Сангриды Ñ‚Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ ÑƒÐ»ÐµÐ³Ð»Ð°ÑÑŒ. Это был Ñир Каллат.
- ГоÑпожа, - Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð²Ñ‹Ñ‡Ð½Ð¾Ð¹ хрипотцой в голоÑе позвал он. 
- ПуÑтите, - велела Сангрида Ñлугам и те поÑпешно раÑÑтупилиÑÑŒ. Сир Каллат подошёл ближе.
- Ð’Ñ‹ Ñпрашивали Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾ нерелиÑÑком черном шелке. Корабль моего гоÑподина прибывает ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð½Ð° закате.
- СегоднÑ? - Сангрида побледнела. Как бы нм томило её ожидание, предÑтоÑщее пугало её.
- Да. ГоÑподин будет торговать на том же меÑте, что и в прошлый раз. И ещё, Ð¼Ð¾Ñ Ð³Ð¾Ñпожа, Ñ Ð»Ð¸Ñ‡Ð½Ð¾ подготовил ткани, о которых вы Ñпрашивали. Ð’Ñе Ñделано в точноÑти, как мы договаривалиÑÑŒ. ЕÑли вы вÑе ещё заинтереÑованы, Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´Ð°Ð¼ их, когда вы поговорить Ñ Ñ…Ð¾Ð·Ñином.
Сангрида только и Ñмогла, что кивнуть. Значит, ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¿Ð¾Ñле заката в храме на Круглой площади. Да, Ñто идеальное меÑто, чтобы оно не вызвало ничьих подозрений. Она и без того каждую ночь проводит в молитве.
- ГоÑпожа! 
Сангрида обернулаÑÑŒ и увидела приближающегоÑÑ Ðº ней Ðльдо. Должно быть, он развернул ÐºÐ¾Ð½Ñ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð½Ð¾, и теперь галопом мчалÑÑ ÐµÐ¹ навÑтречу.
- Что ÑлучилоÑÑŒ? Ð’Ñ‹ в порÑдке? Чего хотел от Ð²Ð°Ñ Ñтот человек?
- Он проÑто торговец тканÑми, - Сангрида выдавила из ÑÐµÐ±Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÑƒ. - Я заказывала у него шелк, ещё до того, как... Товар пришёл в Ñтолицу, и торговец проÑто хотел удоÑтоверитьÑÑ, что Ñ Ð²Ñе ещё намерена его приобреÑти.
Лицо Ðльдо чуть проÑветлело. 
- Этот торговец напоминает Ñкорее наемника. Я иÑпугалÑÑ Ð·Ð° ваÑ. Мне не Ñледовало оÑтавлÑÑ‚ÑŒ Ð²Ð°Ñ Ð¾Ð´Ð½Ñƒ. Я позволил Ñвоей любви к Ñкачке отвлечь Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ñ‚ главного. Ð’ÐµÑ€Ñ…Ð¾Ð²Ð°Ñ ÐµÐ·Ð´Ð° единÑтвенное занÑтие, в котором Ñ Ñ‡ÑƒÐ²Ñтвую ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ð¾Ñ†ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼ мужчиной.
Ðльдо залилÑÑ ÐºÑ€Ð°Ñкой. Он Ñказал гораздо больше, чем Ñледовало, и теперь ÑохранÑл упорное молчание. Сангрида же не нашлаÑÑŒ Ñ Ñ‚ÐµÐ¼, что Ñледует Ñказать, и оÑтаток пути они проделали в молчании.
ОказавшиÑÑŒ у ÑÐµÐ±Ñ Ð² Ñпальне, Сангрида Ñ‚Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½ÑлаÑÑŒ за Ñборы. Своих вещей у неё было ÑовÑем немного - пара платьев, привезенных Ñ Ð¾Ñтрова и украшениÑ. Она Ñ‚Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¾Ð´ÐµÐ»Ð°ÑÑŒ в Ñамое проÑтое из них. Ðе Ñледует привлекать внимание, даже еÑли её будет Ñкрывать Ñама ночь. БраÑлет Гидеона она не Ñнимала Ñо Ð´Ð½Ñ ÐµÐ³Ð¾ отъезда, а в шубе и без того вÑегда ходила в храм. Подумав, она отобрала Ñамые Ñкромные из украшений Ðйаны и ÑпрÑтала их в кошель. Ðе хотелоÑÑŒ уходить отÑюда воровкой, но, кто знает, что их ждёт в будущем.
Сангрида едва уÑпела убрать кошель, как дверь раÑпахнулаÑÑŒ, и в комнату вошёл ухмылÑющийÑÑ ÐšÑ€Ñ‹Ñ.
- Советник, - иÑпуганно вздрогнула нериÑ, пытаÑÑÑŒ понÑÑ‚ÑŒ, заметил ли ÐšÑ€Ñ‹Ñ ÐºÐ¾ÑˆÐµÐ»ÑŒ. Ð¡ÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, тот вошёл мгновением позже, и тайна оказалаÑÑŒ Ñохранена.
- ÐœÐ¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ, - широко улыбнулÑÑ Ð¾Ð½. - Я пришёл, чтобы Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð·Ð´Ñ€Ð°Ð²Ð¸Ñ‚ÑŒ. Ð¡ÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, тебе удалоÑÑŒ наÑтолько очаровать нашего дорогого гоÑÑ‚Ñ, что в Ñкором времени нам Ñтоит ожидать королевÑкой помолвки.
- О чем вы говорите? - изумилаÑÑŒ Сангрида. Она даже позабыла о прежних переживаниÑÑ…, Ð¾ÑˆÐµÐ»Ð¾Ð¼Ð»ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ ÑƒÑлышанным.
- Только что ко мне подошёл гвардеец из Белого дворца и Ñообщил о проÑьбе принца. Тот пожелал, чтобы ему в комнату приÑлали продажную девку, - Â ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ñ…Ð¾Ñ…Ð¾Ñ‚Ð½ÑƒÐ», - Выходит, он хочет убедитьÑÑ, Ñможет ли ублажать Ñупругу, перед тем как Ñделать тебе предложение. Ðе волнуйÑÑ, Ñ ÑƒÐ¶Ðµ раÑпорÑдилÑÑ, чтобы к нему приÑлали девÑтвенницу, так что дурной болезнью он Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ наградит.
- Вам не Ñтоило говорить мне об Ñтом, - Ñ Ð¾Ñ‚Ð²Ñ€Ð°Ñ‰ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ пробормотала Сангрида. Она иÑпытывала ÑоÑущий Ñтрах, при мыÑли, что Ðльдо и в Ñамом деле может Ñделать ей предложение. Ðо помимо Ñтраха она чувÑтвовала брезгливоÑÑ‚ÑŒ и, пожалуй, ревноÑÑ‚ÑŒ. Ей и думать не хотелоÑÑŒ о девице в поÑтели принца. Впрочем, ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÐµÐ¹ не было причин волноватьÑÑ Ð¸Ð·-за Ðльдо, в конце концов, ей недолго предÑтоÑло оÑтаватьÑÑ Ð² роли Ðйаны Пеллар. Ð¡ÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð½Ð¾Ñ‡ÑŒÑŽ вÑе должно закончитьÑÑ. - Эдвард, проÑтите, Ñ Ð±Ñ‹ хотела ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¾Ñ‚Ð´Ð¾Ñ…Ð½ÑƒÑ‚ÑŒ. ÐšÐ¾Ð½Ð½Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð³ÑƒÐ»ÐºÐ° оказалаÑÑŒ неожиданно обременительной Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ. БоюÑÑŒ, Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¾Ñ†ÐµÐ½Ð¸Ð²Ð°Ð»Ð° ÑебÑ, когда ÑоглашалаÑÑŒ на предложение Ñира Ðльдо.
- Конечно, отдыхай. Поговорим утром. Полагаю, ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ñ‚Ñ‹ Ñнова пойдёшь в храм?
- ЕÑли не проÑплю вÑÑŽ ночь до утра.
Она и впрÑмь легла в поÑтель и очень Ñкоро уÑнула. ПроÑнулаÑÑŒ Сангрида, лишь уÑлышав громкие голоÑа гвардейцев, заÑтупавших на ночной караул. Тело её горело, точно в лихорадке и, наброÑив на плечи шубу Гидеона, она крепко закуталаÑÑŒ в меха. ПривÑзанный к поÑÑу кошель Ñ Ð·Ð¾Ð»Ð¾Ñ‚Ð¾Ð¼ звонко позвÑкивал при каждом шаге, и Сангриде пришлоÑÑŒ обернуть ÑƒÐºÑ€Ð°ÑˆÐµÐ½Ð¸Ñ Ð² тонкий платок. Звон Ñтал значительно тише.
Вот и вÑе. Она окинула взглÑдом комнату, которую ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð³Ð¸Ðµ меÑÑцы привыкла Ñчитать домом. Ðеожиданно Ð´Ð»Ñ ÑÐµÐ±Ñ Ð¡Ð°Ð½Ð³Ñ€Ð¸Ð´Ð° ощутила невыразимую печаль, навÑегда Ð¿Ð¾ÐºÐ¸Ð´Ð°Ñ ÐºÐ»ÐµÑ‚ÐºÑƒ из которой так хотела вырватьÑÑ. ТÑжело предÑтавить, что она больше никогда Ñюда не вернётÑÑ, не увидит КрыÑа и Милит. Ркак огорчитÑÑ Ð±ÐµÐ´Ð½Ñ‹Ð¹ добрый Ðльдо, узнав назавтра о её побеге! Может быть, ей и в Ñамом деле лучше оÑтатьÑÑ, раз теперь Гидеон её больше не ждёт.
При мыÑли о Чёрном принце Сангрида внезапно вÑпомнила о ещё одной причине Ñвоего побега. Удивительно, как она вообще могла забыть о том, что ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð²ÐµÐ·ÑƒÑ‚ его тело? ÐÐ¾Ð²Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð»Ð½Ð° холода пробежала вдоль её позвоночника и Сангрида поÑпешно вышла из комнаты. Ð’ Ñтоль поздний Ñ‡Ð°Ñ Ð² коридорах были только Ñтражники. Ðикто и не думал оÑтанавливать её, и Сангрида быÑтрым шагом миновала лабиринты коридоров и длинную дорожку Ñада. СтоÑщие у ворот гвардейцы уÑлужливо их раÑпахнули, и Сангрида оказалаÑÑŒ на Круглой площади. Ðикогда прежде путь от ворот до леÑтницы храма не казалÑÑ ÐµÐ¹ таким длинным.
ОÑтановившиÑÑŒ возле выÑоких резных дверей, Сангрида точно оцепенела. Пальцы замерли в дюйме от ручки, и она отвела их назад, не чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ Ð² Ñебе Ñил Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, чтобы войти. ÐÐµÑ€Ð²Ð½Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð¾Ð¶ÑŒ ÑотрÑÑала ее изнури, мешала дышать, лишала поÑледних Ñил. Она хотела и не Ñмела раÑпахнуть двери, увидеть гроб. Гроб Ñ Ñ‚ÐµÐ»Ð¾Ð¼ Гидеона. 
Ее тело пылало точно в лихорадке, она горела заживо, Ð¼ÐµÑ‡Ñ‚Ð°Ñ Ð¾ блаженной минуте, когда разум уÑтупит болезни, и она точно в ÑпаÑение окунетÑÑ Ð² беÑпамÑÑ‚Ñтво. ОÑознание Ñмерти Гидеона так и не пришло к ней. Порой, лежа без Ñна в Ñвоей кровати она Ñнова и Ñнова пыталаÑÑŒ предÑтавить его мертвым, но у нее ничего не выходило. 
Гидеон в ее воображении мÑгко улыбалÑÑ, живой, любÑщий, неÑокрушимый. Как могло ее Ñердце не ощутить его уход? Как не оÑтановилоÑÑŒ в ту минуту, когда Ñ ÐµÐ³Ð¾ губ ÑорвалоÑÑŒ поÑледнее дыхание? ÐšÐ°ÐºÐ°Ñ Ð½ÐµÐ»ÐµÐ¿Ð¸Ñ†Ð°! ÐšÐ°ÐºÐ°Ñ ÑÑ‚Ñ€Ð°ÑˆÐ½Ð°Ñ Ð½ÐµÐ»ÐµÐ¿Ð¸Ñ†Ð° Ñта жизнь. Почему она была здеÑÑŒ, вдали от дома и Гидеона в то времÑ, когда он нуждалÑÑ Ð² ней? Отчего выбрала золотую клетку вмеÑто любви и ÑчаÑÑ‚ÑŒÑ? Зачем? Сангрида не находилаÑÑŒ Ñ Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ‚Ð¾Ð¼. 
ПрижимаÑÑÑŒ пылающей щекой к ледÑной двери храма, она Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ оÑтавалаÑÑŒ в Ñознании. Как бы хорошо ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð¾ бы умереть. Лежать, ничем не волнуемой Ñ€Ñдом Ñ Ñ‚ÐµÐ»Ð¾Ð¼ Гидеона, обреÑти Ñ Ð½Ð¸Ð¼ в вечноÑти единение, которое они не познали в жизни. Дыхание замирало в ее груди. Закрыв глаза, она вÑей душой приветÑтвовала Ñмерть, звала ее, как зовет ребенок мать, молила заключить в Ñвои любÑщие объÑтиÑ. Ðо Ñмерть, как и Ð¿Ð¾Ð³Ð¸Ð±ÑˆÐ°Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ, не откликнулаÑÑŒ на призывы. Сангрида оÑталаÑÑŒ Ñовершенно одна в Ñтом мире, и никто больше не мог ее уÑлышать. Сделав короткий вздох, она Ñнова коÑнулаÑÑŒ ручек двери и толкнула ее вовнутрь. 
Ð’ ночной Ñ‡Ð°Ñ Ñ…Ñ€Ð°Ð¼ был пуÑÑ‚ и молчалив. Мерно горели на алтаре Ñвечи, туÑклым Ñветом оÑÐ²ÐµÑ‰Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñторный зал, в тени Ñтатуй, Ñкрыв за глубоким капюшоном лицо, шептал Ñвои молитвы ÑвÑщенник. Впрочем, его приÑутÑтвие едва ли было замечено Сангридой. ПрÑмо поÑреди зала там, куда из проема в крыше падал лунный Ñвет, возвышалÑÑ Ð³Ñ€Ð¾Ð±. 
Сангрида покачнулаÑÑŒ на ногах. Она думала, что боль, которую она иÑпытывала на протÑжении Ñтих мучительных недель, уже не может Ñтать Ñильнее, но она ошибалаÑÑŒ. Тело Гидеона покоилоÑÑŒ в дешевом грубо Ñколоченном гробу. Гвозди были прибиты неровно, точно гроб закрывали в Ñтрашной Ñпешке, одна из доÑок треÑнула. За дни, проведенные в море, дерево поÑерело, и от гроба иÑходил Ñмрад. С трудом Ð²Ð»Ð°Ð´ÐµÑ Ð¾Ñлабевшим телом, Сангрида, покачиваÑÑÑŒ, опуÑтилаÑÑŒ на колени. Дрожащие ладони коÑнулиÑÑŒ шероховатой поверхноÑти крышки. Под ней, так мучительно близко и непоÑтижимо далеко, находилÑÑ Ð“Ð¸Ð´ÐµÐ¾Ð½.
Таким и бывает конец. Конец жизни, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð²Ð½ÐµÐ·Ð°Ð¿Ð½Ð¾ оказываетÑÑ Ñтоль ÑчаÑтливой и безмÑтежной. Конец прошлого, Ñулившего лишь Ñветлые дни. Гидеон мертв. Гидеон мертв! Мертв! Ðичего не Ñказано из того, что Ñледовало Ñказать. Ðичего не Ñделано, из того, чего Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð¾ не Ñделать. Был ли он вообще в ее жизни, или Ñто был вÑего лишь Ñон, иллюзиÑ? Воплощение божеÑтвенных обещаний, которые она не принÑла? Ðе захотела принÑÑ‚ÑŒ?
Она не Ñможет его похоронить. Ðет! Как можно закопать его тело в землю, убрать Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·, точно доказательÑтво в ÑодеÑнном преÑтуплений? О нем нужно позаботитьÑÑ, что-нибудь Ñделать. Она должна окружить его той любовью, которую не дала при жизни. Ðужно найти лучших бальзамировщиков, чтобы они прекратили начавшееÑÑ Ñ‚Ð»ÐµÐ½Ð¸Ðµ, возвеÑти Ñклеп или мавзолей, да, мавзолей, чтобы вовек никто не забыл Черного принца. 
- ПожалуйÑта, оÑтавьте Ð½Ð°Ñ Ð½Ð°ÐµÐ´Ð¸Ð½Ðµ, - И Ñкажите могильщикам, чтобы шли по домам. Я не могу его похоронить. Он - Черный принц. Он заÑлуживает лучшей могилы, чем наÑкоро Ð²Ñ‹Ñ€Ñ‹Ñ‚Ð°Ñ Ð² Ñаду Ñма, без ÐºÐ°Ð¼Ð½Ñ Ð¸ надгробиÑ. Идите, и проÑтите, что Ñ Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñ‚Ñ€ÐµÐ²Ð¾Ð¶Ð¸Ð»Ð°. Мне жаль. Мне так жаль...
Слезы, которые Сангрида Ñтоль долго Ñдерживала, набежали на глаза быÑтрее, чем она уÑпела взÑÑ‚ÑŒ ÑÐµÐ±Ñ Ð² руки, и теперь их ничем Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð¾ оÑтановить. Обхватив руками гроб, она приникла к нему вÑем телом, ÑотрÑÑаÑÑÑŒ от рыданий. Как же Ñильно она нуждалаÑÑŒ в утешении! Как неиÑтово желала ÑоÑтраданиÑ, иÑкреннего ÑоÑтраданиÑ, а не Ñлов поддержки от КрыÑа. Он не любил Гидеона. Сангрида знала, что его уход только обрадовал его, и находитьÑÑ Ñ€Ñдом Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð¾ почти так же невыноÑимо, как вÑпоминать умершего. 
ПонÑÑ‚ÑŒ ее могла лишь Милит, потерÑÐ²ÑˆÐ°Ñ Ð±Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÐµÐ² и ÑеÑтер, но им никогда не увидетьÑÑ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ. Ð’ тот день, когда Сангрида выбранила её за безжалоÑтно отношение к Ðльдо, ÑоÑтоÑлаÑÑŒ их поÑледнÑÑ Ð²Ñтреча. Они раÑÑталиÑÑŒ отнюдь не друзьÑми. МыÑли о Милит еще больше ранили Сангриду. Она не могла ÑправитьÑÑ Ñо Ñлезами, унÑÑ‚ÑŒ неиÑтовое биение Ñердца в груди, уÑпокоить ÑбившееÑÑ Ð´Ñ‹Ñ…Ð°Ð½Ð¸Ðµ. Ей было Ñ‚Ñжело дышать, она задыхалаÑÑŒ от рыданий, отчаÑнно боролаÑÑŒ за каждый глоток воздуха, но не могла вздохнуть. ÐапраÑны были ее попытки. Точно Ð²Ñ‹Ð±Ñ€Ð¾ÑˆÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð½Ð° берег Ð¼Ð¾Ñ€Ñ Ñ€Ñ‹Ð±Ð°, она Ñнова и Ñнова хватала ртом воздух, но он заÑтревал в горле, не Ð´Ð¾Ñ…Ð¾Ð´Ñ Ð´Ð¾ легких. Тьма накатывала точно волна, ÑтановÑÑÑŒ вÑе ближе и ближе. Свет перед ее глазами мерк. Смерть уÑлышала ее зов и не преминула откликнутьÑÑ.
Сангрида не знала, Ñколько она пробыла без ÑознаниÑ. Тьма, казавшаÑÑÑ Ð±ÐµÑконечной, точно небеÑÐ½Ð°Ñ Ð²Ñ‹ÑÑŒ, начала медленно таÑÑ‚ÑŒ. ÐеÑÑные ÑилуÑÑ‚Ñ‹ обретали четкоÑÑ‚ÑŒ черт, звуки ÑтановилиÑÑŒ вÑе ближе. Чьи-то заботливые руки оÑторожно каÑалиÑÑŒ ее пылающего лица Ñмоченной в винном укÑуÑе Ñ‚Ñ€Ñпицей, и на Ñмену жару приходила прохлада. Резкий запах не значил ровным Ñчетом ничего. Сангрида не Ñдержала вздоха наÑлаждениÑ, ощущаÑ, как огонь покидает ее чреÑла. Ðе Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·, она потÑнулаÑÑŒ за Ñ‚Ñ€Ñпицей, и еще Ñильнее прижала ее ко лбу. Дыхание девушки Ñтало глубоким и равным, точно поÑле долгого Ñна.
Открыв глаза, она не узнала меÑта, в котором находилаÑÑŒ. Зала храма была оÑвещена Ñвечами, помещение, в котором она находилаÑÑŒ теперь, было крохотным и темным. Ðа Ñтоле догорала единÑÑ‚Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñвеча, ее неровное Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ð±Ñ€Ð¾Ñало неÑÑные тени на голую поверхноÑÑ‚ÑŒ Ñтен. Должно быть Ñто кельÑ, подумала Сангрида, но в Ñледующее мгновение ее взглÑд Ñкользнул на человека, ÑтоÑщего над ней.
Мужчина был невероÑтно худ, как бывают худы лишь иÑтощенные долгим затворничеÑтвом ÑвÑщенники-аÑкеты, вернувшиеÑÑ Ðº людÑм лишь затем, чтобы принÑÑ‚ÑŒ Ñмерть. И вÑе же глаза выдавали его Ñполна. Ð’ их зеленом ÑиÑнии горело адÑкое Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ñ…Ð¸Ñ‰Ð½Ð¾Ð³Ð¾ зверÑ. Гидеон ТалтоÑ, человек, Ñтавший дьÑволом или дьÑвол, проживший человечеÑкую жизнь, не Ñводил Ñ Ð¡Ð°Ð½Ð³Ñ€Ð¸Ð´Ñ‹ приÑтального взглÑда, а на его тонких губах играла торжеÑÑ‚Ð²ÑƒÑŽÑ‰Ð°Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ°  
- Гидеон, - переÑохшими губами прошептала она, не Ð²ÐµÑ€Ñ ÑобÑтвенным глазам. Облачённый в одежды ÑвÑтого отца, тот приÑтально вглÑдывалÑÑ Ð² её побелевшее лицо.
- Я же обещал, что мы вÑтретимÑÑ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ. Чёрный принц вÑегда держит Ñвоё Ñлово. Почти вÑегда.
- Ðо Ñ‚Ñ‹, - она порывиÑто Ñела, едва не задев Ñклоненного над ней мужчину, - Ñ‚Ñ‹ умер.
- Ð’Ñе не такое, каким кажетÑÑ. Я должен был умереть, Сангрида. Только так Ñ Ð¼Ð¾Ð³ ÑпаÑтиÑÑŒ.
- Я не понимаю, - раÑтерÑнно прошептала она, и Гидеон ощутил невыноÑимую нежноÑÑ‚ÑŒ. Она была так иÑпугана, так беззащитна, что его Ñердце невольно ÑжалоÑÑŒ. Ладони его мÑгко обвили ее нежное личико и, притÑнув к Ñебе ошеломленную Сангриду, он долгим поцелуем прижалÑÑ Ðº ее пылающему лбу. Она беÑÑильно обмÑкла в его объÑтиÑÑ…, а затем обвила его шею Ñвоими тоненькими ручками. Слезы тихо бежали по ее щекам, она беззвучно рыдала в его объÑтиÑÑ…. Это продолжалоÑÑŒ беÑконечно долго, и наконец, Гидеон отÑтранилÑÑ. Он оÑторожно вытер Ñлезы Ñ ÐµÐµ щек и груÑтно улыбнулÑÑ. 
- Ð’Ñе началоÑÑŒ тогда, когда Ñ Ð²Ð¿ÐµÑ€Ð²Ñ‹Ðµ вернулÑÑ Ð¸Ð· похода, - негромко начал он раÑÑказ. - ÐерелиÑÑа приветÑтвовала Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐºÐ°Ðº героÑ, и знаешь, Ñ Ð²Ñе еще Ñлышу Ñти голоÑа, превозноÑÑщие моё имÑ, музыку, которую играли на улицах, по которым шеÑтвовали мои войÑка. 
Ðо отчетливее вÑего Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð½ÑŽ глаза отца. Ð’ них Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡Ð¸Ñ‚Ð°Ð» не гордоÑÑ‚ÑŒ и любовь, на которые так надеÑлÑÑ, а Ñвой приговор. Он не проÑтил мне моего триумфа и Ñлавы, которые превзошли его. Я понÑл, что теперь Ð¼Ð¾Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ будет в опаÑноÑти. ÐлаÑтер больше не видел во мне Ñына, Ñ Ñтал ему противником, а Ñ‚Ñ‹ помнишь, как он поÑтупил Ñо Ñвоими братьÑми. Теперь мне оÑтавалоÑÑŒ раÑÑчитывать только на преданноÑÑ‚ÑŒ моих воинов и раÑторопноÑÑ‚ÑŒ оÑведомителей.
От них Ñ ÑƒÐ·Ð½Ð°Ð» о том, что не только мной одним недоволен отец. ЛеÑтер не оправдал его ожиданий, какими бы они ни были, и вÑе чаще в разговорах Ñо Ñвоим преданным Ñлугой Ñиром Каллатом ÐлаÑтер заговаривал о новом браке и Ñыне, который бы Ñмог заменить ЛеÑтера. Отец даже не догадывалÑÑ, что уже долгое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñир Каллат Ñлужит мне. Он не помнил, что много лет назад предал любовь и преданноÑÑ‚ÑŒ Ñлуги, забрав его невеÑту в Ñвой гарем.
По моей проÑьбе Ñир Каллат оÑторожно переговорил Ñ Ð›ÐµÑтером и убедилÑÑ Ð² том, что брат готов на вÑе, даже объединитьÑÑ Ñо мной, лишь бы Ñохранить Ñвою жизнь и право на черный преÑтол. Я дал ему неÑколько щекотливых поручений и,  убедившиÑÑŒ, что он верен мне, заключил Ñ Ð½Ð¸Ð¼ Ñоглашение. Мы выработали план, и Ñтали медленно претворÑÑ‚ÑŒ его в жизнь. Ð”Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ‡Ð°Ð»Ð° подкупили Ðуадор Тактимар.
От ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¡Ð°Ð½Ð³Ñ€Ð¸Ð´Ð° открыла рот. Ей показалоÑÑŒ, что она ошиблаÑÑŒ, ведь подобного проÑто не могло быть, но Ñмех Гидеона убедил её в обратном.
- Понимаю, - Ñказал он. - Ðо от Ñвоих оÑведомителей Ñ Ð·Ð½Ð°Ð», как ÑтраÑтно она желает Ñберечь жизни дочерей. Ðуадор Тактимар была готова на Ñоюз Ñ Ñамим дьÑволом, лишь бы те уцелели. Ð’ то времÑ, когда, как думал отец, Ñ Ð¾Ñаждаю Сембию, Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð±Ñ‹Ð» в Мраморный город. 
Мы вÑтретилиÑÑŒ Ñ Ðуадор Тактимар в Ñтом Ñамом храме. Мы договорилиÑÑŒ, что мои люди позаботÑÑ‚ÑÑ Ð¾ том, чтобы Митридат, а Ñледом за ним и ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ¸Ð½ÑƒÐ»Ð¸ Ñтот мир. Ð’Ñпомни, кто научил Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð¾Ñпроизводить чужой почерк? Мне не ÑоÑтавило никакой ÑложноÑти, заручившиÑÑŒ любовным пиÑьмом Митридата, ÑоÑтавить новое завещание. С печатÑми оказалоÑÑŒ вÑе не так проÑто, но золото Черного оÑтрова и Ð¼Ð¾Ñ Ñ€ÐµÐ¿ÑƒÑ‚Ð°Ñ†Ð¸Ñ ÑƒÐ±ÐµÐ´Ð¸Ð»Ð¸ вÑех Ñтоиков в необходимоÑти замены. ИÑтинный наÑледник Митридата, принц ТриÑтан, был опаÑен Ð´Ð»Ñ Ñоветников, они предпочли избавитьÑÑ Ð¾Ñ‚ него прежде, чем тот надел венец правителÑ. Удача была на моей Ñтороне.
  Ðаши надежды оправдалиÑÑŒ. Ðуадор Тактимар Ñумела убедить КрыÑа вложить завещание в Ñвой ларец. Она молила его о милоÑердии, уверÑла, что такова была Ð²Ð¾Ð»Ñ ÐœÐ¸Ñ‚Ñ€Ð¸Ð´Ð°Ñ‚Ð°, который, будучи при Ñмерти, уже не мог опровергнуть ее Ñлова. Она обещала Ñтать марионеткой в руках иÑтинного принца, забытого Эдварда Пеллара, и ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð´Ñ€Ð¾Ð³Ð½ÑƒÐ». Теперь мы были избавлены от его подозрений. Советник Ñчитал ÑÐµÐ±Ñ ÐºÑƒÐºÐ»Ð¾Ð²Ð¾Ð´Ð¾Ð¼.
Ðуадор Тактимар взошла на преÑтол, а её дочери были в безопаÑноÑти. ОтноÑительной. Королева понимала, что, рано или поздно, Ð²Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾Ñ Ð¾ преÑтолонаÑледовании подниметÑÑ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ, и тогда ей придётÑÑ Ñделать выбор между ними. И она выбрала Ðйану. Когда Митридат был на поÑледнем издыхании, она передала Ñообщение моему человеку. Ðа Ñледующий день вÑе было готово, и он вывел принцеÑÑу из храма. Мы планировали отвезти её в КаÑкадеи, ÑпрÑтать на твоей вилле, но корабль попал в шторм. Ð’Ñе могло рухнуть в одну Ñекунду, но Ñудьба была на моей Ñтороне. Ðйана оказалаÑÑŒ во Вдовьем доле, и Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ðмата Ñ‚Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ Ñообщила мне об Ñтом. Мы решили, что Ð’Ð°Ð¹Ñ Ð¸Ð´ÐµÐ°Ð»ÑŒÐ½Ð¾Ðµ меÑто Ð´Ð»Ñ Ð±ÐµÐ³Ð»Ñнки, и Ñ Ð¾Ñтавил ее под приÑмотром хетты.
Ð’Ñе шло, как мы того желали. И лишь одно не давало мне Ð¿Ð¾ÐºÐ¾Ñ â€“ мое решение отоÑлать Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð° континент.
- Ты не мог, - прошептала Сангрида. Ее Ñлабый Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð±Ñ‹Ð» Ð´Ð»Ñ Ð“Ð¸Ð´ÐµÐ¾Ð½Ð° хуже удара кинжалом. Как бы ему хотелоÑÑŒ избавить ее от Ñтой боли, оградить от вÑего мира. 
- Я должен был. Я Ñлишком Ñильно Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð»ÑŽ. РаÑÑтавание было Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ€Ð°Ð²Ð½Ð¾ Ñмерти, и вÑе же Ñто было лучше, чем потерÑÑ‚ÑŒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð°Ð²Ñегда. ЗдеÑÑŒ мне помог Ñир Каллат. Он разделÑл мои опаÑениÑ, в том, что отец решит иÑпользовать Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‚Ð¸Ð² менÑ, он убедил его отоÑлать Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð° материк, таким образом, Ð¿Ñ€Ð¸Ð½ÑƒÐ¶Ð´Ð°Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ðº повиновению. 
Я знал, что в Мраморном городе Ñ‚Ñ‹ будешь в порÑдке – Митридат уже был наполовину мёртв, а  Ðуадор Тактимар обещала приглÑдеть за тобой, точно за Ñвоей дочерью. Это ей принадлежала Ð¸Ð´ÐµÑ Ð²Ñ‹Ð´Ð°Ñ‚ÑŒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð·Ð° Ðйану. Мы не Ñлучайно выбрали в качеÑтве казни черную вереÑÑŒ. С тех пор, как Ñ Ð¾Ñознал вÑÑŽ опаÑноÑÑ‚ÑŒ Ñвоего Ð¿Ð¾Ð»Ð¾Ð¶ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ñ€Ð¸ дворе, Ñ Ð¿Ð¾Ð½ÐµÐ¼Ð½Ð¾Ð³Ñƒ добавлÑÑŽ Ñды в Ñвою еду и питье, тем Ñамым делаÑÑÑŒ к ним невоÑприимчивым. Я велел преданному Ñлуге проделывать Ñто же и Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹. Ð§ÐµÑ€Ð½Ð°Ñ Ð²ÐµÑ€ÐµÑÑŒ не убила бы тебÑ, как оÑтальных и Ñто вынудило бы ÑвÑÑ‚Ñ‹Ñ… отцов помиловать тебÑ. Правда мы не знали планов КрыÑа, Ðуадор Тактимар была Ñильно иÑпугана, когда он предъÑвил на Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñвое право, но решила не возбуждать в нём ненужных подозрений, ведь он бы не Ñмог Ñделать из Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð²Ð½Ð¸Ñ†Ñƒ. 
Тем временем ЛеÑтер дейÑтвовал в ÐерелиÑÑе. Мы договорилиÑÑŒ - он признаёт мою влаÑÑ‚ÑŒ как Ñвоего владыки и будет ÑодейÑтвовать вÑем моим начинаниÑм, за что получит преÑтол Чёрного оÑтрова и Ðйану. Он любил её, что до ОÑтрова, Ñ Ð±Ñ‹Ð» готов уÑтупить его, ведь Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñтер Ñвой взглÑд на КоролевÑкую равнину. 
- Гидеон...
- ЛеÑтер то и дело вызывал недовольÑтво отца, - не Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‰Ð°Ñ Ð²Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð½Ð° ее иÑпуг, продолжил принц. - ÐлаÑтер ненавидел разгульные выходки наÑледника больше, чем мои военные уÑпехи. Тогда Ñир Каллат и предложил ему отправить ЛеÑтера в Долину Ñоколов, а менÑ, поÑле его неудачи, ему на выручку. «Так, - говорил Ñир Каллат, - вы разом избавитеÑÑŒ от обоих, не вызвав при Ñтом волнений. Гидеона любит армиÑ, она Ñтала бы вам непримиримым врагом, быть может, даже лишила трона, покажиÑÑŒ им Ñмерть Чёрного принца подозрительной, но поÑле его героичеÑкой гибели в Долине, они приÑÑгнут вам на верноÑÑ‚ÑŒ, Ñтанут вашими, а вы благополучно женитеÑÑŒ вновь». 
И мой отец не удержалÑÑ Ð¾Ñ‚ Ñоблазна. Он отоÑлал ЛеÑтера к горцам, а менÑ, чтобы уÑыпить мою бдительноÑÑ‚ÑŒ, отправил поÑлом в Мраморный город. Думаю, его веÑелила мыÑль о том, что он отправил Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, чтобы мы Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ поÑпрошалиÑÑŒ навÑегда. ПоÑтому Ñ Ð¿Ð¾Ð»ÑƒÑ‡Ð¸Ð» пиÑьмо Ñ Ð¿Ñ€Ð¸ÐºÐ°Ð·Ð¾Ð¼ вернутьÑÑ ÑƒÐ¶Ðµ на Ñледующий день. Ð”Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñтот день Ñтал подарком Ñудьбы - Ñ Ð½Ðµ только Ñмог Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÑ‚ÑŒ и переговорить Ñ Ðуадор Тактимар, но уÑыпить бдительноÑÑ‚ÑŒ КрыÑа, который начал что-то подозревать. 
Тем временем ЛеÑтер не только не был пленен горцами, он пришёл к ним добровольно, как поÑол от моего имени. Мы заключили Ñоглашение. Горцы принимали влаÑÑ‚ÑŒ нерелиÑÑкого преÑтола и получали вÑе права нерий, оÑтавлÑÑ Ð·Ð° Ñобой решение по главным вопроÑам и возможноÑÑ‚ÑŒ Ñохранить армию. Ð“Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ñтнее, Долина по-прежнему оÑтавалаÑÑŒ незавиÑимой при протекторате ÐерелиÑÑÑ‹. 
 Мы и не ÑобиралиÑÑŒ выполнÑÑ‚ÑŒ Ñвою чаÑÑ‚ÑŒ Ñделки. Горцы уже изнывали от Ñвоей изолÑции - отец запретил кому-либо веÑти Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ торговлю, ÐºÐ°Ñ€Ð°Ñ Ñмертью каждого нарушителÑ. Это по Ñвоей Ñути была та же оÑада, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ против него Ñамого. Золото, краÑноречие ЛеÑтера и Ð¼Ð¾Ñ Ñ€ÐµÐ¿ÑƒÑ‚Ð°Ñ†Ð¸Ñ Ñ‡ÐµÐ»Ð¾Ð²ÐµÐºÐ°, вÑегда держащего Ñвоё Ñлово, лишили их вÑех Ñомнений. Они Ñами позволили нам взÑÑ‚ÑŒ Фолленд.    
Теперь нам предÑтоÑло организовать величайший Ñпектакль. Мы не только должны были взÑÑ‚ÑŒ неприÑтупную цитадель, но Ñделать Ñто так, что бы противник до поÑледнего Ñчитал вÑе проиÑходÑщее инÑценировкой. Мне пришлоÑÑŒ отдать жизни пÑти Ñвоих преданных Ñолдат. Ð’ их крови Ñ Ð±Ñ‹Ð», когда Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑƒÐ½Ð¾Ñили обратно в лагерь. ЛеÑтера, который был здеÑÑŒ же, на Ñтене, захватил Ñир Каллат и тоже вывел из погибающего города. 
Пока Фолленд иÑпуÑкал Ñвоё поÑледнее дыхание, мы трое уÑпели обÑудить Ñвои конечные шаги. Ðочью, когда Ð¼Ð¾Ñ Ð°Ñ€Ð¼Ð¸Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° занÑта вином, женщинами и грабежами, мы Ñ Ñиром  Каллатом переÑекли город и, поднÑвшиÑÑŒ на корабль СебаÑтиана, отправилиÑÑŒ на материк. - Он тепло улыбнулÑÑ. - Мне жаль, что тебе пришлоÑÑŒ пережить ÑƒÐ¶Ð°Ñ Ñтих дней, но иначе было нельзÑ. Я не мог предÑтать перед тобой раньше, как бы мне того ни хотелоÑÑŒ. Я отправил Ñира Каллата, чтобы он Ñообщил тебе правду, но его оÑтановило твоё ÑоÑтоÑние. Твоё горе было так глубоко, что, утихни оно, Ñто выдало бы наÑ.
- И Ñ‚Ñ‹ позволил мне... - Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¡Ð°Ð½Ð³Ñ€Ð¸Ð´Ñ‹ ÑорвалÑÑ. Она Ñмотрела на Гидеона Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ ненавиÑтью, какой он никогда не видел на её лице. 
- Ты должна Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñтить. Поверь, Ñто приноÑило мне не меньшие муки. Быть так близко и не иметь возможноÑти открытьÑÑ.
- Ты дейÑтвительно Ñчитаешь, что твоё нетерпение идёт в Ñравнение Ñ Ñ‚ÐµÐ¼ адом, через который мне пришлоÑÑŒ пройти по твоей милоÑти?! - Сангрида вÑкочила на ноги. Гидеон протÑнул к ней руку, но Сангрида отшатнулаÑÑŒ, точно от занеÑённого  кулака.
- Прошу тебÑ, пойми. Ð’Ñе, что Ñ Ð´ÐµÐ»Ð°ÑŽ, вÑе Ñто ради нашей любви. Когда Ñ Ð²Ð·Ð¾Ð¹Ð´Ñƒ на преÑтол КоролевÑкой равнины, то во Ð¸Ð¼Ñ Ð¼Ð¸Ñ€Ð° и Ð¿Ñ€Ð¾Ñ†Ð²ÐµÑ‚Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð²Ð¾Ð·ÑŒÐ¼Ñƒ в жены Ðйану Пеллар. ТебÑ. 
- Рчто наÑчёт наÑтоÑщей Ðйаны? 
- Её лицо Ñлишком хорошо знают в ÐерелиÑÑе. Ей придётÑÑ Ð½Ð°Ð²Ñегда оÑтатьÑÑ Ð² ВайÑе. 
- Ты убьешь её, - тихо Ñказала Сангрида. - Сперва, разумеетÑÑ, Ñ‚Ñ‹ убьешь королеву и её дочерей, потом Эдварда. ÐÑ…, да, Ñ ÐµÑ‰Ñ‘ забыла про нашего отца. И, разумеетÑÑ, ЛеÑтер тоже долго не проживет. Он либо Ñтанет твоей марионеткой, окруженный твоими воинами, либо погибнет.
- Ты клÑнешь Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð·Ð° то, что Ñ Ð´ÐµÐ»Ð°ÑŽ, но дни милоÑÐµÑ€Ð´Ð¸Ñ Ð¾ÑталиÑÑŒ в прошлом. Я пощадил Сембию, она взбунтовалаÑÑŒ. Я был предан нашему отцу, но он уготовил мне Ñмерть. Теперь Ñ Ð½Ðµ могу позволить Ñебе уÑтупить хоть в малом. Ð’Ñпомни иÑторию Диглана Белобородого. 
- Он был завоевателем, - возразила Сангрида. ИÑÑ‚Ð¾Ñ€Ð¸Ñ Ð²Ð¾Ð¹Ð½ мало её интереÑовала, во вÑÑком Ñлучае, гораздо меньше филоÑофии и древней литературы. Гидеон, привыкший к тому, что у Сангриды еÑÑ‚ÑŒ ответы на вÑе вопроÑÑ‹, Ñамодовольно уÑмехнулÑÑ.
- Диглан был наÑледником древнего рода, уходÑщего корнÑми к первым королÑм Равнины. Это был доÑтойнейший юноша, преданный королю Эрдилу вÑем Ñвоим Ñердцем и душой. К тому же Диглан прекраÑно разбиралÑÑ Ð²Ð¾ многих науках, был умен, краÑив и удачлив в бою. Думаю, Ñтим он во многом походил на вÑех будущих королей ТалтоÑов, - точно мальчишка, Гидеон выпÑтил грудь и Сангрида невольно уÑмехнулаÑÑŒ. - Так вот, ему было вÑего двадцать три, когда Эрдил Ñделал его командующим флотом. Ð’ то Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñ„Ð»Ð¾Ñ‚ был ÑовÑем иным, корабли почти не иÑпользовалиÑÑŒ на военном поприще, но Диглан изменил Ñто. Он убедил ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ Ð´Ð°Ñ‚ÑŒ ему золото и людей, Ð¾Ð±ÐµÑ‰Ð°Ñ ÐµÐ¼Ñƒ непобедимую армаду. И Эрдил ÑоглаÑилÑÑ. Многих вдохновило начинание Диглана, о его кораблÑÑ… пели пеÑни в тавернах, а дворÑне поÑылали Ñвоих Ñыновей под его командование. Были и те, кто и Ñам отказывалÑÑ Ð¾Ñ‚ наÑиженных гнезд, менÑÑ Ñушу на море.
Равнина воевала Ñ Ñ‚Ð°Ð¼Ð¸Ð¹Ñ†Ð°Ð¼Ð¸, народом, прежде наÑелÑвшим территорию нынешнего Морно. Тамийцы были вольными детьми Ñтепей, воинами, Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼Ð¸ никто не мог ÑравнитьÑÑ. Эрдил ÑамонадеÑнно решил, что Ñможет легко покорить их земли Ñилой Ð¾Ñ€ÑƒÐ¶Ð¸Ñ Ð¸ выÑоким маÑтером Ñвоих воинов. Ðо оказалоÑÑŒ, что Ð°Ñ€Ð¼Ð¸Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° хороша лишь на парадах. Тамийцы же дралиÑÑŒ так, Ñловно Ñами боги ÑтоÑли за их Ñпинами. Они точно жаждали умереть, прихватив Ñ Ñобой как можно больше душ поверженных врагов. ВойÑко Эрдила переÑтало ÑущеÑтвовать. 
Тогда-то он и вÑпомнил о флоте Диглана.  напраÑны были Ñлова того, что корабли беÑполезны в войне Ñ ÐºÐ¾Ñ‡ÐµÐ²Ð½Ð¸ÐºÐ°Ð¼Ð¸, король не Ñлушал его. Он велел Диглану, во что бы оно ни Ñтало, Ñломить дух тамийцев и превратить их в верных ваÑÑалов. Рчтобы мужчины проÑвили  большее рвение, Эрдил отоÑлал их жён и детей в КлодаÑ. ÐеÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° вÑÑŽ ÑложноÑÑ‚ÑŒ поÑтавленной перед ними задачи, Диглану удалоÑÑŒ добитьÑÑ ÑƒÑпеха. РазумеетÑÑ, корабли здеÑÑŒ были ни при чем, золото, обещаниÑ, угрозы решили дело.
Диглан возвращалÑÑ Ð´Ð¾Ð¼Ð¾Ð¹ Ñ Ñ€Ð°Ð´Ð¾Ñтным Ñердцем, даже не догадываÑÑÑŒ о том горе, которое ему предÑтоÑло пережить. ÐšÐ»Ð¾Ð´Ð°Ñ Ð±Ñ‹Ð» атакован Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ñ. Пеллийцам удалоÑÑŒ его отÑтоÑÑ‚ÑŒ, однако никто из Ñановников и не подумал о пленниках. Дом, где Ñодержали детей и жён, Ñгорел дотла. Тела так и не обнаружили, и никто не знал о Ñудьбе пленников. Погибли они в огне? Были пленены? Диглан, потерÑвший трёх маленьких дочерей и жену, ноÑÑщую под Ñердцем четвёртого ребёнка, от Ð³Ð¾Ñ€Ñ ÑделалÑÑ Ñовершенно Ñедым. Белобородый, так его прозвали. Диглан требовал от Эрдила ответов,  но их не было. Король и вовÑе велел ему забыть о ÑлучившемÑÑ Ð¸ поÑкорее женитьÑÑ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ. 
Рдальше Ñ‚Ñ‹ знаешь. Забрав Ñамый быÑтроходный корабль, Диглан Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¸Ð¼Ð¸ вдовцами покинул Равнину и жеÑтоко отомÑтил жителÑм оÑтровов. Ð’ÑÑŽ Ñвою жизнь он верил, что его ÑÐµÐ¼ÑŒÑ Ð¶Ð¸Ð²Ð°. Ð’ ВайÑе он Ñо Ñвоими головорезами уничтожил целый город Мирт, узнав, что мужчины, напавшие на ÐšÐ»Ð¾Ð´Ð°Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð¸ из Ñтих меÑÑ‚. Он и его воины поÑелилиÑÑŒ в опуÑтевших домах. Им предÑтоÑло отомÑтить Эрдилу и Равнине, а Ð´Ð»Ñ Ñтого требовалоÑÑŒ времÑ. Так Диглан Ñтал владыкой. Он назвал город именем жены - ÐерелиÑÑой. С тех пор ТалтоÑÑ‹ правÑÑ‚ Чёрным оÑтровом. Ð’Ñе мы, так или иначе, повторÑем Ñудьбу нашего предка - ищем обратный путь в КоролевÑкую равнину и вÑегда терÑем любимых женщин. Ðи один из Ð½Ð°Ñ Ð½Ðµ был ÑчаÑтлив в любви, а за краткие минуты блаженÑтва мы очень жеÑтоко раÑплачивалиÑÑŒ.
Ðо, как бы то ни было, Ñ Ð½Ðµ откажуÑÑŒ от нашей любви. Ты Ð¼Ð¾Ñ ÐерелиÑÑа, Ñ‚Ñ‹ Ð¼Ð¾Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒ, мое ÑчаÑтье и Ð¼Ð¾Ñ Ð¿Ð¾Ð³Ð¸Ð±ÐµÐ»ÑŒ. Ты - вÑÑ Ð¼Ð¾Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ, Сангрида. Ты в каждом моём триумфе, в горечи поражениÑ, в надежде и Ñтрахе. Я взошёл на Ñвой путь ради тебÑ, но теперь он близок к завершению. Ты понимаешь, что Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶ÐµÐ½ теперь Ñделать. Это изменит вÑе раз и навÑегда. Ð”Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ Ð¾Ð±Ð¾Ð¸Ñ…. ПоÑтому Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶ÐµÐ½ ÑпроÑить, благоÑловлÑешь ли Ñ‚Ñ‹ менÑ? СоглаÑна ли Ñ‚Ñ‹ или мне Ñтоит оÑтановитьÑÑ? Я подчинюÑÑŒ любому твоему решению. Черный принц умер. ЕÑли Ñ‚Ñ‹ захочешь, так оно и оÑтанетÑÑ. ЕÑли нет, позволь мне Ñтать королем.
Ð’ келье повиÑло молчание. Гидеон не отводил напрÑженного взглÑда Ñ Ð¡Ð°Ð½Ð³Ñ€Ð¸Ð´Ñ‹. Она не торопилаÑÑŒ Ñ Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ‚Ð¾Ð¼. Выражение её лица выдавало Ñильное волнение, но, когда она кивнула, в её глазах была лишь Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ Ñ€ÐµÑˆÐ¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ. 
- Тебе не нужно моё ÑоглаÑие, Гидеон, - негромко произнеÑла Сангрида. - Ðо, еÑли Ñто так необходимо, Ñ Ñкажу - убей ÐлаÑтера. ПозаботьÑÑ Ð¾ Ñебе и ЛеÑтере. Я прощаю тебе Ñтот грех. Я прощаю тебе вÑÑŽ ту боль, которую Ñ‚Ñ‹ мне принеÑ. Сделай Ñто. Я Ñумею жить в мире без ÐлаÑтера, Ñумею ÑмиритьÑÑ Ñ Ñ‚Ð²Ð¾Ð¸Ð¼ клеймом отцеубийцы, но жизнь без Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ имеет Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑмыÑла. ЕÑли нет Черного принца, нет Сангриды ТалтоÑ.
Он не Ñумел более Ñдерживать ÑебÑ. Руки Гидеона обвили дрожащую Сангриду, их губы вÑтретилиÑÑŒ в поцелуе.
Он никогда не думал, что поцелуй Сангриды будет таким. ВмеÑто ÑладоÑти на Ñвоих губах Гидеон чувÑтвовал Ñоль ее Ñлез. Она не отÑтранÑлаÑÑŒ как прежде, ничто теперь не могла вырвать ее из его объÑтий. Она дрожала точно перепуганный зверек, в то Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ ÐºÐ°Ðº Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ð² груди Гидеона, казалоÑÑŒ, иÑпепелит его заживо. Он покрывал Ñ‚Ñ‹ÑÑчами поцелуев ее заплаканное лицо, не Ð²ÐµÑ€Ñ Ñ‚Ð¾Ð¼Ñƒ, что вÑе Ñто проиÑходит на Ñамом деле. Какое невыноÑимое, болезненное ÑчаÑтье, быть Ñ Ð½ÐµÐ¹, держать в Ñвоих объÑтиÑÑ…, Ñлышать, как твое имÑ, точно мучительный Ñтон, Ñнова и Ñнова ÑрываетÑÑ Ñ ÐµÐµ губ. 
- Ðе броÑай менÑ, больше никогда не броÑай менÑ, - шептала она, - Гидеон, мой Гидеон.
- Теперь ничто не разлучит наÑ, - пообещал он, на мгновение отрываÑÑÑŒ от нее. Ð’ туÑклом пламени Ñвечей его глаза Ñверкали изумрудным огнем. – Я даю тебе Ñлово. Ðикто больше не поÑмеет вÑтать между нами. Я вÑегда буду Ñ€Ñдом Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹. Я клÑнуÑÑŒ, в Ñледующий раз Ñ ÑƒÐ¼Ñ€Ñƒ в твоих объÑтиÑÑ….






Автор поста
Энди Багира
Создан 23-04-2017, 21:24


251


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Сад воронов. Глава 15
Проза

Сад воронов. Глава 16
Проза

Сад воронов. Глава 8
Проза

Сад воронов. Глава 20
Проза

Сад воронов. Глава 12
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх