Атмосферный флешмоб
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Призрак. Глава 2

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
- Добрый вечер, Николас! - Улыбнулась я. - Проходите.
- Здравствуйте, Зои. - Улыбнулся он в ответ.
- Я не ожидала вашего прихода.
- Признаться, я сам не думал, что зайду. Я совершал прогулку и подумал, что вам должно быть скучно одной в поместье и решил скрасить ваше существование.
- А здесь оказался шабаш. - Рассмеялась я. - Да проходите вы в самом деле. А то так и стоите на пороге.
- Хорошо. А у вас здесь довольно чисто. Когда я переехал, то еще в течении месяца жил словно в музее - весь в пыли. Как первая ночь на новом месте?
- Превосходно. Я вчера вечером нашла нечто весьма увлекательное для чтения.
- И что же?
- Дневник Виктории Дешенваль.
- Что простите? - Николас внезапно изменился в лице.
- Дневник Виктории. - Повторила я. – Что-то не так?
- Нет, все прекрасно. - Он покачал головой. - Я просто удивлен, что такой существовал. Виктория была весьма скрытной девушкой и мало кому доверяла свои мысли. Странно, что она доверила их бумаге.
- Так вы знаете про Викторию? - Обрадовалась я.
- Я знаю про своего тезку и Валенту.
- Вы мне расскажите?
- Конечно. Но только с одним условием - вы позволите мне посмотреть дневник.
- Конечно же. - Обрадовалась я. Надо же, я смогу услышать всю историю!
- Принесете?
- Секунду. - Я почти бегом поднялась в спальню за дневником и вернулась обратно. - Давайте дочитаем его в оранжерее - в дневнике осталось всего страница. К тому же я еще не видела места где происходили все эти события.
- Конечно. - Николас к моему удовольствию согласился.
Оранжерея представляла из себя плачевное зрелище. Многие стекла были разбиты, крыша вообще отсутствовала и в помещении было безумно холодно. Мне снова пришлось вернуться в дом, чтобы принести одеяла для меня и Николасу. Каменные скамьи к счастью остались целы и мы устроились друг на против друга.
Я раскрыла книгу.

«Пятое июля. Ах как же я была глупа! Сейчас я понимаю, зачем мне Бог послал Валенту. Он уберег меня от самого неверного шага в моей жизни. Теперь я знаю, что делать».

На этом дневник оборвался.
- Здесь больше ни строчки. - Пожаловалась я. - Расскажите мне, что было после?
- Давайте я лучше начну с того, что было до. - Предложил Николас. – Итак, мой тезка Николас Мионарте был единственным сыном графа Эрика Мионарте. Мать его, Иоланта, умерла при родах и вся любовь отца досталась ребенку в двойном размере. Он рос не зная ни в чем отказа. Отец не жалел ничего для сына. У Николаса было все - лучшие игрушки, наряды, учителя.
И невеста для него нужна была соответствующая. Граф решил было отправить сына в столицу, чтобы тот был представлен королевскому двору, однако здесь Николас проявил редкостное сопротивление и уехал в ближайший город. - Он улыбнулся. - Ему просто надоело жить под присмотром отца и он решил, что называется, пожить на вольных хлебах. Но вскоре и это ему надоело и он вернулся домой.
Граф же время не терял зря. Он нашел сыну превосходную невесту, в лице молодой Виктории Дешенваль. Надо сказать, Николасу девушка понравилась. Она была весьма недурна собой, ее прекрасно воспитали и к тому же она была начитана, хотя и некоторые ее суждения вызывали у юноши смех. Вскоре они стали хорошими друзьями. Естественно, ни о какой любви со стороны Николаса и речи быть не могло, однако мысль о женитьбе на ней не приводила его в ужас, как это было с другими претендентками на фамилию Мионарте.
И все было бы у них хорошо, если бы однажды в семействе Дешенваль не появилась Валента. Николасу хватило одного взгляда, чтобы понять - он пропал. Валента была просто красавицей. Длинные смоляные волосы, которые она никогда не завязывала, огромные зеленоватые глаза, обрамленные темными густыми ресницами и пухлые, слегка надменные, губы. Она казалось вобрала в себя все таланты - Валента великолепно пела, играла на фортепиано. К тому же она прочитала те же книги, что и он сам, Николас, и Мионарте просто поражался тому, как она находит второе дно в, казалось бы, простых словах.
Николас научился жить по-новому. И в этом новом мире места для влюбленной Виктории не было. Понимаешь, он действительно заново родился. - Незаметно перешел на «ты» Николас. - У него полностью изменились представления о жизни. Виктория видела, что происходит между молодыми людьми. В конце- концов она не выдержала и рассказала обо всем матери.
Валенту тотчас прогнали из поместья Дешенвалей. Все это произошло далеко за полночь. Пешком Валента направилась в поместье Мионарте, однако так и не дошла туда. Ее нашли спустя две недели в глубокой чащи, где ее задрал какой-то зверь. Тело девушки было настолько изуродовано, что даже господин Дешенваль с трудом смог распознать ее. Помогло ему в этом кольцо на пальце у Валенты.
Эта смерть поразила всех. Николас словно сошел с ума. Он отказывался верить в то, что его возлюбленная мертва. Он прочесывал на закате лес, намереваясь найти ее живой.
Виктория же повела себя более, чем странно. Она продолжала настаивать на свадьбе. Она велела похоронить Валенту в этой самой оранжерее и навсегда заперла дверь.
- А что стало дальше? - Нарушила я затянувшееся молчание Николаса.
- А дальше было еще интереснее. Прошло немного времени и наступил конец мая. События прошлого лета были почти забыты. Приближался день свадьбы. Николас совсем не желал того, но забрать слово назад не мог. Когда пришел день он отправился к алтарю, ведя под руку совсем не ту, кого желал бы, а девушку, послужившую причиной для смерти возлюбленной. А то, что это было так, Николас не сомневался.
Виктория едва ли не гордилась своим поступком. Она медленно сходила с ума. Растерзанное тело Валенты словно разбудила того демона, что жил в душе у Дешенваль. Она жаждала крови. Жаждала мести. И объектом этой мести должен был стать никто иной, как Николас. Виктория знала, что если она убьет Николаса, то так и не добьется желаемого - смерть для Мионарте станет едва ли не подарком, после того, как он потерял Валенту. Тогда она решила убить себя.
- Она покончила с собой? - Я аж рот открыла от удивления.
- Да. - Подтвердил мои слова Николас. - Буквально за секунду до того, как священник объявил их мужем и женой она достала из складок платья кинжал и всадила его в свое сердце. Белое платье испачкала кровь. Уже умирая, она из последних сил прокричала Николасу, что не знать ему мира загробного до тех пор, пока он не свяжет свою жизнь с семейством Дешенваль. Вот такая история. -Закончил Николас свой рассказ.
- И что с ним стало?
- Больше он никогда не женился. - У него вне брака родился сын, Этьен. Говорят, после смерти Николас так и не упокоился и до сих призраком бродит по лесу.
- Грустная история. - Мне искренне было жаль всех участников этого действия. - А могила Валенты. Ты знаешь где она?
- Конечно. - Николас встал со скамьи и, взяв меня за локоток, отвел в самый дальний уголок оранжереи.
Здесь покоится Валента Дешенваль - скупо сообщала полуистертая плита.
- Ни даты рождения, ни даты смерти. - Словно прочитал мои мысли Николас. - Валента должна была быть забыта. Словно и не жила совсем.
- Спасибо, что рассказал.
- Не за что. Мне давно хотелось поделиться с кем-нибудь этой историей.
- Будешь чай?
- Нет. Спасибо. Мне уже пора.
- Хорошо. - Я проводила его до двери. - И еще. Будешь около моего дома - заходи.
- Обязательно. До встречи, Зои.
- До свидания, Николас. - Я закрыла за ним дверь.
- Николас? - Ухмыльнулась подошедшая сзади Кейт. - А ты здесь совсем не плохо устроилась.
- Точно. - Я улыбнулась. - А где Мэтт? Я его не видела весь вечер.
- А разве ты не слышишь стук? - Удивилась подруга. - Он на чердаке. Зашел туда случайно днем и решил подновить полы.
- О, господи. - Мне стало стыдно. - Зачем? Отдыхал бы себе спокойно.
- Да брось. - Отмахнулась Кейт, но я решительно направилась на чердак.
Про чердак и подвалы мы с Лексом как-то позабыли, и мне становилось стыдно от мысли в какой грязи приходится сейчас возиться Мэтту. Чердак представлял из себя просторное скромно меблированное помещение.
- Привет, Зои. - Поприветствовал меня бойфренд Кейт, стоило мне только появиться на чердаке.
- Привет. Я и не знала что ты здесь.
- Тут местами гвозди повыскакивали, а доски целы. Кому-то ведь надо было этим заняться. - С улыбкой пояснил он.
- Спасибо огромное.
- Да не за что. - Отмахнулся парень. - Мне нравится заниматься строительными работами. Кстати, я тут обнаружил тайник, а в нем бумаги. Они лежат на столе.
- Бумаги? - Удивилась я, однако удивление моментально сменилось радостью, стоило мне только увидеть инициалы на пухленькой книжечке, в которую были вложены листы. В. Д. –Спасибо, Мэтт. Давай, бросай это дело и иди поужинай.
- Еще полчасика работы и спущусь вниз. - Пообещал он.
- Хорошо.
Так как все мои гости были заняты делами, я спустилась к себе в спальню и забравшись на кровать решила было окунуться в историю Виктории но первая страница развенчала мои планы.
Валента Дешенваль. Валента... Я раскрыла альбом.

«Двадцать третье мая. Новая станица жизни. Как ни печально. Прибыла в дом к тетушке и дядюшке. Приняли меня радушно. Познакомилась с кузиной Викторией. Признаться, она меня поразила всяческим отсутствием логики и плохим вкусом. Когда я в разговоре сделала ссылку на слова Вергилия, она на полном серьезе поинтересовалась, чем он знаменит и представлен ли королевскому двору. О ее нарядах стоит упомянуть отдельно. Сестрица предпочитает носить длинные бесформенные платья темных тонов и поверх него фартук. Свои светлые волосы она упорно прячет от солнца под чепцом. Это нелепое одеяние напрочь убивает ее привлекательность и делает похожей на одну из прислужниц, которых мы держали в столице. Говорят, кузина помолвлена, но ее жениха мне так сегодня и не представили. Хотя беды в этом нет - наверняка этот тип столь же блистателен, как и все местное общество».
«Пятое июня. Наконец-то меня представили этому таинственному жениху Виктории. Николас оказался не так невежествен, как я ожидала. Конечно, ему далеко до образованных столичных юношей, однако он единственный из моих новых знакомых, кто способен воспринимать латынь.
Завтра мы с господином Дешенвалем обещали нанести визит в поместье Мионарте. Говорят, старый граф весьма образованный человек. Посмотрим, что значит «образованный» в глазах местного населения».

«Шестое июня. О, что выдался за день! В полдень мы посетили господ Мионарте, и я была просто поражена ими.
Во-первых, старый граф и впрямь весьма образованный человек. Его знания во многих сферах гораздо обширнее моих. Жаль, что Николас не унаследовал их.
Но не только граф Мионарте оставил незабываемое впечатление. Дело в том, что в поместье сейчас гостит друг Николаса молодой лорд Питер Лупус. О, как же он хорош собой. Если бы великий Микеланджело был нашим современником, то я бы ни на секунду не усомнилась, что Питер прототип Давида. К тому же, лорд Лупус, кстати эта фамилия с латыни переводится не иначе как «волк», весьма образованный молодой человек.
Он владеет пятью языками и в течении всего нашего визита мы говорили с ним исключительно по-французски, к восхищению всех присутствующих. Питер попросил разрешения у дядюшки и графа Мионарте завтра показать мне виноградник его сиятельства и конюшни. К моей великой радости они оба дали согласие и завтра меня ждет волнующая встреча».

«Седьмое июня. Как же я счастлива находиться здесь! Весь день я провела в обществе лорда Лупуса. Что был за день!
Все утро мы гуляли с Питером по виноградникам, и он без устали рассказывал о виноградниках, которые он посетил будучи в Греции, да и о самой стране. Надо сказать, что рассказчик из него просто потрясающий и воспоминания о путешествии казались сказкой тысячи и одной ночи.
Когда пришло время полдня мы пообедали на террасе поместья, а после направились в конюшню. Лошадей у графа Мионарте всего четыре, но все они выглядят просто великолепно. Лорд попросил, чтобы нам разрешили прокатиться и граф не отказал.
Признаться, это была моя лучшая конная прогулка в жизни. Ветер испортил всю прическу и мне пришлось распустить волосы, по поводу которых я незамедлительно получила комплименты от Питера.
Этот день показался мне сказкой. Это и была сказка».

Дальше записей не было, однако в альбоме хранились письма от некой Луизы.

«Дорогая Валента! Я так рада, что ты наконец-то нашла свое счастье. Уверена, что не пройдет и нескольких месяцев, как ты получишь предложение руки и сердца от лорда Лупуса.
Уверена, что это так и будет. Я жду не дождусь знакомства с ним. Мне жаль, что у вас с кузиной происходят размолвки. Но я уверена, что рано или поздно вы сможете подружиться, ведь тебя, Валента, невозможно не любить.
И прошу тебя, держись подальше от этого Николаса. Чует мое сердце, что с его стороны придет беда. Обещаешь?
Надеюсь на скорую встречу.
Твоя любящая подруга
Луиза Хадсон».

«Милая Валента. Я так рада, что ты столь быстро ответила на мое письмо, но ответ твой меня не мало взволновал. Я уверена, что ревность со стороны твоей кузины ничем не обоснована, но заклинаю тебя всеми святыми, держись подальше от графа. Неизвестно, что может еще предпринять Виктория помимо того, что снова уничтожить одно из твоих платьев.
Я так боюсь за тебя, моя дорогая! Так же меня расстроило сообщение о том, что лорд Лупус перестал искать встреч с тобой. Возможно, причиной этому и впрямь болезнь, как сказал тебе граф Мионарте, и беспокоиться не о чем. Я абсолютно убеждена, что это лишь временное обстоятельство и спустя некоторое время ваши встречи возобновятся. Однако, прошу тебя, не ищи сама встреч с ним. Бог знает, когда вам лучше встретиться, и не стоит идти против воли Его.
Все так же любящая тебя
Луиза Хадсон».

«Госпожа Дешенваль, милая моя Валента, я впервые за долгое время пишу письмо. И цель моя одна - вымолить у вас прощение за мое столь продолжительное молчание.
К сожалению мне нездоровилось, и я был настолько слаб, что едва ли мог говорить, так что, блистательная Валента, не гневайтесь на мое молчание. Каждое мгновение, что я думал о вас несло мне облегчение и даже болезнь отступала.
Теперь я не молюсь Богу ибо Бог мой вы. Вы мое главное искушение и мое спасение. Мне так много надо вам сказать. Я надеюсь, что смогу сделать это на следующей неделе в канун дня рождения вашей тетушки. Я уже считаю часы до нашей встречи.
Преданный вам и сердцем и душой
Питер, лорд Лупус».


«Дорогая моя Валента. Прошу вас, прочтите это письмо. Вы всегда сможете его бросить в камин и не останется от него и следа, но заклинаю вас, прочтите все до последней строчки. Я понимаю причину вашей холодности ко мне. Буду прям, вы ожидали от меня предложения руки и сердца, но так и не получили его, лишь это письмо.
Поверьте, моя родная, нет ничего и никого, кого бы я желал столь страстно, как вас, и будь моя воля, я сделал бы вам предложение еще при первой встрече, ведь бы поразили меня буквально с первого взгляда, поразили раз и навсегда.
Но есть обстоятельства, которые выше наших желаний. Не поймите меня неверно, дело совсем не в каких-то социальных различиях, или в чем-то еще, что имеет вес для других молодых людей. Просто я недостоин вас. Если бы вы знали обо мне всю правду, то сами предпочли бы держаться как можно дальше от меня, и я бы понял это.
Я слишком отличаюсь от вас, и эти различия заставляют меня держаться от вас на расстоянии. Любой мой шаг к вам навстречу может привести к катастрофическим последствиям для вас.
Если ваши чувства действительно так сильны ко мне, заклинаю: держитесь как можно дальше от меня. Мысль о том, что я могу неосознанно нанести вам вред, вселяет в меня страх, неведомый мне никогда прежде.
С надеждой на ваше понимание
Питер, лорд Лупус».


«Валента, я все знаю о вашей ссоре с Викторией. Умоляю, оставайся до утра в поместье. Заклинаю тебя всеми святыми. Не приближайся к лесу.
Твой Питер».

На улице совсем стемнело, когда я наконец-то закончила чтение. Сколько странностей хранил в себе маленький альбомчик! Что имел в виду Питер? Откуда он знал о фатальности решения Валенты? И главное, получила ли Валента последнюю записку, и кто тогда вложил ее в альбом и спрятал книжечку под половицами на чердаке?
Мне стало жутковато. Сколько еще тайн скрывает в себе поместье Дешенвалей? И кто в конце концов за этим стоит? Ладно Зои, успокойся, попросила я сама себя. Завтра все сама спросишь у Николаса и он наверняка даст ответы на все терзающие тебя вопросы.
Я хотела убрать альбом на полку к дневнику Виктории, как внезапно пальцы наткнулись на какой-то лист бумаги, спрятанный под тканью, которой была обшита обложка. Стараясь не нанести особого вреда альбому, я аккуратно вспорола швы и на свет появился пожелтевший от времени уголок бумаги. Лорд Лупус, прочла я и тут же, позабыв о всякой осторожности, оторвала ткань и, вытащив портрет наружу, замерла. С портрета на меня смотрел Николас. Николас Мионарте. Только этот Николас был одет в темный дорогой камзол и повязанный на шею белый шарф.
Ошибки быть не могло. У юноши на портрете было то же выражение лица, что и у моего нового соседа, тот же взгляд, тот же, почти незаметный, шрам на скуле.
Страх ледяной рукой сжал желудок. Я всегда ненавидела все необъяснимое и вот теперь оно стало частью моего существования здесь. Мне стало настолько жутко, что я начала суетливо креститься и попыталась было вспомнить какую-либо молитву, но на ум ничего кроме «боже, храни королеву» не приходило. Как в детстве я забралась с головой под одеяло и неожиданно для себя уснула.
Когда я проснулась, все ночные страхи растаяли при свете солнца. Я даже посмеялась над своей реакцией и пообещала сама себе сохранить все в тайне от гостей.
Я решила потребовать ответа у Николаса. Но прошла неделя, а Мионарте все так и не появлялся. Лилиан и Билл уехали из поместья. Вскоре неотложные дела призвали и Келлана. Мы остались втроем – я, Кейт и Мэтт. Кейт все время тратила на разработку какого-то проекта для отцовской фирмы, а Мэтт всерьез занялся ремонтом поместья, и лишь я неприкаянной тенью слонялась по дому, не зная чем себя занять. Мэтт напрочь отказался от какой там ни было помощи, Кейт лишь просила не тревожить ее и я чувствовала себя совершенно ненужной и одинокой. В большинстве своем я наводила порядок в подвальных помещениях, но больше никаких находок мне сделать не удалось. Лишь старые квитанции об оплате счетов и долговые расписки.
И вот в очередной бесконечно долгий день я решила сама навестить Николаса. Надо сказать, меня несколько удивило мое собственное решение, однако отступать совсем не хотелось. Карта мест с нанесенным на нее поместьем Мионарте висела в гостиной и перерисовав ее в блокнот я вышла на улицу.
Никогда прежде мне не случалось прогуляться по этому лесу и теперь я с интересом рассматривала открывшиеся просторы. Время от времени я сверялась с картой, однако в намеченном месте поместья не оказалось. Я несколько раз еще раз сверилась с блокнотом, но никакой ошибки быть не могло - поместье Мионарте было разрушено.
Обойдя округу я заметила остатки фундамента. Вот и все что осталось от временного дома Николаса, точнее Питера. Делать здесь было решительным образом нечего, и я решила вернуться в поместье, но тут глаза выхватили кусок надгробной плиты. Я подошла поближе и присела на корточки, чтобы лучше разглядеть полуистертые буквы.
«Под этой плитой покоится тело лорда Питера Лупуса. Душе же его не упокоиться никогда».
Интересное кино получается. Что в конце концов это значит? И кто, наконец, тот юноша, что приходи ко мне в гости и рассказывал о Виктории? Так много вопросов и ни одного ответа. Как всегда.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Энди Багира | 26-12-2009, 23:54 | Просмотров: 53 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх