Мора. Последняя неделя зимы
Светлая богиня даровала морам, своим верным служанкам, Благословение. Дар, способный разрушить этот мир или создать нечто новое, более совершенное. Но сможет ли Тайле, обладающая Благословением не поддаться искушению использовать дар в своих целях, противоречащих заповедям чужой для нее Богини?
 
ПоÑледнÑÑ Ð½ÐµÐ´ÐµÐ»Ñ Ð·Ð¸Ð¼Ñ‹
 
Ты за мир, и мир за тебÑ
(ПоÑловица)


УÑÑ‚Ð°Ð»Ð°Ñ Ð»Ð¾ÑˆÐ°Ð´ÑŒ брела по заÑнеженной дороге, оÑкальзываÑÑÑŒ и чаÑто оÑтанавливаÑÑÑŒ. От мороÑÑщего неÑколько Ñуток дождÑ, редкого Ð´Ð»Ñ Ñтого времени года Ñнег превратилÑÑ Ð² Ñерую жижу, иногда Ñкрывающую под Ñобой довольно глубокие Ñмы и выемки. Днем различить их было не Ñложно, но теперь, когда поÑледние закатные угольки отгорели, погрузив мир в темно-Ñерые краÑки, опаÑноÑÑ‚ÑŒ Ñвернуть Ñебе шею резко возраÑтала.
Ð”Ñ€ÐµÐ¼Ð»ÑŽÑ‰Ð°Ñ Ð² Ñедле вÑадница то и дело вздрагивала, Ñонно оглÑдываÑÑÑŒ, и вновь проваливалаÑÑŒ в Ñон. Женщина не боÑлаÑÑŒ разбойников, по Ñлухам оÑобо лютующих в Ñтих меÑтах, так же не Ñтрашила ее и нечиÑÑ‚ÑŒ, излюбленным развлечением которой были мелкие проказы и шалоÑти.
Дорога Ñерой лентой ÑтелилаÑÑŒ под ноги измученного животного. Вокруг был только леÑ, Ñплошной линией Ñ‚ÑнувшийÑÑ Ð¿Ð¾ обе Ñтороны. Кто знает, Ñколько бы еще им пришлоÑÑŒ провеÑти в пути, еÑли бы неподалеку, за плотной Ñтеной деревьев, оÑтрый лошадиный глаз не приметил бледные огни.
Уверенно Ñвернув в Ñторону, животное прибавило шаг.
- Тише... – прошептала женщина, придержав лошадь. ÐевыÑокие куÑÑ‚Ñ‹ дикой малины впереди зашевелилиÑÑŒ, и рука путницы невольно потÑнулаÑÑŒ к кинжалу на поÑÑе.
До теплого крова и горÑчего ужина оÑтавалоÑÑŒ ÑовÑем немного, и было бы обидно иÑпортить ночь очередным Ñражением Ñ Ð¼ÐµÐ»ÐºÐ¾Ð¹, одуревшей от Ñкорого наÑÑ‚ÑƒÐ¿Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð²ÐµÑны нечиÑтью.
- Обойди его. – Удивительно, но лошадь понимала хозÑйку Ñ Ð¿Ð¾Ð»ÑƒÑлова, и, Ñбавив шаг, оÑторожно Ñошла Ñ Ð½Ð°ÐºÐ°Ñ‚Ð°Ð½Ð½Ð¾Ð¹ ÑанÑми дороги. Продвижение их заметно замедлилоÑÑŒ, так что женщине пришлоÑÑŒ Ñлезть, Ð¾Ð±Ð»ÐµÐ³Ñ‡Ð°Ñ Ð¶Ð¸Ð²Ð¾Ñ‚Ð½Ð¾Ð¼Ñƒ задачу. Лучше было промочить ноги, нежели увÑзнуть вдали от деревни, гонÑÑÑÑŒ за беÑами.
Ð’ неÑколько ударов Ñердца путница преодолела опаÑный учаÑток пути и только удоÑтоверившиÑÑŒ, что нечиÑÑ‚ÑŒ не ÑобираетÑÑ ÑƒÐ´Ð°Ñ€Ð¸Ñ‚ÑŒ в Ñпину, влезла в Ñедло. Руки, не защищенные перчатками, онемели от холода, а пальцы ног в худых, наÑкоро подвÑзанных платком Ñапогах и вовÑе одеревенели, отказываÑÑÑŒ двигатьÑÑ. Тем желаннее ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ ночевка под крышей возле теплой печки, и тем чаще женщина неоÑознанно подгонÑла лошадь, заÑтавлÑÑ ÐµÐµ идти быÑтрее.
До выÑокого, в два человечеÑких роÑта чаÑтокола оÑтавалоÑÑŒ неÑколько шагов. Свежие, заоÑтренные на концах ÐºÐ¾Ð»ÑŒÑ Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‰Ð°Ð»Ð¸ не только от диких зверей, которых оÑобенно Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ Ð¸ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ Ð·Ð¸Ð¼Ð° заÑтавлÑла выходить к людÑм, но и от разбойников, в преддверии войны залегших почти на вÑех трактах. Уверенные в Ñвоей безнаказанноÑти, они не гнушалиÑÑŒ наведыватьÑÑ Ð² плохо защищенные деревни за поживой. Ðапугать Ñтих людей креÑÑ‚ÑŒÑнами, вооруженными вилами и топорами было не Ñлишком проÑто.
Вновь ÑпешившиÑÑŒ, женщина поправила подбитый мехом плащ, и, Ð¿Ñ€Ð¸Ð´ÐµÑ€Ð¶Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð»Ð¾ÑˆÐ°Ð´ÑŒ за уздечку, Ñвободной рукой коÑнулаÑÑŒ морды, мокрой от раÑтаÑвшего Ñнега.
- Прочь.
Глаза животного Ñверкнули краÑным призрачным Ñветом, мгновение – и на меÑте лошади клубитÑÑ Ñ‡ÐµÑ€Ð½Ñ‹Ð¹ туман, ÑтелÑщийÑÑ Ð¿Ð¾ Ñнежному наÑту.
Вздохнув, женщина поÑтучала в выÑокие ворота.

- Кого так Ð½ÐµÐ»ÐµÐ³ÐºÐ°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½ÐµÑла!? – Ñтарик-Ñмотритель заÑтонал и, ÑˆÐ°Ñ€ÐºÐ°Ñ Ð½Ð¾Ð³Ð°Ð¼Ð¸ по полу, Ñпешно натÑнул тулуп. Кем бы не был поздний путник, ÑелÑнину он уже пришелÑÑ Ð½Ðµ по душе.
Ðа улице шел Ñнег. Крупные, невеÑомые Ñ…Ð»Ð¾Ð¿ÑŒÑ Ñ‰ÐµÐ´Ñ€Ð¾Ð¹ божьей рукой раÑÑыпалиÑÑŒ вниз, Ñловно горох из небрежно опрокинутого хозÑйкой горшка. Едва не поÑкользнувшиÑÑŒ на обледенелом пороге, Ñтарик негромко обругал мальчишек, закидавших Ñнегом Ñтупени, и, крÑÑ…Ñ‚Ñ, направилÑÑ Ðº воротам.
Ðочь выдалаÑÑŒ ÑÑнаÑ. ЧиÑтое небо, глубокого, Ñинего цвета было раÑшито белым биÑером звезд, а ÑÐµÑ€Ð¿Ð¾Ð²Ð¸Ð´Ð½Ð°Ñ Ð»ÑƒÐ½Ð° то ÑкрывалаÑÑŒ за облаками, то вновь поÑвлÑлаÑÑŒ, оÑÐ²ÐµÑ‰Ð°Ñ Ð¾ÐºÑ€ÐµÑтноÑти бледным, призрачным Ñветом. Ðа крышах домов и Ñарайчиков, земле и заборах лежал Ñнег, ÑеребрÑÑÑŒ на Ñвету, Ñловно Ð´Ñ€Ð°Ð³Ð¾Ñ†ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¿Ñ‹Ð»ÑŒ в лавке торговца. Старик оÑтановилÑÑ, и, запрокинув голову, принÑлÑÑ Ñ‡Ñ‚Ð¾-то подÑчитывать на пальцах, ÑˆÐµÐ²ÐµÐ»Ñ Ð³ÑƒÐ±Ð°Ð¼Ð¸.
Ðетерпеливый Ñтук заÑтавил его вздрогнуть.
- Эй, Бажан, кто там? – к Ñтарику Ñпешил деревенÑкий ÑтароÑта, такой же взъерошенный и хмурый, как и Ñам Ñмотритель. Это раньше можно было вÑÑкого позднего гоÑÑ‚Ñ Ðº лешему поÑылать, а теперь не знаешь, кто за воротами Ñтоит – то ли Ñвой дружинник, то ли чужой, то ли Ñам кнÑзь Ñ Ð²Ð¾ÐµÐ²Ð¾Ð´Ð°Ð¼Ð¸. – Чего ждешь?
- Да вот, без Ð²Ð°Ñ Ð½Ðµ решилÑÑ, Лютомир ВереÑлавович. – пробормотал Ñтарик, пропуÑÐºÐ°Ñ Ð¼ÑƒÐ¶Ñ‡Ð¸Ð½Ñƒ вперед.
Широкоплечий, темноволоÑый Ñ Ñ€ÐµÐ´ÐºÐ¾Ð¹ проÑедью в курчавой бороде ÑтароÑта шагнул вперед, замерев возле ворот, и приÑлушалÑÑ. Дыхание, облачком вырывавшееÑÑ Ð¸Ð· его рта, каплÑми влаги оÑедало на воротнике. Ðахмуренные куÑтиÑтые брови Лютомира ÑошлиÑÑŒ у переноÑицы, лоб переÑекла Ð³Ð»ÑƒÐ±Ð¾ÐºÐ°Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ñ‰Ð¸Ð½Ð°.
Из-за ворот не доноÑилоÑÑŒ ни звука.
- ÐазовиÑÑŒ, путник! – грозно приказал ÑтароÑта, Ð¿Ñ€Ð¸Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ¾Ðµ, как раз такое, чтобы разглÑдеть возможную опаÑноÑÑ‚ÑŒ Ñмотровое окошко. Ðовенькие блеÑÑ‚Ñщие петли не издали ни звука.
- Я Тайле. – ÑпуÑÑ‚Ñ Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ðµ раздалÑÑ Ð½ÐµÐ¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ хриплый, проÑтуженный Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñ Ð¼Ñгким воÑточным акцентом. Мужчины удивленно переглÑнулиÑÑŒ, а Бажан Ð´Ð»Ñ Ð²ÐµÑ€Ð½Ð¾Ñти даже похлопал ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾ щекам.
- Баба... – удивленно выдохнул Ñтарик.

СелÑнам понадобилоÑÑŒ деÑÑÑ‚ÑŒ минут, чтобы понÑÑ‚ÑŒ, что перед ними не проÑто деревенÑÐºÐ°Ñ Ð´ÑƒÑ€Ð¾Ñ‡ÐºÐ°, Ð·Ð°Ð¿Ð»ÑƒÑ‚Ð°Ð²ÑˆÐ°Ñ Ð² леÑу и ÑÐ¿ÐµÑˆÐ°Ñ‰Ð°Ñ Ð² деревню, Ñловно мотылек на огонь. Первым Ñообразил ÑтароÑта, и, шикнув на кого-то, Ñкрываемого от глаз женщины крепким забором, поÑпешил открыть ворота.
Ð’ туÑклом Ñвете наÑпех зажженного, чадÑщего факела, женщина Ñмогла разглÑдеть двоих. Еще одна еле Ð¿Ñ€Ð¸Ð¼ÐµÑ‚Ð½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ½ÑŒ маÑчила возле ближайшего дома, и еÑли приглÑдетьÑÑ, можно было различить лунные блики на лезвии меча.
- ГоÑпожа, - выÑокий мужчина ÑогнулÑÑ Ð² вежливом поклоне, но глаза его не выражали оÑобой радоÑти - Ñ Ð½ÐµÐ¼ÐµÐ´Ð»ÐµÐ½Ð½Ð¾ прикажу оÑвободить вам лучшее меÑто в моем доме. Я ÑтароÑта Ñтой деревни, Лютомир.
Тайле не ответила, Ð¿Ñ€Ð¾Ð¹Ð´Ñ Ð¼Ð¸Ð¼Ð¾ замерших мужчин, и оÑтановилаÑÑŒ неподалеку, втÑнув ноÑом морозный воздух. Тонкий Ñлед, ведущий ее, Ñловно лучшую кнÑжеÑкую гончую в Ñти краÑ, здеÑÑŒ превращалÑÑ Ð² протоптанную нечиÑтью тропу, не заметить которую было Ñложно. Разлитого в воздухе колдовÑтва было Ñтолько, что казалоÑÑŒ, будто находÑÑ‚ÑÑ Ð¾Ð½Ð¸ вовÑе не в деревне, а на заброшенном погоÑте. ÐеизвеÑÑ‚Ð½Ð°Ñ Ñила вытÑгивала жизнь из вÑех, кому не поÑчаÑтливилоÑÑŒ оказатьÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ в поÑледнюю неделю зимы.

К утру небо окончательно проÑÑнилоÑÑŒ, а беÑконечный, казалоÑÑŒ, Ñнегопад прекратилÑÑ, оÑтавив в памÑÑ‚ÑŒ о Ñебе выÑокие Ñугробы. За окном резвилиÑÑŒ дети, Ð²Ð¾Ð·Ð²Ð¾Ð´Ñ Ñнежные крепоÑти, и обÑÑ‚Ñ€ÐµÐ»Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³ друга Ñнежками. Девочки, Ñлишком взроÑлые Ð´Ð»Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð±Ð½Ñ‹Ñ… игр, Ñ Ð½ÐµÐ´Ð¾Ð²Ð¾Ð»ÑŒÐ½Ñ‹Ð¼ видом ÑуетилиÑÑŒ по хозÑйÑтву. Мужчины Ñонно потÑгиваÑÑÑŒ, выходили из Ñвоих изб, ÑобираÑÑÑŒ на охоту. Ðекоторые уже ÑтоÑли в Ñтороне, опершиÑÑŒ о короткие, Ñ‚Ñжелые ÐºÐ¾Ð¿ÑŒÑ Ð¸ о чем-то мирно беÑедовали.
Будучи гриткой лишь на половину, Тайле до Ñих пор не могла привыкнуть к укладу деревенÑкой жизни, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¸ прожила на Равнинах вÑÑŽ жизнь. Женщина уÑлышала на леÑтнице легкие шаги, и, обернувшиÑÑŒ, увидела молодую лукьерку в невольничьем ошейнике Ñ ÐºÑƒÐ²ÑˆÐ¸Ð½Ð¾Ð¼, доверху наполненным водой. Девушка иÑпуганно поглÑдывала на мору из-под длинных, пушиÑÑ‚Ñ‹Ñ… реÑниц, Ñвно не знаÑ, что делать дальше.
Тайле указала рабыне на Ñтол, и та, быÑтро поÑтавив кувшин, ушла, оÑтавив в воздухе легкий запах трав. Мора проводила ее взглÑдом, и, дождавшиÑÑŒ, пока лукьерка ÑкроетÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·Ñƒ, раÑпуÑтила завÑзки длинной ночной рубахи, небрежно ÑброÑив ее на пол.
Тело колдуньи было покрыто Ñлоем грÑзи. ПоÑледний раз ей приходилоÑÑŒ нежитьÑÑ Ð² горÑчей воде меÑÑц назад, так что не Ñложно предÑтавить, чего женщине Ñтоило вытерпеть вÑе Ñто, довольÑтвуÑÑÑŒ лишь редкими моментами, когда можно было раÑтопить Ñнег и кое-как обтереть руки и лицо.
ОÑтавлÑÑ Ð¼Ð¾ÐºÑ€Ñ‹Ðµ Ñледы на деревÑнном полу, Тайле закуталаÑÑŒ в легкий воÑточный халат, отыÑкавшийÑÑ Ð² Ñундуке хозÑйки дома. Дальше Ñледовало занÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð²Ð¾Ð»Ð¾Ñами. Специально Ð´Ð»Ñ Ñтого Ñ€Ð°Ð±Ñ‹Ð½Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½ÐµÑла оÑобый травÑной отвар, имеющий приÑтный запах и зеленоватый цвет.
ВзÑв глинÑный кувшин, ÐºÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ð¾Ð¿ÑƒÑтила в него палец, Ñ Ñожалением причмокнув губами. Вода ÑовÑем оÑтыла. Следовало отругать девку, а еще лучше, поговорить Ñ Ð›ÑŽÑ‚Ð¾Ð¼Ð¸Ñ€Ð¾Ð¼, который навернÑка бы не оÑтавил такой проÑтупок без наказаниÑ, но ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¢Ð°Ð¹Ð»Ðµ пребывала в лучшем из Ñвоих наÑтроений. ÐŸÑ€Ð¾Ð²ÐµÐ´Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ¾Ð¹ над широким горлышком кувшина, женщина удовлетворенно кивнула.
Как и ее ÑеÑтры, принадлежащие к Огненной Ñтихии, Тайле ÑвлÑлаÑÑŒ обладательницей краÑивых рыжих волоÑ. С удовольÑтвием вымыв короткие гуÑтые прÑди, еще минуту назад походившие на ÑвалÑвшуюÑÑ ÑˆÐµÑ€ÑÑ‚ÑŒ бездомной кошки, ÐºÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ð½Ð°ÐºÐ»Ð¾Ð½Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ над корытом, вглÑдываÑÑÑŒ в Ñвое уÑталое лицо.
- ГоÑпожа... – женщина резко выпрÑмилаÑÑŒ, поправлÑÑ Ñ€Ð°ÑпахнувшийÑÑ Ñ…Ð°Ð»Ð°Ñ‚. Перед ней ÑтоÑл Ñтарший Ñын ÑтароÑÑ‚Ñ‹, Милен, кажетÑÑ. Юноша отчаÑнно краÑнел, не знаÑ, куда деть глаза. – Отец попроÑил передать, что ждет Ð²Ð°Ñ Ð²Ð½Ð¸Ð·Ñƒ.
Утвердительный кивок заÑтавил юношу убратьÑÑ, а Тайле лишь равнодушно хмыкнула. Почти за деÑÑÑ‚ÑŒ лет уÑпеваешь привыкнуть к тому, что проÑтые люди боÑÑ‚ÑÑ Ñ‚ÐµÐ±Ñ, уважают, и вмеÑте Ñ Ñ‚ÐµÐ¼ люто ненавидÑÑ‚, Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾ момента, когда Ñ‚Ñ‹ ÑпоткнешьÑÑ, чтобы подтолкнуть в ими же вырытую Ñму.
ПереодевшиÑÑŒ в заранее приготовленную юбку и шерÑÑ‚Ñную рубаху, женщина наброÑила на плечи теплый платок и ÑпуÑтилаÑÑŒ вниз, к Ñтолу, где ее уже дожидалиÑÑŒ ÑтароÑта и его жена, краÑавица Млада. КреÑÑ‚ÑŒÑнка при виде колдуньи замолчала, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±ÑƒÐºÐ²Ð°Ð»ÑŒÐ½Ð¾ минуту назад что-то ÑроÑтно нашептывала мужу, и недовольно поджав губы, вышла из комнаты.
- ГоÑпожа, - Лютомир указал Тайле на лавку, и, дождавшиÑÑŒ, пока мора ÑÑдет, продолжил – Ñ Ñчитаю, что вы поÑетили нашу деревню не проÑто так, и как ÑтароÑта Ñ Ñ…Ð¾Ñ‚ÐµÐ» бы узнать, что привело Ð²Ð°Ñ Ñюда.
- Ðе знаю. – ЧеÑтно призналаÑÑŒ колдуньÑ, приÑтально глÑÐ´Ñ Ð½Ð° хмурÑщегоÑÑ Ð¼ÑƒÐ¶Ñ‡Ð¸Ð½Ñƒ Ñвоими краÑновато-карими глазами. – Ð’ вашей деревне еÑÑ‚ÑŒ что-то, что Ñ‚Ñнуло менÑ, заÑтавив преодолеть большой путь. И Ñто что-то Ñ Ð¿Ð¾ÑтараюÑÑŒ отыÑкать.

Холодный ветер броÑил в лицо горÑÑ‚ÑŒ Ñнежинок Ñ Ð±Ð»Ð¸Ð¶Ð°Ð¹ÑˆÐµÐ¹ крыши. Женщина недовольно фыркнула, кое-как отрÑхнув воротник шубы Млады, которую едва ли не наÑильно отдал ей Лютомир, и, щурÑÑÑŒ от лаÑкового, по-веÑеннему теплого Ñолнышка, ÑпуÑтилаÑÑŒ вниз. Милен шел Ñ€Ñдом, не отÑÑ‚Ð°Ð²Ð°Ñ Ð½Ð¸ на шаг.
Привычно опуÑтив руку, Тайле улыбнулаÑÑŒ, почувÑтвовав теплое дыхание Тени. Краем глаза ÐºÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ‚Ð¸Ð»Ð°, как вздрогнул мальчишка, понÑв, что за ÑущеÑтво поÑвилоÑÑŒ Ñ€Ñдом. Ð¢ÐµÐ¼Ð½Ð°Ñ ÑущноÑÑ‚ÑŒ больше вÑего походила на ÑмеÑÑŒ гончей и волка. Длинное тело, ÑоÑтоÑщее, казалоÑÑŒ, из тумана или дыма, в котором пульÑировали краÑноватые иÑкры пламени. Ð’ отличие от лошади, подчинÑющейÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸Ð·Ñ‹Ð²Ñƒ, Ñта Тень поÑвлÑлаÑÑŒ, когда хотела Ñама.
- Ðе ÑлучалоÑÑŒ ли у Ð²Ð°Ñ Ñ‡ÐµÐ³Ð¾-нибудь Ñтранного за поÑледнее времÑ?
Милен задумалÑÑ, припоминаÑ, и, наконец, медленно, Ñловно не ÑÑ‡Ð¸Ñ‚Ð°Ñ Ñто ÑущеÑтвенным, произнеÑ:
- Ðаша рабынÑ, Ðирит. Я видел, как она бегает на погоÑÑ‚ по ночам.
- Проведи Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð° кладбище. – Заметив, как Тень в нерешительноÑти оÑтановилаÑÑŒ, ÑÐ²ÐµÑ€ÐºÐ°Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·Ð°Ð¼Ð¸, женщина нахмурилаÑÑŒ. Ð¢ÐµÐ¼Ð½Ð°Ñ ÑущноÑÑ‚ÑŒ была не наÑтолько Ñильна, чтобы выдержать Ñилу такого меÑта. Тайле вздохнула – Жди здеÑÑŒ.
РазвернувшиÑÑŒ, ÐºÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ð¿Ð¾ÑˆÐ»Ð° прочь от деревни, ÑÐ»ÐµÐ´ÑƒÑ Ð·Ð° Миленом. Тропинка, которой мальчишка вел ее, оказалаÑÑŒ заметена, и проверить его Ñлова наÑчет Ðирит ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»Ð¾ÑÑŒ невозможно. ЕÑли девчонка и ходила на погоÑÑ‚, говорить об Ñтом навернÑка Тайле не взÑлаÑÑŒ бы.
Тропинка подÑтупала к леÑу вÑе ближе, и вот поÑледний заброшенный деревенÑкий дом, не попавший под защиту выÑтроенного чаÑтокола, ÑкрылÑÑ Ð¾Ñ‚ глаз. Резко Ñвернув у Ñамой линии древних, прогнувшихÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ Ñ‚ÑжеÑтью мокрого Ñнега деревьев, юноша замер, оглÑнувшиÑÑŒ на колдунью. Женщина удивленно приподнÑла брови, не понимаÑ, почему Милен оÑтановилÑÑ, и лишь приглÑдевшиÑÑŒ, Ñмогла заметить Ñерый надгробный камень.
Ð£Ñ‚Ð¾Ð¿Ð°Ñ Ð² Ñнегу и риÑÐºÑƒÑ Ñвернуть ногу, не заметив занеÑенный Ñнегом камень, женщина Ñошла Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‚Ð¾Ð¿Ñ‚Ð°Ð½Ð½Ð¾Ð¹ Миленом тропы. ДобравшиÑÑŒ до одинокого дерева, раÑтущего над одной из могил, Тайле оÑтановилаÑÑŒ перевеÑти дух. Угольно-черный ворон, вольготно раÑположившийÑÑ Ð½Ð° ветке прÑмо над ее головой, хрипло каркнул и поднÑлÑÑ Ð² воздух, чтобы мгновением позже опуÑтитьÑÑ Ð½Ð°Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‚Ð¸Ð² колдуньи.
ÐеизвеÑтно зачем Тайле Ñделала шаг вперед, намереваÑÑÑŒ прогнать птицу, и почти по щиколотку провалилаÑÑŒ в мÑгкую, Ñлегка припорошенную Ñнегом землю.
- ГоÑпожа! – Милен кинулÑÑ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´, но женщина и Ñама уже выбралаÑÑŒ. ОпуÑтившиÑÑŒ на колени, Тайле ладонью разгребла Ñнег, которого на могиле оказалоÑÑŒ не так уж много.
- Говоришь, ничего Ñтранного? – ÐºÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ñнизу вверх поÑмотрела на Ñмущенного парнÑ. – Ð§ÑŒÑ Ñто могила?
- Яры. Ðо она умерла неделю назад, ничего необычного в ее Ñмерти не было, и Ñ...
ÐšÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ð¶ÐµÑтом заÑтавила его замолчать и поднÑлаÑÑŒ, отрÑÑ…Ð¸Ð²Ð°Ñ ÑŽÐ±ÐºÑƒ от Ñнега.

- Зачем Ñ‚Ñ‹ ходила на погоÑÑ‚? – Тайле, чуть прищурившиÑÑŒ, наблюдала за Ðирит.
Девушка молчала, не ÑÐ¼ÐµÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð½ÑÑ‚ÑŒ взглÑд. Как и вÑе лукьерки, Ñ€Ð°Ð±Ñ‹Ð½Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° краÑива. Длинные темные волоÑÑ‹, ÑÑ‚Ñнутые в тугую коÑу, ÑÐ¼ÑƒÐ³Ð»Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð¶Ð°, черные брови и лихорадочно поблеÑкивающие глаза. ГритÑÐºÐ°Ñ Ð²Ñ‹ÑˆÐ¸Ñ‚Ð°Ñ ÑŽÐ±ÐºÐ° и рубаха ÑмотрелиÑÑŒ на ней непривычно.
ÐавернÑка на невольничьем рынке за нее отдали большие деньги. Или же девчонку подарили Лютомиру, за заÑлуги перед кнÑзем, например. Ð’Ð¾ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð²Ñ‹Ð¿Ñ€Ð°Ð²ÐºÐ° ÑтароÑÑ‚Ñ‹ даже по прошеÑтвии времени броÑалаÑÑŒ в глаза, так что не было бы ничего удивительного в такой щедроÑти Ñо Ñтороны гоÑударÑ.
- Девочка, ответь мне. – Ð’ тоне Тайле не ÑлышалоÑÑŒ раздражениÑ, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð±Ð½Ñ‹Ðµ вопроÑÑ‹ ей пришлоÑÑŒ задавать уже целый чаÑ. УпрÑÐ¼Ð°Ñ Ð´ÐµÐ²Ñ‡Ð¾Ð½ÐºÐ° не желала отвечать, а от Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ð»Ð¾Ð¶ÐµÐ½Ð¸Ñ ÐœÐ»Ð°Ð´Ñ‹ разговорить ее более жеÑткими ÑпоÑобами ÐºÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ð½Ðµ без ÑÐ¾Ð¶Ð°Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾Ñ‚ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ. Ð¥Ð¾Ñ‚Ñ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñ‡ÐºÐ° и была вÑего лишь рабыней, КрепоÑÑ‚ÑŒ могла не одобрить подобного поÑтупка.
- Ðирит. – ÐºÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ð²Ñтала и, приблизившиÑÑŒ к девушке, приподнÑла пальцами ее подбородок. – Ðадумаешь Ñказать правду, Ñ‚Ñ‹ знаешь, где Ñ.

К вечеру погода вновь иÑпортилаÑÑŒ. Тайле продрогла до коÑтей, но ее оÑторожные, короткие разговоры Ñ Ð¼ÐµÑтными жителÑми так и не принеÑли результатов. Чем ближе подÑтупала ночь, мÑгкой лапой Ð½Ð°ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ñ‹Ð¹ деревенÑкий дом, тем беÑпокойнее вела ÑÐµÐ±Ñ Ð¢ÐµÐ½ÑŒ. ÐŸÐµÑ Ñ‚Ð¾ вÑкакивал на ноги, мечаÑÑŒ из Ñтороны в Ñторону и беÑпокойно оÑÐºÐ°Ð»Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ðµ клыки, то вновь замирал у ног Тайле. Сама ÐºÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ ÑƒÐ´Ð¾Ð±Ð½Ð¾ уÑтроилаÑÑŒ на ÑтупенÑÑ… ÑтароÑтиного дома, лениво поглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° Ñпешащих по домам креÑÑ‚ÑŒÑн.
Под ее взглÑдом люди чувÑтвовали ÑÐµÐ±Ñ Ð½ÐµÑƒÑŽÑ‚Ð½Ð¾. И еÑли женщины, плотнее запахнув одежду, украдкой Ñжимали на шее оберег, иÑкреннее надеÑÑÑŒ, что он защитит их от любого влиÑниÑ, то мужчины наоборот, замедлÑли шаг, вÑÑчеÑки ÑтараÑÑÑŒ показать, что не боÑÑ‚ÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸ÑˆÐ»Ð¾Ð¹ чужеземки. Ð¥Ð¾Ñ‚Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð»Ðµ Ñвоих изб не выдерживали, и Ñпешно залетали внутрь, гулко Ð·Ð°Ñ…Ð»Ð¾Ð¿Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð´Ð²ÐµÑ€ÑŒ.
- ГоÑпожа, ужин готов. – Милен либо был глуп, либо Ñлишком умен, чтобы не иÑпытывать перед ней такого же трепета, как и оÑтальные. Женщине нравилоÑÑŒ, как мальчик говорил Ñ Ð½ÐµÐ¹. Открыто, без Ñтраха или вызова... иÑкренне.
- Иди. Мне нужно закончить дела. – Ðе оборачиваÑÑÑŒ, ответила колдуньÑ. Милен ушел, и, поднÑвшиÑÑŒ, Тайле подошла к резвÑщейÑÑ Ð² Ñугробе Тени. Огненный пеÑ, любÑщий Ñнег – Ñто что-то новенькое. – Следи за креÑÑ‚ÑŒÑнами.
Ð¢ÐµÐ¼Ð½Ð°Ñ ÑущноÑÑ‚ÑŒ ничем не показала, что Ñлышала проÑьбу хозÑйки, но когда Тайле отошла, Тень закончила Ñвои забавы, и тут же ÑкрылаÑÑŒ за ближайшим домом.
Ужин проходил в полном молчании. Млада, Лютомир и двое их Ñыновей ÑтаралиÑÑŒ не Ñмотреть в Ñторону гоÑтьи, лишь Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ°Ñ Ð¿ÑтилетнÑÑ Ð´Ð¾Ñ‡ÑŒ не ÑтрашилаÑÑŒ грозной колдуньи, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ñ Ð²ÐµÑелым интереÑом наблюдала за потугами родителей и братьев заÑтавить девчонку веÑти ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð±Ð°ÑŽÑ‰Ðµ. Ðирит ходила от раÑтопленной, так и пышущей жаром печи к Ñтолу, подноÑÑ Ð²Ñе новые и новые блюда.
Моченые Ñблоки, отыÑкавшиеÑÑ Ð² погребе, заÑÐ¾Ð»ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð½Ð° зиму капуÑта, каша, в маленьком блюде немного меда, в выÑоких кувшинах Ñбитень и травÑной отвар. Комнату быÑтро наполнÑли Ñладковатые запахи, от которых у Тайле, не уÑпевшей поеÑÑ‚ÑŒ утром, перехватывало дыхание, а голова начинала кружитьÑÑ.
Едва женщина уÑпела подхватить ложкой немного раÑÑыпчатой ароматной каши, в дверь кто-то заÑкребÑÑ. Словно мышь, только в неÑколько раз больше. Лютомир нахмурилÑÑ, Млада иÑпуганно ойкнула, прижав руку к груди, а оÑтальные притихли, поглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° дверь. ÐšÐ¾Ð»Ð´ÑƒÐ½ÑŒÑ Ð²Ð·Ð´Ð¾Ñ…Ð½ÑƒÐ»Ð°, отложила ложку, но так и не уÑпела поднÑÑ‚ÑŒÑÑ. Тень проÑочилаÑÑŒ прÑмо Ñквозь дверь, уже в комнате вновь ÑложившиÑÑŒ в знакомую фигуру. ЕÑли бы не ÑтароÑта, крепко Ñжимающий руку Ñвоей жены, женщина навернÑка упала бы в обморок.
ÐŸÐµÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾ÑˆÐµÐ» к Ñтолу, и, не Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‰Ð°Ñ Ð²Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð½Ð° иÑпуганные взглÑды людей, пожил голову на колени хозÑйки. Тайле пожала плечами, Ñловно говорÑ, что не видит здеÑÑŒ ничего оÑобенного, и вернулаÑÑŒ к прерванной трапезе. Лишь Млада, едва ÑÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°ÑŽÑ‰Ð°Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ·Ñ€Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð¾Ðµ выражение на лице, Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ñ…Ð¾Ñ‚Ð¾Ð¼ отодвинула лавку, и, подхватив дочь на руки, ÑкрылаÑÑŒ наверху.




Автор поста
Brigitta
Создан 25-03-2012, 19:30


132


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Хрустальные крылья
Проза

Две обломанные иглы
Проза

Наследие солнечного дракона. Часть 10
Проза

Три к одному. Глава 9. Эпилог
Проза

Пятый кристалл
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх