Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Леди Зима

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
ГЛАВА 21. ВЫСАДКА
  - А кормят тут плохо! - проворчал Ива, угрюмо разглядывая приближающийся берег Карта, - Когда я во время сегодняшнего завтрака взял кусок жаркого, то едва не сломал правый верхний клык. А что сказать про бульон, который недосолили? Зато перца положили столько, что желудок печёт до сих пор! Ром - кислющий и могу авторитетно заявить, что бочки, где его хранили, пропускали воздух. Если от всей несъедобной гадости я заработаю язву желудка, то в этом не будет ничего удивительного. И это я упомянул завтрак и обед, а ведь, если судить по запаху, то ужин окажется ничем не лучше. Внюхаться только в прогорклый аромат! Не иначе повар готовит на испорченном масле и я думаю...
  Его нытьё раздавалось в почти полной тишине подступающего вечера. Шхуна огибала юго западную оконечность острова, приближаясь к месту, обозначенному Хастолом на карте. Джонрако категорически протестовал против приближения к южному побережью в темноте, но парень сумел убедить морехода и тот, скрепя сердце, согласился.
  Слабый ветерок подгонял "Морского Чёрта" и тот рассекал зеркальную поверхность океана, оставляя за собой пенный след. Свободные от вахты матросы решили развлечься и принялись тралить близкое дно, в надежде разжиться каким-никаким уловом. Счастье уже успело улыбнуться рыболовам и по палубе прыгали блестящие рыбины, размером в половину человеческого роста. Огромные кошелькообразные пасти, полные острых зубов, безмолвно открывались, а тёмные плавники вяло шевелились в воздухе. Санорени, неуверенно вынырнувший наружу, уже успел оценить добычу и теперь что-то подсчитывал на пальцах. Толстые гнубы кока шевелились, а глаза жадно сверкали.
  Джонрако, Хастол и Шания сидели за столиком, где дымились кружки какао и хвастались поджаристыми боками свежеиспечёные булочки. Четвертый табурет предназанчался Иве, но тот предпочёл вкусному напитку бесконечные жалобы о своей несчастной судьбе, покатившейся под откос, после того, как его силой притащили на этот гнилой кусок деревяшки, который вот-вот отправится на дно, вместе со своими несъедобными завтраками, кислым ромом и жёсткими койками.
  Люди молча пили какао и тепеливо переносили стоны, начавшиеся со вчерашнего дня. Привыкнуть к ним оказалось невозможно, но можно было просто игнорировать.
  - А эта бесконечная качка? - бурчал Ива, - Когда я, пятнадцатьлет назад, плавал на "Незаметном", капитан оказался достаточно щедр и раскошелился на опытного морского чародея. Он-то позаботился, чтобы пассажиры не страдали от морской болезни.
  - Так ты утверждаешь, что я жаден? - спросил Джонрако, откупоривая бутылку коньяка. Капитан наполнил свой бокал, после чего предложил напиток пассажирам. Хастол согласился, а Шания неуверенно пожала плечами, так что мореход плеснул ей на самое дно, - В таком случае надо распорядиться, чтобы кок урезал порцию, которую готовит для тебя. Раз уж я скуп, чёрт меня дери, нужно начинать экономию.
  Пёс сардонически рассмеялся, но шерсть на его загривке поднялась дыбом.
  - Так ты считаешь, что это количество скверно приготовленной гадости, которое мне швыряют в качестве пропитания, достаточно, чтобы я смог протянуть пару недель? Скоро я не смогу передвигаться!
  - Мои матросы едят в два раза меньше тебя, - пророкотал Собболи, начиная выходить из себя, - И, при этом, умудряются работать даже в самый лютый шторм!
  - Люди способны сожрать любую гадость, - проворчал Ива, но так тихо, чтобы никто не услышал, - Как свиньи! Животные...
  По ступеням поднялся боцман, смахивающий с бороды хлебные крошки и вежливым покашливанием привлёк внимание начальника. Когда Джонрако оторвал взгляд от поскуливающей собаки, Далин указал пальцем за корму, где в подстуающем сумраке изгибалась островная коса, напоминающая хвост исполинского чудовища, развалившегося на поверхности океана. Капитан уставился в направлении, указанном помощником, но ничего не смог различить.
  - Ну и какого чёрта? Ты думаешь, что у меня глаза, как у орла?
  - Вообще-то для таких дел давным-давно придумали специальные штуки, - хмыкнул боцман, - с помощью которых можно видеть намного дальше.
  - Чёртова голова, - буркнул обескураженный Джонрако и скорчил ужасную физиономию, - Скоро начнёт забывать, что нужно помочиться!
  - Капитан! - укоризненно воскликнула Шания, с трудом скрывающая улыбку, _ Ваши выражения!
  - Кому не нравятся мои выражения, могут просто заткнуть свои, излишне чувствительные, уши, - капитан достал зрительную трубку, - Ну-ка, посмотрим, что ты там разглядел...
  Но даже через объектив, мореходу долгое время не удавлось ничего разссмотреть. Он увидел берег Карта, скрытый вечерним полумраком, густую поросль деревьев и огоньки в зарослях. Да нет, вряд ли боцмана заинтересовало далёкое побережье. Океан вроде бы пуст. Да он что, шутки шутит?! Впрочем, что это? Какиая-то точка... Джонрако покрутил настроечное кольцо.
  Корабль, следующий за ними, прижимался к берегу так плотно, насколько это позволяла глубина прибрежных вод, поэтому рассмотреть его на таком расстоянии становилось задачей весьма нетривиальной. Каким образом Далину вообще удалось заметить преследователя? А ведь, судя по всему, у команды странного корабля явно недобрые намерения.
  - Думаешь: пират? - поинтересовался Далин, выуживя из кармана куртки массивный металлический гребень, украшенный серебрянной вязью, - Вообще-то, если подумать - весьма странное место для этих молодчиков. Я бы поставил, что мы могли бы их встретить много раньше. Окрестности Твайра буквально кишат подобной гадостью, чтоб им лопнуть!
  - Это - не пират, - задумчиво протянул Джонрако, почёсывая нос концом зрительной трубки, - Посмотри, как они идут Среди всего пиратского сброда очень мало опытных специалистов, способных перемещаться настолько аккуратно. Да и сам подумай: на кой чёрт им прятаться именно сейчас? Мы - одни, торговые трассы - далеко; нападай, сколько влезет.
  - Может заманивают в какую ловушку? - неуверенно предложил помощник, - Или помощи ожидают...
  - Не пори чепухи, - капитан покачал головой, - Здесь нечто иное. Ну и пошли они к дьяволу! Пока ничего не предпрнимают, пусть себе плетутся, может пропорют днище и познакомятся с морскими чертями. Как думаешь, можно на это надеяться?
  - Всё может быть, - хмыкнул Далин и провёл гребнем по бороде, - Вообще-то дно у побережья плоское, но иногда встречаются острые камешки.
  - Далеко мы от цели? - поинтересовался Хастол, любуясь напитком в бокале, - Ночь близка....
  - Скоро будем, - недовольно проворчал боцман, недолюбливающий пассажира и как вся остальная команда, винящий его во всех неприятностях, - Сейчас ляжем на другой галс и не пробьёт девяти склянок, как можно будет бросать якорь.
  - В точку, - Джонрако ещё раз наполнил свою посуду, - Теперь пойдём вдоль берега, а он тут прямой, что линия на карте; держи штурвал ровно, да и всё.
  - Девять склянок, - задумчиво протянул Хастол, успевший немного разобраться в морской терминологии, - Стало быть, уже стемнеет. Не могу сказать, что это радует.
  - Радует - не радует, ты мне объясни другое, - Джонрако отхлебнул коньяк и поморщился, - На кой дьявол мы вообще делаем эту остановку? Мне приходилось общаться с Братьями во время войны и ...так. Не могу сказать, что получал от этого общения много удовольствия. Их ненависть к Магистру настолько велика, что напомнианет оголтелый фанатизм. Чёрт побери, я видел несколько посёлков, где Братья воспитывают своих детей, это кошмар!
  - Почему? - удивилась Шания, как обычно, жадно глотающая любую новую информацию, - Что там такого страшного?
  - Дети, лишённые детства, - хмуро выдохнул капитан, - Возможно, это странно слышать от такого, как я, но даже столь грубый тип считает, что у ребёнка должно быть время для игр и развлечений. Игр, чёрт возьми! А когда тебя, с самого младенчества, готовят к грядущей смерти, посвящая в прорву зловещих ритуалов...
  - Так же готовили и бойцов Сантри, - пожал плечами Хастол, - Младенцев закаляли в ледяных горных источниках, приучали отбивать удары и спать на камнях. В общем - много разнообразных испытаний, через которые другие люди проходят много позже. Если проходят вообще. У Братьев и бойцов Сантри имелись веские причины для подобной подготовки.
  - Какие же? - Шания с такой силой сдавила нежную булку в пальцах, что та тихо захрустела.
  - Сильный враг, - пояснил парень, - Молитар основал легендарную школу, чтобы иметь помощников в борьбе против демонов. Братья же, каждую секунду, ожидают столкновения с Магистром, способным стереть их с лица земли. Стоит хоть немного ослабить дисциплину и Братству - конец.
  - Быть может, это - к лучшему, - угрюмо усмехнулся Джонрако и его физионмия внезапно перкосилась, - Видал я их ритуалы...Нет, конечно к внутреннему, или как они его называют - Чёрному - кругу, меня не допустили, но и того, что я видел, достаточно.
  - Трудные проблемы предполагают жёсткие решения, - усмехнулся Хастол и в его тёмных глазах вспыхнули тусклые огни, - А Братья пытаются разрешить почти невыполнимую задачу. Неудивительно, что иногда они несколько перегибают палку.
  Он ещё не успел азкончить фразу, а его глаза внезапно стали абсолютно чёрными. Кожа на лице парня приобрела мертвенно-белый оттенок и сейчас Хастол больше всего напомниал зловещий призрак давно умершего человека. В этот момент Джонрако продолжал вглядываться за корму, поэтому изменения в лице пассажира прошли мимо его внимания. А вот Шании не удалось избежать испуганного возгласа.
  Однако, когда капитан повернулся, облик Хастола вернулся к изначальному, поэтому мореход не смог понять, к чему относился возглас пассажирки и лишь недоуменно повёл плечами. У девушки же, быстро пришедшей в себя, сложилось впечатление, что сосед по столу вспомнил нечто невероятно ужасное.
  - Не думаю, что самая святая цель может оправдать настолько страшные действия, - Джонрако продолжил разговор, возражая собеседнику и поморщился, вспоминая некоторые моменты из жизни, - Во время войны оба острова прикрывались такими красивыми и благородными лозунгами - хоть в святые книги вставляй! А что они творили, под прикрытием красивых фраз? Да, можно оправдать Карт тем, что он сражался против всего мира и проигрывал войну, но та чума, которую они наслали на Твайр...Поверьте, это - нечто совершенно нечеловеческое! А резня, устроенная победителями в прибрежных городах Карта, вообще не уладывается в моей голове! Я был там и видел настоящий лес из отрезанных голов, насаженных на колья. Женщины, старики, дети...Чем это оправдать?!
  - Вы видели столько ужасного, - Шания посерела, - Вспоминая свою жизнь, начинаю сомневаться; действительно ли те лишения, котрые я перенесла, были так тяжелы, как казалось?
  - Предлагаю завершить этот неприятный разговор, - предложил Хастол, которого определённо начала тяготить затронутая тема, - Судя по всему, он никому особенно не поднимает настроения.
  - Полностью согласна, - поддержала его Волли и в один глоток выпила напиток из бокала, - Давайте о чём-то ином. Например, о морских животных. Капитан, вы же многое должны знать о всевозможных водных тварях, верно?
  На лице морехода тотчас появилась широкая улыбка, а загорелая рука потянулась за трубкой. Слушателей ожидал длинный и красочный рассказ о всевозможных монстрах и чудовищах, половина историй о которых была выдумана моряком или подслушана им в портовых кабаках. Подобную слабость имел любой мореход, когда-либо ходивший под парусами по Намирдану. Эти рассказы всегда служили поводом для бесконечных шуток и издёвок над рассказчиком, но слушались с неизменным вниманием и запоминанием особо впечатляющих эпизодов.
  Однако, в этот раз, шлюзам капитанского красноречия оказалось не дано разверзнуться. Хлёсткий, точно удар бича, возглас боцмана вынудил матросов навалисться на штурвал, задавая кораблю новый курс. Застонали, натягивясь, ванты, хлопнули и вновь наполнились ветром паруса, а "Морской Чёрт" ускорил ход, приближаясь к берегу.
  - Чёрт, - с я вным сожалением проворчал Джонрако и поднялся, - Нужно проверить навигацию. Дно тут, конечно, гладкое, но можно запросто напороться на банку, особенно при подходе к самой земле.
  Капитан ещё раз тяжело вздохнул, отпуская на свободу жуткое чудовище, которым намервался поразить слушателей до глубины души. Подозвав Далина, Собболи принялся изучать пометки на карте, отметив, что указанного Хастолом места им удастся достигнуть до восьмых склянок, то есть значительно раньше, чем они предполагали.
  Однако, чего им не удалось избежать, так это наступления ночи: тьма накатывала так быстро, что очень скоро побережье превратилось в плохо различимую тёмную громаду. Сереющее небо, на фоне чёрной глыбы Карта казалось почти белым.
  - Черти бы меня взяли! - выругался Далин, - Я не слишком часто ходил в этих водах и плохо знаком с лоцией.
  - Ну да, - подтвердил Джонрако, - Райончик - не из самых оживлённых. В основном то мы крутились около Ле Карта, а там - совсем другое дело.
  - Ну да - настоящая бездна, - протянул помощник, - Но и там попадаются скверные места. Вот, помню, один раз...
  - Смотри-ка, - перебил его капитан, указывая на корму.
  В миле, позади шхуны, внезапно вспыхнули сигнальные огни, обозначая нахождение незнакомого корабля. Похоже преследователям стало безразлично, видят их или нет. Кроме того, стало ясно, что таинстственный корабль здорово прибавил в скорости и теперь стремительно догоняет "Морского Чёрта".
  - Споро идут, - в голосе Далина прозвучала тревога, - Я бы сказал; на пару узлов быстрее нас. Такими темпами молодчики нагонят нас, не пробьёт и девяти!
  - Так, - сказал Собболи, немного поразмыслив, - Скорость держать прежнюю. Сигнальных - не зажигать. Подними бомбардиров - пусть держат орудия в полной готовности. Вот, держи ключ от крюйтовой и приготовься раздать ружья. Уразумел?
  - Чего ж тут непонятного? - буркнул Далин и уже было направился прочь, но тут же вернулся и спросил, хмуря кустистые брови, - Думаешь, всё-таки пираты?
  - Дружище, - со вздохом ответил Джонрако, - Ну головой-то подумай, хоть раз. Посмотри, что они творят: сначала очень профессионально скрываются, а потом не менее профессионально догоняют. Да и ещё: много ты видел посудин, способных конкурирвать с нами в быстроходности? Приятель, это - вояки и не из последних. Выпускники Черза, мать бы их так.
  Когда боцман ушел, капитан ещё очень долго всматривался в окуляр зрительной трубки. Но не подтвердить, ни опровергнуть свои подозрения ему не удалось. В ночи можно было рассмотреть лишь россыпь разноцветных огоньков и только.
  Он ещё всматривался в темноту, покусывая нижнюю губу и дёргая себя за бороду, а к нему наведались гости. Приблизились Хастол и Шания, ведущие беседу о родовых гербах. Точнее, разговор шёл о древности родов, но сейчас беседа перешла к геральдическим символам.
  - Волли - один из древнейших родов материка, - убеждала Шания, прижимая ладонь к груди, - Даже на наречии Маргузов наша фамилия звучит, как Воллинитри и это означает: Старейшие Поселенцы.
  - Я бы не стал касаться расшифровки древнейших наречий, - усмехнулся Хастол, - Ибо тогла вспомнится, что имя Шания тоже происходит от Моргузского - Шаниатри и означает: Подброшенная в Лунную Ночь. Или вы хотите сказать, что вас действительно подбросили?
  Даже в сумраке стала заметна краска, выступившая на щеках девушки. Хастол немедленно принялся просить прощения, ссылаясь на увлечённость спором, которая вынудила его забыть о приличиях.
  - Да нет, всё нормально, - щёки Шании, мало-помалу, приняли нормальный цвет, - Просто я не ожидала, что кто-то ещё может разбираться в этих мёртвых языках.
  - Ну, скажем, ещё я могу, - прогудел Джонрако, - Однако никогда даже не думал, что твоё имя происходитот этого словечка, уж больно оно старое. Да ещё и связанное, если память меня не подводит, с Культом Смены Сезонов. Помнится, у одной из Леди было такое же прозвище, которое ей дали Сёстры.
  - Леди Осень - подтвердил Хастол, - Так её звали из-за привязанности к странноватому развлечению, связанному с полнолунием. Впрочем, я не слишком хорошо помню этот момент.
  У Джонрако, различившего ироничную интонацию собеседника, сложилось иное впечатление, однако капитан не стал настаивать на разъяснении. Вместо этого он решил в ближайшее время порыться в библиотеке и отыскать всё, связанное с легендами о Леди.
  - И всё таки, откуда такое странное имя? - поинтересовался Хастол.
  - Отец очень интересовался историей, - пояснила девушка, - Знал множество древних легенд и былин. К сожалению его чувство юмора было, как бы это сказать; весьма своеобразным. Когда мама родила меня, отец предложил назвать ребёнка именно так, благо никто не понимал, что это значит. А родилась я, действительно, в полнолуние.
  Хастол, попавший в полосу тени, оказался почти невидим, для собеседников, но Джонрако показалось, будто парень отрицательно качнул головой, точно не соглашался с Волли. Но, вместо возражений, Черстоли задал новый вопрос:
  - Прошу прощения за то, что тревожу старые раны, но очень хотелось бы знать; чем именно ваше семейство прогневило Магистра? Лишение всех владений - случай крайне редкий и совершенно не свойственный колдуну. Я, честно говоря, вообще не помню аналогичных прецедентов.
  - Папа старался сильно об этом не распространяться, - сказала Шания и потёрла лоб, - А мама упоминала некий заговор, во главе которого стал кто-то, из нашего семейства. Заговорщики намеревались свергнуть Магистра и установить народное правление.
  - Утопия, - хмыкнул Джонрако и не удержавшись, хихикнул, - Знавал я таких, народоборцев. Дело закончилось кровавой резнёй и переделом власти среди бывших единомышленников.
  - Среди рода Волли всегда было много мечтателей, - Шания пожала плечами, - Впрочем, мама также упоминала старые магические книги, которые обнаружили в родовом замке посланцы Магистра.
  - Капитан, а что это за огоньки, которые приближаются к нам? - поинтересовался Хастол, - Весьма напоминает корабль.
  - Так и есть, разрази меня гром, - вздохнул Джонрако, - Мы с боцманом думаем, что нас кто-то преследует. И, признаться, у меня нет ни малейшего желания встречаться с этими ребятами, особенно если это те, о ком я думаю.
  По трапу прогрохотали тяжёлые ботинки и всем явилась лохматая голова Далина, напомнающая гигантского морского ежа, из тех, что облюбовали восточные отмели Твайра.
  - Капитан, - принялся докладывать боцман, - Приказ выполнен: пушкари заняли места по расписанию и ждут распоряжений; Фаленни и Сотри дежурят у крюйтовой, а остальная команда приведена в полную готовность к авралу.
  - Хорошо, - одобрил Джонрако, - Готовимся к повороту, ложимся на левый галс и прямиком к берегу. Видишь тот утёс, в форме собачьей головы? Он должен оставаться по левому борту.
  - Понял. Лево руля, бездельники!
  "Морской Чёрт", потрескивая бортами, принялся поворачивать нос к тёмной громаде берега и матросы, напоминающие чертей в танцующем свете ламп, взялись за такелаж. Скорость хода немедленно упала и теперь шхуна едва тащилась вперёд.
  Теперь скала, которую Джонрако указал в качестве ориентира, ещё больше напоминала гигантскую голову собаки. Мало того, теперь стало видно и её тело, вытянувшееся вдоль берега. Хвост каменного животного изгибался, образуя небольшой залив, куда и направлялась шхуна.
  - Мне кажется, - неуверенно произнесла Шания, рассматривая исполинское животное, - Или действительно...
  - Действительно, - угрюмо отозвался Иварод, невесть когда объявившийся рядом, - В своё время здесь жили все разумные псы этого мира. Их Молитар создал последними, определив проживать в самом благословенном месте. Тогда на острове ещё не появились люди, поэтому собаки спокойно жили в раю, полном дичи, чистой волы и сладких плодов. Это после злые языки тупых людишек придумали; дескать Карт предназначался в подарок именно им. Остров - наша земля, а вы лишь всё испортили! Как всегда, впрочем.
  - Так что же произошло на самом деле? - потерянно спросила Шания, совершенно запутавшаяся в ворохе противоречивой информации, - И почему собаки живут на острове Колонны?
  - Потому что нас изгнали из рая, - ещё более угрюмо проворчал Ива и принялся выкусывать между пальцами, - Сначала пришли люди и поселились рядом. Правда, не стану отрицать, они попросили нашего разрешения, но очень быстро забыли, кому изначально принадлежала земля Карта. Дальше - больше: двуногие наглецы принялись теснить собачий народ с обжитых земель, пока не сдвинули к самому океану. Если бы не покровительство Создателя, то могли бы и утопить.
  Но самые скверные времена настали после второй демонической войны, когда Магистр поверг Молитара.Лысый урод явился к нам и велел убираться. Местом будущего проживания ублюдок определил горы Сик; бесплодные и смертельно опасные. Все; и слепые старики и самки с щенками были обязаны грузиться в тесные вонючие баржи и плыть в чудовищное место, кишащее опасными хищниками и ядовитыми растениями. Место, где палящая жара сменяется жуткими морозами, а дожди, идущие один раз в год, способны утопить любого, кто не успел укрыться.
  - Но за что?! - воскликнула девушка, ужаснувшись нарисованной ккартине, - Вы же ни в чём не виноваты.
  Иварод почему-то замялся и вместо него ответил Хастол, тёмным силуэтом обозначившийся на фоне звёздного небе:
  - Ну, вообще-то, собачье племя приняло довольно активное участие во второй демонической войне, едва не переломив её ход, - Черстоли саркастически хмыкнул, - Наш правдолюбец, как обычно, умалчивает определённые вещи. Так вот, под конец войны демоны обрушили на Сантри настоящий огненный дождь, практически уничтожив всех бойцов и их святилища. Уцелевших оказалось слишком мало для реальной помощи Молитару. И тогда Создатель обратился к последним, из сотворённых существ - разумным псам.
  Все успели позабыть, но в те времена среди обычных собак жили особенные. Можно назвать их оборотнями, хоть в древности существвало иное название: Адские Псы. В случае необходимости обычная, с виду, собака превращалась в жуткое существо огромной силы. Адские Псы изрыгали пламя, прогрызали металл и могли летать на небольших расстояниях. В отличие от обычных собратьев жили эти существа очень долго, почти вечно. Правитель разумных собак был из Адских Псов и по слухам, дружил с Молитаром.
  Когда создатель обратился к другу за помощью, Адские Псы немедленно вступили в бой с демонами. Поскольку боевая ипостась Псов была столь же нематериальной, как и сущность демонов, чаша весов победы начала клониться на сторону Молитара. И в этот миг Магистр, всё это время прятавшийся за спинами своих союзников, вновь вступил в дело.
  Чародей сумел подкупить часть Адских Псов. Что он пообещал или сделал - неизвестно, но предатели ударили в спину собратьям. Поскольку никто не ожидал измены, результаты оказались катастрофическими: погибли почти все бойцы, а остальных добили воспрянувшие демоны. Именно из-за этих событий собачий род оказался в опале у Магистра. Не так ли, уважаемый Иварод?
  - Всё верно, - буркнул тот, - И не стоит так сверкать глазами. Нам нечего стыдиться; мы не в ответе из-за нескольких отщепенцев! Промолчал я, потому что мне больно вспоминать о предательстве. Уж тебе, как никому другому, известно, что такое подлая измена.
  - Не сходится, - сказал Джонрако, внимательно выслушавший всю историю, - Если среди собак были настолько могучие засранцы, то какого чёрта они позволили прибывшим людям занять собачьи земли?
  - Тогда были совсем иные нравы, - отрезал Ива и в его голосе мелькнуло сожаление, - Никому, из Адских и в голову бы не пришло использовать силу против двуногих из-за такой ерунды. Тем более и Молитар бы этого не одобрил.
  - А что случилось с теми собаками, которых переселили в горы Сик? - вмешалась Шания, которую очень интересовало окончание трагического рассказа, - Как вам удалось выжить?
  - А никто туда не переселился, - неожиданно весело ответил Иварод, - К счастью, для нашего племени, одному из Адских Псов удалось избежать смерти в бойне, которую устроили демоны. Он, в обычной своей личине, затерялся среди тех, кого грузили на баржи и стоило выйти в море, принял боевую форму. Те, из конвоиров, кто не успел выпрыгнуть за борт, оказались разорваны на части.
  - Стало быть, времена изменились, - со вздохом заметил Джонрако, заработав косой взгляд пса, - В общем-то, ничего удивительного.
  - Дальше проще: собаки взяли корабли под своё управление и отправились к крупнейшим городам Магистериума. Ко всем городам, - Ива повёл лапой, показывая, что баржи шли во всех напрвалениях, - Мы разделились, чтобы Магистр не сумел накрыть племя полностью. Собаки тайно расселились в городах и постепенно превратились в касту воров и шпионов. О, сколько вреда мы сумели нанести новой власти, помогая заговорщикам всех мастей! Столетия мы таились в глубоких подземных казематах, выбираясь наружу, чтобы украсть очередной важный секрет и проникнуть в тайные планы агентов Магистра. Мы смешивались с обычными собаками, укрываясь от пристального взора врагов и это привело к неприятным последствиям. Долгие годы кровосмешения с неразумными собратьями привели к вырождению некогда великого народа. Постепенно высокоучёные псы опустились до банального воровства еды и копания на помойках. Именно тогда Магистр, утомлённый нашим присутствием, предложил место для собачьей колонии.
  - И вы не испугались ловушки? - жадно спросила Шания, - Ведь таким образом он мог вас разом уничтожить.
  - А что нам оставалось делать? - горько произнёс Иварод, - Пройти по пути окончательного вырождения? Утратить остатки былых знаний и умений или всё же рискнуть? Мы рискнули и выбрали остров Колонны. К сожалению оказалось, что этот исход сильно запоздал. Собачий род выродился и если не произойдёт чуда, через пару сотен лет мы станем обычной бессловесной сворой. Спустя столько лет, Магистр всё-таки одержал победу...
  Какой-то матрос, спотыкаясь на плохо освещённом трапе, поднялся наверх и выплюнув пару неразборчивых, но несомненно солёных ругательств, доложил:
  - Капитан, лот показывает резкое поднятие дна, мать его...Ещё немного и мы оцарапаем киль, мать его...
  - Чёрт! - выругался Джонрако, сдержав нечто, покруче и повернулся к штурвалу, - Боцман, гарпун тебе в печень! Ты уснул, старина? Ждёшь, пока мы увязнем по ватерлинию?
  - Проклятие! - донёсся ответный рёв, - Спустить паруса! Отлать якоря! Живее, дети медуз! Ещё живее, если не хотите отведать линьков! Чиф, может зажжём что-то поярче, чем эти долбаные светляки? Темно же, как у кита в заднице!
  Джонрако обернулся и прикинул расстояние до таинственного преследователя, который плыл, больше напоминая башню мэрии Ченса в праздник фейерверков. Огней на борту неизвестного стало ещё больше и не заметить его теперь смог бы лишь абсолютно слепой. Так же станет заметен и "Морской Чёрт", стоит им увеличить иллюминацию.
  - Нет, - отрезал капитан, - Парни должны знать свою работу так, чтобы выполнять её даже в темноте. Огней не зажигать.
  Что-то заскрипело и шхуна дёрнулась, задержавшись на одном месте.
  - Право руля, - скомандовал Далин и колесо штурвала со скрипом повернулось под напором матросов, истекающих потом, - Ещё, мать вашу!
  В этот самый миг команда спешно снимала парусную оснастку, едва не вслепую карабкаясь по вантам и почти вслепую управляясь с такелажем. Шания попунцовела до ушей, прислушивясь к заполнившим воздух выражениям. Ей уже довоилось слышать большую часть, но в таком количестве...Задребезжал кабестан, на несколько мгновений заглушив хор ругательств и якоря, плюхнув, ушли под воду.
  Корабль не успел полностью погасить скорость, поэтому шпангоуты протестующе застонали, а незакреплённые предметы, весело подпрыгивая, отправились гулять по палубе. Пустая бочка из-под пресной воды, пронеслась до самого бака и едва не сломала ногу Узану, который пытался отлынивать от общего аврала и сидел во тьме у борта, раскуривая длинную трубку.
  - И что дальше? - поинтересовался Джонрако, обращаясь к тёмному силуэту Хастола, - Будем болтаться в виду берега до чёртового рассвета или тебя осенят новые идеи? Я бы дождался дня.
  Черстоли оторвался от поручня и свет звёзд обозначил его худое лицо с выпирающими скулами. Глаза напоминали два чёрных провала, а волосы, ниспадающие на плечи, напротив приобрели серебристый оттенок. Парень потёр лоб, точно пытался вспомнить нечто, давно забытое, потом поднял голову и в бездне чёрных глаз плеснула тёмная вода.
  - Необходимо спустить шлюпку, - едва слышно сказал Хастол, - Капитан, надеюсь вы выделите в помощь несколько матросов, которые доставят меня на берег. Обещаю; с вашими людьми ничего не случится.
  - А меня ты, очевидно, возьмёшь с собой? - сварливо проворчал Ива и потёрся лохматым боком о нактоуз, - Можешь не отвечать, всё понятно.
  Псу никто не ответил, но молчание казалось столь красноречивым, что никто даже не стал сомневаться, кто составит парню компанию в путешествии на берег.
  - Думаю лично проследить за тем, как будет обеспечена безопасность моих людей, - точно размышляя, протянул Джонрако, - Боцман, а ну иди сюда.
  - Сразу предупреждаю, в этом нет никакой необходимости, - быстро ответил Хастол и на его гладком лице мелькнула гримаса, отражающая досаду, - Я могу обойтись без посторонней помощи.
  - Слушай-ка, приятель, - Джонрако обращался к подошедшему Далину, игнорируя слова пассажира, - Я отправляюсь на берег и даю тебе полное право спустить три шкуры с команды. Ну, как ты любишь, старый кальмар. Не вздумай объявлять отбой, наоборот - раздай засранцам оружие и лично следи за маневрами этих чудиков, - Собболи кивнул на сверкающий огнями корабль, который сбавил ход и теперь медленно шёл в виду берега, явно пытаясь отыскать пропавшую цель, - Если они приблизятся на дистанцию выстрела - немедленно открывай огонь, не дожидайся, пока разнесут нашу скорлупку. Уразумел?
  - Чего тут непонятного, лопни моя селезёнка? - буркнул Далин и украдкой сплюнул за борт, - Будет сделано. Чего ещё?
  - Если мы к утру не вернёмся, - Джонрако почесал в затылке, - Высаживайся на берег и действуй по обстановке. Ну, как ты умеешь.
  - Капитан, - Хастол нахмурился, - Поймите же, ваше присуствие на берегу - совсем не обязательно.Те люди, с которыми я встречаюсь, могут оказаться опасны.
  Джонрако коротко хохотнул и хлопнул парня по плечу ладонью, напоминающей лопасть весла.
  - Если ты хотел разжечь моё любопытство ещё больше, приятель, клянусь громом, у тебя вышло! Продолжай и я скорее поплыву вплавь за шлюпкой, чем останусь на Чертяке.
  - Надеюсь, капитан, вы не думаете, что таким образом сумеете избежать моего общества? - насмешливо сказала Шания, - Сразу могу сказать: никаких возражений я не принимаю! Я твёрдо решила составить компанию вам обоим.
  Хастол только стоял с открытым ртом, определённо не зная, как реагировать на подобное. Ива тихо хихикал, а Джонрако хмурил брови и гневно сверлил взглядом непокорную девушку. Шания же явно наслаждалась моментом.
  Пока длилась эта безмолвная сценка матросы успели справиться с лебёдками и опустить шлюпку на воду. После этого между ними завязалась перепалка по поводу того, кто отправится на берег. Никто не хотел плыть к ночной земле, где, как знал каждый, живут опасные колдуны. Легенды о Картских чародеях, ворующих младенцев для своих жутких ритуалов, рассказывали в каждом портовом кабаке.
  Конец спору положил Далин, появившийся среди жестикулирующих матросов в самый разгар их оживлённой дискуссии. Ни мгновения не колеблясь, боцман ткнул пальцем в пятёрку самых крикливых, а потом вытащил из темноты Узана и пихнул в сторону трапа. Таким образом шестёрка добровольцев оказалась готова к путешествию.
  Как ни странно, но из пассажиров у сходен первой оказалась Шания, видимо опасавшаяся того, что её всё же могут оставить на борту. Джоонако и глазом не успел моргнуть, как гибкая девица, невесть каким образом удерживая юбку, сумела спуститься в шлюпку. И это в полной темноте! Большая часть матросов, из тех, что сидели на вёслах, не могла похвастаться подобной сноровкой. Отступать было поздно и в сердцах сплюнув за борт, Собболи пробормотал нечто о нахальных рыжих ведьмах. После этого капитан почти слетел вниз.
  Когда Хастол, покачивая головой и громко вздыхая, подошёл к борту, его остановил унылый голос Ивы:
  - Так, стало быть, я остаюсь?
  - Это ещё с какой радости? - изумился парень.
  - А как я буду спускаться по этой чёртовой лестнице? - в свою очередь поинтересовался пёс и поднявшись на задние лапы, угрюмо осмотрел трап, едва различимый на фоне тёмного пятна шлюпки, - Предполагаю, что это будет очень трудно.
  - Интересно, а как ты проделывал подобные фокусы во время своих шпионских вылазок? - Хастол подошёл к собаке и склонившись над ней, задумчиво протянул, - Давай-ка поразмыслим вместе, как тебе быстрее всего осуществить спуск. Скоре всего, вот так...
  С этими словами он схватил жирного пса за загривок и не успел тот опомниться, как его перенесли через борт и отпустили. Послышалось громкое: "Хлюп!" и солёные брызги долетели до лица парня. Улыбаясь, Черстоли слетел по трапу и помог матросам извлечь из воды отплёвывающегося и бормочущего ругательства Иварода. Тот громко возмущался, проклиная несчастную судьбу; злой рок, вынудивший его покинуть благословенное место; но особенно - негодяя, который ежечасно, ежеминутно и ежесекундно издевается над бедным, старым и больным псом.
  Как ни странно, но за короткий период пребывания собаки на борту, все матросы успели привыкнуть к этому бесконечному нытью, поэтому её жалобы остались без внимания. Именно по этой причине несчастный достаточно быстро успокоился и замолчал, заняв место рулевого, рядом с капитаном, который выполнял эту обязанность.
  Шлюпка оторвалась от тёмного бока шхуны и двинулась вперёд. Движением управлял Хастол, сидящий на носу лодки. Обращая внимание на некие, одному ему понятные, ориентиры, парень командовал: "Левее" или "Правее".
  Матросы действоали слаженно и шлюпка быстро приближалась к берегу. Однако близость земли, населённой зловещими колдунами, продолжало нервировать матросов и они с тоской всматривались во мрак, скрывающий слабые вздохи прибоя. Узан даже пару раз поцеловал некий амулет на засаленой верёвке, до этого скрывавшийся в кармане его бушлата.
  - Немного жутковато, - сказала Шания и присела рядом с Джонрако, нечаянно наступив на собачий хвост.
  - Неуклюжая жирная сам...То есть, конечно, я сам виноват, - взвизнул Ива, ощутив ботинок капитана у своей задницы, - Угораздило же меня сесть именно в этом месте!
  - Вот именно, - пророкотал Джонрако.
  - Прошу прощения, - несколько запоздало изинилась девушка, сообразив, что предмет под её ногами был вовсе не куском каната.
  - Да он уже и не сердится, - хмыкнул Собболи, - Ведь так, приятель?
  - Конечно не сержусь! - съязвил пёс, отодвинувшись подальше, - А что мне ещё остаётся?
  - Необходимо снизить скорость, - Хастол вытягивал шею, точно различал что-то в кромешном мраке, - Здесь есть проход, по которому можно пройти дальше береговой линии.
  - Первый раз об этом слышу, - удивился Джонрако, - Как бы нам не оправиться на дно с продранным днищем, разрази меня гром. Ну да ладно, как скажете, господин лоцман. На вёслах, тише ход!
  Не успел прозвучать приказ, как лодка содрогнулась, подобно раненому животному, поражённому гарпуном. Кто-то, из матросов, встревоженно закричал, но Джонрако приказал ему заткнуться. Шания схватила спутника за руку и это здорово мешало управлять шлюпкой. Впрочем, руль оказался бесполезен; мощное течение подхватило лодку и понесло к берегу значительно быстрее, чем она двигалась до того.
  - Суши вёсла! - приказал Собболи, сообразив, чем это может закончиться, - Всем держаться. Хастол, мать твою, ты почему не предупредил, что тут подводное течение? Какие ещё сюрпризы нас ожидают?
  - Не предупредил, потому что не знал, - парень развёл руками, а в его голосе прозвучали виноватые нотки, - Насчёт сюрпризов...Для меня происходящее - такая же неожиданность. Главное - оставаться начеку.
  - Капитан - берег! - осипшим голосом прокричал кто-то из матросов и указал рукой на стремительно приближающуюся отвесную стену, высотой в четыре человеческих роста, - Нас размолотит! Что делать?!
  - Полундра! - завопил Узан, изготовившись прыгать за борт, - Спасайся, кто может!
  В тот же миг мощная лапа капитана прижала паникёра к лавке, воспрепятствовав попытке бегства. Джонрако и самому было не по себе, от вида несущейся навстречу скалы, но вид спокойного Хастола вселял в него надежду на благополучное завершение путешествия. Шания вскрикнула и обняв капитана, спятала лицо на его груди. Матросы подняли руки, пытаясь защититься от предстоящего удара.
  - Дешёвые штучки, - проворчал Иварод, но его тихий голос потерялся в грохоте прибоя и реплики не услышал никто.
  - Чтоб я сдох! - выдохнул Джонрако, стараясь не закрывать глаза.
  Чёрная стена нависла над людьми, как неминуемый рок, грозящий погибелью и вдруг расступилась, пропуская лодку в своё чрево. Теперь шлюпка мчалась по узкому тоннелю, прорубленому в теле камня. Грохот воды, несущейся в узком жёлобе, оглушал, не позволяя расслышать ни единого слова. Но стремительный заплыв продолжался недолго: очень скоро стены расступились, а скорость уменьшилась. Люди, сообразившие, что смерть им уже не грозит, начали открывать глаза и осматриваться.
  Шлюпка медленно плыла вперёд по рукотворному каналу, берега которого оказались выложены плиткой, плотно подогнаной одна к другой. Облицовочные камни светились бледно-розовым светом и прозрачная вода словно впитывала сияние, отчего казалось, будто люди плывут в потоке тусклого пламени. По обе стороны канала росли приземистые деревья с мясистыми широкими листьями. Растения распространяли пряный дурманящий аромат, от которого кружилась голова.
  - Никогда здесь не был, разрази меня гром! - изумлённо заметил Джонрако, считавший себя знатоком южного побережья, - Да я ничего похожего никогда не видел!
  - Красиво, - тихо сказала Шания, - Мне здесь нравится. Вот только спать хочется...
  - Лицезрейте же священную рощу Лесных Братьев! - пафосно произнёс Иварод, не дожидаясь, пока Хастол даст свои пояснения, - Именно здесь они проводят самые важные и секретные ритуалы, - он убавил пафоса, - Как-то раз мне здесь едва не отрубили хвост. Правда, я пришёл без приглашения.
  - Могли и голову отрубить, - хмыкнул Хастол, - Братья терпеть не могут посторонних в своих священных местах.
  - А это случай не те дерева, которые человечину жруть? - демонстрируя редкую эрудицию, поинтересовался коренастый матрос со следами экземы на сплющенном носу, - Я слыхал, колдуны нарочно ростят дерева-людожоры.
  Ива только хихикнул, а Хастол просто ответил вопрос без ответа.
  Тем временем, канал продолжил расширяться, пока не превратился в круглое озеро, берега которого оказались выложены теми же светящимися плитами. Слабого сияния едва хватало, чтобы разогнать ночной мрак, но всё же можно было различить гигантских рыб, плавающих в водоёме. Гребни на спинах существ напоминали паруса, а здоровенные плавники не уступали вёслам шлюпки. Сверкая выпучеными глазами, исполины перемещались от одного берега к другому.
  Хастол молча указал рукой на каменные ступени, опускающиеся в воду и гребцы, пару раз махнув вёслами, подогнали лодку в нужное место. Площадка пристани оказалась огорожена невысокой оградой из странного минерала, напоминающего поросль морской травы. Деревья, окружающие причал, расступались, образуя аллею, которая уводила в глубь рощи.
  Борт лодки, с лёгким стуком, коснулся светящихся ступеней и Хастол тотчас покинул шлюпку. Обувь парня окружилио обрако тусклых искр, точно он ступил в тлеющее пепелище. Когда один из гребцов намерился выбраться наружу, Черстоли протестующе качнул головой и выставил руку, ладонью к матросу. Моряк недоумевающе крякнул и посмотрел на капитана, в ожидании приказов. Тот неторопливо поднимался на ноги, отряхивая одежду и осторожно отстраняя прильнувшую Шанию. Девушка, очевидно просто забыла отсесть подальше.
  - Всем оставаться в шлюпке, - приказал Джонрако и подхватив Шанию, начал пробираться к ступеням, - Смотрите, чтобы вас никто не скормил деревьям-людоедам. А если кто-то, в моё отсуствие, вздумает мародёрствовать, - он выразительно посмотрел на Узана, - Тому я лично отрежу уши. Если успею, конечно.
  Капитан высадил девушку на плиты пристани и проверив, на месте ли верный пистолет, спрыгнул сам. Последним, явно нехотя, едва перебирая лапами и вяло помахивая хвостом, высадился Ива. По сторонам пёс не глядел, предпочитая разглядывать светящиеся плиты. Глухое бурчание собаки оказалось единственным звуком, помимо шелеста листвы.
  Джонрако обернулся, чтобы проконтролировать поведение матросов и оказался удивлён, сверх всякой меры. Все шестеро успели уснуть и вповалку лежали на дне шлюпки. Захлопнув открывшийся рот, мореход повернулся к Хастолу, в ожидании объяснений. Но вновь ответил Ива:
  - Всякий, попавший в Священную рощу Братьев, без их разрешения, немедленно засыпает, - пёс неприятно хихикрнул, - А уж потом с ним поступют по всей строгости кодекса.
  - А как же ты умудрялся орудовать здесь? - недоверчиво поинтересовался Джонрако и потянулся к рукояти пистолета, - И почему мы, чёрт побери, до сих пор не храпим, как эти шестеро?
  - На нас - охранная магия, - пояснил Хастол и показал крошечный амулет на тонкой чернёной цепочке, - К сожалению у этой штуки есть один значительный недостаток: она мгновенно информирует хозяев, что в их владениях объявился чужак. Правда, сейчас это - совсем не важно. Однако, нам не мешало бы поторопиться.
  Парень решительно двинулся по аллее и всем остальным, волей-неволей, пришлось следовать за ним. Светящийся камень позволял уверенно шагать вперёд, невзирая на абсолютный мрак глубокого вечера. Тихий шелест мясистых листьев, неприятно похожих на человеческие ладони, казалось скрывал некие подозрительные шумы и Джонрако постояно отвлекался, вслушиваясь в шорох и потрескивание веток.
  Поворачивая голову из стороны в сторону, Собболи и не заметил, как они оказались на просторной площадке, свободной от растений. В центре местности находилось небольшое углубление, полное чистой воды, отливающей серебром. Над маленьким водоёмом возвышался металлический навес, сверкающий в свете множества ярких факелов, пылающих вокруг.
  На противоположной стороне площадки капитан разглядел приземистый холм, с чёрной дырой у земли - очевидно вход в пещеру. За холмом вздымались высокие пирамидальные деревья, чьм верхушки терялись в небе, полном звёзд. Черстоли, приблизившийся к водоёму остановился, пристально рассматривая водное зеркало. Лицо парня утратило всякое выражение, а вокруг глаз залегли тёмные тени. Ива прижался к ноге Хастола и лёг на землю.
  - Что это? - прошептала Шания в ухо Джонрако, но тот лишь повёл плечами, ощущая странное напряжение, царящее вокруг.
  Капитану казалось, будто он слышит бесплотные голоса, перекликающиеся между собой, шаги неведомых существ, приближающихся из мрака и странный гул, вынуждающий воздух вибрировать. Слова, раздавшиеся в абсолютной тишине, заставили его вздрогнуть, вцепившись в рукоять пистолета. Глубокий и звучный мужской голос произнёс:
  - Кто вы и как посмели приблизиться к Священному источнику?
  ГЛАВА 22. РИТУАЛЫ ЧЁРНОГО КРУГА
  Нервы капитана не выдержали и он тотчас выдернул из кармана пистолет, одновременно пытаясь прикрыть плечом Шанию, оцепеневшую от ужаса. Хастол же, наконец вышел из созерцательного оцепенения и провёл рукой по лицу, точно отгонял наваждение. Потом парень поднял голову и уставился на тёмную дыру в теле холма. Ива же демонстративно зевнул и принялся чесать за ухом, показывая полное равнодушие к происходящему.
  - Я последний раз спрашиваю вас, наглецы, дерзнувшие вторгнуться в нашу рощу, в самое сокровенное её место: кто вы? - голос, как показалось Собболи, доносился сразу отовсюду, поэтому мореход не знал, куда ему направить ствол оружия, - Коль вы продолжите упорствовать в своём молчании - узнаете, на что похож гнев Лесных Братьев!
  Не успел неизвестный закончить фразу, как из мрака, скользящего меж деревьев, появились высокие фигуры в чёрных плащах-накидках до пят. Тёмная ткань одеяний сливалась с мраком, отчего пришельцы казались нереальными, словно в гости к путешественникам явились призраки. В руках эти фантомы держали мечи, направленные остриями к путникам. Недвусмысленный жест намекал на то, что угрозы, озвученные незнакомцем - далеко не пустой звук.
  Впрочем, Джонрако не очень испугался. За свою жизнь, вообще и за это путешествие, в частности, ему довелось участвовать в переделках, покруче этой. Поэтому сейчас капитан лишь прикидывал, как ему действовать дальше. Выстрелить вон в того великана, потом подхватить Шанию под мышку и расчистить дорогу назад. Хастол сумеет о себе позаботиться, если станет действовать, как в том Твайрском кабаке. А Ива, хитрая бестия, всегда умел выходить сухим из воды.
  Однако, не успел мореход начать действовать, как Хастол сделал пару шагов вперёд и обратился к чёрной дыре холма.
  - Мне необходим брат Вул.
  Это вызвало определённое замешательство с обеих сторон. Призрачные меченосцы остановились, нерешительно опустив оружие и поворачивали капюшоны друг к другу. Иварод прекратил чесаться и держа лапу на весу, озадаченно уставился на парня, точно тот отколол странную шутку. Для капитана и девушки названное имя было пустым звуком и они лишь удививлись, что их спутник знает кого-то, из братьев. Впрочем, удивление морехода оказалось минимальным; он уже начинал привыкать к тем фортелям, которые выкидывал его пассажир.
  Молчание затягивалось и призраки в плащах принялись общаться, используя неразборчивые тихие фразы. Наконец таинственный голос раздался вновь, но звучал весьма неуверенно, словно говоривший оказался сбит с толку.
  - Кто спрашивает брата Вула? Назови себя.
  - Меня зовут Хастол, из рода Черстоли, - откликнулся парень и выдернул из рукава бумаги, скрученные трубкой и перевязанные чёрной лентой, - Это - рекомендации брата Вула, которые прислали мне, для входа в любой Круг Братства. В случае необходимости я могу предъявить родовые документы.
  - Не стоит, - отозвался неизвестный.
  Тёмное отверстие в стене холма озарилось синим светом и на площадку шагнул рослый человек, с широких плеч которого свисал свободный плащ коричневого цвета. Человек оказался абсолютно лыс, причём растительность на голове неизвестного отсуствовала напрочь. Гладкая кожа лица могла принадлежать молодому человеку, но густая сеть морщин вокруг глаз выдавала значительный возраст.
  Незнакомец сделал несколько широких шагов и остановился, рассматривая пришельцев. Первым делом он взглянул на Иварода и худое лицо отразило презрение и негодование. Потом взор тёмных глаза прошёлся по Шании и капитану, не задержавшись на них ни мгновения и остановился на Хастоле. Теперь парень и неизвестный сверлили друг друга внимательным взглядом.
  - Я - брат Вул, - сказал человек и фигуры в плащах подняли оружие, салютуя, - Назови имена своих спутников. Мы должны знать, кто прибыл к Источнику, вместе с посвящённым.
  - Это - Шания, из рода Волли, - Хастол указал на девушку, - А это - капитан Джонрако Собболи.
  - Собболи, Собболи, - пробормотал брат и прищурившись, оглядел морехода, - Если меня не подводит память, я уже знавал одного Собболи. Он очень помог нам во время Войны Двух Островов. К сожалению...
  - Это был мой отец, - отрезал Джоонако, - И я тоже оказывал помощь Карту во время войны.
  - Ну, помогать острову, это - совсем не то же, что помогать Братству, - пожал плечами Вул, - Но я всё равно считаю, что человек вы - надёжный. Дальше - интереснее. Забавно, но род Волли некогда имел тесную связь с Братством и мы совсемстно работали над неким пректом. К сожалению, милая леди, ваши предки оказались излишне упрямы и предпочли идти к цели своим путём. Именно это их и погубило. Впрочем, совсем ни к чему копаться в старых разногласиях, главное, что цель была одинакова, - брат повернулся и тяжёлым взглядом уставился на Иварода. Тот меанхолично рассматривал светящиеся плиты между лап, - А этот лохматый урод известен мне без представления. Если не ошибаюсь: Иварод, лучший шпион, из тех, что передвигаются на четырёх лапах и возможно - лучший шпион, вообще. Мерзавец, который дважды побывал в Священной Роще Братства, без всяких на то оснований.
  - Мне было интересно, - проворчал пёс.
  - Ты тоже оказывал нам услуги, - брат Вул скривил губы в презрительной усмешке, - За деньги, разумеется.
  - Предлагаешь погибать с голоду, пока вы решаете ваши идиотские проблемы? - поинтересовался Ива, - Меня ваши доктрины и кодексы ничуть не греют.
  - Это - бесполезный разговор, - вмешался Хастол, - А если я не ошибаюсь, время не терпит. Ведь сегодняшней ночью нужно сделать кое что, очень важное.
  Брат Вул непонимающе уставился на него. Внезапно, из пещеры холма показался скрюченный в три погибели человечек в зеленом плаще и подковылял к Вулу, протягивая брату какие-то бумаги. Тот внимательно просмотрел каждый лист и по гладкому лицу скользнула досадливая гримаса.
  - Почему мне никто не напомнил? - рявкнул он на сгорбленого человечка, но тот лишь развёл длинными руками, пискнув нечто неразборчивое, - Ну ладно, необходимые приготовления сделаны? - вновь неразборчивый писк и кивок сплющеной головой, - Хорошо. Тогда приступаем немедленно. Ночь близится к своему сердцу, поэтому поторопимся.
  Последняя фраза прозвучала, как скороговорка, а брат уже повернулся и направился в сторону холму. Лишь у самого входа Вул остановился и не поворачиваясь, взмахнул рукой, приглашая следовать за собой. После этого, высокая фигура растворилась в голубом сиянии, заполняющем дыру. Карлик последовал за хозяином и пропал из виду.
  - И что нам делать дальше, черти бы меня покусали? - спросил Джонрако, подбрасывая пистолет на ладони, - Гляжу, про нас все забыли...
  И действительно; даже таинственные меченосцы, в тёмных накидках, попятились и быстро затерялись во мраке, между деревьев. Путники остались в одиночестве, как и до появления хозяев.
  - Как сказал дорогой брат, - хмыкнул Ива и в очередной раз зевнул, - Нам следует поторопиться. Братья вообще всегда спешат куда-нибудь по своим архиважным делам. Никогда не видел никого, из этих недоумков, просто неторопливо шагающим или сидящим, без дела.
  - А тебе дай волю и ты немедленно сядешь или ляжешь, продолжая именовать остальных недоумками, - откликнулся Хастол, - Но сейчас брат Вул действительно прав и нам стоит поспешить. Следуем за ним.
  Сказано-сделано и вся группа, с Хастолом, во главе, направилась в сторону входа, пылающего синим. Шания, с некоторым опасением, посмаривала на странное пламя, страшась ожогов, но ощутила только покалывание ледяных иголок. Потом девушка погрузилась в голубое сияние, ощутивв, как холодные искры скользят по её коже. Некоторое время она не видела ничего, кроме сияния и слышала лишь бурчание Джонрако, рассуждавшего и проклятых чародейских штучках. Временами ему вторил Ива, жалобно подвывавший о том, как он ненавидит укусы блох, настоящие они или - порождение колдовства.
  Постепенно сияние начало убывать, пока в ослепительном потоке света не проявилсиь тёмные силуэты путешественников, протирающих ослеплённые глаза. Затем стали видны высокие стены сводчатого коридора, обшитого деревянными панелями. Облицовка, не имеющая и малейшего следа украшения, успела потемнеть и покрыться разводами чёрной плесени.
  Не удержавшись, Шания обернулась и её взору предстал длинный туннель, уходящий во мрак. Точно такой же путь был и впереди. Покачав головой, девушка вцепилась в локоть Джонрако, стоящего рядом и поклялась никогда в жизни не иметь никакого дела ни с колдунами, ни с ведьмами.
  - И куда же дальше, чёрт побери?! - поинтересовался Собболи, пытаясь разглядеть путь во тьме, - Куда же исчезли наши гостеприимные хозяева, мать бы их так! Чтоб они все сгорели в преисподней! Этот проклятый остров, насколько я знаю, кишит норами, точно сыр - дырами. Поговаривают, дескать из одного конца Карта можно запросто добраться в другой, ни разу не высунув нос на поверхность.
  - Запросто, - откликнулся Иварод, обнюхивая поскрипывающие доски пола, - Я, лично, исследовал несколько, самых длинных, тоннелей. Кстати, именно так я и сумел пробраться в рощу этих зануд.
  - Да и чёрт с ними, с твоими изысканиями! - нахмурился капитан, ощутивший себя взаправдашней крысой, - Кто мне объяснит, куда пропали чёртовы колдуны и как поступить дальше, лопни моя селезёнка?!
  Не успел он договорить, как стенная панель, на вид казавшаяся неотъемлемой частью стены, съехала вниз, пустив в тёмный коридор ослепительный белый свет.
  - Следуйте сюда, - произнёс хриплый сдавленый голос, - Быстрее.
  - Мне ещё никто не указывал, что и как делать! - буркнул Джонрако, однако повиновался.
  Совершенно неожиданно, путешественники оказались под открытым небом. Причём был ясный полдень лета, а не глубокая ночь осени, откуда они явились сюда. В блеклом, от жара, небе пылало жаркое солнце и его ослепительные лучи вынудили всех прикрывать глаза руками.
  - Картские штучки, - проворчал пёс и вывалил наружу длинный язык, - Любят они подобные номера...
  Путешественники стояли посреди площадки, напоминающей ту, где находился Священный источник, но несоизмеримо древней. Об этом говорили глубокие трещины, прорезавшие истёртые плиты под ногами. Посреди стоял огромный валун, превращённый чьим-то грубым резцом в подобие стола. На шероховатой столешнице бросался в глаза замысловатый узор из множества бурых пятен. От краёв камня к центру шли глубокие борозды такого же выцветшего бурого цвета. В середине, канавки вливались в чёрное отверстие, уходившее на неведомую глубину.
  Каменная площадка, как выяснилось, располагалась на вершине высокого холма, окружённого бескрайними полями, поросшими серебристой травой. И лишь далеко, у самого горизонта, едва просматривались исполинские синие горы, блестящие снежными вершинами. На одном из склонов холма чернели прямоугольные плиты с полустёртыми временем надписями. Очевидно, это было кладбище, по своему возрасту сравнимое с древней площадкой.
  - Что это? - спросила Шания, указывая пальцем на странное чёрное пятно, едва различимое на фоне солнечного диска, - На тучу не похоже...
  - Очень похоже, - начал Иварод и вдруг, заперхав, оборвал фразу, - Чёртово наваждение!
  - А где все? - спросил Джонрако, оглядывая пустую площадку, - Кто нас приглашал?
  Внезапно раскалённый воздух наполнился смутным движением и волна жара прошла между путниками, вздымая волосы и поднимая полы одежды. И вдруг, вокруг каменной плиты-стола, возникло множество фигур в тёмных плащах, с глубокими капюшонами, наброшенными на лица. На груди каждого неизвестного висел массивный медальон со стилизованной "М" в центре чёрного круга.
  Один из людей в тёмных хламидах, отбросил капюшон, открывая улыбающееся лицо брата Вула. Он склонил лысую голову и сказал, обращаясь скорее к одному Хастолу, чем ко всем остальным:
  - Добро пожаловать в мир Молитара. Наслаждайтесь эпохой Перемены Сезонов, - он провёл ладонью перед лицом, точно сбивал пушинку с носа, - Для сегодняшнего ритуала нам удалось воссоздать времена, когда народы Магистериума благоденствовали под защитной дланью Творца.
  - Мы на самом деле оказались в том времени? - вполголоса обратился Джонрако к Ивароду, который уныло разглядывал собственный язык, свисающий до самой земли, - Это же, чёрт знает сколько лет назад!
  - Да успокойся, ты! - так же тихо сказала собака и принялась трясти головой, - Если бы такое стало возможно, вся эта компания тотчас бы удрала в прошлое. Им просто удалось на короткий срок выдрать участок пространства из того времени. Выбраться за его пределы - невозможно.
  - Ну и на кой дьявол, тогда это им нужно? Польза-то какая?
  - Абсолютно никакой, - хмыкнул пёс, - Просто, лишний раз пустить пыль в глаза друг друга; показать, насколько они могущественные колдуны. И вообще - отвяжись от меня, дай спокойно подохнуть от этой жары.
  Точно по неведомому сигналу, братья одновременно открыли лица. Как посчитала Шания в ритуае принимали участие семнадцать человек. Люди самых разных возрастов, начиная от совсем юных, едва не детей и кончая убелёнными сединами стариками. Роднило их одно: одинаково безмятежные лица, точно все они грезили наяву. Лишь коротышка с крысиным лицом и чёрными волосами, собранными в хвост, отличался странной нервозностью, будто очутился в компании незнакомцев.
  Именно его брат Вул вывел из общего круга.
  - Позвольте представить вам брата Рудоса, - сказал он, - Совсем недавно он был братом Зелёного Круга, но за особые заслуги перед Братством, получил доступ в Чёрный Круг. Брат прошёл все необходимые испытания, принял Клятву и сегодня впервые примет участие в одном из важнейших Ритуалов.
  Всем нам известно, что Зеркало Проникновения выполнило свою задачу, осуществив первую часть Плана Возвращения. Надеюсь, сегодня нам удастся завершить План и вернуть того, кто сумеет восстановить исконный порядок вещей. Наш гость, - брат Вул сделал приглашающий жест и Хастол прошёл вперёд, оказавшись перед каменным столом, - Хастол, из рода Черстоли, вызвался послужить Острием Стрелы Проникновения, которую послало наше Зеркало. Сейчас Острие превратится в ключ и отопрёт дверь мироздания. Близок Час Возвращения!
  - Время Перемен! - глухо пробормотали братья.
  - Да пожрёт Мрак-Создатель врагов Возвращения!
  - Время Перемен!
  - Да взойдут Четыре Звезды над миром!
  - Время Перемен!
  - Да наступит Время Перемен!
  - Время Перемен!
  Воздух пошёл мелкой трябью и рядом с Вулом появилась давешняя скрюченная фигура. В этот раз горбун держал в руках большую плоскую коробку. Раздался звонкий лязг и у ящика появились металлические ножки. Ещё один щелчок и крышка ящика отворилась, открыв блестящие, в свете солнца, инструменты, довольно странного вида. Каждый предмет лежал в специальном гнезде, отдельно от других.
  Внимательно осмотрев набор и явно оставшись доволен, брат Вул подошёл к Хастолу и что-то пробормотал ему в ухо. Парень приподнял брови, покосился на своих спутников и отрицательно покачал головой. Тогда Вул пожал плечами и подтолкнул вперёд Рудоса. Коротышке пришлось встать на цыпочки, чтобы рассмотреть содержимое ящика.
  Остальные братья в это время закрыли глаза и сложив руки на своих амулетах, раскачивались из стороны в сторону, издавая глухое мычание. В некой, непонятной посторонним, последовательности, то один, то другой, произносили тихие слова, которые постепенно начали складываться в протяжную сумрачную песню.
  Рудос выбрал приспособение, больше всего напоминающее нож, для разделки мяса, каким обычно пользуются мясники на бойне. Кортышка поднёс клинок к глазам, после чего долго и пристально изучал символы начертанные на лезвии. Знаки походили на взбесившихся змей, сцепившихся в смертельном поединке.
  Пока крысинолицый человечек рассматривал нож, брат Вул принял от своего помощника тяжёлую книгу в кожаном переплёте и перелистал толстые жёлтые страницы, хрустящие под длинными пальцами. Наконец брат остановился и ткнул в какую-то строку. Хастол, всё это время заглядывающие через его плечо, орицательно качнул головой и принялся шептать в ухо Вулу. Некоторое время они тихо и ожесточённо спорили, однако брат всё же согласился с оппонентом и скорчив недовольную физиономию, перебросил ещё несколько хрупких листов.
  - Что-то мне всё это не нравится, - сказала Шания, пытаясь плотнее прижаться к Джонрако, который и сам был совсем не против унести ноги, как можно дальше отсюда. Капитану всё время казалось, будто невидимые пальцы непрерывно касаются его лица, дёргают за одежду и настойчиво пытаются проникнуть внутрь черепа, - Становится страшно...
  - А мне - скучно, - заявил Иварод и лёг на землю, - И очень жарко...
  - Замолчите! - прикрикнул сгорбленный помощник Вула и повернулся к гостям. Увидев морду, больше напоминающее звериное рыло, девушка едва не закричала от ужаса. Два длинных клыка показались из-за тонких синих губ и колдун прошипел, - Молчите, во время ритуала!
  Тень капюшона скрыла кошмарное видение и горбун словно растворился в плывущем, от жары, воздухе. Джонрако набычился и обняв Шанию за плечо, прижал к себе. В голове моряка царил самый настоящий хаос, в котором мешались впечатления от увиденного, однако он точно знал, что станет защищать спутницу, какие бы силы против него не ополчились. Да пусть это будет даже сам Магистр!
  Вновь воздух пошёл волнами, опаляя лица присуствующих жаром и возле камня объявился жуткий горбун. В руках он держал небольшой шевелящийся свёрток. Колдун положил ношу на глыбу и принялся расправлять складки материи, скрывающей содержимое.
  - Это ещё зачем? - недовольно поинтересовался Хастол, указывая на свёрток, - Я не помню такого в Книге Перемены Сезонов. Напротив, там указано...
  - Я наизусть знаю Священное Писание! - зло оборвал его брат Вул и махнул обернувшемуся горбуну, чтобы тот продолжал, - Но с той поры, когда оно было продиктовано, истекло бесчисленное количество лет и обстоятельства изменились. Нам приходится противостоять могущественным силам и если не совершенствоваться, то наше дело потерпит фиаско.
  - Но это? - Хастол развёл руками, - Самая грязная разновидность магии!
  - В живом таится огромная сила, - брат Вул презрительно опустил уголки губ, точно считал слова парня непростительной слабостью, - Поэтому, для самых мощных заклинаний требуется жертва.
  Горбун полностью убрал ткань и стало ясно, что на каменном столе лежит ягнёнок со спутанными ногами. Животное жалобно взирало на людей, обступивших его и пыталось блеять. Рудос, наконец отвлёкся от созерцания знаков на лезвии и вознёс клинок над головой, изготовившись к удару.
  - Надеюсь, у вас хватит разума не приносить в этом месте человеческие жертвы, - многозначительно заметил Хастол, не глядя на Вула.
  Тот только поморщился.
  - Хватит, - отрезал он, - Древние тексты изучены нами, от и до.
  О, нет! - прошептала Шания, глядя на обречённого ягнёнка глазами, полными слёз, - К чему подобная жестокость? Это же - невинная тварь!
  Мычание братьев достигло высшей ноты и начало казаться, будто звуки странного песнопения доносятся с самого раскалённого небы, из чёрной точки, успевшей переместиться в зенит. Мелодия дикого напева приобрела необыкновенную глубину и начала проникать в глубины сознаия, подчиняя его своему ритму. Джонрако ощутил, как его губы, без желания владельца, принялись шевелиться в такт непонятным звукам.
  Рудос выкрикнул некое слово, состоящее из трёх слогов и направил клинок прямиком в грудь ягнёнка. Однако, в тот самый момент, когда острие должно было коснуться тонкой кожи, произошло нечто непонятное: лезвие скользнуло в сторону и ударилось о камень. Удар оказался такой силы, что полетели искры, а сам коротышка едва не свалился на жертву.
  Завывание братьев смолкло. Что-то явно пошло не так и ритуал оказался нарушен. Брат Вул схватил Хастола за одежду и повернул к себе, яростно сверкая глазами.
  - Ты?! Это ты сделал, любитель древних традиций?
  Черстоли только пожал плечами и медленно отстранился, убрав от себя руки взбешённого чародея. Но тот уже и сам успел сообразить, что дело - совсем не в парне и принялся рыскать глазами по сторонам. Внезапно взор Вула остановился на Шании, которая тяжело дыша, неотрывно глядела на ягнёнка, чудом избежавшего неминуемой гибели. Искра понимания вспыхнула в глазах брата, но додумать мысль до конца он не успел.
  Рудос, движения которого приобрели характер сломанной марионетки, склонился над каменной глыбой и поднял обронённый клинок. Потом небрежно отпихнул жертву, точно полностью утратил к ней интерес. Все это человечек проделывал так, словно находился в некой прозрачной, но густой жидкости. Глаза коротышки подёрнулись зеленью, напоминая два тусклых изумруда.
  Кто-то из круга братьев обратил внимание на странное поведение неудачливого палача и попытался схватить за рукав. В то же мгновение поведение Рудоса изменилось, а медленное перемещение сменилось чередой быстрых движенией, напоминающих удар молнии. Ритуальный клинок ударил по руке собрата, и не успел раненый вскрикнуть от боли, как обагрёное кровью лезвие, по рукоть вошло в спину Брата Вула.
  Волшебник истошно завопил и запустил руку через плечо, пытаясь дотянуться до предмета, причиняющего ему страдания. Пальцы брата почти дотянулись до рукояти, но Рудос не позволил вытащить клинок. С неожиданной, для тщедушного мылыша, силой, он подхватил Вула и швырнул на ритуальный стол. В этот миг среди братьев началась натуральная паника. Половина их них, набросив на головы капюшоны, растворилась в воздухе, а остальные кинулись к столу, где корчился их предводитель. Горбун так и вовсе неподвижно замер, глядя на поверженного хозяина.
  Кровь Вула успела пробежаться по одной из борозд в камне и начала стекать в чёрное отверстие. В тот же миг глухой стон раскатился в воздухе, а сам холм подпрыгнул, словно началось земелетрясение. Пока продолжалась паника, Рудос вытащил клинок из кровавой раны и ещё раз вонзил, на этот раз - в грудь жертвы.
  Хастол медлено попятился туда, где Джонрако, широко расставив ноги, поддерживал бледную, точно мел, Шанию. Лицо парня отражало недоумение и лёгкое разочарование.
  - Какого дьявола происходит? - прокричал капитан сквозь стоны обезумевшего воздуха, - Почему этот придурок убил своего предводителя?
  - Это - не он, - коротко ответил Хастол и встревоженно огляделся, - Его руками действовал Магистр. А вообще-то, дело - дрянь.
  - Почему? - деланно удивился Собболи, - До этого всё шло просто великолепно, а теперь, гляди ты, стало плохо?
  - Если мы не найдём способ немедленно покинуть этот кусок пространства, нас ждёт неминуемая гибель.
  - Так давайте же уйдём из этого ужасного места, - закричала Шания, заламывая руки, - Здесь всё неправильно, не так, как должно быть! Здесь царит страх!
  - Выход закрылся, - пояснил Хастол, - Нужно идти в обход.
  Брат Вул прекратил шевелиться и обмяк, превратившись в груду окровавленных тряпок. Неподвижные глаза мертвеца уставились на присуствующих, точно укоряя их в смерти колдуна. Воздух последний раз взвыл и затих, вернув безмятежность летнего полдня. Но в этот раз ощущения подсказывали; где-то открылась неведомая дверь, откуда веет леденящим ветром смерти.
  Внезапно, горбун издал жуткий вопль и прыгнул на грудь Рудоса, вцепившись зубами в горло коротышки. Тот успел выдернуть клинок из тела брата Вула и ударил нападающего под лопатку, но так и не сумел остановить. Карлик рвал горло крысинолицего, пока ноги того не подломились. Противники, сжимая друг друга в смертельных объятиях, покатились вниз по склону холма и пропали из вида.
  - Что дальше? - почти спокойно спросил Джонрако и достал пистолет, - Хуже уже не будет?
  - Будет, - вселил в него надежду Хастол и в его руке появился странный предмет, напоминающий ключ причудливой формы, - Держитесь около меня.
  Каменный стол задрожал и начал медленно погружаться в землю. Кровь мертвеца успела наполнить все канавки и медленно стекала в отверстие, издающее неприятные сосущие звуки. Джонрако, против своей воли, вспомнил упыря, привезённого Зиндором Мастрони из Южного полушария. Скрюченная тварь, отдалённо похожая на уродливого человека, пряталась в тени и глухо завывала. Когда ей бросали животное, она точно так же отвратительно хлюпала, вгрызаясь в шею жертвы. Мастрони рассказывал, что подобные существа могут запросто истребить всю команду, если не держать ухо востро.
  - А где Ива? - спросила вдруг Шания, - Вроде бы, только что был где-то рядом...
  - Он ушёл самым первым, - пояснил Хастол и провёл пальцем по бородке ключа, - У проклятого мерзавца настоящий дар предвидеть грядущие опасности и он отлично знает, что первейшее средство их избежать - вовремя удрать.
  Глыба окончательно погрузилась в тело холма и старые плиты сошлись над ней, скрыв тело убитого Вула. Кто-то из братьев, в панике мечущихся по площадке, уставился на пустое место, где прежде находился ритуальный стол и в отчаянии завопил. Точно дождавшись неведомого сигнала, закричали и остальные, словно решили продолжить прерванный ритуал.
  - Вот оно, - сказал Хастол и указал на древний погост, - Начинается.
  - Что начинается? - спросил Джонрако и направил пистолет туда, куда указывал Черстоли, - И какого хрена тут делает эта синяя мерзость?
  - Видите ли, уважаемый капитан, - сказал парень и задумался, словно пытался подобрать нужные слова, - Всё это пространство существует не просто так, а исключительно в результате магических действий.
  - Не может быть! Ты мне просто глаза открыл, - хмыкнул капитан, - А я-то думал, что эта хрень типа ярмарочных фокусов.
  - И не просто магии, - продолжил Хастол, игнорируя сарказм собеседника, - А магии древних, давно умерших, братьев, чьё кладбище вы можете видеть на склоне холма. Нынешние колдуны заключили с духами своего рода соглашеие, которое оказалось нарушено. Пространство замкнулось, а души умерших получили возможность вырваться наружу и занять тела живых людей.
  - Насовсем?! - ужаснулась Шания, содрогаясь от страха.
  - До тех пор, пока эти тела не разрушатся, - Хастол невесело усмехнулся, - К сожалению, если душа занимает чужую оболочку, та начинает очень быстро разрушаться. Месяц, может - два, вот и всё. Но разве это может остановить бесплотную сущность, вовсе не имеющую тела?
  Синяя дымка, медленно выползающая из-под надгробий начала уплотняться и принимать форму, отдалённо напоминающую человека. Множество призраков, в остатках сгнивших саванов неподвижно замерли над своими могилами и поворачивали головы из стороны в сторону. При взгляде на жуткие физиономии, изъеденные червями, мороз драл по коже.
  После короткого периода ожидания, духи начали медленый подъём к вершине холма, туда, где метались запертые в незримую клетку братья. Вместе с бесплотными существами шагали Рудос и горбун. Бывшие противники уже не сражались, а их посеревшие лица отражали бесконечный покой смерти. Горло маленького предателя зияло рваной раной, а из спины горбуна продолжал торчать клинок.
  Джонрако спокойно прицелился и нажал на спуск. Ослепительный луч беспрепятственно пронзил несколько призраков, не причинив им никакого вреда и вонзился в Рудоса. Тот тотчас вспыхнул, как факел, но продолжил восхождение, словно ничего особенного не произошло.
  - Что-то от тебя в этом путешествии не слишком много проку, - посетовал капитан, обращаясь к своему пистолету и увлекая Шанию, начал отступать от края площадки, - Давай, приятель, придумывай какую-нибудь хитрость, пока нас не взяли за жопу!
  Хастол, которому адресовалась последняя фраза, только дёрнул плечом, продолжая наблюдать за приближающимися призраками. Те уже успели добраться до верхушки холма и загнутые когти ног впились в древние плиты площадки. Следом, сплошной волной, накатывал ледяной сумрак, превращая полдень в то, чем он был на самом деле - глубокую ночь, полную шелеста невесомых шагов и холода потустороннего мира.
  Тяжело вздохнув, Черстоли поднёс свой страный ключ к глазам и прищурившись, изучил узор на продолговатом теле. Потом осторожно нажал едва заметный выступ и ключ тихо щёлкнул. Хастол одобрительно хмыкнул и вонзил приспособление в воздух, с такой силой, точно намеревался проткнуть опасного противника.
  Тем временем, призраки приблизились к людям и теперь поворачивали уродливые головы, наблюдая за паникующими братьями своими пустыми глазницами. Внезапно один из бесплотных пришельцев превратился в струю синего дыма, которая молниеносно вонзилась в одного, из крикунов. Тот тотчас умолк и рухнул на колени, уставившись в землю помертвевшими глазами. Остальные колдуны принялись спешно выставлять перед собой всевозможные амулеты, пытаясь защититься от атаки фантомов.
  Ключ, который Хастол вонзил в воздух, остался висеть, даже после того, как парень отнял руку. Мало того, он озарился багровым сиянием и провернулся, точно открывал невидиую дверь.
  - Готово, - сказал Хастол и потянул ключ на себя.
  В воздухе образовалась тонкая щель, которая становилась шире с каждым мгновениемю Когда отверстие стало достаточно широким, чтбы в него протиснулся человек, Хастол обернулся и сказал бесцветным голосом:
  - Следуйте за мной. Быстрее!
  Пока он проделывал проход, почти все призраки нашли подходящие цели и теперь большинство братьев сидело на земле, тупо рассматривая собственные руки. Воздух, наполнившийся могильной сыростью, дрожал от глухих вздохов и стонов, которые издавали фантомы, не нашедшие нового пристанища.
  Хастол нырнул в щель, полную пульсирующего багрового пламени и пропал. Джонрако с некоторым сомнением подтолкнул Шанию к выходу и к его удивлению, девушка совершенно спокойно последовала за парнем. Пожав плечами, капитан отправился было следом, но внезапно в его предплечье впились чьи-то цепкие пальцы.
  В лицо мореходу пахнуло зловонным пламенем и он ощутил смрад горелой плоти. Сцепив зубы от резкой боли в руке, Джонрако обернулся и увидел перед собой труп Рудоса, напоминающий кошмарную головешку, которую демоны достали из адского костра. Глаза предателя наполняло синее пламя, а чёрные губы шевелились в попытке произнести некие непонятные слова.
  Наконец мёртвый человечек сумел выдавить из себя нечто вразумительное:
  - Ты не знаешь, - прохрипел он, с трудом удерживая тело в вертикальном положении, - Ты не знаешь, какая участь тебе начертана, Сидящий-По-Правую-Руку...Ты не знаешь!
  Пальцы мертвеца с такой силой сошлись на руке капитана, что едва не вырвали кусок плоти. В самый последний миг, пробормотав нечто, соотвествующее моменту, Джонрако приложил Рудоса кулаком и отшвырнув прочь, метнулся к багровой щели. Не раздумывая более ни секунды, капитан нырнул в пламя и тут же зашипел, от новой боли. Кожу лица точно окатили кипятком и сразу же сунули в ледяную крошку. От странного ощущения заныли зубы и волосы бороды встали дыбом.
  - Да будь всё оно трижды проклято! - взревел Собболи, - Всё на свете отдам за обычную Пертовскую пивнуху с её драками и тупыми шлюхами.
  Пламя опало, открывая взору тёмно-багровый коридор, наполненный едким бордовым туманом, выедающим глаза. Стены пульсировали, словно моряк оказался в чреве гигантского существа. Впечатление усиливала вязкая жидкость, струящаяся из множества крошечных отверстий в потолке. Потоки омерзительной розовой влаги собирались в настоящие ручьи, булькающие под ногами.
  Рядом с Джонрако стояли Хастол и Шания, с видимым нетерпением ожидавшие спутника. Парень казался уставшим и едва не больным. Когда Собболи посмотрел на него, Хастола повело к стене и лишь заметным усилием воли Черстоли вернул равновесие. Но это не помешало ему энергично махнуть рукой и направиться вперёд, по странному тоннелю, навстречу потокам струящейся жидкости.
  - Идём, - сказала Шания и протянула руку, - У тебя лицо измазано сажей.
  - Встретил кое-кого, - проворчал капитан, не удивляясь такому обращению пассажирки. Для морехода уже стало привычным поведение Шании, в случае опасности, когда девушка искала защиты именно у него. Впрочем, это ему очень нравилось, - В какую клоаку нас занесло? Как-то раз я слышал рассказы одного пропойцы о том, как его проглотил огромный кит. Наглое враньё, от первого до последнего слова, но, проглоти меня акула, если не похоже.
  - Идём, - настойчиво повторила Волли, - Хастол сказал, что здесь нельзя оставаться долго.Что это?!
  Глаза девушки расширились и капитан тотчас оглянулся. Стена тоннеля расступилась, пропуская синий призрак древнего брата, поднятого с кладбищенского ложа. Изъеденная червями физиономия истекала фиолетовыми каплями, а провалы глаз сочились синей жижей. Костлявая рука протянулась вперёд, словно фантом пытался что-то нащупать, а рот распахнулся, открыв обломки чёрных зубов. За спиной Джонрако глухо вскрикнула Шания и в тот же миг из стены вывалился ещё один призрак.
  - Бежим же! - закричала Волли и потянула мужчину за собой.
  В этот раз капитан не стал противиться, а принялся продираться сквозь плотный туман, который препятствовал движению, да ещё и пачкал одежду, оставляя на ткани жирные пятна. Хастол успел уйти достаточно далеко, тяжело передвигая ноги в потоках слизи, превратившихся в настоящую речку глубиной по колено.
  Дышать стало совсем нелегко, а в горле драло так, словно капитан только что хлебнул Чёрного Корсара десятилетней выдержки. Зашлась в кашле Шания и Джонрако пришлось подхватить падающую девушку, которая едва не рухнула в зловонный поток. Но и сам моряк ощущал, как сознание мало-помалу покидает его, отступая под натиском ядовитого марева. Кроме того, обувь набрала внутрь липкую жижу и продвигаться вперёд приходилось, поднимая тяжёлые ноги.
  - Скоро? - прохрипел капитан и взвалил на плечо девушку, у которой закатились глаза.
  Хастол остановился и принялся мотать головой, точно слепая лошадь. Потом обернулся и капитан пришёл в ужас, увидев бледное лицо, лишённое малейших признаков жизни. Даже глаза, обычно полные некой тёмной силы, затянулись блеклой пеленой, напоминающей паутину. "Вот теперь нам точно - крышка!" - решил Собболи. Взревев, точно раненый зверь, он подхватил парня под руку и рванулся вперёд.
  Внезапно зловнная завеса пошла волнами и во вспышке зелёного пламени появился новый персонаж. Кошмарная тварь, едва не подпирающая рогатой головой потолок, развела в стороны длинные шипастые лапы. Мускулистое тело, покрытое крупной чешуёй указывало на физическую силу, а глаза, пылающие ярким светом, намекали на магические возможности существа.
  Как ни странно, но Джонрако показалось, что он уже где-то видел эту тварь. Причём, видел совсем недавно. Так или иначе, но от нового гостя, если судить по виду, ничего хорошего ждать не приходилось. Поэтому капитан тяжело вздохнул и прислонив Хастола к стене, достал пистолет.
  - Я - Враз! - завопила тварь и шагнула вперёд, поднимая брызги слизи, - Вы попали в преисподнюю и умрёте жуткой смертью! - внезапно чудовище остановилось и склонившись, принялось всматриваться в Хастола, который упирался рукой в пульсирующую стену, - Я глазам своим не верю! Моё внутреннее зрение ещё никогда не подводило. Я...
  Джонрако нажал на спуск и огненный луч ударил в мощную грудь твари, взорвавшись брызгами света. Враз окутался облаками дыма и отлетел назад, погрузившись в поток слизи. Некоторое время на поверхности торчали одни рога, но очень скоро монстр вновь выполз наружу. Издавая дикий рёв, демон поднялся на ноги и вновь двинулся к людям. Собболи ощутил, что последние крохи сознания покидают его, а пистолет неподъёмным грузом тянет руку вниз.
  - Сюда, - шепнул чей-то голос в самое ухо капитана и что-то толкнуло его в спину, - Сюда...
  Враз ринулся вперёд, оскалив острые клыки, но его огромная фигура точно оказалась за странной полупрозрачной преградой, содрогающейся под ударами монстра.
  Всё это Джонрако видел, теряя сознание. Тело моряка стало лёгким, как пушинка и полетело, подхваченное ветром. Мелькнули белые горы, напоминающие облака или облака, похожие на горы, а по лицу прошёлся прохладный поток, стирая следы зловонного тумана.
  Сколько продолжался странный полёт - неизвестно. Постепенно тело Джонрако начало обретать утраченный вес и он увидел нечто тёмное, приближающееся снизу. Потом ослепительный свет померк и непроглядная ночь окружила капитана со всех сторон. Внезапно земля больно ударила по ногам и мореход растянулся на холодных плитах, обронив звякнувший пистолет.
   ЧАСТЬ 3. ЛЁД И КАМЕНЬ
   ГЛАВА 23. СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ
  Голова гудела, подобно корабельной рынде, куда колотил обезумевший от радости матрос, увидевший родную землю. Когда пробило двенадцать склянок, Джонрако-таки открыл глаза и обнаружил себя лежащим на холодных каменных плитах у Священного Источника Лесных братьев. Прямо в физиономию человека задумяиво всматривался закопченым жерлом его собственный пистолет. Пребывая в полусонном ступоре, Собболи почему-то подумал, что ствол пистолета не мешало бы почистить. Внезапным щелчком вернулось осознание происходящего и капитан тотчас привстал на трясущихся руках и принялся вертеть головой. Первым делом моряк отыскал Шанию, лежащую рядом; чуть позже обнаружил Хастола. Оба оказались без сознания.
  - Чтоб я сдох, - Джонрако сплюнул остатками слюны и принялся подниматься на ноги, - Когда же закончится это проклятое путешествие! Не-ет, надо пересмотреть проклятый договор, - он приложил ладонь к голове, которая из всех сил пыталась расколоться на части, - Когда этот путешественник придёт в себя, я обязательно с ним поговорю, по душам.
  - Беседовать с самим собой - дурной признак, - послышался знакомый голос с хорошо различимыми насмешливыми нотками, - Иногда мне кажется, что все вы - люди, слегка чокнутые.
  - Вовремя удрать - редкое умение, - капитан угрюмо уставился на Иварода, вынырнувшего из-за дерева, - И кое-кто владеет им в совершенстве.
  - Я же не виноват, что некоторые, из моих знакомых, абсолютно не чувствуют, когда приходит пора уносить ноги. Придёт время и эти ноги запросто оторвут. Может и по самую голову. Что это с ними?
  - Решили вздремнуть, - рявкнул капитан, - Какого дьявола ты задаёшь идиотские вопросы? Лучше помоги дотащить их до лодки.
  Впрочем, нести пришлось одного Хастола. Стоило капитану коснуться руки Шании и она точас открыла глаза. Губы девушки шевельнулись и Джонрако различил несколько слов, произнесённых на непонятном, для него, языке. По глазам лежащей скользнула тень и она глухо застонала.
  - Где я? - тихо спросила Шания и провела рукой по лицу, - Что случилось?
  - Ты лежишь на земле, - любезно сообщил Иварод, - Судя по всему, ты на неё упала.
  - Заткнись, лохматый придурок, - рыкнул Джонрако и помог девушке подняться, - Надо бы тебя засунуть в ту дыру, где мы только что были. Мало того, что едва не сдох от вони, так ещё и этот чёртов Враз, мать бы его так! Чудом вырвались.
  - Враз? - пёс, прищурившись, уставился на моряка, - Огромного роста, рога, весь покрыт чешуей?
  - Никак, старый знакомый? - ухмыльнулся Джонрао и склонился над Хастолом, пркидывая, как с ним поступить, - Когда-то встречались?
  - Так вас занесло в логово демонов? - задумчиво пробормотал Ива и почесал за ухом, - Просто великолепно, лучше и быть не могло! Просто к слову: Враз - повелитель демонической сволочи. Именно он, в союзе с Магистром, сумел повергнуть Создателя. Его он видел? - пёс ткнул лапой в лежащего Черстоли и получив кивок капитана, неодобрительно цокнул языком, - Совсем дерьмово. Преисподняя, где заперты демоны - почти непреодолимая ловушка, но получив такую мотивацию... Боюсь, второй раз Магистру не удастся обмануть тварей и загнать обратно.
  Утомившись слушать бесполезную, с его точки зрения, болтовню пса, Джонрако взвалил Хастола на плечо и пошёл по уже знакомому пути. На Источник капитан даже не обернулся. Ег так утомили все эти таинственные места и колдовские ритуалы, что он мечтал лишь об одном: добратся до каюты и откупорить заветную бутылочку бренди. Можно, в компании некой рыжеволосой нахалки. Нахалка молча шагала рядом, придерживаясь рукой о плечо морехода. В отличие от неё, собака, плетущаяся за спиной, тихо бурчала о горькой судьбе, которая послала его в компанию неудачников, бредущих от одного несчастья к другому.
  - Капитан! - послышался радостный возглас, - А мы уже решили, что вы сгинули в этом проклятом месте.
  Как выяснилось, чары, погрузившие матросов в сон, прекратили своё действие и они вовсю бодрствовали. Узан даже успел выбраться на берег и рыскал по пристани, надеясь чем-нибудь поживиться. Увидев Джонрако, проныра скорчил недовольную физиономию и прыгнул обратно, в лодку
  - Возьмите его, - Собболи опустил ношу и парочка дюжих матросов подхватила парня, осторожно доставив на шлюпку, - Немедленно отчаливаем. Дай руку.
  Последнее относилось к Шании, которая массировала виски, видимо страдая от той же боли, что терзала и капитана. Оставшись в одиночестве, Ива буркнул нечто, явно неприличное и подбросив массивный зад, перепрыгнул полоску воды, вынудив лодку закачаться на ровной, точно зеркало, глади.
  Матросы тут же налегли на вёсла и шлюпка бодро устремилась вперёд, оставляя пенный след за кормой. Джонрако, преодолевая головную боль, с тревогой думал о течении, которое так споро доставило их сюда. Сумеют ли гребцы преодолеть поток, явно имеющий колдовское происхождение?
  Как выяснилось, тревожился он совершенно напрасно. Стоило лодке оказаться между тесных каменных стен, как надобность в гребле напрочь отпала. Шлюпку вновь подхватило мощным течением и понесло вперёд, на этот раз - к океану. Кто-то, из ошалевших матросов зазевался и весло, задев за отвесную стену, хрустнуло и переломилось. То ли громкий треск, то ли столь же оглушительный вопль капитана, заставил Хастола очнуться. Парень издал протяжный стон, а его веки приподнялись, открывая чёрные, полные боли, глаза.
  - Ого-го, - сказал Ива и осторожно ступая по ботинкам гребцов, подобрался к Черстоли, - Кажется мы начинаем приходить в себя. Очнулся, острие стрелы, хе-хе? Хастол, дружище, ты хоть понимаешь, чем грозит твоя встреча с Вразом? Силушка-то у тебя совсем не та, что прежде.
  Пёс издал злорадный смешок и Джонрако не удержался от чувствительного пинка по лохматой заднице. Собака, взвизгнув, отскочила, а Шания протянула руку, чтобы помочь парню встать. Однако Хастол отклонил помощь и цепляясь руками за борта лодки, поднялся сам. В этот самый момент, в оглушительном грохоте прибоя, шлюпка выскочила на открытое пространство и волны едва не захлестнули нос, укрыв всех фонтаном холодных брызг. Вовремя сообразив, как поступить дальше, Джонрако скомандовал:
  - Вёсла на воду, дети рыб! Налегай, лодыри, налегай! Давай, давай!
  Вёсла изгибались, сопротивляясь водяным валам, матросы натужно кряхтели, а борта шлюки хрустели под натиском мощного прибоя. Тем не менее, им удалось вырваться и лодка направилась в открытый океан, где уже можно было разглядеть силуэт "Морского Чёрта", неподвижно застывшего в участке мёртвой зыби. На судне не светился даже самый слабый огонёк и капитан мысленно похвалил боцмана, в точностти исполнившего приказ. После этого, Джонрако попытался отыскать преследователя, но сколько не вглядывался во мрак, ничего не обнаружил. Видимо странный корабль удалился, скрывшись за изгибом берега. Это радовало, однако мореход испытывал странный дискомфорт, словно некая мелочь ускользнула от его взора.
  - Капитан, - просипел Хастол, качнув головой, - Там, в логове демонов, я видел нечто странное. Кажется, это как-то связано с захватом корабля. Я...
  Парень обмяк, вновь утратив сознание. Если он пытался сделать предсказание, то Джонрако не понял ни единого слова и лишь пожал плечами. Шлюпка окончательно покинула полосу прибоя и матросы умерили пыл, налегая на вёсла вполсилы. Шхуна медленно приближалась и капитан принялся, против своей воли, вслушиваться в скрип уключин и плеск волн. Шания заметила напряжение спутника и склонилась к нему.
  - Что-то не так?
  - Да не знаю я! - в сердцах откликнулся Собболи, испытывая огромное желание взять в руки оружие, - Тишина эта, какая-то совершенно неестественная. Дьявольская, чёрт бы её побрал!
  - Ну и что тут плохого? - не поняла Волли, изумлённо уставившись на собеседника, - Ты же сам приказал вести себя, как можно тише. Ну, вот они и молчат.
  Шестеро матросов, слушавшие их разговор, принялись гоготать, а потом хихикающий Ива, пояснил причину их веселья:
  - Да чтобы эти остолопы сумели так долго хранить полное безмолвие их нужно мертвецки напоить, - пёс оскалился, - И то, они примутся храпеть, так, что рухнут небеса. Действительно, какая-то хрень.
  - Да и посудина наша выглядит как-то неправильно, - заметил старый Коц, но его никто не послушал, зная крючконосого матроса, как разносчика нелепых слухов, - Кажется у неё объявилась лишняя мачта...
  - И лишняя корма, впридачу! - хохотнул его товарищ, - А ещё - рога и копыта!
  - Заткнитесь и примите конец, - скомандовал Джонрако, рассматривая борт шхуны, нависающий над ними, - Где они все, чёрт побери?
  Вверху появилась чья-то голова, но чья именно, понять было решительно невозможно. Капитану показалось, будто он видит лысую макушку и бакенбарды.
  - Фаленни, ты что ли, старый чёрт? - неизвестный кивнул, - Где там Далин? Бросайте уже трап, чтоб вас всех разорвало!
  Голова первого матроса, если это действительно был он, пропала, а сверху упал, разворачиваясь на ходу, трап.
  - Ступайте, - приказал капитан матросам, - Приготовьте люльку, чтобы мы могли поднять пассажира. Концы закрепили?
  - Угу, - буркнул Муртри и первым направился вверх.
  Один за другим, матросы, как шустрые обезьяны юга, карабкались по верёвочным ступеням, исчезая из виду. Стоило первому попасть на борт и там началась оживлённая возня. Задрав голову, Джонрако вслушивался в громкий топот, недоумевая: с какой стати его подчинённым пришло в голову веселиться посреди ночи.
  - Проклятые придурки! - выругался он и взялся за трап, - Верятно всё же сумели добраться до запасов рома, - он хмыкнул в сторону Ивы, - Похоже, ты, приятель, оказался прав.
  - Лучше подумай, как вы станете поднимать меня, - угрюмо заметил тот, недобро посматривая на качающийся трап, - Люлька была бы в самый раз.
  - Один мой знакомый хвостатый шпион, - заметил капитан, поднимаясь, - Очень ловко пользовался лапами, хвостом и клыками и умел карабкаться даже по канату. Ты, случайно, не знаешь, про кого я толкую?
  - Даже не догадываюсь, - буркнул Ива.
  К тому времени, как Собболи поднялся наверх, непонятный стук прекратился.
  - Эй, бездельники! - рявкнул Джонрако, в один прыжок перемахнув борт, - Какого чёрта...
  Его из всех сил приложили по затылку и капитан тут же повалился на палубу, видя перед глазами множество незнакомых созвездий, непрерывно перемещающихся по мокрым доскам у лица. Потом сильный пинок по рёбрам значительно уменьшил количество ярких точек и Собболи сумел разглядеть чьи-то, начищеные до блеска, сапоги.
  Сквозь плывущие пятна и круги, капитан различил знакомую физиономию гвардейца, упорно пытающегося арестовать его пассажира. Лицо офицера сияло злорадной ухмылкой, а в руке он держал пистолет, направленный в голову морехода. Голова болела ещё сильнее, чем прежде, поэтому Джонрако очень осторожно повернул её и увидел шестёрку подчинённых. Их уложили на палубу и над каждым стоял гвардеец с винтовкой, ткнувшейся дулом в затылок матроса.
  Остальных своих людей Собболи не наблюдал. Внезапно мореход издал страдальческий стон: с противоположного борта, к шхуне оказался пришвартован чужой корабль, полностью скрытый от берега корпусом "Морского Чёрта". Именно его мачту и заметил Коц, к словам которого никто не прислушался.
  - Добро пожаловать на борт, - достаточно дружелюбно заметил Джабба, - Прошу прощения за подобное приветствие, но мы не были уверены в вашем благоразумии. Где же ваш пассажир?
  Внезапно лицо Джинсерхуа исказилось в гримасе жуткой ненависти, а палец на спуске оружия дрогнул, едва не отправив Джонрако ко всем чертям. В этот момент раздалось тихое ворчание и над бортом поаказалсь лохматая голова с поникшими ушами.
  - ...и всё, что мне нужно, это - тёплая постель, бокал доброго вина и, - пёс, округлив глаза, уставился на вооружённых людей, - Впрочем, кажется я несколько ошибся. Господа, моя бригантина находится немного дальше, вероятно в полукабельтове отсюда. Прошу прощения за беспокойство и позвольте распрощаться.
  Уйти ему никто не дал; пара гвардейцев тут же подскочила к собаке и крепко схватив за шкуру, бросили на палубу. Ива прокатился по доскам и остался лежать на боку, поскуливая:
  - Мне сломали лапу! Я точно слышал хруст! И ухо, моё бедное ухо! - он дёрнул ухом, - Я утратил слух, я стал калекой! Я не знаю, кто все эти люди, клянусь своей бабушкой! Меня предательски захватили и удерживали силой. Они пытали меня, но я ничего не сказал...Я прошу, исполните последнюю волю несчастного пса: отпустите меня умирать на берег.
  - Если он произнесёт ещё одно слово, - спокойно заметил Джабба, - пристрелите его и отправьте умирать на морское дно.
  Один из солдат кивнул и ствол винтовки тут же упёрся в голову собаки. Ива предпочёл заткнуться, время от времени, решаясь на короткие жалобные стоны. Пока пёс стонал, Джонрако сумел разогнать кружащиеся пятна перед глазами и приподнялся, внимательно рассматривая пистолет в руке врага. Капитан ещё не забыл, как гвардеец показывал мастерство боя в незабвенном "Весёлом Вечерке", но один сильный и быстрый удар....
  - Капитан, - послышался голос Шании, - Что происходит...
  Джабба повернулся в сторону борта и в то же мгновение капитан вскочил на ноги и нанёс мощный удар в челюсть офицера. Казалось, будто всё идёт, как надо: огромный кулак Собболи почти коснулся гладко выбритого подбородка и вот-вот...Но мореход всё никак не мог дотянуться, да и вообще, как выяснилось, уже не стоял на ногах, а летел в воздухе, подобно ядру, пущенному из пушки. Перед глазами мелькнуло лицо испуганной Шании, а потом на голову Собболи обрушился удар такой силы, что наконец-то отключил сознание многострадального моряка.
  Джабба вошёл в свою каюту и остановился, потирая царапину на щеке. Потом он покачал головой, вспоминая, как девушка, появившаяся на палубе шхуны, набросилась на него. Пара мгновений и очаровательное существо превратилось в кошмарную фурию, пустившую в ход острые, точно лезвия, ногти.
  Пальцы гвардейца опустились ниже, коснувшись желвака на подбородке, где вскользь прошёлся кулак бородатого здоровяка. Сила морехода оказалась столь велика, что даже скользящего удара оказалось достаточно. Будь удар немного точнее...А ведь Джинсерхуа был уверен, что знание Сантри гарантирует его от появления подобных "украшений". Но чёртов моряк бил так быстро и сильно, что гвардеец едва успел среагировать. Должно быть нарушилась обычная сосредоточенность, присущая всем бойцам Сантри. Следует ужесточить контроль, пока его не начал бить всякий молокосос.
  Ещё раз покачав головой, Джабба подошёл к столу и отбросил кусок материи, накрывавший тусклый шар на корончатой подставке. Угрюмо уставившись на искажённое отражение собственной физиономии, гвардеец некоторое время размышлял. Потом тяжело вздохнул и нажал на крохотный рычаг, в основании подставки. Тотчас острые выступы пришли в движение и начали проворачиваться вокруг сферы.
  Когда их вращение ускорилось настолько, что глаз не мог различить отдельных элементов конструкции, шар принялся наливаться зелёным светом. С каждым мгновением сияние становилось всё ярче, а внутри сферы начало проступать изображение небольшой комнаты, массивного стола и кресла с высокой спинкой. В кресле сидел тощий человек в тёмном плаще-накидке, закрывающем всё тело, кроме лысой головы.
  Человек поднял голову и зелёные глаза вспыхнули. Джабба ощутил, как незримая сила толкнула его в грудь.
  - Ну и что? - поинтересовался Магистр, с явным неодобрением рассматривая гвардейца, - Опять неудача?
  - Корабль захвачен, - отчеканил Джабба, с некоторым трудом, удержавшись от довольной ухмылки, - Весь экипаж пленён. Обошлось без потерь с обеих сторон - мы взяли их врасплох. Считаю эту операцию одной из самых удачных, в моей практике.
  - Меня абсолютно не интересует, сколько врагов уцелело во время твоих удачных операций, - поморщился Магистр, - Докладывай, удалось ли взять Его?
  - Так точно, - подтвердил Джабба, невольно вспомнив, как его люди извлекли из лодки бесчувственное тело, больше напоминающее тряпичную куклу. Вся ненависть, до этого кипевшая в сердце Джинсерхуа, тут же стихла. Он лишь мрачно уставился на бледное лицо с чёрными кругами вокруг глаз и отошёл, - В момент захвата парень оказался в бессознательном состоянии, поэтому проблем не возникло.
  - Что?! - Магистр привстал, недоверчиво уставившись на собеседника, - Как, без сознания? Что случилось?
  - Не имею ни малейшего понятия, - гвардеец пожал плечами, - Таким мы его обнаружили, после прибытия с Карта. Матросы, которых я допросил, ничего не знают. Чёртов капитан до сих пор в отключке, после того, как я его приложил, а эта ведьма, его пассажирка, только шипит и пытается вцепиться в лицо.
  - Ведьма? - Магистр даже подпрыгнул, - Ты уверен, что она - ведьма?
  - Да нет, - Джабба тихо рассмеялся, - Это я в переносном смысле. Ведёт себя, как настоящая дикая кошка! Царапается, кусается...
  - Пустяки. Это к делу не относится, - волшебник махнул рукой, - Слушай, что предпримешь дальше. Берёте курс на юго-запад и направляетесь к Зару. В порту ожидаете встречи с моими посланниками. Передаёте им пленника и немедленно убираетесь прочь. На этом ваша миссия завершена. Ясно?
  - Как поступим с матросами? - гвардеец внезапно ощутил неприятный холодок глубоко внутри, - Предлагаю отпустить. Хорошенько подпортим им такеллаж и пока они будут его восстанавливать, мы успеем завершить дело.
  Магистр откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди. В прищуренных глазах плыли зелёные искры, а губы кривила злобная ухмылка. Шевелящиеся пальцы напоминали отвратительного паука.
  - Хм, а ты превратился в гуманиста, как я посмотрю, - протянул чародей, - С каких это пор мои доблестные солдаты начали жалеть врагов? Свидетели мне ни к чему, понятно?
  - Так что же? - угрюмо спросил Джабба и сжал кулаки, до хруста в костяшках.
  - Заприте всех в трюм. Выведите шхуну в район больших глубин и затопите. Постарайтесь, чтобы рядом, в этот момент, никого не было. Всё ясно?
  - А как же пассажирка? - глухо спросил гвардеец, рассматривая узор на дереве стола, - Она ведь не имеет к этому никакого отношения. Можно тихо высадить её где-нибудь на побережье.
  - Я непонятно изъясняюсь? Никаких свидетелей. Ни одной живой души! - в глазах Магитсра полыхнул зелёный разряд, - Запереть её с остальными. И не дай бог тебе ослушаться моих приказов. Сам понимаешь, я всё равно узнаю.
  - Да уж, - с неприкрытым презрением отчеканил Джабба, - Шпионов у вас всегда хватало! Все пленники отправятся на дно, как вы и приказали.
  - Исполняй, - равнодушно отмахнулся чародей.
  Шар посредника последний раз вспыхнул и принялся темнеть, наполняясь мраком, похожим на вязкую жидкость. Вот пропала последняя искра и на столе осатлась тусклая сфера в золотой ладони подставки. Пальцы, поддерживающие магический шар, блестели драгоценными камнями. Посредник напоминал диковиное крашение, невесть как угодившее в пустой кабинет, всё убранство которого составляли кресло и стол.
  Чародей внезапно скрипнул зубами и пробормотал тихое ругательство. Потом быстро поднялся и по скрипящим прогибающимся доскам ветхого пола прошёл к двери. Магистр вышел и оказался в длинном коридоре с высоким потолком, откуда на пол падали капли холодной мутной жидкости, издающие неприятный звук, напоминающий удары молотка по жести.
  Чародея уже ждали. Три человека в тёмных накидках неподвижно стояли у стены, причём создавалось впечатление, будто двое крайних, поддерживают того, который стоит в центре. Судя по его внешнему виду, так и было. Кожа несчастного посерела, глаза впали, а руки безвольно повисли вдоль тела.
  Магистр внимательно осмотрел всю троицу и недовольно спросил:
  - Зачем вы его сюда приволокли? - чародей щёлкнул пальцами, - Ясно же: он - уже не жилец.
  - Мы надеялись на вашу помощь, - тихо ответил самый высокий, - Он был одним из тех, кто устанавливал Линию Перехода. Никто не ожидал, что Тварь пробудится так рано. Он - единственный, кому удалось дбраться до выхода и мы надеялись...
  - Неужели я непонятно выразился? - удивлся Магистр, пожимая плечами, - Он - труп и я ничего не могу с этим поделать. А остальные сами виноваты; знали же, с чем имеют дело и какие меры предосторожности следует применять.
  Тот, который стоял слева, торопливо обмахнул губы сухим языком и покосился на соседа. Теперь стало ясно, что Магистр прав: серая кожа приобрела синий оттенок, а чёрные круги вокруг ввалившихся глаз походили на дыры. Однако грудь человека ещё сотрясалась, то ли в попытке вдохнуть воздух, то ли в предсмертных конвульсиях.
  - Проход, как я понимаю, налажен? - Магистр медленно пошёл прочь, - Надеюсь, встречающая группа уже в Заре? Было бы несколько неловко, если бы они отправились следом за Тварью, а не впереди неё.
  Говоривший с Магистром кивнул товарищу и тот остался поддерживать тело.
  - Тварь, как я уже упоминал, пробудилась слишком рано, - Магистр издал недовольный возглас, - Вы же знаете, последнее время её поведение стало неконтролируемым. Особенно, после того, как Вечный оказался уничтожен. Мастера, из Охраны Сна, не сумели удержать пробуждения и вынуждены были открыть Колодец Перехода. Только так им удалось спастись от неминуемой гибели.
  - То есть, Тварь добралась до Зара раньше встречающей группы? - резюмировал Магистр и остановился, размышляя, - Не могу сказать, будто этот городишко относился к числу моих любимых, но гибель такого количества людей...Так, стоит немедленно организовать слухи о жуткой эпидемии, которая свирепствует на юге. Обязательно упомяните, что вероятнее всего болезнь наслали фанатики Карта, которые, в своём безумии, решили навредить мне таким образом. Бедные жители Зара оказались первыми жертвами жуткого заболевания, но я уже постарался нанести ответный удар. Слухи об эпидемии здорово совпадут с новостями о массовой смерти самих колдунов.
  Человек молча кивнул и оглянулся. На полу лежало неподвижное тело, а товарищ, склонившийся над ним, медленно поднялся и отрицательно качнул головой.
   ГЛАВА 24. ИЗ БЕЗДНЫ
  То ли бешено крутился сам берег, то ли голова капитана пыталась сорваться с плечей и улететь прочь от сумасшедшей боли. Однако, сквозь ядовитую зелень, мореход мог различить знакомого незнакомца в чёрном плаще. Впрочем, фигура чёртового колдуна расплывалась, дробилась, а временами и вовсе исчезала. Казалось, в воздухе повис непрерывный вопль, рвущий уши, словно рёв урагана, но шум этот был абсолютно беззвучен и только пространство вибрировало, содрогаясь в конвульсиях. Внезапно загадочный человек оказался совсем рядом и сильно толкнул Джонрако в грудь, вышвырнув во мрак.
  Сознание возвращалось тяжёлыми толчками, словно кто-то вливал в кувшин воду и она падала на дно маленькими порциями. От каждого падения голова взрывалась болезненными вспышками света. В каждой вспышке, точно в свете ветвящихся молний, проявлялся кулак проклятого гвардейца, приближающийся к челюсти. По мере того, как мысли становились всё более чёткими, приходило понимание, что движение, отправившее Собболи в нокаут, было невероятно быстрым, словно его стукнул призрак.
  - Пр-роклятие! - прохрипел капитан и попытался открыть глаза, - Чёрт бы тебя побрал, выродок портовой шлюхи!
  Джонрако казалось, будто он продолжает лежать на палубе шхуны, а тёмные фигуры вокруг - распроклятые гвардейцы, покусившиеся на его корабль. Сейчас он встанет и покажет всем, кто тут хозяин! Вот только всё тело словно набили опилками, а пальцы напоминают перевареные сосиски и их невозможно сжать в кулак.
  - Приходит в себя, - пробормотал кто-то, знакомый и Джонрако, с некоторым трудом опознал голос помощника, - Дайте ему воды.
  - К чёрту воду! Бренди! - вырвалось из глотки капитана и он-таки сумел поднять тяжелейшие глыбы век, - Или рому, разрази меня гром!
  - Вот теперь точно всё в порядке, - насмешливо сказал ещё один смутный знакомец, - Если Джонри потребовал рому - значит приходит в норму. Дайте ему налакаться и он будет, как огурчик.
  Чья-то рука поднесла к губам Собболи деревянную флягу и в рот хлынул обжигающий напиток. С диким рёвом Джонрако вскочил на ноги и замахнулся на несчастного, подавшего ему адское пойло, способное оживить мёртвого и убить живого, не обладающего лужёной глоткой моряка.
  - Что это за дрянь?! - завопил мореход, - Какого дьявола вы поите своего капитана мерзким дешёвым самогоном?
  - Что-то получше найдёшь, когда мы выберемся из этой передряги, - с лёгким вздохом сказал Иварод, сиядщий рядом, - Если выберемся. Так что - пей и не выделывайся.
  Джонрако мотнул головой, прогоняя остаток пелены, застилающей глаза и в два глотка прикончил содержимое фляги, которую продолжать протягивать испуганный матрос. В глотку тотчас проникли дикие кошки и прокатившись по пищеводу, устроили безумную потасовку в желудке. После этого, огненная волна ударила в голову и Собболи окончательно пришёл в себя.
  Только теперь он сообразил, где находится и кто его обступил со всех сторон. Вся команда, в полном составе, находилась в матросском кубрике. Сейчас спальные сетки и матросские сундуки сдвинули в угол, чтобы освободить место, а посредине поставили бочку с тусклым светильником. Он добавлял толику света к тому, который падал из узкой щели под потолком.
  В этом убогом освещении капитан сумел разглядеть команду. Большинство матросов носило на лицах следы недавней схватки: синяки, царапины, разбитые носы и губы. Кое у кого Джонрако заметил повязки, пропитанные кровью. Среди прочих мелькнула и физиономия Фича, который впервые, за долгое время, оказался в столь непривычной кампании. Судя по виду старого навигатора, его тащили головой по доскам, основательно счесав морщинистую кожу. Возможно, так и было.
  В углу кубрика кто-то глухо постанывал, изредка визгливо всхлипывая. Однако, взгляды, которые матросы бросали в направлении стонавшего, не отображали и капли жалости. Присмотревшись, капитан сообразил, кто взвизгивает - кок Санорени. Повар сидел на корточках, охватив голову пухлыми ладонями, словно опасался возможного нападения.
  Далин, стоявший перед Джонрако, выглядел весьма непривычно. Возможно из-за бороды, большая часть которой превратилась в обгоревшие лохмотья. Судя по всему, боцман пытался привести остатки роскошной растительности в порядок, но получилось у него не очень хорошо.
  Джонрако глухо засопел и предчувствуя недоброе, порыскал взглядом, остановившись на щели, откуда на чёрный потолок падали солнечные лучи. Итак - день. Неслабо он провалялся. Должно быть удар, лишивший его сознания, оказался так силён, что обморок перешёл в крепкий сон.
  - Какого дьявола произошло? - спросил Собболи, в конце концов, - Кто-нибудь объяснит, в какое дерьмо мы вляпались?
  - Если ты ещё не понял, - язвительно заявил Иварод, - Могу растолковать: мы в плену. Нас куда-то транспортируют, не желая ни кормить, ни поить. Мало того, с нами вообще не общаются.
  Транспортируют? - переспросил Джонрако и посмотрел на Далина.
  Тот пожал плечами.
  - Мы выглядывали, - он указал на щель, - Карт удаляется, его уже почти не видно. Большая часть этих уродов ушла, осталось около десятка. Засранцы управляются с оснасткой и очень хреново управляются, надо сказать. Шпангоуты так и трещат, но нас упорно ведут в открытое море и честно говоря, мне это очень не нравится.
  - Зная, как привык управляться с такими делами Магистр, думаю, что ничего хорошего нас не ожидает, - буркнул Ива и принялся чесаться, - Скорее всего, просто отправят на дно.
  - Тише ты! - прикрикнул Джонрако и покосился на матросов: не слышали ли, - Только паники не хватало. Лучше расскажите, как всё это приключилось.
  - Пошли, - Далин махнул рукой, подавая знак и один из матросов принёс кувшин, издающий резкий запах дешёвого спиртного, - Придётся пить пока это, ничего другого мы не нашли.
  - Я категорически отказываюсь употреблять эту бурду! - Ива отвернул голову, очевидно надеясь, что его станут уговаривать, - Меня мутит от мерзкого напитка.
  - Так не пей, блохастое создание, - откликнулся капитан и присел у борта. Джонрако приложился к кувшину и крякнув, кивнул, - Давай, рассказывай.
  Боцман долго отряхивал остатки бороды, а потом принялся рассказывать:
  - Всё было в порядке, - Далин выпил и занюхал рукавом, - О-ох, мощная дрянь! Мы сидели, как мыши и носу не казали. Казалось, мать бы его, что уже пронесло: чёртова посудина, вроде бы, скрылась за косой и я начал успокаиваться. Ружья мы оставили в крюйтовой, а впрочем, - он коснулся остатков бороды, - Может, оно и к лучшему. И вдруг на камбузе начался пожар да такой, что видно через весь чёртов Намирдан! Потребовалось изрядно постараться, чтобы управиться с огнём...
  - И какого же хрена чёртов толстяк подпалил свои кастрюли? - удивился Джонрако и хлебнул из кувшина, - Ф-ф! Собирался топить китовый жир?
  - Этот жирный сын шлюхи утверждает, будто кто-то бросил факел в запас топлива, но сдаётся мне: он - лжёт! Наверное, просто уснул и не уследил за пламенем. Так или иначе, с пожаром мы справились, но пока мои лодыри работали на помпе, мне показалось, что я вижу блеск света среди волн. Думал - привиделось. Выяснилось - нет, чёрт меня дери! Стило управиться с огнём и на борт тут же полезли эти ублюдки. Сначала никто не сообразил, какое дерьмо происходит, а потом стало слишком поздно: половина команды уже валялась в отключке, а вторую вовсю мордовали прикладами ружей. Короче, эти гады согнали нас сюда и под страхом смерти приказали хранить молчание. И что нам оставалось делать?
  - Кто-то кинул факел? - задумчиво протянул Джонрако и взглянув на Санорени, стукнул кулаком по кувшину, вызвав волнение мутной жидкости, - Кто же?
  - Да кто там мог кинуть! - возмутился Ива, приближаясь к собеседникам, - Сам поджёг, мерзавец, не иначе.
  Капитан внимательно уставился на собаку, припоминая слова Хастола о шпионе Магистра на борту. Мог ли пёс быть тем самым лазутчиком? Его появление на шхуне до сих пор вызывало множество вопросов, а то что собака отсуствовала во время пожара...Чёрт побери, даже Джонрако знал несколько способов, как устроить поджог, отсрочив его во времени, а такой прожжёный мошенник и подавно. Но почему он позволил запереть себя вместе с жертвами? Нет, эти вопросы казались слишком сложными для больной головы морехода.
  - А где пассажиры? - спросил капитан, лишь сейчас сообразив, что вокруг нет никого, кроме матросов, - Что с ними приключилось?
  - Хастола забрали на тот, другой, корабль, - хмыкнул Ива, приближая нос к горлышку кувшина, - Меня последним уводили с палубы и я видел, как гвардейцы поволокли его по сходням. Дай хлебнуть, жадина.
  - Что с Шанией? - Джонрако позволил собаке сунуть морду и сделать пару глотков, - Хватит, отвечай, чёрт побери! Её тоже забрали? Кстати, что за посудина взяла нас на абордаж?
  - То самое корыто, которое ты едва не потопил в Твайре, - проворчал Далин, - Пробоину они залатали, а скорость у них - ого-го! Немудрено, что они так быстро догнали Чертяку. Странно другое: как они, чёрт бы их побрал, умудрились так точно узнать, где мы находимся? Будь я проклят, если сраный фрегат не шёл под всеми парусами прямиком по нашу душу, точно им кто-то указывал путь!
  - Так где Шания?
  - Пассажирка, что ли? - Далин ухмыльнулся, но тут же поймал тяжёлый взгляд капитана и согнал улыбку, - Где-то рядом. Пару раз я слышал, как она грозилась расцарапать ещё парочку физиономий.
  - И это - не просто угрозы, - Ива облизнулся и фыркнул, - Когда этот щёголь завалил тебя, она так вцепилась в его физиономию, что потребовалась помощь кучи гвардейцев, чтобы оторвать чертовку.
  - Никогда бы не подумал, - проворчал Собболи, ощущая удовлетворение, - Вроде бы дамочки, воспитанные в высшем свете, на такое не способны.
  - Капитан, - донеслось от группы матросов и Фаленни поднялся на ноги, медленно приблизившись к Джонрако, - Команда очень недовольна положением дел. Наш контракт не предусматривает ничего подобного, поэтому совет имеет полное право обратиться в товарищество матросов с жалобой.
  - Обращайтесь, чёрт вас дери, - беззлобно рыкнул Джонрако, - Можете покричать и посмотреть, услышат вас в Черзе или нет. Я ведь тоже имею право сменить экипаж в первом же порту, но, как видишь, сижу ровно на заднице. Не факт, что мы вообще выберемся из этой передряги, а ты толкуешь о долбанном контракте!
  Фаленни обернулся и матросы тотчас принялись неодобрительно гудеть. Однако продолжения, каким бы оно ни было, не последовало. Резкий толчок, сотрясший корабль, повалил всех на пол. Кувшин выскользнул из руки капитана и с грохотом разбился вдребезги. В воздухе поплыл густой запах спиртного, вынудивший многих закашляться.
  Что-то громко затрещало и стены начали содрогаться, отчего внутренности неприятно трепетали. Через щель донеслись возбуждённые вопли гвардейцев. Потом оглушительно громыхнуло, да так, что у всех заложило уши и шхуна подпрыгнула. На несколько мгновений, исполинская тень закрыла щель под потолком и кубрик затопила вонь гниющих водорослей.
  - Какого дьявола?! - завопил Далин, хватаясь за стену, - Мы налетели на риф?
  - Не похоже, - проворчал Джонрако, пытаясь подняться на ноги, - Да твою же мать!
  Пол и потолок сделали попытку поменяться местами. Вопящие матросы покатились в разные стороны, уклоняясь от летящих сундуков. Однако крики команды с лёгкостью заглушил мощный рёв, доносящийся снаружи. "Морской Чёрт" бился в конвульсях, точно раненая акула и переваливался с борта на борт, отчего шпангоуты трещали в диком ужасе. Потом непонятный предмет вновь заслонил солнечный свет и громовой рёв тотчас утих. Корабль мгновенно успокоился и застыл на месте, словно тяжёлая болезнь, терзавшая его, ушла прочь. Только лёгкое покачивание напоминало о недавнем происшествии.
  - Что это было?! - крикнул кто-то из матросов, - На нас напал морской дьявол?
  Вопли ужаса тотчас поллержали это заявление, весьма похожее на истину, но поскольку больше не происходило ничего ужасного, матросы начали успокаиваться и смолкли.
  Джонрако внимательно прислушивался к звукам, доносящимся снаружи, но его уши не улавливали ничего, кроме плеска волн, посвистывания ветра и какого-то монотонного постукивания. Мало помалу и остальная команда приблизилась к капитану, пытаясь различить нечто, дающее понять, что же произошло снаружи. Даже Ива, лежащий на боку, вовсю шевелил ушами. Собболи пнул его ногой и поинтересовался:
  - Ну как? Слышишь что-нибудь?
  - Ничего, - ответил пёс, явно пребывая в замешательстве, - Такое ощущение, что наверху вообще никого нет.
  - Значит пришло время выбраться отсюда к чёртовой матери, - решил Джонрако. Он прищурясь оглядел щель под потолком, а потом перевёл взгляд на команду, - Фалин, приятель, думаю настал твой час.
  Далин, который раньше остальных сообразил, какая мысль посетила капитана, глухо кашлянул.
  - Джонрако, - помощник пригладил остатки бороды, - Чёрт побери, он же ещё мальчишка!
  - Думаешь он не сумеет выбраться наружу и открыть дверь?
  - Да нет же, разрази тебя гром! За бортом происходит какое-то дерьмо, а ты хочешь отправить парня прямиком в пасть морскому чёрту. Мы же в южных водах, а тут можно встретить любую пакость, начиная от акул и кончая взаправдашним змеем.
  Джонрако внимательно выслушал помощника, а потом, совершенно спокойно, повернул голову собеседника в сторону притихших матросов.
  - Погляди-ка, - сказал Собболи, - Видишь, какие это крепкие парни? Все они готовы управляться с такелажем в любую погоду и часами сидеть на вёслах, но у них есть один маленький недостаток. Крошечный, - капитан свёл пальцы, показывая насколько он мал, - Ни один из них не способен пролезть в проклятую щель. Думаешь мне охота посылать юнгу? Но если не пойдёт он, то все мы останемся здесь. Навсегда. И поверь, не пройдёт и суток, как ты сам выпихаешь племянничка наружу, либо же это сделает команда.
  Судя по косым взглядам, которые матросы бросали на растерянного парнишку, Джонрако был не так уж далёк от истины. Боцману ничего не оставалось, как пожать плечами и дать родственнику последние наставления. Узан, щеголяющий лиловым носом, поколебался, но всё же достал из сапога тонкий стилет и протянул его Фалину.
  - На, держи, - сказал он угрюмо, - Может пригодиться, мало ли чего...Только, чтобы вернул в целости и сохранности, а не то - шкуру спущу.
  Далин, выслушавший эту тираду, покосился на матроса с высоты своего роста, саркастически хмыкнул, но промолчал. Оставалось подсадить юнгу и помочь ему протиснуться наружу. Некоторое время все могли наблюдать за дёргающимися ногами и слушать визгливые ругательства. Матросы откровенно веселились, а побагровевший Далин постукивал кулаком по борту и глухо пыхтел. Потом босая пятка последний раз мелькнула на фоне неба и наступила тишина.
  - Будем ждать, - рассудительно сказал Джонрако и отодвинув осколки разбитой посуды, присел у стены.
  Он полез за своей трубкой, но тотчас обнаружил, что она раскололась. Это вызвало приступ ярости и Собболи, выругавшись, отшвырнул остатки испорченного прибора. Капитан погрузился в задумчивую меланхолию, рассуждая о чёртовых гвардейцах, расколотых трубках, распроклятых Магистрах, расколотых трубках, демонах, колдунах и расколотых трубках. Ко всему прочему, капитан ощущал сильную тревогу, переживая за Шанию. Девушка не подавала признаков жизни и Джонрако с трудом удерживался от того, чтобы стукнуть по переборке и окликнуть пассажирку по имени.
  Тревожился и Далин, который успел поставить у стены сундук и взгромоздившись на него, пытался сунуть голову в щель. Спутанные обгоревщие космы бороды цеплялись за доски и боцман злобно шипел, проклиная всё на свете.
  Матросы, порыскав по углам, обнаружили старую кочергу и теперь, под руководством Фаленни, пытались взломать дверь. Крепкое дерево потрескивало, позволяло откалывать щепы, но не поддавалось. Насколько мог понять капитан, угрюмо взирающий на этот неплодотворный труд, попытки вырваться нечались ещё до его пробуждения. Прежде, с этой целью, использовался широкий нож, теперь безнадёжно затупленный и сломаный у рукояти. Похожая участь ожидала и несчастную кочергу.
  Внезапно Фаленни остановил Мордилли, который с гиканьем пытался всадить конец кочерги в щель между досками и приложил ухо к двери. Остальные тотчас умолкли, прислушиваясь. Кто-то, снаружи, глухо посапытвал и стучал чем-то металлическим. Внезапно послышался звонкий щелчок и первый матрос вывалился наружу, едва не раздавив Фалина.
  Оглушительный вопль радости сотряс кубрик и команда подхватила юнгу, намереваясь качать того на руках. Но их радость поуменьшилась, когда стало ясно, что парень не похож сам на себя. В его глазах застыл дикий ужас, а лицо стало бледным, точно морская пена. Боцман, растолкав матросов, приблизился к племяннику и обняв за плечо, заглянул в глаза.
  - Что случилось? - спросил он, - Что такое? Ты что-то видел?
  - Там! - выдавил мальчик и принялся рыдать, сотрясаясь в приступе тошноты, - Там!
  Больше от него ничего не смогли добиться.
  - Так, - сказал Джонрако, вскакивая на ноги, - Далин, бери парочку парней и дуй в крюйтовую. Если эти ублюдки не спёрли наши ружья, то немедленно вооружайтесь. Без оружия на палубу - ни ногой. Быстрее! - капитан огляделся и выловив Санорени, подтянул ближе, - Так, чтоб тебе лопнуть бочка с жиром. Немедленно вали на камбуз и готовь самый лучший обед из тех, что умеешь. Такой, чтобы ребята облизали пальчики и простили тебя. И не вздумай устроить ещё один пожар, иначе следующим знаком, который привлечёт пиратов, будет висящий на рее кок.
  Санорени пролепетал нечто непонятно-жалобное и улизнул прочь. Судя по всему, повара не так пугала перспектива встречи с неведомой тварью, как вероятность осуществления угрозы капитана. Команда встретила слова Собболи одбрительным хохохтом. Кто-то успел наподдать коку по толстому заду, причём сделал это с явным удовольствием.
  Отдав указания, Джонрако широким шагом направился в матросскую столовую, находившуюся по соседству. Именно здесь, как утверждал Далин, заперли пассажирку. Поскольку никаких запоров на дверях не имелось, гвардейцы использовали багры, вбив их подобно клиньям. Громко крякнув, Собболи выдернул интсрумент и потянул за ручку. Тотчас мореход едва не получил удар по голове, который, скорее всего, расколотил бы его череп. В последний момент Джонрако удалось ускользнуть из под тяжёлого табурета. Как выяснилось, предмет мебели находился в руках хрупкой девушки, изумлённо взиравшей на освободителя.
  - Твою ж мать! - выдохнулДжонрако, отскакивая назад и прикладываясь затылком о стену, - Вот же рыжая ведьма! Зачем ты хочешь меня прикончить?
  Шания посмотрела на капитана, потом - на табурет в своих руках и на её губах появилась растерянная улыбка. В тот же момент моряк обнял её и крепко прижал к груди. За последнее время для него не было ничего радостнее, чем живая и здоровая огненноноволосая девушка, которую хотелось крепко держать в объятиях, наслаждаясь тонким терпким ароматом волос.
  - Джонри, - голос Ивы вынудил моряка оторваться от столь приятного занятия и раздражённо взглянуть на говорившего, - Думаю, тебе стоит обязательно увидеть это. Нет, честно.
  - Какого дьявола? - пророкотал Собболи, - Неужели эти бездельники и газы пустить не могут, без своего капитана?
  Мореход решительно взбежал по трапу и тут же едва не рухнул, поскользнувшись на чём-то, крайне скользком. Попытавшись ухватиться за поручень, Джонрако обнаружил, что дерево покрыто тонкой красной плёнкой, весьма напоминающей свежую кровь.
  - Это ещё что! - подал из-за спины голос Иварод, - Посмотри на безобразие, которое мы обнаружили на палубе.
  Зрелище, в чём убедился Собболи, действительно оказалось впечатляющим, но малоаппетитным. Такого капитан не видел с самой войны Двух Островов, когда случайно наткнулся на корабль, взятый на абордаж каперами. Бриг прочно сел на риф и лишь это помешало ему отправиться на дно, скрыв следы злодеяний пиратов. У морехода, на мгновение, появилось ощущение, будто он вернулся на изувеченный корабль, палуба которого оказалась усыпана телами, изрубленными на куски. Вот только теперь Джонрако был на собственной шхуне, а выглядело всё - много хуже.
  Тела злосчастных гвардейцев, управлявших "Морским Чёртом", просто размазали по доскам, превратив в кровавую кашу. Казалось странным, но практически весь такелаж оказался нетронут, если не считать парочки оборванных канатов, да скрученных вантов, с которых свисали чьи-то потроха. И над этим кровавым кошмаром царил омерзительный запах, присущий любой бойне. Даже видавший виды капитан ощутил, как его желудок сделал попытку взбунтоваться.
  Те, из матросов, что оказались покрепче, выглядели крайне испуганными, а остальные просто блевали в шпигаты. Должно быть, пришла в голову Джонрако несколько неуместная мысль, все старания кока пойдут насмарку. Но какого чёрта здесь произошло? Нападение пиратов? Чушь! Тварь, пришедшая со стороны Полосы Тени? Да, там водились монстры, способные напугать одним своим видом. И не только напугать...Так или иначе, но команду пора приводить в порядок.
  - Слушать сюда! - рявкнул капитан и матросы повернули бледные физиономии, - Объявляю немедленный аврал. Палубу драить так, чтобы и следа этой мерзости не осталось. Такелаж привести в порядок, чтобы до захода солнца мы уже шли под всеми парусами. Бомбардирам приготовить орудия к бою, на случай, если ещё кто-то сунется в гости. Фич, вали к себе и вычисляй, куда нас завели эти дохлые неудачники. Ну что вы застыли, как моллюски? Быстрее, чёрт возьми! Фаленни, обеспечь каждого нужным приспособлением. Ружья оставьте здесь, чтобы не пришлось бегать далеко. Ну какого дьявола вы ведёте себя так, словно объелись несвежей акульей требухой? Бегом, бегом!
  Рёв капитана и зрелище его огромных кулаков быстро привели команду в чувство и матросы принялись выполнять полученные приказы. Бледные, точно полотно, моряки драили залитые кровью доски и сливали бурую воду за борт. Кто-то успел пустить по кругу флягу с ромом и скоро угрюмое молчание сменилось первыми дурацкими шутками.
  Джонрако собирался обсудить с боцманом грядущий курск корабля, но услышал, как кто-то поднимается по палубе и обернувшись, увидел Шанию, полную решимсти подняться наверх. Позади девушки переминался с лапы на лапу Иварод, определённо не столь желающий оказаться в месте кровавой бойни.
  - Погоди, - мягко сказал Джонрако, останавливая Шанию, - Сдаётся мне, тебе этого лучше не видеть.
  - Кажется я и так знаю, что тут произошло, - тихо произнесла Волли и провела ладонью по глазам, словно отгоняла назойливое видение. После этого она прижалась спиной к переборке, - Когда корабль начало трясти, мне показалось, будто стены стали прозрачными и я вижу всё, происходящее снаружи. Видела вас, по соседству, видела солдат наверху и ...видела ещё, кое что, - она умолкла, а потом, нехотя, продолжила, - Какая-то огромная штука, очень похожая на серый шар с длинными хлыстами, по бокам, поднялась из глубины и охватила корабль этими верёвками.
  - Щупальцами, - подсказал Ива, очень внимательно слушавший рассказ, - Верёвки эти - щупальца.
  - Сначала солдаты ничего не заметили, а потом - стало слишком поздно, - продолжила Шания, бледнея на глазах, - Эти верёвки, щупальца, хватали их, били о палубу и сжимали так, что человек рвался пополам! Кругом была одна кровь, она текла настоящими реками и я... Я потеряла сознание.
  - Это было просто видение, - убедительно сказал Джонрако, уверенный скорее в обратном, - Ты сильно волновалась, поэтому тебе и виделась всякая мерзость. У меня и самого бывали такие сны наяву.
  - Галлюцинации у тебя были, когда перебирал в портовой пивнухе, - хмыкнул Иварод, - А то, что описывает мамзель весьма напоминает Кракена - глубоководную тварь Юга.
  Джонрако промолчал, вспоминая прочитанное в "Ла Тонга Симмерико". Там действительно упоминалось подобное существо, которое наблюдали матросы с кораблей, приблизившихся к Полосе Тени. Если судить по описаниям, то монстр - настолько велик, что его часто принимали за небольшой остров. Принимали, пока Кракен не начинал двигаться и шевелить щупальцами. Однако ни разу никто не упоминал про намерение монстра напасть на путешественников. Впрочем, судя по всему, про такое уже некому бы оказалось вспоминать.
  - И мне кажется, - вдруг сказала Волли, - Я сама виновата в смерти этих людей.
  Джонрако изумлённо уставился на неё, а пёс даже поперхнулся. Потом собака покрутила лапой около уха и капитан молча показал ей кулак.
  - Когда меня заперли, - девушка закрыла лицо ладонями, словно собиралась разрыдаться, - Я была вне себя, от горя и ярости. Мне казалось, что тебя убили и над всеми нами нависла тень смерти. Эти люди, солдаты, замышляли недоброе! Если они собирались просто отвезти нас куда подальше, то зачем взяли с собой большую лодку? - Джонрако вытаращил глаза, но принял новую информацию к сведению, - Думаю, они намеревались уничтожить всех, вместе с кораблём. Поэтому я стала молиться всем богам, чтобы они спасли нас от неминуемой смерти.
  Девушка помолчала и отняла ладони от лица.
  - И вдруг, кто-то ответил, - глухо сказала Шания, - Кто-то странный и даже жуткий, спросил: чем он может помочь. Казалось, будто я касаюсь чего-то, холодного и липкого; чего-то, настолько древнего, что его возраст приближался к возрасту мира. Стало страшно, я закричала и этот кто-то исчез, но я уверена, что он успел разглядеть наш корабль в моих мыслях. Поэтому я и думаю, что сама вызвала существо, погубившее солдат.
  - Капитан, - окликнул Далин, быстрым шагом приближающийся со стороны кормы, - Иди сюда, покажу кое что интересное.
  - Ива, - сказал Джонрако, обращаясь ко псу, - Есть особое поручение: отведи девушку в её каюту и проследи, чтобы она спокойно уснула. И. чёрт побери, посиди с ней.
  - А пожрать? - немедленно вспомнила собака.
  - Я пришлю матроса. Давай, без промедления.
  После этого капитан поцеловал девушку в лоб и направился к озадаченному боцману.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Fidelkastro | 21-09-2020, 12:19 | Просмотров: 419 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх