Мастер перекрёстков Главы 4-5
Глава 4
Крысиный король
Патита решила навестить лекаря. Причина у неё была более чем уважительная. Вот уже которую ночь она не может выспаться. Странные вещи происходят в замке. Макс ведь чародей, он должен знать в чём тут дело. Если это не прекратится, то скоро дочери Светлейшего придётся искать новое место жительства. Каждую ночь она просыпается от смутного чувства тревоги. Ей кажется, что кто-то смотри в окно, кто-то очень страшный. Девушка пыталась успокоить себя тем, что окна её комнаты находятся слишком высоко, на четвёртом этаже, но это слабое утешение. А вчера ночью кто-то трогал её. Она хотела проснуться, но не смогла. Чьи-то волосатые руки шарили по её телу и от этих прикосновений ей хотелось бежать куда глаза глядят. Сон опутывал её всё сильней, а волосатые руки забирались под рубашку, гладили и щекотали. Утром Патита проснулась совершенно разбитой.
Макс сидел на скамье рядом со своим странным летающем домом. Казалось, что сейчас он где-то далеко. Парень даже не заметил её, когда она подошла и присела рядом.
- Максим, - обратилась к нему Патита, от неожиданности Макс вздрогнул и повернулся к ней, - я бы хотела обратиться к Вам за помощью, больше мне никто не сможет помочь.
Начало многообещающее. Чего этой красотке надо? Он изобразил на лице участие и приготовился слушать, но девушка не спешила рассказывать о своих проблемах. Что-то ей мешало.
- Госпожа Патита, не смущайтесь, я Вас слушаю очень внимательно, - решил подбодрить девушку Макс.
- Со мной происходит что-то странное, - наконец смогла выдавить из себя девушка, - я даже не знаю как вы к этому отнесётесь.
- Спокойно отнесусь, - подбодрил её Макс.
Патита рассказала лекарю о своих ночных видениях и тревогах. Удивительно, но лекарь слушал её очень серьёзно и даже не думал смеяться над этими девичьими страхами. Раньше Макс посоветовал бы ей сходить к невропатологу, но не здесь и не сейчас. После того, что он видел несколько ночей назад во время грозы, он уже не так скептически относится ко всем этим сказкам о родовых проклятиях.
- Скажите, Госпожа Патита, а что Вы сами обо всём этом думаете?
Девушка замялась.
- Видите ли, господин лекарь, об этих местах много чего говорят, но от меня все эти слухи стараются скрывать, а вот Кость, он знает всё. Может позвать его?
Но звать охранника не пришлось, он сам явился, словно уловив мысли своей хозяйки. Макс заподозрил, что парень постоянно следит за девушкой. То, что он неровно дышит в её сторону, это Максим понял сразу.
- Кость, иди сюда, - позвала Патита и охранник немедленно предстал перед ними, готовый исполнить любой приказ своей госпожи.
Максу нравился этот бесстрашный парень. Чем-то он отличался от всех остальных. Про него не скажешь: «Сила есть – ума не надо», глаза умные, язык острый.
- Что вы хотите, Госпожа Патита?
- Кость, прекрати! Какая я тебе госпожа, - рассмеялась девушка, - давай по-свойски, без этих церемоний.
Парень перевёл взгляд на Макса, словно бы говоря: «Я не против, но не при постороннем же». Патита всё поняла и махнула рукой.
- Успокойся, при Максе можешь расслабиться. Кость, а скажи-ка ты мне, что тебе известно о западных землях?
Лицо охранника мгновенно потемнело, но не надолго.
- Патита, Вы же знаете, что нам всем запрещено вести такие разговоры при Вас. Но я не могу Вам ни в чём отказать. Западные земли… - он задумался – там сплошные болота. Много людей там пропало, но самое страшное не это…
Макс подобрался, вот сейчас он узнает что-то интересное, но в этот момент парня позвали и он исчез так же внезапно, как и появился. Расстроенная девушка огорчённо пожала плечами. Вдруг вспомнились эти страшные сны и тот непередаваемый ужас, который охватил её ночью, она поёжилась и как-то сразу поникла, словно цветок, который долго не поливали. Максу стало до боли её жалко, захотелось обнять, успокоить, но за такие вольности можно загреметь в подвал, где Светлейший от души поупражняется на нём в мастерстве палача.
- Скажите, - печально спросила Патита, - вы думаете, что я сошла с ума? Не бойтесь, говорите правду.
«Ах, милая, - подумал Макс, - уж если кто-то и сошёл здесь с ума, то этим сумасшедшим по праву можно считать меня!».
- Нет, я так не думаю, - честно признался он, - мне и самому кажется, что здесь что-то не так.
Галимат Светлейший смотрел из окна на эту парочку. Лекарь, конечно, толковый парень, но не настолько, чтобы крутить Шуры-муры с Патитой. Дочь надо срочно выдавать замуж за приличного состоятельного человека, пока она с катушек не слетела и пусть живёт у мужа, подальше от этих мест. Сражу же, словно по команде всплыли страшные россказни о западных землях. Россказни? Как бы не так! Всё – чистейшая правда, как и тот, кто обитает в подвале. Светлейший побледнел при одном только воспоминании об этом. Что с ним делать? Вот ведь подсупонил дорогой предок! Приволок это из западных болот и не подумал, стервец, что его потомкам с этим делать! Убить эту дрянь не получается, а освободить слишком опасно, он ведь всё припомнит, ничего не забудет. Галимат представил, сколько претензий накопилось у этого существа за то время, что он томится в плену! Надо было бы отправится на западные болота и посмотреть, что там осталось. Но страшно. Самому себе Князь мог в этом признаться. Страшно так, что даже ноги становятся ватными, а сердце то пускается в какой-то невероятный галоп, то неожиданно замирает.
Болота. Места страшные и загадочные. Мало кому удавалось вернуться оттуда. Но есть человек, который мог бы провести его к таинственному источнику. Вот только уговорить этого человека трудно, почти невозможно.
В животе у Светлейшего заурчало, живот пронзила резкая боль, заставив Галимата согнуться пополам. А потом грохнуло так, что даже сам Князь испытал неловкость, хотя никого рядом не было. Он распахнул окно и тут же лицо ему залепила непривычно большая и прочная паутина. Кое-как стряхнув эту липкую дрянь, Галимат заорал так, что слышно было, наверное, до самых западных болот.
- Лекарь! Ма-а-акс!
Лекарь поднял голову и кивнул. Потом что-то сказал Патите и направился к замку. Всем своим видом Макс демонстрировал своё недовольство, чем вывел Светлейшего из равновесия, в котором тот и без того крайне редко находился. Может пора бы уже этому лекаришке объяснить кто здесь кто? Объяснить так, чтобы не забыл никогда! Давненько Галимат не устраивал Трибунала, так ведь можно и все навыки растерять. Очередная колика напомнила самому Галимату, что и он тоже уязвим и зависит от этого непонятно откуда появившегося человека. От одной только этой мысли Светлейший впал в ярость. Он, Галимат Светлейший, зависит от какого-то безродного щенка!
В дверь осторожно постучали.
- Входи, - рявкнул Князь.
В кабинет вошёл лекарь, вежливо поздоровался и замер в ожидании. Скверный нрав Князя его нисколько не пугал больше: пока этот упырь нуждается в его услугах, бояться нечего. Но общение с этим непредсказуемым человеком, как правило, настроение портило на целый день. В кабинете отвратительно пахло, хотелось зажать нос, а ещё лучше – надеть противогаз. «Блин, - подумал парень, - у Светлейшего метеоризм и не шуточный! Ясно теперь чего он так орал. Жрёт горох, как конь и хочет, чтобы кишечник работал нормально. Вообще, этому тупому вельможе было бы неплохо немного посидеть на диете».
- Лекарь, меня что-то пучит, - признался Светлейший, - что мне делать? Ко мне сегодня должен прийти мой враг, может конфуз получиться.
- Князь, я Вам сколько раз говорил, что надо садиться на диету, - начал было Макс, но Галимат его быстренько перебил.
- На кол тебя посадить надо! Ты мне дай свои чудодейственные беленькие колёсики и всё пройдёт само.
Максим начал выходить из себя. Ох, до чего же этот Светлейший его достал!
- Князь, я Вам сейчас скажу от чего все Ваши болячки и можете после этого меня хоть на кол, хоть в петлю, - ответил лекарь с вызовом.
Галимат насторожился. Что это ещё за дела такие?! Вошь, клоп, пыль под ногами, а как заговорил-то! Очередной раскат грома едва не разорвал штаны Светлейшего Князя. Дышать в кабинете стало трудно. Макс, не спрашивая разрешения, распахнул окно и облегчённо вздохнул.
- Ваш враг должен явиться? – Спросил он весело. – А, знаете, Князь, ничего делать не надо. Вы его познакомите с новым химическим оружием т он сам от Вас отстанет, если выживет.
- Какое такое оружие, - заинтересовался Светлейший.
- Да Вы сами. Ещё немного поешьте гороха и вперёд! «Враг будет разбит! Победа за нами!» - совсем осмелел Макс.
Злость окрасила лицо светлейшего в тёмно-бардовый цвет, кровь прилила к голове и теперь он уже не мог себя контролировать. Схватив серебряный подсвечник Князь запустил им в голову парня, но промахнулся самую малость. Макс понял, что пора прекращать свои шуточки, иначе, не ровён час, Светлейший пришибёт его как муху. Он скромно опустил глаза, демонстрируя свою покорность, но сделал это только затем, чтобы скрыть хитрую ухмылочку, которую никак не мог сдержать.
- В подвал захотел?! – Гремел Светлейший на весь замок. – Сейчас, за мной не заржавеет! Кость!
В кабинет тут же влетел Кость, готовый ради своего хозяина на любые подвиги.
- Кость, лекарь захотел в подвал, - ехидно произнёс Светлейший, - отведи-ка ты его туда, может он поумнеет немного.
Ухмылка сползла с лица лекаря. Он вспомнил тёмные подвалы и жуткие тени, которые почему-то кажутся живее живых людей, вспомнил двоих истерзанных пленников и, как ни старался держать себя в руках, едва не упал на пол, потому что ноги вдруг перестали слушаться. Мертвенная бледность залила его лицо. Так они и стояли друг напротив друга: один пунцовый, как свекла, а второй белый, словно мел. Охранник подошёл к Максу и положил ему на плечо руку.
- Пошли, лекарь, - сказал он грустно, - не стоит дольше раздражать Князя.
«Да, чтоб его кондрашка хватила, твоего Князя Галимата Мерзейшего!»: - зло подумал лекарь, с трудом удерживая это пожелание на языке. Ах, как было бы здорово, чтобы этот старый пердун сегодня же ласты склеил! Всем бы стало намного легче.
- Прошу прощения, Светлейший, лекаря приковать или так оставить? – Решил уточнить детали Кость.
- На цепь посади пока, - проявил, наконец великодушие Князь. – Может, этот дурень одумается. Только не бить и не увечить, ясно?!
- Конечно.
- Он мне ещё пригодится.
«Уже легче. По крайней мере этот маньяк не собирается подвешивать меня за руки к потолку, - облегченно вздохнул Макс, - и ремни из спины вырезать не думает. А страх… Ерунда всё это! Игры подсознания».
Кость чувствовал себя виноватым. Лекарь этот нравился ему почему-то. Совсем не заносчивый, даже приветливый, только вот немного диковатый, живёт себе в одиночестве, на хозяйку заглядывается – это Кость сразу заметил. Как только Госпожа Лита к нему в гости приходит, а делает она это довольно часто, лекарь становится сам не свой. Кость даже усмехнулся, вспоминая, как Макс из последних сил старается не показать своего интереса к прекрасной госпоже, чем выдаёт себя с головой. Охраннику даже жалко стало парня, ведь взаимности от этой ведьмы он не добьётся никогда.
Уже в коридоре, когда разбушевавшийся Светлейший остался за тяжёлой дверью, Макс решил задать вопрос, на который так и не получил ответа:
- Скажи, Кость, что это за западные болота?
Охранник даже остановился от удивления.
- Зачем тебе это, лекарь? Каким боком тебя это касается?
- Просто интересно, - пожал плечами Макс.
- Говорят, что там, на болотах есть волшебный источник, - начал охранник, - страшный источник. Вода из него даёт вечную жизнь и большую силу, но…
За ними по коридору ползла длинная чёрная тень, корявая и зыбкая. В очертаниях этой жутковатой фигуры можно было угадать что-то знакомое, то ли человека, ползущего змеёй по холодному полу, то ли змею с руками и ногами. Тень вела себя подозрительно: она то останавливалась, то возвращалась к кабинету Князя, то пускалась вдогонку с невероятной скоростью, но этого никто не видел, потому что оба молодых человека были увлечены разговором.
- Что но, Кость, что ещё?
- Если пить эту воду долго, говорят, что человек перестаёт быть человеком. Становится кем-то другим, страшным. Говорят, что эти чудовища пьют кровь.
- А ты хоть одного такого видел, - поинтересовался Макс.
- Да никто их не видел, они же на болотах живут.
Макс даже рассмеялся:
- Так чью же они кровь пьют на болотах, лягушек, что ли, высасывают?
Охранник даже обиделся.
- Ты меня спросил, я тебе ответил. А, что здесь правда, что нет, не мне судить. Только вот люди говорят, что кровь они пьют у всех, кто попался им под руку. Не знаю, может быть их там и не так уж много – один или два… «О, Боже! У них здесь ещё и вампиры водятся! Во я влип-то!»: – мелькнуло у Макса.
Но, когда они спустились в подвал, игривое настроение куда-то улетучилось. Он старался не смотреть по сторонам, чтобы не увидеть что-нибудь страшное: мало ли какие кошмарики выползут из подсознания – обстановка располагает к этому делу. Эти скользкие стены, этот запах сырости и ещё чего-то непонятного. А светильники… Лучше бы их вообще не было, только жуть нагоняют. Вон опять тень подозрительная ползёт. Откуда они только берутся? Худо – бедно они добрались до новых «комфортабельных апартаментов», где Максу предстояло отбывать свой срок. Кость загремел ключами и открыл тяжёлую дверь. Не спеша Макс вошёл в тёмное холодное помещение. Охранник зажёг, висящий на стене светильник и тот усердно закоптел, практически не давая света, но постепенно разгорелся и осветил мрачное помещение.
- Действительно – номер люкс, - вырвалось у Максима при виде большого грязного тюфяка, покрытого тёмными бурыми пятнами и кишащего насекомыми, - тут даже есть на чём спать!
Кость не уловил в голосе лекаря издёвки, он ведь знал, что остальные пленники спят прямо на голом полу и частенько во время сна их объедают крысы, наглые и агрессивные, когда их много. А здесь даже стол есть и табуретка! Ценит Светлейший своего лекаря, беспокоится о нём. Мог бы просто бросить в каменный мешок и забыть о том, что тот существовал когда-то. Мало ли здесь таких, которые так и умерли от голода, холода и болезней, объеденные крысами до самых костей!
- Ты только погоди, не спи пока я тебе еду не принесу, - начал было охранник.
- Д а у меня здесь кусок в глотку не полезет, - ответил мрачно Макс и раздавил большущую мокрицу. – Блин, сплошная антисанитария! И спать здесь я тоже не смогу. Пусть твой придурочный хозяин мне хотя бы выделит нормальный матрас или, как минимум, постельное бельё!
Этого Кость никак не ожидал! Вместо благодарности, этот наглый тип ещё и возмущается! Видел бы, что тут с другими происходит, был бы посговорчивей.
- Я еду не тебе принесу, а крысам, - ответил он мрачно. – Разложишь её подальше от себя и тогда они тебе грызть не станут.
- А вшей и клопов чем ты накормить думаешь? – Совсем уж обозлился лекарь. – Мной ведь, да? Да ты посмотри что здесь твориться!
Кость не стал препираться, отошёл к двери и обнадёжил:
- Долго ты здесь не пробудешь – Светлейший сегодня плохо выглядит, а после визита Грифара ему точно понадобиться твоя помощь. Но, даже, если всё обойдётся, то Госпожа Лита за тебя заступиться.
Кость откуда-то из стены вытащил тяжёлую цепь и ловко защёлкнул её на ноге у лекаря. Эту процедуру он проделывал уже много раз.
- Я бы тебя не стал на цепь сажать, - виноватым голосом сказал он, - но такова воля Светлейшего.
- Да гори он синим огнём, этот твой Светлейший! Он так же светел, как южная ночь!
Охранник хлопнул дверью и вышел, оставив Макса одного. Теперь у бедняги лекаря было предостаточно времени, чтобы осмотреть всё. И это всё ввергло его в уныние. Чему тут радоваться? За что благодарить пердуна Галимата? Пятна на тюфяке, судя по всему, были кровавыми. Когда-то, кто-то умирал на этом вонючем матрасе, истерзанный, истекающий кровью. Казалось, что тюфяк шевелится, столько было в нём насекомых! По серым, изъеденным плесенью, стенам ползали сороконожки или как там это называется, по полу чинно шествовали толстые, солидные мокрицы. Но это всё ещё не самое неприятное. Крысы!!! Они ничего не боялись и нагло выползали из своих нор посмотреть на свою будущую жертву. Их алчные глазки сверкали в темноте, как драгоценные камни.
- Нет, Светлейший, я не злопамятный, но этот пятизвёздочный отель я тебе при случае припомню, – пригрозил Галимату Макс.
Усевшись на шаткий табурет, положив голову на стол, он задумался. И тут он, наконец-то, задал себе правильный вопрос: почему я понимаю их язык и даже говорю на нём? Что такое со мной сделали? Это точно не Земля, но люди ничем не отличаются от землян, даже многие животные такие же, как дома и овощи и фрукты. Всё слишком уж поземному! И вот уже в который раз он попытался вспомнить то, что с ним произошло на этом треклятом перекрёстке. Ничего не получилось, как будто его воспоминания кто-то завесил плотными шторами.
- Как же мне отсюда выбраться? - Спросил Максим у сидящей в полуметре от него, упитанной крысы. – Слышь, животное, может, хоть ты мне что-нибудь объяснишь.
Удивительно, но серая бестия смотрела как-то подозрительно осмысленно, так, словно понимала всё, о чём человек говорит. Она не испугалась его голоса, не попыталась спрятаться, просто сидела и внимательно смотрела прямо Максу в глаза. От её взгляда у парня мурашки по спине пробежали. Он отодвинулся чуть подальше от грызуна и крыса усмехнулась в длинные усы! Гори оно всё огнём, с ума сойти можно, крыса улыбается!
- Мир сошёл с ума, - простонал лекарь.
Здесь, в полном одиночестве, если не считать крыс и насекомых, он впервые испытал настоящий страх. Такой густой, наваристый страх, которого он не чувствовал ни разу в жизни. Только сейчас до него дошёл весь ужас происшедшего. Он один в чужом незнакомом мире и ни малейшего шанса на возвращение домой. Никакусенького! Крыса подползла ближе и у лекаря задрожали руки. Животное теперь казалось ему чем-то иным, каким-то непонятным существом, которое только маскируется под крысу. Макс вспомнил, как в институте таких же крыс он резал без каких либо угрызений совести и подумал, что сейчас этим тварям представился прекрасный случай с ним расквитаться за весь их крысиный род, пострадавший во имя науки.
- Чего уставилась? – Спросил он нервно.
Крыса, естественно, ему не ответила, но подошла ещё ближе. Тогда Макс снял с ноги тяжёлый ботинок, которым «одарили» его похитители и швырнул в животное. Крыса успела отскочить в сторону, но не убежала.
- Ну, чего тебе от меня надо? – Жалобно спросил он.
«Боже, я превращаюсь в психопата! Я с крысами разговариваю, как с коллегами по работе! Конечно, среди коллег тоже есть порядочные крысы, но это совсем другой разговор. Я не хочу здесь больше оставаться!»: - думал он и ему даже стало стыдно за свой страх. Какая, право, глупость, закатывать такую истерику уже через полчаса после того, как его сюда заперли! Люди здесь годами сидят и ничего, как-то привыкают. Кость же пообещал ему, что это продлится недолго. «Хоть бы кондрашка хватила этого самодура! Хоть бы ему пузо разорвало от скопившихся газов!»: - думал Макс и находил, хоть и слабое, но утешение, представляя себе картину мучительной смерти Светлейшего.
Незаметно для себя он уснул. Сон был тревожным и хрупким, как скорлупа куриного яйца. Состояние такое: «ни уснуть, ни проснуться». Во сне ему приснилось, что из большой дыры в стене несколько крыс вытаскивают странный шевелящийся клубок лап, хвостов и голов. Омерзительное зрелище! Что за зверь такой. В памяти всплыло забытое название «крысиный король». Откуда это взялось? То ли из сказки «Щелкунчик», то ли из какой-то специальной литературы. Явление это совсем не изучено. Почему несколько крыс таким непостижимым образом переплетаются между собой, что не могут уже самостоятельно передвигаться и почему остальные крысы носят им еду? Макс во сне пытался пересчитать головы крысиного короля, но не получалось. А тем временем крысы всё прибывали и прибывали, вот они уже устелили весь пол мягким, серым, живым ковром. Во сне Макс пытался поджать ноги, но, как это обычно бывает в таких случаях, его тело не слушалось, словно оно принадлежало какому-то другому человеку.
А крысы тем временем затащили своего короля на стол и положили перед Максом. Теперь он мог более детально рассмотреть это странное существо. Голов оказалось шесть. Вдруг все эти головы, словно по команде, развернулись в его сторону, было видно, что даётся это им с большим трудом. Голые хвосты шевелились, будто большие черви, лапки подрагивали. Максима замутило от этого зрелища. Чёрные бусинки глаз гипнотизировали его. «Надо проснуться!»: - убеждал себя Макс и с ужасом вдруг понял, что это не сон. Во сне невозможно рассмотреть такие мелкие подробности! Что тогда? «Я схожу с ума! Я давно уже сошёл с ума. Этого мира нет. Всё это только в моей голове. А сам я лежу в клинике для душевнобольных, привязанный простынями к кровати»: – Пришла в его голову спасительная мысль.
Крысиный король откашлялся и вдруг произнёс голосом школьной учительницы химии Марины Сергеевны:
- Ты не понимаешь, как попал сюда? А ведь я мог бы тебе всё объяснить, Максим. Слушай внимательно. Ты должен меня найти и освободить и тогда я верну тебя обратно, если ты, конечно, этого захочешь.
С трудом разлепив непослушные губы, Макс спросил:
- А чего тебя искать, ты ведь здесь уже?
Крысиный король противно засмеялся, тонко и скрипуче.
- Меня здесь нет. Я нахожусь в другом месте, а это всего лишь крысы, самые обыкновенные крысы. Найди меня, если хочешь во всём разобраться. А иначе ты никогда не сможешь вернуться в свой мир.
А потом, как это часто бывает в сновидениях, пошёл совершенно другой сюжет. Он увидел свой рабочий кабинет, перед ним сидела сухонькая бабулька и жаловалась на всё подряд: на боли в спине, сильный кашель, на «чёртовые власти», на дороговизну продуктов и низкую пенсию. И самое странное, что Максу было приятно слушать её! А ведь раньше такие пациенты его всегда безумно раздражали.

Глава 5
Освобождение
- Какое ты имел право упрятать в подвал моего лекаря?! – Голос Княгини звенел так, что у Светлейшего заложило в ушах.
- Я тебя спрашиваю, Галимат, сукин ты сын!
Перед гневом своей дражайшей половины Светлейший Князь Галимат был бессилен, словно новорожденный младенец. Госпожа Лита уже прошлась по всей его родне, теперь пришла очередь и до самого Князя. Он стоял, потупив глаза и мучительно ища оправдание своему «омерзительному поступку». Никому не позволено ТАК разговаривать со Светлейшим! Никому, кроме его жены. Впрочем, такова участь всех важных особ: это они для всего остального мира – цари и боги, а для своих собственных жён – просто «козлы, кобели и старые засранцы».
- Лита, а ты не перебарщиваешь? – Робко спросил присмиревший Князь и тут же нарвался на новую порцию брани.
- Милый, я обычно не лезу в твои дела, но лекарь этот, чтоб ты знал, моё приобретение!
- А я наивно полагал, что мы его взяли, чтобы он лечил мои недуги, - попытался, было, сопротивляться Светлейший, но напрасно, каждое его слово лишь ещё больше распаляло Княгиню. В гневе она была прекрасна и Галимат с удовольствием любовался её совершенным лицом.
- Галимат, если ты будешь так наплевательски вести себя по отношению ко мне и моим интересам, то ко мне в постель ты больше никогда не проберёшься! Будешь свои нервы лечить с кухаркой или прачкой!
О да, эта стерва знает, как больнее ударить! Этой постелью она привязала его попрочнее, чем железными цепями. Галимат уже пытался найти утешение и у кухарки, и у прачки, но только жена могла прогнать его страхи и заставить вновь радоваться жизни. «Не зря про неё говорят, что она ведьма!»: - обречённо подумал Князь и приготовился безропотно сносить все поношения, которые придут ей в голову. Но Госпожа Лита не собиралась долго терзать мужа, далее последовал лишь короткий вопрос:
- Ты его отпустишь или нет?
И сказано это было таким ледяным тоном, что Галимату стало холодно.
- Дорогая, - робко попытался он перевести разговор в другое русло, - этот человек вёл себя непочтительно по отношению ко мне…
Лита побледнела. Неестественно синие глаза вспыхнули, как далёкие звёзды, Галимат понял, что сейчас он получит полную порцию оскорблений и даже с добавкой. Он втянул голову в плечи и проклял себя за длинный язык, но было поздно. А красавица жена прямо на глазах превратилась в злобную фурию. Она закусила губу, окатила Князя холодным взглядом прекрасных глаз и прошипела, ну, совсем, как змея:
- Старый, мерзкий козёл, я не собираюсь сейчас тратить своё драгоценное время на уговоры! Ах, он непочтительно с тобой разговаривал! Надо же цаца какая! А ты когда-нибудь с кем-нибудь разговаривал почтительно? Молчишь? Правильно делаешь, потому что ты сам хамло неимоверное! Ты ведёшь себя не как благородный человек, а как самое последнее быдло!
И пошло и поехало! Женщина вспомнила все его ошибки и просчёты, все самые позорные поражения, всё, что сохранила её мстительная и очень цепкая память. Она выбирала слова побольнее и не скупилась на красочные описания всего его княжеского убожества. Вспомнила всех предков и отдельно прошлась по незабвенному прапрадеду. Её голос то становился тихим, почти неслышным, то срывался на визг. Светлейший всё это покорно терпел, не возражая и не пытаясь оправдаться. Запас оскорблений не иссякал и Князь, переминаясь с ноги на ногу, грустно подумал: «Ну, почему так получается, что все самые красивые женщины всегда оказываются самыми стервозными?!». Он даже себе не хотел признаваться в том, что будь его жена другой, он бы давным-давно потерял к ней интерес. Ему нравилось мечтать о тихой и спокойной жизни с ласковой красавицей женой, но мечтам этим не суждено было сбыться, просто потому что на самом деле именно этого-то Галимат и не простил бы Княгине!
- А теперь, супруг мой, я тебя последний раз спрашиваю: ты отпустишь лекаря? Только не вздумай мне рассказывать душераздирающие истории о том, как этот бедняга вёл себя с тобой вызывающе дерзко! Да или нет?
- Хорошо, Лита, я его завтра отпущу, - сдался Князь
- Сегодня, слышишь Галимат, сегодня! Прямо сейчас. У меня есть дело к нему.
Знает Светлейший эти дела! Он даже позволил себе криво усмехнуться. Опять она будет донимать Макса своими бреднями о магических ритуалах и прочей ерунде. А парень ведь и в самом деле ничего в этом не смыслит.
- Галимат, у тебя сильно испортился характер, - грустно произнесла Госпожа Лита.
- Дорогая, можно подумать, что он у меня когда-то был лучше, - хохотнул в ответ её Светлейший муж и смачно отрыгнул, заставив Княгиню поморщиться. – Я всегда был засранцем - это наше семейное качество.
Князь надеялся, что красавица жена забудет о теме их разговора и нахала лекаря можно будет ещё сутки продержать в подвале – пусть подумает над своим поведением, но куда там! Лита взяла мужа под руку и заявила безапелляционно:
- Что, пошли лекаря освобождать! – Не вопрос, а приказ.
Поняв, что никакие уловки не помогут, Князь обречённо вздохнул и направился к двери под строгим контролем своей жены. «Ах, до чего же несправедливо устроен этот мир! – думал он. – Мужчины – победители и властители, сильные и умные, которые правят этим миром и всеми, кто здесь живёт, которые с лёгкостью бросают в огонь войны тысячи жизней, как безропотные бараны, подчиняются своим жёнам, таким хрупким и слабым!».
Длинные коридоры подземелья нисколько не напугали Литу, зря Галимат на это надеялся. Женщина уверенно шла вперёд, не обращая внимания на скверные запахи и снующих под ногами крыс. Сам же Князь чувствовал себя здесь не очень-то уверенно, что не скрылось от внимательного взгляда Светлейшей Княгини. Она приостановилась и спросила:
- Галимат, что с тобой? Ты бледен, как мел. Тебе плохо или ты чего-то боишься? Только не говори мне, что тебя пугают крысы.
«Позор! Страх – это позор! Она не должна была этого видеть! Вот дрянь!»: - восторженно подумал он.
- Всё в полном порядке, дорогая, просто немного плохо себя чувствую.
- Вот, плохо себя чувствуешь, а лекаря решил сгноить здесь! – Возмущённо фыркнула Лита. – Ты непоследователен, Галимат. Кстати, что вы там с Грифаром решили?
Светлейший вспомнил эту позорную встречу. Лицо его побагровело от стыда. Как же это было ужасно! Во-первых: когда явился этот выродок Грифар со своей свитой, в зале уже нечем было дышать. Он заметил брезгливое выражение на лице своего верного врага и готов был спуститься в подвал, чтобы срочно своими же руками удавить этого самонадеянного лекаришку! Потом его живот зажил своей собственной жизнью и позволил себе ворчать в самый неподходящий момент! Прыщавый сынок Грифара, разрази его гром, глупо хихикал при каждом урчащем звуке, доносившимся из брюха Светлейшего. Кишечная колика гнула Князя в дугу и ему стоило большого труда, чтобы не скорчиться на радость врагам. Но, когда зал огласился громоподобным звуком, все, конечно же, поняли, что это никакая не гроза. Переговоры были сорваны, потому что вся эта шайка безродный отморозков сочла подобное поведение Светлейшего оскорблением. Попробовали бы сами договориться со своим желудком! И хотя Галимат сам прекрасно понимал, что эти переговоры не принесут никаких результатов, у него был теперь формальный повод обвинить в этом Макса.
- Дорогой, о чём ты задумался? – Перебила стройный ход его мыслей Княгиня. – Что там было?
- Ничего хорошего, - огрызнулся Светлейший. – Надо готовиться к войне.
Княгиня скорбно вздохнула, но мысли её были далеко. Знал бы Князь, о чём думает его жена, он бы точно не повёл её к Максу! А думала женщина вот о чём: у лекаря есть летающий дом! Как замечательно! Он мог бы безопасно доставить её на болота, туда, где бьёт источник вечной жизни. Источник вечной жизни и невероятной Силы. Вот тогда бы она, наконец-то, получила то, к чему стремилась всю свою жизнь! Сила, которая сделала род её мужа таким влиятельным и богатым. Можно подумать, что эти отговорки о статусе могут объяснить то, почему два таких влиятельных рода ведут бесконечную войну за кусок никуда негодных земель. Она не такая уж дура! Всё дело в источнике! Галимат ни за что его не отдаст, а Грифар голову готов сложить, лишь бы заполучить этот вожделенный кусок болот! Вот опять войну собираются затеять и это длится уже на протяжении многих лет!
Мурлыча себе под нос какую-то незамысловатую песенку, Госпожа Лита подошла к тяжёлой двери тюремного номера «люкс» и выжидающе посмотрела на мужа. Галимат, подчиняясь требованию её синих глаз, достал связку ключей, немного повозился с замком и вот уже дверь неохотно распахнулась. Первой вошла Лита. Светлейшая Княгиня увидела своего лекаря, сидящего за столом и мирно спящего. Вокруг возились вездесущие крысы. Появление гостей их нисколько не смутило, но заставило немного насторожиться.
- Подлец ты, Галимат! – Заявила Лита и лекарь тут же проснулся. Он щурясь смотрел на неё и не мог понять, что же такое с ним происходит: то ли сон продолжается, то ли это уже явь.
Госпожа? – Спросил он удивлённо. – Как же Вы здесь, в подвале…
- Успокойся, Макс, - ласково сказала Лита и подошла к Максу, изо всех сил пнув по дороге жирную и чересчур наглую крысу, - Светлейший решил, что тебе достаточно здесь томиться, ведь у тебя и так много работы.
Светлейший недовольно поморщился, но, вспомнив всё, что наговорила ему жена, предусмотрительно промолчал. Князь-то он князь, но Лита, почему-то, постоянно забывает про это и видит в нём только нерадивого и тупого мужа. Галимат тяжело вздохнул и расстегнул железный браслет на ноге пленника, освобождая его от цепи.
- Поблагодари Светлейшего, - подсказала лекарю прекрасная Княгиня, - за его великодушие.
«Ни хрена себе великодушие! – хотел было возмутиться Макс, но встретившись взглядом с этой неприступной синевой её глаз, лишь пролепетал растерянно:
- Спасибо, Князь, что Вы вспомнили обо мне.
Ему хотелось ещё и съязвить что-нибудь в адрес «великодушного упыря», но он вовремя вспомнил ночное происшествие и быстренько прикусил язык. Ноги его затекли от неудобного сидения и теперь категорически отказывались слушаться, покрываясь многочисленными, назойливыми мурашками. Наконец-то кровообращение пришло в норму и лекарь смог пройтись несколько шагов вдоль стены.
- Макс, у меня к тебе дело, - заманчиво сказала Княгиня и Макс радостно закивал, хотя и понимал, что это совершенно не то дело, которое интересует его. «Ах, какая женщина! Мне б такую!»: - вспомнились слова уже порядком подзабытой песни.
- Пошли, - недовольно проворчал Светлейший и, пропустив вперёд свою супругу, кивнул Максу, мол, давай, иди, ты пока свободен.
А лекарь, не отрывая глаз, смотрел на хрустальную слезу и вспоминал, как испугался Галимат, когда этот загадочный амулет слетел с его шеи. В душе закопошилась нехорошая мысль: «А, что, если, взять сейчас и сорвать этот кулон? Тот-то старикан обделается от страха!», но мысль эту он сразу же прогнал, понимая, чем грозит ему этот поступок.
Обратно они шли гораздо быстрее – всем хотелось срочно покинуть эти угрюмые подвалы и вдохнуть свежего воздуха. Откуда-то доносились хриплые стоны пленников и проклятия в адрес Светлейшего, но это Князя нисколько не смущало – он к такому уже привык. Нечаянно или специально, но рука Госпожи Литы слегка коснулась руки Макса и сердце у него заметалось, как собачий хвост. «Боже, - подумал он, - я чувствую себя совсем, как сопливый пацан!».
- Знаешь, что, лекарь, - привёл его в чувство голос Князя, - готовься - скоро у тебя будет много работы. Не сегодня–завтра начнётся война.
Макс даже вздрогнул от этого заявления. Дела! Из огня да в полымя! Война – это звучит слишком зловеще.
- Какая война? - Тупо поинтересовался он.
- Видишь ли, Макс, - ответила ему вместо Светлейшего Госпожа Лита, - мой муж и весь его сумасшедший род вот уже двести лет воюет с родом Грифаров. Ты думаешь, что Галимат – настоящая сволочь, верно?
Максим замялся, конечно же, он именно так и думал, но сказать это в слух – это значит так и не выбраться из этого крысиного логова и он благоразумно промолчал, впрочем. Прекрасная Госпожа и не надеялась на ответ.
- В чём-то ты прав, - сказала она, вызвав на лице Светлейшего гримасу недовольства, - но поверь мне, Грифары гораздо хуже!
Потом она посмотрела на своего хмурого супруга и ласково так, что голос её казался журчанием ручейка, сказала:
- А ведь ты, Галимат, мог бы предотвратить это побоище!
- Как, – взорвался и без того раздражённый до предела Князь, - как я могу это предотвратить? Я, что, волшебник? Ты вон у своего чародея недоделанного проси о помощи!
Госпожа Лита прищурилась и сказала тихо:
- Не валяй дурака, Князь, ты понимаешь о чём я говорю! Однажды ты смог как-то так сделать, что войска Грифара разметал непонятно откуда взявшийся смерч. Разве я не права?
Да, было такое дело. И Галимат действительно мог бы и на этот раз избежать войны, но для этого ему придётся спуститься в подземелье и войти в эту страшную комнату. Ему надо будет встретиться с тем, кто там обитает и попросить его об этой услуге… Светлейший Князь даже содрогнулся од одной только этой мысли.
- Я не чародей, - коротко бросил он, давая понять, что разговор этот ему неприятен.
Дальше они шли уже в полном молчании. Макс теперь мог позволить себе смотреть по сторонам, в надежде ещё раз увидеть что-нибудь странное, наподобие той тени, которая тянулась к хрустальной слезе. И он увидел!
Это была тень! Своими очертаниями она напоминала скорпиона. Лекарь даже осмотрелся, чтобы понять, где же тот, кто отбрасывает эту тень, но никого не обнаружил. Словно почувствовав его взгляд, тень остановилась, вздрогнула и медленно растаяла. «Глюки»: - сказал сам себе лекарь. В это момент откуда-то из темноты подземелья раздался такой душераздирающий крик, что у парня всё внутри сжалось. В этом крике была такая боль, такое отчаянье, что казалось, он не может принадлежать человеку. Странно, но ни сам Князь, ни его жена никак на это не отреагировали. Макс повернулся к Лите и робко спросил, пряча глаза:
- Что это было?
Женщина равнодушно пожала плечами:
- Не знаю. Наверное, крысы кого-то едят. Здесь такое часто можно услышать. А, может быть, это просто кого-то пытают. Мой муж любит так иногда поразвлечься. Максу показалось, что женщина специально это сказала, чтобы настроить его против своего супруга и это его неприятно поразило. Эта верная супруга только потому верна, что её, похоже, никто не интересует и не может интересовать. Она холоднее того айсберга, который утопил «Титаник»! А Князь подумал: «Конечно же, это крысы. Хорошо, что их здесь так много, иначе непонятно чем бы я кормил того, кто обитает в этом подземелье вот уже двести лет? Пришлось бы скармливать ему людей, а это нехорошо».
Они уже поднялись на самый верх, когда лекарь услышал у себя в голове всё тот же вкрадчивый голос: «Найти меня, Максим и я помогу тебе вернуться обратно в твой мир!». Макс тряхнул головой, чтобы прогнать наваждение. В этот момент к ним подбежала Патита, она была чем-то взволнована и даже заикалась.
- Папа, Грифары разорили ферму Румта! Они всё сожгли, мужчин убили, а женщин изнасиловали! Папа, Грифары идут к нам!
Князь грязно выругался, нисколько не смущаясь присутствующих дам и зарычал на весь замок:
- Все во двор! Хватайте оружие!
И сразу же, замок, который в обычное время кажется сонным и ленивым, ожил. Люди бежали со всех сторон, вооружённые всем, что под руки попалось. В замке началась паника. И только Госпожа Лита каким-то образом умудрялась сохранять спокойствие в этой нервозной обстановке. Она лишь посмотрела на мужа и строго сказала:
- Галимат, ты ведь не готов на сей раз к войне, верно? Грифары напали слишком быстро. Что собираешься делать?
Светлейший был мрачнее ада. Нападение врага выбило его из колеи. То, что война будет, он знал, но то, что это произойдёт так скоро, такого Галимат даже предположить не мог.
- Будем драться! – Грозно ответил он. У нас ещё есть немного времени.
- Послушай, Князь, я точно знаю, что ты можешь остановить этих ублюдков, - тихо сказала Лита, - ты чем-то таким обладаешь. Я не спрашиваю тебя чем, но требую, слышишь, требую, чтобы ты прекратил это!
Макс задумался. Кошки дуреют от валерьянки. Интересно, а к рыкунам это относится? Надо попробовать. Ведь они здесь ездят на больших кошках, значит, всё может сработать. Он повернулся к Князю и сказал:
- Князь, Вы не могли бы выделить мне для небольшого опыта одного рыкуна.
- Что за опыты в сложившихся обстоятельствах? – Вскинул брови удивлённый и раздосадованный Светлейший.
Макс скромно потупился и прошептал:
- Если то, что я думаю, подтвердится, то нам удастся отбить нападение без лишних жертв. Да, Князь, мне ещё нужна карта и немного хлеба.
Все присутствующие уставились на лекаря с недоумением, никто не мог понять, что на уме у этого странного человека, что он такое задумал. Но положение было серьёзным и Галимат отдал распоряжение слугам. Через несколько минут в зал привели большую бело-серую кошку. Макс метнулся в капсуле и вскоре вернулся с маленьким коричневым пузырьком. Когда он откупорил его, то резкий запах валерианы ударил в нос. Большая кошка принюхалась. Безошибочно определив, откуда идёт запах, она направилась к лекарю и слегка боднула его головой. Внутри у Макса всё похолодело, Достаточно было одного удара этой могучей когтистой лапы, чтобы от бедолаги лекаря не осталось даже мокрого места. Но нападать животное не собиралось. Макс взял кусок хлеба и вылил на него немного коричневой жидкости. Все с интересом наблюдали, что же будет дальше. Большая кошка мгновенно проглотила вкусно пахнущий кусок и рыкнула грозно, требуя добавки.
После третьего куска, смоченного валерьянкой хлеба, рыкун упал на пол и стал качаться. Он вытягивался в струнку, фырчал и пытался стать на лапы, но тут же падал вновь.
- Ты его отравил? – Грозно спросил Светлейший. – Ему плохо?
- Ещё чего, - отмахнулся Макс, - Ему-то, как раз очень хорошо! Он пьян и теперь непригоден ни для какой работы.
- И что всё это значит? – Недоумевал Галимат
- Это значит, что, если мы разбросаем такой вот хлебушек по дороге, то Ваши враги, Князь, не смогут доехать до замка так быстро и мы выиграем время. Но, если я увижу подходящее место на карте, то, возможно, они никогда и не доедут.
Патита радостно захлопала в ладоши. До этого момента девушка была в ужасе, казалось, что ещё немного и она просто упадёт в обморок. Ещё бы, она ведь знала семейство Грифаров достаточно хорошо, чтобы понимать, что ждёт её в случае поражения. Сразу вспомнился прыщавый Лигус – сын Грифара, его лошадиная морда и скверный запах изо рта. О, нет, только не это! Теперь же лекарь предлагал выход.
- Ты уверен в том, что говоришь? – Строго спросил Макса Князь.
- Светлейший, я ни в чём не уверен, но, как я понимаю, другого выхода у нас просто нет. Надо попытаться.
Он склонился над картой, несколько минут разглядывал, потом позвал Князя и спросил:
- Где сейчас этот Гритфар?
Светлейший ткнул своим толстым пальцем в точку на карте, которая изображала ферму Румта.
- Так, а это дорога в замок, да?
Галимат кивнул и уставился на Макса, ожидая продолжения этой темы.
- Есть! – Радостно воскликнул парень. – Смотрите, Князь, это, судя по всему, лес, а это вот пятно, видимо, озеро, да?
Светлейший начал понимать, что задумал лекарь. Лицо его прояснилось и он радостно похлопал Макса по плечу.
- Молодец! Это идеальное место для засады.
- Да, именно здесь мы и разбросаем хлеб. Когда начнётся паника, а она обязательно начнётся, из леса по ним ударят наши лучники. Князь, нам нужны самые меткие лучники, есть у Вас такие?
Светлейший хотел, было, оскорбиться, но сдержался и лишь кивнул молча.
- Ай, да Макс, не зря я тебя освободил!
Уж лучше бы он этого не говорил. Макс сразу же вспомнил крысиного короля, кишащий вшами и клопами тюфяк и крики несчастных, которых живьём обгладывали крысы. Он уже усомнился в том, стоит ли помогать этому моральному уроду, но вспомнил слова Литы о том, что Грифар ещё хуже, подавил свой раздражение.
- А в озере мы разместим вторую группу. Оружие спрячем на берегу. Когда враг попытается отбиться от наших лучников, из озера ударит вторая группа.
- В озере? – Засомневался Галимат. – Они же задохнуться в воде!
- Если взять соломинки, спрятаться в камышах, то можно будет дышать через эти соломинки, - объяснил Макс. – Вот только ехать придётся не на рыкунах, а то и они тоже сбесятся.
Молчавшая всё это время Госпожа Лита радостно воскликнула:
- Лошади! У нас есть лошади!
«Вот ведь придурки, - сделал вывод Макс, - есть лошади, а они ездят на кошках! Не, ну нормальные они люди?!».
Светлейшему эта идея не очень-то понравилась. На лошадях ездят крестьяне и простолюдины, воинам же считалось зазорным опускаться до такого. Но деваться некуда, придётся немного наступить на горло своей гордости. Галимат позвал Кость и отдал тому чёткие распоряжения. Теперь он мог, наконец-то, успокоится. Почему-то Князь был уверен, что победа будет на их стороне. Он с нескрываемым уважением, что случалось с ним крайне редко, посмотрел на своего лекаря. «Парень действительно, умён. Надо будет его как-то наградить»: - подумал сумасбродный Галимат. Прекрасная Лита своего восхищения скрывать и не думала. Она подошла к Максу и протянула ему руку для поцелуя, считая, видимо, это самой ценной наградой. В чём-то она была права. Макс наклонился и с трепетом поцеловал эту тонкую, почти прозрачную кисть. Сердце в груди корчилось, как нализавшийся валерьянки рыкун. С большим трудом парню удалось взять себя в руки. Он поймал многозначительный взгляд Светлейшего, который смотрел на него с откровенной издёвкой. Князь хорошо знал, как реагируют на его дражайшую половину, все взрослые и здоровые мужики. Но Галимат был благодарен Максиму за то, что тот избавил его от необходимости спускаться в подземелье и просить помощи у того, о ком он давно и безрезультатно хотел забыть. А это пострашнее нападения Грифаровых воинов. Тот, кого его пращур однажды приволок с болот, казался Светлейшему воплощением самого зла. Невиданным чудовищем, посланным богами ему за что-то в наказание.




Автор поста
Инча
Создан 8-08-2009, 13:26


126


14

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Мой город(Глава первая)
Творчество

наглое злоупотребление Вашей добротой))
Стихи

Подражание А.Блоку
Творчество

Спи! Или колыбельная для любимого.
Стихи

Тени
Стихи


Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       Ormona
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 8 августа 2009 14:51

    Да, на кошках ездить - себя не уважать! lol
    Хорошая глава, счас проглядела, повспоминала всё...



Добавление комментария


Наверх