Атмосферный флешмоб
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Сказание о золотом грифоне. Часть 18

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Просыпаться не хотелось. Во-первых, было темно. Во-вторых, мягко. А в третьих… спокойно. Он не мог точно выразить, в чем выражалось это спокойствие, но было очень, очень хорошо и уютно, так уютно, как уже очень давно не было. Было только одно, что слабо бередило дремлющее сознание – голоса. Голоса были тихими и как бы приглушенными, но все же не давали полностью утонуть в неге, и в конце концов, раздраженно дернув ушами, он решил прислушаться. Говоривших было двое, и они находились где-то неподалеку, так что, немного сосредоточившись, он все же разобрал слова и попытался понять:
- … три дня уже! Я волнуюсь… Веррагул, ну почему он не просыпается?
- Не знаю, девочка. Не знаю. Возможно, он просто слишком устал во время боя, поэтому так долго спит. Это нормально, поверь мне. Я, например, после той битвы с Керром и его войсками, продрых, как сурок, аж восемь дней, и ни разу даже не подумал проснуться. Так что не волнуйся, моя дорогая, этому прохвосту ничего не сделается. С ним все будет в порядке.
- А его… его крыло?
- Ну, что я тут тебе скажу. Ты же слышала лекаря. Будь это обычный перелом – он бы срастил его в два счета, но, видно, какая-то магическая дрянь туда все же попала, так что теперь его залечит только время. Ничего, Дельтериан не такой грифон, чтобы выйти из строя из-за подобного пустяка!
- Да я знаю, знаю… но мне все равно не по себе. Мне всегда не по себе, ко-гда его нет рядом…
- Я всегда рядом с тобой, глупенькая. – голос спросонок был хриплый, но больше молчать он не собирался. – Где бы ты ни была.
- Дельтериан! – спустя звенящее мгновение тишины завизжала Халлариэль, и тут же по закрытым глазам Дельтериана ударил яркий свет, а сам он зашипел от боли… но шипение как-то само собой сменилось сдавленным оханьем, когда на него сверху свалилась мало что не сияющая Халлариэль, заключила в объятия и… ну, правильно, расплакалась у него на плече. Пока же он сосредоточенно думал, что с этим делать, где-то над ними появилось улыбающееся лицо Веррагула.
- Наконец-то ты проснулся! А мы уже заждались…
- Неужто соскучились? – Дельтериан хитро прищурился.
- Спрашиваешь! – без малейшего смущения хохотнул тот, и молодой грифон тоже заулыбался, гладя всхлипывающую Халлариэль по спине. Судя по всему, он сейчас валялся на роскошной постели с темно-алым бархатным балдахином, спускающимся почти до самого пола, укрытый одеялом, которого хватило бы на целую роту солдат. Одно из его крыльев и впрямь было перебинтовано и лежало рядом, а когда он попытался им пошевелить, то невольно передернулся от боли.
- Ой! – Халлариэль тут же спрыгнула с него. – Прости… Больно?
- Да нет, все в порядке, это я сам. – успокоил он ее, сквозь силу улыбаясь. – Честно… Где это мы?
- Во дворце, где ж еще? – хмыкнул Веррагул, приподнимая левую бровь. – После того, как ты потерял сознание, а мы думали, как бы утащить тебя в какое-нибудь спокойное место, купол окончательно развеялся, и нас со всех сторон окружила толпа. Ну и лица у них были, скажу я тебе… Точно у лис голодных, заметивших выводок куропаток! Я уж думал, добром не кончится, и впрямь набросятся, мы ведь вдвоем тебя не защитим… только, едва я меч вытащил и встал перед ними, готовясь к битве… как будто что-то сломалось. Лопнуло. И отпустило их. Спокойно так подошли… И один тихо-тихо спросил: «Кто это, рыцарь? Это же не Кваргон?» «Нет, - сказал я. – это не Кваргон. Это его сын». И знаешь… Я многое повидал. Но вот такого… Не доводилось. Будто я им о празднике сообщил – все лица так просветлели. И потом они просто подняли тебя на плечи и понесли. Как заранее уговорились. У ворот дворца стража стояла, увидели их, хотели дорогу заступить… да только кто-то лапу тебе поднял, и, как они Метку заметили, так сразу копья опустили и расступились, так что во дворец ты, можно сказать, вошел в сопровождении длиннющей свиты! – усмехнулся старый грифон, а Дельтериан, смущенный, слегка поерзал, чувствуя, как щеки начинают ощутимо гореть. Попутно он выяснил, что лежит без одежды, а, учитывая, как тесно прижималась к нему Халлариэль, это и вовсе заставило его покраснеть до кончиков ушей. Веррагул сперва недоуменно на него уставился, но потом понимающе кивнул и, подцепив Халлариэль под локоть, промурлыкал:
- Ну что ж, Дельтериан, коли уж ты выспался… встать сможешь?
- Я бы с удовольствием, но…
- Вот и замечательно. Мы тебя за дверью подождем. – и Веррагул деликатно вытолкал Халлариэль из комнаты, а Дельтериан с облегчением откинул одеяло, которое успел натянуть едва ли не до макушки. К счастью, его короткие кожаные штаны лежали неподалеку, и, торопливо натянув их, он вскочил на лапы… тут же охнув и опасно пошатнувшись. Да уж… Видно, его тело еще не было готово к таким резким переменам в своем положении, и молодой волшебник торопливо ухватился за столбик в углу кровати, чтобы не упасть, а одна его лапа механически нашарила Талисман Солнца, крепко стиснув золотые и серебряные извивы, тут же нагревшиеся в его ладони и делящиеся с ним своим теплом. «Что, старик, все настолько плохо?» - усмехнулся он сам себе и, заметив на стене зеркало в золотой оправе, слегка переместился, чтобы рассмотреть себя в нем. М-да… И это – он? Дельтериан скептически изогнул брови, и взъерошенный грифон в зеркале повторил его движение. Когда он в последний раз видел свое отражение? Месяц назад? Два? Теперь он с трудом себя узнавал. Щеки иссушились, скулы резче обозначились на вытянувшемся лице, придав ему какой-то хищнический вид, а взгляд… жесткий, настороженный, и в глубине зрачков затлел какой-то диковатый огонек. Даже старые шрамы стали более заметны, неровными бороздами прочертив его кожу, и Дельтериан невольно провел по ним пальцами, проследив лишенные перьев беловатые полосы.
- Ну, хоть в чем-то ты остался прежним. – негромко пробормотал он, кривовато усмехнувшись уголком рта, и, встряхнувшись, оглянулся в поисках одежды. Почти тут же нашел… вроде бы. Это его? Дельтериан фыркнул, но все же приподнял и разглядел аккуратно сложенную на стуле тунику. Рядом с ней лежал его посох и камень Гвайхирон, висел явно новый плащ и свернувшейся змеей приютился пояс, так что, наверное, эта штука все-таки предназначается ему. Но что это? Ткань какая-то… забавная. Точно не шерсть. Куда мягче. И цвет… зеленый! Потрясающе. Хмыкнув, он все же натянул ее, застегнул пояс и взял в лапы плащ. Ну, этот хоть выглядит нормально, хотя тоже та еще штучка – изумрудного цвета! Как есть елка… Засмеявшись, молодой грифон надел его, застегнув на плече Гвайхироном, после чего поднял посох и вышел вон.
- Неплохо выглядишь. – заметил Веррагул.
- Только как-то уж больно непривычно, - фыркнул Дельтериан, - одежда какая-то… странная. А где мой меч?
- Гм… Ну… видишь ли… твоего меча больше нет.
- Как это – нет?
- Так. Взрыв помнишь?
- Еще бы.
- Так вот, я не знаю, как ты сам уцелел, но твой меч он разворотил с концами, словно кислотой разъел. И не починишь. Только если полностью перековывать, да и то я не уверен, что такой меч будет похож на тот, каким он был прежде. Сталь повреждена и стала хрупкой, как стекло, так что толку от такого меча будет меньше, чем от деревянной тросточки.
- И что же теперь – без меча? – уши Дельтериана поникли, как флаги под дождем, а Веррагул засмеялся.
- Ну, не стоит так киснуть! Вот, держи. Едва нашел… - и он протянул ему нечто продолговатое, завернутое в кусок белой материи. Уже догадываясь, что это такое, Дельтериан осторожно принял его, одним движением сорвал некрашеную парусину… и задохнулся от восхищения. Вот это меч! Длиной с переднюю лапу Дельтериана, он был выкован из светлой серебристой стали, такой же, как и его прошлое оружие, только рукоять его была выточена из редкого и очень прочного черного дерева и отделана золотом, а в навершие был вправлен довольно крупный, великолепно ограненный алмаз. Молодой грифон осторожно проследил пальцем ломаные линии граней драгоценного камня.
- Это… неужели… это?..
- Это меч твоего отца. – кивнул Веррагул. – Тот самый, что был в его лапе, когда Кваргон вышел на поле боя в Великой Битве Света и Тьмы. Тот самый, которым он посвятил меня в рыцари. – и, слегка улыбнувшись, он бережно провел лапой по сверкающему лезвию, гладкому, как стекло. – Так что, сам понимаешь, для меня этот меч значит очень многое. Но он по праву твой – как сына Кваргона… и как нашего короля, - после чего, подняв со стоящего рядом кресла черные кожаные ножны с вороненой оковкой, он пристегнул их к поясу молодого грифона, и тот почти благоговейно вдвинул клинок в устье.
- Я еще не коронован, - он слегка усмехнулся, пытаясь пошутить, хотя внутри у него все сжалось от этого обращения, - так что пока я не король.
- А кто же ты? – фыркнул Веррагул, хотя взгляд его оставался серьезным, и уже потише он добавил, - Кваргон мертв, Дельтериан, так что ты, волей или неволей, уже стал королем, пусть и не был официально им объявлен. Впрочем… не думаю, что последнего тебе придется ждать слишком долго.
- Сколько? – тут же ощетинился Дельтериан, и старый грифон засмеялся.
- Ну что ты сразу перья дыбишь? Не завтра, не завтра, можешь успокоиться.
- Это хорошо. Потому что завтра я, скорее всего, буду занят, - засмеялся молодой грифон, и Веррагул тут же нахмурился.
- Вот как? И чем же ты будешь занят, если не секрет?
- Вот этим. – Дельтериан приподнял когтем цепочку, на которой висел Та-лисман. – Ты же помнишь, что нас посоветовал Карахаронт?
- И… что? Ты вот так, сразу сорвешься и отправишься путешествовать?
- А чего затягивать? – дернул он бровью. – Чем скорее я со всем этим разберусь, тем скорее вернусь домой, верно?
- И оставишь Эльтеррон без правителя? – Веррагул нахмурился. – Не слишком ли опрометчиво, Дельтериан?
- А кто сказал, что я оставлю его без правителя?
- Но…
- Лишь то, что сказал, Веррагул, - зеленые глаза все еще смеялись, - лишь то, что сказал. Я не оставлю Эльтеррон без правителя. И им будешь ты. Ты был лучшим другом моего отца, я доверяю тебе, как себе. Уверен, что, пока меня не будет, наше королевство будет в безопасности. – он слегка прищурился. – Или ты откажешься принять эту должность?
- Я… Ну что ты… конечно же не откажусь! Но как вы… одни…
- Мы будем вместе. – лапка Халлариэль крепко сжала локоть Дельтериана, - И не дадим друг друга в обиду. Во всяком случае… - она улыбнулась и положила голову на плечо друга, - за себя я поручусь.
- А я – за себя, - Дельтериан бережно накрыл ее лапку своей. – Мы вернемся домой. Обещаем.
- Ну что ж… - Веррагул хмурился, но все же утвердительно кивнул головой. – Возможно, вы и правы… Хотя мне это не особо нравится, но – откладывать такое дело в долгий ящик тоже не стоит. Но в таком случае нам не стоит терять время. Идемте. – и он решительно зашагал по коридору, да так, что Халлариэль и Дельтериан едва за ним поспевали. Спустившись вниз по довольно крутой винтовой лестнице, трое друзей едва не побежали по нескончаемым коридорам дворца, и если Веррагулу тут было все знакомо, то его юным спутникам пришлось усиленно вертеть головами, чтобы успевать осматриваться и не отстать от него. Немногочисленные встречные, заметив всю компанию, останавливались, словно вмиг забыв обо всех делах, и почтительно кланялись Дельтериану, да так, что тот не мог глаза поднять от смущения. Он не привык к такому вниманию…
- Ничего, малыш, - негромко прошептал ему на ухо Веррагул, с явным пониманием, а не насмешкой, - Ничего… привыкнешь. Ты теперь в ответе за них, в ответе за все свое королевство. Так что ничего уж с этим не поделаешь.
- Я понял уже, - Дельтериан нервно прижал уши, и вид у него был почти испуганный, - Просто… Веррагул, да я же не знаю, что говорить, что делать, как себя вести, да и вообще – ну какой из меня сейчас король? Я и за себя-то не всегда ответить могу, не то что за весь свой народ!
- Это нормально, Дельтериан. Вполне нормально, - усмехнулся серый грифон, - Я, когда впервые оказался в Эльтерроне, тоже краснел через раз, и первые два года почти каждый день мне в сердцах объявляли, что я неотесанная деревенщина и мне место в хлеву, рядом с овцами. Думаешь, мне все равно было? Нет, я злился страшно, обижался, порой даже подумывал наплевать на все и просто сбежать из города… Но не сбежал, как видишь. Назло всем – остался и доказал, что со мной нужно считаться! Вот и ты так же, Дельтериан. Знаю, тебе тяжелее – ты король, ты должен быть во всем примером своим подданным, и на тебя будут обращать больше внимания, чем в свое время обращали на меня, но ты должен выдержать! Слышишь?
- Слышу… - откликнулся тот. И весь день он стоически пытался не поджать хвост и не удрать из дворца, всем на посмешище. Хотя, право слово, соблазн был весьма велик. Кажется, весть о его появлении уже разлетелась не только по всему Эльтеррону, но и по окрестностям города, так что на следующее утро, когда, уладив все дела с временной передачей власти Веррагулу и прочими довольно скучными аспектами, связанными с его отлучкой из города, Дельтериан вместе с Халлариэль выступил в дорогу, провожать его явилась громадная толпа. Грифоны образовали как бы живой коридор, протянувшейся вдоль дороги, насколько хватало глаз, а он шел между ними, опираясь на посох Архимага, чей бронзовый наконечник мерно постукивал о камни мостовой, и, глядя на него, кланялись все – старики и дети, мужчины и женщины – с одинаковым почтением и тем древним, как сам мир, уважением, которое питал весь этот народ к своим правителям. Не было ни цветов, ни криков, и ничьи лапы не тянулись к нему, но Дельтериан всей кожей чувствовал на себе их внимательные взгляды, полные искренней любви, которыми они провожали его, а потому походка его была уверенной, и голову он держал высоко поднятой, а солнце играло на его белых перьях, окружая молодого грифона как бы сверкающим ореолом, от которого слепило глаза… Они долго молчали. Пока кто-то не произнес:
- Возвращайся… - и, словно подслушанное ветром и запомненное эхом, это слово пронеслось по всему ущелью, подхваченное десятками голосов. Все было в нем – и скорбь по погибшему Кваргону, и боль прожитых лет, отмеченных правлением Мельдора, короля-самозванца, и надежда на новую, лучшую жизнь, символом которой стал он, молодой грифон, колдун и воин одновременно, которому от рождения было предназначено стать их королем. Совсем просто одетый, еще очень юный по меркам своего народа, он уже успел стать легендой, как будто соткавшись из воздуха, появившись из сна, воплотившись из слухов и грез… Куда он шел? Зачем? Ради кого рисковал своей жизнью и судьбой всего королевства? Мало кто из них знал правду, но они ему верили, а потому ни о чем не спрашивали, не пытались помешать, не заступали дорогу, но на их лицах читалось нечто такое, что заставляло верить: он обязательно вернется. Он просто не может не вернуться. Через боль, через лишения, через саму смерть – он вернется сюда, потому что его здесь ждут. Он обязательно вернется домой.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Аннаэйра | 21-10-2009, 21:22 | Просмотров: 102 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх