Холодный остров. Глава 3. Кровавое рождество
ЭÑтер вернулаÑÑŒ в Ñвой привычный, вонÑющий подгорелой кашей и Ñлезами, мир церковного приюта. Старое, пронизанное обречённоÑтью, здание окружило её привычными тюремными Ñтенами. Вереницы дней ÑкладывалиÑÑŒ в узоры из мёртвых мух на подоконниках, оÑыпалиÑÑŒ пылью на пол. ВеÑÑŒ воздух был наполнен Ñтой пылью, Ð²Ð¾Ð·Ð²Ñ€Ð°Ñ‰Ð°Ñ Ð½Ð° деÑÑÑ‚ÑŒ лет назад в воÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð±ÐµÑÑознательного детÑтва. ЧёрнаÑ, как катафалк, машина Ñоциальной Ñлужбы привезла её к воротам, чтобы оÑтавить гнить до Ñамого ÑовершеннолетиÑ. Ðо ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð­Ñтер не мучили жуткие воÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¸Ð· детÑтва, её переполнÑл гнев реальноÑти. ОтÑидев два Ð´Ð½Ñ Ð² камере карцера, вытерпев долгие чаÑÑ‹ воÑпитательных беÑед и принудительных молитв, она наконец-то могла приÑтупить к приютÑкой рутине.
Ð’ÑÑ‘ то же Ñамое: ÑÑ‘Ñтры милоÑÐµÑ€Ð´Ð¸Ñ Ð² Ñвоих чёрных хламидах, девушки-воÑпитанницы в безликих Ñерых платьÑÑ… Ñ Ð½Ð°ÐºÑ€Ð°Ñ…Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ белыми воротничками, уроки и молитвы, чёртовы уроки и молитвы… ничего не изменилоÑÑŒ Ñо времён её побега. Ожившие Ñтраницы из «Джен Эйр».
ЭÑтер шла по коридорам, Ð¾Ð·Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð½ÐµÐ²Ð¸Ð´Ñщим взглÑдом одинаковые Ñерые фигуры. Завернув в женÑкий туалет на третьем Ñтаже, загаженный наÑтолько, что даже надзирательница брезговала заглÑдывать Ñюда в поиÑках прогульщиков, ЭÑтер доÑтала из лифчика Ñигарету и закурила. Ðа глаза попалиÑÑŒ неÑколько новых надпиÑей краÑной помадой на зеркале, одна из них глаÑила: «ИиÑÑƒÑ Ð¼Ñ‘Ñ€Ñ‚Ð²Â», ниже уже другим почерком выведено: «Ðет, он проÑто гей».
Дверь одной из кабинок отворилаÑÑŒ и оттуда вышла Кейт — Ñ…ÑƒÐ´Ð°Ñ Ð¸ Ð±Ð»ÐµÐ´Ð½Ð°Ñ Ð¾Ð´Ð½Ð¾ÐºÐ»Ð°ÑÑница, кажетÑÑ, за Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð»ÑƒÐºÐ¸ она ещё больше похудела и оÑунулаÑÑŒ. Увидев ЭÑтер, она чуть заметно повеÑелела:
— Ðадо же, кого черти принеÑли! — вÑкрикнула она, вешаÑÑÑŒ на шею подруге.
— Лучше бы унеÑли подальше, — печально вздохнула ЭÑтер.
— Где Ñ‚Ñ‹ была? — девушка вцепилаÑÑŒ в неё мёртвой хваткой. — Ð’Ñе говорили, что Ñ‚Ñ‹ нашла Ñебе богатого любовника или ушла в бордель.
— Заманчивые Ñлухи, но вÑÑ‘ было куда прозаичнее. Я ушла, куда глаза глÑдÑÑ‚, поÑле той ÑÑоры Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÐµÑ€ÑŒÑŽ-наÑтоÑтельницей. ÐœÐµÐ½Ñ Ð²Ñтретил какой-то тип, он был художником, надо Ñказать, веÑьма поÑредÑтвенным, ему было где-то лет шеÑтьдеÑÑÑ‚, еÑли не больше, Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ñе Ñтарше тридцати — уже прах…
— И вы Ñ Ð½Ð¸Ð¼ Ñпали? — ÑпроÑила Кейт, Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ…Ð¾Ð´Ñ Ð½Ð° заговорчеÑкий щёпот.
— Слава богу, нет. Его Ñарделька протухла и разложилаÑÑŒ. Так что, Ñ Ñ‚ÐµÑ…Ð½Ð¸Ñ‡ÐµÑкой точки зрениÑ, Ñ Ð´Ð¾ Ñих пор невинна. Потом он умер… Ñ Ñтупила и позвонила копам, думала, уÑпею ÑкрытьÑÑ, прихватив что-нибудь, но не Ñудьба…
ЭÑтер не уÑпела договорить, как прозвенел звонок. Этот глубокий гулкий звук, разверзающий небеÑа, вторгÑÑ Ð² небогоугодный разговор.
— Чёрт, еÑли Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ðµ доÑчитаютÑÑ Ð½Ð° вечерней молитве, мне крышка! — Ñказала она, Ð²Ñ‹Ð±ÐµÐ³Ð°Ñ Ð¸Ð· уборной вмеÑте Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¾Ð¹.
Когда Ñтемнело и заговорчеÑкие рожки луны показалиÑÑŒ из-за туч, девушки покинули ÐºÐ¾Ñ€Ð¿ÑƒÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· окно в подÑобке и уÑтремилиÑÑŒ вперёд к Ñвободе. Туда, где их берегла кладбищенÑÐºÐ°Ñ Ñ‚Ð¸ÑˆÑŒ. Сразу на холме за приютом начиналоÑÑŒ Ñтарое кладбище. ЗдеÑÑŒ, в полуразрушенном Ñклепе, можно было развеÑти коÑÑ‚Ñ‘Ñ€ и ÑпрÑтатьÑÑ Ð¾Ñ‚ вьюги.
— Я прихватила вино Ð´Ð»Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ñ‡Ð°ÑтиÑ! — ЭÑтер вытащила из-под плаща бутылку паршивого кагора.
— Ð’Ñегда удивлÑÑŽÑÑŒ, как тебе Ñто удаётÑÑ, — улыбнулаÑÑŒ Кейт.
Они пили вино, ÑÐ¸Ð´Ñ Ð½Ð° Ñтарых доÑках. И пели пеÑни. Звонким девичьим голоÑам подпевала вьюга.
— Я тебе кое-что не Ñказала, — начала Кейт, ÑÐ¼Ð°Ñ…Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¿ÑŒÑную Ñлезу. — Пока Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ было, многое произошло, а ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ Ð±ÐµÑ€ÐµÐ¼ÐµÐ½Ð½Ð°.
Она выпалила Ñти Ñлова и разревелаÑÑŒ. Это повергло ЭÑтер в шок:
— Почему Ñ‚Ñ‹ не Ñказала об Ñтом Ñразу?
— Потому что… Ñ Ñама не Ñразу понÑла, не Ñразу поверила, не Ñразу ÑмирилаÑÑŒ, — Ñказала она, чуть-чуть уÑпокоившиÑÑŒ.
— Как Ñто вообще произошло?! Ты же вÑÑ‘ Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° в приюте. От ÑвÑтого духа что ли?!
Кейт опорожнила вино одним глотком и поÑтавила бутылку на грÑзный пол Ñклепа.
— К нам приезжал Отец ÐлекÑандр. Я Ñразу что-то недоброе заподозрила в нём на Ñтот раз. Он так приÑтально на Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñмотрел на проповеди, что Ñ Ð¿Ð¾Ñ‡ÑƒÐ²Ñтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð¹. Он велел мне подойти к нему на иÑповедь. И вот мы оÑталиÑÑŒ одни в иÑповедальне, он раÑÑпрашивал Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾ плотÑких желаниÑÑ…, он Ñпрашивал, трогаю ли Ñ ÑебÑ, Ñпрашивал, терзают ли Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð´ÐµÐ¼Ð¾Ð½Ñ‹ по ночам. Я врала, как могла, но он наÑтаивал на Ñвоём, он говорил, что Ñ Ð³Ñ€ÐµÑˆÐ½Ð°. Тогда он вошёл в кабинку и прижал Ð¼ÐµÐ½Ñ Ðº Ñтене, он Ñказал, что ничего Ñтрашного, что вÑе ÑтаршеклаÑÑницы делали Ñ Ð½Ð¸Ð¼ Ñто и даже монашки, что им Ñто нравилоÑÑŒ и ничего Ñтрашного, еÑли помолитьÑÑ Ð¿Ð¾Ñ‚Ð¾Ð¼, он отпуÑтит вÑе мои грехи… И Ñ Ð±Ñ‹ не Ñказала, что Ñто было изнаÑилование. Он молодой мужчина, а Ñ Ð´Ð°Ð¶Ðµ ни разу не целовалаÑÑŒ раньше, когда он взÑл менÑ, мне даже почти не было больно. Ðо Ñ Ð½Ðµ знаю, понравилоÑÑŒ мне или нет. Три минуты небытиÑ, а потом жуткое чувÑтво Ñтыда. Мы помолилиÑÑŒ вмеÑте, и он отпуÑтил мне грехи.
— Ðу он охренел в край! — разозлилаÑÑŒ ЭÑтер. — Ðеужто гоÑподь запрещает контрацепцию?!
ЭÑтер вÑÑ‘ понимала, понимала, что жертвы порой Ñклонны оправдывать Ñвоего наÑильника, Ñклонны очернÑÑ‚ÑŒ ÑебÑ. Она обнÑла Кейт, её маленькое тело дрожало под одеждой.
— Я что-нибудь придумаю. Я поÑтараюÑÑŒ помочь.
— Ðо у Ð½Ð°Ñ Ð¶Ðµ нет денег на аборт, тем более, как Ñкрыть Ñто?!
— Я Ñлышала об одной Ñтарухе, к ней бегают монашки. Она ведьма или что-то около того. Завтра поÑтараюÑÑŒ разузнать больше. Ты только не паникуй. Я продам Ñвой золотой креÑтик, Ñто единÑтвенное, на что ÑгодитÑÑ Ð±Ð¾Ð³ теперь.
Луна ÑкрылаÑÑŒ за тучами, заÑкрипели ветви мёртвого леÑа и откуда-то Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ñ Ð¿Ð¾Ð²ÐµÑло гнилью. ЭÑтер взглÑнула на небо, где ÑиÑла лишь одна Ð·ÐµÐ»ÐµÐ½Ð¾Ð²Ð°Ñ‚Ð°Ñ Ð·Ð²ÐµÐ·Ð´Ð°, ей вдруг вÑпомнилоÑÑŒ, как Ñтарый придурок любил коверкать её имÑ, Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ Â«Ð—Ð²ÐµÐ·Ð´Ð° Иштар».
***
Ð’ вышине играли и переливалиÑÑŒ звёзды. Догорали огни ночного города. Джону понадобилоÑÑŒ неÑколько мучительных Ñекунд Ð´Ð»Ñ Ð¾ÑÐ¾Ð·Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, что он лежит на аÑфальте в грÑзи и подтаÑвшем Ñнегу.
— Эй, кто Ñ‚Ñ‹? Ты Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ Ð¸Ð¼Ñ Ñвое помнишь? — поÑлышалоÑÑŒ откуда-то Ñбоку.
— Джон Доу, — выпалил он, в голове гудело как поÑле контузии.
— Это хорошо, дружище, еÑли никто не знает твоё имÑ, то Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ð¼Ñƒ отпеть. Дай руку, чувак, нечего лежать в канаве, еÑли Ñ‚Ñ‹ не труп.
Джон ухватилÑÑ Ð·Ð° руку в кожаной перчатке. Ð’ голове мутило, он пыталÑÑ Ð¿Ð¾Ð¹Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ в Ñ„Ð¾ÐºÑƒÑ Ñвоего уÑловного «ÑпаÑителÑ».
Этот выÑокий ÑилуÑÑ‚, чёрные вьющиеÑÑ Ð²Ð¾Ð»Ð¾ÑÑ‹ и Ñолнечные очки в любое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñуток – нечто такое далёкое из каких-то забытых кошмаров.
— Мне кажетÑÑ, Ñ Ð³Ð´Ðµ-то Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ»? — Ñказал Джон, Ð¿Ð¾Ñ‚Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ½Ð¾Ñицу.
— Эх, Ñ‚Ñ‹ даже не знаешь, наÑколько чаÑто. Я вижу, Ñ‚Ñ‹ любитель приколотьÑÑ Ð¿Ð¾ вещеÑтвам и Ñуицидам. Сколько жизней мне Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÑпиÑать на Ñтот раз?
Джон нашарил в кармане ÑмÑтую пачку Ñигарет и, приÑлонившиÑÑŒ к Ñтене, закурил. Ð’ канаве дымилÑÑ Ð¿Ð¾ÐºÐ¾Ñ€Ñ‘Ð¶ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¹ мотоцикл.
— Ðу, вот так вÑегда, утром угонÑешь возле байкерÑкого бара Ñвежий Харлей, к вечеру он ÑтановитÑÑ Ð³Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¹ металлолома, — вздохнул Джон, ÑÐ¿Ð»Ñ‘Ð²Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð² Ñнег кровавую Ñлюну. — Я не ошибÑÑ, Ñ‚Ñ‹ же Смерть?
Ðезнакомец в чёрной шлÑпе хотел уже что-то возразить, но понÑл, что отпиратьÑÑ Ð±ÐµÑÑмыÑленно.
— Я знаю, — Ñказал Джон, Ð²Ñ‹Ð´Ñ‹Ñ…Ð°Ñ Ð´Ñ‹Ð¼ окровавленными губами. Он был блаженно пьÑн. —
Каждый раз перед вÑтречей Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð² голове играет та ÑÐ°Ð¼Ð°Ñ Ð¿ÐµÑÐ½Ñ Â«Blue Oyster Cult». Словно бог Ñтавит на небеÑах плаÑтинку, как идеальный Ñаундтрек Ð´Ð»Ñ ÑƒÑ…Ð¾Ð´Ð°.
— Ð’Ñтреча Ñо мной не главное, — Смерть тоже закурил, — Попадёшь вот на Ñтол Ñудебного морга, вÑтретишьÑÑ Ñ‚Ð°Ð¼ Ñ ÑˆÐ¸ÐºÐ°Ñ€Ð½ÐµÐ¹ÑˆÐµÐ¹ женщиной, но ничего уже не Ñможешь.
Джон раÑÑмеÑлÑÑ, раÑплёÑÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ ÐºÑ€Ð¾Ð²ÑŒ из разбитого рта.
— Ха, чувак! Я и поÑле Ñмерти Ñмогу, — он хлопнул Смерть по плечу.
Ðеровной походкой, он прошёлÑÑ Ð¿Ð¾ грÑзи, туда, где припарковалÑÑ Ñ‡Ñ‘Ñ€Ð½Ñ‹Ð¹ катафалк. Дёрнул ручку двери и запрыгнул на паÑÑажирÑкое Ñиденье. Смерть опешил от подобной наглоÑти.
— Подвези Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð´Ð¾Ð¼Ð¾Ð¹, — Ñказал Доу.
— Мой катафалк не Ð´Ð»Ñ Ð¶Ð¸Ð²Ñ‹Ñ….
— Погнали. Тут недалеко. У Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð±ÑƒÑ‚Ñ‹Ð»ÐºÐ° трофейного виÑки ещё жива! — в доказательÑтво Джон доÑтал из-за пазухи целёхонькую бутылку «Джека». — Сам разобьюÑÑŒ, но бухло ÑпаÑу!
Смерть нажал на газ, поражённый оÑлепительной наглоÑтью Джона Доу.
***
ЭÑтер брела Ñквозь раÑÑветный леÑ. Оцепеневшее от ужаÑа тело почти не чувÑтвовало холода. ÐšÑ€Ð¾Ð²Ð°Ð²Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€ÐºÐ° покрывала её руки и платье. Такими же багрÑными были лучи воÑходÑщего рождеÑтвенÑкого Ñолнца. Ð¡ÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ñ€Ð¾Ð´Ð¸Ð»ÑÑ Ð¥Ñ€Ð¸ÑтоÑ, ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ ÐšÐµÐ¹Ñ‚ уже никогда не проÑнётÑÑ… Она будет вечно лежать там, под Ñтарой Ñгорбленной елью, куда ЭÑтер Ñо Ñтарухой отволокли её поÑле неудачной процедуры выÑÐºÐ°Ð±Ð»Ð¸Ð²Ð°Ð½Ð¸Ñ Ñмбриона.
Утром перед операцией в её глазах было Ñтолько Ñтраха, боли. Ещё там брезжила иÑкра надежды, что когда-нибудь вÑÑ‘ будет иначе. Кейт даже начала улыбатьÑÑ, когда они шли вмеÑте по леÑной тропе прÑмо к дому Ñтарухи.
Приглушённый Ñвет, Ñтойкий химичеÑкий запах, Ð¿Ð¾Ð»Ð½ÐµÐ¹ÑˆÐ°Ñ Ð°Ð½Ñ‚Ð¸ÑанитариÑ.
Она велела ÑнÑÑ‚ÑŒ нижнее бельё и лечь на грÑзный Ñтол. Затем доÑтала Ñвои зловещие инÑтрументы, напоминающие Ð¾Ñ€ÑƒÐ´Ð¸Ñ Ð¿Ñ‹Ñ‚Ð¾Ðº: гинекологичеÑкое зеркало, маточную кюретку в виде заоÑтрённой металличеÑкой петли и вытÑнутые щипцы. Ðикакой анеÑтезии «операциÑ» не предуÑматривала, только рюмка отвратительного бренди Ð´Ð»Ñ Ñ…Ñ€Ð°Ð±Ñ€Ð¾Ñти. Старуха продезинфицировала инÑтрументы Ñпиртом и огнём по Ñтаринке.
— Я прочту молитву? — ÑпроÑила ЭÑтер Ñкорее Ð´Ð»Ñ ÑƒÑÐ¿Ð¾ÐºÐ¾ÐµÐ½Ð¸Ñ ÐšÐµÐ¹Ñ‚, нежели взаправду Ð²ÐµÑ€Ñ Ð² облегчение её учаÑти.
— Ðе Ñтоит, — перебила её Ñтаруха. — ПуÑÑ‚ÑŒ молитÑÑ 40 ночей подрÑд в церкви в круге из Ñоли и обходит вÑе детÑкие могилы Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ð¾ÑˆÐµÐ½Ð¸Ñми.
Дальнейшее ЭÑтер помнила Ñмутно… Иногда подводит даже рука маÑтера Ñ Ð¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾Ð»ÐµÑ‚Ð½Ð¸Ð¼ опытом, как и в Ñтот злополучный раз. Ошмётки плода упали в таз вмеÑте Ñ Ð¿Ð¾Ñ‚Ð¾ÐºÐ°Ð¼Ð¸ крови… Однако крови ÑтановилоÑÑŒ вÑÑ‘ больше и вот она уже Ñтекала на пол, проÑачиваÑÑÑŒ Ñквозь грÑзные доÑки. Старуха пыталаÑÑŒ оÑтановить кровотечение травами и компреÑÑами, однако, что там народной медицине до разрывов внутренних органов. ЭÑтер пыталаÑÑŒ помочь, пока не понÑла, что вÑÑ‘ отныне беÑполезно и глаза Кейт заволокла пелена Ð±ÐµÐ·Ñ€Ð°Ð·Ð»Ð¸Ñ‡Ð¸Ñ Ð¸ Ñмерти. Вот так вот умирать в Сочельник.
Старуха накрыла её тело покрывалом, которое тут же окраÑилоÑÑŒ в краÑный. Сколько там в человеке литров? ШеÑÑ‚ÑŒ или Ñемь? Она, казалоÑÑŒ бы, вытекла вÑÑ Ð´Ð¾ дна, как пуÑтой ÑоÑуд, лишённый Ñока и жизни. Ð’Ñ‹ÑÑƒÑˆÐµÐ½Ð½Ð°Ñ ÑˆÐºÑƒÑ€ÐºÐ° души.
У каждого врача в душе еÑÑ‚ÑŒ Ñвоё маленькое кладбище. У горе-повитухи Ñто кладбище было Ñамым наÑтоÑщим. И ни креÑтов, ни надгробий, только ветер шумел в ветвÑÑ… погребальные молитвы. ЭÑтер броÑилаÑÑŒ бежать подальше от Ñтого проклÑтого меÑта, где Ð¼Ñ‘Ñ€Ð·Ð»Ð°Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½Ñла тело Кейт и её нерождённого ребёнка. Это ÑущеÑтво так хотело жить, что выпило вÑе Ñоки из ÑобÑтвенной матери, утащило её за Ñобой в загробный мир.
ИнÑтинкты твердили ЭÑтер, что нужно ÑпаÑать ÑобÑтвенную жизнь. ЕÑли здеÑÑŒ будут копы, то она автоматичеÑки Ñтанет ÑоучаÑтником. Сквозь ночной туман она видела чёрный ÑилуÑÑ‚ Жнеца и на миг проглÑÐ½ÑƒÐ²ÑˆÐ°Ñ Ð»ÑƒÐ½Ð° блеÑнула на лезвии его коÑÑ‹. Так же зловеще блеÑтели инÑтрументы повитухи в импровизированной операционной.
И только ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ð° раÑÑвете, облокотившиÑÑŒ о дерево, ЭÑтер Ñмогла перевеÑти дыхание. Жалко ли ей Кейт? Оплакивает ли она её? ЭÑтер не могла найти ответы на Ñти вопроÑы… вÑÑ‘, что она чувÑтвовала — Ñто Ñтрах и отвращение перед лицом Ñмерти. ТÑнуло блевать от заÑтывшего в ноздрÑÑ… запаха крови, но ÑлипшиеÑÑ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ñ‹Ðµ внутренноÑти держали вÑÑ‘ в Ñебе. Кейт навÑегда оÑталаÑÑŒ в её памÑти куÑком плоти Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð²Ð¾Ñ€Ð¾Ñ‡ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ гениталиÑми.
Она поÑмотрела вверх, где почти уже вÑтало Ñолнце, кроны деревьев над головой закружилиÑÑŒ в диком танце. ПоÑледнее, что она Ñлышала — Ñто Ñтук топора на опушке, отдающийÑÑ Ð¿ÑƒÐ»ÑŒÑацией в виÑки.
***
— Где Ð¼Ñ‘Ñ€Ñ‚Ð²Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ð½Ð°ÑˆÐºÐ°? Да что Ñ‚Ñ‹ гонишь?! — раздавалиÑÑŒ где-то вдалеке голоÑа.
— Да она живаÑ, проÑто вÑÑ Ð² крови. Мы должны взÑÑ‚ÑŒ её к Ñебе.
— К нам Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð´ÐµÐ²Ñ‡Ð¾Ð½Ð¾Ðº. Ты помнишь?
ЭÑтер приоткрыла глаза, теперь она лежала на чем-то твердом, и над ней проноÑилоÑÑŒ беÑкрайнее голубое небо. Её куда-то везли на ÑанÑÑ….
— Только не звоните копам, — прошептала она и Ñнова отрубилаÑÑŒ.
***
Она рывком пришла в ÑебÑ, Ñлабо ÑоображаÑ, где находитÑÑ. РÑдом Ñ Ð½ÐµÐ¹ на продавленном диване Ñидел какой-то белобрыÑый взъерошенный тип. Он раÑплывалÑÑ Ð² Ñтранной улыбке.
ЭÑтер не понÑла, как Ñхватила нож Ð´Ð»Ñ Ð¼Ð°Ñла Ñ ÐºÐ¾Ñ„ÐµÐ¹Ð½Ð¾Ð³Ð¾ Ñтолика и занеÑла перед его лицом.
— Где Ñ, чёрт побери?! — закричала она. — Думаешь Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¸Ð·Ð½Ð°Ñиловать? Я быÑтрее тебе Ñйца отрежу!
Резким движением он перехватил её руку и аккуратно завладел ножом.
Ðа шум прибежали оÑтальные трое. ПриглÑдевшиÑÑŒ, ЭÑтер понÑла, что они выглÑдÑÑ‚ как панки или металхÑды, Ñтрёмные подроÑтки, от которых монахини проÑили держатьÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð°Ð»ÑŒÑˆÐµ. ДлинноволоÑые в грÑзной и рваной одежде, Ñ Ð¼Ð½Ð¾Ð¶ÐµÑтвом браÑлетов и цепей, как и те компании, что ÑобираютÑÑ Ð¿Ð¾Ñ€Ð¾Ð¹ на кладбищах и пьют дешёвое пиво.
Однако она понÑла, что они предÑтавлÑÑŽÑ‚ Ñобой куда меньше вреда, чем городÑкие банды.
— Почему вÑе вечно пытаютÑÑ Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑƒÐ±Ð¸Ñ‚ÑŒ? — ÑпроÑил Джон, Ñ€Ð°Ð·Ð¼Ð°Ñ…Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð½Ð½Ñ‹Ð¼ ножом.
— Ðо Ñ‚Ñ‹ же труп, Ñто логично! — ответил Рух.
Джон потёр рукой лоб:
— У Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð°Ð´Ñкий бодун, а вы тащите Ñюда вÑÑких оголтелых баб.
ЭÑтер заÑтыла, Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð·Ð° диалогом.
— Ой, бабища тоже ржаваÑ! — выдал поÑвившийÑÑ Ð² дверÑÑ… ещё один перÑонаж бомжеватого вида.
Тот, который выглÑдел Ñамым младшим, Ñделал шаг вперёд и оÑтановилÑÑ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ ней.
— Теперь тебе придётÑÑ Ð¾ÑтатьÑÑ Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸â€¦ Ñ‚Ñ‹ знаешь о Доме Пропащих, Ñ‚Ñ‹ теперь одна из наÑ.
ЭÑтер поморщилаÑÑŒ, разглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñвои покрытые коркой руки и заÑтывшую под ногтÑми запекшуюÑÑ ÐºÑ€Ð¾Ð²ÑŒ.
— РеÑли Ñ Ð·Ð°Ñ…Ð¾Ñ‡Ñƒ уйти? — ÑпроÑила она неожиданно.
— Ð¢ÐµÐ±Ñ Ð½Ð¸ÐºÑ‚Ð¾ не держит, но захочешь ли Ñ‚Ñ‹ туда. ÐаÑколько Ñ Ð·Ð½Ð°ÑŽ, у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð±Ð»ÐµÐ¼Ñ‹ Ñ Ð·Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¾Ð¼, — он оÑобенно выделил Ñлово «проблемы», так что ЭÑтер показалоÑÑŒ, что он знает о её делах вÑÑ‘.
Ей было не по Ñебе от пронзительного взглÑда Ñтого парнÑ, который предÑтавилÑÑ Ð™Ð¾Ð½Ð¾Ð¼. КажетÑÑ, он даже младше Ñамой ЭÑтер, но в его глазах еÑÑ‚ÑŒ какаÑ-то Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ Ñталь. Он знал что-то, что ей было неведомо. Она не могла его оÑлушатьÑÑ, она не могла ему перечить. ЭÑтер лишь Ñ‚Ñжело вздохнула, понимаÑ, что должна оÑтатьÑÑ Ñ Ñтими людьми в Ñтом проклÑтом доме. МыÑли о Ñмерти Кейт отошли на второй план, кто-то Ñтирал, как Ñтарую плёнку, её прошлые переживаниÑ.
ЭÑтер гордо поднÑла голову и Ñказала:
— Я хочу помытьÑÑ, переодетьÑÑ Ð² чиÑтое и Ñпать! — вÑе кивнули и разбрелиÑÑŒ по углам.
Дом, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° иÑключительно мужÑкое наÑеление, показалÑÑ ÐµÐ¹ чиÑтым и уютным. Даже никаких Ð²Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð² Ñливе и плеÑени в ванной.
ЭÑтер ÑтоÑла у зеркала в чужих мужÑких джинÑах и Ñвитере. Какой же Ñто кошмар! СпаÑибо, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹, что чиÑтое. Ðадо Ñрочно раздобыть денег и купить Ñебе вÑÑŽ Ñту одежду из модных журналов, о которой она могла только мечтать в приюте. Боже! И о чём только её мыÑли, поÑле вÑего пережитого? Это Ñловно Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‚Ð½Ð°Ñ Ñ€ÐµÐ°ÐºÑ†Ð¸Ñ Ð¿Ñихики на веÑÑŒ произошедший кошмар; пережив Ñмерти подруги, попав в логово каких-то наркоманов, она ÑтоÑла перед зеркалом и мечтала о новых шмотках…, а ещё о том, что надо бы Ñделать завивку и купить коÑметику.
У дверей ванной она вÑтретила рыжеволоÑого парнÑ, тот опешил, ÑтолкнувшиÑÑŒ Ñ Ð½ÐµÐ¹ взглÑдом.
— Ты что, подглÑдывал за мной? — выпалила ЭÑтер.
— ВовÑе нет! — замÑлÑÑ Ð¾Ð½, — Я проÑто хотел поздравить хоть кого-то Ñ Ð Ð¾Ð¶Ð´ÐµÑтвом.
— Ð, ну и Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚ÑƒÐ´Ð° же! — хмыкнула она. — У Ð²Ð°Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ ÑÐ²Ð¾Ð±Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð¼Ð½Ð°Ñ‚Ð°, желательно, чтобы она закрывалаÑÑŒ на ключ?
Он кивнул:
— МенÑ, кÑтати, Марк зовут, но вÑе зовут Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‚ÐµÐ¿ÐµÑ€ÑŒ РаÑÑ‚ или Ржавый.
— Очень мило, — Ñ Ñарказмом ответила она.
Комната оказалаÑÑŒ веÑьма пёÑтрой, оформленной в Ñтарушечьем Ñтиле, Ð½Ð°Ð¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°ÑŽÑ‰Ð°Ñ ÐºÐ°Ð±Ð¸Ð½ÐµÑ‚ гадалки-шарлатанки: краÑные портьеры, большое зеркало, комод и кровать Ñ Ð±Ð°Ð»Ð´Ð°Ñ…Ð¸Ð½Ð¾Ð¼. ЗдеÑÑŒ приÑтно пахло маÑлами и благовониÑми. Очевидно, кто-то поÑтаралÑÑ Ñоздать подходÑщую, на его взглÑд, атмоÑферу.
— Мы Ñюда почти не заходили, — Ñказал Марк РаÑÑ‚. — Тут вÑÑ‘ какое-то Ñлишком бабÑкое, что ли.
ЭÑтер вздохнула — поÑле приюта вÑÑ‘ Ñойдёт.
***
Из магнитолы раздавалиÑÑŒ Ñкрипучие звуки. КажетÑÑ, Джон называл такое Ñмерть-роком или что-то в духе того. ГоворÑÑ‚, от такого музла торчат только вампиры и подражающие им школьники. Марк объезжал окреÑтноÑти на Ñтаром Кадиллаке в компании Джона. ÐеÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° надвигающийÑÑ Ð²ÐµÑ‡ÐµÑ€, он прÑтал глаза за чёрными очками-авиаторами.
— Мне что-то кажетÑÑ, что Ñ‚Ñ‹ начал оживать, а то вÑÑ‘ времÑ, что Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð¸Ð¶Ñƒ, Ñ‚Ñ‹ молчишь или бродишь один по леÑу, — Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½Ñ‘Ñ ÐœÐ°Ñ€Ðº.
— Оживаю? Ðу-ну, — Джон на Ñекунду ÑнÑл очки.
— Ты раньше вообще ни Ñ ÐºÐµÐ¼ не разговаривал, только и держалÑÑ Ð² Ñтороне.
— Это потому что Ñ Ð±ÑƒÑ…Ð°Ñ‚ÑŒ больше Ñтал, — он доÑтал из кармана флÑгу Ñ Ð²Ð¸Ñки.
Марк решил Ñменить тему.
— Как тебе тёлка? Ðичего такаÑ.
— Поверь мне, от баб одни проблемы, — вздохнул Джон. — От малолетних, тем более.
— Притормози у магазина. Я хочу ей чего-нибудь прихватить.
Джон оÑтановилÑÑ, прошипев что-то в духе: «тупые малолетки».




Автор поста
Найрэ
Создан 5-05-2019, 00:09


768


0

Похожие посты

Арчибальд. Стих первый
Проза

"Пророки": цикл книг о мистиках ревущих 20х
Книги

Реальность
Проза

Ты только мой друг
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх