Серый король
Опубликовано в разделе: Творчество / Проза
Серый король
Волк успел протанцевать лишь малую часть своего постоянного представления. Ну того, где в конце он подбрасывает Одноухого и тот клубком влетает в горящее деревянное кольцо. Как раз сейчас большой серый хищник поднялся на задние лапы, а на поднятых передних держал дико мяукающего и вроде бы смертельно испуганного кота. В этот момент Четырёхпалый и Рыжий размахивали палками, словно пытались прогнать серого зверя, а Рябой поджигал скрученную кольцом лозину.
Зрители уже успели дойти до того состояния, когда им становится не жаль медяка, чтобы досмотреть, чем всё закончится. А если шапка не наполнится монетками, напоминала кувыркающаяся Хвост, животные могут разозлиться и не довести представление до ж-жуткой концовки. О группе необычных бродяг уже шли слухи, поэтому народ, пусть и не из богатых, но монеток не жалел, и шапка успела наполниться почти доверху.
Так вот, именно в этот момент к пузатому стражнику, который зевая постукивал деревянной палкой по ладони, присоединился его собрат. Такой же упитанный, с гербом Трихолма на треугольной шляпе. Впрочем, нет, не такой же. У этого вместо дубины на поясе висел короткий широкий меч, а эмблема блестела золотом, а не серебром.
Подошедший ещё не спел сказать ни слова, а первый охранник уже начал действовать. Для начала он тяжело вздохнул, плюнул под ноги и откашлялся. После поднял дубину над головой и что есть мочи заорал. Те зеваки, что стояли рядом, испуганно шарахнулись в стороны. Ещё бы, так вопить могли только адские демоны, которых изгоняют святые отцы.
- Р-разойдись! – вопил стражник и медленно шагал вперёд. – Не положено! Р-разойдись, голытьба! Запрещено, разойдись, кому говорю!
Волк остановился, позволил Одноухому заползти себе на голову и медленно опустился на все четыре лапы. Те зрители, которые стояли совсем близко, могли поклясться, что кот проворчал нечто ругательное. Волк благоразумно помалкивал и отступал боком так, чтобы прикрывать шапку с медяками. Всё было давно обговорено и отработано. Для разных случаев и таких тоже. Рябой подбросил горящую лозину в воздух, и когда все зеваки уставились на летящее кольцо, Хвост ловко подхватила шапку и вместе с Четырёхпалым и Рыжим рванула в ближайший переулок.
К тому моменту, когда внимание горожан вернулось к вытоптанной траве у полуразрушенного фонтана, там уже не оставалось ни двуногих, ни четвероногих артистов. Только толстый стражник, который продолжал пугать стены домов возгласами: «Не положено!» и «Запрещено!» Зрители вяло ругали дармоедов на службе властей и недовольно покачивая головами расходились. Очень скоро у обвалившейся ограды фонтана остались только два стража порядка.
Тот, который подошёл позже, сжал кулак и молча поднёс к физиономии коллеги. Несколько раз ткнул в нос, встопорщил усы и заложив руки за спину, медленно побрёл в сторону купеческого квартала. Собственно, там и размещался Главный Двор стражи для левобережного района.
Провинившийся стражник некоторое время смотрел налитыми кровью глазами вслед старшине, а потом с силой приложил дубиной по ладони. Скривился от боли и точно прогуливаясь, пошёл в переулок, куда прежде удрали бродячие артисты.
Не успел толстяк ступить в узкий проход между парой двухэтажных построек, как навстречу ему выпрыгнул сверкающий глазами и скалящий зубы хищник.
- Заберите это недоразумение, - стражник небрежно отодвинул ногой оскалившегося Одноухого, - пока я ему пинка не дал. Что за чёртов день сегодня, ети его в хвост! Сначала проклятые торгаши решили отложить переезд, а теперь ещё этого осла так не вовремя принесло! Не сидится ему, гаду, у теплого камина, всё шастает.
Недовольно мурчащий кот запрыгнул на спину волку. Тот, в отличие от беспокойного товарища, мирно стоял около чахлого засыхающего тополя. Стражник протянул руку и звонко щёлкнул пальцами. Хвост заглянула в шапку, горестно вздохнула и подошла к толстяку. Тот оттопырил карман на штанах и кивнул: сыпь, мол, не стесняйся.
Остальные ребята с печальными лицами наблюдали, как большая часть заработанных ими денег исчезла в чужом кармане. Ничего не поделаешь, по договорённости им полагалась лишь четверть заработка. А не заплатишь, так и вовсе не сможешь выступать или ещё хуже – вылетишь из Трихолма на все четыре стороны. 
Обычно дневного заработка хватало на сносную еду и приличный ночлег. Но сегодня, видать, придётся перебиваться дешёвой баландой в бедняцкой дыре: «У Жозефины» и спать там же, вместе с попрошайками и мелким ворьём. А ещё в самом доступном постоялом дворе хватало мышей, крыс, клопов и прочих паразитов. Ну, хоть никто не возмущался, что ребята брали с собой кота и волка.
- Достаточно, - стражник решил проявить милосердие. А может, испугался, что треснет ткань на штанах. – И это, вы тут поосторожнее будьте.
- Что опять не так? – спросила Хвост и встряхнула опустевшую шапку. Жалобно зазвенели уцелевшие медяки. – На прошлой неделе – чумные доктора со своими проверками, на позапрошлой – проверка городской стражи, а теперь что?
- Придержи-ка язычок за зубками, малявка, - толстяк положил дубину на плечо. – Объявлена, значится, тревога. Пока ещё средняя. Ну, не такая, как при серой погибели, но всё-таки.
- Опять неприятности? – вздохнул Рябой и почесал за ухом. – Вчера щипачи чесали, типа люди начали пропадать?
- Люди, они всегда исчезают, - гы-гыкнул стражник. – А потом появляются. Или находят их. Просто сейчас стало пропадать куда больше, чем обычно. Да и пропадают там, где не должны в общем-то. Разное толкуют. Кто даже говорит, что собаки их утаскивают, вроде вон вашей, - Волк искоса посмотрел на болтуна и глухо заворчал. – А ну помалкивай, шавка серая. Волк, гляди ты! Видал я таких волков, на помойке видал. Короче, на улицы, ближе к вечеру станут выводить отряды егерей, а уж им велено изничтожать всякую подозрительную двуногую и четвероногую тварь, какая попадётся. Ежели попадётесь вы – пеняйте на себя.
- Так что же делать? – испуганно спросил Рыжий.
- А мне почём знать? – стражник несколько раз хлопнул ладонью по оттопыренному карману. – Я вас предупредил, а уж дальше – глядите сами.
После этого он потёр пузо, распирающее ткань мундира и вразвалку направился прочь. Было хорошо заметно, что походкой стражник пытался копировать своего старшего собрата.
Так что ребята, Волк и Одноухий остались сами по себе.
Место, где они сейчас находились, горожане посещали нечасто. Отчасти из-за мелкой шпаны, которая облюбовала тихие узкие переулки, отчасти из-за древнего поверья, дескать восточные трущобы кишат гигантскими крысами, которые разносят чёрную пузанку – смертельную болезнь, едва не погубившую Трихолм полторы сотни лет назад.
И действительно, местные бандиты пару раз пытались прицепиться к странной группе мелких артистов. Однако Волк, когда хотел, вполне мог изобразить грозного хищника. Нет, понятное дело, если бы кто-то, из шпаны решил, что у бродяжек есть чем поживиться, Волк бы никого не остановил. Просто никто не верил, что у беспризорников есть, чем поживиться.
- Может, ещё попробуем? – неуверенно спросил Четырёхпалый и вздрогнув поднял воротник. – Вроде как у жестянщиков сегодня наплыв посетителей. Глядишь, нам тоже чего перепадёт.
- Разве что по шее, - вздохнул Рябой. – Забыл, что в прошлый раз Щербатый говорил? Так я напомню: станем мешать торговле – всыплют плетей.
- А у кожевников? – Рыжий насупившись смотрел, как Хвост подбрасывает звенящую шапку на ладони. – Неохота в Джозефину. Я там прошлый раз так траванулся, чуть кишки наружу не вылезли.
- Признайся уже, что боишься тамошних тараканов, - угрюмо бросила Хвост и в очередной раз проверила шапку: не прибавилось ли? – А к кожевникам бесполезно: у них на неделе тихо, что на погосте. Нет товара, нет торговли, нет покупателей и нам делать нечего.
- Скоро вечер, - подал голос Одноухий. – Думаю, к словам этого жирного обдирателя стоит прислушаться. Ежели подумать, то понятное дело, на трезвый глаз никто не сможет спутать благородного кота с каким-то жутким порождение ада, ворующим людей. А с другой стороны, тут ещё имеются четверо уродливых человеков и ещё более жуткое подобие бродячего пса.
- А я вот тебя сейчас возьму и больно укушу, - совершенно серьёзно сказал Волк и кот тотчас переместился ближе к ногам Хвост. Та, хоть и ворчала на Одноухого, но всегда за него заступалась. – Откушу хвост, и ты будешь называться: Одноухий бесхвост.
- Попробуй только! – огрызнулся кот. – И тебя станут называть Одноглазый.
- Ага, Одноглазый и Одноухий – звучит, - хмыкнула Хвост. – Так и будем представлять: уважаемая публика, перед вами выступают два уродца – Одноухий и Одноглазый.
- Укусим, - чуть не в унисон сказали Волк и кот.
- А, к чёрту, пойдём в Оленя! – Рябой махнул рукой и полез в сумку. Пошарил там, достал небольшой кожаный мешочек и передал Хвост. Девочка удивлённо подняла бровь. – Откладываю по чуть. Ну вот, для так случаев, если что. В Джозефину я и сам не хочу. Туда временами заходят очень неприятные бродяги. Говорят, - Рябой покосился на младших мальчиков. – Не важно. Главное, что я туда не хочу.
Королевский Олень, куда сейчас направлялись друзья, был именно тем местом, где они постоянно ужинали и ночевали. Достаточно давно, так что обслуга уже не ругалась, когда видела на пороге волка и кота. Правда, за визиты столь странных постояльцев приходилось выкладывать на пару монет больше, чем всем остальным.
До Оленя можно было добраться через центральную часть Трихолма, по главному мосту, миом башни городского банка, вдоль высокой ограды Церкви Плачущих дев. Но в центре легко наткнуться на один из патрулей городской стражи. А те непременно пристанут и потребуют бумаги, как у всех подозрительных бродяг. А коли ты обычный безбумажный беспризорник, то путь тебе непременно за ворота. Это – на первый случай. А поймают ещё раз, могут и плетей всыпать.
Но имелись и другие пути.
Дорога, по которой ребята обычно добирались до постоялого двора, шла мимо бойни – большущего тёмного здания, которое одним своим видом умудрялось нагонять жути. А уж когда изнутри доносились крики несчастных животных, кровь стыла в жилах.
Сразу за бойней источало смрад костяное кладбище, как его назвал Четырёхпалый: место, где хранились кости, до того, как из них сделают костяную муку. Тут приходилось топать, зажимая нос пальцами или закрывая его одеждой. А вот Волк и Одноухий шагали, как ни в чём не бывало. Со слов кота, ко всему в жизни можно привыкнуть. Кроме запаха ног Рыжего, понятное дело.
Внезапно Четырёхпалый, который шёл чуть позади остальных, замер и уставился куда-то вдаль, через жёлтое марево, колышущееся над останками забитых животных. Мальчику показалось, будто он видит у чёрных стен бойни странную процессию. Что именно его удивило, Четырёхпалый сообразил лишь тогда, когда ходоки в серых плащах исчезли за углом постройки. Для людей непонятные существа были слишком малорослыми, но шагали на двух ногах, что в общем-то несвойственно животным. Поскольку объяснений не имелось, мальчик пожал плечами и бросился следом за остальными.
Скоро бойня и костяное кладбище остались позади, так что теперь все могли вздохнуть полной грудью. Пошли кварталы жестянщиков – мастеров по металлу, промышлявших всякой хитрой мелочью. Поговаривали, дескать кто-то из местных обитателей сумел даже изготовить такие крохотные часы, которые помещались в кармане. Впрочем, никто из детей ничего подобного не видел, так что в такие чудеса они и не верили.
Ну всё, до Королевского Оленя осталось рукой подать. Пройти вдоль высокой деревянной ограды, разрисованной оберегами от злых духов, обойти крохотную церквушку с покосившимся шпилем и нырнуть в древнюю осыпающуюся арку.
Ага, вот и знакомая голова оленя, с жёлтой облупившейся короной между рогов. Хозяин любил чесать языком, дескать название постоялый двор получил в честь случая, когда на охоте, какой-то наглый олень забодал мелкого правителя и удрал, прихватив корону на рогах. Впрочем, существовала и ещё одна версия истории, в которой охотники так перепились, что ни разу не смогли попасть в добычу. Израсходовав все стрелы, они начали швырять в животное всем, что попало под руку. Под руку попала и корона, с которой олень и убежал.
Возле выхода, как обычно подпирали спинами стену два вертлявых парня. Они присматривались к каждому, кто покидал гостеприимное заведение. И горе тебе, если хватил лишку. Скорее всего в ближайшее время тебя найдут в соседнем переулке с разбитой головой. И не факт, что живым.
Оба парня покосились на ребят и Хвост не удержалась и показала язык.  Один из юных бандитов скривился и запустил руку под куртку. Не дожидаясь неприятностей, друзья торопливо шмыгнули в дверь постоялого двора. На входе они столкнулись со странным скрюченным стариком в сером шерстяном плаще. Один глаз у старика закрывало уродливое белое бельмо, а второй – чёрный, казался бездонной дырой. Человечек проскрипел что-то непонятное, но явно злобное и прихрамывая вышел наружу.
Одноухий остановился, потянул носом и поглядел на закрывшуюся дверь. Что-то такое крутилось в голове кота, да и затхлый запах незнакомца казался смутно знакомым. Однако старик исчез, а вкусные ароматы готовящейся пищи перебили непонятный запах. А может тот и вовсе, ветром занесло.
Нужный столик в углу оказался не занят, и Волк тотчас спрятался под ним, чтобы меньше мелькать на глазах посетителей. Четырёхпалый и Рыжий полезли на табуреты, а Хвост с Рябым направились к хозяину, заказать еду и комнату.  Тут их ожидали неприятные новости. Выяснилось, что с сегодняшнего дня расценки увеличились, так что денег хватало совсем в обрез.
- А что делать? – разводил длинными руками высокий тощий мужчина с вислым носом. – Эта чёртова напасть заставила власть ужесточить контроль за всеми постоялыми дворами. А что это значит для нас? Правильно, как всегда будут грабить. Ну не могу же я работать себе в убыток?
Спорить тут не имело не малейшего смысла, поэтому Рябой молча отсчитал нужное количество монет и с горечью кинул в карман последний оставшийся медяк. Если завтра не удастся заработать, этого не хватит даже на ночлег в У Джозефины, так что придётся ночевать на улице. Пока ещё стояло тепло, однако ночи становились всё холоднее и скоро это станет настоящей проблемой. Нужно бы разведать, где ночуют городские бездомные. Так, на всякий случай.
А пока даже комнату пришлось брать самую дешёвую. Которая, ко всему прочему, пользовалась дурной славой. Ходили слухи, дескать здесь в своё время какой-то обедневший дворянин, из-за несчастной любви к некой Жаннет, покончил с собой.  И вроде как дух самоубийцы по ночам является в злосчастную комнату и пытается отыскать Жаннет. Горе постояльцу, который заночевал в дурном месте; неупокоенный дух уводит его с собой. Так или иначе, но люди из комнаты реально пропадали без следа. Впрочем, хозяин утверждал, что лишь те, кто ему крупно задолжал.
А вот что в Олене было очень хорошо, так это скорость приготовления пищи. Не успели Хвост и Рябой добраться до стола, где сидели товарищи, а Необъятная Мари уже тащила на своей исполинской груди огромный поднос с дымящимися мисками. Понятное дело, никаких особых излишеств и деликатесов: шесть порций супа и столько же – каши с кусками весьма подозрительного мяса. Одноухий как-то, то ли в шутку, то ли всерьёз ляпнул, что мясо напоминает по вкусу мышиные ножки. Впрочем, это никого не смутило: с голодухи сожрёшь и таракана.
Порцию супа и каши тут же сунули под стол. Мари недовольно пошевелила бородавкой на носу, но смолчала. Потом лунообразное лицо смягчилось: женщина увидела своего любимца: одноухого рыжего кота. Под одобрительное мурчание Мари достала из кармана передника тонкую сухую колбаску и положила перед Одноухим. Пожелала всем: «Кушать – не обляпаться» и удалилась, с трудом помещая здоровенный зад в проходе между столиками.
Первое время никто ничего не говорил, слышалось только, как стучат ложки о днища мисок, да громкое чавканье. Одноухий как-то заявил, что ему претит трапезничать среди столь примитивных некультурных существ, не способных соблюдать элементарных правил приличия. На это Рябой с непроницаемой физиономией заметил, что кота никто не заставляет – пусть топает в подвал и ловит там мышей. А уж их употребляет со всеми правилами приличия. На том всё и закончилось.
Когда похлёбка закончилась, ребята немного отдохнули, поглаживая и почёсывая одобрительно бурчащие животы. Одноухий несколько раз лизнул свой суп и велел отправить миску под стол. Волк не возражал. После этого кот принялся вытаскивать мясо из каши и аккуратно есть куски с лапы.
- Народу сегодня как-то не очень, - Рыжий вертел башкой. – Почти и нет никого. Не к добру это, задницей чую.
И точно, сегодня постоялый двор казался каким-то сонным. Ни тебе споров до хрипоты, ни бросания костей из деревянных кружек, ни настойчивых предложений выйти и разобраться, как мужик с мужиком. К чести посетителей Оленя, к ребятам они почти никогда не приставали. Разве что несколько раз просили показать танец рыжего кота. Одноухий считал себя униженным и оскорблённым, но всё же танцевал внутри большой кастрюли. А что делать: за эту пляску хозяин скидывал треть от стоимости комнаты.
Сегодня же зал постоялого двора оказался заполнен едва ли на четверть. А те посетители, что всё же зашли, торопливо поедали заказанные блюда, спешно глотали пиво и едва не бежали к выходу. Казалось, будто вокруг свечных люстр, под закопчённым потолком залегло облако тревоги и неясного опасения.
- Дурень, или как? - Хвост отрыгнула и начала нагребать ложкой дымящуюся кашу. – Сказано же тебе: напасть и патрули на улицах. Кому охота лишний раз объясняться с придурошными стражниками?
- Ну да, - поддакнул Четырёхпалый. – Тот индюк меня тогда чуть мечом не ткнул.
- Сам виноват, - отозвался Рябой и покосился на дверь, за которой исчез очередной посетитель. В окнах быстро темнело. – Нужно было просто поклониться и сваливать, а ты за каким-то чёртом стал чесать про следы на сапоге.
- Так я просто сказал, что у харчевен Бенне по вечерам может быть опасно, - Четырёхпалый пожал плечами и вздрогнул. – А у этого жирдяя на правом сапоге полоса рыжей грязи, аккурат, как на спуске к харчевням.
- Глянь, глазастый какой! – Хвост облизала ложку. – Недаром тот толстый тебя колдунишкой обозвал.
- А вот если бы я имел право голоса, - мяукнул Одноухий и все дружно вздохнули, - то показал бы, что наблюдательность этого заморыша не идёт ни в какое сравнение с моими развитыми дедуктивными способностями. Недаром я с лёгкостью заткнул за пояс…
- У тебя нет пояса, - из-под стола показалась голова Волка, - а эти четверо сейчас вряд ли вообще поняли, о чём ты. Каша осталась?
- Я ещё ем, - Одноухий отодвинул миску от края стола. – А незнакомые неучам слова… Пусть с чего-то начинают.
- Ага, с дедукции, - согласился волк и спрятался под стол.
- О чём это они? – недоумевал Рыжий. – Какая, нафиг, дукция?
- Колдовские заклятия, - с каменной физиономией пояснила Хвост. – Не вздумай повторять, если не хочешь вызвать адского демона.
- Серость! – протянул кот и сунул в рот кусок мяса.
К тому времени, как ужин подошёл к завершению, и волк вылизал все имеющиеся тарелки, в Олене не осталось никого, кроме обслуги. Хозяин, проклиная зловредную судьбину, то и дело наливал себе из глиняной бутылки. Необъятная Мари, развалившись сразу на трёх табуретах, похрапывала у стены, а троица поваров выбралась из задымленной кухни и яростно резалась в ведьму засаленной колодой карт.
- Спать охота, страсть, - Рыжий зевнул так, что едва не вывихнул челюсть. Тут же и остальные принялись раскрывать рты. А кот так и вовсе, упал на бок прямо на столе и заявил, дескать пусть его несут опочивать в комнату. Пришлось так и поступать, ибо рыжий лентяй наотрез отказывался подниматься.
Комната с привидением несчастного дворянчика размещалась в полуподвале, поэтому пришлось спускаться по скрипящим прогибающимся ступеням. Здесь горел один-единственный светильник, да ещё и так тускло, что повсюду лежали непроглядные чёрные тени. Рыжий поёжился и сказал, что тени по виду – ну чисто тебе живые твари.
- М-да, эдак выйдешь по-маленькому, а по дороге сходишь по большому, - хмыкнула Хвост и сунула в замочную скважину большой ржавый ключ. Попыталась провернуть. – Чёрт, да когда этот жлоб уже смажет проклятый замок?
Рябой молча отодвинул девочку в сторону и с протяжным хрустом отпер дверь. Изнутри тут же пахнуло сыростью и ещё чем-то неприятным. Вроде бы этот запах немного напоминал тот, который учуял Одноухий на входе в постоялый двор, но сам кот сейчас спал на руках Четырёхпалого и ничего сказать не мог.
Пришлось изрядно повозиться, чтобы зажечь лампу, которая стояла на массивной тумбе – старый фитиль никак не желал гореть. Ну что же, комната не очень большая и кроватей всего две, но бедным бродягам достаточно и такого. Здесь даже имелся камин, но как выяснилось, простая фальшивка – украшение. У него даже дымохода не имелось. Узкое окно под самым потолком не давало понять, что вообще находится за мутным жёлтым стеклом.
- Чур, я здесь! - Хвост мгновенно запрыгнула на кровать у тумбы и с головой накрылась разноцветным стёганым одеялом. – Давайте сюда кота, пусть меня греет.
Волк зевнул и растянулся на ветхом круглом половичке у стены. Рябой закрыл замок на ключ, подумал и на всякий случай опустил засов. Мало ли.
Нервный неудачный день подошёл к концу. Все наелись, успокоились и уснули так быстро, что никто не успел выключить чадящую лампу. А та продолжала подмигивать жёлтым огоньком, превращая полумрак в таинственное пространство, населённое смутными серыми тенями. Вот одна из них поползла и медленно скрылась под кроватью, а другая пробежала по низкому потолку и выскользнула на улицу через жёлтое стекло.
А вот и ещё одна, необычно плотная принялась ворочаться за решёткой камина. Да и вообще, тень ли это?
Послышался тихий скрип, и вдруг чёрная каменная стена в глубине фальшивого камина медленно поползла в сторону. В один момент, когда скрежет стал особенно громким, Рыжий что-то недовольно проворчал, а Волк несколько раз дёрнул ухом. Но никто так и не проснулся. 
А стенка сдвинулась ещё. Открылся круглый чёрный ход, из глубин которого кто-то лез наружу. 
И вдруг из норы вывались два существа небольших размеров. Кто бы ни скрывался под свободным серым плащом с большим капюшоном – это определённо были не люди. И двигались пришельцы хоть и медленно, но очень уверенно и аккуратно, точно приходили сюда уже не в первый раз.
Они сдвинули каминную решётку и неторопливо вышли на середину комнаты. Запах, который прежде учуял Одноухий, стал сильнее и кот, не просыпаясь, несколько раз дёрнул усами.  Один из незваных гостей указал на мерцающую лампу, но второй отрицательно пискнул и подошёл к кровати, где спали Четырёхпалый, Хвост и Одноухий. Потянулся было к девочке, но заметил кота и испуганно прянул назад. Ещё раз пискнул и посмотрел на другое ложе, с Рябым и Рыжим.
Пришельцы обменялись тихим писком и судя по всему, сошлись в чём-то. Ещё один протяжный писк и из чёрной дыры потайного хода явились пятеро подобных первым непонятных существ. Эти принесли непонятную штуку, вроде большой упряжи из верёвок и кожаных ремней. Чем бы ни было странное приспособление, но управлялись гости с ним ловко и умело. Во мгновение ока они спеленали спящего Рыжего и сунули в приоткрытый рот мальчика круглый деревянный шарик.
В этот миг Рыжий пробудился, но уже ничего не мог поделать. Руки и ноги у него оказались крепко связаны, а рот занят так, что даже мычать невозможно. Пленника оттянули от кровати и поволокли в сторону камина. А когда мальчик вздумал брыкаться, то пришелец, который явился первым, показал ему длинный острый нож. Тут всё было понятно.
У воров почти получилось ускользнуть, не поднимая тревоги. Однако, в самый последний момент штанина Рыжего зацепилась за каминную решётку. Мальчика дёрнули, и штанина порвалась, издав громкий треск. Волк тут же поднял уши, открыл глаза и уставился на необычайное зрелище, где маленькие существа утаскивают в потайной ход его товарища.
- Тревога! – Волк вскочил на ноги и бросился к очагу. – Поднимайтесь!
Однако, он опоздал. Рыжего успели затащить в проход и судя по звуку быстро удаляющихся шагов, похитители удирали на очень большой скорости. Тем не менее, потайную дверь они захлопнуть не успели, так что шанс на спасение друга ещё оставался.
- Что случилось? – пошатывающийся и трущий глаза Рябой приблизился к волку. – Откуда здесь взялась эта дыра? 
- А Рыжий где? – Хвост сидела на кровати и вертела головой. – Никак до ветра пошёл? Так дверь вроде закрыта…
- Его украли, - Волк указал лапой на проход в камине. – Какие-то странные карлики.
- Запах, запах, - Одноухий спрыгнул с кровати и крутился в середине комнаты. – Это же тот самый странный запах!
- К чёрту запах! – Волк оскалился. – Нужно бежать, пока ещё не поздно.
- Бежа-ать! – презрительно прогундосил кот. – Вечно вы рвётесь вперёд, не думаете башкой и нарываетесь на неприятности. Необходим чёткий план, в котором будет расписана последовательность действий, способная привести к несомненному успеху.
- Ты идёшь? – спросил Волк у Рябого и когда тот кивнул, бросился в тайный лаз. Мальчик – следом.
- Это же вопиющая глупость! – взвыл Одноухий, глядя, как Четырёхпалый и Хвост бегут следом за товарищем. – Вы не подумали, что нас всех там ожидает западня?
Чуть дальше, ход становился немного шире, но всё равно недостаточно, чтобы Рябой мог выпрямиться во весь рост. Приходилось бежать, склонив голову и жалеть о том, что не догадался взять с собой лампу. Здесь оказалось темно, хоть глаз выколи. Хорошо, хоть лаз не петлял, да и пол был ровный – беги себе вперёд. Где-то впереди раздавлюсь шелестящие шаги волка, а позади – топот Четырёхпалого и Хвост.
Впрочем, вскорости непроглядный мрак дал-таки слабину, и чернота впереди проклюнулась голубым глазом. Судя по всему, где-то там находился выход из потайного лаза – место, куда неизвестные существа утащили Рыжего. На фоне слабого голубого сияния, Рябой разглядел тёмную тень – Волка, который почему-то замедлил шаг, а вскорости и вовсе остановился.
- Что случилось? – напряжённым шёпотом спросил мальчик, остановившись рядом с товарищем. – Нужно торопиться, пока…
- Что-то тут не так, - в голосе волка звучала тревога. – И я, дурак, сразу не подумал. Они не закрыли ход, не выставили охрану и сейчас дорога абсолютно свободна. Не могут они, кем бы ни были, вести себя настолько глупо и беспечно. Очень похоже на…
- Эй, вы чего? – Хвост и Четырёхпалый догнали друзей. В слабом голубом свете их лица казались масками призраков.
Стоило им оказаться рядом, как что-то зашелестело и пол под ногами исчез. В последний момент Волк попытался прыгнуть, а Хвост ухватиться за стену. Однако ловушку сделали очень умело, так что неудавшиеся спасители спустя несколько мгновений покачивались в большом сетчатом мешке.
- Одноухий был прав, - Волк вцепился зубами в верёвку, но тут же понял, что перегрызть её у него не получится. – А я – дурак. С самого начала они собирались заманить нас всех в ловушку, а мы просто облегчили им задачу.
- Мама, - тихо сказала Хвост.
- А я нож обронил, - с отчаянием в голосе сказал Рябой.
- А Одноухий-то где? – прохрипел Четырёхпалый, пытаясь выбраться из-под лохматого бока Волка. – Ты меня сейчас раздавишь!
Мешок с пленниками дёрнулся и начал медленно опускаться вниз. Тотчас вспыхнули светильники на стенах, и ребята увидели, как со всех сторон к ним приближаются низкорослые существа в серых плащах. Пещера, куда угодили ребята, имела коническую форму. Вверху темнела дыра, куда собственно и провалились друзья, а в стенах имелись три отверстия, сейчас закрытые деревянными крышками – очевидно выходы из пещеры.
Одно из странных существ приблизилось к пленникам вплотную и сбросило капюшон с головы. Хвост с трудом удержалась от громкого визга: на них смотрела красными глазками большая прямоходящая крыса. Тварь подняла верхнюю лапу.
- Ни звука! – прошипела крыса. – Хоть одно слово, и вы все умрёте страшной смертью. 
После этого тварь громко запищала, и её собратья потащили мешок с пленниками в сторону одного из выходов. Деревянная крышка с хрустом откатилась в сторону, и пленники услышали громкий гвалт, в котором мешались писк, визг и шипение. От этого звука закладывало уши и вставали дыбом волосы. Но кроме этой жути слышалось и кое-что другое: человеческий голос. 
Какой-то старик, срываясь на крик, почти визжал:
- Скоро этот славный день настанет! С моей помощью, под моим руководством, вы очистите мерзкий прогнивший городишко от человеческой плесени и сможете жить, как хозяева, а не как мусорные попрошайки. Думаю, ваш король был бы счастлив узнать, что момент победы так близок!
Мешок протащили через узкий проход в другую пещеру, много больше предыдущей. Странно, но она больше напоминала роскошную комнату в доме какого-то богатея, а то и тронный зал какого-нибудь короля, как его ребята представляли по рассказам.
Да тут даже имелся трон или что-то очень похожее на него: большое золотистое кресло с высокой спинкой, где блестел жёлтым металлом герб. Эмблема изображала крысиную голову с луной в открытой пасти. А на троне…На троне, замотанная в золотистую материю, сидела мумия огромной крысы с короной на голове.
Центр пещеры оказался свободен. Как выяснилось, для того, чтобы здесь стояли на коленях испуганные люди. Их было около десятка и среди них Рябой увидел и бледного Рыжего. Не прошло много времени, как новых пленников вытряхнули из мешка и вынудили присоединиться к остальным. А что делать, если у рослых коричневых крыс-охранников имелись большие ножи и острые топоры? Смотрелось это весьма странно, но очевидно, крысы умели пользоваться оружием.
А вокруг коленопреклонённых людей стояли сотни крыс: серые, коричневые и чёрные. Причём последние, такого же окраса, как и мумия на троне, определённо принадлежали к высшей касте. Чёрные обступили небольшое возвышение, где подпрыгивал и брызгал слюной тот самый странный старик, с которым ребята столкнулись на входе в постоялый двор.
- Вы вернёте себе своё место! - вопил он и размахивал руками. – Ещё один, может – два ритуала и мощь крысиного племени станет необоримой, а серый король вернётся.
Старик смолк, набираясь сил перед новой тирадой, но не успел он вновь закричать, как вдруг произошло нечто странное: мумия на троне пошевелилась и встала во весь свой немаленький рост. Лапа, сжимающая украшенную драгоценными камнями булаву, поднялась и гвалт, стоявший в пещере, прекратился. Наступила мёртвая тишина. Старик стоял с открытым ртом и по небритому подбородку медленно бежала слюна.
- Что я вижу? – тихо сказала мумия. – Мой народ опустился до того, чтобы прислушиваться к речи безволосых и подчиняться им?
- Но я же, - начал старик, но повинуясь жесту мумии смолк. Было видно, как дрожа руки и ноги человека.
- Молчи безволосый, - строго сказала мумия. Волк наклонил голову и приподнял одно ухо. – Неужели у моего народа настолько исчезла гордость, что он не в силах определить собственную судьбу? Мне так больно и горько это видеть. Этот позор, - мумия качнула головой, - смыть будет почти невозможно. Но…
Крысы стояли, как заворожённые и слушали речь своего мёртвого повелителя. Четырёхпалый и Волк переглянулись. Волк оскалился.
- Для начала – избавьтесь от этого мешка с костями, - не успел старик поднять руки для защиты и закричать, как его стащили с возвышения и поволокли к выходу. Протяжный визг ужаса сменился коротким отчаянным воплем. – Это правильно. Теперь главное. Это место пропитано вашим позором и дальше оставаться здесь невозможно, пока не пройдёт время и позор не впитается в камни. Вы должны покинуть место крысиного унижения и не возвращаться, пока не сгинут его последние свидетели. Немедленно!
- Повелитель, - одна из чёрных крыс плюхнулась на пузо. – Прошу прощения, но….
- Никаких отговорок, - мумия повысила голос и нотки гнусавости в нём стали ощутимее. – Немедленно убирайтесь из города, чтобы присутствие предателей не нарушало покой моих костей. Людей оставьте, я сам принесу их в жертву. Вон!
Началась дикая невообразимая суета. Крысы метались, подбирали какие-то ящики, тащили из соседних пещер мешки и ясли с крысятами. Казалось, будто люди оказались в центре невообразимого живого шторма. 
Но все бур рано или поздно заканчиваются, завершился и этот. Последняя крыса остановилась на пороге пещеры, посмотрела назад и с горестным писком исчезла снаружи. Пленники стояли неподвижно, с ужасом ожидая жуткой участи. Все испуганно смотрели на ожившего мертвеца, который вот-вот должен был приняться за своё чёрное дело.
Впрочем, ужас охватил далеко не всех.
- Ну ты даёшь! – Волк тряхнул головой. – И когда только успел?
- Все ушли? – голова Одноухого показалась из недр золотистого балахона. Кто-то из пленников испуганно вскрикнул. – Спокойно, волосатый мешок. Ни черта не видно в этой штуке и воняет, как на помойке. Как вышло?
- Замечательно, - сказал Четырёхпалый и хихикнул. – А если бы не получилось?
- Ну, тогда нас бы всех сожрали, - спокойно сказал кот, выполз из балахона и спрыгнул с трона. Мумия покачнулась и с костяным стуком сложилась в кучу. – Но как же там воняет, вы не представляете!
- Говорящий кот? – удивлённо спросила девушка с длинной чёрной косой. – Как так?
- Ну, то есть говорящие крысы тебя не смущают? – сварливо откликнулся Одноухий. – Серый, а ты узнал того мерзкого дедугана?
- Морда вроде знакомая, - протянул Волк
- Склеротик хвостатый. Это - Жильбер Скрюченный. Всегда был чокнутым, а сейчас, наверное, вовсе свихнулся. Вот интересно, на кой ему было очищать Трихолм от жителей?
- Давайте, для начала, выберемся отсюда, - Хвост потёрла лоб. – Отдохнули, называется!
Волк поднял голову и потянул носом.
- Чую свежий воздух, - сказал он. – Нам – туда.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Fidelkastro | 19-09-2019, 21:17 | Просмотров: 93 | Комментариев: 0






Добавление комментария


Наверх