Арчибальд. Стих второй

Стих второй. Любимые, нежные шрамы, Ð²ÐºÑƒÑ Ñвободы, долг Ñебе и Ð½Ð¾Ð²Ð°Ñ Ð²ÐµÑ‡Ð½Ð°Ñ Ð½Ð¾Ñ‡ÑŒ


  Лёгкий Ñизый дым вдоль Ñтен, тихий немецкий Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¸Ð· ÑкрипÑщего радио, разбавленный мерным шумом воды, прÑные Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ð½Ð¸Ñ Ð¸ ÑмÑÑ‚Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñтель.

      Робкий шепот и громкое дыхание, оÑтрые ногти и жгучие каÑаниÑ, дрожь в теле и Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ð² Ñердце.


      ОбъÑтый маревом, Ñотканным из ароматов полыни и горького дыма Ñтарых Ñигарет, Ðрчи лежал и Ñмотрел в потолок, вÑÑ‘ ещё Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¶Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¼Ð¸Ð½ÑƒÐ²ÑˆÐµÐ³Ð¾ вечера.


      Откинув плед, он изучал Ñвоё тело в зеркале наверху. Тощий и оÑунувшийÑÑ, он Ñмотрел на Ñвои плечи, шею, грудь: повÑюду проÑтупали мелкие алые рубцы. Живот провиÑал так, будто ребёнок перетерпел блокаду, руки и ноги — тонкие, кожа наÑтолько блеклаÑ, что едва облегает коÑти, еÑли приглÑдетьÑÑ â€” видны пульÑирующие ÑоÑуды. 


      Длинные волоÑÑ‹ цвета воронового крыла окутывали его ореолом тьмы, ÑиÑли в Ñвете торшера, отражаÑÑÑŒ в полуночной роÑÑыпи звёзд за окном.


      Мальчик броÑил быÑтрый взглÑд на дверь Ñпальни, Ñнова поÑмотрел на Ñвоё отражение под потолком, улыбнулÑÑ Ð¸ потÑнулÑÑ, вытÑнул руку к Ñебе тому, ÑмотрÑщему Ñверху по ту Ñторону Ñтекла.


      Шум воды за Ñтеной Ñтих. Скрип — и Ðемели Ñтупила на порог Ñпальни. ÐаброÑив на плечи Ñинее полотенце, ÑƒÐºÑƒÑ‚Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð² ÑобÑтвенные мокрые прÑди, она ÑтоÑла в дверÑÑ… Ñ Ð±Ð¾ÐºÐ°Ð»Ð¾Ð¼ газировки, и блики луны играли на Ñтекле, отражалиÑÑŒ в раÑÑлабленном, раÑÑеÑнном взглÑде больших голубых глаз.


Â Â Â Â Â Â Ð Ð°Ð·Ð½ÐµÐ¶ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¾Ð½Ð° раÑправила плечи, выгнула Ñпину, довольно проурчала, оправлÑÑ Ð²Ð¾Ð»Ð¾ÑÑ‹, Ð»Ð¾Ð²Ñ Ñвоё отражение в трюмо.


      ПоÑмотрев на лежащего в поÑтели Ðрчи, девочка Ñделала аккуратный глоток и покачала головой.


— Тебе правда нравитÑÑ, как Ñ‚Ñ‹ выглÑдишь?
— Это краÑиво, — призналÑÑ Ð¼Ð°Ð»ÑŒÑ‡Ð¸Ðº. — ГлÑди.


      С Ñтими Ñловами он зажмурилÑÑ, выгнул Ñпину, закуÑил губу — и кровь брызнула из его груди. Кожа треÑнула Ñ Ð»Ñ‘Ð³ÐºÐ¸Ð¼ хлопком, впрыÑнув в воздух неÑколько капель, пуÑÐºÐ°Ñ Ñ‚Ð¾Ð½ÐºÑƒÑŽ алую Ñтруйку, Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð·ÑƒÑ Ð½ÐµÐ±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ¾Ð¹ порез у ÑоÑка.


      ÐапрÑгаÑÑÑŒ и корчаÑÑŒ, заломив руки за Ñпину, ребёнок заÑтонал — и порез вытÑнулÑÑ, Ñтал больше, глубже, и Ðрчи выдохнул, прикоÑнулÑÑ Ðº ране, Ð¾Ð±Ð¼Ð°ÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð°Ð»ÑŒÑ†Ñ‹ в ÑобÑтвенной крови.


      Ðемели в ответ на Ñто Ñмерила мальчика ÑочувÑтвующим взглÑдом, подбежала к ребёнку, Ñела Ñ€Ñдом Ñ Ð½Ð¸Ð¼, взÑв за руку.


— И тебе не больно? — ÑпроÑила она взволнованно.
— Это приÑтно, — прошептал Ðрчи, ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° неё из-под полуприкрытых глаз. — К тому же, — продолжил он, — Ñмотри ещё.


      Сказав так, он Ñнова зажмурилÑÑ, ÑтиÑнул руки в кулаки — только что Ñозданный порез затÑнулÑÑ, как ни бывало.


— Видишь? — выдохнул ребёнок поÑле. — Я могу делать так, когда хочу. И тут же…
      Договорить ему не дали.
      Цепко вцепившиÑÑŒ в плечи, Ðемели обхватила его ноги Ñвоими, навалилаÑÑŒ на него вÑем веÑом, крепко прижалаÑÑŒ к нему, ÑÐ¼Ñ‹ÐºÐ°Ñ Ð³ÑƒÐ±Ñ‹ поцелуем, ÑÐºÐ¾Ð²Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð² объÑÑ‚ÑŒÑÑ….

РаÑтворÑÑÑÑŒ в тепле её рук, в горьких каÑаниÑÑ… Ñзыка и жара тела, иÑточающего ароматы Ñблок и малины, Ðрчи умолк, отдавшиÑÑŒ во влаÑÑ‚ÑŒ подруги.

      Лишь ÑпуÑÑ‚Ñ Ð½ÐµÑколько долгих мгновений Ðемели отпуÑтила его. Внимательно поÑмотрев на вÑÑ‘ ещё ошеломлённого Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ ней, она Ñжала его Ñкулы — и отвеÑила хлёÑткую пощёчину. Ð’ глазах девушки ÑтоÑли Ñлёзы.


— Ðе вздумай Ñебе вредить, — прошептала она, вÑÑ‘ так же навиÑÐ°Ñ Ð½Ð°Ð´ новым другом. — Даже не думай об Ñтом. Я знаю, как Ñто приÑтно. И знаю, к чему Ñто приводит. Приведи ÑÐµÐ±Ñ Ð² порÑдок, ну. Твоё тело мне нравилоÑÑŒ целым, наÑтоÑщим, живым, а не Ñтот Ñкелет, которого Ñ‚Ñ‹ тут, проÑтите за каламбур, разложил. 


      В ответ на Ñто Ðрчи груÑтно вздохнул и закуталÑÑ Ð² одеÑло, закрыл глаза. Мгновение — и бледноÑÑ‚ÑŒ плоти обрела живой розовый оттенок, порезы на теле затÑнулиÑÑŒ, ни оÑтавив и Ñледа, и лишь ÑÑадины на плечах и лице оÑталиÑÑŒ не тронутыми, наÑтоÑщими Ñледами неприÑтных воÑпоминаний.


      ВÑÑ‘ ещё находÑÑÑŒ в коконе Ñвоей милой Ñердцу боли, он вздрогнул, ощутив, как Ðемели прикоÑнулаÑÑŒ к его плечу и потÑнулÑÑ Ðº ней, Ñтоило девочке коÑнутьÑÑ Ñ‰ÐµÐºÐ¸ мальчика тыльной Ñтороной ладони, пыталÑÑ Ð¿Ð¾Ð¹Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ её пальцы краÑми губ — и та убрала руку, покачала головой.


      Дети пребывали в молчании. Ðрчи вÑÑ‘ ещё думал о Ñвоих призрачных шрамах и о том, почему Ðемели они не нравÑÑ‚ÑÑ, еÑли в оÑтальном — видно же — ей приÑтно, что он такой Ñлабый и хрупкий, а она — она пила газировку и Ñмотрела на глупого маленького мальчика, который проÑто не знал, чего желает от жизни.


      Тишина нарушилаÑÑŒ ÑкрипÑщими нотами оркеÑтра. Бойкие фанфары отбивали марш, и мальчик вытÑнулÑÑ, ÑадÑÑÑŒ на подушку, поджав колени.


Девочка щёлкнула пальцами, и в её руке поÑвилÑÑ Ð²Ñ‚Ð¾Ñ€Ð¾Ð¹ бокал Ñ Ð³Ð°Ð·Ð¸Ñ€Ð¾Ð²ÐºÐ¾Ð¹. Она протÑнула его мальчику.


      Тот принÑл напиток из её рук и Ñделал аккуратный глоток: “Колаâ€, ÑÐ°Ð¼Ð°Ñ Ð½Ð°ÑтоÑÑ‰Ð°Ñ Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ â€œÐšÐ¾Ð»Ð°â€ â€” то, что нужно Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ñ‘Ð¿Ð»Ð¾Ð¹ ночи.


      Девочка звонко раÑÑмеÑлаÑÑŒ, Ð²Ð¸Ð´Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÑƒ Ñвоего нового друга, и их бокалы Ñ Ð³ÑƒÐ»ÐºÐ¸Ð¼ звоном ÑошлиÑÑŒ.


      ГолоÑа людей давно забытых времён воÑпевали величие подвигов Ñвоих погибших друзей, и дети Ñлушали их, предаваÑÑÑŒ воÑпоминаниÑм об Ñпохах, в которых никогда не жили. Мальчик повёл плечами, Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰Ð°Ñ Ñ‚ÑжеÑÑ‚ÑŒ ÑолдатÑкой формы, которой никогда не ноÑил, коÑнулÑÑ Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ñ‹Ñ… погон, которых никогда не заÑлуживал, а девочка Ñмотрела на него и лишь тихо вздыхала, ÐºÐ°Ñ‡Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹.


      Они ÑтоÑли у окна, Ñмотрели на Ñркие огни фейерверков, и Ñлушали веÑёлый гром, Ñледующий за цветаÑтыми, краÑными, жёлтыми и зелёными вÑпышками, что раÑÑыпалиÑÑŒ на фоне безоблачной грÑды небеÑ.


      В форме уберштурмфюрерра СС, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ¿ÐµÑ€ÑŒ ему была даже по размеру, Ñ Ð¸Ð¼ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼ кортиком на поÑÑе, Ðрчибальд пил из Ñвоего бокала и Ñмотрел на ÑÑную и прекраÑную ночь.


Â Â Â Â Â Â ÐžÐ±Ð»Ð°Ñ‡Ñ‘Ð½Ð½Ð°Ñ Ð² Ñвободное зелёное платье, Ñ Ð»Ð¸Ð»Ð¾Ð²Ñ‹Ð¼Ð¸ прÑдÑми, убранными в коÑу и подвÑзанными Ñизым бантом, Ñ Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ñ‚Ñ‹Ð¼ и ÑчаÑтливым лицом, Ðемели Ñмотрела на Ñвоего друга, не ÑÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñвоего умилениÑ. “Уж лучше такой, чем неÑчаÑтный, — думала она, потÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ â€œÐšÐ¾Ð»Ñƒâ€, немного понурив взглÑдâ€.


      ТоржеÑÑ‚Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð½Ð¾Ñ‚Ð° — мальчик изÑщно взмахнул рукой, и Ñтавни Ñ ÑˆÑƒÐ¼Ð¾Ð¼ раÑпахнулиÑÑŒ, впуÑÐºÐ°Ñ Ð²ÐµÑ‚ÐµÑ€, развеÑв дым.


— Пройдём? — приглаÑил он Ðемели под звуки оркеÑтра, ÑÐ¾Ð·Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ подругой леÑтницу в небо, разбавлÑÑ Ð¼ÑƒÐ·Ñ‹ÐºÐ°Ð»ÑŒÐ½ÑƒÑŽ партию треÑком льда, что отбивал лазурные блики ночных Ñветил.


      Девочка гордо вÑкинула голову. ВыгнувшиÑÑŒ и раÑправив плечи, она вытÑнула ладонь, ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° Ñвоего Ñпутника.


— Да, — выдохнула она, одарив друга выÑокомерной улыбкой графини, которую приглашают на бал.


Â Â Â Â Â Â Ð¡Ñ‚ÑƒÐ¿Ð°Ñ Ð²Ñ€Ð¾Ð²ÐµÐ½ÑŒ друг другу, они шли в озарённую Ñветом ночь, и огни города, который никогда не знает Ñна, ÑиÑли далеко внизу, Ñловно вÑÑ‚Ñ€ÐµÑ‡Ð°Ñ Ð½Ð¾Ð²Ñ‹Ñ… детей.
Задрав голову вверх, Ðемели раÑкинула руки в Ñтороны, и из-под подолов её Ð¿Ð»Ð°Ñ‚ÑŒÑ Ð²Ð¸Ñ…Ñ€ÐµÐ¼ заÑтруилиÑÑŒ Ñтаи ÑиÑющих железных птиц, что оÑвещали дорогу путникам и пели на забытых Ñзыках.


— Ты и так умеешь! — удивилÑÑ Ðрчи.
— Дома — Ñто не только крыши и Ñтены, — кивнула Ðемели, — Ñто и то, что внутри. Я бы не Ñтала маÑтерицей, не умей Ñ Ð½Ð°Ð¿Ð¾Ð»Ð½ÑÑ‚ÑŒ их, правда?


      У мальчика не нашлоÑÑŒ ответа, и он молча кивнул, про ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ð¾ÑхищаÑÑÑŒ Ñвоей новой подругой.


— Закрой глаза, — вдруг Ñказала девочка. — Я хочу Ñводить Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² одно меÑто, но Ñ‚Ñ‹ его не знаешь, и еÑли будем идти вмеÑте — Ñто Ñлишком долго. Ртак — пара шагов — и пришли.


— Веди, — кивнул ребёнок, отдаваÑÑÑŒ в её влаÑÑ‚ÑŒ.


      СпуÑÑ‚Ñ Ð½ÐµÑколько мгновений Ðемели разрешила открыть глаза, и Ðрчи вновь вÑкинул руку, Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ ÑтупенÑм команду ÑпуÑтитьÑÑ. Громкий треÑк — и их леÑтница пришла в движение, плавно Ð¾Ñ‚Ð²Ð¾Ð´Ñ Ð´ÐµÑ‚ÐµÐ¹ вниз, в тёмный переулок, лишённый вÑÑких фонарей. Ðоты оркеÑтра тонули в темноте, и мир погружалÑÑ Ð² тишину.

      Ðа углу улицы ÑтоÑло небольшое здание без каких либо вывеÑок или опознавательных знаков. ДеревÑнное, Ñ Ñ‚Ñ€ÐµÑƒÐ³Ð¾Ð»ÑŒÐ½Ð¾Ð¹ крышей и широкой амбарной дверью, оно походило на какой-нибудь Ñтарый Ñарай.

      Ðичего не говорÑ, Ðемели подошла к воротам и поÑтучала трижды. Скрип — и Ð½ÐµÐ±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ°Ñ Ð´Ð¾Ñ‰ÐµÑ‡ÐºÐ° на входе отъехала, в ней показалаÑÑŒ пара Ñрких зелёных глаз. СпуÑÑ‚Ñ ÐµÑ‰Ñ‘ мгновение, врата открылиÑÑŒ, и детей обдало волной тёплого воздуха, разбавленного ароматами карамели, Ñмешанной Ñ ÐºÐ¾Ð²Ñ‹Ð»Ñ‘Ð¼ и терпким, Ñ‚Ñжёлым табаком.

      Когда туман раÑÑеÑлÑÑ, дети увидели проÑторный зал, укрытый пеленой туÑклого жёлтого Ñвета множеÑтва Ñвеч, что виÑели под потолком, и разбавленный лёгкими нотами джаза и неровным Ñтроем клавишных Ñтрун.

      С кипами Ñена вдоль Ñтен и Ñтойкой в отдалении, оÑтальную чаÑÑ‚ÑŒ зала ÑоÑтавлÑли наÑкоро Ñбитые деревÑнные Ñтолики и едва ли ни разваливающиеÑÑ Ñ‚Ð°Ð±ÑƒÑ€ÐµÑ‚Ñ‹.

      В помещении были дети, человек пÑÑ‚ÑŒ-шеÑÑ‚ÑŒ, вÑе — на выÑоких ÑтульÑÑ… у бара.

      К новоприбывшим вышло приземиÑтое ÑущеÑтво: крыÑа в оранжевой рубашке, Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ð¼, в заплатках, ноÑом, в круглых чёрных очках и трубкой в зубах, она принÑлаÑÑŒ пытливо оÑматривать и обнюхивать поÑетителей.

— Он Ñо мной, Ротти, — кивнула Ðемели в Ñторону мальчика.
— Чо вырÑдилÑÑ? — хмыкнула крыÑа, приÑтально ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° Ðрчи. — Кем будешь, как Ð¸Ð¼Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ?
— Граф Ðрчибальд фон КроннÑÑ‚, — вÑкинув голову, предÑтавилÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚, положив руку на ÑÑ„ÐµÑ Ð¼ÐµÑ‡Ð°, ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ ÐºÑ€Ð°ÐµÐ¼ глаза на ÑущеÑтво перед Ñобой.
— Извините, что не при параде, — раÑÑыпалаÑÑŒ Ротти в поклонах, — и добро пожаловать в Клоаку, мой дорогой граф! — добавила она, Ð¿Ð°Ð´Ð°Ñ Ð½Ð¸Ñ†, ни разу не ÑÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñдовитые ноты Ñарказма. 

— ЗаморÑкое пойло, — махнула она лапой в Ñторону Ñтойки, — прекраÑÐ½Ð°Ñ Ð¿ÑƒÐ±Ð»Ð¸ÐºÐ°, — кивнула она на двоих ребÑÑ‚ за кружками пива в дальнем углу помещениÑ, — и лучшие музыканты Карпы, — указала она на трухлÑвое фортепиано и Ñедого мальчика Ñ Ð´Ñ€Ð¾Ð¶Ð°Ñ‰Ð¸Ð¼Ð¸ ладонÑми, что Ñидел за ним, — здеÑÑŒ вÑÑ‘ Ð´Ð»Ñ Ð²Ð°Ñ, — хрипло раÑÑмеÑлаÑÑŒ она, вновь ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð¼Ð°Ð»ÑŒÑ‡Ð¸ÐºÑƒ в глаза.

      За Ñпинами детей поÑлышалÑÑ ÑˆÐ¾Ñ€Ð¾Ñ…. Ðрчи почувÑтвовал, как кто-то коÑнулÑÑ ÐµÐ³Ð¾ плеча. ОглÑнувшиÑÑŒ, он увидел тень Ñ Ð±Ð»ÐµÐ´Ð½Ð¾Ð¹ маÑкой вмеÑто лица.

— У Ð½Ð°Ñ Ð½ÐµÑ‚ графов, еÑÑ‚ÑŒ только дети и маÑтера, — донёÑÑÑ Ð±Ð°Ñ€Ñ…Ð°Ñ‚Ð½Ñ‹Ð¹ женÑкий голоÑ. — Так кто же вы?

      Мальчик отпрÑнул, выбежал в центр комнаты, опуÑтил руку на ÑÑ„ÐµÑ Ð¼ÐµÑ‡Ð°. Ðемели замерла, Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð·Ð° другом.

      Свечи под потолком вÑпыхнули, музыка Ñникла, и тьма потÑнулаÑÑŒ вдоль Ñтен, окраÑила пол под ногами ребёнка в чёрный.

      Ðрчи закуÑил губу, ÑƒÐ½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð¾Ð¶ÑŒ в коленÑÑ…, радуÑÑÑŒ тому, что ног не видно под полами плаща, а лицо Ñкрыто длинными прÑдÑми волоÑ. Ðе при Ðемели. Она не должна знать, наÑколько он Ñлабый. Ðе должна.

      Дети у Ñтойки повернулиÑÑŒ к мальчику, Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð·Ð° тенью, что подÑтупала к нему.

      Мгновение, треÑк — и подле ребёнка воÑÑтала ледÑÐ½Ð°Ñ Ñтена. Следующий миг — и множеÑтво шипов разлетелоÑÑŒ в разные Ñтороны. Ð’Ñпышка, алый блеÑк — и вÑÑ‘ объÑто огнём, а в Ñердце Ñтены пламени Ñидит мальчик в чёрной форме. Сжав кулаки, ÑтиÑнув зубы, он не дрожит. ЗажмурившиÑÑŒ, Ðрчи ждал, ÑилилÑÑ ÑƒÐ½ÑÑ‚ÑŒ внезапно обуÑвший его приÑтуп гнева.

      Ðизкий тихий Ñмех.

      ПоднÑв глаза, мальчик увидел девушку в длинном чёрном платье. Её лицо было по-прежнему Ñкрыто маÑкой, а из-под рукавов её одежд Ñ‚ÑнулиÑÑŒ Ñтруны мрака.

— Ð Ñ‚Ñ‹ хорош, — произнеÑла незнакомка, протÑнув руку. — Таолока, маÑтерица теней. ЕÑли ребёнок не боитÑÑ Ð¼ÐµÐ½Ñ, он доÑтоин Ñтать одним из наÑ.
— Ркто вы?
— Ðепризнанные маÑтера, — ответила Таолока. — Я бы вÑÑ‘ равно не навредила тебе. Друг Ðеми наш друг, верно?
— Ты холоден, йара.

      Ðизкий Ð±Ð°Ñ Ð²Ñ‹Ð²ÐµÐ» Ðрчи из оцепенениÑ.

      От группы детей у Ñтойки отделилÑÑ Ð¿Ð°Ñ€ÐµÐ½ÑŒ, похожий на ходÑчий пивной бочонок. С чёрной гривой и гуÑтой бородой, в лёгкой жилетке и проÑÑ‚Ñ‹Ñ… брюках, он широко улыбалÑÑ, и в его карих глазах плÑÑали веÑёлые огни.

— Тадеуш, маÑтер Ñвета, — Ñнова пробаÑил он. — Делаю Ñвечи, неÑу тепло, разжигаю Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ð² душе, выбирай, что ближе, йара.

      ОÑтальные трое, равно как и пианиÑÑ‚ у Ñтены, не проÑвили оÑобого интереÑа к новоприбывшему: ÑкладывалоÑÑŒ впечатление, что Ð´Ð»Ñ Ð½Ð¸Ñ… подобное было обычным делом.

Ðрчи невольно улыбнулÑÑ, принÑл помощь Тадеуша. Ð’Ñтав на ноги, он отрÑхнулÑÑ, выпрÑмилÑÑ, Ð²Ð¾Ð·Ð²Ñ€Ð°Ñ‰Ð°Ñ Ð¾Ñтатки гордоÑти, ища глазами Ðемели. Та вÑÑ‘ так же ÑтоÑла у входа, Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð·Ð° ним. УбедившиÑÑŒ, что Ñ ÐµÑ‘ новым другом вÑÑ‘ хорошо, она улыбнулаÑÑŒ, подошла к нему. 

— ЛюбуйÑÑ Ñ‚ÐµÐ¼Ð¸ шрамами, которые заработал в бою.

      С Ñтими Ñловами она одарила его поцелуем в щёку и, мотнув головой, направилаÑÑŒ к барной Ñтойке.

— Клоака — меÑто Ð´Ð»Ñ ÑƒÐ¼Ð½Ñ‹Ñ…, а не Ð´Ð»Ñ Ñмелых, — кивнула маÑтерица теней.
Стоило ей Ñто Ñказать, как вдруг Ñвет погаÑ, и вÑе уÑлышали звонкий детÑкий голоÑ.

— ОбъÑвлÑем начало иÑпытаний! Ðа ÑтроительÑтво башни из Ñлоновой коÑти требуютÑÑ Ñкульпторы, архитекторы, маÑтера полёта и малÑры. Желающие принÑÑ‚ÑŒ учаÑтие — отзовитеÑÑŒ.
      Сам того не оÑознаваÑ, Ðрчи вÑкинул руку, оÑтальные дети, когда привычное жёлтое мерцание вернулоÑÑŒ, вÑтретили Ñтот жеÑÑ‚ одобрением.

— Иди, — кивнул Тадеуш, — тебе там понравитÑÑ, йара.

Таолока лишь цокнула Ñзыком, покачала головой, Ñложив руки на груди.

— До Ñкорого, — пиÑкнула Ротти за барной Ñтойкой.

      Стоило ей махнуть Ñвоим длинным хвоÑтом, как в центре залы поÑвилаÑÑŒ ÑиÑÑŽÑ‰Ð°Ñ Ð°Ñ€ÐºÐ°, а за ней — Ñветлый парк, в Ñердце которого выÑилаÑÑŒ невообразимых размеров башнÑ.

      ВÑÑ‘ ещё не Ð¿Ð¾Ð¼Ð½Ñ ÑебÑ, Ðрчи Ñтупил за грань ворот — и в глаза мальчика ударил тёплый, но Ñркий Ñвет.

      Верхушка башни ÑкрывалаÑÑŒ за облаками. Ð¡Ñ‚Ð¾Ñ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ, на земле, Ðрчи только и мог, что задрать голову и открыть рот от удивлениÑ. Идеально-белаÑ, её Ñтены блеÑтели в лучах Ñркого полуденного Ñолнца.

— И мне её Ñтроить?.. — выдохнул ребёнок в изумлении, по-прежнему Ð¿Ñ€Ð¸Ð±Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð² ÑмÑтении.
— Да, — кивнула Ðемели. — Ðу, Ñ Ð¿Ð¾ÑˆÐ»Ð°. ПрелеÑÑ‚ÑŒ быть маÑтером ещё и в том, что Ñ‚Ñ‹ можешь отказатьÑÑ Ð¾Ñ‚ учаÑÑ‚Ð¸Ñ Ð² Ñтой Ñтройке. Ты не маÑтер, и возможноÑти отказатьÑÑ Ñƒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ было.

      ПовÑюду ходили дети, Ñамые разные, и вÑе очень занÑтые. С телегами и ломами, на крыльÑÑ… или в вагонетках, они ходили вокруг да около, Ñмотрели, примерÑлиÑÑŒ, думали, что можно добавить к Ñтой и без того идеальной конÑтрукции.

— Её ÑтроÑÑ‚ Ñтолько, Ñколько ÑущеÑтвует Карпа, — заметила Ðемели.
— О, привет, не ожидала, что Ñ‚Ñ‹ так быÑтро оÑвоишьÑÑ.
      ОбернувшиÑÑŒ, Ðрчи увидел Ñвою вчерашнюю знакомую. Во вÑÑ‘ тех же проÑÑ‚Ñ‹Ñ… джинÑах и лёгкой футболке, Ñ Ð²Ð¾Ð»Ð¾Ñами до плеч и Ñркими огоньками в глазах, Тохра лучилаÑÑŒ улыбкой.

— Рты разве…
— Рашму Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð¼ÐµÐ½Ð¸Ð», Ñ Ð¾Ñ‚Ð³ÑƒÐ» взÑла. Ртут и иÑпытание объÑвили. Решила пройтиÑÑŒ, поÑмотреть, как тут что.
— Ты тоже что-то Ñтроила? Эй, Ñ‚Ñ‹ куда?
Ðрчи вÑкинул руку, видÑ, как Ðемели, развернувшиÑÑŒ, пошла к воротам у Ñтройплощадки.

— Я вернуÑÑŒ за тобой позже, — лучаÑÑŒ улыбкой, Ñказала она.

      С Ñтими Ñловами она поÑлала ему воздушный поцелуй, а поÑле, щёлкнув пальцами, раÑтворилаÑÑŒ в охватившем её ÑгуÑтке дыма.

      Тохра, Ð²Ð¸Ð´Ñ Ð³Ñ€ÑƒÑÑ‚ÑŒ друга, похлопала его по плечу.

— Она вернётÑÑ, вот увидишь. ОÑмотриÑÑŒ-оÑвойÑÑ Ð¿Ð¾ÐºÐ°, здеÑÑŒ каждый может найти Ñвоё меÑто. КÑтати, видишь во-о-о-н те окна, которые такие большие, и Ñ ÐºÐ¾ÑˆÐ°Ñ‡ÑŒÐ¸Ð¼Ð¸ головами вдоль рам? ÐœÐ¾Ñ Ñ€Ð°Ð±Ð¾Ñ‚Ð°, — почти Ñ Ð³Ð¾Ñ€Ð´Ð¾Ñтью заметила гид. — ЗаглÑнешь туда — увидишь вÑÑ‘, что пожелаешь. Это моим первым талантом было, до того, как Ñ Ñтала гидом.

— Ркогда Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ начать?
— Да хоть и ÑейчаÑ. Видишь, вот тот парень Ñтатую гаргульи к дверÑм башни Ñ‚Ñнет, напротив второй такой же поÑтавит, Ñкорее вÑего. Или вот Ñта, да, правильно, в Ñарафане в горошек, да, рукой взмахнула — и по обе Ñтороны Ñерого входа теперь Ñ‚ÑнетÑÑ Ð²Ð¸Ð½Ð¾Ð³Ñ€Ð°Ð´Ð½Ñ‹Ð¹ плющ. Каждый вноÑит Ñвою лепту, попробуй и Ñ‚Ñ‹.

— Ð Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ забратьÑÑ Ð½Ð° Ñамый верх?

Ð’ ответ на Ñто Тохра улыбнулаÑÑŒ, покачала головой.

— РиÑкни.

      ЗажмурившиÑÑŒ, Ñжав кулаки, Ðрчи как мог изобразил в Ñвоём воображении Ñту башню. Идеально-прÑмаÑ, Ñловно пик, она воÑходила Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸ до Ñамых Ð½ÐµÐ±ÐµÑ â€” и вот, Ñквозь треÑк и блики Ñвета, Ñтупень за Ñтупенью оплетает её, воплощаÑÑÑŒ в такую же грандиозную леÑтницу.

      ОÑознав, что вÑе вокруг затихли, мальчик открыл глаза и ахнул: вÑе дети замерли, наблюдаÑ, как из воздуха вдоль башни дейÑтвительно потÑнулаÑÑŒ череда ледÑных прозрачных Ñтупеней.

— Это Ñ?.. — прошептал ребёнок, не Ð²ÐµÑ€Ñ Ñвоим глазам, наблюдаÑ, как вÑÑ‘ новые и новые Ñтупени поÑвлÑлиÑÑŒ вкруг башни, ÑƒÑ…Ð¾Ð´Ñ Ð¸ ÑƒÑ…Ð¾Ð´Ñ Ð²Ð²Ñ‹ÑÑŒ, в Ñамые дали.

— РлеÑа можешь Ñоздать? Чалми Ñтал маÑтером, и теперь не приходит на Ñтройку.

      ПроÑÑщим оказалÑÑ Ñ‰ÑƒÐ¿Ð»Ñ‹Ð¹ мальчик в оранжевой робе. С длинными руÑыми волоÑами и округлым лицом, он улыбалÑÑ Ñвоему новому знакомому.

— Да, а чем тебе помочь?
— Видишь? — он махнул рукой на тележку за Ñвоей Ñпиной. Ð’ ней хранилиÑÑŒ маленькие глинÑные изваÑÐ½Ð¸Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð½Ñ‹Ñ… змей, птиц и Ñобак. СовÑем небольшие, они напоминали фигурки в магазине игрушек, которые Ðрчи был бы рад купить Ñебе, но отец не разрешал, как обычно, ÑÐµÑ‚ÑƒÑ Ð½Ð° нехватку денег.

— Я их хочу на окно третьего Ñтажа поÑтавить, которое как раз в направлении Замка Императрицы Ñмотрит. У Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ мыÑль Ñделать небольшой Ñадик Ð´Ð»Ñ Ð½Ð¸Ñ…, балкон там уже Ñделали.

— Да, без проблем, только Ñкажи, где Ñто.

— РазвлекайÑÑ, — улыбнулаÑÑŒ Тохра. — Иди, иди Ñюда.

      С Ñтими Ñловами она обнÑла Ðрчи, легко коÑнулаÑÑŒ губами его лба, а поÑле, кивнув, попрощалаÑÑŒ Ñ Ð½Ð¸Ð¼ и раÑтворилаÑÑŒ в облаке дыма так же, как Ñто Ñделала Ðемели.

“Ðаверное, вÑе маÑтера так умеютâ€, — подумал мальчик, Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð·Ð° её иÑчезновением.
— Тохра клаÑÑнаÑ, она и Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ñтречала, — заметил его новый знакомый. — Ðмади, — предÑтавилÑÑ Ð¾Ð½, протÑнув руку.

— Ðрчибальд, — кивнул ребёнок, Ð¿Ð¾Ð¶Ð¸Ð¼Ð°Ñ ÐµÑ‘.
— Рты откуда?
— Тайный город, — гордо вÑкинув голову, ответил мальчик.

      Ðмади выдохнул, Ð²Ñ‹ÐºÐ°Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ðµ.
— Ты Ñмог ужитьÑÑ Ñ Ðей?
— Да, а что такого? — иÑкренне недоумеваÑ, ÑпроÑил Ðрчи.
— Ðу, Ñто кое-что объÑÑнÑет, — уклончиво ответил его новый друг, ÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° огромную ледÑную винтовую леÑтницу. — Так как, поможешь?
— Без проблем, — Ñказал мальчик и хлопнул в ладоши.

      Стоило ему Ñто Ñделать, как из земли вытÑнулиÑÑŒ новые Ñтупени. Две покатые полоÑÑ‹ и леÑтница между ними, чтоб можно было везти груз.

— Рзачем ты хлопаешь в ладоши?
— Ðу… — протÑнул Ðрчи, — в книгах волшебники вÑегда дополнÑÑŽÑ‚ Ñвои чары жеÑтами. Это выглÑдит круто, — гордо улыбнулÑÑ Ð¾Ð½.
— Ты крутой, — ÑоглаÑилÑÑ Ðмади.
— Ð Ñ‚Ñ‹ что умеешь? Твои вÑе? — кивнул на тележку Ñо ÑтатуÑтками. — Можно поÑмотреть? — ÑпроÑил он, направившиÑÑŒ к ней.
— Да, можешь даже взÑÑ‚ÑŒ парочку, у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð»Ð¸ÑˆÐ½Ð¸Ðµ еÑÑ‚ÑŒ. Выбирай любые.
— Любые? — глаза Ðрчи загорелиÑÑŒ.

      Столько вÑего тут было! Из глины и гипÑа, Ñеребра и бронзы, каменные и ÑтеклÑнные, много-много маленьких фигурок Ñамых разных зверей. Ð¡Ð¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° них, мальчик замер, даже не знаÑ, что и думать.

— Я их Ñам Ñделал. Руками, — улыбнулÑÑ Ðмади. — Ðикакой магии, чиÑтое волшебное ремеÑло.
— Ð Ñ‚Ñ‹ долго училÑÑ?
— Ð’ÑÑŽ жизнь, — ответил мальчик. — Я у Карпы беÑÑÐ¼ÐµÑ€Ñ‚Ð¸Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñил. — Чем дольше живёшь, тем больше умеешь. Мне нравитÑÑ Ñ‚Ð¾, что Ñ Ð´ÐµÐ»Ð°ÑŽ.

— Здорово, — прошептал Ðрчи. — Я могу взÑÑ‚ÑŒ Ñту птицу? — ÑпроÑил он, ÑƒÐºÐ°Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° ворона из чёрного металла. Ðебольшой и блеÑÑ‚Ñщий, Ñ ÐºÐ°Ð¼ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼ оперением и Ñапфирами вмеÑто глаз, он манил к Ñебе, и ребёнок едва Ñдерживал Ð¶ÐµÐ»Ð°Ð½Ð¸Ñ ÐºÐ¾ÑнутьÑÑ Ñтатуи.

— Да, бери, — улыбнулÑÑ Ðмади, взÑв Ñтатуетку и почти торжеÑтвенно отдал её товарищу. — Теперь он твой. Можешь дать ему любое имÑ.
— Шварци, — выдохнул мальчик, вÑÑ‘ ещё разглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñтатую. — Чёрненький, — поÑÑнил он, Ð²Ð¸Ð´Ñ Ð½ÐµÐ¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ð½Ð¸Ðµ в глазах знакомого. 


— Рчто за Ñзык?
— Ðемецкий, Ñ Ð¸Ð· ГДР, Ñ‚Ñ‹ там не был.
— Ðе, Ñ Ð¸Ð· Йоркшира, у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð°Ð¿Ð° был ремеÑленником.
— Рмой папа на заводе работает, — груÑтно заметил Ðрчи. — И пьёт поÑтоÑнно.
— Мой тоже пил, понимаю тебÑ. Папы везде одинаковые, наверное. Идём?

      Ðрчи Ñтроил леÑтницы, Ðмади украшал окна, дети таÑкали Ñтатуи и краÑили в башню в белое. Ленточки в воздухе, шарики в небе, веÑÑ‘Ð»Ð°Ñ Ð¼ÑƒÐ·Ñ‹ÐºÐ° и много Ñмеха — за вÑеми Ñтими занÑтиÑми ребёнок утратил Ñчёт времени. Уже и думать забыл и о Клоаке маÑтеров, и об иÑкуÑÑтвенных шрамах, и вообще — ему нравилоÑÑŒ здеÑÑŒ, он был ÑчаÑтлив. Ðаконец за Ñтолько времени он чувÑтвовал ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ñ‡Ð°Ñтным к чему-то великому, к чему-то большому и грандиозному. Он — не изгой, его помощь нужна другим. Ð‘Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ñ Ð½ÐµÐ¼Ñƒ дети могут пешком добиратьÑÑ Ð´Ð¾ верхних Ñтажей башни, не Ð¿Ñ€Ð¸Ð±ÐµÐ³Ð°Ñ Ðº громоздким воздушным шарам и не менÑÑ Ñвои таланты на те, которые позволÑÑŽÑ‚ летать. Это было здорово.

Ð¡Ð¸Ð´Ñ Ð² тени аллеи на Ñкамейке и Ð±Ð¾Ð»Ñ‚Ð°Ñ Ñ Ðмади, Ðрчи дёрнулÑÑ, увидев знакомую девичью фигуру. Ð’ длинном зелёном платье и лиловыми волоÑами, подвÑзанными в коÑу, к детÑм приближалаÑÑŒ Ðемели Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð·Ð¸Ð½ÐºÐ¾Ð¹ ÑладоÑтей.

— Я уже думала, что потерÑÑŽ тебÑ, — раÑÑмеÑлаÑÑŒ она вмеÑто приветÑтвиÑ. — ЗдравÑтвуй, Ðми, как Ñ‚Ñ‹?

Ðмади коротко кивнул.

— Ð’ÑÑ‘ хорошо, Ðеми, ÑпаÑибо. Я пойду, Ñ‚Ñ‹ не против?
— Как знаешь, — пожала плечами девочка, немного погруÑтнев.
— Что не так? — ÑпроÑил Ðрчи, Ñклонив голову на бок.
— Ð”Ð¾Ð»Ð³Ð°Ñ Ð¸ÑториÑ, — коротко ответил Ðмади, а поÑле — пожал руку друга и быÑтрым шагом заÑпешил в Ñторону оÑтальных детей у башни.

      Ðемели опуÑтилаÑÑŒ на Ñкамейку Ñ€Ñдом Ñ Ð¼Ð°Ð»ÑŒÑ‡Ð¸ÐºÐ¾Ð¼, коÑнулаÑÑŒ его ладони, одарила тёплым взглÑдом.
— Ðе уÑтал?
— Ðемного, — призналÑÑ Ñ€ÐµÐ±Ñ‘Ð½Ð¾Ðº. — Ð Ñколько длитÑÑ Ð¸Ñпытание?
— Раз в день до поÑледнего желающего. Пойдём домой, или Ñ‚Ñ‹ ещё хочешь?

      Ðрчи поÑмотрел на Ñвои руки. Они болели, как и плечи: Ñлишком много жеÑтов, Ñлишком много вÑего. Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð´ÐµÐ¹Ñтвительно хотелоÑÑŒ поÑидеть, отдохнуть.

— Ты можешь прийти Ñюда и завтра, — заметила Ðемели.
— Да, ты права. 

      РÑдом Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ открылоÑÑŒ окно Ñ Ð²Ð¸Ð´Ð¾Ð¼ на оÑобнÑк под вечерним небом — дом Ðемели. Оттуда веÑло теплом, уютом, горÑчим чаем и приÑтной музыкой — что ни говорить, а девочка Ñвно знала, чем заинтереÑовать Ñвоего друга.

— От такого быÑтрого Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¼ÐµÑ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð² глазах Ñ€Ñбит, — уÑмехнулÑÑ Ðрчи.
— Пешком Ñто кучу кварталов, — отмахнулаÑÑŒ Ðемели. — Так правда быÑтрее, привыкнешь Ñо временем.
— Это как такÑи, только лучше, — заметил мальчик, ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° Ñвой новый дом, тонущий в ночной тиши.

      ВмеÑто ответа Ðемели щёлкнула пальцами, и мир утонул во мраке.
Мотнув головой, Ðрчи обнаружил ÑÐµÐ±Ñ ÑтоÑщим на балконе. Сложив руки на подоконник, он ÑтоÑл у окна дома Ðемели и Ñмотрел в ночь. 

      Как обычно — он уже уÑпел к Ñтому привыкнуть, и вÑÑ‘ равно удивлÑлÑÑ, — играла музыка, на Ñтот раз — мерные переборы фортепиано, похожие на те, что звучали ещё вчера, когда он только прибыл в Карпу.

      За окном раÑкинулаÑÑŒ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ°Ñ Ð¿ÑƒÑÑ‚Ð°Ñ Ð¿Ð»Ð¾Ñ‰Ð°Ð´ÑŒ Ñ Ð¿Ð¾Ð¼ÐµÑтьем в неÑколько Ñтажей и выÑокой башней, уходÑщей купольным пиком в небо. Чуть вправо за оÑобнÑком медленно крутилоÑÑŒ Ñтарое колеÑо обозрениÑ, какое было и в его родном городе.

      “Однажды Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð²Ñ‹ÐºÐ½Ñƒ к Ñтому, — покачав головой, мыÑленно выдохнул онâ€.
      ВÑего миг назад он Ñидел на Ñкамейке в парке — а теперь тут. Как и до Ñтого, они Ñ Ðемели пришли в тот Ñтранный бар, где он едва ли хотел оказатьÑÑ Ñнова, а поÑле — попал на площадь. Очень, очень Ñтранное и большое меÑто, Ñта Карпа. Прав был Ðмади, заметив, что беÑÑмертие — Ñамое ценное, что может быть в мире, котором доÑтупно вÑÑ‘.

— Как ты?

      Звонкий Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ðемели нарушил общую вновь воцарившуюÑÑ Ð³Ð°Ñ€Ð¼Ð¾Ð½Ð¸ÑŽ. Девочка ÑтоÑла в дверÑÑ…, не Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ…Ð¾Ð´Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°, держала в руках две чашки чаÑ. Корзинка Ñ ÐºÐ¾Ð½Ñ„ÐµÑ‚Ð°Ð¼Ð¸ виÑела у неё на локте. Ð’ лёгком зелёном халате, что мерцал в Ñвете звёзд, она чуть Ñклонила голову на бок, так что её лиловые прÑди чаÑтично Ñкрывали лицо, отбивали Ñобой блики луны, переливаÑÑÑŒ в полуночном Ñвете.

      Ðрчи повернулÑÑ Ðº Ñвоей подруге, поÑпешил к ней, взÑл одну из чашек, подал руку, Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ð³Ð°Ñ Ðемели войти.

      Дети Ñидели за Ñтолом и пили тёплый медовый чай, а за окном ÑиÑли лазурные ночные небеÑа, менÑÑ Ñвои оттенки в тон Ñпокойной, нежной музыке, что пронизала Ñвоими незримыми нитÑми воздух вокруг.

Â Â Â Â Â Â Ð”ÐµÐ»Ð°Ñ Ð³Ð»Ð¾Ñ‚Ð¾Ðº за глотком, мальчик Ñмотрел на Ñвою новую подругу. Ðекогда бледнаÑ, теперь её щёки укрылиÑÑŒ лёгким румÑнцем, а на губах играла Ð´Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ°. ВзглÑд её голубых глаз, разбавленный тонами тьмы, лучилÑÑ Ð½ÐµÐ¶Ð½Ð¾Ñтью, и Ðрчи видел Ñвоё ÑобÑтвенное отражение в них. Робкий и вÑÑ‘ ещё Ñмущённый, он то Ñмотрел на неё украдкой, то опуÑкал взглÑд. Вздрогнул, ощутив, как она легонько коÑнулаÑÑŒ его кончиками пальцев Ñтопы, поджал колени, вжимаÑÑÑŒ в креÑло.

      Ðемели тихо заÑмеÑлаÑÑŒ, ÐºÐ°Ñ‡Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹.
— Тебе нравитÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ?
      ВмеÑто ответа ребёнок кивнул.
— Это значительно лучше, чем дома. И никто не знает, где Ñ.
      Ðемели вздохнула.
— СчаÑтливый Ñ‚Ñ‹, наверное.
— РвÑÑ‘-таки, — ÑпроÑил ребёнок, — почему твои дома, по крайней мере Ñтот, такой большой и такой пуÑтой? И Ðмади так быÑтро убежал, и в том баре маÑтеров — ну, Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ», как на Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÐºÐ¾ÑилиÑÑŒ, хоть там и вÑе Ñтранные.
— Ты же видел дым в Ñпальне, правда?
— Да, Ñто те Ñамые Ñигареты, которые курил мой дедушка, пока раÑÑказывал мне Ñказки.
— Вот! — воÑкликнула девочка, — а оÑтальные дети терпеть его не могут. И в коридоре тоже, Ñ‚Ñ‹ же видел картины, правда? Я нахожу их прекраÑными, а оÑтальные — только поÑмотрÑÑ‚ на них, и убежать хотÑÑ‚. Ð Ñ‚Ñ‹ вообще абÑолютно вÑÑ‘ Ñпокойно воÑпринимаешь. И даже ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ â€” Ñмотришь в окно, и Ñам риÑуешь то, что хочешь видеть, и мой дом ÑоглашаетÑÑ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹.

— Мне нравитÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ, — пожал плечами Ðрчи, ÑилÑÑÑŒ унÑÑ‚ÑŒ дрожь, ÑтараÑÑÑŒ не Ñмотреть на Ñвою подругу. — Он правда напоминает мне о детÑтве.
— Ðу вот, здорово же! — улыбнулаÑÑŒ девочка. — Рещё, — Ñ Ñтими Ñловами она вÑтала и подошла к окну, широко раÑпахнула занавеÑки, — глÑди!

      Мальчик поÑледовал за ней — и закрыл лицо руками, ÑилÑÑÑŒ укрытьÑÑ Ð¾Ñ‚ мощного потока ветра.

      Оба ребёнка замерли. Завороженные, они наблюдали, как на город опуÑкаетÑÑ Ñизый туман. Музыка Ñникла, Ð¿Ð¾Ð³Ñ€ÑƒÐ¶Ð°Ñ Ð¼Ð¸Ñ€ в тишину. Стоило дыму раÑÑеÑÑ‚ÑŒÑÑ, как поднÑлÑÑ Ñильный ветер, и взглÑду детей открылаÑÑŒ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ð°Ñ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ´Ð° надгробий. Одна за другой, на опуÑтевшей площади поÑвлÑлиÑÑŒ гробницы, и ÑовÑем Ñкоро из окна можно было раÑÑмотреть целое кладбище. Фамильные Ñклепы и небольшие уÑыпальницы, обелиÑки и маленькие оградки Ð´Ð»Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ‹Ñ… могил — объÑтые лёгкой Ñизой дымкой, они ÑиÑли в навиÑших Ñумерках, и Ñвет луны озарÑл их холодной лазурью.

      Ðрчи Ñмотрел на раÑкинувшееÑÑ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ ним мёртвое поле и улыбалÑÑ. Точь-в-точь такое же изображение было на обложке книги, которую он так и не Ñмог купить, а теперь — вот он, могильник, Ñкованный вечной ночью.

— Ты в порÑдке? — прошептала Ðемели. Ð’ её голоÑе ощущалоÑÑŒ волнение. Украдкой, она Ñмотрела на мальчика, ÑтоÑвшего Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹,  то и дело поглÑдывала в окно.
— Полном, — выдохнул мальчик.

      Хлопнув в ладоши, он раÑправил плечи и Ñделал глубокий вдох: ребёнок знал, что хочет видеть здеÑÑŒ и ÑейчаÑ. ОÑознаваÑ, что он может менÑÑ‚ÑŒ вÑÑ‘ вокруг, и мир, в который он попал, ему подвлаÑтен, мальчик хотел веÑельÑ. Того, какое не было доÑтупно ему дома.       

Того, о чём он вÑегда мечтал.

      УлыбнувшиÑÑŒ, он взмахнул рукой, и вдоль площади прокатилÑÑ Ð¾Ð³Ð»ÑƒÑˆÐ¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ñ‹Ð¹ рёв. Рокот камней и пыль Ñтолбом, Ñерый дым, Ñкрежет и рёв — один за другим из земли поднималиÑÑŒ тела. Хилые и в лохмотьÑÑ…, блеклые и полуголые, мертвецы покидали Ñвои гробницы, Ð²Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð·Ð¾Ð²Ñƒ их владыки.

      Облачённый в длинный плащ офицера СС, подÑтавив лицо Ñеверным ветрам, Ðрчибальд Ñделал новый взмах — и уÑопшие отвечали ему. Утробным воем, задрав головы вверх, они Ñ‚ÑнулиÑÑŒ к Ñвоему хозÑину. Укрытые чёрными пÑтнами, Ñ Ð»Ð¸Ñ†Ð°Ð¼Ð¸, чаÑтично лишёнными кожи, они Ñ‚Ñнули к нему Ñвои руки, и глаза их ÑиÑли пурпурными огнÑми.

      Снова треÑк — и из окна вытÑнулаÑÑŒ ледÑÐ½Ð°Ñ Ñ‚Ñ€Ð¾Ð¿Ð°, а за ней — Ð½ÐµÐ±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ°Ñ Ñцена, как раз над Ñердцем кладбища.

      Мотнув головой, Ðрчи вÑтал на дорогу крепкого льда. Он шёл над землёй уÑопших, и покойники взывали к нему.

      ЗавороженнаÑ, Ðемели забыла, что проиÑходÑщее вокруг Ñуть не более, чем мираж. ИÑпугавшиÑÑŒ, она дёрнулаÑÑŒ в Ñторону Ñвоего друга, окликнула его, но ветер заглушил её Ñлова. Мальчик не Ñлышал её, в его Ñознании ÑтруилиÑÑŒ звуки Ñкрипки.

      С Сабиной он гулÑл по вечернему парку и читал Ñтихи, а та оÑтавила его из-за ÑлабоÑти. ЗдеÑÑŒ же он может вÑÑ‘, и Ðемели его видит. Он знал, что она Ñмотрит, волнуетÑÑ, беÑпокоитÑÑ, зовёт его — и пуÑÑ‚ÑŒ. Что может быть лучшим доказательÑтвом Ñилы, как не Ñта Ð°Ñ€Ð¼Ð¸Ñ Ð¼Ñ‘Ñ€Ñ‚Ð²Ñ‹Ñ…, что поднÑлаÑÑŒ от его руки? Что может быть более Ñрким предÑтавлением его чувÑтв, чем Ñта дикаÑ, Ð±ÐµÐ·ÑƒÐ¼Ð½Ð°Ñ ÑÐ¸Ð¼Ñ„Ð¾Ð½Ð¸Ñ Ñкрипок и альтов, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð·Ð²ÑƒÑ‡Ð¸Ñ‚ в его и её Ñознании?

      ВÑтав в центр Ñцены, Ðрчибальд обернулÑÑ, глÑдÑ, как Ðемели заÑтыла у окна, прижав руки к груди. Ветер трепал подолы её платьÑ, а длинные прÑди заÑтилали лицо. Ð’Ñ‹Ñ‚Ñнув руку, мальчик приглашал Ñвою подругу к Ñебе, иÑкал глазами её раÑтерÑнный взглÑд: она ÑомневалаÑÑŒ. То порывалаÑÑŒ Ñделать шаг, то отÑтранÑлаÑÑŒ. Обхватив Ñвои плечи, она ÑжалаÑÑŒ, закуÑив губу. С мгновенье колеблÑÑÑŒ, она кивнула и пошла за ним. Сжав кулаки и твёрдо ÑтупаÑ, не боÑÑÑŒ упаÑÑ‚ÑŒ, она шла к Ñвоему другу, и ÑимфониÑ, Ñ€Ð°Ð·Ð±Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñ…Ð¾Ñ€Ð¾Ð¼ мёртвых, подгонÑла её.

      Ещё миг — и ладони детей ÑплелиÑÑŒ, а Ñцена Ñтала больше. ОбнÑв подругу за талию, взÑв её руку в Ñвою, Ðрчибальд вёл вальÑ, и Ðемели Ñледовала за ним, а мертвецы — те им вторили, так же разбившиÑÑŒ на пары, пуÑкаÑÑÑŒ в плÑÑ, охваченые трелью загробного мира, чьи ноты походили на Ñ‚Ñжёлые удары капель проливного дождÑ.

      Луна налилаÑÑŒ багрÑнцем, и небеÑа вÑпыхнули алым, а дети кружилиÑÑŒ, озарённые роÑÑыпью звёзд. Ðемели жмурилаÑÑŒ, ÑтаралаÑÑŒ отвеÑти взглÑд, опуÑтив голову на плечо друга. Ðрчибальд глÑдел поверх неё, любуÑÑÑŒ балом, что развернулÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ ними.

      И над обителью маÑтерицы пуÑÑ‚Ñ‹Ñ… домов воцарилаÑÑŒ ночь, и лилиÑÑŒ загробные ноты Ñкрипки, и мёртвые плÑÑали, Ð²Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ Ñ…Ð¾Ð·Ñину, Ð´Ð°Ñ€Ñ Ñвои чары тому, кто их Ñоздал, кто верил, и кто иÑкал их. Кто выбрал волшебÑтво Ñмерти, отринув дары живых. 




Автор поста
Faramant
Создан 10-04-2019, 15:39


1 554


0

Похожие посты

Арчибальд. Стих первый
Проза

Последняя тень. Часть1
Проза

Кукла колдуна
Проза

Фэнтези-девушки
Картинки


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх