Сон Метринала

Пробуждение было Ñ‚Ñжким. Ð’ÑÑ‘ лицо раÑпирало изнутри, будто под кожей вдруг вÑпухли вÑе дёÑны разом. С гудÑщей головой, пошатываÑÑÑŒ, Метринал Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ добралÑÑ Ð´Ð¾ уборной. Так и еÑÑ‚ÑŒ. Он начал изменÑÑ‚ÑŒÑÑ.

И ведь же знал он, что Ñтим вÑе закончитÑÑ. Ðет, нужно было взÑÑ‚ÑŒ тот подрÑд. ПлатÑÑ‚ хорошо, говорили они. Ð’ Туманном Граде почти никто не изменÑетÑÑ, говорили они. Ðужно было поÑлушать мать и пойти на реÑтаврацию главного храма Гельмента, что в Ñтолице Ирконара. Рон повелÑÑ, как зеленый юнец, на Ñолидное жалование и клÑтвенные Ð·Ð°Ð²ÐµÑ€ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñ€Ñдчиков, что людÑм, которые не примкнули к Хтону, не грозÑÑ‚ изменениÑ. Вот только они забыли предупредить, что даже в Туманном Граде Ð³Ð»Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ð³ÑƒÑ‰ÐµÑтвенного бога доÑтаточно Ñилен, чтобы и помимо Ñвоей воли принÑÑ‚ÑŒ его дары.
Из зеркала на него взирал моложавый гоÑподин, Ñтатный и внешне ухоженный, Ñохранивший внутреннее очарование, даже неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° грубое пробуждение и боль. Он не мог понÑÑ‚ÑŒ, что пробивалоÑÑŒ из-под верхней губы: толÑтые жвала, хелицеры или клыки? Ðо, чем бы Ñто ни было, оно не Ñмогло иÑказить внутренней краÑоты архитектора. ЖеÑÑ‚Ð¾ÐºÐ°Ñ Ð´Ð¾Ñада и боль захватили его душу, когда он впервые уÑлышал Его голоÑ. Пути назад нет, и теперь его Ñудьба – быть жителем Ñтого мира и радоватьÑÑ Ð´Ð°Ñ€Ð°Ð¼ Его. Ðе быть ему более человеком, и его род иÑтовых верующих в Великого Зараженного отвернетÑÑ Ñ‚ÐµÐ¿ÐµÑ€ÑŒ от того, чье тело коÑнулоÑÑŒ благоÑловение тумана и обÑидиана.
С болью он взирал на Ñвое отражение, не понимаÑ, когда и в каком из Ñнов он принÑл влаÑÑ‚ÑŒ Хтона над Ñобой. И большее мучение ощутил он, оÑознав, что вÑе меньше меÑта в душе оÑтавалоÑÑŒ его уже бывшей вере, и вÑе больше он принимал благо Серебра и Каменной Крови. Это было начало конца. Тихий Ñтон разнеÑÑÑ Ð¿Ð¾ его комнатам, но никто его не уÑлышал, и только мÑгко-мÑгко блеÑтела латунь в Ñвете единÑтвенной Ñвечи. Метринал, обреченно опуÑтив голову, отправилÑÑ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð½Ð¾ в Ñвои покои. Ðикто не даÑÑ‚ ему поблажек, ведь то горе, что терзало его дух ÑейчаÑ, завтра обернетÑÑ Ð²ÐµÐ»Ð¸Ñ‡Ð°Ð¹ÑˆÐµÐ¹ радоÑтью. Конечно, его же коÑнулÑÑ Ð¡Ð°Ð¼ великий Хтон.
∗ ∗ ∗
Утро началоÑÑŒ Ñ Ð½Ð¾Ð²Ñ‹Ñ… изменений. Хелицеры уже прорвали иÑÑохшие губы и ÑвиÑали длинными уÑами Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð±Ð¾Ñ€Ð¾Ð´ÐºÐ°. Тело обраÑтало крепкими плаÑтинами, внутренние органы жутко чеÑалиÑÑŒ. Ðо хуже вÑего пришлоÑÑŒ нижней половине торÑа. Спереди кожу рвали изнутри тонкие и оÑтрые когти, а Ñзади мÑÑо превращалоÑÑŒ в жидкий киÑель, едва Ñдерживаемый жеÑткой кожей. Сомнений нет, он ÑтановитÑÑ Ð°Ñ€Ð°Ñ…Ð½Ð¸Ð´Ð¾Ð¼ — человеком Ñ Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ð°Ð¼Ð¸ Ñлуг ИллÑды, названных так по имени Ðрахны, меÑтного Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð¸Ñ‚ÐµÐ»Ñ Ð¸ главного жреца. Ðо радовала мыÑль, что арахнидам был отдельный почет, а Метринал врÑд ли Ñможет забыть ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ¶Ð½ÐµÐ³Ð¾ в беззаветной преданноÑти Хтону.
Метринал уже ощущал инородную радоÑÑ‚ÑŒ в Ñвоих мыÑлÑÑ…, но изо вÑех Ñил ÑтаралÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‚Ð¸Ð²Ð¸Ñ‚ÑŒÑÑ Ñтим чуждым ему чувÑтвам. Ðе мог он терпеть Ñвоего облика, не хотел так Ñкоро открывать оÑтальным то, что произошло Ñ Ð½Ð¸Ð¼. И одежда Ñтих меÑÑ‚ была на его Ñтороне. Огромным уÑилием воли он подобрал хелицеры, утÑнув их жеÑткой маÑкой тонкого узора. Строгое платье архитектора прекраÑно Ñкрывало под Ñюртуком отметины черного хитина, а жилет и широкие штаны прÑтали когти педипальп, которые уже прорвали кожу на его бедрах. ТÑжело вздохнув, Метринал Ñкрыл когти толÑтой кожей перчаток. Так, полноÑтью облачившиÑÑŒ, он вышел из Ñвоих покоев.
Еще по дороге его мыÑли претерпели разительное изменение. СчаÑтье Ñ‚Ð²Ð¾Ñ€ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ñетило его, когда он увидел труды Ñвои и труды коллег и подчиненных. Ð’Ñ‹Ñокие шпили храмов и приземиÑтые оÑобнÑки, Ñтены твердыни и прекраÑный дворец Латунной Повелительницы – вÑе Ñто было плодом их рук. И Ñти мыÑли отдавалиÑÑŒ Ñветлым трепетанием его души, заÑтавив на краткий миг позабыть Ñвое горе и Ñкорбь утраты. ОпомнилÑÑ Ð¾Ð½ только тогда, когда оÑознал, что Ñорвал Ñ Ð»Ð¸Ñ†Ð° маÑку и раÑÑтегнул одежды, которыми Ñкрывал ÑƒÐ²ÐµÑ‡ÑŒÑ Ñвои, оÑÐ²Ð¾Ð±Ð¾Ð¶Ð´Ð°Ñ Ð½Ð¾Ð²Ð¾Ð³Ð¾ ÑебÑ. Стройное тело его было затÑнуто в лоÑнÑщуюÑÑ Ð±Ñ€Ð¾Ð½ÑŽ цвета нежной Ñердцевины дерева и Ñвежей лиÑтвы, наподобие той, что защищает наÑекомых и пауков. Могучие и оÑтрые педипальпы прорвалиÑÑŒ наружу, и Ð¿Ñ€Ð¾Ð·Ñ€Ð°Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ð»Ð¸Ð¼Ñ„Ð° Ñверкала на зазубринах подобно роÑе, а когти рук окончательно прорвалиÑÑŒ Ñквозь перчатки, которые виÑели жалкими лохмотьÑми.
Тогда подÑтавил он Ñвое лицо ветру, что гнал по улицам лиÑтву и ÐºÐ»Ð¾Ñ‡ÑŒÑ Ñ†Ð²ÐµÑ‚Ð½Ð¾Ð³Ð¾ тумана. Ðо не ощутил его каÑÐ°Ð½Ð¸Ñ Ðº Ñвоей коже, ведь лицо Ñтало подобно железному цветку, прикрывшему еще не готовые глаза. Метринал понÑл и отринул печаль и ÑомнениÑ, ноги Ñами повели его в храм, Ñозданный им Ñамим. Он вÑпомнил, когда Ð¿Ñ€Ð¸Ð½ÐµÑ Ñвою первую клÑтву и приÑÑгу Ñтому меÑту. Только приноÑил он ее не Ñловом и не помыÑлом. Этот храм был тем, что повернуло его Ñуть к Хтону. Силы, потраченные на воплощение кумирни, беÑÑонные ночи, проведенные за работой, его попытки понÑÑ‚ÑŒ, что движет Ñтими разумными, которые ÑтроÑÑ‚ капища на Ñвоих землÑÑ… – вÑе заÑтавило его иÑподволь проникнутьÑÑ Ð¸Ð´ÐµÑми Ñтого меÑта.
И Ñ Ñтими мыÑлÑми вÑтупил он в ÑвÑщенное меÑто. Ð’Ñтретило его Ñемеро жрецов, выÑоких и могучих пауков, каждый из которых Ð½ÐµÑ Ñвой ÑÑ‚Ñг.
– Каждый из Ð½Ð°Ñ ÑомневалÑÑ Ð² Ñебе, наш будущий брат, – молвила та, чьи черты более вÑех походили на женÑкие.
– Ты не один, кто пыталÑÑ Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ€Ð³Ð½ÑƒÑ‚ÑŒ благодать, – вторил ей другой, чей хитин был белее Ñнегов.
– Ðо заÑлужил Ñ‚Ñ‹ ее по праву, прими Ñвой путь, иначе познаешь боль не тела, но души, – закончил третий жрец, Ñамый выÑокий из них, неÑущий Ñразу два знамени.
РаÑплакалÑÑ ÐœÐµÑ‚Ñ€Ð¸Ð½Ð°Ð», упав пред ними на колени, и поведал о боли, что терзала его изнутри. Одежды упали Ñ Ð½ÐµÐ³Ð¾, Ð¾Ð±Ð½Ð°Ð¶Ð°Ñ Ð½Ð°Ñ€Ð¾ÑÑ‚Ñ‹, которые покрывали его тело, ÑочаÑÑŒ беÑцветной кровью. Спину его раÑÑекла Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ð°Ñ Ñ‚Ñ€ÐµÑ‰Ð¸Ð½Ð°, и зодчий потерÑл Ñознание. Ðоги уже не человека, а Ñына Хтона ÑÑохлиÑÑŒ и почернели; жрецы бережно поднÑли его на руки и отнеÑли к алтарю. Там принÑлиÑÑŒ они за Ñвою жуткую работу. БелоÑнежный паук точными движениÑми педипальп отÑек ненужные теперь оÑтовы ног; Ñто был жрец Пернакий, наÑтавник и помощник врачевателей и хирургов. Теперь был черед Ðпренара – ткача величеÑтвенного; закутал он тело будущего Ñобрата Ñвоего в тугие объÑÑ‚Ð¸Ñ Ð¿Ð°ÑƒÑ‚Ð¸Ð½Ñ‹, в которой тело его будет покоитьÑÑ Ð¿ÑÑ‚ÑŒ дней и четыре ночи. Третьей коÑнулаÑÑŒ тела его ÐаÑп, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÐµÑ€Ð¸Ð½Ñкой любовью поднÑла тело в белом коконе, похожем на Ñаван, в купель ПерерождениÑ. И вÑе Ñемеро вознеÑли радоÑтную молитву Хтону, полную Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¸ предвкушениÑ.

∗ ∗ ∗

Прошло пÑÑ‚ÑŒ дней Ñ Ð¿ÐµÑ€Ð²Ð¾Ð¹ метаморфозы; транÑформации завершилиÑÑŒ. С треÑком разошлиÑÑŒ швы кокона под натиÑком когтей Метринала, и Ñвил он Ñвой окончательный вид Ñтому миру. Огромный жрец о воÑьми ногах гордо возвышалÑÑ Ñ‚ÐµÐ¿ÐµÑ€ÑŒ в храме Ñвоих же трудов и взирал на пришедших к нему Ñвоими ÑÑными очами цвета горного малахита. И было вежд чиÑлом воÑемь – Ñимвола Хтона, ÑвÑщенного Ð´Ð»Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð¾Ð³Ð¾. Мрачные думы не омрачали его лика больше вовек. ÐÐµÑ Ð¾Ð½ в руках воÑьмой ÑÑ‚Ñг – ÑÑ‚Ñг Ñтроителей и зодчих, чьим покровителем ÑвлÑлÑÑ Ð¾Ð½ теперь. Ð’ тугие коÑÑ‹ были заплетены его отроÑшие за многие года волоÑÑ‹ цвета жженого молока, плавно Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ…Ð¾Ð´Ñ Ð² гриву паучьего волоÑа, а лицо хранило прежние благородные черты человека, который пришел в Ñти земли, чтобы чеÑтной работой добыть Ñеребра и злата. Ðо даже полноÑтью утратив человечеÑкий облик, Ñтав преданным жрецом Хтона, он не утратил Ñвоего главного Ñокровища.
«…Мама, Ñ Ð½Ðµ забуду тебÑ, даже прикажи мне Ñто Ñам Хтон. С любовью, твой маленький паучок Метринал» – так заканчивалоÑÑŒ поÑледнее из его пиÑем, найденное на пепелищах его родного города.






Тролли.Мифология.

Читать далее
Ведьмами рождаются. Глава 12


Читать далее
Корабли - призраки


Читать далее

Автор поста
ArachnaVonFenrir  
Создан 14-06-2019, 19:01


1 098


0

Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх