Сад воронов. Глава 11
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

                     
 
 
 11.  КРЫС

Утро воскресенья всегда было любимым временем Крыса. Привыкший просыпаться намного раньше своих слуг, он с наслаждением вслушивался в пронизывающую город тишину. В далёком прошлом, когда Крыс был жалким калекой из Клодаса, эта тишина означала свободу. Свободу от косых взглядов и грязных шуток, свободу от оскорблений и побоев. Свободу от страха. Эти часы были лучшими в его жизни и теперь, спустя десятилетия, обладая безграничной властью и сам вызывая страх, он по-прежнему привычно вставал до рассвета, наслаждаясь ею точно спасением.
Но это утро было другим. Оно было наполнено шумом и беготней. Весь город, точно по удару колокола, наполнился возбужденными голосами и скрипом телег. Никто и не думал спать в столь ранний час и Крыс, пристально разглядывающий своё отражение в зеркале, никак не мог перестать хмуриться. Ему всегда легко удавалось спрятать свои чувства от посторонних глаз, но сейчас он не мог себя перебороть. День, которого он так ожидал и которого так опасался, наконец настал, но Крыс не чувствовал себя готовым к нему.
Встреча с Креллингами прошла успешнее, чем он надеялся, теперь оставалось договориться с Черным принцем, что на взгляд Холгера было не легче, чем объездить строптивого жеребца. Став Чёрным принцем, Гидеон всегда ощущал на себе взгляды тысяч глаз, а потому каждое его движение, каждый жест и взгляд были частью грандиозного спектакля. Он больше не жил, он играл свою роль, отдаваясь ей каждым вздохом. И эта игра была непредсказуемой, спонтанной и проницательной. Его невозможно было просчитать или обвести вокруг пальца. Казалось, что Чёрный принц способен читать чужие мысли и предсказывать действия противника ещё до того, как тот сам примет окончательное решение.
- Советник, - в комнату, крадучись, вошёл крохотный человечек, распространяя крепкий запах эля. В этом дворце старик был давно примечен, Крыс щедро платил своим осведомителям, будь они членами Совета или поберушками из подворотни.
- Говори, - властно приказал Крыс, и мужчина с почтительным поклоном начал.
- Я следил за кораблями, как вы и велели,  советник. В полночь от него отчалила шлюпка с торговцами. Трое отправились на невольничий рынок, а двое остались говорить с Томом, сыном Дерби, хозяина "Зелёного холма". Это были Чёрный принц и его слуга.
- Что? - Крыс стремительно обернулся. - Талтос покинул судно? Почему мне раньше не сообщили? Ты проследил за ним? 
- Я упустил его из виду. Он был очень быстр, мой господин, просто бежал по улицам. Том тоже отстал. Я пытался его разговорить, но он сказал, что у принца встреча и чтобы я не совал нос, куда не следует. Я рассудил что теперь тот вряд ли вернётся на корабль, а стало быть остановится в городе. А где ему останавливаться, как не в " Зеленом холме"? Я прождал его всю ночь, выпил эля на целый серебряник, а его все не было. Вернулся только под утро, радостный. Был очень возбуждён. Все шутил со своим слугой, потребовал завтрак и осушил две кружки эля разве что не залпом. Потом и вовсе ушёл наверх с дочерью трактирщика и долго её не отпускал. Сейчас, должно быть, еще спит.
Крыс долго молчал. Старик продолжал стоять на пороге комнаты, ожидая награды, но советник точно вовсе о нем позабыл. Он не сводил взгляда со своего отражения и паника ширилась в нем.
С кем встречался Чёрный принц? Кто привёл его в столь радостное состояние? Чего ожидать от сегодняшней встречи?
-  Господин? - напомнил о себе старик и тотчас втянул голову в плечи. Над ней пролетел тяжёлый мешочек, с грохотом разбился о стену и по мраморному полу, звеня, покатились монеты.
- Эдвард?
Крыс не сразу понял, что оклик адресован ему. Сколько лет он мечтал о том, что его вновь станут звать по имени, и вот, когда это наконец-то произошло, он внезапно осознал, что давно утратил с ним связь. Это имя принадлежало невинному принцу из рода Пелларов, кем он перестал быть много лет назад. Оно не имело ничего общего с советником Холгером Крысом.
Сангрида стояла за его спиной и со страхом взирала на отражение советника. Этот взгляд тотчас его отрезвил, испытывая стыд и раскаяние, Крыс поспешно обернулся, и улыбка осветила его некрасивое лицо.
- Моя дорогая, как ты прекрасна, - он взял её за руку и закружил по комнате. Алое платье пламенем взвилось вокруг её тела и Крыс поразился, насколько Сангрида хороша. Её глаза сверкали от радости, губы расплылись в улыбке, она светилась подобно солнцу.
- Что с тобой? Неужели роль принцессы пришлась тебе по душе?
- Просто сегодня чудесный день. Отчего вы так взволнованны? 
- От сегодняшней встречи слишком многое зависит, - произнёс Крыс, поправляя золотую цепь на шее и замер, поднимая взгляд на Сангриду. - Ты ведь радуешься встречи с ним? Вот отчего ты так счастлива. Не можешь дождаться, чтобы предстать перед господином не служанкой, а госпожой? 
Сангрида не ответила, но её потупившийся взгляд говорил все без слов.
- Ты ведь понимаешь, что он знает настоящую Айану? Что, возможно, вспомнит и тебя?
- И что тогда будет?
- Об этом только бог ведает. Когда речь заходит о Гидеоне Чёрном принце, ничего нельзя сказать наверняка. Знай, что, если он тебя захочет, я не смогу ему отказать. Так что прежде чем попадаться ему на глаза крепко подумай, готова ли ты к последствиям.
- Вам не о чем беспокоиться, Эдвард. Смею вас уверить, я не позволю Чёрному принцу больше, чем того допускают правила приличия. Вы разрешите мне сопровождать вас при встрече?
- Нет, - отсек Крыс и, видя, как расстроила её его грубость, куда мягче добавил, - я не стану приветствовать его, как Креллингов, это сделает Нуадор Тактимар. Принц сам придёт в этот дворец, чтобы начать переговоры. Ты сможешь увидеть его вечером.
Сангрида радостно кивнула и, подхватив юбки, стремглав умчалась в свои покои, заставив Крыса улыбнуться даже несмотря на дурное предчувствие. Порой он забывал, сколь она юна. Острый ум Сангриды сбивал его с толку, заставляя говорить с ней на равных. Он даже занервничал, увидев, с каким нетерпением она ожидает встречи с Гидеоном, но теперь его подозрения прояснились, она была всего лишь влюбленным ребёнком.
Утренняя хандра Крыса окончательно развеялась. Он обнаружил, что вполне может наслаждаться жизнью, и, велев слугам подготовить лоджию к приёму принца, отправился в библиотеку. Чтение всегда приносило ему удовольствие, Крыс с интересом углубился в книгу, прервав это занятие лишь после того, как башенные часы отбили полдень. До встречи с принцем оставался час и Крыс знал, чем его занять.
Сангрида была в своих покоях. Расположившись на балконе, они с Милит над чем-то заливисто смеялись, и вновь Крыс поймал себя на мысли, что он безмерно очарован этим ребёнком. 
- Ох, советник, - Сангрида первой увидела его и приветливо улыбнулась, - мы не заметили вашего прихода.
Милит поспешно выскочила на ноги. Лицо её выражало только одно - страх. Крыс не понимал, отчего она так его боится. Ему это было неприятно.
- Я вынужден помешать вашей беседе. Сангрида, мы могли бы поговорить наедине?
- Простите, - затравлено пролепетала Мелит и быстрым шагом выскочила прочь. Сангрида проводила её растерянным взглядом.
- Боюсь, твоя новая подруга судит меня наравне с другими. Я вызываю у людей страх и отвращение.
- Лишь потому, что они вас не знают. Так о чем вы хотели со мной поговорить?
- О завещании нашей королевы. Мне нужно, чтобы ты написала его сегодня. Вечером я отправлюсь в Совет и смогу поменять местами с настоящим. Вчера ночью я уже написал текст, тебе нужно лишь переписать его почерком Нуадор Тактимар. К счастью, у меня хранятся её письма. Там же ты найдёшь отречение принцессы Айаны от трона в пользу своего мужа, подписанное ее рукой, и сможешь перенести подпись на завещание. Ты ведь справишься с этим?
- Да, - пожала плечами Сангрида. - Эдвард, мы действительно совершаем добрый поступок?
- Можешь в этом не сомневаться, - поспешил заверить её Крыс. Выходя из покоев Сангриды, он ощутил укор совести. Обмануть её было совсем не тем, что обмануть кого-либо иного. Она верила ему, была добра и внимательна. И все же он не мог остановиться. Мир, который он воображал ночами, наконец-то начал превращаться в реальность. И в этом мире не было места сомнениям и сантиментам. Все складывалось наилучшим образом, и Холгер не мог в одночасье разрушить то, что возводил годами.
Поднявшись на лоджию, он велел слуге налить вино и медленными глотками осушил бокал.
- Неужели в Мраморном городе хозяева начинают пир, не дожидаясь гостя? - услышал он незнакомый насмешливый голос.
- Черный принц, - вместо приветствия произнес Крыс, глядя, как из сумрака комнаты на лоджию выходит Гидеон. Он был совсем не таким, каким его рисовал советник в своём воображении. Крыс представлял его крепко сбитым воином, смуглым и коренастым, как большинство мужчин с Острова. Стоящий перед ним человек был высоким и стройным. Его кожа на фоне темных волос казалась белоснежным мрамором, черты лица были тонкими, непримечательными и лишь глаза привлекали к себе внимание. Крысу показалось, что он смотрит в бездну и неприятное ощущение собственной ущербности овладело им как в прежние годы.
 - Должен признаться, я всегда питал к вам интерес. На Черном острове вас называют воплощением бога, его карающей дланью, на континенте - тенью дьявола. Как и все, я заинтригован, кем вы явите себя теперь.
- Это во многом будет зависеть от вас, советник, - обнажил в улыбке ровные зубы Гидеон. Крыс невольно ощутил зависть - его собственные зубы уже долгие годы мучили его, и ему приходилось носить крайне неудобный протез из слоновьей кости. Гидеон Талтос, как и все дети смешанных браков, был удивительно красив, и в этой красоте не было ни единой червоточины. Как гротескно они смотрелись -  статный молодой принц и невысокий ссохшийся Крыс с его мелкими чертами лица, блеклыми навыкате глазками и большой не по размеру одежде, призванной скрыть искалеченное тело. И все же Крыс, а ни кто-то иной теперь решал судьбу Королевской равнины, мира, по своей сути.
Двое гвардейцев шагнули к Гидеону, и он бросил на Крыса насмешливый взгляд.
- Вы хотите, чтобы я оставил свое оружие? Бросьте, Холгер. Мы оба знаем, что мне так же легко убить вас голыми руками, как и вам подсыпать яда в мой кубок. 
- Пропустите, - велел советник.
Он не сводил с Гидеона пристального взгляда, жадно подмечая каждый его жест. Мальчишка был еще слишком молод, чтобы снискать славу, окружающую его имя, и все же, сколь много ни было придумано о нем легенд, войска Талтоса еще не проиграли ни одного сражения. Это заставляло Крыса испытывать беспокойство. Если мальчишка гениальный стратег, то хитрость, на которую привык полагаться Крыс, могла в этот раз сыграть против него. А если Черный принц и в самом деле лично возглавлял свои войска, как о нем говорили, то это сулило советнику серьезные неприятности. 
Движения Гидеона, следовавшего к отведенному ему под навесом месту, были плавными и размеренными. Казалось, встреча с Крысом ничуть его не волнует, наоборот, сулит  долгожданный отдых и покой. Ворот черной шелковой сорочки, отороченный золотым шитьем, был расстегнут, и Крыс заметил широкую полосу шрама, еще не утратившей бордового цвета. Если бы удар меча пришелся на палец выше, не было бы никакого Черного принца, и ему, всемогущему советнику Холгеру, не пришлось бы испытывать изматывающее беспокойство.
Опустившись в кресло, принц улыбнулся и, подняв кубок, залпом осушил его, не отрывая от Крыса насмешливого взгляда.
- Итак, как вы видите, вино не отравлено, - придавая голосу мягкую неторопливость, произнес Крыс. 
- Вы были бы удивлены, окажись оно отравленным, - улыбнулся Гидеон, отставляя от себя кубок. - Не думаю, что в Королевской равнине найдется яд, способный лишить меня жизни.
- Оттого, что вы сын дьявола, как любят посудачить о вас крестьяне?
Гидеон рассмеялся, и звук его смеха еще сильнее разозлил Крыса.
- Я всего лишь человек, советник Холгер, не более того. Хотя мой отец, без сомнения, был бы польщен столь лестным сравнением. Я не боюсь ядов, оттого, что давно выработал в себе устойчивость к большинству из них. 
- Предусмотрительно. Вы боитесь смерти?
- Я ценю жизнь. Мне не хотелось бы отрываться от дел из-за того, что кто-то мной недоволен. Думаю, мы с вами похожи в этом, хотя вы в большей степени привыкли полагаться на свою прозорливость.
- Вы так полагаете? - усмехнулся Крыс. Мальчишка начинал ему нравиться, хотя даже себе Крыс не был готов в этом признаться. Мысль, что наконец-то у него появился достойный соперник, приносила ему немалое удовольствие. Он давно отвык встречать отпор, а этот мальчишка, кажется, мог помешать его планам. Все зависело оттого, насколько умен он окажется, оправдает ли свою славу или утратит силу, оказавшись так далеко от Черного острова. 
- Стало быть, вам уже известно, чем меня может заинтересовать союз с Нерелиссой? - спросил он. - Каким моим целям готовы послужить?     
- Какие цели может преследовать советник Холгер? Признаться, меня этот вопрос ставит в тупик. Вы желаете разбогатеть? Едва ли во всей Королевской равнине найдется человек с большим состоянием, чем у вас. Хотите процветание своей родине? Такие, как мы с вами привязаны к земле и людям, населяющим ее куда меньше, чем к вину и золоту. Власть? Вы и так управляете страной. Так чего вы хотите?
Крыс усмехнулся и, не одарив Гидеона даже взглядом, поднес к губам кубок с вином. Монолог мальчишки приносил ему немалое удовольствие. Он часто позволял своим собеседникам говорить за них обоих, извлекая из подобных встреч куда больше информации, чем из затяжных переговоров. 
- Будь я вами, я бы предпочел умереть, - внезапно произнес Гидеон. Пораженный его словами Холгер поднял на Черного принца выжидательный взгляд. - Вы достигли всего, чего только может желать человек. К чему теперь стремиться? Полагаю, ваша ближайшая цель разрушить Королевскую равнину до основания? 
- Многие годы я трудился над тем, чтобы возвысить мою страну. Зачем теперь мне уничтожать все, что я создал?
- Вам нет никакого дела до страны, - усмехнулся Гидеон. - Все, что вы делали, возвышало не ее, а вас. Забытый принц династии Пелларов получает власть короля. Чего же он хочет? Отмщения.
И вновь Холгер в изумлении уставился в улыбающееся лицо Гидеона. Даже в родном Клодасе его никогда не связывали с Пелларами. Старые люди, помнившие Эдмунда, считали его самозванцем, бароном, решившимся принять имя династии. Откуда Черному принцу знать правду? Единственным человеком, которому открылся Холгер, была Сангрида, и он поверить не мог, что девчонка не удержала язык за зубами.
- Неужели вы думали, что никто не знает ваш секрет? Креллинги известны своим золотом, Пеллары непоколебимой властью, Талтосы умением слышать и видеть то, что не замечают другие. 
- Неужели вы наделены силой видеть сквозь толщу времени? - недовольно произнес Крыс, не в силах больше смотреть на ухмыляющегося мальчишку.
- В разговоре с моим отцом вы назвали своё истинное имя, когда он выразил удивление тем фактом, что главного советника Королевской равнины зовут "ублюдком". К счастью, я достаточно хорошо знаком с историей, чтобы связать это имя и место вашего рождения с мятежом самозваного принца. То, что, несмотря на родственные связи с мятежником, вы оказались при дворе, ваша ущербность и репутация еще больше утвердили меня в верности моих рассуждений.  Вы - Эдвард Пеллар, и ваши желания, принц, мне куда яснее, чем желания советника Холгера.
- И чего я желаю? 
- Того же, чего желают и остальные принцы - корону. Поддержите Черный остров, признайте наше равенство с государствами континента, и я возведу вас на престол.
Крыс усмехнулся. Мальчишка говорил с такой горячностью, точно портовый зазывала, пытающийся продать залежалый товар глупому морнийцу. Эта разительная перемена, в мгновение превратившая надменного Черного принца в торгаша, в очередной раз заставила Крыса ощутить беспокойство. Он решительно не мог предугадать мысли Гидеона.
- И каким же образом вы это сделаете? - после минутного колебания спросил он. 
- Меня и моих войск будет  достаточно, чтобы обеспечить вам корону. Возможно, пиллийцы считают рассказы обо мне всего лишь россказнями, но мне будет достаточно уничтожить один город, чтобы доказать правдивость этих самых россказней. Никто не посмеет восстать против последнего мужчины из королевской династии, если за его спиной будет стоять Черный принц.
- Ваш владыка не допустит этого.
Гидеон пожал плечами.
- Разве вы видите Аластера рядом со мной? Я говорю с вами не как посол Черного острова, я говорю от своего лица. Плевать на страны, я предлагаю вам союз Гидеона Талтоса и Эдварда Пеллара. 
Крыс вновь наполнил свой кубок, и медленно осушил его, думая над каждым произнесенным Гидеоном словом. Все, что он когда-либо слышал о Черном принце, оказалось правдой. Если он не ошибается, а ошибался Крыс крайне редко, этот мальчишка был человеком слова. Гидеон прав - в самых сладких своих мечтах Крыс снова и снова видел себя королем. Что власть, если приходится держаться в тени и плести свои сети, боясь быть обнаруженным? Он хотел сияния славы, криков толпы, скандирующей его имя, почета и преклонения. Он был внуком короля Алсадара, он не мог угасить неистовое пламя владык, горящее в его жилах.
- Чего вы хотите взамен? Едва ли мирный договор для Аластера. 
Гидеон усмехнулся.
- Того же, что и все принцы, - повторил он. - У вас не может быть прямых наследников. Назовите мое имя, сделайте меня королем Равнины так же, как я вас сделаю им. Я готов принести клятвы, что ваша жизнь будет вне опасности. Я не посягну на нее, надеясь быстрее заполучить свой трон, но обеспечу вашу безопасность усилиями своих войск. Вы умрете, когда решат боги, и лишь тогда я приму на себя все бремя власти.
- Вы не мелочитесь.
- Вы ожидали иного от Черного принца?
- Хорошо, - задумчиво произнес Холгер, и глаза Гидеона вспыхнули ликованием. Крыс едва заметно усмехнулся. Возможно, Гидеон Талтос выдающийся воин своего времени и немало поднаторел в переговорах, но он еще не научился прятать свои истинные чувства. Здесь он проигрывал Крысу, и советник намеревался извлечь из его слабости как можно больше выгоды для себя. - Как я смогу привести вас к престолу? - спросил он, с напускной задумчивостью. Путь он поверит, пусть сочтет Крыса неосмотрительным, согласным на все ради короны. Это позволит на некоторое время усыпить его бдительность и тем временем спокойно обдумать, как лучше использовать знакомство с Черным принцем. 
- Вы отдадите мне в жены Айану.
Крыс пораженно замер. Он не сводил взгляда с Гидеона, ожидая увидеть усмешку на красивом лице, но Талтос был невозмутим.
- Некоторое время назад мне пришлось казнить всю прислугу из этого дворца, - осторожно начал советник. - Королева не знает об истинной причине этого решения. Правда же заключается в том, что мне стало известно, что среди этих людей скрывается шпион. Мне удалось перехватить пару писем, из которых стало ясно, что он работает на Нерелиссу и уже успел сообщить хозяину об исчезновении принцессы Айаны. Думаю, на кого бы этот человек ни работал, вы уже все знаете. Девушка, которая встречала Креллингов не принцесса Айана.
- Это не имеет никакого значения. Айана Пеллар, кем бы она на самом деле ни была бы, должна вернуться на Чёрный остров в качестве моей жены.
- Я подумаю над вашим предложением. Сегодня вечером во дворце будет дан торжественный ужин. Я надеюсь, вы к нам присоединитесь. Вы ведь знакомы с принцами Креллингами?
- Много наслышан о них, - Гидеон искривил губы в подобии улыбки. - Калека и мужеложец.
- Добавьте к этой компании меня в качестве ублюдка, и вы найдёте наше общество более чем подходящим для сына дьявола.
Гидеон рассмеялся. Поднявшись на ноги, он чуть заметно склонил голову и, не добавив ничего к выше сказанному, покинул лоджию.
Крыс остался на своём месте. Эта беседа оказалась ещё более содержательной, чем он ожидал. Предложение мальчишки заинтересовало его. Впервые в жизни с ним говорили не как с тенью Митридата, уродцем и калекой, но как с принцем Эдвардом, членом династии. И ему это понравилось. Даже если бы Гидеон приложил ещё больше усилий, ему бы едва ли удалось пробить броню Крыса точнее, чем теперь. Привыкший к унижению, Крыс был тщеславен. И это чувство туманило его разум куда крепче любого вина.
Удалившись в Белый дворец для государственных дел, он с нетерпением ожидал вечера, гадая, какие новые открытия он принесёт. Он даже забыл о завещании. 
Когда Крыс наконец-то оказался дома, все уже было готово. Сангрида от волнения была сама не своя, и Крыс теперь понимал её слабость перед Чёрным принцем. Он едва успел переодеться, когда пожаловали братья Креллинги. 
- Надеюсь, мы не заставили себя ждать? - учтиво осведомился Даррен, склоняясь над рукой Сангриды.
- Вы не можете опоздать, - улыбнулась она. - В этом дворце вы всегда будете желанным гостем, в какой бы час ни постучали в двери. И все же позвольте узнать, что вас задержало? Могу ли я вам помочь?
- Боюсь, мой брат неважно себя чувствует.
- Даррен, - укорил его Альдо, но Даррен предпочел его не заметить.
- Мой брат, увы, не отличается здоровьем. Зато он любит пыльные книжки. Мы мало походим друг на друга. Я предпочитаю оружие.
- Было бы интересно послушать о ваших доблестных подвигах, - раздался вкрадчивый голос и, обернувшись к двери, все увидели Гидеона, возвышающегося на пороге.
- Чёрный принц, - прошептал Даррен. От Крыса не утаился страх, промелькнувший в его глазах. Слава Гидеона шла впереди него. 
И вновь Крыс поразился тому, какой эффект оказывает на людей присутствие принца. Альдо зачарованно уставился на вошедшего, а Даррен тотчас словно померк. Улыбка исчезла с его лица, взгляд потух, а плечи опустились. Он разом лишился своего очарования. Сангрида, напротив, расцвела подобно бутону. В её глазах была такая любовь, что Крысу стало не по себе. Грудь её тяжело вздымалась, все внимание было направлено лишь на Гидеона. 
Сам принц с любопытством разглядывал собравшихся. В отличие от остальных, он был одет совсем просто, в чёрную сорочку и чёрные походные штаны. Лишь длинная в пол шуба из волчьего меха напоминала, что перед ними один из богатейших людей мира. Гидеон сделал шаг вперёд и мех с шелестом заскользил по полу, подобно коронационный мантии. 
- Итак, принц Даррен, - произнёс он, - Поведайте нам истории ваших успехов. Боюсь, Чёрного острова достигают лишь немногие из них. Я слышал лишь о том, как вы одержали верх над придворным певцом и несколькими солдатами из вашей личной охраны. Или вы предпочитаете иное положение? 
Краска отхлынула от лица морнийца. И Крыс испугался. Если эти двое набросятся друг на друга в его дворце, то ни один из договоров не будет подписан. Королевскую равнину охватит мятежи и беспорядки. Без денег Морно ему не удержаться у власти. А Нерелисса? Договор о мире снимет запрет с торговли, и в будущем можно будет не унижаться перед Креллингами, прося все новых и новых кредитов. 
- Уверена, - произнесла Сангрида, беря под руку Даррена, уже готового броситься на Чёрного принца, - чем бы ни оскорбили вас эти солдаты и музыкант, они получили по заслугам. А теперь, прошу, пожалуйте к столу. Я весь день не давала прислуге покоя, так что, надеюсь, мои усилия были не напрасны.
Крыс вздохнул с облегчением. Гроза миновала, но чего ещё ждать? А после нужно будет идти в Совет и, рискуя всем, подменить завещание. На него вновь напало уныние, и даже присутствие Сангриды не могло этого изменить.
- Принц, - подал голос Даррен. - Это правда, что, обговаривая условия сдачи города, вы неизменно требуете сотню самых красивых женщин для себя и своего ближнего круга, а, получив их, устраиваете многодневную оргию, предаваясь пьянству и насилию?
Сангрида замерла в своём кресле. Бросив на нее быстрый взгляд, Гидеон улыбнулся.
- Принц Даррен,  если бы это было так, я бы взял вас в свой следующий поход. Вам бы только пошло на пользу общение с женщинами и мужские разговоры. 
- И консистория вас не осуждает? - проигнорировав его ответ, с жаром спросил морниец.
- Когда люди воюют, бог закрывает глаза. А как вы себя оправдываете?
- Прошу вас, довольно о войне, - не отрывая взгляда от стола, прошептала Сангрида. - Есть тысячи тем, более приятных для обсуждения.
- Разумеется, - воодушевился принц Даррен. - Поговорим о любви. Как вышло, что рядом с таким великим воином, как Чёрный принц нет ни одной женщины? Разве Талтосы не женят сыновей, едва те впервые испытают зов плоти? Что с вами не так?  Или только боль и разрушения горячат вашу кровь? 
Гидеон молчал. Непринужденная насмешливая улыбка исчезла с его лица, глаза опасно потемнели. Не чувствуя нависшей над ним угрозы,  Даррен довольно усмехнулся.
- Что касается меня, то я намерен в скором времени жениться. Завтра я буду просить руки принцессы Айаны у Нуадор Тактимар. Нельзя, чтобы подобный цветок высох в своём вдовстве. Я намерен увлажнять его снова и снова.
- Как будто ей было мало первого мужа, предпочитавшего меч ножнам. 
Даррен в бешенстве вскочил на ноги, Гидеон ответил тем же. Между ними был стол, но едва ли подобная преграда могла бы сдержать натиск нерелисского льва.
- Гидеон, нет! - Сангрида испуганно встала перед ним. - Прошу тебя, не надо. Принц Даррен! - она бросила на морнийца умоляющий взгляд. - Вы оба сделаете мне одолжение, если прекратите эту ссору. Вы гости советника Холгера и он отвечает за вас перед всем миром. Прошу, будьте к нему милосердны!
Отчаяние, прозвучавшее в её голосе, несказанно тронуло сердце Крыса. Никто прежде не проявлял о нем подобную заботу, и неожиданно к его глазам подступили слёзы. Он не плакал с тех пор, как его искалеченным привезли обратно в Клодас. И Крыс испытал страх. Сангрида все больше подчиняла себе его душу, завладевала мыслями. С каждым днём чувства к ней становились все сильнее, и Крыс с ужасом понимал, что влюбляется. Для таких, как он, любовь означала лишь одно - гибель. Вот отчего он всерьёз размышлял о том, чтобы отдать её замуж за Креллинга. Потерять её сейчас было бы не так больно. 
- Советник, - окликнула его Сангрида, и Крыс оторвался от размышлений. 
- Господа, прошу вас. Давайте наслаждаться прекрасным ужином, вином и компанией принцессы Айаны, - торопливо сказал он.  Сангрида была права - ему дорого обошлась бы драка двух принцев.
- Гидеон! - вдруг с ужасом закричала Сангрида, но тот лишь улыбнулся в ответ. Принц вынул из ножен кинжал, но, вместо того, чтобы наброситься на Даррена, швырнул клинок перед ним на стол.
- Кинжал, а не ножны, - повторил он. - Оставьте себе.
- Я когда-нибудь его верну, - дрожа от гнева, пообещал Даррен. Гидеон усмехнулся. 
- Буду с нетерпением ожидать этого дня. - Каллат? - он перевёл на вход и лишь теперь присутствующие заметили появление ещё одного гостя. Он, как и принц, был одет во все чёрное, а черты лица выдавали в нем нерию.
- Простите, господин, - мужчина низко поклонился. Взгляд его остановился на Сангриде, однако более ничем он её не отметил. - Вам пришло послание от Аластера. Оно требует вашего немедленного ответа.
- Дай сюда, - велел Гидеон и быстрым шагом направился к слуге. Буквально выхватив бумагу из его рук, он быстро скользнул взглядом по строчками и лицо его омрачилось.
- Господа, боюсь, я вынужден вас оставить. 
- Что-то произошло? - взволновано спросила Сангрида. Гидеон бросил на неё предупредительный взгляд.
- Наследник Лестер был взят в плен и теперь находится в Фолленде. Я должен возглавить войска и вернуть его из Долины соколов прежде, чем истечёт срок ультиматума. Боюсь, мне придётся покинуть вас сразу, как только мои спутники продадут всех рабов. Я зайду к вам завтра в полдень, советник, и мы закончим наш разговор. А сейчас прошу меня извинить.
- Думаю, мне больше не посчастливится увидеть нашего друга, - глядя в спину удаляющегося Гидеона, задумчиво произнёс Даррен. - Долину соколов невозможно покорить. Вход в город перекрывает горная гряда, ворота высечены прямо в камне и иного пути нет. Даже дорога в долину создаст принцу немало проблем - она столь узкая, что его армия растянется на многие лиги. Его предок, разбойник Диглан Белобородый попытался взять город с моря,  но потерпел поражение. Все, что ему удалось, разрушить часть северной гряды, но Фолленд все ещё защищают неприступные стены. Нет, Талтосу в этот раз не одержать победы.
- Не думаю, что ты прав, - покачал головой Альдо. - Каскадеи тоже считались неприступной крепостью, но они не выдержали и месяца осады. Принц взял сатрапию измором. Что мешает ему повторить это с Фоллендом?
- Они готовы к его удару, да и горы на их стороне. Нет, история Чёрного принца окончена, - Даррен салютующе поднял бокал и осушил его до дна.
Вечер не оправдал надежды Крыса и, проводив Креллингов, он ещё долгое время в задумчивости сидел у камина, размышляя о том, что сулит ему отъезд Гидеона. Как бы ни горько было это признавать, принц Даррен, наверняка,  был прав, предсказывая гибель Талтоса. На месте Аластера Крыс позволил бы горцам прикончить Лестера, после чего объявил наследником Гидеона. Мальчишка определённо был рожден для трона, но его свет уже сейчас превзошёл славу Аластера и Крыс понимал отчего владыка так держится за своего никчемного сына. Жизнь Лестера гарантировала жизнь самого Аластера.
Нужно уже сейчас сближаться с Морно, пока Креллинги не ощутили свое превосходство. И сделать это можно было лишь одним способом. Поднявшись в свои покои, Крыс взял со стола ларец с документами, куда днём спрятал поддельное завещание Нуадор Тактимар. Документы, хранящиеся здесь, давали ему абсолютную власть над Королевской равниной, некоторые и вовсе могли изменить судьбу многих стран. 
Найдя нужную бумагу, он ещё раз её прочёл, а затем бросил в огонь. Края тотчас начали темнеть, она съежилась и вскоре превратилась в белый пепел. Так собственной рукой и втайне от всего мира советник Холгер Крыс уничтожил возможное будущее целой страны. Не ведая этого сам, наследник Мраморного города раз и навсегда лишился своей короны и даже бог теперь был неспособен вернуть ему престол. И, когда Крыс возвращался домой из Совета,  от его дурного настроения не осталось следа. Будущее больше не пугало его. Близилась новая эра, в которой ему предназначалась главная роль.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 26 февраля 2017 | Просмотров: 635 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх