Челлендж Самоизоляция в стиле фэнтези
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Между двух огней. Глава 20

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1

Дамьен.

Больше суток мы провели в волчьих телах. Несмотря на то, что Мария прекрасно справлялась с волчицей, инстинкты ее были очень слабы. Несколько раз мне приходилось ее останавливать - она то и дело сворачивала в сторону жилых мест. В конце концов, мне пришлось вести ее самому. Мы шли той же дорогой, что я продел много лет назад. Как и в прошлый раз, я бежал от смерти, вот только теперь смерть грозила мне.

- Нам, - мысленно поправила меня Мария. От неожиданности я остановился. - Брат?

- Дамьен, - машинально поправил я ее. - Что это было?

- Ты про мысли? - сообразила девушка. - Между нами возникла связь. Ты теперь мой альфа, брат... Дамьен.

-  Нет, - я покачал головой.  - Я знаю, что это значит. Но нет, Мария. Ты ошибаешься. Между нами не должно быть никакой связи. Я просто твой проводник и спутник ровно до того дня, когда твой ребенок сможет обращаться. Это все. Мне не нужна семья. Мне не нужна стая.

- Слишком поздно. Связь уже есть, - не согласилась волчица. - Но если ты не хочешь об этом говорить...

- Не хочу, - отрезал я. Не хватало мне еще за эту девчонку отвечать. Я уже подвел Минни. Больше этого не повторится.

- Куда мы идем?

- В мой дом. Там нас никто не потревожит.

Я старательно пытался не думать о могиле на заднем дворе. Боль была столь же острой что и прежде. Я спрятал ее глубоко в сердце, но вот она возвращалась. Каждый шаг, каждый вдох приближали меня к последнему приюту Минни.

- Дамьен?

- Идем.

 Я не знал, как скрыть свою боль от Марии, я не хотел обсуждать ее с кем бы оно ни было. Как же нелепа эта связь!

- Дамьен! - вновь позвала она. На этот раз я обернулся и увидел, что Мэри уже в человеческом обличии держится за живот.

- Началось.

- Но ведь еще рано! - я в ужасе подошел к ней.

- Седьмой месяц, - она была страшно напугана. - Я не могу родить в лесу.

- До поместья осталось недолго. Если ты сможешь...

- Смогу, - прошипела она и обратилась.

Прежде мы ни разу не развивали такой скорости, как сейчас. Я не могу даже представить какие силы и мужество помогли ей. Буквально ворвавшись в поместье, я подхватил Мэри на руки и отнес в комнату Минни. Я не знал, как ей помочь. Я никогда не присутствовал при родах, и с трудом представлял, что надо делать. Единственное на что у меня хватило фантазии - это принести нож, чтобы перерезать пуповину, кувшин воды для утоления жажды и еще воды, чтобы вытирать потное лицо Мэри. Я проклинал себя за то, что прежде невнимательно слушал наставления брата Эрнесто. Впрочем, вряд ли они бы мне помогли - это ребенок оборотней, а не людей.

- Дамьен! - дикий крик вырвался из горла Мэри, и она вцепилась в мою руку. Лицо ее было красно-фиолетовым. - Что-то не так.

- Тебе откуда знать, это твой первенец, - попытался я ее успокоить.

- Я знаю.

- Тогда давай действовать как можно быстрее.

 

Лорейн.

- Она приходит в себя, - услышала я взволнованный голос Лиз, а затем страшная волна боли вновь накатила на меня. Казалось, что все мои кости разом сломались.

- Лорейн, тише, - Сью схватила меня за руку. - Ты рожаешь. Тужься!

 О чем она? Я с трудом балансирую на грани сознания, еще и тужиться. От боли у меня началась рвота. Мне и прежде не хватало воздуха, но теперь я задыхалась. Огненные пытались меня подбодрить, но от боли я ничего не слышала. Их лица утопали в темноте. Я была совершенно одна с этой нестерпимой болью. Рвота прекратилась, но тошнота не угасла. Все тело покрылось потом, словно я сидела у открытого огня, и я с трудом удержалась от блаженного вскрика, когда Роб, кажется, вытер мой лоб ледяной водой. Я пыталась обратиться, но огненные крепко удерживали меня.

- Тужься! - вновь велела Сью. Ее рука легла на мой живот и резко надавила на него. От боли я не сдержала крика. Лучше бы меня Драй тогда убил. Я не знала, что можно испытывать такую боль. Я рожаю полукровку, не ребенка. И это существо пытается меня уничтожить.

- Убейте ее, - сбивая дыхание, прохрипела я. - Прошу убейте. Уберите это из меня.

- Лорейн, держись, - Роберт сжал мою руку. - Лиз?

- Я не знаю что делать, - послышался голос огненной. - Ребенок - полукровка. Это будут очень сложные роды. С Соней и Даниэль было гораздо проще.

- Почему?

- Яд серых, - догадалась Сью. Я прислушалась к ее голосу. - Ребенок пытается обратить Лорейн изнури. Ее тело насквозь пропитано им. Оно снова и снова пытается обратиться, но не может. Ее кости ломаются и срастаются вновь, как у серых в новолуние.

Значит дело не в моей слабости.

- Лиз, - позвала я девушку, и она тотчас откликнулась на зов.

- Лорейн?

- Вырежи ее из меня.

- Не могу. Твоя кровь тоже подвластна обращению. Я чувствую, как изменяется ее ход. Если я тебя вскрою...

- Ты не сможешь остановить кровотечение.

- Мне жаль, Лора, но ты должна...

- Я не могу, - я на секунду замолчала, вновь не в силах дышать.- Флакон. Сью, флакон гадалки у меня на тумбе возле кровати…

- Поняла, - волчица кивнула и скрылась за дверью. Роберт крепче сжал мою ладонь, и его немая поддержка, как это ни странно, помогла мне сконцентрироваться на дыхании. - Тело ниже груди... Я не могу им пошевелить... - сбивчиво сказала я. - Яд... Парализует... Где лежит ребенок... Ты должна помочь...

- Тогда терпи, Лорейн, - Лиз сдавила мой живот, толкая плод вниз. Сью была гораздо мягче в своей первой попытке. От боли я на мгновение лишилась сознания, но спасительное беспамятство оказалось быстротечным.

- Постарайся, Лориэн, ты же рожаешь королеву серых, - насмешливый голос Штара был совсем рядом. От боли я ничего не видела. Слава богу. Не хватало мне еще и призрака. - Зря ты ушла от серых - твои мучения были бы сведены к минимуму. Впрочем, у всех своя расплата. Наслаждайся, моя королева.

- Лорейн! - голос Лиз перекрыл голос серого. – Выпей это, - мне в рот полилась жидкость, обжигающая горло. Стало еще хуже.

И вновь боль. Теперь Лиз не делала перерывов. Она вновь и вновь давила на живот, в то время когда мое тело окончательно сдалось. Я молила о смерти, звала сперва ее, а потом Драйя и Дамьена, но никто не пришел. Были только я и боль. Я чувствовала, как это существо разрывает меня изнутри. Чувствовала, как ее отравленные когти вонзаются в мою плоть, пытаясь удержаться внутри, и яд проникает в кровь. Каждый нерв был натянут как струна, и любое прикосновение к моему телу вызывало взрыв боли.

Проходили часы, дни, недели, а проклятая полукровка продолжала меня терзать. Кеннет с трудом справлялся с переданными ему малышами Драйев - я слышала, как плачет всегда спокойный Крис, и Сью пришлось идти ему на выручку. Остались со мной лишь Лиз и Роберт.

Время от времени я теряла сознание и, очнувшись в очередной раз, увидела над собой сводчатый потолок поместья Мирвайнов.

- Лиз? - мысленно позвала я девушку. Сил во мне уже не осталось.

- Я с тобой. Сьюзи тоже здесь.

- Как мои дела?

- Не знаю, - честно ответила она. - Ребенок жив, ты, несмотря на все мучения, тоже.

- Сколько это уже длится?

- Четырнадцать часов. Я не знаю, как тебе помочь. Он застрял. Если ты решишься, то мы позовем доктора... 

- Чтобы раскрыть всех нас? Не дури. Ты знаешь, что должна делать.

- Лорейн, я...

- Вытащи это из меня.

- Не знаю, смогу ли...

- Не убив меня? Ты думаешь, Лиз, мне еще что-то страшно? Ты должна это прекратить. Неважно, какой ценой. Просто останови.

- Хорошо, - решилась девушка. - На счет три. Раз... два...

Не дожидаясь трех, она запустила в меня руки. Боль была такой чудовищной, что я лишилась рассудка. Я оказалась вне этого тела, полностью утратила контроль над ним. Мне казалось, что я умираю, и, делая свой последний вдох, я услышала истошный крик младенца, переходящий в волчий вой.

 

Дамьен.

- Мария, - я зашел в комнату своей беты с полной уверенностью, что она не спит. Связь между нами стала еще крепче с тех самых дней, когда малыш Слоан появился на свет. Сейчас этому пухлику было уже три года, и я представить не мог более прелестного младенца.

Голубоглазый, с ямочками на щеках и широкой улыбкой, он был очарователен. Но не в полнолуния. Кровь серых была сильна. Он был слишком мал, чтобы обратиться и потому мог лишь надрывно плакать, терзаемый луной. Как истинный огненный, он вскоре научиться овладевать своими желаниями, ну а пока может лишь крепче прижиматься к матери.

- Дамьен? - удивилась моему приходу Мария. - Что-то случилось?

- Я видел следы серых у дома.

- Что? - она поднялась с кровати, на которой сейчас спал Слоан. - Подожди,  - стараясь не шуметь, волчица вышла из комнаты и, затворив за собой дверь, принялась осыпать меня вопросами. - Что они хотели?

- Не знаю, - покачал я головой. - Я никогда прежде не видел серых.

- Тогда с чего ты решил, что это они?

- Следы, - коротко пояснил я. Что касается следов, огненные здесь не ошибаются. Это наш дар.

- Много?

- Трое. Им что-то нужно, Мария. Я думаю, мы должны с ними встретиться. Они не могли далеко отойти - следы совсем свежие.

- А Слоан? Я не хочу его оставлять одного.

- В доме он в большей безопасности.

- Дамьен...

- Глупо, - вздохнул я. - Ладно. Бери ребенка и пешком иди к заячьей поляне. Я догоню их и, если понадобится, выведу к вам. Но, черт подери, Мария, ты слишком рискуешь.

- Дамьен, я знаю серых. Они такие же, как мы. Отец Слоана был великолепнейшим человеком из всех, что я знала. Вот увидишь, они не принесут нам зла.

- Хорошо,  - вздохнул я, будучи уверенным, что Мария страшно ошибается. Не зря про Серое братство среди людей такие слухи распространяются. По сути, из-за них, такие как мы с Марией под угрозой истребления. Нас люди боятся на всякий случай.

Обратившись, я выскочил во двор и бросился по следу. Огненного оборотня может убить только серый. Но есть еще одна лазейка уже для людей - некоторые огненные оборотни и все серые боятся святой воды. Некоторых, как я, она не может ранить - в основном это те, чья вторая сущность волк, другим же везет меньше - их она обжигает.

Один раз, живя в монастыре, я стал свидетелем страшной картины. Я отдыхал после долгого дня в саду с кружкой святой воды - другой просто не было. Рядом со мной отдыхал и брат Александр, который в этот погожий день решил помочь мне. Мы тихо переговаривались между собой, когда рядом с нами на траву приземлилась ворона. Не знаю, что насторожило брата Александра или это был спонтанный нечистый порыв, но вместо того, чтобы сделать глоток из переданной ему кружки, он окатил водой черную птицу.

Мы оба пришли в ужас, когда внезапно вместо птицы на траве оказалась вопящая от боли девушка. Огненная. Все ее тело покрывали страшнейшие ожоги. Лицо превратилось в кровавое месиво, которое она хватала лишенными кожи руками. Она умирала мучительно и долго.

Весь монастырь собрался вокруг умирающей, но никто, даже брат Эрнесто или отец Мартин, не попытались ей хоть как-то, пусть даже молитвой, помочь. В тот день из разговоров братьев я узнал, что и для серых святая вода губительна.

Вот почему я позволил Марии придти со Слоаном на заячью поляну - с одной стороны ее окаймляла небольшая, но глубокая речушка, берущая свое начало из освященного источника высоко в горах. Стоило серым перейти границу в отношении Марии, и они бы мгновенно оказались в воде. Пусть и не специально я стал альфой для этой странной семьи, и теперь мой долг заботиться о них.

Мне удалось догнать серых за десять минут. Они еще даже не успели миновать границу леса.

- Огненный? - удивился высокий мужчина, заметив мое появление. Я обратился. Они больше не смогут принять волчий облик до следующего полнолуния, и я могу себе позволить покинуть волчье тело.

- Вы пересекли границы моей территории.

- Мы сожалеем, - вмешался в разговор крепыш.  - Мы шли по следу огненной, невесты нашего погибшего брата. Мы думали, что она умерла, но в это полнолуние вновь уловили ее запах. Мы надеялись застать ее одну.  

- Мы не хотим причинить ей вреда, - поспешно заверил высокий. - Она часть нашей семьи. Мы просто хотели повидаться с ней.

- Вы можете это сделать. Но если вы...

- Не бойся, альфа. Ей ничего не грозит.

- Тогда следуйте за мной.

Дорога назад отняла гораздо больше времени - нам пришлось идти на своих двоих. Поэтому, когда мы, наконец-то, добрались до заячьей поляны, Мария была не в самом лучшем расположении духа, однако, стоило ей увидеть серых, на ее лице расцвела прелестная улыбка.

- Джон, Фил!

- Мария, - шагнул к ней крепыш Джон, но резко остановился, увидев играющего в траве Слоана. У него вырвался возглас удивления.

- Это...

- Сын Райана. Он выжил. Мы оба выжили.

- Но почему ты не пришла в стаю? - удивился Фил.

- Это небезопасно. Дамьен же заботится о нас. Здесь мы вдали от чужих взглядов, да и живности хватает.

- Твой сын должен знать свое место в этом мире. А оно в Братстве.

- Эй, тише, - оскалился я. Серый переходил границу.

- Огненный, это дело семьи, - огрызнулся Фил.

- Они и моя семья.

- Мой племянник не будет жить с огненными.

- Я огненная, - Мария сделала шаг вперед, закрывая собой сына. Он будет жить там, где я решу, вы не имеете на него никаких прав.

- Его кровь - наше право.

- Вы должны уйти, - прервал я затянувшийся разговор. Мне не нравилась та холодная злость, с какой серые говорили с моей бетой. На моей земле.

- Не лезь в это дело, огненный.

- Слишком поздно, - я бросился на Джона. Крепыш оказался гораздо сильнее, чем мне казалось на первый взгляд. Зная, что мне ничего не стоит обратиться, он обхватил мой торс рукой, не давая вырваться волку. Краем глаза я видел, что Мария и Фил тоже сцепились в схватке. Надрывно плакал малыш Слоан. Джон осыпал меня ударами, я же даже не пытался их блокировать - медленно, шаг за шагом я приближался к реке. Короткое затишье и Джон с воплем упал в воду. А теперь мне пригодится вся моя сила. Я прыгнул следом за ним  и схватил за шею, чтобы эта тварь, прежде чем умереть, напилась обжигающей внутренности воды.

Пусть каждый знает, что впредь ни один из Серого братства не может зайти на территорию Дамьена Лаваля, огненного альфы. Очень скоро серый обмяк, и я отпустил его. Руки мои были окровавлены. Внезапно, на мою голову обрушился тяжелый удар, и я рухнул обратно в воду. Перед глазами все потемнело, и я отключился.

Когда я пришел в себя, то на улице уже была ночь. Лес наполнился звуками. С трудом я поднялся на четвереньки. Во рту было так сухо, что я, все так же на четвереньках, словно зверь, пополз к реке и жадно принялся пить. Вода имела странный привкус, но я не мог остановиться. Когда жажда наконец-то затихла, я сел на землю, потирая ушибленную голову. Волосы были в крови. Нехило он меня приложил.

Черт! Мария и Слоан! Я огляделся вокруг, но никого не было. Чертыхаясь, я обратился, и уже волчьи глаза заметили следы Марии, уходящие в чащу леса. Я бросился за ней, однако стоило мне только уйти с заячьей поляны, как я увидел фигуру Марии, лежащую на траве. Все ее тело было в страшных ожогах. Я перевернул ее на спину. Дышит.

- Мария! Мария! - тормошил я ее. Она должна придти в себя прежде, чем я отнесу ее в поместье - возможно, она знает, где Слоан, и я смогу ему помочь.

- Дамьен? - тихо прошептала она, не открывая глаз.

- Где Слоан? - не тратя ни минуты спросил я.

- Его забрал Фил. Я не смогла. Он оглушил меня.

- Но ожоги...

- Я вытащила тебя из воды... Ты бы утонул... - пауза затянулась. Мне пришлось вновь позвать ее по имени. Мария держалась из последних сил. - Я думала ты придешь в себя... Найдешь...

- Я найду их, слышишь? Я найду Слоана. Мария?

 Огненная молчала. Напряжение покинуло ее лицо и, казалось, что она заснула. Так и было. Мария ушла в царство вечного сна.

Я искал их везде. Я прожил больше века, но так и не вышел на след Слоана. Он словно в воздухе растворился. Я не исполнил последнюю просьбу.  




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Энди Багира | 4-07-2012, 00:03 | Просмотров: 3 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх