Холодный остров. Глава 2. Живые, мёртвые и другие
Смерть
Ð˜Ð¼Ñ Ð¼Ð½Ðµ – Смерть и Ñ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ наблюдатель в Ñтом царÑтве Ñуеты под названием «жизнь». Страшно подумать, когда-то Ñ Ñ‚Ð¾Ð¶Ðµ был живым, наÑколько Ñто можно было Ñебе предÑтавить. ПоÑле жизни у Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾ÑвлÑетÑÑ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐµ Ñвободного времени, проÑтор Ð´Ð»Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð¼Ñ‹ÑˆÐ»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾ прошедших ошибках, на ум приходит множеÑтво вариантов Ñ€Ð°Ð·Ð²Ð¸Ñ‚Ð¸Ñ ÑобÑтвенной Ñудьбы. Я об Ñтом думал, пока не уÑтал от Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð·Ð¸Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ð¾Ð³Ð¾ беÑконечного Ð´Ð½Ñ Ð¿Ð¾Ñреди Ñерых теней. Бог, боги или вÑÐµÐ»ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñоздали ночь, она как нож Ð´Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ€ÐµÐ·ÐºÐ¸ времени. Дни ÑущеÑтвуют как пеÑчинки в чаÑах, призванных мерить ÑобÑтвенную Ñкорбь.
Я - Ñознание прожившее вечноÑÑ‚ÑŒ за короткий миг.
Ох, Ð¼Ð¾Ñ Ð¼Ð¸Ð»Ð°Ñ ÐœÐ¾Ñ€Ñ€Ð¸Ð³Ð°Ð½, Ñ Ð·Ð°Ð¼Ð¸Ñ€Ð°ÑŽ от блеÑка изумрудов, когда Ñ‚Ñ‹ поднимаешь на Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·Ð° и Ñпрашиваешь одними губами: «Кто?». Ðо Ñ Ð½Ð¸Ñ‡ÐµÐ³Ð¾ тебе не отвечу. Я не имею права.
— Спрашивай души, научиÑÑŒ говорить Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸. Тела не дадут тебе вÑех ответов. Это лишь мешки, набитые требухой.
Мне нравитÑÑ, как Ñ‚Ñ‹ читаешь летопиÑÑŒ ран на теле, ÑÐ¾Ð±Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð²ÑÑ‘ в единую картину. ВоиÑтину Ð±Ð¾Ð³Ð¸Ð½Ñ Ñмерти, но и у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð±Ñ‹Ð²Ð°ÑŽÑ‚ проколы. Врачи не вÑеÑильны, а Ñ‚Ñ‹, как коронер, тем более. Что-то промежуточное между врачом и жнецом. ПолумиÑтичеÑÐºÐ°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ„ÐµÑÑиÑ, что-то Ñродни моему ремеÑлу.
— Черепно-Ð¼Ð¾Ð·Ð³Ð¾Ð²Ð°Ñ Ñ‚Ñ€Ð°Ð²Ð¼Ð°. Вода в лёгких. Он был ещё жив, так что причина Ñмерти, Ñкорее вÑего, аÑфикÑиÑ. ТокÑÐ¸ÐºÐ¾Ð»Ð¾Ð³Ð¸Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»Ð° наличие Ð°Ð»ÐºÐ¾Ð³Ð¾Ð»Ñ Ð² крови, впрочем, вÑÑ‘ и так ÑÑно по запаху. Ðикаких Ñледов борьбы на теле.
Морриган Ñнимает перчатки и вноÑит заметки в Ñвою тетрадь.
— Я знаю, что Ñто не проÑто неÑчаÑтный Ñлучай Ñ Ð¿ÑŒÑным вождением, но у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½ÐµÑ‚ доказательÑтв. Вот и Ñпрашиваю тебÑ.
— ÐŸÐ¾Ð»Ð¸Ñ†Ð¸Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð±ÐµÑ€Ñ‘Ñ‚ÑÑ, твоё дело — Ñто трупы, — отвечаю Ñ.
— ÐŸÐ¾Ð»Ð¸Ñ†Ð¸Ñ Ð±ÐµÑÑильна. Знаешь, Ñколько раз Ñ Ð¿Ð¸Ñала «неÑчаÑтный Ñлучай», когда знала, что Ñто не так, но не могла доказать обратное?
 — Тебе пора привыкнуть, что вÑе делают Ñвою работу. Я Ñмерть и не в моих интереÑах ÑпаÑать кого-то. Так и Ñ‚Ñ‹ коронер, а не полицейÑкий.
Морриган Ñнимает медицинÑкую шапочку, ронÑÑ Ñ€Ð¾ÑÑыпь чёрных Ð²Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð½Ð° забрызганный кровью халат.
— Мне нужно выпить, — говорит она. — Я проходила практику в Ðью-Йорке, в Гарлеме, но даже там не видела Ñтолько дерьма.
Она ÑнÑла халат и Ñложила грÑзные инÑтрументы в мойку.
— Там проÑто огнеÑтрел, ножевые. Там вÑÑ‘ понÑтно.
— Джо, заверни его, — кричит она Ñвоему аÑÑиÑтенту, Ð¿Ð¾ÐºÐ¸Ð´Ð°Ñ Ñвоё маленькое царÑтво мёртвых.
То, что она Ñама приглаÑила Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ñ‹Ð¿Ð¸Ñ‚ÑŒ, кажетÑÑ Ñвным прогреÑÑом в нашем общении. Я не задумывалÑÑ Ð¾ том, можно ли мне заводить отношениÑ, но от душевных беÑед Ñ Ð¿Ð¾Ñ‡Ñ‚Ð¸ коллегой Ñ Ð½Ðµ отказалÑÑ Ð±Ñ‹.
Мы Ñидели в приÑтном кафе, Ñлушали джаз и пили Лонг-Ðйленд. Идеальное завершение Ñ‚Ñжёлого днÑ.
— Знаешь, Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ Ð´ÐµÑ‚Ñтва влечёт к мертвецам… — она прикрывает рот рукой и ÑмеётÑÑ. — Ðет, не в том ÑмыÑле. Ð’ шеÑÑ‚ÑŒ лет Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ñтавили Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ¿Ð¾Ð¼ бабушки и уехали по каким-то похоронным делам. Я Ñидела четыре чаÑа Ñ€Ñдом Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ¿Ð¾Ð¼. И знаешь, мне не было Ñтрашно.
ВыражаÑÑÑŒ Ñзыком дешёвых романов: «Я была заворожена мрачным величием Ñмерти».
Ðет, проÑто она молчала и казалаÑÑŒ величеÑтвеннее и мудрее, Ñловно знала что-то такое, что живым пока не дано. Ð’ мёртвом виде Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¸Ð»Ð° её гораздо больше, нежели в живом.
— Странные мыÑли Ð´Ð»Ñ ÑˆÐµÑти лет, — ответил Ñ.
— Ðаверное, но Ñто первое, о чём Ñ Ð¿Ð¾Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ð»Ð°, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° неё.
Я почти вÑÑ‘ Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¼Ð¾Ð»Ñ‡Ð°Ð», мне нечего было раÑÑказать о Ñебе. Морриган знала, что Ñ Ñмерть, знала, что Ñ Ð·Ð½Ð°ÑŽ больше чем люди, но Ð´Ð»Ñ Ð²Ñех Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñто водитель катафалка: люблю выпить по выходным, люблю рок и джаз, веду Ñкрытный образ жизни, у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ один приÑтель, не Ñмотрю телевизор, не читаю газет. Ð’ÑÑ Ð±Ð¸Ð¾Ð³Ñ€Ð°Ñ„Ð¸Ñ ÑƒÐ¼ÐµÑ‰Ð°ÐµÑ‚ÑÑ Ð² неÑколько Ñтрок. Ðо что Ñ Ð¼Ð¾Ð³ Ñказать ей о тонкоÑÑ‚ÑÑ… моей работы, о целой вечноÑти, проведённой за Гранью или о прошлой жизни, которую Ñ Ð½Ðµ помню и не хочу вÑпоминать.
***
— Этот фильм про вампиров полный отÑтой, — Ñказала Сюзанна, Ð²Ñ‹Ð¿Ð»Ñ‘Ð²Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¶Ð²Ð°Ñ‡ÐºÑƒ на грÑзный аÑфальт. Фил затÑнулÑÑ Ð°Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ñ‚Ð½Ñ‹Ð¼ дымом вишнёвой Ñигареты и приÑел Ñ€Ñдом на парапет возле кинотеатра.
— Это порочит веÑÑŒ образ, — продолжила она, поправлÑÑ Ñ‚Ñ‘Ð¼Ð½Ñ‹Ðµ очки, которые не Ñнимала даже ночью. — Они даже Боуи позвали, чтобы как-то ÑкраÑить Ñто уныние, разбавили вÑÑ‘ ÑиÑьками и кровищей. И как только Питер Мёрфи на такое ÑоглаÑилÑÑ, Ñ Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ð»Ð°, он не позер.
— Это же кино, — вздохнул Фил, — Оно должно быть тупым, чтобы привлекать идиотов, обывателей и позеров.
Из кинотеатра выходили толпы накрашенных подроÑтков и взволнованные парочки, вÑе они Ñпешили раÑтворитьÑÑ Ð² ÑгущающихÑÑ Ð²ÐµÑ‡ÐµÑ€Ð½Ð¸Ñ… Ñумерках. Эти люди были одеты точь-в-точь как Фил и Сюзанна: те же раÑтрёпанные чёрные волоÑÑ‹, Ð¼ÐµÑˆÐºÐ¾Ð²Ð°Ñ‚Ð°Ñ Ð¾Ð´ÐµÐ¶Ð´Ð°, рваные чулки.
— Вот Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¸Ñ… вÑÑ‘ Ñто и делаетÑÑ, — ухмыльнулаÑÑŒ она.
— Ðадо проще Ñмотреть на вещи, в Ñтих кругах так проÑто затерÑÑ‚ÑŒÑÑ. И уже непонÑтно, Ñтолетний вампир Ñ‚Ñ‹ или проÑто ÑумаÑшедший Ñубкультурник-ÑатаниÑÑ‚. Ð’ÑÑ‘ потому что киношники и музыканты захотели неÑти некогда закрытый мир в маÑÑÑ‹. За Ñто можно Ñказать кривое «ÑпаÑибо» некоторым талантливым личноÑÑ‚Ñм, не умеющим держать Ñзык за зубами. Я думал, Ñта мода не коÑнётÑÑ ÐžÑтрова, но нет, вÑе непонÑтные детишки теперь играют в вампиров.
Они вÑтали и пошли по петлÑющей моÑтовой в Ñторону набережной. Дул пронзительный ветер, который заÑтавил бы любое живое ÑущеÑтво ÑъёжитьÑÑ Ð¸ поÑпешить в теплую нору, но вампирам было вÑÑ‘ равно.
— Да ладно тебе, — продолжила разговор Сюзанна, доÑÑ‚Ð°Ð²Ð°Ñ Ð¸Ð· пачки новую Ñигарету. — Это что, первый фильм о вампирах? Когда-то мы ходили Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ на «ÐоÑферату» и вÑе тоже думали, что Ñто шедевр, теперь Ñтот чёрно-белый фильм двадцатых Ñтал иÑторией, клаÑÑикой ужаÑов и тому подобное…, но не породил Ñобой никаких готов.
— Хм, Ñ Ñ‚ÐµÑ… лет мне больше запомнилиÑÑŒ «Уродцы». И давай не будем пуÑкатьÑÑ Ð² ноÑтальгию как Ñ‚Ñ‹ÑÑчелетние Ñтарики.
Им обоим недавно иÑполнилоÑÑŒ по Ñто лет, по вампирÑким меркам — ÑовÑем немного, Ñто лет непрерывного вампирÑкого детÑтва. Они повидали немало, но ÑовÑем не уÑпели уÑтать от дарованной им вечноÑти.
— У Ð²Ð°Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ прикурить? — поÑлышалÑÑ Ð¾Ñ‚ÐºÑƒÐ´Ð°-то звонкий детÑкий голоÑ.
РÑдом ÑтоÑла раÑÑ‚Ñ€Ñ‘Ð¿Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñ‡ÐºÐ° в большом не по размеру плаще. РаÑтёкшаÑÑÑ Ñ‚ÑƒÑˆÑŒ Ñтекала по её бледному лицу, Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð·ÑƒÑ Ñ‡Ñ‘Ñ€Ð½Ñ‹Ðµ трещины на белом фарфоре кожи. Тёмно-Ñиние губы поÑаÑывали фильтр незажжённой Ñигареты.
— Конечно, — Сюзанна доÑтала Ñпички и помогла ей прикурить, ладонью защитив Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ð¾Ñ‚ ветра.
— Как вам фильм? — ÑпроÑила девчонка.
Ðа вид ей было лет 15, еÑли не меньше.
— Ðичего, — ответил Фил.
— Пошли Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸, — предложила Сюзанна, — у Ð½Ð°Ñ Ð´Ð¾Ð¼Ð° еÑÑ‚ÑŒ кино покруче.
***
ДобиратьÑÑ Ð´Ð¾ кладбища Ñледовало разными путÑми, чтобы «не протоптать Ñебе дорожку».
Морриган помнила Ñто правило, пробираÑÑÑŒ Ñквозь мёртвый оÑенний леÑ. Солнце уже готовилоÑÑŒ ÑброÑитьÑÑ Ñ Ð¾Ð±Ñ€Ñ‹Ð²Ð° в реку, Ð¾Ñ€Ð¾ÑˆÐ°Ñ ÐºÑ€Ð¾Ð½Ñ‹ деревьев краÑноватым жидким Ñветом.
Ð’Ñеми Ñилами она прогонÑла от ÑÐµÐ±Ñ Ñтрах — негоже чёрной ведьме боÑÑ‚ÑŒÑÑ Ñ‚ÐµÐ¼Ð½Ð¾Ñ‚Ñ‹ и неизвеÑтноÑти. ЕÑли Ñделать вÑÑ‘ правильно, то тонкий мир не причинит вреда. Сила неÑовмеÑтима Ñо Ñтрахом. Ð’ конце концов, мёртвые и так твои друзьÑ.
Кто-то беÑшумно шагал к ней на вÑтречу по оÑтаткам гранитной моÑтовой, пороÑшей гуÑтым мхом. ÐÐµÐ·Ð½Ð°ÐºÐ¾Ð¼Ð°Ñ Ñ„Ð¸Ð³ÑƒÑ€Ð° оÑтановилаÑÑŒ перед ней в метрах трёх. Чёрный плащ типа тех, что ноÑили инквизиторы, ÑтруÑщийÑÑ Ð³Ð°Ð·Ð¾Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð·Ð½Ñ‹Ð¹ щёлк. Белые руки, унизанные браÑлетами, медленно ÑÑ‚Ñгивали Ñ Ð»Ð¸Ñ†Ð° капюшон. То, что было под ним, оказалоÑÑŒ Ñтрашнее голого черепа или безобразной звериной морды. Морриган увидела Ñвоё ÑобÑтвенное лицо, иÑкажённое надменной улыбкой.
Она не раÑтерÑлаÑÑŒ, она назвала ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾ имени.
— Что Ñ‚Ñ‹ хочешь узнать? — отвечало нечто её же ÑобÑтвенном голоÑом, который непривычно резал Ñлух, Ñловно Ð´Ð¸ÐºÑ‚Ð¾Ñ„Ð¾Ð½Ð½Ð°Ñ Ð·Ð°Ð¿Ð¸ÑÑŒ. — ПроÑто чувÑтвуй Ñилу, Ñобирай Ñилу. РаÑправь ладони. Ты найдёшь вÑе ответы на Ñвоём пути.
Морриган-призрак, накинула капюшон и раÑтворилаÑÑŒ в вечернем мороке. Этот кошмар наÑву был Ñтрашнее вÑего увиденного в анатомичке. Пальцы до боли вжалиÑÑŒ в ладонь, вÑпомнив про концентрацию, Морриган обуздала Ñвой Ñтрах, двигаÑÑÑŒ дальше.
«В мёртвых Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ñила, — вдруг зазвучал у неё в голове тот Ñамый знакомый-незнакомый голоÑ. — Они там, лежат в земле целую вечноÑÑ‚ÑŒ, им Ñкучно. Там нет душ, там только фантом того, что было при жизни. ЕÑли правильно попроÑить, то он Ñделает Ð´Ð»Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²ÑÑ‘. ЕÑли захочешь, то Ñ‚Ñ‹ можешь убить Ñвоего врага. Только попроÑи, и они заберут его Ñ Ñобой»
Мир проплывал вокруг удивительными краÑками. СгущающаÑÑÑ Ñ‚ÑŒÐ¼Ð° завораживала, множеÑтво огней проноÑилоÑÑŒ перед глазами, они витали в воздухе, Ñловно ÑветлÑчки или далёкие звёзды. Морриган продолжала Ñвой путь под звуки голоÑа над ухом:
«Ðо не только в Ñмерти Ñила твоÑ. Хочешь избавитьÑÑ Ð¾Ñ‚ печали? Они помогут тебе закопать её, похоронить в глубине Ñвоего королевÑтва. Хочешь обреÑти любовь — укажи на любого мужчину, мертвецы обуÑÑŽÑ‚ его Ñердце лютой тоÑкой, и одна лишь Ñ‚Ñ‹ Ñтанешь Ð´Ð»Ñ Ð½ÐµÐ³Ð¾ Ñветом во тьме»
Она не заметила, как миновала ворота Ñтарого кладбища. Город мёртвых; вереница домов-Ñклепов, огороженных ржавыми оградами, Ñкульптуры ангелов Ñ Ð½ÐµÐ·Ð°Ð¶Ð¸Ð²Ð°ÑŽÑ‰Ð¸Ð¼Ð¸ дорогами трещин-Ñлёз. ПокоÑившиеÑÑ ÐºÑ€ÐµÑÑ‚Ñ‹ и зароÑшие Ð½Ð°Ð´Ð³Ñ€Ð¾Ð±Ð¸Ñ Â«Ð±ÐµÐ´Ð½Ñ‹Ñ… кварталов» города Ñкорби выглÑдели менее помпезно, зато добавлÑли зловещеÑти Ñтому меÑту.
Ðо не мёртвых Ñледовало боÑÑ‚ÑŒÑÑ. ПоÑле того, как в воÑемь чаÑов вечера гаÑли огоньки Ñтарой протеÑтантÑкой церкви, в некрополе закипала ÑÐ²Ð¾Ñ Ð½Ð¾Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ. ЗдеÑÑŒ по ночам чаÑто бродили бездомные, Ð¿Ð¾Ð´ÑŠÐµÐ´Ð°Ñ Ð¾Ñтатки поминальных пирогов, Ð´Ð¾Ð¿Ð¸Ð²Ð°Ñ ÑкиÑшее вино, оÑтавленное Ð´Ð»Ñ Ð¿Ð¸Ñ€Ð° душ. Они жгут коÑтры в Ñтарых Ñклепах, уходÑÑ‚ глубоко в катакомбы, будто заранее Ð¿Ñ€Ð¸Ð²Ñ‹ÐºÐ°Ñ Ðº земле и могильному холоду. БродÑги не Ñамые Ñтрашные из живых обитателей погоÑтов — кладбище идеальное меÑто Ð´Ð»Ñ Ð±Ð°Ð½Ð´Ð¸Ð½Ñ‚Ñких разборок и незаметной утилизации человечеÑкого муÑора.
Ð’Ð·Ð¾ÑˆÐµÐ´ÑˆÐ°Ñ Ð»ÑƒÐ½Ð° озарила креÑÑ‚Ñ‹ и могильные плиты Ñвоим ÑеребриÑтым Ñветом; Ñловно вычерченные мелом на обгоревшей Ñтене ночной мглы, они ÑиÑли впереди беÑчиÑленными роÑчерками. И там, Ñреди царÑтва Ñвета и тени, мелькал одинокий ÑилуÑÑ‚. Чем ближе Морриган приближалаÑÑŒ к Ñтому меÑту, тем Ñрче и отчётливее ÑтановилиÑÑŒ контуры плÑшущего на надгробиÑÑ… тела. Кто-то тонкий и ловкий буквально парил Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ð¸Ð»Ñ‹ на могилу, и его Ð»Ð¾Ñ…Ð¼Ð¾Ñ‚ÑŒÑ Ð²Ð¸Ð»Ð¸ÑÑŒ на ветру Ñловно крыльÑ.
Морриган притаилаÑÑŒ возле мраморного Ñклепа, Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð·Ð° диковинным танцем неведомого ÑущеÑтва. КазалоÑÑŒ, Ñловно рога его мерцают в Ñвете луны, зеленью малахита горÑÑ‚ глаза и ÑиÑÑŽÑ‚ тонкие белые иглы зубов. Закончив танец, ÑущеÑтво уÑтавилоÑÑŒ прÑмо на неё. Между ними оÑтавалоÑÑŒ футов деÑÑÑ‚ÑŒ гнетущей темноты.
Морриган прогнала Ñтрах и выпрÑмилаÑÑŒ в полный роÑÑ‚ — негоже чёрной ведьме боÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð¼ÐµÐ»ÐºÐ¾Ð³Ð¾ погоÑтного беÑа, пуÑÑ‚ÑŒ даже так отчётливо предÑтавшего перед ней.
— Будет ли мне помощь в делах моих?! — крикнула она, не ÑƒÐ·Ð½Ð°Ð²Ð°Ñ ÑобÑтвенного голоÑа.
Морриган вытащила из Ñумки бумажный пакет Ñ Ñблоками и, держа его на вытÑнутой руке, протÑнула чёрту. Он подÑкочил к ней в одно мгновение, Ð²Ñ‹Ñ…Ð²Ð°Ñ‚Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð´Ð°Ñ€Ñ‹. Секунда — и он уже Ñидел на крыше Ñклепа. Она не видела движение, лишь почувÑтвовала ветер.
— Ðет, — Ñказал чёрт неожиданно низким и глубоким голоÑом, звучащим Ñловно из-под земли. Его оÑтрые как иглы зубы впилиÑÑŒ в бок плода.
Морриган вздрогнула раньше, чем надкушенное Ñблоко пролетело мимо неё, разбившиÑÑŒ о памÑтник.
— ЕÑли бы мог — убил бы, — Ñказал чёрт, Ñверкнув на прощанье глазами…
***
Марк
Утро — начало каких-то чудеÑных Ñвершений, нового днÑ. Что в Ñтот момент делают обычные люди? Ð’Ñтают утром, наливают кофе, надевают чиÑтые рубашки, ÑадÑÑ‚ÑÑ Ð² машину и едут на работу. Я вÑÑ‘ думал о том, что делали люди раньше. ПроÑыпалиÑÑŒ Ñ Ð¿ÐµÑ€Ð²Ñ‹Ð¼Ð¸ петухами, завтракали вчерашним хлебом и шли работать в поле. До Ñамого вечера. И так день ото днÑ, пока не помрёшь лет в 30 от холеры. К чему Ñто Ñ? Ðе знаю. ПроÑто к тому, что Ñ Ð¿Ñ€Ð¾ÑнулÑÑ Ð¸ понÑл, что ничего делать не надо.
Ðа Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‚Ð°Ñ€Ð°Ñ‰Ð¸Ð»ÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸Ð·Ñ€Ð°Ðº очкарика из магазина, тот Ñамый, причиной чьей Ñмерти поÑлужил Ñ Ð¸ мои друзьÑ. Прежний Ñ Ñнова иÑпугалÑÑ Ð¸ Ñхватил бы беÑполезное ружьё. Ðовый Ñ Ð²Ð¾Ñпринимал вÑÑ‘, как должное.
— РаÑÑлабьÑÑ, чувак! — Ñказал Ñ ÐµÐ¼Ñƒ. — Ты умер, зато тебе не надо на работу. Ðе Ñтой ли Ñвободы Ñ‚Ñ‹ хотел? Можешь Ñпокойно ходить где угодно и глазеть на ÑиÑьки в женÑких раздевалках.
Снег повалил Ñ Ð½ÐµÐ±Ð° как гуÑиный пух из проÑтреленной подушки, Ð¿Ñ€Ð¸ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñрам голых деревьев и борозды замёрзшей грÑзи во дворе. Снег припорошил кучи муÑора, коробки и оÑтов Ñтарого «Форда». Превратив упадничеÑкий оÑенний пейзаж в зимнюю Ñказку, Ñловно Ñошедшую Ñ Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÑтвенÑкой открытки.
Я вÑпомнил, что мы пропуÑтили День БлагодарениÑ. Вот только кого и за что благодарить? Индейцев, которых потом вырезали? Впрочем, мне без разницы, Ñ Ð½Ðµ хиппи, чтобы размышлÑÑ‚ÑŒ об Ñтом.
Это Ð²Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ñ Ð½Ð°ÑтоÑÑ‰Ð°Ñ Ð·Ð¸Ð¼Ð°. Ð’ Калифорнии, в пригороде Сакраменто, где Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¶Ð¸Ð» почти вÑÑŽ жизнь, Ñнега не было отродÑÑÑŒ. Впервые вÑтупил в белую липкую кашу Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ прошлой зимой на ОÑтрове. Ðе Ñказать, что Ñнег мне понравилÑÑ. Поначалу вÑÑ‘ кажетÑÑ Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑным, но Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ñдком уÑтал Ñозерцать его четыре Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¸Ð½Ð¾Ð¹ меÑÑца. Глаза щемит от белого, тело ломит от холода. Многое переоÑмыÑливаешь в Ñтой вечной мерзлоте, но за 18 лет Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ñдком уÑтал от жары, потому и двинулÑÑ Ð½Ð° Ñевер вдоль западного побережьÑ.
От размышлений Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ñ‚Ð²Ð»ÐµÐºÐ»Ð¸ вихри метели в Ñаду. Там вмеÑте Ñо Ñкрученными Ñухими лиÑÑ‚ÑŒÑми и колючей Ñнежной пылью танцевал тёмный ÑилуÑÑ‚. Было непонÑтно, управлÑет ли он метелью или же она влаÑтна над ним. Ðо вот он был куда более материальным, чем вÑе призраки, увиденные мной ранее.
Я вышел на крыльцо, натÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð°Ð»ÑŒÑ‚Ð¾ на ходу. Метель валила Ñ Ð½Ð¾Ð³.
— Кто Ñ‚Ñ‹, чёрт возьми, и что Ñ‚Ñ‹ делаешь в моём Ñаду? — ÑпроÑил Ñ.
— Да что Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð·ÑÑ‚ÑŒ?! — уÑлышал Ñ Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ‚.
Ð’ тот же миг видение раÑтворилоÑÑŒ. Сплюнув под ноги, Ñ Ð¾Ñ‚Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð¸Ð»ÑÑ Ð´Ð¾Ñыпать Ñвой морозный утренний Ñон. КажетÑÑ, Ñ Ð´Ð¾ Ñих пор не в Ñебе поÑле вчерашнего.
Джон Доу
«Мир Ñтрашный, злой и жеÑтокий», — Ñти же Ñлова Ñ Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð¸Ð» Ñебе года два назад, валÑÑÑÑŒ перед телевизором Ñ Ð¶ÑƒÑ‚ÐºÐ¾Ð¹ абÑтиненцией. Руки Ñ‚Ñ€ÑÑлиÑÑŒ, пиво Ñ Ð¶Ð°Ð´Ð½Ð¾Ñтью вливалоÑÑŒ в больной пищевод.
— Жованый Ñ‚Ñ‹ в рот, им мало Вьетнама, им нужно меритьÑÑ Ñ€Ð°ÐºÐµÑ‚Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ фаллоÑами Ñ Ñ€ÑƒÑÑкими! — кричал Ñ, обращаÑÑÑŒ к Рейгану.
— Что опÑÑ‚ÑŒ? — отозвалаÑÑŒ жена из кухни.
— Мне Ñтрашно жить, грёб твою мать! — ответил Ñ.
— Лучше бы Ñ‚Ñ‹ подумал о том, что тебе Ñтоит меньше пить.
Во мне опÑÑ‚ÑŒ вÑкипала злоÑÑ‚ÑŒ, Ñ Ð½ÐµÐ½Ð°Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ» Ñту фразу больше вÑего на Ñвете. Она же, как никто другой знала, почему и зачем Ñ Ð¿ÑŒÑŽ.
— Я музыкант, Ñ Ñлишком тонко чувÑтвую Ñтот мир. Мне больно, когда больно вÑей планете.
— Ты не пиÑал ничего уже полгода, — Ñказала она Ñ ÑƒÐ¿Ñ€Ñ‘ÐºÐ¾Ð¼.
Я допил пиво одним глотком и кинул пуÑтую бутылку об Ñтену. Узел нараÑтающей злобы раÑпуÑтилÑÑ, и Ñ Ñмог Ñпокойно вздохнуть.
 — Я коплю Ñмоции. Я переоÑмыÑливаю Ñвоё творчеÑтво. Я прихожу к мыÑли, что веÑÑŒ угар нашей Ñпохи ÑвÑзан напрÑмую Ñо Ñтрахом неминуемого конца. Люди тратÑÑ‚ деньги, пьют и нюхают кокаин, как не в ÑебÑ, вÑÑ‘ потому что знают, что будущего нет. Завтра кто-то нажмёт на кнопку и ничего не Ñтанет. ÐšÐ°ÐºÐ°Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð½Ð¸Ñ†Ð°, кто Ñто Ñделает? Мы или они.
Рочень не Ñкоро не Ñтало жены… не Ñтало и лучшего друга. Эти два человека были Ñо мной вÑегда, и вот, Ñ Ð¾Ð´Ð¸Ð½ на целой планете. Кто же знал, что Конец Света наÑтупит без вÑÑкого Ñдерного взрыва… И не нужен был мне мир во вÑём мире, долбанный Ñтот хипповÑкий love & peace, мой мир ÑоÑтоÑл из моих близких людей.
***
Марк ÑпуÑтилÑÑ Ð² гоÑтиную ближе к полудню, почувÑтвовав запах ÑвежеÑваренного кофе. Ðа продавленном диване Ñидели Йон и какой-то тип.
— Это ещё кто?! — выпалил Марк, Ð·Ð½Ð°Ñ Ð¾ правиле не приводить незнакомцев в Дом.
— ЗнакомьÑÑ. Это Козерог, — ответил приÑтель, выÑÑ‹Ð¿Ð°Ñ Ð¿ÐµÑ‡ÐµÐ½ÑŒÐµ в хруÑтальную вазу. Ðа подноÑе краÑовалÑÑ Ñ€Ð°ÑпиÑной кофейник Ñ Ð°Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ñ‚Ð½Ñ‹Ð¼ утренним зельем.
Тип выглÑдел Ñтранно: ÐºÐ¾Ð·Ð»Ð¸Ð½Ð°Ñ Ð±Ð¾Ñ€Ð¾Ð´ÐºÐ°, надбровные дуги как у неандертальца, запавшие глаза, мокрые от Ð´Ð¾Ð¶Ð´Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ðµ руÑые волоÑÑ‹. Он даже не удоÑужилÑÑ ÑнÑÑ‚ÑŒ шапку и перчатки. Типичный нарколыга из тех, что ошиваютÑÑ Ð² доках.
— Привет, Ржавый! — уÑмехнулÑÑ Ñ‚Ð¸Ð¿ Ñвоим низким Ñкрипучим голоÑом, похожим на звук неÑмазанных петель.
— С фига Ñто Ñ Ð Ð¶Ð°Ð²Ñ‹Ð¹?! — броÑил Марк.
— Ты тут Ñамый рыжий, — уÑмехнулÑÑ Ð¾Ð½.
— Я Ñветло-каштановый.
Из-за двери выглÑнул Рух:
— Ух Ñ‚Ñ‹, Ржавый, теперь так и будем Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð°Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ‚ÑŒ.
— Да пошли вы в жопу оба, — Марк приÑел на диван, ÑтараÑÑÑŒ держатьÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð°Ð»ÑŒÑˆÐµ от Козерога, которого про ÑÐµÐ±Ñ Ð¾ÐºÑ€ÐµÑтил проÑто «Козлодой».
— И в чеÑÑ‚ÑŒ чего же у Ð½Ð°Ñ Ð³Ð¾Ñти? — ÑпроÑил Марк. — Ð’Ñ‹ же Ñами мне запрещали приводить Ñюда кого-то.
— Хм, — выдал Йон, — Дом ПотерÑнных должен пополнÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ñ‚ времени. — ЕÑли бы здеÑÑŒ не поÑвилиÑÑŒ вы Ñ Ð”Ð¾Ñƒ, Ñтало бы Ñлишком Ñкучно. Так, что знакомьÑÑ, он теперь один из наÑ. Он тоже пропащий.
Марк Ñ‚Ñжело вздохнул, понимаÑ, что вÑÑ‘ хреновое ещё только начинаетÑÑ.
***
«Труп неизвеÑтной
Пол: Ж
ВозраÑÑ‚: Примерно 16-17 лет
БелаÑ
ВолоÑÑ‹: чёрные крашенные
Глаза: Ñерые
Дополнительно: на Ñпине татуировка Ñ Ð¸Ð·Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð¶ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ крыльев. Старые порезы на запÑÑÑ‚ÑŒÑÑ….
Причина Ñмерти: Ð¿Ð¾Ñ‚ÐµÑ€Ñ ÐºÑ€Ð¾Ð²Ð¸. Ð Ð²Ð°Ð½Ð°Ñ Ñ€Ð°Ð½Ð° на шее Ñо Ñледами, напоминающие человечеÑкие зубы» — Морриган закончила заполнÑÑ‚ÑŒ документацию и удалилаÑÑŒ на обед.
«В крови ÑƒÐ´Ð°Ñ€Ð½Ð°Ñ Ð´Ð¾Ð·Ð° алкоголÑ, возможно токÑÐ¸ÐºÐ¾Ð»Ð¾Ð³Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñ‚Ð²ÐµÑ€Ð´Ð¸Ñ‚ и наркотики», допиÑала она карандашом на краю бланка.
«КакаÑ-то девчонка из Ñтих готов попала в руки очередному пÑихопату. И Ñтоило ли ÑкитатьÑÑ Ð²ÐµÑ‡ÐµÑ€Ð¾Ð¼, пить виÑки, удалбыватьÑÑ Ð°Ð¼Ñ„ÐµÑ‚Ð°Ð¼Ð¸Ð½Ð¾Ð¼, чтобы закончить Ñвою жизнь в муÑорном контейнере возле фабрики? У Ñемнадцатилетних нет будущего. Им уже нечего дать Ñтому миру. Или может быть, мир ничего не может дать им? Кто бы ни был Ñтот загадочный убийца, он любит молодых и Ñимпатичных подроÑтков, Ð½ÐµÐ²Ð·Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð½Ð° пол»
Ð’ кафетерии Ñудебного морга царила Ð±ÑƒÐ´Ð½Ð¸Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ð°Ñ‚Ð¼Ð¾Ñфера. Девочки из лаборатории делилиÑÑŒ Ñвежими ÑплетнÑми, вÑе знали, что Рейчел выходит замуж, что двух ночных Ñанитаров увольнÑÑŽÑ‚ за пьÑнÑтво на рабочем меÑте, никаких тебе циничных разговорах о раÑтёкшихÑÑ Ð¼Ð¾Ð·Ð³Ð°Ñ… и обгоревших трупах. Вне работы вÑе жили обыденной жизнью.
Морриган ковырÑлаÑÑŒ вилкой в Ñичнице Ñ Ð±ÐµÐºÐ¾Ð½Ð¾Ð¼. Ð’ÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ñ ÑˆÐºÐ¾Ð»ÑŒÐ½Ñ‹Ðµ годы, где точно так же Ñидела одна в Ñтоловой, без малейшего шанÑа завеÑти друзей, только теперь подобное общение мало прельщало её. Мир живых оÑтавалÑÑ Ñ€ÑƒÑ‚Ð¸Ð½Ð½Ð¾-Ñкучным, по Ñравнению Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ñ‹Ð¼ загадок миром мёртвых. Они были на её оÑновной работе и на нелегком пути колдовÑтва. ÐŸÐ¾Ð·Ð½Ð°Ð²Ð°Ñ Ñмерть — Ñ‚Ñ‹ научишьÑÑ Ð¶Ð¸Ñ‚ÑŒ по-наÑтоÑщему и дышать полной грудью и не только потому, что каждый твой вздох может Ñтать поÑледним. Ð’ Ñмерти влаÑÑ‚ÑŒ над жизнью, она ключ ко вÑем дверÑм.
Она забылаÑÑŒ, погрузившиÑÑŒ в книгу в комнате отдыха перÑонала, было бы проще отлучитьÑÑ Ð¾Ñ‚ реальноÑти каким-нибудь любовным романом или клаÑÑикой британÑкой литературы, но никак не документальной книгой про женщин-убийц.
— Думаешь Ñтать детективом? — ÑпроÑил вдруг внезапно поÑвившийÑÑ Ð°ÑÑиÑтент-Джим. Они изредка болтали во Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñ€Ð°Ð±Ð¾Ñ‚Ñ‹, Ñ Ð½Ð¸Ð¼ приходилоÑÑŒ налаживать контакт по долгу Ñлужбы. Ð¢Ð°ÐºÐ°Ñ Ð²Ð¾Ñ‚ доÑÐ°Ð´Ð½Ð°Ñ Ð½ÐµÐ¾Ð±Ñ…Ð¾Ð´Ð¸Ð¼Ð¾ÑÑ‚ÑŒ Ñоциализации в общеÑтве.
— Ðет, хочу начать убивать и думаю, как именно поÑтупить: наполнÑÑ‚ÑŒ ванные кровью как Эржебет Батори или Ñразу переехать толпу Ñтарпёров грузовиком как Ольга Гепнарова, — уÑмехнулаÑÑŒ Морриган.
— Про поÑледнюю, кÑтати, не Ñлышал, — Джим приÑел Ñ€Ñдом на диван так близко, что Морриган показалоÑÑŒ, что он желает подкатить к ней. К тому же на его лице заиграла Ñ„Ð°Ð»ÑŒÑˆÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð·Ð°Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑованноÑÑ‚ÑŒ.
— ИнтереÑный перÑонаж Ð´Ð»Ñ Ñудебной пÑихиатрии. Да и вообще общеÑтву нужно больше подобных примеров. — Морриган перевернула Ñтраницу. — Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð´Ð°Ð¶Ðµ процитирую её признание: «Я уничтоженный человек. Человек, уничтоженный людьми… У Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ возможноÑÑ‚ÑŒ выбирать — убить ÑебÑ, или убить других. Я выбираю — отомÑтить Ñвоим ненавиÑтникам. ЕÑли бы Ñ ÑƒÑˆÐ»Ð° как неизвеÑтный Ñамоубийца, Ñто было бы Ð´Ð»Ñ Ð²Ð°Ñ Ñлишком легко. И потому что общеÑтво наÑтолько Ñуверенно, оно не ÑпоÑобно Ñудить ÑÐµÐ±Ñ Ñамо. Его ÑудÑÑ‚ в чаÑтном порÑдке, иногда оно бывает наказано, иногда только шокировано. Мой вердикт таков: Ñ, Ольга Гепнарова, жертва вашего зверÑтва, приговариваю Ð²Ð°Ñ Ðº Ñмертной казни через наезд и провозглашаю, что Ð¼Ð¾Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ Ñтоит множеÑтва других. Acta, non verba»
— Ðо не вÑе же ботаны, которых травили бы в школе, начинали убивать. БольшинÑтво людей ÑпоÑобны пережить Ñвои детÑкие комплекÑÑ‹.
— Ðу, вообще, людÑм ÑвойÑтвенно убивать друг друга, как не Ñтранно, Ñто обеÑпечило выживаемоÑÑ‚ÑŒ вида. Ð¡ÐµÐ»ÐµÐºÑ†Ð¸Ñ Ð³ÐµÐ½Ð¾Ñ„Ð¾Ð½Ð´Ð°. Звучит веÑьма в духе нациÑтов, но не Ñторонник Ñовременного гуманизма. Она взглÑнула на чаÑÑ‹: — Работать пора, кÑтати. Arbeit macht frei




Автор поста
Найрэ
Создан 1-05-2019, 19:17


2 081


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Последняя тень. Часть 2
Проза

Арчибальд. Стих второй
Проза

Холодный остров. Глава 1
Проза

Угли. Часть 1 из 2
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх