Сад воронов. Глава 5
Сад воронов. Глава 5
5.  КРЫС 


Сангрида проÑнулаÑÑŒ от громкого Ð¿ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ñ‚Ð¸Ñ†. Ðе Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·, она долго лежала в кровати, приÑлушиваÑÑÑŒ к Ñтому непривычному звуку.  Ð’ прошлой жизни, жизни, оÑтавленной за водами Лазурного океана, она проÑыпалаÑÑŒ от набегающего шелеÑта волн, голоÑов рыбаков, доноÑившихÑÑ Ð¸Ð· гавани, Ñтука молотков, криков купцов и хохота шлюх. 
Ее отец, Рерик Гейн, был богатейшим купцом Черного оÑтрова. Он мог позволить Ñебе дом в любой чаÑти ÐерелиÑÑÑ‹, но предпочел поÑелитьÑÑ Ð² вонючем Портовом переулке, где прошло его детÑтво. С балкона их дома открывалÑÑ Ð²Ð¸Ð´ на вÑÑŽ гавань, где были пришвартованы отцовÑкие корабли. 
Сангрида любила Портовый переулок. Ðе оÑÐ¾Ð·Ð½Ð°Ð²Ð°Ñ Ñвоего оÑобенного положениÑ, она ноÑилаÑÑŒ по улицам Ñ Ð´ÐµÑ‚ÑŒÐ¼Ð¸ бродÑг и портовых шлюх, вмеÑте Ñо вÑеми воровала орехи Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð»Ð°Ð²ÐºÐ¾Ð² нераÑторопных лавочников, училаÑÑŒ брани у морÑков и подолгу заÑиживалаÑÑŒ в комнатах шлюх, у которых вÑегда были Ñамые краÑивые ÑƒÐºÑ€Ð°ÑˆÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¸ ткани. 
Как же она Ñкучала по Ñтой беззаботной жизни, когда болезнь забрала обоих ее родителей. Ðо даже во дворце владыки ÐлаÑтера она по-прежнему продолжала Ñлышать манÑщий шелеÑÑ‚ волн. Сангрида и не предÑтавлÑла, что будет так Ñильно Ñкучать без океана. 
За окном вновь было Ñумрачно. Ей даже не нужно было открывать глаза, чтобы убедитьÑÑ Ð² Ñтом. За меÑÑцы жизни при дворе Митридата Ñолнечных дней было ÑовÑем немного, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¿Ð¾Ð³Ð¾Ð´Ð° ÑтоÑла Ñтоль же теплаÑ, как и в ÐерелиÑÑе. 
- ГоÑпожа, - незнакомый мужÑкой Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð·Ð°Ñтавил ее окончательно проÑнутьÑÑ. Ð’ малый дворец вход был разрешен только евнухам и ÑвÑщенникам, приближение каждого из которых Сангрида могла предугадать по звуку их шагов. Ðезнакомец же поÑвилÑÑ Ð² комнате Ñовершенно беÑшумно, или он пришел Ñюда, когда она Ñпала?
- ПроÑтите, что разбудил ваÑ, - Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ ÐšÑ€Ñ‹Ñ, очарованный ее нежной краÑотой. 
- Вам Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð½Ð°Ñ…Ð¾Ð´Ð¸Ñ‚ÑŒÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ без евнухов, - Ñо Ñтрахом прошептала она, Ð¿Ð¾Ð´Ð±Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð¾Ð´ÐµÑло вÑе выше. КрыÑа она боÑлаÑÑŒ Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾ Ñамого днÑ, как впервые увидела его в Ñтенах дворца ÐлаÑтера. Ð’Ñе в нем наполнÑло ее Ñтрахом, Ð½Ð°Ñ‡Ð¸Ð½Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ Ñухой изломанной фигуры, Ð·Ð°ÐºÐ°Ð½Ñ‡Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð½Ð¸Ñ†Ð°Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ñ‹Ð¼Ð¸ Ñерыми глазами, такими Ñветлыми, что порой казалоÑÑŒ, будто у КрыÑа еÑÑ‚ÑŒ только зрачки. 
- Я и еÑÑ‚ÑŒ евнух, - Ñпокойно Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ Ð¾Ð½. - И Ñ ÑегоднÑшнего Ð´Ð½Ñ Ñтот дворец вмеÑте Ñо Ñлугами принадлежит мне. Впрочем, он принадлежит и вам, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ.
- О чем вы говорите? - не понÑла Сангрида. Она приÑлушивалаÑÑŒ изо вÑех Ñил,  надеÑÑÑŒ уÑлышать голоÑа Ñлуг, позвать на помощь, разорвать пугающее единение Ñ ÐšÑ€Ñ‹Ñом, но  дворец точно вымер. Ð’ нем не раздавалоÑÑŒ ни звука, кроме пронзительного Ð¿ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ñ‚Ð¸Ñ†.
- Ðаша Ð½Ð¾Ð²Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ²Ð° и ее дочери переехали в Белый дворец. Теперь Ñ, на правах главного Ñоветника, могу потребовать Ñебе Ñтот, раз он пуÑтует. ÐаÑколько мне извеÑтно, вам нравÑÑ‚ÑÑ ÐµÐ³Ð¾ Ñады?
Сангрида кивнула, Ð¸Ð·Ð±ÐµÐ³Ð°Ñ Ñмотреть в глаза КрыÑа.
- Я обещал позаботитьÑÑ Ð¾ вашем благополучии, и Ñ Ð½Ð°Ð¼ÐµÑ€ÐµÐ½ Ñдержать Ñто обещание. Став наложницей Митридата, пуÑÑ‚ÑŒ даже уÑловно, вы ÑоглаÑилиÑÑŒ навÑегда поÑелитьÑÑ Ð² Ñтих Ñтенах. Ðи один закон не может оÑвободить Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ Ñтого обещаниÑ. Ðо Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ ÑпаÑти Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ незавидной учаÑти Ñлужанки. Мне нужна хозÑйка в доме, женщина, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð·ÑŒÐ¼ÐµÑ‚ на тебе вопроÑÑ‹ ÑƒÐ¿Ñ€Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð´Ð²Ð¾Ñ€Ñ†Ð¾Ð¼ и Ñлугами. Женщина, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ñможет развлечь Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð±ÐµÑедой за Ñтолом и ÑоÑтавить мне пару на официальных приемах. Ð’Ñ‹ будете жить в доÑтатке, как Ñто было прежде, и Ñможете не боÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð·Ð° Ñвою чеÑÑ‚ÑŒ. 
- Я не понимаю, Ñир Холгер, - пролепетала Сангрида.
- Чего вы не понимаете, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ? - вÑе Ñ Ñ‚Ð¾Ð¹ же лаÑковой улыбкой оÑведомилÑÑ ÐšÑ€Ñ‹Ñ,
- Причины вашей милоÑти ко мне. Ваша репутациÑ...
- Ох, уж Ñта репутациÑ, - раÑÑмеÑлÑÑ Ð¾Ð½. - Обо мне чего только не говорÑÑ‚. Ðе верьте вÑему, что уÑлышите, моÑ  дорогаÑ. О Ð²Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ð¶Ðµ много Ñудачили, перед вашим приездом. Готов поклÑÑÑ‚ÑŒÑÑ, что Ñлышал, будто у Ð²Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð¶Ð° чернаÑ, точно уголь и еÑÑ‚ÑŒ хвоÑÑ‚.
Сангрида прыÑнула в одеÑло. 
- Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñƒ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ дел в Мраморном дворце, но поÑле обеда Ñ Ð·Ð°Ð¹Ð´Ñƒ за вами, и мы прогулÑемÑÑ Ð¿Ð¾ Ñаду. Будет нелишним, еÑли мы получше узнаем друг друга.  
Ðе Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ ÐµÐ¹ опомнитьÑÑ, ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð½ÑлÑÑ Ñо Ñвоего креÑла и, отвеÑив поклон, вышел прочь, оÑтавлÑÑ Ð¡Ð°Ð½Ð³Ñ€Ð¸Ð´Ñƒ в задумчивом одиночеÑтве. Ð˜Ð´Ñ Ð¿Ð¾ комнатам малого дворца, ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð½Ðµ мог Ñдержать улыбки на некраÑивом лице. 
План, который он вынашивал деÑÑтилетиÑми, наконец-то начал иÑполнÑÑ‚ÑŒÑÑ. Малый дворец не был пределом его мечтаний, однако никогда прежде он не поднималÑÑ Ñ‚Ð°Ðº выÑоко, как теперь. Был краткий период, когда положение Холгера было Ñтоль же велико, однако он почти не помнил той жизни, и уж точно не оÑознавал ÑобÑтвенного величиÑ. Теперь Ñто меÑто вновь принадлежало ему. 
Вчерашние Ñлуги были изгнаны из малого дворца, и его занÑли люди Ñоветника. Ðуадор Тактимар, разумеетÑÑ, не выÑказала ни Ñлова против, когда ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð¾Ð¶Ð¸Ð» на ее Ñтол приказ о казни вÑех тех, кто приÑлуживал ей поÑледние двадцать лет. Ðе иÑÐ¿Ñ‹Ñ‚Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½Ð¸ малейших угрызений ÑовеÑти, новоÑÐ²Ð»ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ²Ð° одним роÑчерком пера преÑекла жизни двухÑот Ñорока человек. 
Уже ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ð° Круглой площади ÑобралаÑÑŒ толпа зевак не меньшаÑ, чем накануне днем. Чернь любит кровавые зрелища, а палач не Ð·Ñ€Ñ Ð¿Ð¾Ð»ÑƒÑ‡Ð°ÐµÑ‚ Ñвое жалование. За два Ð´Ð½Ñ Ð¾Ð½ заработал золота больше, чем за веÑÑŒ поÑледний год. Теперь его ÑÑ‹Ð½Ð¾Ð²ÑŒÑ Ñумеют купить Ñебе права чеÑтных горожан и занÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð±Ð¾Ð»ÐµÐµ благородным делом. И вÑе же, как бы иÑкуÑен не был бы палач, двеÑти Ñорок голов Ñто двеÑти  Ñорок голов. Даже у такого маÑтера как Старый Карл рука рано или поздно уÑтанет. 
С оÑобым удовольÑтвием ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ð» о том, что та вполне может дрогнуть во Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ ÐºÐ°Ð·Ð½Ð¸ отца Сейдреда. По Ñвоей Ñути ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð½Ðµ любил наÑилиÑ, более того, он никогда не поÑещал казней, Ð½Ð°Ñ…Ð¾Ð´Ñ Ð¸Ñ… отвратительнейшими актами, единÑÑ‚Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñ†ÐµÐ»ÑŒ которых, уничтожение людей, неугодных короне. Ðо отец Сейдред был преданнейшим из недругов КрыÑа. 
С Ñамого Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾Ñ‚ÐµÑ† Сейдред был приÑтавлен к Митридату в качеÑтве партнера по играм, мальчиков воÑпитали вмеÑте, и не было ничего удивительного в том, что те Ñтали близки точно братьÑ. Митридат, к ÑтароÑти утративший былой ÑамовлаÑтный дух, вÑе чаще иÑпрашивал Ð¼Ð½ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾Ñ‚Ñ†Ð° Сейдреда, точно тот был ноÑителем божеÑтвенной иÑтины. Ð’ отце Сейдреде не было ни мудроÑти, ни преданноÑти. 
ОщущаÑ, как Ñлабеет разум его венценоÑного друга, он делал вÑе возможное, чтобы набить Ñвои карманы золотом. Ð’Ñе чаще он выÑтупал против КрыÑа, Ð²ÐµÐ´Ñ Ð³Ð¾ÑударÑтво к упадку и Ñмуте. ÐлчноÑÑ‚ÑŒ не была грехом в глазах КрыÑа, он и Ñам не гнушалÑÑ Ð·Ð°Ð¿ÑƒÑтить руки в чужой ларец, но предательÑтва он не терпел. Сколько раз он желал предать лицемерного ублюдка Ñмерти, и вот теперь его желание ÑбывалоÑÑŒ. Он Ñпециально оÑтавил отца Сейдреда на конец - возможно рука палача вÑе же дрогнет, и ублюдок помучаетÑÑ, прежде чем уйти из мира.  
Мрачно улыбаÑÑÑŒ ÑобÑтвенным мыÑлÑм, ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð²Ð¾ÑˆÐµÐ» под Ñводы Белого дворца, и оÑтановилÑÑ, решаÑ, где именно Ñможет найти новую гоÑпожу.
Ðуадор Тактимар обнаружилаÑÑŒ в комнате покойного Митридата. Прикрыв глаза, она Ñидела на широкой тахте, а принцеÑÑа Милит раÑтирала ее виÑки розовой водой. Заметив КрыÑа, она Ñтрашно покраÑнела и заÑтыла на меÑте. Тот уÑмехнулÑÑ. 
Отчего-то Ð¼Ð»Ð°Ð´ÑˆÐ°Ñ Ð¸Ð· дочерей Митридата и Ðуадор Тактимар вÑегда его побаивалаÑÑŒ. Еще в раннем детÑтве она заходилаÑÑŒ в неиÑтовом плаче, Ñтоило КрыÑу зайти в малый дворец. 
Милит было шеÑтнадцать, как и Сангриде, но выглÑдела она гораздо Ñтарше нерии. Она была так же Ñтройна, но вытÑнутый подбородок Митридата и выпирающие Ñкулы придавал Ñтой худобе болезненноÑÑ‚ÑŒ. Черные волоÑÑ‹ Милит прÑтала в узел, точно боÑÑÑŒ показатьÑÑ ÐºÐ¾Ð¼Ñƒ-то привлекательной, а в ее темных карих глазах ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð²ÐµÑ‡Ð½Ð¾ видел Ñтрах. Ðе будь она королевÑкой крови, беднÑжку едва ли ждала бы Ð·Ð°Ð²Ð¸Ð´Ð½Ð°Ñ ÑƒÑ‡Ð°ÑÑ‚ÑŒ. Впрочем, и теперь он не видел Ð´Ð»Ñ ÐœÐ¸Ð»Ð¸Ñ‚ ÑчаÑтливой жизнь.
Стоило Милит оÑтановитьÑÑ, Ðуадор Тактимар открыла глаза.
- ÐÑ…, Ñто Ñ‚Ñ‹, КрыÑ, - небрежно произнеÑла она, знаком Ð²ÐµÐ»Ñ Ð´Ð¾Ñ‡ÑŒ оÑтавить их, - проходи. ÐадеюÑÑŒ, Ñ‚Ñ‹ не Ñтанешь иÑÑ‚Ñзать Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð³Ð¾ÑударÑтвенными делами, признатьÑÑ, у Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐºÐ¾ÑˆÐ¼Ð°Ñ€Ð½Ð¾ болит голова.
- Ð’Ñ‹ пережили Ñтрашные минуты, Ð¼Ð¾Ñ Ð³Ð¾Ñпожа, - улыбаÑÑÑŒ, отозвалÑÑ ÐšÑ€Ñ‹Ñ. Он опуÑтилÑÑ Ð½Ð° другом конце Ñофы, и Ðуадор Тактимар была вынуждена к нему повернутьÑÑ.
- Что наÑчет Ðйаны? Ты выÑÑнил, где она? - требовательно ÑпроÑила женщина.
ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ°Ñ‡Ð°Ð» головой.
- БоюÑÑŒ, у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñамые неутешительные новоÑти. Ðикто в городе не видел девушки, ÑоответÑтвующей ее опиÑанию. Стражи, бывшие на Круглой площади и в храме, клÑнутÑÑ, что не заметили ничего подозрительного. 
- Бедные мои девочки, - прошептала Ðуадор Тактимар, - неужели им дейÑтвительно нужно было проходить через вÑе Ñто? ЕÑли бы только Ñ‚Ñ‹ позволил мне вÑе им раÑÑказать...
- Мы уже не раз Ñто обÑуждали. Мы не могли поÑтупить иначе. ÐÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð¾ вызывать подозрениÑ. Даже ÑейчаÑ, когда палач развлекает толпу казнью ваших Ñлуг, нет-нет да кто-нибудь ÑпроÑит, почему Ñ Ñтими людьми так обошлиÑÑŒ.
- Ðеужели Ñ‚Ñ‹ не мог позаботитьÑÑ Ð¾Ð±Ð¾ вÑех мелочах? - она закатила глаза. - Зачем мне отдавать тебе влаÑÑ‚ÑŒ, КрыÑ, еÑли Ñ‚Ñ‹ не ÑправлÑешьÑÑ Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ ерундой?
ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð³Ð»Ð¾Ñ‚Ð¸Ð» Ñто оÑкорбление вÑе Ñ Ñ‚Ð¾Ð¹ же улыбкой и продолжил, - Ð’Ñе ÑредÑтва отца Сейдреда уже причиÑлены к казне. Ðам оÑталоÑÑŒ лишь продать его ÑобÑтвенноÑÑ‚ÑŒ, но Ñтого вÑе равно недоÑтаточно, чтобы покрыть убытки казны. Как оказалоÑÑŒ, отец Сейдред задолжал немало денег, а по закону поÑле его казни гоÑударÑтво должно вÑе возмеÑтить. 
- Мы можем казнить еще одного Ñоветника, - равнодушно пожала плечами ÑобеÑедница. 
- ÐœÐ¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ Ðуадор Тактимар, еÑли мы казним даже Ñамого ничтожного из них, то начнетÑÑ Ð²Ð¾ÑÑтание. Даже Ñ Ð½Ðµ могу гарантировать, что их гнев не приведет Ð²Ð°Ñ Ð²Ñе на тот же Ñшафот. Они и так взволнованы казнью отца Сейдреда, и не пришли Ñюда лишь потому, что большей чаÑтью у них он и одалживал деньги. Теперь долг отца Сейдреда будет возвращен. Их верноÑÑ‚ÑŒ и молчание куплены, так что забудьте о том, что произошло. 
Я уже получил пиÑьма от Элмера МорнийÑкого и от ÐлаÑтера. Их поÑланники Ñкоро прибудут в Мраморный город. Я не ÑомневаюÑÑŒ, что нам удаÑÑ‚ÑÑ Ð·Ð°ÐºÐ»ÑŽÑ‡Ð¸Ñ‚ÑŒ договор Ñ ÐœÐ¾Ñ€Ð½Ð¾ и пополнить казну, но до Ñтого еще нужно продержатьÑÑ. Я нашел лишь один ÑпоÑоб Ñто Ñделать - мы выдадим ГекÑию и Октавию замуж за Ñоветников. 
- Что Ñ‚Ñ‹ такое говоришь?! - гневно воÑкликнула Ðуадор Тактимар. Забыв о былом недомогании, она порывиÑто вÑкочила на ноги. - Ðет, Ñтого не будет! Ты обещал мне, КрыÑ, что мои девочки выйдут замуж за будущих королей. Они не Ñтанут женами обрюзгших Ñтариков, жадных до влаÑти. Ðет!
- У Ð½Ð°Ñ Ð½ÐµÑ‚ выбора. ЕÑли мы не выдадим их замуж, уже через полгода Мраморный город захлебнетÑÑ Ð² крови. У Ð½Ð°Ñ Ð¸ теперь не хватает денег, чтобы прокормить беднÑков. СовÑем Ñкоро голод коÑнетÑÑ Ð²Ñех. Ð’Ñ‹ Ñтого хотите, гоÑпожа? ПредÑтавьте, что будет, еÑли толпа ворветÑÑ Ð²Ð¾ дворец. Она не проÑвит ÑочувÑтвие, ее будет беÑÑмыÑленно убеждать, что причиной вÑех бед Митридат, а не вы.
- Ðо мои девочки...
- Мы можем выдать их за Ñира ТриÑтана и за Ñоветника Ðльгерта. Ðльгерт один из богатейших людей КоролевÑкой равнины, он доÑтаточно молод и, что определÑющее, вÑецело предан Пелларам. Сир ТриÑтан Ñын Ñоветника ТилиÑ. Он приÑтный молодой человек и единÑтвенный наÑледник отца, который веÑьма болен. У ТриÑтана еÑÑ‚ÑŒ дочь от первого брака, и он будет ÑчаÑтлив найти Ð´Ð»Ñ Ð½ÐµÑчаÑтной Ñиротки новую мать. Что каÑаетÑÑ ÐœÐ¸Ð»Ð¸Ñ‚, то мы оÑтавим ее на тот Ñлучай, еÑли короли захотÑÑ‚ Ñкрепить Ñоюз браком. ÐšÐ¾Ð½ÐºÑƒÑ€ÐµÐ½Ñ†Ð¸Ñ Ñделает их Ñговорчивее. Креллинг отправлÑет к нам двоих внуков, ÐлаÑтер племÑнника.
Ðуадор Тактимар оÑтановилаÑÑŒ. Лицо ее побелело от ужаÑа.
- Черного принца? Ðо зачем, Холгер? Ðе думает ли он напаÑÑ‚ÑŒ на Мраморный город?
- Ðе ÑейчаÑ. Мне Ñамому любопытно, почему он оÑтановил Ñвой выбор на нем. Будет интереÑно взглÑнуть на Ñтого человека воочию, уж дюже нелепые Ñлухи о нем ходÑÑ‚. Ð’Ñ‹ Ñлышали, как он поÑтупил Ñ Ð¡ÐµÐ¼Ð±Ð¸ÐµÐ¹, когда в ней вÑпыхнул мÑтеж? - Ðуадор Тактимар кивнула, - ПоÑле того, как мÑтежники Ñгорели заживо, Чёрный принц продолжил отмщение. Он нашёл владыку и вÑех его Ñоветников, тех, кто не Ñмог или не захотел оÑтановить бунт,  и объÑвил их гоÑударÑтвенными изменниками. 
 В день веÑеннего равноденÑÑ‚Ð²Ð¸Ñ Ð¾Ð½ организовал в Сембии великое празднеÑтво, главным Ñобытием которого Ñтали гладиаторÑкие бои. Отцов города вывели обнаженными на арену, дав каждому по короткому мечу, поÑле чего выпуÑтили диких зверей. Ðикто не уÑтоÑл. Конечно, чернь Ñто немало позабавило, однако члены конÑиÑтории Ñ‚Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ Ð·Ð°Ñ‚ÐµÑли Ñпор, не нарушил ли Чёрный принц закон. С одной Ñтороны, у пленников был ÑˆÐ°Ð½Ñ ÑƒÑ†ÐµÐ»ÐµÑ‚ÑŒ, будь на Ñто Ð±Ð¾Ð¶ÑŒÑ Ð²Ð¾Ð»Ñ, Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¾Ð¹ ÑвÑтые отцы не были уверенны, что в подобном иÑпытании кто-то мог уцелеть, разве что голодные звери вовÑе не Ñтали бы нападать.
Пока они Ñпорили, принц ÑброÑил Ñ ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð°Ð´Ð½Ñ‹Ðµ одежды и полуобнаженным ÑпуÑтилÑÑ Ð¿Ñ€Ñмиком на арену. ПоднÑв Ñ Ð¾ÐºÑ€Ð¾Ð²Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð½Ð¾Ð³Ð¾ пеÑка меч, он переÑтупил через трупы и в какое-то мгновение прикончил вÑех зверей. Стоит ли говорить о том, что в Сембии нет теперь такого жителÑ, который не трепетал бы при звуках его имени?
Вот какого человека нам придетÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ у ÑебÑ. Как бы иронично Ñто не звучало бы, Черный принц направлÑетÑÑ Ðº нам, чтобы заключить мирный договор. Крепко молитеÑÑŒ, гоÑпожа, чтобы на Ñтот раз за волей Черного принца ÑтоÑла Ð²Ð¾Ð»Ñ ÐлаÑтера. Даже Ñ Ð½Ðµ могу предÑказать, чем Ð´Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ Ð¾Ð±ÐµÑ€Ð½ÐµÑ‚ÑÑ Ñтот визит. Сочтите браки Ñвоих дочерей попыткой защитить их от Гидеона ТалтоÑа.       
- Ðо Ñ‚Ñ‹ же Ñказал, что возможно, Милит предÑтоит Ñтать его женой. Его или одного из Ñтих отвратительных Креллингов. Или Ñ‚Ñ‹ передумал?
- Я еще не решил, - уÑкользнул от прÑмого ответа КрыÑ.
- Холгер, - Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ðуадор Тактимар внезапно приобрел умолÑющие нотки. Она точно лишь теперь оÑознала ту угрозу, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð½Ð°Ð²Ð¸Ñла над ее домом. ПротÑнув к КрыÑу краÑивые полные руки, она быÑтро зашептала, – Защити мою девочку. Ðе позволÑй Ñтому чудовищу завладеть Милит. Ты же можешь что-нибудь придумать! Ты вÑегда находишь выход. Я в долгу не оÑтануÑÑŒ, нет, проÑи у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‡Ñ‚Ð¾ захочешь, Ñ Ð²Ñе отдам. Только ÑпаÑи Милит.
- И как Ñ Ñмогу ему помешать, не Ð½Ð°Ð²Ð»ÐµÐºÐ°Ñ Ð²Ð¾Ð¹Ð½Ñ‹ на КоролевÑкую равнину? – уÑмехнулÑÑ ÐšÑ€Ñ‹Ñ. Его ничуть не тронули Ñлова Ðуадор Тактимар, он по-прежнему невозмутимо Ñмотрел на Ñвою гоÑпожу, – Впрочем, еÑÑ‚ÑŒ один ÑпоÑоб. Мы можем перевеÑти его внимание на другую незамужнюю дочь. Ту, что будет прелеÑтнее Милит и радушнее вÑтретит его ухаживаниÑ.
- О ком Ñ‚Ñ‹ говоришь? – не понÑла королева.
- Я говорю о Сангриде. Маленькой наложнице, которую Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð²ÐµÐ· из ÐерелиÑÑÑ‹. Мы можем выдать ее за Ðйану.
- Эту нерию?! Ð’ Ñвоем ли Ñ‚Ñ‹ уме? Она же рабынÑ... И она ÑовÑем не похожа на мою дочь.
- К тому же и ÐлаÑтер знает, кто она такаÑ, - Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ закончил за нее КрыÑ. – ÐœÐ¾Ñ Ð¼Ð¸Ð»Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ²Ð°, вы ÑовÑем не понимаете ТалтоÑов. Им будет доÑтаточно, что вы признаете девчонку Ñвоей дочерью, чтобы Ñчитать Ñоюз между нашими домами официально заключенным. К тому же они будут куда более благоÑклонны к нерии, чем к Ñамой завидной невеÑте Ñ ÐºÐ¾Ð½Ñ‚Ð¸Ð½ÐµÐ½Ñ‚Ð°. Жители оÑтровов ненавидÑÑ‚ чужеземцев. Я ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¶Ðµ велю Ñлугам приготовить покои в малом дворце Ð´Ð»Ñ ÐœÐ¸Ð»Ð¸Ñ‚. Она не будет одинока в компании Сангриды. Рпока Ñ‚Ñ‹ должна решить, чего Ñ‚Ñ‹ хочешь меньше – признать нерию Ñвоей дочерью или отдать Милит замуж за Черного принца.
Разговор Ñ Ðуадор Тактимар потребовал от КрыÑа немало душевных Ñил, и, не обÑудив и половины из того, что намеревалÑÑ, он покинул Белый дворец, направлÑÑÑÑŒ обратно домой. Он чувÑтвовал ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ñ‹Ð¼Ð¾Ñ‚Ð°Ð½Ð½Ñ‹Ð¼, однако разговор возымел дейÑтвие - план КрыÑа медленно, но верно воплощалÑÑ Ð² жизнь. ОÑталоÑÑŒ дело за малым.
 Слуги уже натÑнули в Ñаду открытый Ñиреневый шатер, и теперь поÑпешно накрывали на Ñтол. УбедившиÑÑŒ, что вÑе практичеÑки готово, ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð½ÑлÑÑ Ð½Ð° второй Ñтаж и заглÑнул в комнату Сангриды. Та в задумчивоÑти Ñидела у окна. Ð’ ее руках была раÑÐºÑ€Ñ‹Ñ‚Ð°Ñ ÐºÐ½Ð¸Ð³Ð° по иÑтории, и ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð½Ðµ Ñдержал улыбки, увидев одного из Ñвоих любимых авторов.
- Ðе думал, что женщины интереÑуютÑÑ Ð¸Ñторией, - Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ Ð¾Ð½, заÑтавив Сангриду чуть заметно вздрогнуть. - Я вновь напугал ваÑ, - виновато добавил он. - Ðеужели вы не нашли более приÑтного занÑтиÑ, чем чтение Ñтих Ñкучных глав о войне?
- Мне нравитÑÑ Ñ‡Ð¸Ñ‚Ð°Ñ‚ÑŒ, - пожала плечами Сангрида. Заметив, что ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð³Ð»Ñдит на нее Ñ Ð»Ð°Ñковой улыбкой, она добавила, - У моего отца была Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ°Ñ Ð±Ð¸Ð±Ð»Ð¸Ð¾Ñ‚ÐµÐºÐ°. Ему привозили книги Ñо вÑех уголков земли. По ним Ñ ÑƒÑ‡Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ наукам и Ñзыкам, - Ñмущенно закончила она.
- Ð’Ñ‹ не переÑтаете Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð»ÑÑ‚ÑŒ. Ðо Ñто приÑтный Ñюрприз. Ð’ малом дворце веÑьма ÑÐºÑƒÐ´Ð½Ð°Ñ Ð±Ð¸Ð±Ð»Ð¸Ð¾Ñ‚ÐµÐºÐ°, но в Ñамом Ñкором времени Ñюда перевезут вещи из моего дворца в КлодаÑе, и Ñреди них вы найдете по-наÑтоÑщему хорошие книги. Ðе знаю, понравÑÑ‚ÑÑ Ð»Ð¸ вам труды античных филоÑофов, но их Ñтоит почитать.
- Я читала работы Эвмена и ТеÑÑиÑ. И мне понравилиÑÑŒ «ОбозрениÑ» ГавелÑ, жаль он их не уÑпел закончить. Мне было обидно, что поÑледнÑÑ Ð³Ð»Ð°Ð²Ð° так резко обрываетÑÑ, и его выводы чаÑтично утрачены. Я заполнила пуÑтые Ñтраницы, и, думаю, Ñумела понÑÑ‚ÑŒ, какими бы он их хотел видеть.
- Ð’Ñ‹ допиÑали «ОбозрениÑ»? - пораженно Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ ÐšÑ€Ñ‹Ñ. Сам он был знаком Ñ Ñтой книгой, но даже его изощренного ума и любви к филоÑофии оказалоÑÑŒ недоÑтаточно Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, чтобы оÑилить Ñтот пÑтитомник, изобилующий абÑтрактными понÑтиÑми и ÑÑылками на давно забытых людей и Ñовершенные ими дела. - Боже мой, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ, еÑли вы и вправду оÑилили Ñти труды, вам Ñледует пиÑать Ñвои ÑобÑтвенные книги. Должно быть, ваш отец вами очень гордилÑÑ.
- Я так не думаю, - улыбнулаÑÑŒ Сангрида. - Он бы не порадовалÑÑ, узнав, что Ñ Ð´Ð¾Ð¿Ð¸Ñываю книги. 
- Он их не читал? - предположил КрыÑ.
- Ðет, читал, и веÑьма охотно. Я умею подÑтраивать Ñвой почерк под другой. Когда Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° маленькой, и отец учил Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¸Ñать буквы, Ñ Ð¿Ñ‹Ñ‚Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ делать Ñто как можно изÑщнее. У Ð½Ð°Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð¾ много рукопиÑных книг, по ним Ñ ÑƒÑ‡Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ каллиграфии. Тогда Ñ Ð¸ понÑла, что мне легко удаетÑÑ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ½ÑÑ‚ÑŒ оÑобенноÑти любого почерка, Ñделать его неотличимым. 
Когда Ñ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð°, что книга незакончена, мне захотелоÑÑŒ Ñто иÑправить. Возможно, Гавель не ÑоглаÑилÑÑ Ð±Ñ‹ Ñ Ð¼Ð¾Ð¸Ð¼Ð¸ выводами, но они логичны и не претÑÑ‚ его идеÑм. Ðе думаю, что Ñ Ñовершила что-то плохое. Мне проÑто хотелоÑÑŒ, чтобы мои Ñлова были уÑлышаны, пуÑÑ‚ÑŒ даже Ñказанные чужими уÑтами, - закончила Сангрида  и Ñмущенно пожала плечами. ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð½Ðµ Ñводил Ñ Ð½ÐµÐµ приÑтального взглÑда. Ðе Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ñ‡Ð¸Ð½Ñ‹ Ñтого интереÑа, она отвела взглÑд в Ñторону. ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾-прежнему пугал ее, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¾Ð½Ð° не ÑомневалаÑÑŒ в его раÑположении к Ñебе.
- Это великий талант в КоролевÑкой равнине, - наконец Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ Ñоветник. - Храни его в тайне, ведь найдетÑÑ Ð½ÐµÐ¼Ð°Ð»Ð¾ людей, которые возжелают им воÑпользоватьÑÑ. Ðикому и никогда не открывай Ñвоего таланта. Это опаÑно.
- ОпаÑно? - удивилаÑÑŒ Сангрида. - Ðо что может быть опаÑного в пере и чернилах?
ÐšÑ€Ñ‹Ñ ÑƒÑмехнулÑÑ. Складки у уголков его рта обозначилиÑÑŒ еще Ñильнее.
- Мое дорогое дитÑ, наÑтанет день, когда вы поймете, что перо и чернила Ñамое Ñтрашное оружие, которым только может владеть человек. Слова ранÑÑ‚ гораздо Ñильнее, чем меч. Да, Ñто так, - порывиÑто Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ Ð¾Ð½, Ð²Ð¸Ð´Ñ Ñомнение на нежном личике девушки. - Раны, нанеÑенные Ñловами, порой никогда не заживают. Они менÑÑŽÑ‚ Ð½Ð°Ñ Ñ€Ð°Ð· и навÑегда, лишают ÑпокойÑтвиÑ, уверенноÑти, надежды. Эти рубцы не видны, но мы ноÑим их в Ñебе на протÑжении вÑей жизни, и они не желают затÑгиватьÑÑ. Слова же, обращенные в пиÑьмо, обладают безграничной влаÑтью. Они беÑÑмертны. Уметь подделывать почерк, вÑе равно, что владеть многотыÑÑчной армией. Возможно, вы Ñамый могущеÑтвенный человек в КоролевÑкой равнине.
- Я? - Сангрида раÑÑмеÑлаÑÑŒ. - Ðет, что вы. Я вÑего лишь... Я даже не знаю, кто Ñ. ÐериÑ, прÑчущаÑÑÑ Ð¾Ñ‚ мира за неприÑтупными Ñтенами дворца.
- Я не знаю ни одного владыки, который не делал бы того же. Ваш дар, знаниÑ, заключенные на Ñтраницах книг, перевезенных мною в малый дворец, и умение владеть Ñловом может возвыÑить Ð²Ð°Ñ ÐºÑƒÐ´Ð° значительнее, чем милоÑÑ‚ÑŒ любого из владык. Ð’Ñ‹ Ñами то оружие, которое ÑпоÑобом поднÑÑ‚ÑŒ Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° вершину мира. Так что не позволÑйте завиÑтникам и проходимцам узнать об Ñтом. Ртеперь, - его Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¸Ð·Ð¼ÐµÐ½Ð¸Ð»ÑÑ, в нем вновь поÑвилиÑÑŒ веÑелые нотки. – Позвольте мне приглаÑить Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° прогулку в Ñад. И Ñ Ð±Ñ‹ хотела обращатьÑÑ Ðº вам по имени.
- РазумеетÑÑ, - кивнула Сангрида, и, вновь робеÑ, принÑла предложенный ей локоть. Ð’ молчании они вышли во двор. Солнце наконец-то показалоÑÑŒ из-за туч, и вÑе вокруг казалоÑÑŒ золотым в его лучах. ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð²ÐµÐ» Сангриду в шатер, и Ñлуги Ñ‚Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ Ð¾Ð±Ñтупили нерию, уÑлужливо Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ð»Ð°Ð³Ð°Ñ ÐµÐ¹ лучшие ÑÑтва и напитки.
- Я не понимаю, - начала Сангрида, когда Ñлуги отошли, и тут же Ñмущенно замолчала.
- Чего Ñ‚Ñ‹ не понимаешь, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ?
- Отчего вы так ко мне добры? Я никто в Ñтой Ñтране. ПроÑÑ‚Ð¾Ñ Ð½ÐµÑ€Ð¸Ñ. Я Ñлышала о Ð²Ð°Ñ Ð¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ неприглÑдных Ñлов, но вы ко мне добры. Я напоминаю вам кого-то? Может дочь? 
ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð³Ð¾Ñ€ÑŒÐºÐ¾ раÑÑмеÑлÑÑ.
- Дочь? У Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð¸ÐºÐ¾Ð³Ð´Ð° не было дочери, Сангрида. И никогда не будет. Ð“Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ Ð¿Ð¾ правде, мы оба Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ в неприглÑдном положении. Во вÑÑком Ñлучае, Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°ÑŽ, каково тебе ÑейчаÑ. Ðикто, без будущего и шанÑов изменить Ñвое положение, - он замолчал, вглÑдываÑÑÑŒ в Ð¾Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð‘ÐµÐ»Ð¾Ð³Ð¾ дворца. - Ты знаешь, кем был мой брат, Сангрида? - негромко ÑпроÑил КрыÑ, Ð¿Ñ€Ð¸Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð²Ð¸Ð½Ð¾ из рук Ñлужанки. Лицо его еще больше иÑпещрили морщины, точно воÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½Ð¾Ñили ему физичеÑкую боль. Взмахом руки он велел Ñлугам покинуть Ñад, и лишь тогда негромко продолжил,  - Его звали Эдмунд Пеллар.
- Пеллар? - Ñ Ð½ÐµÐ´Ð¾ÑƒÐ¼ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ в голоÑе переÑпроÑила Сангрида. - Значит ли Ñто, что и вы из рода королей?
- Он был племÑнником Митридата, - точно не Ñлыша ее вопроÑ, продолжал КрыÑ. - Я почти не помню годы, проведенные в КлодаÑе, но зато так Ñрко вÑпоминаю жизнь во дворце. ÐœÐ¾Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ была ÑеÑтрой Митридата, розой в короне владык. Джоанна  Пеллар, кто не Ñлышал ее имени? 
Она была невероÑтно краÑива и умна. Ей поÑвÑщали поÑмы и пеÑни, художники дралиÑÑŒ за право напиÑать ее портрет, а лучшие умы КоролевÑкой равнины ÑтекалиÑÑŒ во дворец ради беÑеды Ñ Ð½ÐµÐ¹. ÐœÐ¾Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ была величайшей женщиной Ñтого мира.  Она умерла в родильной горÑчке, Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð²ÐµÐ´Ñ Ð½Ð° Ñвет мертвое дитÑ. Митридат любил ее, как никогда не любил ни одну из Ñвоих наложниц, ни одну из жен. Ð’ Ð½Ð°Ñ Ñ Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð¾Ð¼ он видел ее продолжение. 
Старый король доживал поÑледние дни, Ñкоро Митридата должны были объÑвить наÑледником преÑтола, ведь он был единÑтвенным Ñыном правителÑ. ÐÐ°Ñ Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ð»Ð° Ñмерть на Круглой площади, но Митридат Ñтого не допуÑтил. Ðам дали ÑˆÐ°Ð½Ñ Ð½Ð° жизнь вдали от Ñтолицы, на Круглой площади погибли неÑчаÑтные дворовые мальчишки, а Ð½Ð°Ñ Ð²Ñ‹Ñлали из Ñтолицы, обеÑпечили владениÑми и деньгами, проÑÑ Ð²Ð·Ð°Ð¼ÐµÐ½ лишь ваÑÑальÑкой верноÑти. 
Мне было пÑÑ‚ÑŒ, когда Эдмунд поднÑл воÑÑтание. Дурные Ñоветы и природное влаÑтолюбие Ñыграли Ñ Ð½Ð¸Ð¼ Ñкверную шутку - он поверил в ÑобÑтвенное величие, которым никогда не обладал. Ðа дарованное Митридатом золото и ÑредÑтва мÑтежных баронов, он Ñобрал армию наемников и двинулÑÑ Ð½Ð° Ñтолицу. 
Я был Ñлишком мал, чтобы принимать учаÑтие в Ñражении, но Эдмунд взÑл Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ Ñобой. Я до Ñих пор пытаюÑÑŒ понÑÑ‚ÑŒ, что им руководило в тот день - желание Ñвить мне Ñвой триумф или показать, что будет, еÑли Ñ ÐºÐ¾Ð³Ð´Ð°-нибудь воÑÑтану против него. 
Ðрмии вÑтретилиÑÑŒ возле перевала Трех королей. Эдмунд оÑтавил Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð° попечении баронов, которые побоÑлиÑÑŒ учаÑтвовать в Ñражении, и мне было прекраÑно видно, как в долине ÑходÑÑ‚ÑÑ Ð²Ð¾Ð¹Ñка Эдмунда и Митридата. Я был иÑпуган увиденным, но Эдмунд мог Ñтать новым королем, а потому Ñ Ð½Ðµ мог Ñвить Ñвой Ñтрах перед его ваÑÑалами. 
Ð’ÑÑ Ð´Ð¾Ð»Ð¸Ð½Ð°, Ð±Ñ‹Ð²ÑˆÐ°Ñ Ð´ÐµÐ²Ñтвенно-чиÑтой до нашего поÑвлениÑ, превратилаÑÑŒ в кровавый ад. Снег был залит кровью, тишину наполнили крики, звон мечей, Ñтоны умирающих. Ðикогда Ñ Ð½Ðµ забуду Ñтой картины. Те, кто еще вчера делил Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸ вино в лагере превратилиÑÑŒ в ничто. И их были Ñотни, Ñ‚Ñ‹ÑÑчи. Их обезображенные трупы вдавливали в Ñнег, Ñтупали по ним, как по пуÑтому меÑту. 
Ðаши надежды, наше будущее - вÑе было уничтожено, гибло на моих глазах, и ничто уже не могло Ñтого изменить. ВойÑка Митридата отрезали путь к отÑтуплению, пение рога призывало атаковать,  лишить жизни каждого, кто пришел из КлодаÑа.  
Я ÑтоÑл на перевале и видел, как убивают моего брата. ПроÑтой Ñолдат, не гвардеец, не генерал, подÑек ноги его ÐºÐ¾Ð½Ñ Ð¸ Эдмунд рухнул на землю. Он не уÑпел вÑтать, не уÑпел даже дотÑнутьÑÑ Ð´Ð¾ меча. Ð’Ñе было кончено. Я Ñлышал ликование королевÑкой армии, видел, как вновь взмылиÑÑŒ к небу знамена Митридата.
ИÑÐºÑƒÐ¿Ð°Ñ Ñвое предательÑтво, бароны выдали Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÑŽ. Они могли бы Ñтого не делать - их казнили за измену, но и в Ñтот раз Митридат Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð»Ð¾Ð²Ð°Ð» в памÑÑ‚ÑŒ о моей матери. 
Я по-прежнему предÑтавлÑл угрозу его правлению, а поÑтому он велел Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ñкопить - тот, у кого не может быть наÑледников, никогда не ÑÑдет на преÑтол. И, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¼Ð½Ðµ была Ñохранена жизнь, в тот день мальчик по имени Эдвард Пеллар умер вÑлед за Ñвоим братом. Я Ñтал никем, изуродованным калекой, изгоем. Я не только лишилÑÑ Ñвоей мужеÑтвенноÑти, обе моих руки были Ñломаны в попытке вырватьÑÑ Ð¸Ð· Ñтальной хватки палачей. Они никогда не воÑÑтановилиÑÑŒ. 
Я вернулÑÑ Ð² ÐšÐ»Ð¾Ð´Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ½ÑŒÑŽ ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ¶Ð½ÐµÐ³Ð¾. Я больше не был братом намеÑтника, Ñтал ничем, призраком, и у каждого нашлаÑÑŒ Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð°Ñмешка. Слуги покидали дворец, потому что Митридат Ñократил мое Ñодержание, мальчишки Ñчитали делом чеÑти поколотить, еÑли Ñ Ð½ÐµÐ¾Ñмотрительно выходил из замка. Мне дали прозвище «холгер», «ублюдок»  на Ñзыке приморÑких народов. Ð’Ñе, что Ñ Ð¼Ð¾Ð³ - ÑкрыватьÑÑ Ð² тени пуÑÑ‚Ñ‹Ñ… комнат.
Â ÐœÐ¾Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ была отвратительна. Она шла мимо менÑ, и единÑтвенное, что мне оÑтавалоÑÑŒ - умереть. Замок ветшал, в нем не было никого, кто бы мог проÑвить ко мне учаÑтие, даже мое тело, казалоÑÑŒ, пытаетÑÑ Ð¸Ð·Ð¶Ð¸Ñ‚ÑŒ мою душу. 
Только в книгах Ñ Ð½Ð°Ñ…Ð¾Ð´Ð¸Ð» уÑпокоение, в них Ñ Ð¼Ð¾Ð³ ÑкрытьÑÑ Ð¾Ñ‚ реальноÑти, забыть, кто Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ. Из них Ñ ÑƒÐ·Ð½Ð°Ð» о гоÑударÑтвах и правителÑÑ…, войне и дипломатии. Я изучал Ñзыки и законы. Впервые в жизни Ñ Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‚Ð¸Ð» Ñвое превоÑходÑтво над другими. Мое тело оÑтавалоÑÑŒ по-прежнему Ñлабым, но мой разум  Ñделал Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐºÐ¾Ð»Ð¾ÑÑом. Во мне проÑнулаÑÑŒ кровь матери, Ñ Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‚Ð¸Ð» в Ñебе то, чего не было у Эдмунда - величие Пелларов. Я больше не прÑталÑÑ Ð¾Ñ‚ вÑех в пуÑÑ‚Ñ‹Ñ… комнатах. Мне было Ñемнадцать, Ñ ÑƒÐ¶Ðµ мог выполнÑÑ‚ÑŒ функции намеÑтника и Ñ Ð²Ð·Ñл влаÑÑ‚ÑŒ в Ñвои руки, неожиданно Ð´Ð»Ñ Ð²Ñех и в первую очередь Ð´Ð»Ñ Ñамого ÑебÑ, обнаружив, что мое призвание править. 
И вот теперь, ÑпуÑÑ‚Ñ Ð´Ð²Ð°Ð´Ñ†Ð°Ñ‚ÑŒ лет в моих иÑкалеченных руках ÑоÑредоточена вÑÑ Ð²Ð»Ð°ÑÑ‚ÑŒ КоролевÑкой равнины. Креллинги готовы променÑÑ‚ÑŒ вÑе золото Морно на мое ÑоглаÑие заключить Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ мир, Черный принц переÑекает буйное  море, лично выÑÑ‚ÑƒÐ¿Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñлом Черного оÑтрова.   
Ð’ Ñтом мире интриг и дворцов не бывает Ñлучайных фигур, Сангрида. И наÑтупает день, когда каждый из Ð½Ð°Ñ Ð½Ð°Ñ‡Ð¸Ð½Ð°ÐµÑ‚ Ñвою игру. Ð’Ñе завиÑит лишь от того, кем Ñ‚Ñ‹ хочешь Ñтать, и как много Ñтавишь на кон. Эта учаÑÑ‚ÑŒ не минует никого, и Ñ‚Ñ‹ должна быть готова Ñделать ход, когда придет твой чаÑ. Знать навернÑка, кто твой друг, а кто враг. Готова ли Ñ‚Ñ‹ умереть за то, ради чего преÑтупаешь Ñаму ÑебÑ. 
Ты Ñпрашиваешь, отчего Ñ Ð´Ð¾Ð±Ñ€ к тебе? ТыÑÑчи людей ненавидÑÑ‚ менÑ, заÑлуженно ненавидÑÑ‚, но мне нужен Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ один человек Ñ€Ñдом, который не будет видеть во мне врага. И ради Ñтого Ñ Ð³Ð¾Ñ‚Ð¾Ð² на многое. Я дам тебе вÑе, что Ñ‚Ñ‹ захочешь. БогатÑтво, положение, влаÑÑ‚ÑŒ. 
- Мне ничего Ñтого не нужно. Ð’Ñе, что Ñ Ñ…Ð¾Ñ‡Ñƒ – иметь крышу над головой.
ÐšÑ€Ñ‹Ñ ÑƒÑмехнулÑÑ.
- Это изменитÑÑ, - груÑтно прошептал он. – Ðикто в Ñтом мире никогда не отказывалÑÑ Ð¾Ñ‚ влаÑти.
- Тогда Ñ Ð²Ð°Ñ ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð»ÑŽ, - улыбнулаÑÑŒ Сангрида. – Ð’Ñ‹ позволите мне называть Ð²Ð°Ñ Ð­Ð´Ð²Ð°Ñ€Ð´Ð¾Ð¼?
ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ð°Ð¶ÐµÐ½Ð½Ð¾ замер. Во вÑе глаза он Ñмотрел на Сангриду, и что-то, ÑпрÑтанное в глубины его души, вновь напомнило о Ñебе. Ð“Ð¾Ñ€ÑŒÐºÐ°Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒ, охватила его душу, к горлу поднÑлÑÑ ÐºÐ¾Ð¼. ТÑжело Ñглотнув, ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð·Ð°Ñтавил ÑÐµÐ±Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±Ð½ÑƒÑ‚ÑŒÑÑ, и, чуть заметно кивнув, поднÑл к губам кубок.  




Автор поста
Энди Багира
Создан 14-01-2017, 21:39


277


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Сад воронов. Глава 16
Проза

Сад воронов. Глава 21
Проза

Сад воронов. Глава 15
Проза

Сад воронов. Глава 8
Проза

Сад воронов. Глава 10
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх