Ледяное пламя. Глава 7. Ледяная ярость
Мой вам совет - никогда не злите дракона. Последствия могут быть... непредсказуемые.
Глава VII. ЛедÑÐ½Ð°Ñ ÑроÑÑ‚ÑŒ.
Ðе уÑпели бандиты опомнитьÑÑ, как их оглушил Ñвирепый рев, и громадный, белый, точно Ñнег, дракон обрушилÑÑ Ð½Ð° них, подобно урагану. Ильвиллин дейÑтвовала без жалоÑти, ее когти и клыки тут же нашли мÑгкую плоть врагов, а еще одного она, захлеÑтнув его гибким хвоÑтом, шмÑкнула об Ñтену, Ñломав ему позвоночник. ОÑтальные так и шарахнулиÑÑŒ во вÑе Ñтороны, но вÑе пути к отÑтуплению оказалиÑÑŒ перекрыты – кобольды вышли из Ñвоих убежищ и, переÑилив Ñтрах, заÑтупили врагам дорогу, а некоторые, наиболее отчаÑнные, даже выÑкочили вперед и принÑлиÑÑŒ колоть людей в ноги, и уж еÑли разбойник падал, то уж больше не поднималÑÑ. Тем временем Эван, обогнув Ильвиллин, броÑилÑÑ Ðº ÐльÑингиру… но замер на меÑте, едва увидев, что Куркунг подхватил его лук, и одна из ÑеребриÑÑ‚Ñ‹Ñ… Ñтрел нацелилаÑÑŒ прÑмо в грудь Ñльфу, пока Ñам бандит пÑтилÑÑ Ð½Ð°Ð·Ð°Ð´, не ÑпуÑÐºÐ°Ñ Ñ Ð½ÐµÐ³Ð¾ глаз.
- Сразу Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ прикончил, а зрÑ, - наконец Ñказал он, - Ðо Ñ ÐµÑ‰Ðµ никогда не ошибалÑÑ Ð´Ð²Ð°Ð¶Ð´Ñ‹. ПрощайÑÑ Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒÑŽâ€¦ а-а-а! – и разбойник, ÑпоткнувшиÑÑŒ о какого-то кобольда, что броÑилÑÑ Ð¿Ñ€Ñмо ему под колени, полетел на Ñпину, выпуÑтив лук, а Эван, метнувшиÑÑŒ птицей, подхватил Ñвое оружие еще в воздухе, однако ÑтрелÑÑ‚ÑŒ он не мог – рука опухла и плохо его ÑлушалаÑÑŒ, поÑтому он проÑто выдернул из-за поÑÑа Куркунга его же ÑобÑтвенный нож и вогнал его в горло бандита.
- Что ж, прощай, - прошипел он, Ñ‚Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÐ½Ð¾Ðµ плечо – оно горело огнем, однако какое-то Ñмутное предчувÑтвие заÑтавило его неожиданно резко пригнутьÑÑ, и как раз вовремÑ, иначе длинный, веÑÑŒ уÑеÑнный шипами драконий хвоÑÑ‚ точно ÑÐ½ÐµÑ Ð±Ñ‹ ему голову и отправил бы вÑлед за Куркунгом, а, обернувшиÑÑŒ, он увидел Ильвиллин, вÑÑŽ залитую Ñвоей и чужой кровью, безуÑтанно рвала и терзала врагов, оÑтавлÑÑ Ñ€Ð°Ð½ÐµÐ½Ñ‹Ñ… Ñкачущим под ее лапами кобольдам, пока в живых не оÑталоÑÑŒ ни одного, но и тогда она не Ñразу уÑпокоилаÑÑŒ, Ð¿Ð¾Ð²Ð¾Ð´Ñ Ð¿Ð¾ Ñторонам полными неутихшей ÑроÑти глазами.
- Тише, тише, - Эван оÑторожно подошел к ней и положил руку ей на лапу, - Ð’Ñе кончено, Ильвиллин. УÑпокойÑÑ.
- Да, да, да! Ð’Ñе кончено! Кончено! – раздалоÑÑŒ радоÑтное верещание, и Квуль, выÑкочив вперед, перекувырнулÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· голову, - ГоÑпожа, гоÑпожа дракониха, как же нам Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ð¸Ñ‚ÑŒ?!
- ПереÑтань называть Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð³Ð¾Ñпожой, - проворчала та, медленно оÑтываÑ, - Рто Ñ Ñ‡ÑƒÐ²Ñтвую ÑÐµÐ±Ñ Ð½ÐµÐ¼Ð¾Ñ‰Ð½Ð¾Ð¹ Ñтарухой, - и, лизнув окровавленный бок, она поморщилаÑÑŒ, - Фу! ДрÑнь какаÑ! Отец Ñвно крепко врал мне, когда говорил, что Ñти люди вкуÑные!
- Ðе волнуйтеÑÑŒ, не волнуйтеÑÑŒ, гоÑпожа, - тут же подали Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð½ÐµÑколько кобольдов, - Мы Ð²Ð°Ñ Ñ‚Ð°Ðº накормим, что взлететь не Ñможете!
- Ðу, Ñто мне и так пока что не грозит, - уÑмехнулаÑÑŒ она, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ ÐµÐµ уши чуть заметно дрогнули, Ð²Ñ‹Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ Ð½Ð°ÑтороженноÑти, - Рчто у Ð²Ð°Ñ Ð¸Ð· еды? Мухи? КрыÑÑ‹? ÐебоÑÑŒ, еще и пауки на деÑерт?
- О, Ñтих чудных лакомÑтв в Ñтих туннелÑÑ… в избытке, но ведь вы, живущие на земле, не любите их, мы принеÑем вам другую еду, - заквакали кобольды, - Ð¡ÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ñƒ Ð½Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð°Ð·Ð´Ð½Ð¸Ðº, и Ð´Ð»Ñ Ð²Ð°Ñ Ð¼Ñ‹ ничего не пожалеем! – поÑле чего, точно тараканы при виде половой Ñ‚Ñ€Ñпки, они разбежалиÑÑŒ, кто куда, и Ильвиллин, вздохнув, кое-как дотащилаÑÑŒ до Ñтены, где и легла.
- ЧувÑтвую ÑÐµÐ±Ñ Ñ‚Ð°Ðº, Ñловно ÑобÑтвенными лапами отполировала вÑе Ñтатуи у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð´Ð¾Ð¼Ð°â€¦ было у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð² детÑтве такое наказание, - Ñонно Ñказала она Эвану, - ПоÑле Ñтого вÑегда казалоÑÑŒ, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñама в Ñкульптуру превращуÑÑŒ, так жутко болели лапы и Ñпина… Ð Ñ‚Ñ‹ как?
- Ðичего так. Плечо, правда, болит, да и в боку ноет, но Ñлишком Ñильно.
- Тогда давай поÑпим, а? – она зевнула, - Пока Ñти, Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¿Ð¾Ð½Ñ‡Ð°Ñ‚Ñ‹Ð¼Ð¸ лапами, туда-Ñюда ноÑÑÑ‚ÑÑ, - и, закрыв глаза, она через мгновение уже заÑопела, а Ñльф, приÑтроившиÑÑŒ у ее бока, одной рукой накрыл возвращенный амулет, а второй обвил ее за шею, и, прежде чем заÑнуть, подумал: «Да уж, ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¼Ñ‹ вÑе заÑлужили поиÑтине долгий отдых…» Ðо, как ему показалоÑÑŒ, не уÑпел он погрузитьÑÑ Ð² Ñон, как до него донеÑлоÑÑŒ:
- ГоÑподин! ГоÑподин Ñльф, проÑнитеÑÑŒ!
- Да? – он вÑкинул голову. Сон его, как вÑегда, был похож на птичий - не-глубокий и очень чуткий, «как у голодного барÑа», любили выражатьÑÑ ÐµÐ³Ð¾ Ñородичи, так что проÑнулÑÑ Ð¾Ð½ быÑтро, и на ÐšÐ²ÑƒÐ»Ñ Ð¿Ð¾Ñмотрели ÑовÑем не заÑпанные глаза, - Ð’ чем дело? – и, поÑмотрев наверх, но не увидев неба, он ÑпроÑил, - Сколько мы проÑпали?
- ВеÑÑŒ день, гоÑподин, и вÑÑŽ ночь в придачу. Рвашу подругу мы так и не Ñумели разбудить.
- Да уж, Ñто довольно трудно, - уÑмехнулÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚ и, поднÑвшиÑÑŒ, легко почеÑал Ильвиллин за ухом, - Эй, ÑонÑ! Ð’Ñтавай!
Дракониха в ответ что-то нечленораздельно промычала, и тогда Ñльф Ñнова пощекотал ее… едва уÑпев увернутьÑÑ, когда она лапой попыталаÑÑŒ Ñмахнуть его, точно надоедливую муху.
- Ильвиллин! – он толкнул ее в бок, - Рну поднимайÑÑ! Хватит уже Ñпать!
- ОтÑтань, - прорычала она, не Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·, - Еще рано.
- Ðичего Ñебе рано! – и он Ñнова ее пихнул, - Почти Ñутки уже прошли!
- Да? – она медленно приподнÑла кожиÑтое веко и поÑмотрела на него, - Правда? Ð-а-ах, - и, зевнув во вÑÑŽ паÑÑ‚ÑŒ, она вÑтала и потÑнулаÑÑŒ, - Ух, дохлые гольганги, как же Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ!
- Ð”Ð»Ñ Ñтого мы Ð²Ð°Ñ Ð¸ разбудили, - подал Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐšÐ²ÑƒÐ»ÑŒ, - Мы ждем ваÑ, чтобы начать празднеÑтво! Идемте! – и, махнув рукой, он повел их по туннелÑм. Идти было недолго, и вÑкоре до них донеÑÑÑ ÑˆÑƒÐ¼ множеÑтва голоÑов, а когда Ñльф и дракониха вышли на Ñвет, то их оглушили громоподобными овациÑми. Ð’Ñе кобольды ÑтоÑли, крича или аплодируÑ, пока двое друзей занимали Ñвои меÑта поÑреди круглого, похожего на пещеру отÑека туннелÑ, но тут поднÑлÑÑ Ð¾Ð´Ð¸Ð½ оÑобенно Ñтарый, Ñ Ð±Ð¾Ñ€Ð¾Ð´Ð¾Ð¹ до пола и опирающийÑÑ Ð½Ð° троÑÑ‚ÑŒ кобольд, что поднÑл лапу – и вÑе голоÑа тут же Ñтихли, а Ñам он, откашлÑвшиÑÑŒ, Ñказал:
- Ðу… в общем… вÑе мы знаем, зачем мы здеÑÑŒ вÑе ÑобралиÑÑŒ, но, еÑли кто-то не знает, но хотел бы узнать, то Ñ Ñ ÑƒÐ´Ð¾Ð²Ð¾Ð»ÑŒÑтвием ему об Ñтом Ñкажу, потому что отныне об Ñтом Ñлавном Ñобытии должен знать каждый уважающий ÑÐµÐ±Ñ ÐºÐ¾Ð±Ð¾Ð»ÑŒÐ´, так что…
- Ðу давай уж, Магул, говори толком! – раздалÑÑ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð³Ð¾ из молодых кобольдов, - Ðе Ñ‚Ñни крыÑу за хвоÑÑ‚!
- Ðа твоем меÑте, Гугл, - Ñурово поÑмотрел на него Ñтарик, - Ñ Ð±Ñ‹ Ñначала научилÑÑ ÑƒÐ²Ð°Ð¶Ð°Ñ‚ÑŒ Ñтарших. СовÑем раÑпуÑтилиÑь… на чем Ñ Ð¾ÑтановилÑÑ?
- Ðи на чем, - буркнул Гугл, - Раз уж тебе так хочетÑÑ Ñ€ÐµÑ‡ÑŒ толкать, так толкай, а не бубни одно и то же!
- СпаÑибо, - Ñ Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´ÐºÐ¾Ð¼ поблагодарил его Магул, - Ðикакого терпениÑ, никакой почтительноÑти… только из икринок вылезли, а уже Ñчитают ÑÐµÐ±Ñ Ð¼ÑƒÐ´Ñ€ÐµÑ†Ð°Ð¼Ð¸! Прошу прощениÑ, - обратилÑÑ Ð¾Ð½ к Ильвиллин и Эвану, - Я вÑе еще надеюÑÑŒ, что Ñо временем Ñти желтопузые балбеÑÑ‹ Ñтанут веÑти ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð»Ð¸Ñ‡Ð½ÐµÐµ, но, похоже, вÑе мои надежды умрут, еще и не родившиÑÑŒ.
- Ðичего, - Ильвиллин едва не заÑмеÑлаÑÑŒ, но попыталаÑÑŒ Ñохранить Ñерьезный вид, - Прошу ваÑ, продолжайте.
- Благодарю, - он отвеÑил поклон, - Итак, вот и кончилиÑÑŒ времена нашего изгнаниÑ, продолжающегоÑÑ Ð¿Ð¾Ñ‡Ñ‚Ð¸ шеÑÑ‚ÑŒ лет, и мы Ñнова вернулиÑÑŒ в Ñвои туннели, Ñвободные от вÑÑкой нечиÑти. ГнуÑный Куркунг, подлый убийца и грÑзный грабитель, отправилÑÑ Ð² небытие, и пуÑÑ‚ÑŒ вÑе демоны ада терзают его душу Ñ‚Ñ‹ÑÑчу веков, а вмеÑте Ñ Ð½Ð¸Ð¼ ушли и вÑе его недоÑтойные имен приÑпешники, чьи трупы уже поглотила река, оÑтавив нам наш Ñвободный от вÑÑких паразитов дом. И за Ñто мы должны благодарить нашу отважную избавительницу, неÑокрушимого воина, беÑÑтрашную, доблеÑтную, беÑкорыÑтную, могучую…
- Магул, Магул, - заÑмеÑлаÑÑŒ дракониха, - Хватит уже Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ…Ð²Ð°Ð»Ð¸Ñ‚ÑŒ, а то Ñ ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÑовÑем раÑтаю. Квуль помог мне разыÑкать друга, а Ñ Ð² ответ помогла вам, так что ничего оÑобенного в моем поÑтупке нет. Лучше давайте начинать еÑÑ‚ÑŒ!
Ответом ей был дружный облегченный вздох и одобрительный гомон, так что Магулу оÑталоÑÑŒ только руками развеÑти.
- Что ж, как пожелаете, гоÑпожа Ильвиллин, как пожелаете, - и он хлопнул в ладоши, поÑле чего зашлепали перепончатые лапы, и Ñ†ÐµÐ»Ð°Ñ Ð¾Ñ€Ð°Ð²Ð° кобольдов начала вноÑить в зал блюда Ñ ÐµÐ´Ð¾Ð¹. Ðекоторые из них выглÑдели не ÑовÑем аппетитно, и Ильвиллин поморщилаÑÑŒ, когда мимо нее пронеÑли поÑудину, полную жирных червей, которых кобольды начали уплетать, точно Ñпагетти, а Эвана чуть не Ñтошнило, едва он увидел на огромной миÑке приличный куÑок Ñыра, покрытый пушиÑтой зеленой плеÑенью. Ð”Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑ ÑƒÐ¶Ðµ начали опаÑатьÑÑ, что и им предложат нечто подобное, но кобольды проÑвили недюжинную ÑообразительноÑÑ‚ÑŒ, так что вÑкоре перед драконихой выроÑла ÑÑ‹Ñ€Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð²ÑÐ¶ÑŒÑ Ð½Ð¾Ð³Ð°, Ñвно ÑÑ‚Ð°Ñ‰ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¸Ð·-под ноÑа какого-нибудь зазевавшегоÑÑ Ð¼ÑÑника. Одобрительно заурчав, она зажала еду когтÑми и принÑлаÑÑŒ методично обгладывать толÑтую коÑÑ‚ÑŒ, ÑÑ‡Ð¸Ñ‰Ð°Ñ Ð¾Ñтатки мÑÑа шершавым Ñзыком. Эван вел ÑÐµÐ±Ñ Ð±Ð¾Ð»ÐµÐµ чинно, однако тоже наелÑÑ Ð´Ð¾ отвала, и лишь Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ качал головой, когда кобольды предлагали ему еще.
- Тебе лучше наеÑÑ‚ÑŒÑÑ, - заметила Ильвиллин, облизываÑÑÑŒ, - Кто знает, что Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð´ÐµÑ‚ дальше? Еда впрок пойдет.
- Так Ñ Ð¶Ðµ не дракон, - уÑмехнулÑÑ Ð¾Ð½, - Я не могу Ñтолько еÑÑ‚ÑŒ!
- Ðу, Ñто верно, - Ильвиллин чуть ÑвыÑока, но Ñовершенно добродушно на него поÑмотрела, - До Ð½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ далеко, - и, Ñловно в подтверждение, она Ñ Ñ‚Ñ€ÐµÑком разгрызла коÑÑ‚ÑŒ на две половинки, вылизала вÑе, что там было и довольно провела Ñзыком по длинным клыкам, - Ðеплохо! Теперь мне еще пару дней не нужна будет еда. Рто и дольше. Мама раÑÑказывала, некоторые драконы голодали меÑÑцами, но оÑтавалиÑÑŒ Ñильны и крепки.
- Удобно, - заÑмеÑлÑÑ Ñльф.
- Рто, - она подмигнула ему, поÑле чего повернулаÑÑŒ к Квулю, - КÑтати, а какое ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñуток? ÐадеюÑÑŒ, не утро?
- Разгар днÑ, - ответил кобольд, Ð´Ð¾Ð¶ÐµÐ²Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÑƒÑок Ñырой крыÑÑ‹.
- Да? Тоже не блеÑк… Ðу что ж, тогда дождемÑÑ Ð²ÐµÑ‡ÐµÑ€Ð°, а там выберемÑÑ Ð¸Ð· города – и в путь, верно, Эван?
- Конечно, - кивнул он, но, заметив взглÑд одного из кобольдов, оÑекÑÑ. Шум голоÑов тут же Ñтих, и вÑе взглÑды уÑтавилиÑÑŒ на гоÑтей – Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¸Ð¼-то горьким, почти детÑким недоумением на лицах.
- Вы… уходите? – наконец выдавил Квуль.
- Ðу да, - кивнула Ильвиллин, - Мы в вашем городе лишь потому, что нам нужно было здеÑÑŒ кое-что приобреÑти, но ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¼Ñ‹ закончили вÑе дела, и больше здеÑÑŒ задерживатьÑÑ Ð½Ð°Ð¼ незачем. ПоÑтому мы хотим продолжить Ñвое путешеÑтвие… что? Ðу что вы вÑе так на Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑƒÑтавилиÑÑŒ?
- Ðо… мы думали… что вы оÑтанетеÑÑŒ Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸â€¦ мы Ñлабые, беззащитные ÑущеÑтва… мы нуждаемÑÑ Ð² защите! – выкрикнул Бикл, и оÑтальные ÑоглаÑно загудели, - Рчто будет, еÑли ÑвитÑÑ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¾Ð¹ бандит, еще хуже Куркунга, и выгонит Ð½Ð°Ñ Ð¸Ð· наших туннелей, а то и перебьет вÑех до единого?!
- Так вы Ñами должны уметь ÑÐµÐ±Ñ Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‚Ð¸Ñ‚ÑŒ! – фыркнула Ильвиллин, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¿Ð¾ ее чуть дрогнувшим ушам было заметно, что она начинает ÑердитьÑÑ, - Я обещала вам помочь избавитьÑÑ Ð¾Ñ‚ Куркунга и его шайки – Ñ Ñдержала Ñвое обещание, но никто не говорил, что Ñ Ð¾Ð±ÑзалаÑÑŒ оÑтатьÑÑ Ð² Ñтих подземельÑÑ… навечно!
- Ðо что мы будем делать, еÑли кому-нибудь взбредет в голову поÑелитьÑÑ Ð² Ñтих туннелÑÑ…? – Магул, кажетÑÑ, тоже был ошарашен, - Мы не Ñможем их отÑтоÑÑ‚ÑŒ без вашей помощи! Мы Ñлишком маленькие и Ñлишком презренные! Ðам Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ не ÑправитьÑÑ, ни за что не ÑправитьÑÑ!
- Они Ð½Ð°Ñ Ð²Ñех убьют! – гореÑтно взвыла какаÑ-то кобольдиха, рванув ÑÐµÐ±Ñ Ð·Ð° волоÑÑ‹, - ÐÐ°Ñ Ð¸ наших детей, у-у-у!
- Мы вÑе умрем! – подхватила другаÑ, и обе завыли, как Ñобаки под дождем, а оÑтальные поддержали их дуÑÑ‚, кто рыданиÑми, а кто негодующими воплÑми, но тут Ильвиллин взревела, Ð¿ÐµÑ€ÐµÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð²ÑÑŽ Ñту жуткую какофонию:
- Слушайте, вы! – она уже ÑтоÑла, гневно Ñ€Ð°Ð·Ð¼Ð°Ñ…Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ…Ð²Ð¾Ñтом и прижав к голове оÑтрые уши, - Может, вы и маленькие, да только, как Ñ Ð¿Ð¾Ð³Ð»Ñжу, еще и неÑравненные труÑÑ‹! Ð’Ñ‹ же даже не пытаетеÑÑŒ ÑÐµÐ±Ñ Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‰Ð°Ñ‚ÑŒ!
- Как мы можем? – заÑтонал Бикл, - Мы ведь кобольды – отброÑÑ‹, отщепенцы, изгои! Мы не умели и не умеем защищатьÑÑ! Ð Ñ‚Ñ‹, - он Ñ Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð³Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ поÑмотрел на кривые когти Ильвиллин и ее огромные клыки, - Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ ÑильнаÑ, Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ð·Ð½Ð°Ñ! Ты Ñможешь Ð½Ð°Ñ Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‚Ð¸Ñ‚ÑŒ, ото вÑех!
- Ðо Ñ Ðº вам Ñторожевым пÑом не нанималаÑÑŒ! – зарычала он, ÑвирепеÑ, - Я – дракон, а не домашнее животное, и вольна идти, куда захочу! И потому в ваших же интереÑах мне в Ñтом не мешать!
- Ильвиллин! – Эван положил руку ей на плечо, Ð¿Ñ€Ð¸Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÑƒÑпокоитьÑÑ, но она не обратила на него ровно никакого вниманиÑ, Ð¿Ñ€Ð¾Ð´Ð¾Ð»Ð¶Ð°Ñ Ð¿Ð¸Ð»Ð¸Ñ‚ÑŒ кобольдов ÑроÑтным взглÑдом, поÑле чего прорычала:
- Мы уйдем, как только ÑÑдет Ñолнце.
- Ðет, - неожиданно твердо возразил Магул, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñкулы у него побелели от Ñтраха, а ногой он нервно забарабанил по полу, - Ðе уйдете.
- Вот как? – прищурилаÑÑŒ дракониха, Ð¿Ñ€Ð¸Ð³Ð¸Ð±Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñƒ и глубже Ð²Ð¾Ð½Ð·Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð³Ñ‚Ð¸ в толÑтый Ñлой Ñлизи, покрывающей пол, - И почему же?
- Потому что мы не позволим, - ответил кобольд, ÑкреÑтив на груди руки, а его Ñородичи, окружившие Ильвиллин Ñо вÑех Ñторон, ответили дружным гулом.
- Ðо подождите… - Эван попыталÑÑ Ñ€Ð°Ð·Ñ€Ñдить взрывоопаÑную обÑтановку, но его не Ñлишком-то вежливо оттолкнули в Ñторону, и Магул процедил:
- Ты, Ñльф, можешь идти, куда захочешь, хоть на вÑе четыре Ñтороны. Ðам от Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÐºÑƒ мало, но она, - он указал на дракониху, - оÑтанетÑÑ Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸.
- Да ну? – Эван говорил, вроде бы, Ñпокойно, но в глазах его запылали опаÑные огоньки, и, даже не поморщившиÑÑŒ, он ÑнÑл Ñ Ð¿Ð»ÐµÑ‡Ð° ÐльÑингир, - Что ж, попробуйте Ð½Ð°Ñ Ð¾Ñтановить, - и быÑтрее взглÑда он выдернул из колчана Ñтрелу и выпуÑтил ее под ноги кобольдам – они едва уÑпели отÑкочить прочь, как пол покрыла толÑÑ‚Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€ÐºÐ° льда, едва не приморозив им лапы, и Ñльф добавил, - Только, прежде чем поÑадить барÑа на цепь, нужно ведь его поймать. Рведь зубы у него оÑтрые, когти – длинные, и куÑаетÑÑ Ð¾Ð½ ох и здорово… Так что Ñоветую Ñперва хорошенько подумать.
- И хорошенько, - добавила дракониха, а ее хвоÑÑ‚, точно кнут, Ñтегнул по полу, выбив громкий резкий щелчок.
- Вам отÑюда не выбратьÑÑ, - проквакал Магул, - Туннели извилиÑÑ‚Ñ‹ и запутанны. Без нашей помощи вам отÑюда не выбратьÑÑ.
- Ðеужели? – тут Ильвиллин почти улыбнулаÑÑŒ, - Тогда Ñ‚Ñ‹ кое о чем забыл, мой пучеглазый друг.
- О чем же? – ÑпроÑил тот, и, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ тому, какого цвета у него Ñтали щеки, он почти догадалÑÑ, каков будет ответ.
- Я – дракон! – проревела наша Ð³ÐµÑ€Ð¾Ð¸Ð½Ñ Ð¸, мощно оттолкнувшиÑÑŒ задними лапами, броÑилаÑÑŒ прÑмо в толпу. Кто-то уÑпел отпрыгнуть, а кому-то повезло меньше, и она, разброÑав их во вÑе Ñтороны, Ñ Ñ€Ñ‹Ñ‡Ð°Ð½Ð¸ÐµÐ¼ броÑилаÑÑŒ в туннель. Эван побежал за ней, Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¿Ñ€Ñ‹Ð³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· лежавших тут и там кобольдов, а Ильвиллин, точно вырвавшийÑÑ Ð¸Ð· клетки зверь, громадными прыжками уноÑилаÑÑŒ вÑе дальше по теÑным коридорам, Ñ€Ð°Ð·Ð±Ñ€Ñ‹Ð·Ð³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð³Ñ€Ñзь и жижу. Она не разбирала дороги и не видела, куда неÑут ее лапы, но вÑе равно бежала, мечаÑÑŒ в туннелÑÑ… и рыча от пожирающей ее ÑроÑти… знаÑ, что кобольды были правы, что она уже пробегала по Ñтим коридорам, но не нашла верного пути… однако ни за что не Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ ÑдаватьÑÑ. И когда она неожиданно оÑтановилаÑÑŒ, то Эван, что чуть не врезалÑÑ Ð² ее бронированный бок, Ñперва даже решил, что впереди тупик, но приказ подруги Ñовершенно его ошарашил.
- Залезай ко мне на Ñпину.
- Что?! Ты Ñ ÑƒÐ¼Ð° Ñошла?
- Залезай, - холодно повторила она, - Или прикажешь Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² когтÑÑ… неÑти?
- Что ты задумала?
- Ðам не выбратьÑÑ Ð¸Ð· Ñтих туннелей, еÑли мы будем проÑто бежать вперед и надеÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð½Ð° Ñлепую удачу, - Ñказала она, - Ðо еÑÑ‚ÑŒ и другой выход. Залезай на Ñпину, Ñльф! Я больше повторÑÑ‚ÑŒ не буду!
- Ты… уверена? – ÑпроÑил он, но дракониха лишь Ñвирепо Ñ€Ñвкнула, и он, покорно поÑтавив ногу на Ñгиб ее лапы, запрыгнул на хребет и ухватилÑÑ Ð·Ð° ее длинные шипы, похожие на белые кинжалы.
- Что Ñ‚Ñ‹ задумала? – еще раз попыталÑÑ Ð¾Ð½ добитьÑÑ Ð¾Ñ‚ нее ответа, но она лишь зарычала и, пригнувшиÑÑŒ, подпрыгнула вверх – Эван едва не Ñлетел – а ее когти, заÑкрежетав по камню, что еÑÑ‚ÑŒ Ñилы вонзилиÑÑŒ в Ñтены вертикального колодца, на другом конце которого ÑиÑл… Ñвет!
- Ильвиллин, не надо! – закричал Эван, прижимаÑÑÑŒ лицом к ее чешуе, - Ðаверху день! И люди! Мы же погибнем! – но дракониха молча и упорно карабкалаÑÑŒ по каменной Ñтене, ÑÐºÑ€ÐµÐ±Ñ Ð±Ñ€ÑŽÑ…Ð¾Ð¼ по грубой кладке. Эльф ÑъежилÑÑ Ð·Ð° ее Ñпиной, знаÑ, что вот-вот ÑлучитÑÑ Ð½ÐµÐ¸Ð·Ð±ÐµÐ¶Ð½Ð¾Ðµâ€¦ и выхода у него не было. Спрыгни он ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð²Ð½Ð¸Ð· – разбилÑÑ Ð±Ñ‹ наÑмерть или наÑтолько иÑкалечилÑÑ Ð¾Ð± оÑтрые камни и железные штыри, торчавшие из пола, что крыÑÑ‹ без труда бы Ñ Ð½Ð¸Ð¼ раÑправилиÑÑŒ, а наверху его ждало беÑпощадное Ñолнце и его прожигающие наÑквозь лучи. ПоÑтому он проÑто вцепилÑÑ Ð² шкуру Ильвиллин и зажмурил глаза. Ð’Ñе. Это конец. Ðо, едва когти драконихи доÑтигли решетки люка, как она, поднÑв крыльÑ, как шатром укрыла ими Ñвоего друга, поÑле чего, Ñобрав вÑе Ñилы, рванулаÑÑŒ наверх, выÑкочив, как черт из-под земли, навÑтречу оживленной улице и оÑлепительному, режущему глаза дню, что, мгновение ÑпуÑÑ‚Ñ, превратилÑÑ Ð² невообразимый хаоÑ. Лошади, Ñпокойно Ñ‚Ñнувшие по моÑтовой груженые повозки, дико заржали и броÑилиÑÑŒ во вÑе Ñтороны, люди закричали, но дракониха, ничего не замечаÑ, помчалаÑÑŒ вперед, разбраÑÑ‹Ð²Ð°Ñ Ð¸Ñ… Ñвоей широкой грудью, а не уÑпевших отÑкочить – ÑÐ±Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ Ð½Ð¾Ð³ или Ð¾Ñ‚ÑˆÐ²Ñ‹Ñ€Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð¸. Клыками Ñорвав Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¾Ð³Ð¾-то крытого фургона выцветшую Ñерую холÑтину, она, как плащом, наброÑила его на Ñвою Ñпину, надеÑÑÑŒ, что у Эвана хватит ума ее удержать, хотÑ, признатьÑÑ, не верила, что им удаÑÑ‚ÑÑ ÑпаÑтиÑÑŒ – но вÑе равно броÑилаÑÑŒ в бой и, точно дикий торнадо, понеÑлаÑÑŒ дальше, ÑÐ¼ÐµÑ‚Ð°Ñ Ð²Ñе на Ñвоем пути. Ее вели гнев и отчаÑние, ÑмешавшиеÑÑ Ð² ее душе воедино и породившие жуткое чудовище, что опрокидывало повозки, проламывало заборы и уничтожало любое препÑÑ‚Ñтвие, что возникало у него на пути – лишь бы вырватьÑÑ Ð½Ð° Ñвободу! Вот только крики и беÑпорÑдок привлекли внимание городÑкой Ñтражи, а там поÑвилиÑÑŒ и они Ñами – вÑадники в Ñтальных доÑпехах, что, увидев дракона, не иÑпугалиÑÑŒ, не броÑилиÑÑŒ прочь, а во веÑÑŒ опор помчалиÑÑŒ вперед Ñ ÐºÐ¾Ð¿ÑŒÑми наперевеÑ, а их Ñлитный крик «За Ларка-а-ан!» Ñхом загремел между каменных Ñтен. Однако Ильвиллин отнюдь не пылала желанием Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ ÑражатьÑÑ, оÑобенно Ñ Ð±ÐµÑпомощным Ñльфом на Ñпине, и потому не броÑилаÑÑŒ на них Ñ Ð¾Ñкаленной паÑтью, а, выÑоко подпрыгнув, одним Ñкачком перемахнула через них. Одно из копий вÑкользь ударило ее по брюху, но ледÑÐ½Ð°Ñ Ð±Ñ€Ð¾Ð½Ñ Ð½Ðµ подвела, и Ñтальное оÑтрие ушло в Ñторону, не причинив ей вреда, а Ильвиллин, торжеÑтвующе зарычав, помчалаÑÑŒ дальше, ÑтелÑÑÑŒ над землей, точно Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ ÐºÐ¾ÑˆÐºÐ°, пока не увидела, что улица кончилаÑÑŒ, и перед ней открылоÑÑŒ море людей, заполонивших центральную площадь города. Она хотела Ñвернуть в Ñторону, но Ñзади донеÑлиÑÑŒ голоÑа Ñтражников, цокот конÑких копыт… у нее не было выбора, и, взревев, она броÑилаÑÑŒ в толпу. Люди Ñ Ð²Ð¾Ð¿Ð»Ñми ужаÑа раÑхлынулиÑÑŒ перед ней, но она вÑе равно Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ пробиралаÑÑŒ Ñквозь Ñто Ñтолпотворение, пока не увидела впереди маÑÑивный каменный поÑтамент – и, даже не раздумываÑ, полезла наверх, цеплÑÑÑÑŒ когтÑми, пока не оказалаÑÑŒ почти на Ñамой вершине колоÑÑальной Ñтатуи, прÑмо на плече отважного рыцарÑ, державшего на руках ребенка, чье иÑпуганное лицо и ручонки, обхватившие мужчину за шею, оказалиÑÑŒ ÑовÑем близко от загнанной в ловушку драконихи. ОтÑюда ей бежать было уже некуда, а внизу Ñтража оцепила Ñтатую Ñплошным кольцом, и Ильвиллин понÑла: она попалаÑÑŒ. Конечно, она могла бы проÑидеть на Ñтом наÑеÑте, точно птица, и день, и два, но что толку? Эвана они и так Ñмогут ÑнÑÑ‚ÑŒ, Ñтрелами – против них Ð´Ñ€Ð°Ð½Ð°Ñ ÑÐµÑ€Ð°Ñ Ñ…Ð¾Ð»Ñтина не заÑтупа, а там придумают и как до нее добратьÑÑ. Ðе может же она провеÑти на Ñтой Ñтатуе целую вечноÑÑ‚ÑŒ! Когти Ильвиллин Ñкрипнули по камню, челюÑти крепко ÑжалиÑÑŒ. Ðу что ж, поÑмотрим, чему она научилаÑÑŒ! Зарычав, дракониха вздыбила чешую и полезла на верх Ñтатуи, на каменный шлем воина-иÑполина. Люди внизу закричали, Ñтражники начали целитьÑÑ Ð¸Ð· луков, но она вÑе равно карабкалаÑÑŒ выше, пока не доÑтигла Ñултана из перьев, и Ñвирепый ледÑной ветер дохнул ей в лицо, Ñловно уÑмехнувшиÑÑŒ – ну что, попробуешь?! Попробую, Ñ Ð¼Ð¾Ð»Ñ‡Ð°Ð»Ð¸Ð²Ð¾Ð¹ ÑроÑтью ответила ему она и, в поÑледний раз поÑмотрев вниз, на вÑÑŽ Ñту мышиную возню, она прыгнула в бездну и раÑпроÑтерла огромные крыльÑ. Воздух тут же рванул ей ÑуÑтавы, но она вÑе равно забила ими, ÑроÑтно и безнадежно, надеÑÑÑŒ лишь на чудо… И чудо ÑлучилоÑÑŒ – буйный непокорный ветер, веющий Ñ ÐµÐµ родных Северных гор, не дал ей разбитьÑÑ, подхватил ее и Ð¿Ð¾Ð½ÐµÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ, легко, как пушинку. С каждым взмахом Ильвиллин ÑтановилоÑÑŒ вÑе труднее, воздух Ñловно ÑмеÑлÑÑ Ð½Ð°Ð´ ней, и она то ÑнижалаÑÑŒ, то вновь воÑпарÑла вверх, во вÑем Ð¿Ð¾ÐºÐ¾Ñ€Ð½Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð²ÐµÑ€ÐµÐ´Ð»Ð¸Ð²Ñ‹Ð¼ ветрам.
- Ð-а-а! – закричала она, заваливаÑÑÑŒ на бок, а тут еще оÑлабел ветер, и она Ñтремительно полетела вниз, но ÑпаÑли крыши – она буквально вÑпорола гладко уложенную черепицу и, не оÑтанавливаÑÑÑŒ, рванулаÑÑŒ дальше, Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¿Ñ€Ñ‹Ð³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ ÐºÑ€Ñ‹ÑˆÐ¸ на крышу и активно Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ð³Ð°Ñ Ñебе крыльÑми, пока прÑмо перед ней не выроÑла выÑÐ¾ÐºÐ°Ñ ÐºÑ€ÐµÐ¿Ð¾ÑÑ‚Ð½Ð°Ñ Ñтена. Ðо дракониха, в ответ лишь ÑроÑтно заколотив крыльÑми по воздуху и почти каÑаÑÑÑŒ брюхом камнÑ, на поÑледнем порыве, на толчке, на диком порыве, отозвавшемÑÑ ÑƒÐ¶Ð°Ñной болью в мышцах, Ñумела-таки зацепитьÑÑ ÐºÐ¾Ð³Ñ‚Ñми за маÑÑивные зубцы и, перевалившиÑÑŒ через Ñтену, броÑилаÑÑŒ навÑтречу тундре. Она Ñ‚Ñжело дышала, к ее крыльÑм Ñловно привÑзали увеÑиÑтые гири, а землю вÑе приближалаÑÑŒ, и в конце концов дракониха, уже не в Ñилах больше лететь, Ñо Ñтоном рухнула наземь, вÑпахав телом мÑгкий мох. Ей казалоÑÑŒ, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¾Ð½Ð° потерÑет Ñознание, но вÑе же она заÑтавила ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð½ÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð¸ оглÑнутьÑÑ. Ларкан еще не уÑпел ÑкрытьÑÑ Ð·Ð° холмами, а ее оÑтрые глаза разглÑдели целый отрÑд рыцарей в Ñверкающих доÑпехах, что миновал ворота, галопом двигаÑÑÑŒ в ее направлении. Ðе то зарычав, не то взвыв, Ильвиллин броÑилаÑÑŒ бежать, ÑтараÑÑÑŒ держатьÑÑ Ð² тени, но то и дело предательÑкое Ñолнце Ñверкало на ее белой чешуе, и, поглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½Ð°Ð·Ð°Ð´, она понимала, что рано или поздно ее догонÑÑ‚, и тогда ей придетÑÑ Ð´Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑÑ Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ наÑмерть, ÑпаÑÐ°Ñ Ñвою жизнь и жизнь Эвана, который лежал на ее Ñпине, закутанный в Ñерую ткань и уцепившийÑÑ Ð·Ð° оÑтрые шипы, и неÑÑно было, жив ли он, или безжалоÑтный Ñвет вÑе же уÑпел его иÑпепелить. Прыжок… Прыжок. Прыжок! Тело ее ломило от уÑталоÑти, но она вÑе равно бежала так быÑтро, как только могла, задыхаÑÑÑŒ и выÑунув Ñзык, пока не ÑпоткнулаÑÑŒ о какой-то валун, ÑпрÑтанный во мху, и не плюхнулаÑÑŒ в небольшую ложбинку, зарывшиÑÑŒ ноÑом в куÑтиÑтый, покрытый капельками роÑÑ‹ мох и закрыв глаза. Ð’Ñе… больше она никуда и ни за что не побежит… ни за что. Сердце колотилоÑÑŒ, как бешеное, в боку кололо, а от боли в мышцах хотелоÑÑŒ завыть в голоÑ, но она лишь тихо Ñтонала, пока лапы, никак не Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð½ÑÑ‚ÑŒ, что бежать она больше не может, Ñлабо подрагивали и цеплÑлиÑÑŒ когтÑми за землю, оÑтавлÑÑ Ð½Ð° ней глубокие борозды… И тут ее ноздрей коÑнулÑÑ Ð¿Ð¾Ñ€Ñ‹Ð² ледÑного ветра, она ощутила дыхание магичеÑкой Ñилы и, Ñ Ð½ÐµÐ²ÐµÑ€Ð¾Ñтным трудом поднÑв голову, она увидела, что Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹ Ñтоит Ñтранного вида ÑущеÑтво – вÑадник в плаще, ÑидÑщий верхом на Ñеверном олене, причем и Ñам он, и его Ñкакун были не из плоти, а из множеÑтва ледÑных криÑталлов, иÑкрившихÑÑ Ð² Ñолнечных лучах, Ñловно роÑÑыпь бриллиантов. ВолоÑÑ‹ незнакомца и его одежды развевалиÑÑŒ на ветру, Ñотканные из мельчайших Ñнежинок, то и дело менÑÑ Ñ„Ð¾Ñ€Ð¼Ñƒ, а на его белом лице горели прозрачные ледÑные глаза. Ð’Ñадник молча разглÑдывал ее безо вÑÑкого выражениÑ, и даже его олень, хоть и ÑтоÑл у Ñамой морды драконихи, ничем не выказывал Ñтраха. Они могли бы проÑтоÑÑ‚ÑŒ так целую вечноÑÑ‚ÑŒ, не ÑдвинувшиÑÑŒ Ñ Ð¼ÐµÑта, но тут уши Ð¾Ð»ÐµÐ½Ñ Ð´Ñ€Ð¾Ð³Ð½ÑƒÐ»Ð¸, заÑлышав шум погони, крики людей и топот копыт. И тут же, откуда ни возьмиÑÑŒ, из теней показалиÑÑŒ другие вÑадники, как две капли воды похожие на первого, и, не произноÑÑ Ð½Ð¸ Ñлова и не издав ни звука, понеÑлиÑÑŒ навÑтречу рыцарÑм, точно Ð´Ð¸ÐºÐ°Ñ Ð¿ÑƒÑ€Ð³Ð°. Снег взвилÑÑ Ð·Ð° ними, Ñвирепо, по-волчьи завыл леденÑщий ветер, и рыцари заметалиÑÑŒ, оÑлепленные бураном, а безжалоÑтные наездники вÑе продолжали Ñвою необузданную плÑÑку вокруг них, то ÑтелÑÑÑŒ поземкой, то взвиваÑÑÑŒ зимней метелью, то поÑвлÑÑÑÑŒ, то иÑÑ‡ÐµÐ·Ð°Ñ Ð² пелене Ñнега, что взвивалÑÑ Ñплошным Ñтолбом, заÑÑ‹Ð¿Ð°Ñ Ð¼ÐµÑ‡ÑƒÑ‰Ð¸Ñ…ÑÑ Ð»ÑŽÐ´ÐµÐ¹ и их коней, пока от целого отрÑда рыцарей не оÑталÑÑ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ огромный Ñугроб, на котором еще гарцевали двое ледÑных вÑадников, поÑтепенно раÑÑыпавшихÑÑ Ð½Ð° мириады Ñнежинок. Один рыцарь, правда, Ñумел вырватьÑÑ Ð¸, за неимением в живых конÑ, на Ñвоих двоих броÑилÑÑ Ðº Ларкану, но и его не пощадили безжалоÑтные духи – Ñловно из-под земли выÑкочив, обволокли Ñвоими плащами, закружили пургу, и вÑкоре крик неÑчаÑтного был поглощен Ñнегом, а тело его оказалоÑÑŒ вморожено в ледÑной Ñаркофаг. ПоÑле Ñтой жеÑтокой раÑправы вÑадники иÑчезли – вÑе, кроме Ñамого первого, что беÑÑтраÑтно наблюдал за вÑем Ñтим, поÑле чего повернулÑÑ Ðº Ильвиллин, и дракониха ÑжалаÑÑŒ, Ñовершенно не предÑтавлÑÑ, как ÑражатьÑÑ Ñ Ñтой кучей Ñнега, еÑли ее Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð½Ð¸ разрушить, ни развеÑÑ‚ÑŒ. К тому же, она не знала, Ñможет ли вообще ÑдвинутьÑÑ Ñ Ð¼ÐµÑта, еÑли дух вÑе же решит на нее напаÑÑ‚ÑŒ. Ðо он пока что не двигалÑÑ, проÑто ÑтоÑл и Ñмотрел, а холод раÑползалÑÑ Ð¾Ñ‚ него во вÑе Ñтороны, и поÑтепенно даже веки драконихи начали медленно ÑлипатьÑÑ, но она не поддалаÑÑŒ Ñонному оцепенению, не позволила морозу Ñковать Ñвое тело. УперевшиÑÑŒ лапами в землю, она вÑе же поднÑлаÑÑŒ во веÑÑŒ роÑÑ‚, шатаÑÑÑŒ и дрожа, но гордо держа голову, что навиÑла над ледÑным вÑадником, и глаза ее вÑтретилиÑÑŒ Ñ ÐµÐ³Ð¾ глазами. Золотое Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ ÑхлеÑтнулоÑÑŒ Ñ Ð±Ð»ÐµÐ´Ð½Ð¾-голубым огнем, и оба, дух и дракон, заÑтыли друг против друга, будто окаменев. Они долго молчали. Ðо в конце концов Ильвиллин вÑе же ÑпроÑила:
- Кто ты?
- У Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½ÐµÑ‚ имени, - ответил тот, и Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐµÐ³Ð¾ звучал подобно ÑвиÑту и вою ветра, мечущегоÑÑ Ð² каменных ущельÑÑ… Северных гор, - Я – Ñнег, Ñ â€“ лед, Ñ â€“ дух, Ñ â€“ тень, Ñ â€“ ничто! Я – в буране, Ñ â€“ в пурге, Ñ â€“ в метели! Я – зимний дух, хозÑин Ñнегов, владыка льда, - отрывиÑто проговорил он, коротко поклонившиÑÑŒ, - Я влаÑтвую здеÑÑŒ, на Ñтих равнинах, когда Ñюда приходил зима, и она ÑтановитÑÑ Ð±ÐµÐ»Ð¾Ð¹ до Ñамого горизонта. Я живу здеÑÑŒ веками, ибо не помню, когда поÑвилÑÑ Ð½Ð° Ñвет, но ни разу еще Ñ Ð½Ðµ вÑтречал в Ñтих краÑÑ… ледÑного дракона, легендарного влаÑтелина Северных гор! Мои приветÑтвиÑ!
- Благодарю, - она кивнула, - Ты… и они… вы ÑпаÑли нам жизнь.
- Мы – одно, - покачал головой дух, - Это был Ñ, никто больше. И лишь потому Ñ Ð½Ðµ иÑчез вмеÑте Ñ, - он чуть уÑмехнулÑÑ, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ тону, - ними. Ðо, прошу прощениÑ, Ñ‚Ñ‹ Ñказала «нам»? С тобой здеÑÑŒ кто-то еще?
- Да, мой друг, Эвангор. Белый Ñльф.
- Эльф? – лицо духа оÑтавалоÑÑŒ не подвижнее маÑки, но даже его Ñтранный Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð½Ðµ Ñмог Ñкрыть иÑкреннее удивление, - Что же привело Ð¶Ð¸Ñ‚ÐµÐ»Ñ Ð²ÐµÑ‡Ð½Ñ‹Ñ… Ñнегов в Ñто невыноÑимое южное пекло?
- Это Ð´Ð¾Ð»Ð³Ð°Ñ Ð¸ÑториÑ, - уÑтало ответила дракониха, - Лучше Ñкажи, дозволено ли будет нам передохнуть здеÑÑŒ до наÑÑ‚ÑƒÐ¿Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð¾Ñ‡Ð¸?
- РазумеетÑÑ, - кивнул тот.
- СпаÑибо, - дракониха чуть опуÑтила веки, - Ðе знаю даже, чем мы заÑлужили твою милоÑть…
- Разве Ñто не ÑÑно? Ð’Ñ‹ пришли Ñ Ð¡ÐµÐ²ÐµÑ€Ð½Ñ‹Ñ… гор, из великого царÑтва Ñнега и льда, а Ñти люди возомнили, что в Ñилах Ñ‚ÑгатьÑÑ Ñ ÐµÐ³Ð¾ мощью! – в голоÑе его проÑкользнуло презрение, - Как же они выÑокомерны! Я бы уничтожил деÑÑÑ‚ÑŒ раз по деÑÑÑ‚ÑŒ таких же отрÑдов, лишь бы доказать им, как они ошибаютÑÑ! Так что можете чувÑтвовать ÑÐµÐ±Ñ Ð² полной безопаÑноÑти, - и, без вÑÑкой команды развернув Ñвоего оленÑ, он поÑкакал прочь, едва каÑаÑÑÑŒ земли. СвиÑтнул ветер, взметнулÑÑ Ñнег – и он иÑчез, а Ильвиллин, уÑтало бухнувшиÑÑŒ на землю, чуть толкнула ноÑом Ñерый куль у ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ð° Ñпине.
- Эй! Ты живой?
Тихий Ñтон был ей ответом и, на вÑÑкий Ñлучай прикрыв его крылом, дракониха оÑторожно ÑÑ‚Ñнула Ñ Ð½ÐµÐ³Ð¾ покрывало. Эльф лежал ничком, и к его прежним ÑÑадинам прибавилоÑÑŒ полдюжины новых, так что его туника оказалаÑÑŒ в таком ÑоÑтоÑнии, что только прочный кожаный плащ не давал Эвану выглÑдеть полунагим. Однако в целом он выглÑдел не так уж и плохо, и дракониха, Ñ‚Ñ‹ÐºÐ°Ñ Ð¸ тормоша его, добилаÑÑŒ, что он пошевелилÑÑ Ð¸ открыл глаза.
- Мы что… летели?! – прошептал он, - Или мне почудилоÑÑŒ?
- Ðу, не очень удачно, но – да, мы летели! – улыбнулаÑÑŒ Ильвиллин, - Мы вырвалиÑÑŒ из города!
- Я знаю… Ñлышал ваш разговор… Ñ Ð´ÑƒÑ…Ð¾Ð¼.
- Да уж. Ðам крупно повезло.
- Зато другим… повезло куда меньше. Сколько людей он загубил, Ильвиллин? Лишь за то, что они защищали Ñвой город?
- Скорее, нападали! Ты же Ñам говорил, что в таком Ñлучае нужно ÑпаÑать ÑобÑтвенную жизнь, а не думать о моралÑÑ…, пуÑÑ‚ÑŒ даже ценой будут жизни Ñамих нападающих! И Ñ, знаешь ли, не буду Ñкакать от радоÑти, еÑли увижу, что на Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½ÐµÑетÑÑ Ñ€Ñ‹Ñ†Ð°Ñ€ÑŒ Ñ ÐºÐ¾Ð¿ÑŒÐµÐ¼ наперевеÑ!
- Ðо он мог бы проÑто напугать их. Дать им возможноÑÑ‚ÑŒ вернутьÑÑ Ð² город. Рон их проÑто убил. Без жалоÑти. Чтобы кому-то доказать Ñвою значимоÑть… вот только Ñкажи мне, кому?!
- Эти люди убили бы Ð½Ð°Ñ Ð¾Ð±Ð¾Ð¸Ñ…, - отрезала Ильвиллин, - И Ð¼ÐµÐ½Ñ â€“ лишь за то, что Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½, а не Ð±ÐµÐ·Ð¾Ð±Ð¸Ð´Ð½Ð°Ñ Ð¾Ð²ÐµÑ‡ÐºÐ°, и Ñ‚ÐµÐ±Ñ â€“ за то, что Ñ‚Ñ‹ Ñльф, путешеÑтвующий вмеÑте Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¾Ð¼! Так что он и твою жизнь ÑпаÑ, умник!
- Однако его методы…
- Вот только не вздумай давать уроки ÑоÑÑ‚Ñ€Ð°Ð´Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð·Ð¸Ð¼Ð½ÐµÐ¼Ñƒ духу! Иначе вмиг отправишьÑÑ Ð·Ð° Ñтими, - она махнула лапой в Ñторону Ñугроба, Ñтавшего братÑкой могилой пÑти человек, - Он Ð½Ð°Ñ Ð²Ñ‹Ñ€ÑƒÑ‡Ð¸Ð», так будем же ему благодарны! И не дело вырвавшемуÑÑ Ð¸Ð· когтей оленю укорÑÑ‚ÑŒ дракона в том, что ворон ловил, когда решил атаковать!
- Хорошо, хорошо, - он, глубоко вздохнув, капитулирующе поднÑл руки, - Я ÑоглаÑен, проÑти менÑ.
- Ðичего, - она негромко фыркнула, - Видно, Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚Ð°Ðº воÑпитывали, коли Ñтаким праведником выроÑ. Слишком вы, Ñльфы, от мира отрезаны в Ñвоих вечных Ñнегах, вот и Ñчитаете его чуть ли не идеалом ÑовершенÑтва.
- Может быть, - пробормотал Эван, - Ðо поÑтепенно Ñтот мир нравитÑÑ Ð¼Ð½Ðµ вÑе меньше и меньше. Я не привык к такому.
- Ð Ñ‚Ñ‹ не на грÑзь Ñмотри, что у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð´ ногами, а на цветы, что на ней раÑтут, - поÑоветовала Ильвиллин, - Умей иÑкать краÑоту там, где ее, вроде бы, и нет, находить добро и ÑправедливоÑÑ‚ÑŒ, защищать их от зла – и тогда мир покажетÑÑ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ куда удивительнее и прекраÑнее! К тому же, наше путешеÑтвие еще только начинаетÑÑ! Кто знает, что ждет Ð½Ð°Ñ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´Ð¸?
- Ðу, Ñто-то мы, как раз, узнать можем, - улыбнулÑÑ Ð­Ð²Ð°Ð½ и доÑтал из поÑÑной Ñумки Ñложенный пергамент, - Вот он, карта Кобула.
- И ради Ñтой бумажки Ñ‚Ñ‹ полез в город людей? – она наморщила ноÑ.
- Да, ради нее. Смотри, - и он развернул карту, а дракониха Ñклонила над ней голову, принюхиваÑÑÑŒ. Пахло чернилами, пылью и Ñтарой кожей, так что она лишь чихнула и потерла Ð½Ð¾Ñ Ð»Ð°Ð¿Ð¾Ð¹.
- И Ñ‚Ñ‹ разбираешьÑÑ Ð²Ð¾ вÑех Ñтих закорючках?!
- Это не так Ñложно, как кажетÑÑ. Вот он, Ларкан, - Ñльф ткнул пальцем в точку, подпиÑанную Ñтим именем, - Мы не так далеко от него ушли, так что, Ð´Ð»Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñтоты, можно Ñчитать, что мы вÑе еще там.
- ÐšÐ°ÐºÐ°Ñ Ñ€Ð°Ð´Ð¾ÑÑ‚ÑŒ, - уÑмехнулаÑÑŒ дракониха, - Впрочем, ладно. Куда дальше?
- Хм, - Эван приÑтально изучал карту, попутно намечаÑ, куда же им лучше вÑего податьÑÑ, - У Ð½Ð°Ñ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´Ð¸ Ð´Ð¾Ð»Ð³Ð°Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°, даже еÑли идти по прÑмой. Ð Ñ ÑомневаюÑÑŒ, что будет разумно двигатьÑÑ Ð½Ð°Ð¿Ñ€Ñмик. Вот Ñто желтое пÑтно мне очень не нравитÑÑ. Я Ñлышал о нем. Это пуÑÑ‚Ñ‹Ð½Ñ Ðлмурдан, Ñ€Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ ÑеÑтра Эртельдара, только не ледÑнаÑ, а пеÑчанаÑ, и царÑÑ‚ там не холод и мрак, а зной и палÑщее Ñолнце. СомневаюÑÑŒ Ñ, что Ñта раÑÐºÐ°Ð»ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñ€Ð°Ð²Ð½Ð¸Ð½Ð° примет Ð½Ð°Ñ Ð´Ð¾Ñтаточно благоÑклонно, чтобы позволить ÑÐµÐ±Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÑечь!
- Тогда куда?
- Я думаю, лучше вÑего будет Ñвернуть на запад. Ðа воÑтоке – морÑкое побережье, а значит – множеÑтво городов и Ñелений. Там мы будем привлекать ненужное внимание, а твое поÑвление и вовÑе породит невообразимую Ñуматоху. Так что лучше двигатьÑÑ Ðº заходÑщему Ñолнцу… но, предупреждаю Ñразу, по крайней мере, один раз тебе придетÑÑ Ð²Ð·Ð»ÐµÑ‚ÐµÑ‚ÑŒ.
- Это еще почему?
- Рвот из-за него, - и он указал на большое Ñинее пÑтно прÑмо поÑередине карты, - Это, еÑли верить подпиÑи, Ñам Дулмангур, или Внутреннее Море, как зовут его некоторые морÑки – огромный залив, глубоко вдающийÑÑ Ð² материк. Обходить его кругом – Ñто меÑÑцы, еÑли не годы утомительнейшего пути по диким землÑм, и Ñ ÑомневаюÑÑŒ, что нам Ñто удаÑÑ‚ÑÑ â€“ мы Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹, как ни крути, вÑе же не вÑеÑильны, и удача у Ð½Ð°Ñ Ð½Ðµ беÑпредельнаÑ.
- Это точно. Ðо лететь Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð³Ð¾ не Ñмогу, тем более – Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ на Ñпине. Что будет, еÑли Ñ Ð²Ñ‹Ð±ÑŒÑŽÑÑŒ из Ñил до того, как доÑтигну берега?
- ЗдеÑÑŒ еÑÑ‚ÑŒ оÑтрова… не очень большие, но, думаю, Ð´Ð»Ñ Ð¾Ñ‚Ð´Ñ‹Ñ…Ð° ÑгодÑÑ‚ÑÑ. Главное – не пропуÑтить их.
- ЕÑли, конечно, у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² родне нет руÑалок, - хмыкнула Ильвиллин, - Ладно, попробуем. Что еще? – и она ÑклонилаÑÑŒ над картой, - И почему Ñто здеÑÑŒ везде вÑÑкие монÑтры нариÑованы? МорÑкой змей… какие-то чудовища…
- Должно быть, проÑто в качеÑтве украшениÑ, - пожал плечами Эван, - Ðа картах чаÑто изображают разных чудовищ, ÑущеÑтвующих и вымышленных. Вот, к примеру, поÑмотри. Узнаешь?
- Ðу, наÑчет рогов они Ñвно преувеличили, - заÑмеÑлаÑÑŒ Ильвиллин, Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚Ñтвом разглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¸Ð·Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð¶ÐµÐ½Ð½Ð¾Ð³Ð¾ на верху карты дракона Ñ Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸, похожими на оленьи рога и длинным, точно у огромной Ñщерицы, хвоÑтом, - Да и ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¸Ðµ, прÑмо как у летучей мыши! ÐÐµÐ¿Ð»Ð¾Ñ…Ð°Ñ Ð¶Ðµ Ñ„Ð°Ð½Ñ‚Ð°Ð·Ð¸Ñ Ñƒ Ñтих художников! Ðе проще ли риÑовать ÑущеÑтв, которые и вправду ÑущеÑтвуют?
- Ðу, возможно, Ñти художники в Ñвоей жизни никого Ñтрашнее ÑоÑедÑкой Ñобаки и не видели, - заÑмеÑлÑÑ Ð­Ð²Ð°Ð½, - Жаль, что они Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ не вÑтречалиÑÑŒ, - и он погладил ее по отливающей белым перламутром чешуе, - Ð¢ÐµÐ±Ñ Ð±Ñ‹ они точно никогда не забыли!
Ð’ ответ дракониха веÑело заурчала и зажмурилаÑÑŒ, но потом предложила:
- Слушай, до заката еще далеко… Подремлем, пока еÑÑ‚ÑŒ времÑ?
- СоглаÑен, - он зевнул, изÑщно прикрыв рот рукой, поÑле чего завернулÑÑ Ð² плащ и лег у нее под боком, положив голову ей на лапу. Дракониха оÑторожно накрыла его крылом и опуÑтила веки, чуть Ñлышно заÑтонав от облегчениÑ. Мышцы вÑе еще болели, но, Ñчитала она, ÑегоднÑшним днем она по праву может гордитьÑÑ â€“ ведь она вÑе-таки полетела!
РЭван Ñпал беÑпокойно. И во Ñне он уже в который раз увидел родной го-род, великолепную и потрÑÑающую воображение Ðттарайю, гордо и непоколебимо ÑтоÑщую поÑреди озера Винальмир – Зеркала ÐебеÑ. Сердце Ñльфа наполнилоÑÑŒ радоÑтью, когда он легко и плавно шагал по Полуденному моÑту, будто Ñплетенному из ледÑного кружева, к южным воротам города, где, он знал Ñто, должны были ÑтоÑÑ‚ÑŒ на Ñтраже два вÑадника Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ копьÑми, верхом на огромных белых барÑах – единÑтвенных зверÑÑ…, прирученных Ñльфами, их помощниках и друзьÑÑ…, живущими бок о бок Ñ Ñтим народом уже Ñотни лет. Ðо, к его удивлению, ворота оказалиÑÑŒ раÑпахнуты наÑтежь, но не охранÑемы. РазумеетÑÑ, в глубине души он давно уже Ñчитал обÑзательную Ñтражу на воротах излишней данью памÑти, но отноÑилÑÑ Ðº ней Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶Ð½Ñ‹Ð¼ уважением, и, нахмурившиÑÑŒ, Ñльф зашел внутрь… тут же замерев от ужаÑа. Город, его чудеÑный город был Ñовершенно пуÑÑ‚, и вÑюду – на ÑтупенÑÑ… домов, поÑреди улиц, во вÑех позах и положениÑÑ… лежали мертвые Ñльфы, мужчины, женщины и дети, изуродованные и Ñожженные. ОтчаÑние подогнуло колени Эвана, и он рухнул на землю, а Ñ ÐµÐ³Ð¾ губ ÑорвалÑÑ Ð²Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾Ñ, похожий на полный боли Ñтон:
- Почему?
- Потому что такое будущее ждет наÑ, еÑли мы и дальше будем прÑтатьÑÑ Ð² тенÑÑ…, - раздалÑÑ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð·Ð° его Ñпиной, и, обернувшиÑÑŒ, он увидел, что Ñ€Ñдом Ñ Ð½Ð¸Ð¼ Ñтоит Ñльфийка в белоÑнежных одеждах, ÑÑ‚Ð°Ñ‚Ð½Ð°Ñ Ð¸ невероÑтно прекраÑнаÑ, но холоднаÑ, точно лед, - Это уже ÑлучилоÑÑŒ однажды, Ñ‚Ñ‹ÑÑчи лет назад, когда мы были покараны за ошибки Ñвоего прошлого, когда духи Северных гор едва не уничтожили наÑ, однако Ñто может ÑлучитьÑÑ Ñнова.
- ГоÑпожа Эльмеран… но почему? – он Ñ Ð½ÐµÐ´Ð¾ÑƒÐ¼ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ поÑмотрел на летопиÑицу города, - За что?
- Ðе живет народ, вечно прÑчущийÑÑ Ð²Ð¾ мраке – в темноте ночи или же во мгле ÑобÑтвенных Ñердец, - ответила та, - Мы Ñлишком долго ÑкрывалиÑÑŒ от вÑего мира, Эвангор. Мы победили холод, мы приÑпоÑобилиÑÑŒ к тьме – но Ñто не наш путь, мальчик. И пришла пора тебе вывеÑти Ð½Ð°Ñ Ðº Ñвету.
«К Ñвету…» - колоколом отдалоÑÑŒ в ушах Эвана, и Ñльф неожиданно проÑнулÑÑ. Ильвиллин Ñопела Ñ€Ñдом Ñ Ð½Ð¸Ð¼, а, оÑторожно отодвинув ее крыло, он увидел, что Ñолнце только что Ñело, и над тундрой ÑгущаютÑÑ Ñумерки.
- К Ñвету, - задумчиво прошептал он, глÑÐ´Ñ Ñ‚ÑƒÐ´Ð°, где Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð°Ð·Ð°Ð´ угаÑло Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ð·Ð°ÐºÐ°Ñ‚Ð°, - ВывеÑти к Ñвету… Что ж, значит, такова Ñудьба. ÐœÐ¾Ñ â€“ и моего народа. Ðаше предназначение. Ðаш путь. СмыÑл жизни. Выйти к Ñвету.






Немного лирики

Читать далее
Предел Возможного

Читать далее
Загадочные,весёлые,грустные и просто прекрасные


Читать далее

Автор поста
Аннаэйра  
Создан 8-12-2009, 22:39


363


0

Оцените пост
Нравится 5

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх