Сад воронов. Глава 2
Сад воронов. Глава 2


 

 

 

 2.   СÐÐГРИДР

 

 

Воздух был наполнен ÑвежеÑтью и Ñладким ароматом цветов. Дождь началÑÑ Ñразу поÑле обеда и шел ÑовÑем недолго, однако в Ñаду Белого дворца не оÑталоÑÑŒ ни одного Ñухого клочка земли - в Ñчитанные минуты ливень напитал влагой Ñухую землю, и поникшие головки роз Ñверкали каплÑми, точно драгоценными камнÑми. 

Сухой зной уÑтупил меÑто прохладе, и Ñлуги поÑпешно зажигали камины, дивÑÑÑŒ Ñтоль резкой перемене погоды. Каминов в Белом дворце было множеÑтво – мрамор, давший название Ñтолице, оÑтывал Ñтоль быÑтро, что уже ранней оÑенью в проÑторных помещениÑÑ… царÑтвовал холод, который Ñтоль негативно ÑказывалÑÑ Ð½Ð° здоровье ихарактере королÑ. 

ÐеÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° то, что тело Митридата теперь покоилоÑÑŒ в королевÑкой гробнице, Ñлуги дейÑтвовали Ñтоль же проворно, как и вÑегда, порабощенные привычкой ничуть не меньше, чем влаÑтью прежде Ñтоль могущеÑтвенного владыки. Забота о короле и его приближенных была главной задачей Ñлуг, и жеÑтоко каралÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚, кому она была не по Ñилам. 

Между тем, Ñпеша Ñо вÑех ног к каминам, Ñлуги Ñовершенно позабыли о главном, тех, о ком они так преданно заботилиÑÑŒ. Впрочем, оно и не удивительно - дворец замер в ожидании. Даже Ñюда доноÑилÑÑ Ñтук топоров. 

Четырнадцать. Ðикогда прежде у владык первого города не было Ñтолько детей. Ð¡ÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð³Ð¾ из них назовут королем, быть может, королевой, но тринадцать оÑтальных предадут Ñмерти. Их увезли на Круглую  площадь ранним утром - в ожидании заветного чаÑа наÑледникам предÑтоÑло молитьÑÑ Ð² храме, Ð¿Ñ€ÐµÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñлова, при каждом ударе молотка. 

С раÑÑвета Ñтоны и плач наполнили малый дворец, где жили матери наÑледников и фаворитки королÑ. Крик краÑавицы Лиоры звучал громче оÑтальных - ее дочери был вÑего год, и шанÑа, что Митридат провозглаÑит ее Ñвоей преемницей, не было. Снова и Ñнова перед глазами неÑчаÑтной женщины проноÑилаÑÑŒ Ñцена Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‰Ð°Ð½Ð¸Ñ - Ð±ÐµÐ»Ð¾ÐºÑƒÑ€Ð°Ñ ÐºÑ€Ð°Ñавица Ðонк не желает покидать объÑтий плачущей матери, точно чувÑтвует, что больше ее не увидит. Слугам приходитÑÑ Ð±ÑƒÐºÐ²Ð°Ð»ÑŒÐ½Ð¾ вырывать ее из рук Лиоры, и малышка заходитÑÑ Ð² плаче. 

Единые в Ñвоей Ñкорби, женщины пыталиÑÑŒ уÑпокоить неÑчаÑтную мать, но та не внимала их Ñловам - ÑчаÑтье одной из них значило горе Ð´Ð»Ñ Ð²Ñех оÑтальных. Ð’Ñе замерли в ожидании вечера, когда их новый владыка Ñвит ÑебÑ. 

Лишь одной из фавориток не было ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð² Малом дворце. ПодÑтавив дождю лицо, Сангрида наÑлаждалаÑÑŒ долгожданной прохладой, ничуть не Ð²Ð¾Ð»Ð½ÑƒÐµÐ¼Ð°Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ´ÑтоÑщими ÑобытиÑми. Ее привезли Белый дворец вÑего меÑÑц назад, надеÑÑÑŒ, что Ð½Ð¾Ð²Ð°Ñ Ñ„Ð°Ð²Ð¾Ñ€Ð¸Ñ‚ÐºÐ° заÑтавит ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ Ð¿Ð¾Ð·Ð°Ð±Ñ‹Ñ‚ÑŒ о болезни. Ðередко находил он ÑпаÑение в объÑтиÑÑ… краÑавиц, но в Ñтот раз у Митридата не было ни шанÑа на выздоровление. Он так и не притронулÑÑ Ðº Сангриде, отчего его ÑÑ‚Ñ€Ð°Ð´Ð°Ð½Ð¸Ñ ÑтановилиÑÑŒ еще Ñильнее. Ðикогда прежде он не отказывалÑÑ Ð¾Ñ‚ Ñтоль драгоценного Ñокровища. 

Сангрида была чудо как хороша. ГуÑтые темные волоÑÑ‹, ÑÐ²ÐµÑ‚Ð»Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð¶Ð°, трепетный, лаÑковый взглÑд. Очарование юноÑти в ней было Ñтоль же Ñильно, как и женÑÐºÐ°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð²Ð»ÐµÐºÐ°Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ. ÐœÑгкий бархатный голоÑ, произноÑÑщий Ñлова Ñ ÐµÐ´Ð²Ð° уловимым оÑтровным акцентом, был приÑтен уху, блеÑк зеленых глаз манил, точно огонь мотылька. ÐевинноÑÑ‚ÑŒ и чувÑтвенноÑÑ‚ÑŒ, нежноÑÑ‚ÑŒ и решительноÑÑ‚ÑŒ - она целиком ÑоÑтоÑла из контраÑтов, и никто не мог оÑтатьÑÑ Ðº ней равнодушным. 

Впрочем, о том, что творилоÑÑŒ в Ñтой хорошенькой головке, никто при дворе не знал. Сангрида, оÑтаваÑÑÑŒ дружелюбной и внимательной Ñо вÑеми, между тем никому не доверÑла ÑобÑтвенные мыÑли и надежды. За тот меÑÑц, что она прожила в малом дворце, к ней уÑпели привÑзатьÑÑ, но никто не Ñумел понÑÑ‚ÑŒ. 

О Ñвоем прошлом девушка говорила нехотÑ, неизменно Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ²Ð¾Ð´Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€ в иное руÑло. Так о ней знали лишь, что выроÑла Сангрида на Черном оÑтрове, в уÑлужении выÑокопоÑтавленного чиновника, Ð¸Ð¼Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð¾ она так и не назвала. Отца не знала, а мать ее жеÑтоко казнили за неподобающую ÑвÑзь Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ñком из КлодаÑа. 

Ð’ отличие от оÑтальных фавориток, Сангрида разговорам в душных комнатах предпочитала долгие прогулки по Ñаду. 

Сад Митридата Ñвоими размерами втрое превышал дворец. ЗдеÑÑŒ дни напролет трудилиÑÑŒ Ñотни Ñадовников, превратив прежде дикую зелень в произведение иÑкуÑÑтва. ДеÑÑтки фонтанов, изÑщные Ñтатуи, иÑкуÑные ротонды ÑкрывалиÑÑŒ в прохладе зароÑлей жаÑмина. СменÑÑ Ð´Ñ€ÑƒÐ³ друга по вÑему Ñаду цвели деÑÑтки Ñортов ириÑов, пионов, тюльпанов и роз. Ðромат цветов пьÑнил, поÑле Ð´Ð¾Ð¶Ð´Ñ ÑƒÑиливаÑÑÑŒ в деÑÑтки раз. Вот и теперь Сангрида Ñ Ð½Ð°Ñлаждением вдыхала ÑладоÑтный аромат, в наÑлаждении Ñвоем Ð·Ð°Ð±Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¾Ð±Ð¾ вÑем на Ñвете. 

СобÑÑ‚Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñудьба ее не волновала - приди к влаÑти одна из дочерей покойного королÑ, в Ñвоем женÑком милоÑердии она продолжит Ñодержать фавориток отца до Ñамой их Ñмерти, приди Ñын - и она Ñтанет его наложницей, ведь вÑем извеÑтно, что Митридат к ней не прикаÑалÑÑ. Ð’ ÑобÑтвенных чарах Сангрида ничуть не ÑомневалаÑÑŒ, прекраÑно знаÑ, как много влаÑти над мужчинами дарует ее краÑота.     

Фаворитки Митртдата, за иÑключением главной, проиÑходили из Ñамых низших Ñлоев общеÑтва. Мать его Ñтаршего Ñына, Ðаоми, была Ñлужанкой в храме, краÑавица Лиора - дочерью башмачника, Эниза - паÑтушкой из КлодаÑа. Жизнь в малом дворце была подарком Ð½ÐµÐ±ÐµÑ Ð´Ð»Ñ Ñтих женщин, но Сангрида, чье детÑтво прошло в доÑтатке и любви, чувÑтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð¹Ð¼Ð°Ð½Ð½Ð¾Ð¹ в клетку птицей. 

ВеÑÑŒ путь от Черного оÑтрова до КоролевÑкой равнины она провела в Ñвоей каюте, отказываÑÑÑŒ подниматьÑÑ Ð½Ð°Ð²ÐµÑ€Ñ…. Лишь малышке Рул, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ñлуживала ей, доводилоÑÑŒ видеть Ñвою возлюбленную гоÑпожу в Ñлезах. Стоило им войти в порт КлодаÑа, Сангрида ÑправилаÑÑŒ Ñ ÑмоциÑми и Ñошла на берег в блеÑке краÑоты и Ñлавы. Ð’Ñе жители города вышли вÑтречать новую фаворитку ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ Ð¸ были очарованы ею. Их доброÑердечное отношение окончательно утешило девушку, и она нашла в Ñебе храброÑÑ‚ÑŒ даже Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, чтобы отоÑлать Рул обратно в ÐерелиÑÑу. И Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐµ Ñлезы не каÑалиÑÑŒ ее нежного лица, тоÑка по дому терзала Сангриду ночь от ночи, и лишь в Ñадах малого дворца она обретала душевный покой. 

ОÑобенно она любила бывать здеÑÑŒ во Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð´Ð¾Ð¶Ð´Ñ. Стоило ей уÑлышать, как капли Ñтучат по мраморным подоконникам, Сангрида оÑтавлÑла вÑе Ñвои дела и броÑалаÑÑŒ в Ñад. И напраÑны были ÑƒÐ²ÐµÑ‰ÐµÐ²Ð°Ð½Ð¸Ñ Ñ„Ð°Ð²Ð¾Ñ€Ð¸Ñ‚Ð¾Ðº и Ñлуг - никто и ничто не могло удержать ее на меÑте. 

- Ð’Ñ‹ промокли до нитки, - Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð·Ð°Ñтиг Сангриду враÑплох. Удивительно, как она не уÑлышала шагов? ПовернувшиÑÑŒ, девушка увидела перед Ñобой Ñоветника покойного Митридата, Холгера, Ñ…Ñ€Ð°Ð½Ð¸Ñ‚ÐµÐ»Ñ ÐšÐ»Ð¾Ð´Ð°Ñа, богатейшего из городов КоролевÑкой равнины. 

Холгера называли КрыÑом, и одного взглÑда на него было доÑтаточно, чтобы понÑÑ‚ÑŒ природу Ñтого обидного прозвища. Холгер был невыÑокого роÑта и крайне худым. Руки его были наÑтолько тонкими, что казалиÑÑŒ похожими на веточки. Лицо вытÑнутое, покрытое рыжей щетиной, длинные мелкие зубы, Ñкрываемые за тонкими губами, Ñветлые, чуть на выкате глаза. Ðа вид ему было лет пÑтьдеÑÑÑ‚, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð½Ð° Ñамом деле тот разменÑл только четвертый деÑÑток. 

Ходил Холгер тихо, Ð²Ð¾Ð·Ð½Ð¸ÐºÐ°Ñ Ñамым неожиданным образом, и лишь уÑлышав его вкрадчивый  Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¼Ð¾Ð¶Ð½Ð¾ было обнаружить его приÑутÑтвие. Говорил Холгер мало, Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ð¿Ð¾Ñ‡Ð¸Ñ‚Ð°Ñ Ñлушать Ñлова других Ñоветников,  до поры, до времени таÑÑÑŒ в тени малого зала, и лишь поÑле того, как были выÑказаны вÑе мнениÑ, улажены Ñпоры, и Ñоветники занимали Ñвои меÑта, разгорÑченные ÑловеÑной баталией, Холгер, точно любÑщий учитель  до неразумных учеников, доводил до них Ñвою точку зрениÑ, одним предложением Ñ€Ð°Ð·Ð±Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð² пух и прах вÑе аргументы оппонентов. Ðе нужно было иметь недюжинный ум, чтобы понÑÑ‚ÑŒ, кто на протÑжении поÑледнего года на Ñамом деле правил КоролевÑкой равниной. 

- Ваша ÑветлоÑÑ‚ÑŒ, - Сангрида приÑела в низком реверанÑе. 

- Ðе Ñтоит, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ, - ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¼Ñгко коÑнулÑÑ ÐµÐµ руки, заÑтавлÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð½ÑÑ‚ÑŒÑÑ, - Дождь и без того заÑтавил цветы Ñклонить Ñвои бутоны к земле. Вот вы улыбнулиÑÑŒ. Странно, как улыбка краÑавицы может оÑветить мир, даже когда Ñолнце Ñкрыто за тучами. 

- БоюÑÑŒ, мне никогда не привыкнуть к комплиментам мужчин КоролевÑкой долины. 

- Очень Ñкоро, когда принцы Ñо вÑего мира наводнÑÑ‚ дворец в ожидании коронации нашего нового монарха, вы будете Ñлышать комплименты так чаÑто, что Ñто Ð²Ð°Ñ ÑƒÑ‚Ð¾Ð¼Ð¸Ñ‚. Ðе удивлюÑÑŒ, еÑли один из них кинет к вашим ногам Ñвое королевÑтво и Ñердце. Ох, вы Ñнова покраÑнели, - на лице КрыÑа поÑвилоÑÑŒ подобие улыбки. – ПроÑтите менÑ. Я поÑтараюÑÑŒ более не Ñмущать ваÑ. 

- Завещание уже оглаÑили? – поÑпешно ÑпроÑила Сангрида, боÑÑÑŒ, что ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ñнова отпуÑтит комплимент. Тот лишь повел тощими плечами. 

- Ðе знаю. Ðа Круглой площади и без Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ любопытÑтвующих. Мое приÑутÑтвие ничего не изменит. 

- ГоворÑÑ‚, Митридат отноÑилÑÑ Ðº вам как к родному брату, доверÑÑ Ð²Ð¾ вÑем. Как вы думаете, кому он завещал корону и преÑтол? 

- Ðе знаю, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ. Митридат менÑл решение много раз, в поÑледний из них он уже был болен. Кто ведает, куда может завеÑти гаÑнущий разум? 

- Хотела бы Ñ Ð·Ð½Ð°Ñ‚ÑŒ, - улыбнулаÑÑŒ Сангрида. Жизнь в Ñтенах дворца была неÑтерпима Ð´Ð»Ñ Ð²Ð¾Ð»ÑŒÐ½Ð¾Ð¹ нерии. Иногда по ночам Сангрида проÑыпалаÑÑŒ от того, что ей нечем дышать – окна в малом дворце никогда не открывалиÑÑŒ. 

ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾Ñмотрел на девушку приÑтальным взглÑдом. 

- Даже в Ñтенах дворца Ð²Ð°Ñ Ð·Ð½Ð°ÑŽÑ‚ лишь немногие, - задумчиво Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ Ð¾Ð½, - впрочем, едва ли взглÑды Ñоветников покойного Митридата будут обращены к толпе зевак. Мы могли бы тайно покинуть дворец и увидеть Ñвоими глазами, как творитÑÑ Ð¸ÑториÑ. 

-  Правда? – на лице Сангриды раÑцвела улыбка. – РеÑли Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð¹Ð¼Ð°ÑŽÑ‚? 

-  Ð”Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ñ, вы Ñами Ñказали, король отноÑилÑÑ ÐºÐ¾ мне как к брату. Ðе бойтеÑÑŒ, Ñ€Ñдом Ñо мной вам ничего не грозит, - он протÑнул к девушке руку, и она робко Ñжала ее, вÑе еще колеблÑÑÑŒ в правильноÑти Ñвоего решениÑ.  – КлÑнуÑÑŒ вам, вам нет причин опаÑатьÑÑ. 

Сангрида робко улыбнулаÑÑŒ и позволила КрыÑу увеÑти ÑÐµÐ±Ñ Ð¸Ð· Ñада. Их путь не продлилÑÑ Ð´Ð¾Ð»Ð³Ð¾ – Ñтоило паре выйти за ворота замка, их никто не оÑтановил, как перед их глазами раÑпроÑтерлоÑÑŒ беÑкрайнее море зевак. Сангрида оÑтановилаÑÑŒ – такой толпе ничего не Ñтоит затоптать их, но КрыÑ, тихо поÑмеиваÑÑÑŒ, решительно направилÑÑ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´. Увидев, кто их теÑнит, люди иÑпуганно пÑтилиÑÑŒ, раÑÑтупаÑÑÑŒ перед Ñоветником и его Ñпутницей. Им не ÑоÑтавило никакого труда добратьÑÑ Ð´Ð¾ выÑокого Ñшафота, грозно возвышающегоÑÑ Ð½Ð°Ð´ толпой. 

- Мы как раз вовремÑ, - прошептал ей на ухо КрыÑ. – Видите  ÑвÑщенника? Смотрите левее Ñтатуи королей. Он уже прочитал Ñвои молитвы, а значит, Ñ Ð¼Ð¸Ð½ÑƒÑ‚Ñ‹ на минуту оглаÑÑÑ‚ завещание. 

Советник не ошибÑÑ. Ðе прошло и минуты, как на Ñшафот поднÑлÑÑ Ñтарый грузный отец Сейдред, один из Ñоветников покойного королÑ. Ð’ руках его был Ñвиток, Ñодержание которого определÑло жизнь и Ñмерть наÑледников. ПоднÑвшиÑÑŒ, он Ñ‚Ñжело оперÑÑ Ð½Ð° ограждение и поднÑл руку вверх, заÑтавлÑÑ Ñ‚Ð¾Ð»Ð¿Ñƒ Ñмолкнуть. Дрожащими руками он развернул Ñвиток и хриплым ÑтарчеÑким голоÑом принÑлÑÑ Ñ‡Ð¸Ñ‚Ð°Ñ‚ÑŒ. 

- Именем бога, Ñ, владыка КоролевÑкой равнины, хранитель Мраморного города, король Митридат Пелар Третий, Ñвоей поÑледней волей Ñледую примеру прадеда, ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ ÐœÐ°Ð»Ð°Ð³Ð°Ñ€Ð° Пелара Первого, и передаю трон матери четырех моих дочерей Ðуадор Тактимар Ñ Ñ‚ÐµÐ¼ намерением, чтобы Ñохранить жизни большему чиÑлу наÑледников. Повелеваю заменить обезглавливание моим детÑм на принÑтие Ñда черной вереÑи, а так же умертвить Ñтим Ñдом вÑех моих наложниц, прежде видевших Ñвою королеву рабой. Ðуадор Тактимар надлежит править Мраморным городом и землÑми КоролевÑкой долины до Ñвоей Ñмерти, ÑохранÑÑ Ð½Ð°Ð´ÐµÐ»Ñ‹ за определенными мною намеÑтниками и членами королевÑкого Ñовета. ПоÑле ее Ñмерти влаÑÑ‚ÑŒ должна быть передана одной из наших дочерей. 

Это Ð¼Ð¾Ñ Ð²Ð¾Ð»Ñ, да будет она оÑвещена божеÑтвенным благоÑловением. 

Ðа площади повиÑла тишина. Сангрида так Ñильно ÑтиÑнула руку КрыÑа, что тот невольно зашипел. Ее казнÑÑ‚! Как такое может быть? Она не член королевÑкой Ñемьи, она даже не делила Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ¼ ложе! Ðоги Сангриды подогнулиÑÑŒ, и она упала бы на землю, не уÑпей ее подхватить КрыÑ. Откуда у Ñтого тщедушного человечка Ñтолько Ñилы? – уÑпела подумать она, прежде чем рухнула в обморок. 

ÐовоÑÑ‚ÑŒ о казни наложниц разлетелаÑÑŒ мгновенно. Когда гвардейцы КрыÑа принеÑли Сангриду в покои малого дворца, здеÑÑŒ ÑтоÑл еще более горький плач. Ðе по Ñебе – по детÑм, приговоренным на Ð¼ÑƒÑ‡ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð²Ð¾ Ð¸Ð¼Ñ Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ðуадор Тактимар. 

Сама Ðуадор Тактимар в оцепенении Ñидела Ñреди недавних Ñоратниц, безучаÑÑ‚Ð½Ð°Ñ ÐºÐ¾ вÑему. Эта Ð³Ñ€ÑƒÐ·Ð½Ð°Ñ Ñ€Ð°Ð½Ð¾ поÑÑ‚Ð°Ñ€ÐµÐ²ÑˆÐ°Ñ Ð¶ÐµÐ½Ñ‰Ð¸Ð½Ð° была единÑтвенной из жен Митридата, которую он полюбил еще будучи ребенком. Ðуадор Тактимар приходилаÑÑŒ дочерью поÑлу Морно в КоролевÑкой долине и была еще ÑовÑем ребенком, когда ее впервые увидел Митридат. Союз Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ð½Ð¸Ð¹ÐºÐ¾Ð¹ был невозможен, и Митридат покорно избрал в жены другую. Однако, Ñтав королём, он первым же делом поÑлал за Ðуадор Тактимар в Морно, поÑле чего они уже никогда не разлучалиÑÑŒ. Ðуадор Тактимар правила малым дворцом так же, как Митридат управлÑл КоролевÑкой равниной. Годы и болезни были жеÑтоки к женщине, но желанием любÑщего Митридата ее облик был навечно запечатлен на портрете, виÑÑщем в его покоÑÑ…. 

С холÑта на Ð·Ñ€Ð¸Ñ‚ÐµÐ»Ñ Ñмотрела Ð½ÐµÐ¶Ð½Ð°Ñ Ñ…Ñ€ÑƒÐ¿ÐºÐ°Ñ Ð´ÐµÐ²ÑƒÑˆÐºÐ° Ñ Ñ‚Ð¾Ð½ÐºÐ¸Ð¼Ð¸, точно у ÑтатуÑтки чертами лица, гуÑтыми темными волоÑами и огромными голубыми глазами. Выражение ее было Ñамым что ни еÑÑ‚ÑŒ кротким, однако ни толики прежней кротоÑти не оÑталоÑÑŒ в Ðуадор Тактимар. 

Ð’Ñе в малом дворце было подчинено ее желаниÑм. Без ее Ð¾Ð´Ð¾Ð±Ñ€ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð°Ð»Ð¾Ð¶Ð½Ð¸Ñ†Ð° не могла выбрать ткань Ð´Ð»Ñ Ð¿Ð»Ð°Ñ‚ÑŒÑ Ð¸Ð»Ð¸ ÑƒÐºÑ€Ð°ÑˆÐµÐ½Ð¸Ñ Ð´Ð»Ñ Ð²Ð¸Ð·Ð¸Ñ‚Ð° к королю. Приемы пищи, цветы в вазах, музыка  - решительно вÑе подчинÑлоÑÑŒ ее желаниÑм. Впрочем, влаÑтолюбие порой принимает Ñтранные формы. Королева Ñреди жен Митридата, она обладала абÑолютной влаÑтью, вне рамок малого дворца оÑтаваÑÑÑŒ проÑтой наложницей при владыке. Муж завещал ей править, опираÑÑÑŒ на его Ñоветников, но лишь один из них, КрыÑ, был ей знаком и пользовалÑÑ ÑƒÐ²Ð°Ð¶ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼. К тому же, порой поддаваÑÑÑŒ ÑамодурÑтву, Ðуадор Тактимар обожала одаривать наложниц милоÑтью, не предÑтавлÑÑ Ñвое ÑущеÑÑ‚Ð²Ð¾Ð²Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð±ÐµÐ· леÑти и притворного обожаниÑ. 

Теперь же на будущую королеву никто не обращал решительно никакого вниманиÑ. Ðе до того было. ДеÑÑÑ‚ÑŒ из четырнадцати детей Митридата уже покинули Ñтот мир - им подали кубки Ñ Ñдом прÑмо на площади. ÐапраÑны были уÑÐ¸Ð»Ð¸Ñ ÐœÐ¸Ñ‚Ñ€Ð¸Ð´Ð°Ñ‚Ð° облегчить муки детей - Ñд черной вереÑи разъедал внутренноÑти точно киÑлота, когда удар топором обрывал жизнь мгновенно. 

Ð’Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñтремительно шло к полуночи, и Ñто значило, что приближалÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ´ наложниц. Лишь одна из них войдет в новый день, и Ð¸Ð¼Ñ ÐµÐ¹ Ðуадор Тактимар. Ðа небе загоралиÑÑŒ звезды, из-за облаков поÑвилаÑÑŒ луна, когда двери раÑпахнулиÑÑŒ, и в покои вошел ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð² Ñопровождении отца Сейдреда и гвардейцев. При виде него, женщины, прежде иÑкавшие ÑƒÐ¿Ð¾ÐºÐ¾ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð² их доверительных беÑедах, теперь зашлиÑÑŒ плачем - в руках божий человек Ð½ÐµÑ ÐºÑƒÐ±Ð¾Ðº. Ðикто из мужчин не Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ Ð½Ð¸ Ñлова. ÐŸÐ¾Ð´Ð¾Ð¹Ð´Ñ Ðº Ðаоми, ÑвÑтой отец протÑнул кубок ей. Ðаложница дрожала вÑем телом, однако нашла в Ñебе мужеÑтво поднеÑти его к губам и Ñделать глоток. 

Стоило ей отдать кубок обратно, ее лицо иÑказила мука. Женщина Ñ‚Ñжело вздохнула и рухнула на колени. Ðаложницы закричали. Ð’Ñе они обÑтупили Ðаоми, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð² Ñудорогах билаÑÑŒ на мраморном полу. Из ее рта шла ÐºÑ€Ð¾Ð²Ð°Ð²Ð°Ñ Ð¿ÐµÐ½Ð°, она Ñтрашно хрипела и хватала руками воздух. Это длилоÑÑŒ безумно долго, но, наконец, она затихла. Ðуадор Тактимар даже не взглÑнула на неÑчаÑтную, точно каменное изваÑние невидÑще ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ Ñобой. Одна за другой женщины отпивали из кубка и умирали в Ñтрашных мучениÑÑ…. Тех, кто отказывалÑÑ Ð¿Ð¸Ñ‚ÑŒ, гвардейцы поили наÑильно. 

Сангрида наблюдала за вÑем Ñтим из дальнего угла зала. Подходить ближе она не оÑмеливалаÑÑŒ, и отводила глаза в Ñторону, Ð²Ð¸Ð´Ñ Ñтрашные Ð¼ÑƒÑ‡ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñ€ÑƒÐ³. Ðо, даже отвернувшиÑÑŒ, она продолжала Ñлышать их ужаÑные хрипы и Ñтоны. 

ПоÑледнÑÑ Ð¾ÑтавшаÑÑÑ Ð² живых, Лиора, напраÑно звала ее по имени, не Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ ÑƒÐ¼Ð¸Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒ в одиночеÑтве. Сангрида не нашла в Ñебе Ñил подойти к неÑчаÑтной, Ñвоим приÑутÑтвием Ð¾Ð±Ð»ÐµÐ³Ñ‡Ð°Ñ ÐµÐµ муки. Ей казалоÑÑŒ, что Лиора умерла мгновенно - так Ñкоро ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð½Ð°Ð·Ð²Ð°Ð» ее по имени. ÐšÐ°ÐºÐ°Ñ Ð½Ð°Ñмешка Ñудьбы - еще днем Ñтот человек раÑточал комплименты, а теперь звал Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, чтобы убить. Ðа негнущихÑÑ Ð½Ð¾Ð³Ð°Ñ…, путаÑÑÑŒ в полах платьÑ, она подошла к КрыÑу. 

- УнеÑите женщин, - велел он гвардейцам, оттÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ€Ð¾ÐºÐ¾Ð²Ð¾Ð¹ миг. - И вы, отец Сейдред, идите. Кто-то должен проÑледить, чтобы их тела размеÑтили Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶Ð½Ñ‹Ð¼ почетом. 

- Как   Ñкажете, Ñир Холгер, - отозвалÑÑ Ñтарик. Приоткрыв двери, он пропуÑтил перед Ñобой гвардейцев, неÑущих тела наложниц,. 

- Зачем вы медлите? - губы не ÑлушалиÑÑŒ Сангриду. Лицо ее было бледным от Ñтраха, на лбу выÑтупили капельки пота. 

- Я же говорил, что Ñо мной вы в полной безопаÑноÑти, - улыбнулÑÑ ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¸ Ñ ÐºÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ð¼ видом броÑил кубок на пол. Яд раÑтекÑÑ Ð¿Ð¾ белоÑнежному мрамору, и по комнате разнеÑÑÑ Ð³Ð¾Ñ€ÑŒÐºÐ¸Ð¹ запах черной вереÑи. 

От громкого звука Ðуадор Тактимар вздрогнула вÑем телом. Она непонимающе переводила взглÑд Ñ Ð¡Ð°Ð½Ð³Ñ€Ð¸Ð´Ñ‹ на КрыÑа и кубок. - ВозвращайтеÑÑŒ к Ñебе в комнату,  Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ, - Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐšÑ€Ñ‹Ñа был веÑелым, точно не было вÑех Ñтих Ñмертей и мук агонии. - Вам ничего не грозит, - повторил он, - Ñпите Ñпокойно. 

РаÑтерÑÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¸ наÑмерть перепуганнаÑ, Сангрида кивнула, и, дрожа вÑем телом, направилаÑÑŒ в Ñвои покои. Стоило ей закрыть дверь, как Ðуадор Тактимар вÑкочила на ноги. ЕÑли еще неÑколькими минутами ранее она казалаÑÑŒ потерÑнной и разбитой, то теперь ее глаза метали молнии, а пальцы были Ñжаты в кулаки. ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ñмотрел на произошедшие в ней перемены Ñ Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð½Ð¾Ð¹ уÑмешкой. 

- Вам Ñтоит быть оÑторожнее, Ð¼Ð¾Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ²Ð°. Когда вы злитеÑÑŒ, Ð²Ð°Ñ Ð½Ð°Ñ‡Ð¸Ð½Ð°ÐµÑ‚ мучить мигрень, отчего вы злитеÑÑŒ еще Ñильнее. 

- Как Ñто понимать? - прошипела женщина дрожащим от гнева голоÑом. - Мы же обо вÑем договорилиÑÑŒ - Ñ‚Ñ‹ заÑтавлÑешь его передать преÑтол мне и девочкам, а Ñ Ð´ÐµÐ»Ð°ÑŽ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñвоим Ñоправителем. Жизнь за влаÑÑ‚ÑŒ - вот наш уговор! Ты обещал мне, что уничтожишь вÑех, кто видел Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¶Ð°Ð»ÐºÐ¾Ð¹ наложницей, Ñотрешь прошлое. Эта девчонка... 

- Ðикогда не была наложницей Митридата, и мы оба прекраÑно Ñто знаем. Рпотому Ñ Ð¸Ð¼ÐµÑŽ право забрать ее Ñебе, как первый Ñоветник. 

- Ðо в завещании Ñказано... 

- Я знаю, что в нем Ñказано. Я Ñам пиÑал его. И никогда не пытайтеÑÑŒ оÑпаривать мои решениÑ. Вам - жизнь дочерей, мне - влаÑÑ‚ÑŒ. 

- Ðе пытайÑÑ Ð¼Ð½Ðµ угрожать, Холгер. Я вÑе же королева. 

ÐšÑ€Ñ‹Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±Ð½ÑƒÐ»ÑÑ. Он подошел к Ðуадор Тактимар так близко, что почувÑтвовал запах ее дыханиÑ. 

- Ðикто не удивитÑÑ, узнав, что женщина, Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ²ÑˆÐ°Ñ Ñмерть Ñвоих подруг и Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¶Ð¸Ð²ÑˆÐ°Ñ ÐºÐ¾Ð½Ñ‡Ð¸Ð½Ñƒ мужа, не выдержала утраты. Это будет трагедией, барды Ñложат жалоÑтную пеÑню, но вÑкоре вÑе о Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð·Ð°Ð±ÑƒÐ´ÑƒÑ‚, Ð¼Ð¾Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ²Ð°. Ð’ отÑутÑтвии завещаниÑ, влаÑÑ‚ÑŒ на долгое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¹Ð´ÐµÑ‚ в руки Ñовета, чтобы тот решил, кому править. 

- Ты ни Ñ ÐºÐµÐ¼ не поделишьÑÑ, - дрожащим голоÑом отозвалаÑÑŒ Ðуадор Тактимар. ÐеÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° то, что женщину обуÑл Ñтрах, говорила она Ñо вÑем возможным ÑпокойÑтвием, -  Вот почему тебе нужна Ñ. 

- Верно, - Холгер отÑтранилÑÑ. - Я ни Ñ ÐºÐµÐ¼ не поделюÑÑŒ. И ею тоже, - он кивнул в Ñторону Ñпальни Сангриды. - Я лично выбрал ее Ð´Ð»Ñ ÐœÐ¸Ñ‚Ñ€Ð¸Ð´Ð°Ñ‚Ð°. Я привез ее в Ñтот дворец, и теперь забираю обратно. 

- Ð’ Ñтом нет ÑмыÑла, - Ðуадор Тактимар уÑмехнулаÑÑŒ. - Ð’Ñе знают, что ÑлучилоÑÑŒ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ на Перевале трех королей. Ты лишь называешьÑÑ Ð¼ÑƒÐ¶Ñ‡Ð¸Ð½Ð¾Ð¹, КрыÑ, но давно утратил Ñвое мужеÑтво. 

- Ты так много знаешь, Ðуадор Тактимар, но Ñ‚Ñ‹ не знаешь ничего, -  ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ñамодовольно ухмыльнулÑÑ. - Завтра  утром Ñ‚Ñ‹ переберешьÑÑ Ð² Белый дворец, Ñ Ð¶Ðµ поÑелюÑÑŒ здеÑÑŒ, поближе к моей королеве, - точно забыв о ÑÑоре, ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¾Ð¿ÑƒÑтилÑÑ Ð½Ð° подушки и уже иным тоном продолжил, - Ðам предÑтоит много работы. Казна практичеÑки пуÑта. Ðам нечем платить гвардии, не Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ ÑƒÐ¶Ðµ о том, чтобы Ñодержать Ñлуг. 

- Мы могли бы занÑÑ‚ÑŒ, - предложила Ðуадор Тактимар. ÐšÑ€Ñ‹Ñ ÑƒÑмехнулÑÑ. 

- У кого, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ²Ð°? Мы и так по уши в долгах - в какую Ñторону не глÑнь, вÑюду наши кредиторы. До конца лета мы продержимÑÑ, а затем наÑтупит крах. 

- Ðо Ñ‚Ñ‹ Ñказал... 

- Я знаю, что Ñказал. Завтра утром в дом отца Сейдреда нагрÑнут гвардейцы, днем мы объÑвим его казнокрадом, а на закате казним. Он один из богатейших людей в Ñтолице, золота из его запаÑов хватит на пару меÑÑцев, а затем мы заручимÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð´ÐµÑ€Ð¶ÐºÐ¾Ð¹ Морно. 

- Морно? - Ðуадор Тактимар Ñморщила ноÑ. Ложное обвинение отца Сейдреда произвело на нее куда меньшее впечатление, чем возможноÑÑ‚ÑŒ Ñоюза Ñ Ð·Ð°ÐºÐ»Ñтым воÑточным врагом. 

- Без золота Морно нам не Ñохранить Ñтрану. У Ñтого болвана, герцога Креллинга, двое внуков брачного возраÑта. Старший кутила и мужеложец, младший калека. Ð”Ð»Ñ Ð³Ð¾ÑударÑтвенной Ñлужбы люди Ñовершенно потерÑнные, но Ð´Ð»Ñ Ð´Ð¸Ð½Ð°ÑтичеÑких браков идеальны. Две твоих Ñтарших дочери Ñтанут их женами, что каÑаетÑÑ Ð¼Ð»Ð°Ð´ÑˆÐ¸Ñ…, то на их Ñчет мы еще подумаем. Возможно, племÑнник. ТалтоÑа окажетÑÑ Ð½Ð°Ð¼ не менее удобен. 

- Я не допущу Ñтого! - Ðуадор Тактимар покраÑнела от гнева. - Они мои дочери! Ты не вправе раÑпорÑжатьÑÑ Ð¸Ñ… жизнÑми! Садомит, калека и убийца. Ты так не поÑтупишь, Холгер. Ведь нет? 

- Я Ñохранил твоим дочерÑм жизни, и теперь они принадлежат мне, - ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð½ÑлÑÑ Ñ Ð¿Ð¾Ð´ÑƒÑˆÐµÐº и направилÑÑ Ðº двери. Самообладание изменÑло ему, и ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð½Ð°Ð¼ÐµÑ€ÐµÐ²Ð°Ð»ÑÑ ÑƒÐ¹Ñ‚Ð¸ прежде, чем даÑÑ‚ волю гневу. 

- Где мои девочки? – в Ñпину ему крикнула Ðуадор Тактимар. 

- Ð’ отцовÑких покоÑÑ…. Я решил оградить их от вида вÑех Ñтих Ñмертей. Ð’Ñе трое уже ÑпÑÑ‚. 

- Трое?! 

- Трое. Ðйана Ñбежала, и никто Ñ ÑƒÑ‚Ñ€Ð° не видел ее. 

- Что? – Ðуадор Тактимар порывиÑто вÑкочила на ноги. Лицо ее побледнело от Ñтраха. – Кто? Кто поÑмел... 

- Ðеужели Ñ‚Ñ‹ думаешь, что кто-то ее похитил? – уÑмехнулÑÑ ÐšÑ€Ñ‹Ñ. – БроÑÑŒ, Ñ‚Ð²Ð¾Ñ Ð´ÐµÐ²Ñ‡Ð¾Ð½ÐºÐ° подкупила Ñтражей и Ñделала ноги. Мы уже казнили изменников, но выйти на ее Ñлед не удалоÑÑŒ. Жизнь в изолÑции дает Ñвои плоды – ее могли видеть Ñ‚Ñ‹ÑÑчи людей, но никто не понÑл, что перед ними принцеÑÑа. 

- Ðайди ее, заклинаю! – Ðуадор Тактимар утратила какую бы ни было влаÑтноÑÑ‚ÑŒ в голоÑе. Самообладание изменило ей – теперь Ñто была Ð¾Ð±Ñ‹Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ð¸ÑÐ¿ÑƒÐ³Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð¶ÐµÐ½Ñ‰Ð¸Ð½Ð°, чьи молодые годы оÑталиÑÑŒ далеко позади, мать, чей ребенок оказалÑÑ Ð² опаÑноÑти. – Ðйана не выживет одна за Ñтенами дворца. Она так беззащитна и ранима! 

ÐšÑ€Ñ‹Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¼Ð¾Ð»Ñ‡Ð°Ð». УлыбнувшиÑÑŒ одними уголками губ, он вышел прочь, оÑтавлÑÑ Ñвою королеву Ñгорать от тревоги.







\"СВЕТОЧ Финеи\" (В соавторстве с Хабрик Еленой)

Читать далее
Сон в полнолуние

Читать далее
Иллюстрации по Властелину Колец


Читать далее

Автор поста
Энди Багира  
Создан 17-12-2016, 21:48


664


0

Оцените пост
Нравится 5

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх