Атмосферный флешмоб
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Призрак. Глава 1.

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Он всегда безумно любил это место. Оранжерея старого заброшенного поместья. Здесь было так хорошо в дождь. Крышу разрушил еще двадцать лет назад ураган, и капли дождя проникали внутрь, играли веселый ритм на перевернутых горшках. Несмотря на отсутствие хозяев растения в кадках росли превосходно, а проходящий через подкрашенные стекла свет казался зеленым.
Здесь всегда царили сырость и сумрак. Здесь было тихо и холодно. Идеальное место для призрака. Для него. И так было много лет. До тех пор пока людские голоса не нарушили его покой. Пока у поместья не появились новые хозяева. Пока туда не переехала я.

- Ты точно уверен, что это то самое место? - Спросила наверное в тридцатый раз я у брата.
- Да, Зои. - Он закатал глаза.
Пожалуй я представляла семейное поместье несколько иначе. Моя покойная тетя, мир ее праху, завещала это поместье мне, оставив свою квартиру в центре города моему брату Алексу. С тетей нас мало что роднило, разве что любовь к пешим прогулкам и древняя аристократическая фамилия Дешанваль. И известие о том, что несмотря на все тетушка упомянула нас с братом в своем завещании, немало нас удивило.
Впрочем, как объяснил тетушкин адвокат, в любом случае все досталось нам, так как больше никаких наследников у нее не было. А так она просто решила как именно разделится имущество между мной и Алексом.
Квартира брата была в идеальном состоянии, когда поместье выглядело так, словно в его стенах взорвалась бомба.
- Лекс, что-то мне не хочется туда идти. - Я покосилась на брата.
- Придется, Зои. Если ты сейчас продашь поместье, то мне придется продать квартиру.
- Да помню я. - Вздохнула я.
Даже после смерти тетушка не оставила нас в покое и поставила несколько условий, из-за которых мы с братом могли бы остаться ни с чем. Как понимаете нам этого не хотелось. После смерти родителей тетушка взяла нас к себе на воспитание, продав квартиру в которой мы жили, для оплаты образования, как она сама говорила. Стены тетушкиной квартиры, которые теперь достались Алексу были нам родными, когда о поместье мы узнали лишь после ее смерти.
Поместье это находилось столь далеко от людей, что даже проехать на машине сюда было проблематично. Прежде было необходимо минут пятнадцать ехать через лес, а потом еще десять подниматься в гору. И здесь мне предстояло жить. Именно жить, на что строго указывало завещание.
- Да не бойся ты так. - Улыбнулся брат. - Сегодня я переночую здесь, а завтра приедет Кейт со своими друзьями.
- Поместье только снаружи в плохом состоянии, а внутри все в идеале. - Он нахмурил лоб, припоминая подробности. - Правда еще и оранжерея разрушена.
- Будем надеяться. - Я вытащила из машины брата сумки и мы направились в поместье.
Лекс не обманул. Все и впрямь было идеально сохранено. Лишь покрыто слоем пыли и паутины, избавиться от которых было в принципе возможно, хотя и проблематично. Неделю назад Лекс уже приезжал сюда, я не могла из-за гриппа, и вместе с нанятыми уборщиками почти привел помещения в божеский вид.
Почти по той причине, что если бы еще зал и комнаты гостей, то можно было бы продать квартиру Алекса, чтобы оплатить услуги. А так на моей совести осталось всего четыре помещения, а четыре, согласитесь, это не двадцать.
Мебель в поместье была целиком из красного дерева, зал украшали резные колонны, которые у потолка венчали фигуры ангелов. Сквозь плотный слой пыли мерцала позолота. Красота!
- На первом этаже зал, столовая, кухня, две кладовые, библиотека, кабинет и оранжерея. На втором комнаты для гостей и спальни.
- Здорово. - Улыбнулась я.
- Лампочки я везде поменял. - Продолжал вводить меня в курс дела Алекс. - Проводка в порядке. Ванные комнаты на втором этаже тоже в идеальном состоянии.
- Спасибо. - Я улыбнулась. Как же хорошо иметь такого брата! У нас была большая разница в возрасте - Алекс недавно отметил свое тридцатипятилетие, а я еще и третий десяток не разменяла. Лекс уже обзавелся двумя прекрасными дочками и успел развестись, а у меня даже и парня по большому счету не было. Одним словом, нас много что разделяло, но ради друг друга мы могли пойти и в огонь и в воду.
Когда Лекс развелся с женой, и в буквальном смысле оказался на улице, я неделю уговаривала тетушку разрешить брату жить с нами, в то время, когда он ночевал на вокзале. И наоборот, когда меня вышвырнули из университета Лекс моментально нашел выход и спустя полгода я закончила колледж. Благо в университете я успела отучиться два года. Так что в том, что брат занялся поместьем, не было ничего удивительного.
- Продукты в холодильнике, твои вещи в западной спальной. Я подумал, что там тебе больше всего понравится.
- Поднимемся? - Предложила я.
- Пошли. - Пожал плечами брат.
По мраморной белой лестнице мы поднялись на верх. Второй этаж немного напоминал гостиницу - узкий коридор с дверьми, за которыми скрывались спальные комнаты и комнаты гостей. Западная комната была прямо по коридору.
- Добро пожаловать! - Брат распахнул дверь и я замерла от восторга.
Спальня была просторной. Одну из стен полностью занял витраж с изображением ангела, из глаз которого текли слезы - на улице шел дождь. Другую стену занимал огромный антикварный шкаф и столь же древние полки, с толстыми книгами в кожаных переплетах. Но больше всего меня впечатлила огромнейшая кровать из красного дерева с белым шелковым балдахином, стоявшая на возвышении и оттого казавшаяся еще больше.
- О господи, Лекс, это божественно! - Я закружилась по комнате, не зная чему в первую очередь уделить внимание.
- Эй, Зои, у тебя будет целая ночь в этой комнате. Даже не ночь, а тысячи ночей! - Он поймал меня при заходе на очередной круг.
- Ладно. Прости.
- Нам еще надо привести комнаты в порядок к приезду Кейт и ребят. Да и поесть бы не мешало.
- Точно.
Сказано сделано. Убираться оказалось намного труднее, чем казалось на первый взгляд. Везде, где только можно, были всевозможные щелки, отверстия, впадины, ямочки, куда за многие годы безнадежно забилась пыль. Но как говорится, глаза боятся, руки делают, и спустя пару-тройку часов поместье засверкало чистотой.
После сытого ужина, Алекс заснул прямо в кресле, а я решила вынести остатки мусора в яму позади поместья, куда раз в неделю приезжала уборочная машина. Накинув поверх домашнего костюма плащ, я взяла мешки и вышла во двор.
Территория, примыкающая к поместью, тоже была моей собственностью, но я не знала до каких пределов - придомная территория мягко переходила в лес. Я невольно поежилась. Неприятное ощущение. Кажется, что из леса вот-вот кто-то выйдет. Быстрым шагом я дошла до ямы и бросила в нее мешок. Кусты за моей спиной зашумели и прямо из чаши ко мне шагнула тень.
- Господи! - Я резко дернулась назад. Нога заскользила по мягкой глине и я почувствовала, как буквально лечу в зловонную яму. В последний момент что-то меня схватило за руку и буквально вытащило наверх.
- Простите, мисс, что напугал. - Раздался над самым ухом раздосадованный голос. Голос этот принадлежал высокому широкоплечему юноше в темном брючном костюме. Юноша этот казался моим ровесником, к тому же был весьма хорош собой. Темные, зачесанные назад волосы, светлые глаза с такой широкой радужкой, что она, казалось, заполнила все место. Высокие, выпирающие скулы и тонкие. изогнутые губы.
- Это я должна извиниться. - Я запахнула плащ, пытаясь прикрыть нелепый розовый костюмчик с медвежатами. - Я приняла вас за призрак.
- Бывает. - Он улыбнулся. - Вы здесь живете?
- Да. - Я кивнула. - Переехала буквально сегодня. А вы что делаете в таком далеком от цивилизации месте?
- Мой дом неподалеку. - Юноша немного нахмурился, будто ему было неприятно говорить об этом. - Решил прогуляться по лесу и вышел сюда.
- Ясно. - Я еще раз глупо кивнула, пытаясь придумать хоть что-нибудь, чтобы задержать незнакомца подольше. - Я Зои. Зои Дешенваль.
- Николас Мионарте. - Представился он. - Постойте Дешенваль? Стало быть вы наследница.
- Да. - Я растерялась. - Откуда вы знаете?
- Я тоже наследник своего рода, как и вы. Еще с давних времен наши семьи поддерживали теплые отношения. Я знаю вашу родословную так же, как и свою. – Он улыбнулся. - В моем поместье хранились дневники, но, к сожалению, они не уцелели после пожара.
- Жаль. - Я расстроилась. Во мне проснулся интерес.
- Ничего, я думаю, что мы еще встретимся, и я смогу с вами поделиться некоторыми историями.
- Спасибо, Николас.
- Не за что, Зои. А теперь мне пора. - Он кивнул на лес. - Уже темно.
- Конечно. До свидания.
- До встречи. - Улыбнулся Николас и скрылся в лесной чаще.
- Ты чего так долго? - Сонно поинтересовался Лекс, когда я наконец-то вошла в зал.
- Да так. - Я уклончиво пожала плечами. - Может пойдешь наверх?
- Пожалуй, ты права. - Он поднялся с кресла и чмокнув меня, направился в комнату для гостей.
Мне же спать не хотелось. Впрочем, как и слоняться по мрачным комнатам поместья. Не найдя ничего интересного, я поднялась в свою спальню.
Эта комнатка была единственным местом в доме, где мне было поистине уютно. Приняв душ, ванная комната прилегала к спальне, я почувствовала себя просто великолепно. Спать решительным образом не хотелось, и я принялась за изучение книжных полок.
В своем большинстве книги представляли из себя религиозную литературу, нравоучения для юных леди и скучнейшие философские трактаты, на тему добра и зла. Почти отчаявшись найти что-нибудь интересное, я вытащила последнюю книгу и раскрыла ее.
«Дневник Виктории Дешенваль. Год одна тысяча восемьсот двадцать пятый от Рождества Христова» - гласили строчки, выведенные аккуратным каллиграфическим почерком.
Я взяла дневник и поудобнее устроившись на роскошной кровати начала читать.

«Пятое марта. Сегодня отец после утренней молитвы позвал меня к себе в кабинет. Когда я вошла, он велел закрыть за собой дверь и расположиться в кресле напротив него. Речь он завел о замужестве. Как оказалось, к старому мистеру Мионарте вернулся из города его младший сын Николас. Отец и старый граф желали бы, чтобы мы с молодым мистером Мионарте обвенчались следующим летом. Завтра вечером отец с матушкой устраивают бал в честь моего восемнадцатилетия. Там мне и представят моего будущего супруга».

«Шестое марта. Что был за день! С самого утра я пребывала в таком возвышенном настроении, что мне казалось, будто мир вращается вокруг меня и солнце сияет ярче. Я с нетерпением ожидала вечера, чтобы увидеться с ним. О, как он хорош собой! Когда отец представил графа Мионарте, то я буквально влюбилась в него с первого взгляда. Он производит впечатление умного, состоятельного, а главное. благородного молодого человека. О таких юношах я читала в романах и грезила о них по ночам. А как он хорош собой! Граф Мионарте покорил мое сердце и это навсегда».

«Седьмое марта. Сегодня графья Мионарте нанесли нам визит. Отец тут же удалился с старшим графом в конюшни, оставив меня с Николасом наедине. Конечно матушка намеревалась остаться с нами, дабы не нарушать этикет, но отец велел ей лично проследить за служанками на кухне, не повиноваться чему она не могла. Мы остались одни. Графа немало смущала эта обстановка, однако он нашел в себе силы, чтобы поддержать разговор. Оказалось, что мы оба любим одни и те же книги. За обсуждением их мы даже не заметили как стемнело. Вскоре вернулся отец с старшим графом и графья уехали домой».

Я отложила дневник в сторону. Подумать только, этому дневнику почти двести лет. Я перевернулась на живот. Мне еще хотелось почитать, но часы на тумбочке показывали полночь. Пора спать. А иначе, завтра у меня просто не останется сил, чтобы встретить Кейт и ее друзей.
Кейт на протяжении всей жизни была моей лучшей подругой. Мы все делали вместе - закапывали в песочнице кукол, прогуливали уроки, вместе начали курить и вместе бросили, вместе ходили на свидания к Полу Норсу. И теперь, когда в моей жизни началась новая страница, Кейт была необходима мне как воздух.
Кейт в этот раз обещала приехать не одна. Я даже испугалась, что на всех не хватит гостевых комнат, когда вся эта компания на следующий день завалилась в поместье. Лекс к этому времени уже уехал и я осталась одна-одинешенька на растерзание соскучившейся подруге.
- Зои! - Крикнула она на все поместье, стоило мне открыть дверь и буквально повисла на мне.
- Привет. Я тоже рада тебя видеть. - Пробормотала я, пытаясь вырваться из ее объятий.
- О, я тебя еще не познакомила. – Она наконец-то отпустила меня. - Это Мэтт, мой бойфренд.
- Приятно познакомиться. - Улыбнулась я смущенному парню.- Проходи.
- Это моя кузина Лилиан и ее муж Билл, впрочем ты их знаешь и Келлан, мой ассистент.
- Здравствуйте, Зои. - Улыбнулся он, пожимая мою руку. - Спасибо за приглашение.
- Не за что. Проходите. И давай на «ты».
- Хорошо. - Келлан белозубо улыбнулся и направился вслед за остальными.
- Ассистент? - Я недоверчиво посмотрела на Кейт.
- Папа представил его ко мне. Он хочет, чтобы я постепенно входила в семейный бизнес.
- О дела семейные. Ясно. - Мы обменялись улыбками. - И он все время с тобой?
- Угу. - Она многозначительно прищурила глаза.
- Ну раз ему приходится нести такую непосильную службу, думаю моим прямым долгом будет поселить тебя, Мэтта и Келлана в одну спальню.
- Эй, Дешенваль! - Она дурашливо закатила глаза. - Как ты могла! - Кейт нагнулась ко мне. - Но если его комната будет в шаге от моей, тебе на небесах зачтется.
Мы рассмеялись и, подключив к делу остальных гостей, принялись переносить вещи из машины Мэтта в поместье.
Причина, по которой я попросила Кейт погостить у меня заключалась в том, что жить посреди леса в огромном поместье было несколько странно и жутковато. А прислуга, согласная поселиться на территории поместья, могла приступить к своей работе на раньше следующего месяца. Так что теперь моя лучшая подруга Кейт, а вместе с ней и вся остальная компания, скрашивала мое одиночество.
После ужина Лилиан и Билл уединились в предоставленной им комнате, Келлан и Кейт занялись какими-то документами, а я оказалась в своем распоряжении. Естественно время я решила провести с дневником Виктории.
Сегодня утром я долго думала о нем и все никак не могла понять, что меня настораживало в записях. Но стоило мне теперь взять его в руки, как все тотчас прояснилось. Николас Мионарте. Такое же имя носил таинственный сосед. Хотя в аристократических семьях принято давать детям имена в честь предков. Так и мою тетушку нарекли в честь прабабки. Что ж, от этого рассказ становится еще интереснее.

«Десятое марта. Сегодня утром нас с Николасом обручили. Свадьба намечена на следующее лето, как и хотел отец. Мой жених просто блистателен. Он меня буквально поражает своими манерами и заботой по отношению ко мне. Матушка говорит, что брак - это постоянная работа над отношениями, но я с ней не согласна. Ничто не изменит моих чувств к Николасу. И надеюсь я, в свою очередь, не позволю его чувствам охладеть».

«Пятое апреля. Никак не нахожу времени написать. Столько всего происходит! Все свободное время я провожу вместе с Николасом. Матушка считает это моветоном, но наши отцы лишь посмеиваются над ее словами. Мне интересно общаться с ним. Он так много знает, и я все время хочу слушать его рассказы о жизни в городе и войне, в которой он принял участие, будучи молодым юношей. От той войны у него остался тонкий шрам на шее, который Николас упорно скрывает платком. Но в большинстве своем мы обсуждаем будущий брак. И я теперь безумно счастлива, что отец настоял в прошлом году на строительстве оранжереи, ведь здесь мы вольны разговаривать свободно, не боясь, что кто-нибудь услышит».

«Первое июня. Ровно через год наша с Николасом свадьба! Я так счастлива. Всю свою жизнь я была словно слепой, но теперь появился он и мир ответило солнце. Все это время пока мы рядом я живу. Я знаю, что за любое с частье приходит расплата и готова принять ее. Но путь это будут болезнь, неудачи, все что угодно, только не его потеря.
Оранжерея стала для меня вторым домом. Все время с Николасом мы проводим там. Теперь все растения начали цвести и в оранжерее, все благоухает. Неделю назад в поместье приехала кузина Валента. Недавно ее родители погибли и отец с матушкой взяли ее к нам. Валента моя ровесница. Она дивно хороша собой. Она обладает выразительными чертами лица, изящной фигурой и все ее наряды весьма элегантны, что, естественно, лишь делают ее прелестнее. Она всю жизнь жила в столице и теперь привыкание к столь провинциальной местности дается ее тяжело. К сожалению я так и не могу найти с ней общий язык. Наши интересы и цели в жизни настолько различны, что буквально не имеют ни малейших точек соприкосновений. Печальнее всего, что матушка настаивает на нашем общении, и мне приходится отказываться от встреч с Николасом, дабы провести несколько томительных часов в окружении гостьи. Это меня несомненно весьма тяготит».

«Двадцатое июня. Все никак не могу заставить себя вести дневник регулярно. С Валентой мы наконец-то смогли подружиться. Этому немало поспособствовал мой дорогой Николас. Оказалось, что у них с кузиной есть несколько общих знакомых, за обсуждением которых они завязали крепкую дружбу. С тех пор Валента стала третьим участником наших встреч в оранжерее. Не могу сказать, что меня это радует. Конечно же, Николас не дает мне ни малейших поводов для ревности, однако превосходство Валенты надо мной в буквальном смысле бросается в глаза!".

- Эй, Зои. - В комнату вошла Кейт. - К тебе пришли.
- Ко мне? - Я немало удивилась. - Кто ко мне может придти?
- Смерть с косой. - Хмыкнула подруга. - Поторапливайся.
Натянув на ноги тапки я спустилась вниз и, надо сказать, немало удивилась. На пороге стоял недавний знакомый.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Энди Багира | 22-12-2009, 00:12 | Просмотров: 45 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх