Слезы Радужного Дракона. Глава 5.1
Глава 5. Медальон.

Миримэ проснулась внезапно. Она видела во сне Хэллона и неясные тени, как на одной из картин в кабинете Вэйхольма. Она все еще сжимала медальон в руке. Девушка провела ногтем по крышке, повертела перед носом и спрятала в карман. В голове была пустота. Такая бездонная и темная ледяная пропасть, разверзнувшаяся перед ней. Такая пропасть, в которую можно падать вечно, но так никогда дна не достигнешь, ибо нет дна у отчаяния и безысходности. Раньше она верила если не в свою страну, то хотя в семью. Теперь и ее нет.
Выйдя в сырой и промозглый туман весеннего утра, она, не совсем понимая, что делает, направилась разыскивать Анарендила. Кто-то сказал, что брат стоит на страже. Солнце, прорезая лучами туманные руки, разгоняло холод. Миримэ незаметно для себя углубилась в лес, осторожно ступая по отсыревшим обломленным веткам. И по какому-то чудесному наитию вышла прямо к двум свежим холмикам земли и воткнутым в нее мечам. Там стоял человек в темном плаще. Миримэ не обратила на него внимания и запела. Она пела на древнем языке прощальную песнь, которая сыпалась обмерзлыми сухими листьями на землю, которая уносилась ветром куда-то далеко; замирая и падая вниз или взмывая вместе со скорбными словами, ее песня призывала Небесную Деву быть ласковой с теми, кто ушел из жизни не по своей воле. Она призывала Курганщиков и Вен Алире были милостивыми с теми, кто переходит через Водопад. Таков ее примерный перевод:
--Белое, белое древо тянет ветви в небо.
Черное, черное древо корни вгрызает в почву.
Синее, синее небо птицам свободу дарит.
Темно-грозное море топит ладьи и фрегаты.
Желто-зеленые скалы остры, как грани алмаза.
Снежные, снежные горы молча хранят былое.

Жизнь человека отцветает быстрее жизни деревьев.
Но тяжелее живым здесь оставаться:
Как же тебя забыть, уйти, попрощаться?
Как же нам - детям, родителям, сестрам и братьям
Больше не думать о том, что тебя больше нет?

Белое, белое древо тянет ветви в небо.
Черное, черное древо корни вгрызает в почву.
Мы отпускаем того, кого тянет в небо,
Пусть же завеса дождя нас отделяет:
Мы не забудем тебя, как птицы весен.
Когда песнь, издав свой прощальный тихий голос, затихла, Миримэ почувствовала на себе взгляд человека в плаще.
--Миримэ…
--Молчи, Анарендил, - попросила она. – Мертвые не могут быть плохими или хорошими. Они могут только быть забытыми или же вечно оставаться в памяти. Я сделала то, что должна была.
И он не стал ничего говорить, ибо знал эту простую истину.
--Я должна уйти, - спустя какое-то время сказала девушка, смотря прямо в глаза брату.
--Но…
--Если для тебя еще что-то значу для тебя, как твоя сестра, то ты должен отпустить меня. Я должна подумать о многом.
--Ты не спросишь?.. – удивленно прошептал он.
--О чем? – ветер пронзил ее своими ледяными иглами, забирая остатки тепла.
--Почему я убил Лаирасула? Почему я ничего не сделал, чтобы остановить казнь Хэллона?
--А зачем? – сухо отозвалась Миримэ.
Он, похоже, смутился, удивленный ее ответом.
--Но… ведь... Ты стала другой, Миримэ.
--А ты знал меня настоящую? – искренне удивилась она, невольно повторяя слова Хэллона. – Я сама себя не знаю. Как ты можешь знать меня?
--Я принесу твои вещи, - наконец, после долгого раздумья сказал брат. – Жди меня здесь, сестра.
***

Она ушла одна. Оставив Анарендила самому разбираться с Эзнором. Оставив Сейро и Туиреда, которым была нужна. Это было эгоистично, и прежняя Миримэ ни за что бы так не поступила. Но теперь она не чувствовала на себе ответственность за судьбы других людей. К чему ей заботиться о других, если на нее всем просто-напросто плевать?
Девушка вздохнула и стала спускаться с холма в Венире да Ард-Верда. Спуск был трудным, лямки сумки оттягивали плечи, но куда тяжелее было бремя правды, что тащила она на своей спине. Спотыкаясь, огибая корни и насыпи, она вела диалог с самой собой и невольно сжимала в руке медальон:
«Ты так все и оставишь?»
«А что? Разве в поиске твоего пути есть что-то преступное?»
«Но ты предала не только своих друзей! Ты предала свою Родину, свой народ!»
«Свой народ? Они всегда смеялись надо мной! Никому не было дела до меня!»
«А Рейз? Энора? Барон Дарейн?»
«Ха! Не надо этих глупостей! Крестьянам всегда лучше без своего господина или госпожи».
«Но ведь это не ты! Ты другая! Ты всегда была…»
«Дурой? Да, я была дурой, которая не знала, что хотела».
«И что же ты хочешь?»
«Я хочу найти место, где смогу найти себя».
«Ты идешь в Рэйгон?»
«В Рэйгон?.. Нет, не думаю. Я хочу большего. Может… к Водопаду?»
«Ты сошла с ума! Это место для Сотворяющих и мертвых! Туда нет дороги простым смертным».
«Но я не простая смертная. Я дочь колдуньи, верно? Я найду способ достучаться до Сотворяющих и спросить, за что они так меня ненавидят! Я иду на восток…»
Миримэ спустилась и побрела через степь к реке. До ближайшего моста было почти пятьдесят миль, но она вчера с вершины холма видела брод, по которому переправлялись разведчики. Его, как ни странно, никто не сторожил. Приглядываясь, как лучше перейти, девушка, щурясь от солнца, не сразу заметила человека на холме, который пристально наблюдал за ней. Когда девушка перебралась на другую сторону, он усмехнулся и, взмахнув рукой, исчез.
Она пробиралась через топкую местность, еще не успевшую высохнуть после ледохода, произошедшего, видимо, всего пару недель назад. Грязь со стойким упрямством тащила сапоги вниз и Миримэ понимала, что заходит стишком далеко в эти топи. Но опасения оказались напрасными, и девушка вскоре уже бодро шагала по увлажненной дождем земле на восток. Солнце бежало впереди нее, а горы Эохейт все медленно тащились сзади, отставая с каждым шагом. Странное приподнятое настроение не смогли огорчить даже тучи с мелким снегом, которые принесли ветра с гор и постелили над головой Миримэ плотным покрывалом. Девушка споро шагала до тех пор, пока не стала уставать. После часового отдыха она упрямо вскочила на гребень холма, высматривая путь себе. Впереди раскинулось войско Вэйлора, дымили костры, люди темными точками копошились среди пузатых шатров и палаток. Пройти рядом незаметно практически невозможно, надо искать обходной путь.
«Ну и как ты себе это представляешь?» - язвительно спросил внутренний голос.
«Буду обходить»
«Да ну? Ты скорее попадешься к ним в лапы, чем пройдешь мимо. Может, все-таки стоит вернуться?»
«Нет. Я не могу вернуться назад. Это будет и глупо и неправильно. Я буду идти только вперед».
«Кем ты себя возомнила?»
«Отстать. Не твое дело!»
Миримэ не казалось странным говорить с самой собой, тем более это больше походило на разговор с кем-то посторонним. Мысли были-то совсем не ее. Может, это что-то вроде колдовства? Или это… медальон? «Нет, вряд ли» - одернула она себя. Пока она раздумывала, рядом, выравнивая полет, кружил ворон. Миримэ он показался странно знакомым.
--Скатеро? – крикнула она, задрав голову и закрываясь ладонью от солнца.
Птица важно каркнула и, не касаясь земли, преобразилась в Повелительницу Воронов, которая мягко спрыгнула на землю.
--Привет тебе! – важно сказала она.
--Рада видеть тебя.
--А где остальные? – спросила женщина, вопросительно выгибая брови.
--Наши пути разошлись.
--Что ж, так часто бывает. Куда держишь путь?
--Пока не знаю. Просто на восток. Морган, - у Миримэ созрел план, - не могла бы ты помочь мне пробраться мимо войска Вэйлора незамеченной?
Повелительница Зверей задумалась. Потом так язвительно:
--Я не владею магией и превратить тебя в птицу не могу.
--Но, может, ты просто будешь сверху просматривать путь для меня, предупреждать об опасности?
--Кланы заключили с Вэйлором договор. Они могут свободно ходить по нашей долине, но нас при этом не должны трогать.
--А вашим старейшинам не приходило в головы, что все это еще аукнется? Что однажды Вэйлор просто объявит эту местность своей. Венире да Ард-Верда место плодородное, очень пригодное для земледелия, - Миримэ саркастически хмыкнула.
--Нет, не приходило, - спокойно ответила Морган. – Клятва Короля Ши еще что-то да значит в этом мире. Если мы не будем им доверять, то будут ли доверять нам?
Миримэ ничего не смогла ответить на это.
--Я прошу тебя как друга, Морган. Ты уже помогла мне. Помоги и в этот раз.
--Хорошо, - сказала Повелительница Зверей через какое-то время. – Я помогу тебе, только если ты дашь мне слово, что избавишься от медальона.
--Что? – не поняла Миримэ, инстинктивно сжимая медальон.
--Ты изменяешься из-за него, - сурово сказала Морган. – Нельзя так долго носить на себя непонятные магические вещи.
--Чушь! Он не имеет надо мной власти!
--Нет, имеет, - так же строго. Потом мягче: – Миримэ, он не был создан в этом мире и тебе он не по силам. Только могущественный маг может им обладать, - видя, что девушка сердито поджала губы, Морган добавила: - Ты слышала мое условие. Только так.
--Ладно! – буркнула Миримэ.- Но лишь потому, что мне очень надо в ту сторону.
Морган улыбнулась и, взмахнув рукой, повела за собой. Проводница из нее была умелая и по дороге они не встретили ни одного человека, несмотря на дозоры, расставленные Вэйлором. Единственное, о чем жалела сейчас Миримэ, так это что никогда не увидит она Лилового Змея Ши. Морган легко скользила впереди, не задавая вопросов, но все-таки казалось, что она ждет, что Миримэ начнет говорить.
Скатеро и Миримэ чудом избежали вэйлорских разведчиков, нарезая витиеватые петли по долине, прячась в кустах или за деревьями, один раз даже на дне оврага, промочив ноги. За несколько часов они обменялись всего парой ничего не значащих фраз вроде: «Погода меняется» или «День становится все длинней». Но бывшая княжна дома Лайтаурэ ломала голову над тем, а почему, собственно, Морган ей помогает? Чтобы Миримэ избавилась от медальона? Или по каким-то другим причинам. Они видятся второй раз в жизни, к тому же Морган, помогая ей, уроженке Тэрроса, нарушает соглашение между кланами и Вэйлором.
--Скатеро, - позвала она Повелительницу Воронов, осматривающую подозрительную дорогу впереди.
--У-мм? – промычала она, раздумывая над тем, как лучше: попытаться быстро перейти ее или еще немного подождать.
--Почему ты помогаешь мне?
Морган, наконец, повернулась. В темных глазах промелькнуло удивление и… еще что-то. Было в ней действительно что-то птичье: хищное, мощное, свободное, изящное.
--Потому что я так хочу. Каждый из нас, будучи верен своему клану, может делать свой выбор.
--Даже если это повредит самому клану?
--Я бы никогда не стала делать что-то, не подумав о своем народе.
Миримэ что-то кольнуло в груди. Свой народ. Два слова, которые она бы не хотела слышать. И все-таки слышала. Они такие горькие на языке, такие острые.
--А я бросила свой народ.
--Я знаю, - и ни слова упрека в ее глазах. Казалось, что пространная беседа была закончена, но она добавила: - Ты бросила меч своего отца. Почему?
--Не знаю, - честно призналась Миримэ, раздраженно убирая темные пряди с глаз и устремляя взгляд в светлое весеннее небо, такое огромное и полное чистоты. – Возможно, мне так было легче расставаться с прошлым. Возможно, так я показывала самой себе, что что-то могу сделать и не жалеть об этом. Я так запуталась и испугалась. Мне надо подумать в одиночку. Подумать обо всем, что произошло.
--Твоя решительность – острая грань глупости и легкомыслия. Твой путь – извилистая дорога сомнений и отчаяния. Ты хочешь этого?
Миримэ не нашлась что сказать на это. В который раз Морган ставила ее в тупик своими вопросами. Во имя Да Тириат! С каких это пор Миримэ лишилась красноречия?
--Надо идти, - Морган указала рукой на север. – В горах гроза. Как бы она нас не застала.
Миримэ согласно кивнула, и женщины осторожно перебрались через дорогу и спрыгнули в прошлогодние заросли папоротника начинающегося леса. Несколько секунд обе настороженно прислушивались, но все было тихо, только неясные глухие раскаты грома раздавались вдали. Шли в этот день до полной темноты, стремясь как можно больше отдалиться от дороги. Где-то рядом, заставив их вздрогнуть, громко ухнула сова. Сторожили по очереди, причем Морган, приняв облик ворона, облетела стоянку и сообщила о странных огнях на юге. При этом она почувствовала странный холодок, «пробирающий до кончиков крыльев».
--И что же это может быть? – Миримэ сворачивала одеяла, слушая рассказ Повелительницы Воронов.
--Это было очень похоже на феръяту.
--Но… их же не существует! – Миримэ никак не удавалось справиться с запутавшимися завязками на котомке.
--Еще как существуют, - усмехнулась Морган. – Только они очень редко появляются из-за Вен – Тиру.
--Как они вообще выглядят? И насколько сильны? Меня пугали ими в детстве.
--Они обычно темнокожие, с рожками над надбровными дугами. Не больше трех - четырех футов роста. Иногда имеют большие кожистые крылья. Но те, которых я встречала, были бескрылыми. Они больше похожи на маленьких детей необычной внешности, чем на монстров, которыми их изображают. Феръята – стражи Вен-Тиру. Они могущественные заклинатели стихии. Больше я ничего не могу сказать.
Миримэ спокойно поднялась с колен и потянулась, разминая затекшие ноги. Стражи Вен-Тиру? Значит…
Весь день они без происшествий шли на восток, огибая каменистый холм, на макушке которого как редкие волосы, торчали голубые ели и сосны. Во время первого привала Морган сообщила, что дальше на восток не пойдет. Миримэ понимала, что совершенно бесполезно уговаривать ее идти дальше.
--Помни, что ты мне обещала, - напоследок добавила Морган. – Избавься от него, - Миримэ вздохнула. – Они принесет тебе много бед!
--Откуда ты знаешь? – не удержалась девушка.
--Я чувствую это! Я чувствую злую силу, злую магию. Она имеет свой особый запах. Это трудно объяснить. Надо быть одним из нас, чтобы понимать. Именно это чутье и роднит нас с Семицветными Змеями Да Аноэт. Тебе повезло, что я оказалась рядом. Прощай!
--Морган, - Миримэ взглянула женщине в глаза, - спасибо тебе за все.
--За все?
--За то, что не спрашиваешь.
--Это самое простое, что я могу сделать для тебя. Я не вмешиваюсь в твои дела потому что не умею давать советов, - она сказала это как-то смущенно и впервые за недолгий срок их знакомства таинственная Повелительница Воронов показалась человечной и близкой. Может, они бы смогли стать подругами, если бы было больше времени.
--В любом случае спасибо, Морган.
--Напоследок хочу сказать тебе одно: никогда не стыдись себя.
Миримэ не успела открыть рот, как Морган уже, раскрыв крылья, взлетела в сумрачное небо. Девушка поправила котомку и поплелась к руслу высохшего ручья. Вскоре стало холодать. Миримэ даже застучала зубами в ознобе, чувствуя как ледяные пальцы пробираюсь под одежду и достают до самого сердца. Она куталась в теплый плащ, надела капюшон, но теплее не становилось, а только еще хуже. Девушка упрямо шла вперед, стиснув зубы, пока не перестала чувствовать пальцы. Холод вымотал ее. Она остановилась, переводя дух и осматриваясь. И тогда она заметила мелькнувшую около рощи человеческую фигуру. Не успела она сделать и нескольких шагов к нему как из-под земли выскочили корни, обвивая ноги и цепляясь за одежду. Миримэ отскочила в сторону, сломала несколько цепких сучьев, но все же была вскоре полностью обездвижена.
Он возник из ниоткуда с огромным сияющим колесом на руке. Когда кольцо погасло, Миримэ увидела Эдина. И с десяток отвратительных существ, от которых разило тленом и ужасом.
--Наконец-то ты попалась, девочка из Лайтаурэ, - удовлетворенно улыбнулся он.






Приключение эльфа-шпиона

Читать далее
Когда кончается война


Читать далее
Не перевелись ещё богатыри!..

Читать далее

Автор поста
Ithil` {user-xf-profit}
Создан 1-01-2010, 23:07


0


4

Оцените пост



Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       Gold Seraphim
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 2 января 2010 01:01

    Интересно что-же дальше будет! girl_witch




  2.       Evercold
    Путник
    #2 Ответить
    Написано 2 января 2010 17:52

    Весьма, весьма интересно! ay


  3.       Apostol
    Путник
    #3 Ответить
    Написано 18 января 2010 20:25

    Если бы эти снежинки исчезли.... А продолжение хорошее, проникновенное...


  4.       Ithil`
    Путник
    #4 Ответить
    Написано 19 января 2010 12:50

    Apostol, спасибо, а то прошлая глава тебе не понравилась:)



Добавление комментария


Наверх