Сад воронов. Глава 8
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

 

8.  САНГРИДА 

Колокольный звон разрезал сонную негу Мраморного города. В рассветное небо взвились тысячи голубей, теряясь в белоснежной зыбке облаков. Заскрипели петли ставень, послышались голоса разбуженных людей. Город проснулся.  
Вот уже третий день столицу наполнял торжественный колокольный перезвон, знаменующий браки принцессы Гексии и принцессы Октавии. Улицы города были заполнены людьми. Из фонтанов текло вино, в каждом квартале были накрыты богатые столы, канатоходцы, актеры и музыканты самозабвенно развлекали горожан. Не было человека, который в этот ранний час не вышел бы на улицы. 
Впрочем, жителей малого дворца торжества не коснулись. Крыс категорически запретил Сангриде покидать его стены, присоединяясь к народным гуляниям. 
- Моя дорогая, - сказал он, - сейчас все гвардейцы на счету, а тех, кого я могу предоставить, недостаточно, чтобы я доверил им твою жизнь. Сам я, увы, лишен возможности пропустить праздник, а иначе ни за что не оставил тебя в одиночестве. Впрочем, возможно, Милит сумеет его скрасить. 
Милит перебралась в малый дворец за две недели до свадебных торжеств. К удивлению Крыса, она очень быстро нашла общий язык с Сангридой, несмотря на то, что прежде чуралась нерии, как и любой другой наложницы Митридата. Теперь же ее отношение к Сангриде стало едва ли не подобострастным. 
Сангрида покорила ее своей добротой и, Милит не упускала возможности услужить новой подруге. Привыкшая пресмыкаться перед властной матерью, она не представляла жизни, без слепого обожания и преклонения перед возвышенным кумиром. Красивая, рассудительная Сангрида как никто другой подходил на эту роль, и Милит не могла не одарить ее своей любовью. Забыв о высоком происхождении, она возглавила плеяду слуг, чьей единственной заботой было благоденствие прелестной госпожи.
Сангрида воспринимала подобную привязанность с удивлением и благодарностью. Будучи ровесницей Милит, она вместе с тем возложила на себя заботу о ней, ощущая себя старшей сестрой несчастной принцессы. 
Нуадор Тактимар, часто видевшая их прогуливающимися по саду, невольно думала об Айане. Казалось, что юная нерия примеряет на себя роль, отведенную для нее Крысом, а Милит, глупая маленькая девчонка, искренне верит самозванке, отрекаясь от исчезнувшей сестры. В душе Нуадор Тактимар нарастало недовольство, и она все чаще демонстрировала его Крысу, забывшись лишь на празднование свадеб. 
В последний день торжеств, она настояла на том, чтобы Милит неделю пожила с ней в Белом дворце. С тех пор, как Гексия и Октавия перебрались в дома мужей, Нуадор Тактимар остро ощущала их отсутствие, и, как бы велико не было бы ее недовольство Милит, она жаждала ее общества. 
Лишившись привычной компании, Сангрида провела весь день в храме. Прежде она не была религиозна, но с тех пор, как корабль унес ее прочь от родного острова, она все чаще опускалась на колени, моля бога вновь вернуть ее домой, позволить увидеть дворец и Гидеона. Крыс, поначалу настаивающий, чтобы Сангриду сопровождали в храм стражи, был вынужден уступить ее просьбам.
- Я не могу искренне молиться, зная, что за дверями меня ожидают люди, - говорила она в ответ на возражения Крыса. - Я начинаю торопиться, путаю слова, и думаю не о боге, а о том, что стражи нуждаются в отдыхе и еде, и мне стоит поспешить. Эдвард, мои походы в храм теряют смысл. Позвольте же мне бывать в нем одной, не лишайте возможности говорить с богом.
И он уступил. Теперь Сангрида проводила в храме долгие часы. Здесь, в тишине и покое она вспоминала прошлое, становясь собой прежней. В стенах малого дворца она и думать не могла о Гидеоне, но в тени храма его фигура являлась ей так явственно, словно она видела перед собой призрака. Как легко было представлять его юным послушником, зажигающим свечи и на коленях молящимся перед алтарем. Порой Сангрида проводила в храме всю ночь, но Крыс не смел ей возразить. Он не понимал и боялся набожности, давно утратив веру в бога и в его милосердие.
Вернувшись как-то вечером домой из храма, Сангрида нашла Крыса в самых расстроенных чувствах.  
- Сангрида, - негромко позвал он ее. - Мне нужно кое о чем тебя попросить. Присядь, пожалуйста.
Удивленная робостью в его голосе, Сангрида прошла в зал и опустилась на софу рядом с Крысом.
- Прежде, чем начать, я должен взять обещание, что ты никому не расскажешь о том, что я тебе расскажу. Даже Милит.
- Я никому никогда не рассказываю, о чем мы разговариваем. Неужели вы считаете, что я способна на подобную глупость?
Крыс улыбнулся.
- Порой я забываю, моя дорогая, что ты не только красива, но и бесконечно умна. И все же я вынужден настаивать. То, о чем пойдет речь, представляет государственную тайну.
- Хорошо, - пожала плечами Сангрида. - Я обещаю, что сохраню все услышанное в секрете
- Благодарю. Видишь ли, сегодня днем я был у королевы. Дела в государстве совсем разладились, так что мне приходится снова и снова являться в Белый дворец. Как бы то ни было, речь не о настоящем, а о будущем династии Пелларов. С тех пор, как Нуадор Тактимар взошла на престол, состояние ее здоровья крайне ухудшилось. Смерть несчастных фавориток, опасения за дочерей и пропажа принцессы Айаны, в конце концов, серьезно подорвали ее силы. Лекарь, с которым мне сегодня довелось переговорить, опасается, что со временем ситуация будет лишь усугубляться, и довольно скоро, гораздо быстрее, чем всем нам хотелось бы, на Круглую площадь вновь выведут наследников, в ожидании оглашения завещания.
Сердце Сангриды защемило. Ужас, пережитый так недавно, вновь разгорелся в ее душе. Снова перед глазами предстали умирающие в мучениях наложницы, померещился голос Наоми, зовущий ее облегчить последние мгновения жизни.
- На этот раз их будет трое - Гексия, Октавия и Милит.
- Милит?
- Да, моя дорогая, боюсь, что отказ от королевского статуса не спасет твою маленькую подружку от закона. И, как не печально это говорить, Нуадор Тактимар едва ли оставит трон той, которая от нее отреклась. Вот отчего я обращаюсь к тебе. Весь день я думал над тем, как обойти эту кровавую традицию, искоренить ее раз и навсегда. И, как мне кажется, я нашел выход. Ты станешь человеком, положившей ей конец.
- Я? - изумилась Сангрида. - Но что я могу сделать? Я даже не пелийка.
- Я попрошу тебя о большой услуге. Как бы я ни старался не вовлекать тебя в политические интриги, без тебя спасти сестер будет невозможно. Ты говорила, что можешь подделать любой почерк. Мы напишем новое завещание от имени Нуадор Тактимар, и именно его огласят на Круглой площади.
- Вы хотите, - тщательно подбирая слова, произнесла Сангрида, - чтобы я написала ваше имя?
- Нет-нет, - покачал головой Крыс. Кажется, его позабавило подобное предположение. - Ты по-прежнему слишком веришь глупым россказням, распускаемым моими недоброжелателями. Я не хочу править, Сангрида, не хочу становиться королем-калекой, какой бы соблазнительной ни казалась корона. Нет, ты напишешь имя Айаны Пеллар.
- Я не понимаю. Она ведь исчезла.
- Именно! - воскликнул Крыс. - Это создаст прецедент, и позволит нам остановить казнь, до решения вопроса о наследнике. Но это еще не все. Я могу допустить то, что некоторые из советников попытаются сделать отсылку на завещание короля Максимилиана Кривого. Он оставил трон сыну, который был заражен проказой и не мог стать королем. Тогда Совет голосовал за наследника самостоятельно и казнил всех остальных детей Максимилиана. 
На этот случай у нас будет письмо, написанное уже рукой Айаны, перед заключением брака с покойным принцем Дованом. В этом письме она отказывается от всех своих прав в Королевской гавани в пользу мужа. Дован мертв, у него нет прямых наследников, а права на престол сможет заявить любой из Талтосов. Совет побоится обнародовать письмо, зная, что за этим последует война с Черным островом. И тогда я смогу настоять на отмене казни и введении указа о прямой передачи трона. Принцесса Гексия станет нашей новой королевой, а ее сестры останутся в живых. 
-  Вы уверены в этом, Эдвард? 
- Если я в чем-то неуверен, то не распространяюсь на этот счет. Поверь мне, меньше всего на свете я хотел бы увидеть, как их хорошенькие головы сносят с плеч. Так что ты скажешь? Я могу рассчитывать на твою помощь? 
Подумав, Сангрида кивнула. Меньше всего на свете ей хотелось приближаться к престолам и владыкам, но жизнь Милит, как и жизнь ее сестер, значила гораздо больше, чем ее нежелание. 
- Спасибо, - без тени улыбки на лице произнес Крыс. - Ты и представить себе не можешь, как мне важна твоя помощь. Без тебя я не смогу сделать ничего из того, чего бы мне так хотелось.   
- Вы можете рассчитывать на меня, - отозвалась нерия. - Эдвард, идя домой, я слышала, что уже завтра в столицу прибывает морнийское посольство.
- Верно! - встрепенулся Крыс. - Боюсь, меня слишком опечалило состояние нашей королевы, и я позабыл о самом важном. Завтра в полдень они предстанут перед Нуадор Тактимар и Мелит, а вечером здесь, в малом дворце будет дан небольшой праздничный ужин для их высочеств. Королева просила передать тебе ее маленькую просьбу.
- Мне? - изумилась Сангрида. Даже в то время, когда Нуадор Тактимар еще не была королевой и проживала в малом дворце, она практически не разговаривала с нерией, предпочитая ей компанию зрелых наложниц.
- Королева опасается, что весть об исчезновении принцессы Айаны может повлиять на исход переговоров. Морнийцы могут решить, что ее выкрали нерии и Талтосы начнут диктовать нам свои условия, которые мы будем вынуждены соблюдать, в надежде сохранить жизнь пленницы. Ни для кого не секрет, как нас ненавидят Креллинги, но даже эта ненависть не идет ни в одно сравнение с тем, какие чувства они испытывают к Черному острову. Таким образом, нам следует любым способом скрыть факт пропажи принцессы. Нуадор Тактимар хочет, чтобы ты сыграла роль Айаны.
Сангрида застыла в изумлении. На лице ее отобразилось непонимание, и Крыс снова повторил.
- Если ты сыграешь роль Айаны, морнийцы ни о чем не заподозрят. Об ее исчезновении знает лишь небольшой круг приближенных, и все они станут молчать, понимая, что поставлено на карту. Нерии тоже не станут выдавать тебя, даже если и обнаружат подлог. Они сразу догадаются, в чем их подозревают, и лишь молчание обеспечит им защиту от любых обвинений. 
- Но мы даже не похожи с Айаной, - наконец произнесла Сангрида. - Мои волосы темнее и я ниже ее ростом. И глаза у нее карие.
Крыс улыбнулся.
- Это не имеет значения, моя дорогая. Сомневаюсь, что во дворце Креллингов висит портрет принцессы Айаны. Ты прелестна собой и твои манеры не уступают королевским. Если в тебе и есть какой недостаток, так это островной акцент. Впрочем, по мне твой выговор очень приятен уху. 
- Тогда почему вместо меня не выбрать другую? Если они догадаются, что я нерия...
- Моя дорогая, - Крыс от души рассмеялся, - неужели ты не понимаешь всю свою власть? Ты можешь говорить что угодно и на каком угодно языке, принцы этого не заметят. Все, о чем они будут думать, как бы затащить тебя в постель и согласишься ли ты на короткую интрижку, будучи вдовой.
Сангрида густо покраснела. О подобных вещах она старалась не думать вовсе. С тех пор, как Крыс обмолвился о приезде Гидеона, она и без того чаще прежнего ходила в храм, на коленях пытаясь замолить грешные образы, рождающиеся в ее снах. 
- Есть еще одна причина, по которой Нуадор Тактимар выбрала именно тебя. Цель этих визитов, заключение договоров с Черным островом и с Морно. Браки старших принцесс помогли укреплению страны изнутри. Браки младших - помогут осадить наших врагов. Милит станет женой Черного принца, ты же взойдешь на престол Креллингов, станешь королевой Морно. Принц Даррен хорош собой, говорят даже, что чересчур, он образован и пользуется всеобщей любовью. Он составит тебе прекрасную пару, и ты, наконец, вырвешься из этой клетки.
- Я не хочу замуж! - голос Сангриды задрожал. Она была в ужасе. Слезы заблестели в ее глазах прежде, чем она сумела обрести контроль над чувствами, и Сангрида раздраженно смахнула их с лица. - Я не выйду за принца Даррена, даже за все сокровища Морно! Я не хочу замуж вовсе. Тем более... Нет! - она вскочила с софы, игнорируя попытки Крыса удержать ее. - Я сыграю роль принцессы Айаны, помогу Королевской равнине избежать войны, но на этом все. Я не выйду замуж за морнийца, а если вы меня заставите, перережу себе горло! 
Она опрометью бросилась прочь из зала. Лицо ее горело точно в лихорадке. 
- Гидеон, - мысленно звала она Черного принца, - где же ты? Я не справлюсь с этим одна. У меня нет на это сил.
Проснувшись на следующий день, Сангрида чувствовала себя гораздо спокойнее. Не выказав ни малейшего неудовольствия, она позволила служанкам уложить волосы в сложную прическу, и даже сумела улыбнуться, примерив баснословно дорогое платье из золотого шелка. 
Нуадор Тактимар распорядилась передать в ее распоряжение сундуки с украшениями Айаны, и, увидев среди них подвеску, подаренную Аластером, Сангрида тотчас надела ее на шею. Напоминание о доме еще больше успокоило ее, и до вечера Сангрида с удовольствием распоряжалась слугами, готовящимися к торжественному приему. 
По ее велению стол перенесли из неуютного парадного зала в закрытый дворик, где прежде любили отдыхать наложницы. Здесь били фонтаны, в маленьких бассейнах плавали разноцветные рыбки, а в высоких глиняных горшках пышно цвели благоухающие цветы. В ночное  время слуги зажигали свечи в разноцветных фонариках и огонь в жаровнях, а над головами отдыхающих ярко горели звезды. 
Сангриду настолько увлекли приготовления, что она думать позабыла о своих переживаниях, и лишь приход Крыса с гостями вновь вернул ее к реальности. Оправив складки платья, она поспешно спустилась на первый этаж, едва успев к их приходу. Едва она остановилась, дверь распахнулась, и в холл вошли трое. Крыс держался позади, а потому прежде всех Сангрида увидела принца Даррена.
В том, что это именно он, Сангрида ни секунды не сомневалась. Он действительно был одним из самых красивых мужчин, которых она когда-либо видела. Кожа его была смуглой, как у нерий, темно-каштановые волосы волной спускались к шее. Казалось, что черты его лица были выточены талантливым скульптором, прежде вдыхавшим жизнь в холодный мрамор алтарных образов. Но примечательнее всего были его глаза. Они казались слишком светлыми в контрасте со смуглым цветом кожи, но голубой лёд был полон огня. Он был высоким и статным.
Его брат, принц Альдо, ничуть на него не походил. Он был ниже ростом и худощав. Кожа его была бледной, а волосы темно-русыми. Хотя принц изо всех сил старался стоять прямо, было заметно, каких усилий это ему стоит. Трость в его руках сильно задрожала, Альдо смущённо улыбнулся, и Сангрида только теперь заметила, что он не менее красив, чем Даррен.
- Позвольте мне представить вам принцессу Айану, - произнес Крыс, подходя к Сангриде. Он был одет с непривычной роскошью, которая придавала ему вид скорее шутовской, нежели солидный. В контрасте с Сангридой он выглядел еще нелепее.
- Я рада приветствовать вас в Мраморном городе, - неторопливо произнесла она, тщательно произнося каждое слово. На континенте говорили неторопливо, растягивая звуки, и, акцент Сангриды был теперь едва уловим. Подойдя ближе, она протянула руку каждому из принцев. Целуя ее, Даррен поднял на Сангриду восхищенный взгляд, и ее сердце против воли дрогнуло. Альдо и вовсе остерегался смотреть ей в глаза. 
- Гидеон, - вновь мысленно произнесла Сангрида, - Гидеон.
- Что же, приглашаю всех проследовать в зал приемов. Там нас ожидает прекрасная трапеза, - поторопил их Крыс. Внимание, которым пользовалась Сангрида, было ему неприятно. Он и представить не мог, что это вызовет в нем такую бурю чувств.
- Советник Холгер, я взяла на себя смелость перенести праздник во внутренний двор. Надеюсь, наши гости не сочтут это за оскорбление. Мне хотелось, чтобы этот вечер не был формальным, и помог нашим домам сблизиться еще больше.
- Если бы ваше высочество пожелало бы, мы бы пировали даже на конюшне. Одно ваше присутствие оказывает нам великие почести, - произнес Даррен. При слове конюшня, Крыс стиснул зубы, уловив незамеченный Сангридой намек. Он заставил себя улыбнуться и, предложив Сангриде локоть, повел всех за собой. 
Ужин, на который он возлагал такие надежды, не успев начаться, стал для него невыносимым бременем. Хуже этого был только приезд Черного принца, о котором Крыс и вовсе не желал думать. Даррен просто мальчишка, обученный лучшими учителями Морно, но Гидеон Черный принц хитроумен и беспощаден. Он не знает отказов и противления собственной воле, его действия невозможно просчитать. Так что нужно взять себя в руки рядом с морнийским щенком, пока нерелийский лев не почуял запах крови.       
Работа, проделанная Сангридой, впечатлила его настолько, что Крыс на мгновение позабыл о собственных переживаниях. Внутренний двор преобразился и выглядел точно пиршественный зал античных богов. Морнийцы были так впечатлены увиденным, что даже остановились, с любопытством разглядывая невиданное убранство. 
- Вы постарались на славу, моя дорогая, - тепло улыбнулся Крыс. - Ваша матушка гордилась бы вами, посчастливься ей оказаться в нашем кругу. 
- Благодарю вас, советник. Это место всегда напоминало мне зачарованный сад из старой сказки Черного острова. А кто не захочет хотя бы на миг окунуться в волшебство?
- Думаю, наши закостенелые святые отцы, - отозвался Даррен, присаживаясь за стол. - У нас возникло с ними немало разногласий за время пути.
- Разногласий? - изумилась Сангрида.
- Речь о Гидеоне Талтосе. Вы же его знали?
Сангрида кивнула. Она вся обратилась в слух. Сердце в ее груди забилось так гулко, что она не удивилась бы, если бы кто-нибудь услышал его звук.
- Произошедшее в Равии наделало немало шума в церковных кругах. С точки божественного права Черный принц ничего не нарушил, но, будем откровенны, совершенное им немыслимо. 
- Простите меня, - робко перебила Сангрида, - боюсь, я не в курсе дела. Что совершил Гидеон Талтос? Мне ничего не рассказывали. Советник?
Крыс молчал. Даррен бросил на него быстрый взгляд.
- Боюсь, мне не стоило заговарить об этом. Произошедшее слишком ужасно для женских ушей.
- Не стоит, принц, - с непривычной жесткостью произнёс Крыс, -  Принцесса Айана жила вместе с Талтосами и была свидетельницей многим вещам, которые ужаснули бы вас.
- Видите ли, госпожа, во время осады Равии, Гидеон обманом выманил семью правителя из стен города. Во время устроенной им оргии, его люди убили сыновей правителя, и Талтос скормил их тела несчастному отцу. 
- Что?! - Сангрида побледнела. Она бросила беспомощный взгляд на Крыса и тот мрачно кивнул.
- Всем без исключения очевидна бесчеловечность поступка Черного принца, но по законам церкви он невиновен. Владыка был осужден и обезглавлен, а Талтосы включили Равию в состав своих владений. Вот отчего наши святые отцы отговаривали нас от поездки в Мраморный город. Они боятся, что амбиции Черного принца распространятся за пределы острова, и наши с братом жизни окажутся в опасности, - Даррен позволил себе надменную улыбку. - Консистория не понимает очевидного - Аластеру не нужна война с Морно, он будет держать своего пса на привязи.
- Даррен, - впервые за все это время Альдо подал голос, - тебе не стоит так говорить о Талтосах в присутствии принцессы.
- Ох, да, - встрепенулся тот, - я вновь забываю о том, что вы жили среди них. Не представляю даже, как тяжело вам пришлось.
- Я не знала тех Аластера Талтоса и Черного принца, о которых вы говорите. Владыка был мне отцом, я видела от него лишь доброту и заботу. Могу ли я теперь судить его? С Гидеоном я не была близко знакома. Он был всего лишь племянником владыки, который время от времени разбавлял мое привычное окружение. Мне странно слышать, как его называют Черным принцем. 
- И все же, - жадно подался вперед Даррен, - неужели вы не видели затаившуюся в нем тьму? Его называют дьяволом, не меньше, можно ли такое скрывать? То, с какой страстью он отдается гневу, уничтожая города, как ненасытен в славе и жажде крови - разве это не лишает его человеческого облика, уподобляя зверю? А разве зверь может быть сыном владыке и братом дочери Митридата?
Сангрида грустно улыбнулась и отвела взгляд. Пораженный этой улыбкой Даррен не сводил с неё взгляда, ожидая услышать ответ. Наконец, когда молчать стало уже невозможно, Сангрида вновь подняла на него взгляд.
- Вы хотите услышать подтверждение своим словам, но я не могу его вам дать. Гидеон не дьявол, отнюдь, он набожен и милосерден. 
- Набожен и милосерден? – растерянно повторил Даррен.
- К друзьям, бесконечно. Вы судите его как морниец, соперник, заклятый враг. Но, окажись он вашим союзником, вашим полководцем, вы бы преклонялись перед ним. Каково человеку, воспитывавшемуся в храме, брать города  и обагрять свой меч? Он выполняет волю своего владыки, не зная сомнений, без жалости и колебаний, он оружие в божьих руках. И то, что Гидеон Талтос не знает поражений, лишь доказывает божью любовь к нему. Он расплачивается своей душой, идет вопреки собственным убеждениям, но не сворачивает с предназначенного ему пути.  Вы видите в нем дьявола, я – святого, - Сангрида поднялась со своего места, щеки её пылали огнём, а в глазах сверкал фанатичный блеск, - простите, господа, жара меня окончательно утомила, я оставлю вас заботам советника Холгера.
Подхватив юбки, она поспешно скрылась в залах дворца, одновременно терзаемая злостью и раскаянием. Она не должна, не смела, так откровенно выдавать своих чувств, тем более теперь, будучи Айаной Пеллар. Но стерпеть все эти разговоры было выше ее сил. В залах малого дворца, окруженная наложницами она была ограничена от разговоров о Гидеоне и его походах. Теперь же, выпорхнув из своей клетки, она желала вновь затвориться в ней. Зачем она здесь, в этом богом забытом месте? Быть наложницей Митридата одно, но для чего отцу оставлять ее заложницей Крыса, неподозревающего об ее происхождении? 
Сангрида часто задавалась вопросом, догадывается ли Крыс о том, кем она является на самом деле. Во дворце Нерелиссы таких как она «дочерей» владыки было немало. К тому же «дочерями» порой называли и наложниц Аластера как и дочерей ближайших его полководцев. Разобрался ли Крыс в этих хитросплетениях? А Айана? Рассказала ли она матери, кто новая наложница ее отца? Скорее всего, нет. В последние месяцы своего пребывания на Черном острове, Айана демонстрировала необъяснимую враждебность к Сангриде. Былая дружба и привязанность сменились ненавистью и злобой. Сангрида силилась понять причины столь разительной перемены, но не смогла. 
Появившись во дворце, она ожидала, что вопреки всему, их былое расположение вернется, но Айана с удовольствием не замечала ее, а если им и приходилось общаться, говорила с высокомерным пренебрежением, что позволяла себе только к слугам малого дворца.    
Нет, Крыс не догадывался о происхождении Сангриды. Было бы глупым, если бы он выдавал Сангриду Талтос за Айану Пеллар. Подобная нелепица невозможна для столь острого ума. Сангрида не знала, на руку ли ей это или же стоит открыть правду, когда прибудет Гидеон. Мысль вырваться из стен дворца была столь соблазнительна, но Крыс мог оставить ее в качестве заложницы, тем более что это ничуть не нарушало заключенных договоров. 
Сангрида была в смятении. Выбрав из копны волос сдерживающие их шпильки, она стащила с себя платье и забралась под одеяло. Если бы она могла спрятаться от всего мира, накрывшись им с головой. Как хорошо было бы проснуться от пристального взгляда Гидеона и услышать за окном звуки верфи.
Ей показалось, что прошло минут десять, прежде чем она снова открыла глаза. Над Мраморным городом уже царствовала ночь, а воздух в комнате был холодным. Поднявшись на ноги, Сангрида закрыла балкон и вновь вернулась в кровать. Шаги Крыса она различила лишь тогда, когда он появился на пороге.
- Я на минуту, - произнес он, с насмешкой глядя, как она протягивает руку за шалью. – Я всего лишь хотел поблагодарить тебя за этот вечер. Ты проделала большую работу, и не только я это заметил. 
- Я все испортила.
- Отнюдь. Ты вела себя как принцесса, во всяком случае, как они ожидали от принцессы – немного глупо и взбалмошно, но весьма очаровательно. Принц Даррен был очарован.
- Я не выйду замуж за принца Даррена.
- Я уже это слышал, - улыбнулся Крыс. 
Пожелав ей доброй ночи, он направился прочь из комнаты, но в дверях остановился, бросая на Сангриду внимательный взгляд. – Тебе нужно забыть о любви к Гидеону Талтосу. Любить такого как он опасно, особенно в этом городе. На Черном острове ты была всего лишь служанкой, а для неё нет ничего зазорного в том, чтобы любить своего господина. Но те дни миновали. Теперь ты госпожа, хозяйка малого дворца, принадлежащего королевской династии. Дни твоей славы уже близко. Так что забудь о прошлом, а иначе оно непременно тебя погубит.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 4 февраля 2017 | Просмотров: 376 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх