Разорванная спираль
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Дженнифер Оусон дрожащими пальцами вернула на место последний юнит памяти и отошла от стойки.

«Могла же пойти в модели! Нет! Надо было стать красивым инженером!»

Обычный осмотр блока долгосрочного хранения информации превратился в настоящую развилку Судьбы. Девушка провела ледяной ладонью по лицу, поправила налобную повязку.

– Техник Оусон, что-то не так?

Вежливый вопрос искусственного разума, управлявшего зданием, заставил Дженнифер вздрогнуть. Она посмотрела на маленькую чёрную сферу, застывшую под потолком, и покачала головой.

– Всё хорошо, Гораций.

– Ваш пульс превышает стандартное значение. Вы взволнованы. Подтверждаю успешную репликацию квантовых связей в повреждённом элементе. Первичное заключение: заводской брак. Взыскание в соответствии с пунктом четыре-пять-пять контракта не требуется.

Дженнифер медленно вспоминала, что Гораций не имеет доступа к содержанию юнитов памяти. А значит, он не может доложить о хранящейся информации в Службу контроля за распространением технологий. Это должна сделать сама техник Оусон.

– Спасибо! – девушка выдавила из себя улыбку, пытаясь унять дрожь в руках.

– Не за что, Дженнифер.

Чёрный шар унёсся куда-то по своим электронным делам, а ей оставалось лишь дойти до маленького личного кабинета. Девушку все ещё потряхивало. Она неторопливо шла между длинных стоек с юнитами памяти, постоянно возвращаясь мыслями к находке.

Четыре стены, взрывозащитная дверь, стол, эргономичное кресло и терминал-репликатор – таким достался ей кабинет от предшественника. Безликая коробка. Дженнифер установила на стенах голографические обои, усилила замок и добавила собственноручно собранный узел контроля доступа. Притащила старый сейф. Она относилась к работе в Рубиновом замке очень ответственно.

Дверь с шипением закрылась за её спиной. Медленно увеличили яркость световые панели. И сразу же заиграл кровавым торцом юнит памяти. Единственный неисправный во всём блоке.

«Ну почему защитное покрытие такое красное?» Паническая мысль металась под черепом девушки. Ярко-алые, цвета артериальной крови, юниты памяти напоминали огромные рубины. Драгоценные цилиндры, хранившие бездны данных.

Дженнифер села перед терминалом, стараясь не смотреть на торчащую из гнезда репликатора проблему. Но стоило ей поднять взгляд, и вот перед ней выдержка из Императорского эдикта:

 

«… разработка, изготовление, распространение объектов из списка запрещённых к обороту технологий, а равно недонесение об этом карается квалифицированной смертной казнью».

 

Техник Оусон с трудом удержала слёзы.

«Ну почему я? Почему?! Почему этот чёртов квант сбрасывает пароль после репликации?!»

Квантовый юнит памяти лишь злобно пялился на неё красным глазом. Его неисправность была статистической погрешностью. За десять лет гарантированной службы ломался один на сто тысяч. И этот единственный оказался под ответственностью Дженнифер.

Девушка барабанила пальцами по столу, бросая взгляд то на выдержку из Эдикта, то на репликатор. Регламент сохранения информации при повреждении юнитов памяти не допускал двойственных толкований. И техник поступила по инструкции.

Она изъяла из блока повреждённый элемент. Реплицировала информацию в свободный накопитель. Запустила выборочную проверку целостности. И на экране перед ней появились чертежи. Экономическое обоснование. Презентация. Технический процесс постоянного обновления клеток организма новым видом наномашин.

Перед ней разворачивался рецепт бессмертия. Красивый, не самый дорогой. И чётко прописанный в списке «запрещённых к обороту технологий».

«А если не донесу? Кто узнает? Все, кому надо!» – девушка яростно спорила сама с собой.

Повреждённые юниты памяти утилизировались Империей. А слухи о том, что даже самые тщательно очищенные цилиндрики порой раскрывали тайны своих хозяев, появились вместе с поступлением квантовых накопителей на рынок.

Дженнифер снова посмотрела на выдержку из Эдикта. У него была и обратная сторона: Служба контроля гарантировала денежную награду, новые личности для доносчика и его близких и переселение на другой мир Империи.

Девушка тут же задумалась о матери, медленно умиравшей от синдрома кибернетического нервного истощения. Для её родного мира был установлен шестой уровень развития, а техника этой стадии могла лишь купировать ужасное заболевание.

«Если я сообщу куда надо… они нас спасут? Вылечат маму, дадут денег?»

Дженнифер выросла в туннелях и пещерах подземных городов и знала цену сказкам и обещаниям. Наивных детишек, поверивших, что «дядя отведёт тебя в столичный космический парк», находили. Иногда.

Противный писк зуммера вывел её из раздумий.

– Да, Гораций? – техник коснулась пальцами налобной повязки, включая систему связи.

– Мною направлен отчёт о вашем психоэмоциональном состоянии. Главным инженером принято решение о вашем отстранении от дежурства. Проигрываю приложенный файл: «Джен, девочка, я понимаю, что твоя мать болеет. Но ты слишком уж перенервничала из-за этой бракованной игрушки. Езжай, отдохни, найди приключений на свои девяносто. Завтра жду тебя в третью смену». Конец записи.

Оусон слабо улыбнулась. Начальник всегда относился к ней хорошо. Её взгляд вернулся к рубиновому цилиндру в гнезде репликатора.

– Гораций, передай ему мою благодарность. Сдам смену через пятнадцать минут.

– Принято, техник Оусон.

Дженнифер коснулась экрана терминала, пробуждая умную машину. В душе девушки боролись два страха: страх особо изощрённой смерти от рук имперских палачей и страх получить пулю в голову от хозяев юнита памяти. Надежда на удачу и вера в счастливую звезду молча наблюдали за этой борьбой.

Ловкие пальцы вызвали основное меню управления:

 

ИЗВЛЕЧЬ ЮНИТ ПАМЯТИ

 

ПРОВЕСТИ ОЧИСТКУ ЮНИТА ПАМЯТИ

 

РЕПЛИЦИРОВАТЬ ЮНИТ ПАМЯТИ

 

Содрогнувшись всем телом, Дженнифер ткнула в последнюю строку. В репликаторе открылось ещё одно гнездо. Техник уверенно пихнула туда чистый квантовый блок. Процедура заняла минуту.

 

ОЧИСТИТЬ ИСХОДНЫЙ ЮНИТ ПАМЯТИ?

 

ДА/НЕТ

 

Дженнифер дрогнувшими пальцами подтвердила запуск очистки. Теперь у неё не было пути назад. Девушка вынула из репликатора доказательство преступления против Империи и стиснула в кулаке. Оставалось лишь покинуть здание.

В этом заключалась главная проблема Оусон. Досмотр на выходе из Рубинового замка проводил бесстрастный медицинский комплекс и дотошный сенсорный комплект, управляемый двумя боевыми киборгами. Техник представляла их возможности. А теперь должна была как-то обойти все предосторожности работодателей.

До Рубинового замка девушке приходилось работать на разных людей. Был среди них и один сетевик-параноик. Именно у него Дженнифер впервые взяла в руки красный цилиндрик.

«Что же он такое говорил?..»

Девушка прикусила губу, пытаясь вспомнить. Квантовые юниты памяти не зависели от источников энергии, почти ничего не излучали вовне. Это «почти» и должны были обнаруживать сканеры.

«Без личного досмотра никто не отличит, что в упаковке: шоколадный батончик или рубиновая сигара!» – эти слова всплыли в голове Дженнифер вместе с воспоминанием о визгливом голосе бывшего босса.

И у техника Оусон шоколад был! Она схватила небольшой рюкзачок, с которым ходила на работу и вытряхнула его содержимое на стол.

– Унитул, еда, тазер… да где эта чёртова шоколадка?! А! Вот ты! Суперпитательный «Нукерс»! Давай, порадуй меня!

Дженнифер аккуратно вскрыла глянцевую обёртку. Внутри верно блеснула фольга. Оставалось только откусить ненужную часть сладости.

Через пять минут едва не прыгающая от волнения девушка спустилась в фойе Рубинового замка. Его оформляли лучшие декораторы сектора. Тёмное дерево и белый камень. Оусон впервые задумалась, что не знает, как они называются.

К выходу от лифтов тянулись фиолетовые ковровые дорожки. Каждая из них упиралась в кубы досмотровых комнат. Девушка на мгновение сбилась с шага, а потом уверенно двинулась вперёд.

«Если тот толстяк пошутил, сейчас мне придёт конец…»

Драконовские законы Империи не оставляли выбора. Лучше попытаться их исполнить, а не ждать фразы палача: «Вы могли покончить жизнь самоубийством. Это было бы законно».

Девушка остановилась перед раздвижными дверьми и подняла лицо и ладони к камере.

– Дженнифер, Оусон. Техник. Отстранена от дежурства.

Створки ушли в стороны, открывая проход в белоснежное нутро комнаты. В её центре чуть светилась круглая платформа.

«Как только я встану на неё…»

Эту мысль она додумывала, шагнув вперёд. Время же словно остановилось. Сенсоры работали без визуальных эффектов. Поэтому Дженнифер стояла в пустой белой комнате и не могла определить: сканируют её уже или нет.

«Только бы не нашли! Только бы не нашли!»

Двери распахнулись неожиданно. Но в них не вбегали охранники с боевыми шокерами. Техник Оусон неторопливо вышла из досмотровой. Её ещё потряхивало.

Чёрный глянец киборгов резко контрастировал с белоснежной облицовкой и притягивал взгляд. Дженнифер медленно шла к выходу. Двадцать шагов к свободе её сопровождало навязчивое внимание. Безликие зеркальные шлемы следили за ней.

Она подошла к последней преграде и приложила ладонь к стене.

– Всего доброго, Дженнифер

Доброжелательный голос Горация едва не довёл её до конфуза. Очень уж сильно девичий желудок реагировал на нервную обстановку.

– Спасибо… – пискнула Оусон и протиснулась в проход, появившийся в стене.

Рубиновый замок стоял на пологом холме, окружённом парком. Парковка фларов у подножия холма пряталась за вековыми дубами. Дженнифер пошла к ней, отсчитывая секунды. Через двадцать минут ИИ здания отправит стандартный отчёт о состоянии юнитов памяти владельцам. И тогда за техником начнётся охота.

Внезапно девушка замерла, словно врезалась в стену.

«Я же могла доложить главному инженеру… дура!» – она снова пошла вперёд, только закушенная губа и одинокая слезинка выдавали бурю эмоций в её душе.

Вернуться девушка не рискнула. Поздно. Теперь ей придётся дотащить проклятый квант до Службы контроля.

Маленький двухместный флар радостно пискнул, когда хозяйка прикоснулась к двери. По корпусу побежали радужные разводы: автоматическая система выбирала цвет.

– Оранжевый. Яркий, - попросила девушка, усаживаясь в кресло.

Личный, пусть и крайне дешёвый флар – единственная прихоть, которую смогла позволить себе Дженнифер. Большая часть солидной зарплаты техника Рубинового замка уходила на оплату больничных счетов.

Поэтому она жила в огромной жилой башне в умеренно бедном районе планетарной столицы. Две комнаты, маленький санитарный блок и миниатюрная кухня на двадцать втором этаже. Десятью этажами ниже уже правили банды.

Дженнифер вбила в автопилот курс домой и откинулась на сиденье. Лёгкое покачивание, и вот её личный летающий транспорт стремительно набирает скорость, оставляя позади триста этажей кроваво-красной двойной спирали Рубинового замка.

«Три минуты, и я выйду за радиус глушилки».

Она открыла маленькую нишу в приборной панели и достала оттуда полупрозрачную коробку. Внутри лежал короткий стержень сетевого идентификатора, который Оусон прикупила по случаю у знакомого барыги. Она повертела прибор между пальцев.

«Ну не с рабочего же звонить?»

Девушка прикрыла глаза и подцепила ногтем заглушку из псевдоплоти на виске. Нащупала выступающий из импланта торец рабочего идентификатора и надавила. Тот выскочил из паза, и Дженнифер тут же заменила его новым.

«Ну же! Давай, давай!»

Техник понимала, что замена прибора не укрылась от контролёров в Рубиновом замке. Но работникам не запрещалось использовать личные идентификаторы, просто не рекомендовалось.

Наконец перед глазами Дженнифер повисла стандартная оболочка сетевого обозревателя. Её взгляд запрыгал по ссылкам.

«Планетарная сеть. Правительственный портал. Служба контроля за распространением технологий» – она мысленно надиктовывала команды. – «Обращение».

Взгляд сосредоточился на большой красной кнопке.

 

ВХОДЯЩИЙ ВЫЗОВ

 

– Да? – неуверенно ответила девушка.

– Оператор четырнадцать-ноль-три. Вы обратились в СКРТ с незарегистрированного сетевого идентификатора. Представьтесь.

Приятный женский голос прозвучал уверенно, но без лишней грубости. Без вызова.

– Дженнифер Оусон…

– Секунду. Подтверждаю, Дженнифер Оусон. Ваш голос опознан, местоположение установлено. Слушаю вас.

– Я хотела бы заявить о нарушении Императорского эдикта, – с трудом проговорила девушка. – Разработка бессмертия.

– Хм…

Это «хм» заставило Оусон вскинуть брови. Не этого она ожидала.

– У вас и доказательства есть? – голос оператора звучал нейтрально, но девушка не могла не заметить долю скептицизма.

– Юнит памяти со всей технологией, – чуть раздражённо ответила она.

– Хорошо. Дома вас встретит оперативник Службы и заберёт. Я блокирую автопилот вашего флара. Благодарю за обращение, теперь вы под защитой Империи.

Дженнифер посмотрела на приборную панель и с трудом удержалась от брани.

«И вот к ним я боялась обратиться? Ими пугают население целых планет?»

Умом девушка понимала, что Служба – просто ещё один бюрократический монстр государства, но подспудно ждала иного. Слишком уж прозаичным стал опыт общения с оператором.

Флар изменил коридор полёта и влился в струю ему подобных. Колонны жилых и производственных небоскрёбов разделяли потоки летающих машин. Город, окружавший Рубиновый замок, жил своей жизнью. И Дженнифер снова закусила губу от досады и страха: она уже выпала из этого пульса вечной суеты.

Короткий полёт до дома мог превратиться в пытку бездельем и мыслями, поэтому девушка попыталась отвлечься в Сети. Первым ей попался новостной канал:

– Срочно! – ведущий выглядел всклокоченным и взмыленным, словно попал в эфир из борделя. – Станциями орбитального контроля замечено маневрирование крейсера Службы контроля! По предварительным оценкам корабль занимает позицию в верхних слоях атмосферы над столичным регионом! Что?

Ведущий приложил пальцы к уху. Рукав дорогого костюма сполз, открывая места инъекций. Картинка тут же переключилась на нового ведущего. Он выглядел ухоженно и уверенно.

– Приносим извинения! Боюсь, у моего коллеги проявились побочные эффекты от лекарств. Официальное уведомление Службы контроля поступило в нашу студию. Корабль занимает новую позицию для принятия на борт посетителей из планетарного правительства!

Дженнифер выключила трансляцию. Двух панических фраз в эфире могло хватить для обрушения экономики всей планеты. Любое шевеление СКРТ вызывало нездоровое возбуждение. Боевой корабль восьмого техуровня – веская причина для беспокойства.

«Интересно, они часто используют страх перед собой, чтобы заработать?»

Флар вильнул влево, уходя на вираж. Оусон осмотрелась и поняла, что машина закручивает спираль вокруг её жилой высотки.

«Дома».

Простая мысль принесла некоторое успокоение. Её будет ждать агент Контроля.

«Всё почти закончилось!»

Едва флар коснулся посадочной площадки на крыше, Дженнифер почти пулей вылетела из него. Быстро добежала до одного из двадцати скоростных лифтов. Кабина словно ждала девушку. Створки разошлись, впуская торопящуюся пассажирку. Она приложила руку к панели считывателя, и умный прибор сам выбрал нужный этаж.

Минута в лифте показалась Оусон вечностью. Но вот он плавно остановился, и девушка быстрым шагом направилась к своей квартире. Двери мелькали справа и слева. Дженнифер почти бежала. Соседей ей не встретилось. Коридор словно вымер.

Она остановилась перед нужной дверью и, мазнув ладонью по сенсору, ввалилась в квартиру. Техник прижалась спиной к пластику облицовки и постаралась отдышаться.

Мужчина вышел из комнаты в короткий миг между морганием. В чёрном плаще, защитном шлеме и с чемоданчиком.

– Вы из Службы контроля?..

Гость наклонил голову к плечу и резким движением вскинул руку. В просторном рукаве мелькнуло зелёным…

 

РАЗРЫВ СОЕДИНЕНИЯ

 

Изи Ван раздражённо выдернул шунт из импланта жертвы и поднялся с колен. Просмотр её памяти занял время, но был абсолютно необходим. Она могла спрятать юнит памяти. Не догадалась.

Мрачные мысли не мешали профессионалу. Он вытряхнул из рюкзачка девушки всё содержимое и схватил батончик. Красный цилиндр, чуть замазанный шоколадом, выкатился в подставленную ладонь.

«Такая подстава…»

Изи не верил, что из Рубинового замка можно что-то вынести. Всё здание было образчиком технологий седьмого уровня. Постоянный контроль всеми возможными средствами. И в качестве вишенки на торте – умнейший искусственный интеллект.

«Тебя выпустили».

Неприятный вывод уязвил самолюбие наёмника. Он поддался на провокацию. Юнит памяти скрылся в чемоданчике, а в руке мужчины появился компактный плазмёр. Излучатель уставился девушке в лицо.

Треск разрываемого пластика и металла Изи услышал за мгновение до того, как рой вольфрамовых осколков сделал бы из него дуршлаг. Резкий кувырок в сторону спас ему жизнь, но сбил прицел. Плазменная капсула пробила дыру рядом с девушкой, а не в её голове.

Мощный удар вырвал дверь из креплений. Наёмник встал за углом, но понимал всю бесполезность такого укрытия. И, что более важно, он не видел девушку, а значит не мог устранить свидетеля.

Новая очередь вспорола бетон и облицовку стены.

– Изи, друг мой, выходи! – прозвучал женский голос.

Если бы не глухой защитный шлем, мужчина бы плюнул на пол. Немногие знали его имя, единицы знали, что он навестит эту квартирку. Неприятная мысль о том, что подстава организована конкретно для него, заскреблась в мозжечок наёмника.

– Я всё равно тебя достану, – дождь вольфрамовых осколков разворотил часть стены и излохматил край плаща.

– Кто ты такая?

– Оператор четырнадцать-ноль-три, мразот. Служба контроля. Ты можешь не оказывать сопротивления и тихо умереть!

Изи Ван не стал дожидаться новой очереди. Он прыгнул вперёд и вверх, отталкиваясь от стен. Ему и раньше приходилось уничтожать агентов Контроля. Плазмёр плюнул несколько капсул в сторону двери, но там уже никого не было.

Ярко-розовое пятно метнулось к нему, скользя по полу и целясь в него из двуствольного ускорителя. Опытный взгляд наёмника оценил монструозность оружия, но прицелиться Изи уже не успевал. Оранжево-красные вспышки выстрелов сплелись в язык огня.

«Повезёт или нет?»

С этой мыслью Изи прибегнул к последнему средству. Скорлупа энергощита окружила мужчину, и он, не теряя скорости, проломился сквозь стену. В ухе тонко пискнул зуммер.

«Батареи всё».

Свидетельница и агент Контроля остались позади, а Изи уже выставлял плазмёр на лучевой режим. Несколько резких взмахов, и пол под ним провалился. Наёмник бросил взгляд на придавленного обломками старика и выбежал в коридор.

У него был план отхода на такой случай. Оставалось лишь пробиться через квартиры к внешней стене небоскрёба.

Откуда-то из-за спины донеслась брань, и новый поток вольфрама разлохматил чужой холодильник. Ван качнулся в сторону, вынужденный срезать плазмой дверь в общий коридор. Маршрут отхода приходилось менять.

У небоскрёба было три таких коридора. Они обхватывали друг друга словно годовые кольца дерева. Цель Изи жила почти в центре огромного здания.

«Шансы сдохнуть здесь растут неприлично быстро!»

С этой мыслью он спрятал плазмёр в карман и отвёл освободившуюся руку назад. Пальцы с щелчком раздвинулись в стороны, обнажая механическое нутро кисти. Из открывшихся отверстий с весёлым шипением вырвались три безопасных аэрозоля.

Им потребовалась секунда, чтобы смешаться в мощнейшую взрывчатку. Облако начало расползаться по коридору. Ван не любил применять такие игрушки: слишком много шума, лишнее внимание. Грязная работа. Но ситуация требовала отчаянных мер.

– Именем Императора, приказываю тебе остановиться! – крикнула агент контроля, появившаяся в другом конце коридора. Она подняла свой огромный ускоритель к плечу и, не сбиваясь с шага, открыла огонь.

Камера на шлеме Вана бесстрастно фиксировала, как хрупкая, похожая на девочку розововолосая гончая Контроля почти влетает в детонирующее облако. Наёмник ускорил бег, выжимая из киберпротезов ног всё, что можно. Взрывная волна догнала его у стены, вминая в преграду и продавливая сквозь неё.

«Боль – всего лишь признак того, что ты жив!» – Изи повторял про себя эту фразу словно мантру, чувствуя хруст своих металлических костей.

Нормально воспринимать окружение он смог через сорок две секунды. Процессоры подхватили часть функций пострадавшего мозга, и Изи медленно открыл глаза. Мужчине не сразу удалось подняться. Чуткие микрофоны шлема отсеивали вой аварийной сигнализации. В уши, казалось, набили ваты.

Сквозь пролом в бетоне он мог разглядеть разрушенные перекрытия и квартиры. Разломанный и расплавленный пластик облицовки тлел, оставляя тонкие струйки дыма. Тепловые датчики Вана улавливали разгорающийся пожар.

«Забористую дрянь я замешал… интересно, девка шла за мной в одиночку?»

Вопрос был своевременным и непраздным. Изи Ван вкладывал в свои улучшения половину заработка, но даже он не мог тягаться с ресурсами Службы контроля. И если наёмника где-то ждал ещё один имперский спецагент, вторая встреча могла окончиться печально.

Изи нащупал чемодан с добычей. Юнит памяти должен вернуться к хозяину. Мысль о том, чтобы бросить груз, посетила голову мужчины и пропала. Он знал, чем закончится для него отказ от заказа.

Плазмёр с хрустом развалился в руке Вана. Тот только цыкнул и похромал к выходу из квартиры, оставляя позади массовые разрушения и живого свидетеля.

«Пора, видимо, обновлять системы… и сменить внешний вид».

Вторую часть плана он исполнил сразу же. Квартира, в которую он вломился, пустовала. Изи заглянул в допотопный пластиковый шкаф и сдёрнул с крючков пару просторных накидок. Похожему на бродягу наёмнику не составило труда смешаться с массами людей, покидающих жилые уровни. Поезда на магнитной левитации экстренно подгонялись к небоскрёбу для быстрой эвакуации жителей. Полицейские сбивались с ног, пытаясь предотвратить панику на станции маглева.

В таких условиях опытному наёмнику не составило труда покинуть опасную местность. Он сделал несколько пересадок на разные линии маглева, чтобы избавиться от возможных преследователей. Дорогу к флару, спрятанному в промзоне, Изи осилил пешком. В огромных производственных секторах десятилетиями не могли наладить эффективную систему наблюдения.

Первым делом он изменил свою внешность. Плащ, шлем и оставшаяся одежда полетели на землю. Их участь – катализатор горения и зажигалка. Потом Ван снял боевые киберпротезы, заменяя их люксовыми гражданскими моделями. Изи сразу же прибавил в росте, изменилась его походка. Избавиться от использованных протезов оказалось немногим сложнее. Автоматизированный плавильный цех поглотил порождение высоких технологий.

Последним шагом стало уничтожение всех его возможных следов, оставшихся в салоне, и замена их набором из тысяч вариантов чужих ДНК из «грязной гранаты». Изи разблокировал доступ к управлению флара, подхватил чемоданчик и отправился к убежищу.

Это место он создавал как резерв на самый крайний внезапный случай. Минимум удобств, но несколько защитных турелей и взрывоустойчивая дверь позволяли с этим примириться. Изи огляделся, одновременно сканируя местность встроенным в лоб локатором. Технический лабиринт пустовал. Наёмник остановился перед неприметной стеной в закутке труб и прикоснулся к ней ладонью. Умный замок пискнул, считывая сложный шифрованный пароль. Дверь сдвинулась. Изи протиснулся в образовавшуюся щель, и проход сразу же захлопнулся.

«Компьютер. Сеть, новостной канал», – мужчина уселся в глубокое кресло.

Он почти никогда не разговаривал вслух, если снимал шлем. Слишком легко в современной жизни можно было сохранить образец голоса.

В центре небольшой комнаты вспыхнул голографический шар.

– …зрыв в лаборатории банды наркоторговцев стал причиной эвакуации жилого небоскрёба. По заявлению полиции, жертвами стали группировка «Заточки» и двое гражданских лиц: Лерой Дайчи и Дженнифер Оусон…

«Мир праху», – Изи отсалютовал воображаемым стаканом и прикрыл глаза. – «Контроль прикрыл свой косяк криминальными трупами. Хорошо выкрутились».

На счету наёмника появился новый агент Империи. Это позволяло ещё чуть-чуть поднять цены на его услуги.

 

ПРИГЛАШЕНИЕ В ТЕКСТОВЫЙ ЧАТ

 

Уведомление возникло перед его глазами внезапно. Приглашение пришло на ни разу не использованный идентификатор. Изи отклонил его и нашарил рукой оружейный ящик.

 

ПРИГЛАШЕНИЕ В ТЕКСТОВЫЙ ЧАТ

 

Ван снова отклонил назойливую попытку побеседовать и подтянул к себе консоль управления защитой. Камеры не видели ничего. Сканеры молчали. Наёмник пожевал губами: с ним явно пытались поговорить не через сеть, а через мощный передатчик, который нашёл его модуль связи напрямую.

 

ПРИГЛАШЕНИЕ В ТЕКСТОВЫЙ ЧАТ

 

Пёрышко: кто это?

Роза1403: твой самый страшный кошмар.

 

СОБЕСЕДНИК ПОКИНУЛ ТЕКСТОВЫЙ ЧАТ

 

И небеса разверзлись. Крышу убежища со скрипом смяло. Изи увидел огромные механические пальцы, пробившие полметра стали.

– Именем Его Императорского Величества! Повиновение или смерть!

– Твою ма…

Металлическая плита с грохотом улетала в небеса, а наёмник уже реагировал. Резкий рывок в сторону спас его от снаряда в голове. Прыжок, несколько шагов по вертикальной поверхности, и вот он на оперативном просторе.

– Не торопись, красавчик! Мы ещё не закончили!

Над его убежищем возвышались несколько тяжёлых десантных ботов. Гротескные подобия человека развернули силовой купол, лишивший Вана последней надежды. Лишь одинокая женская фигурка стояла внутри границы энергетического поля.

Изи присмотрелся к её лицу и выругался. Страшные ожоги и сквозные раны заживали у него на глазах. Розововолосая девка оказалась биомодификантом.

Финал их поединка был предсказуемым. Но Ван всё ещё мог утащить на ту сторону последнюю ищейку Империи.

Схватка началась внезапно и мгновенно. Агент двигалась хаотичными рывками, с каждой секундой приближаясь к Изи. Он попятился. Едва ли ему представится шанс нанести больше одного удара.

Столкновение женского кулачка с лицом наёмника оказалось страшным. Ван услышал, как захрустел его усиленный позвоночник. Новый удар пришёлся сзади в плечо.

«Она бегает вокруг меня?..»

Мысль показалась Вану забавной. Попытку улыбнуться пресекла зуботычина.

«Ей бы гранит дробить…»

Сознание мужчины уплывало. Обезболивающие препараты струились в его кровь потоком. Он с трудом удерживал себя в реальности единственной мыслью о последнем ударе. Ему нужен был шанс.

Агент запрыгнула на него сверху. Её удары ломали плоть и железо, буквально вырывая куски из торса Вана. И в этот момент из его груди вырвался столб света. Оружие последней надежды. Импульс, почти продавивший силовой барьер, попал точно в голову женщины. Она замерла с занесённой рукой.

– Почти.

Опалённое до кости лицо не выражало эмоций. Новый удар, и для Изи наступила темнота.

 

РАЗРЫВ СОЕДИНЕНИЯ

 

Рафера Темпэ аккуратно отключила шунт транслятора и вернула его на место. Кожа и мышцы мгновенно сомкнулись на гнезде импланта. Женщина неторопливо поднялась со стула и выпрямилась перед дисциплинарной комиссией.

– Агент Темпэ, а вот это последнее зачем? Что за показуха от имперского служащего? – спросил председатель комиссии, подкручивая длинный ус.

– Статус агента Службы контроля позволяет запрашивать поддержку от десантных сил Имперского флота. Использование штурмовых ботов позволило свести на нет любое сопротивление.

Рафера отвечала медленно, с расстановкой. Она не впервые оказывалась перед этой комиссией.

– Не рассказывайте мне про ваш статус, агент. Его можно и отозвать. Но десантники… ладно. Пусть. И то, что вы поймали головой выстрел штурмового лазера, тоже не самое ужасное. Меня больше волнует спровоцированная вами бойня в жилом блоке.

– Бойня? – женщина вскинула брови. – Единственный погибший умер из-за своего упрямства. Остальные жители пяти уровней были заблаговременно эвакуированы под различными предлогами. Я отражу всё в своём отчёте.

Допрос продолжился, но у Темпэ находился ответ на каждый вопрос. Она давно готовила эту операцию. Изи Ван не имел шансов сбежать. Его внезапный финт не помог ему. Рафера потёрла щёку: после лазерного выстрела лицо регенерировало хуже всего. Даже биоулучшения восьмого техуровня не смогли справиться сразу со всеми повреждениями.

Итог заседания оказался ожидаемым: в её личное дело занесли отметку об удачно проведённой провокации техноконтрабандиста. И отстранили от активной службы на год. Председатель озвучивал вердикт с плохо скрываемым удовлетворением. Только в его глазах Рафера видела понимание. И одобрение.

Он знал. Агент Темпэ старалась скрывать свои действия, но председатель явно догадался. Женщина посмотрела на своё отражение в полированной поверхности стола. Кислотно-розовые волосы приняли свой естественный золотистый цвет.

«Криста, я за тебя отомстила. И плевать, что месть нужна мне, а не тебе».

Женщина проводила взглядом комиссию и пошла к выходу из отсека. Изи Ван лишил жизни её напарницу. Рафера отберёт жизнь у него. Круг замкнётся, а она сможет наконец посмотреть в глаза родителям Кристы.

Ради этого ей пришлось работать два года. Она нарушила несколько законов Империи, продала три комплекта запрещённых технологий, чтобы отследить сложную сеть посредников. Аренда ячеек в трёх Рубиновых замках планеты стоила агенту целого состояния.

Она с трудом уговорила двух сослуживцев помочь ей и занять работой других контрабандистов. У Вана не осталось шансов отказаться от дела. Жадный до денег наёмник оказался единственным свободным профессионалом нужного профиля в столице.

Коридоры крейсера жили своей жизнью, и экипаж не обращал на неё особенного внимания. Её тёмно-серая форма почти не выделялась на фоне других служащих Контроля.

Лишь изредка проходящие кивали ей, признавая новую победу и поздравляя с ней. Оперативные агенты Службы контроля поддерживали порядок на уровне цивилизации. И каждый пойманный контрабандист или технотеррорист приближали стабильность.

Женщина шла к лазарету. Она задолжала кое-что ещё одному человеку.

Дженнифер сидела в палате, держа за руку свою мать. Рафера организовала их эвакуацию на крейсер сразу же, как пришла в себя после взрыва. Девушка не сразу обратила внимание на неё. Только через какое-то время она повернулась и наткнулась взглядом на Темпэ. В глазах техника мелькнуло узнавание:

– Вы! Вы! Вы владелец того кванта!

– Виновна, – улыбнулась женщина.

– Вы меня подставили!

– Естественно. А ещё провела с тобой беседу, чтобы ты точно не забыла про Эдикт. Правда, тогда я выглядела так, – Рафера усмехнулась, и её плоть пришла в движение.

Скулы стали шире, лоб выше, а глаза уже. Лицо вытянулось. Волосы удлинились и поменяли цвет на чёрный.

– Госпожа Чин?.. – глаза Дженнифер попытались вылезти из орбит.

– Да. Ну и, конечно же, – женщина приложила руку к уху. – Оператор четырнадцать-ноль-три.

Оусон открыла рот, но так и не смогла ничего сказать.

– Теперь, в соответствии с Эдиктом, Служба контроля… – Рафера произносила стандартный монолог и не могла отделаться от ощущения, что ей это всё надоело.

После того, как Вана кинули в карцер, в ней словно что-то остановилось. Замерло. Двадцать лет она гоняется по мирам Империи. Ловит преступников. Останавливает локальные концы света. Женщина подумала о председателе комиссии.

«Он прекрасно понял, что со мной. Отпуск решил организовать».

Рафера с трудом удержалась, чтобы не пририсовать на конце этой мысли смайлик. Она уже и не помнила, когда по-настоящему отдыхала.

– А почему именно я?

Вопрос Дженнифер вернул агента в реальность.

– О чём ты?

– Почему именно мне пришлось подставлять свою шею под удар?

Рафера скупо улыбнулась.

– Так сошлись звёзды. Именно в твоё дежурство преступник оказался наиболее уязвим. Впрочем, ты могла доложить своему начальнику…

Дженнифер снова открыла рот и снова промолчала. Темпэ с интересом смотрела на эмоции, сменявшиеся на лице девушки.

– Какая я всё-таки дура… – резюмировала Оусон.

– Не без этого, - согласилась женщина. – Но ты рискнула и выиграла. Поэтому ты дура особенная. Везучая. А это очень важно в нашей жизни. И я хочу сделать тебе предложение…

– Это слишком быстро, и я предпочитаю мужчин! – протараторила покрасневшая девушка.

– Э… хорошо. Только я говорю о предложении работы. А место в Контроле – это мгновенная квота на личный домик. На планете восьмого уровня.

Раферу перебила система оповещения корабля.

– Экипажу приготовиться к экстренному ВПС-переходу! Прорыв технокарантина в Корпоративном секторе! Это не учения!..

Женщина тяжело вздохнула. Но прежде чем она вышла, Дженнифер задала вопрос:

– А квант правда можно скрыть в обёртке от шоколада?

Темпэ покачала головой.

– К счастью, нет. Иначе бы моя работа стала каторгой!




  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Immor Mortis | 6 июля 2018 | Просмотров: 61 | Комментариев: 1




#1 Пишет: Пользователь offline Лиэнь (6 июля 2018 20:30)
Группа:
Придворный маг
Статус: Пользователь offline
5696 комментариев
148 публикаций


Ааа, та самая героиня, которая мне у тебя нравится)))
Мне здесь понравилось, как лихо закручен сюжет: сначала ты смотришь на все глазами героини, и поэтому не замечаешь второго дна; а потом в конце - бац! - и ты по-другому видишь текст. Впрочем, ты вообще любишь так играть с читателем)))
 
Хах, если к следующему номеру возродим рецензии на прозу Дрима, я знаю, что заграбастаю себе)))))


--------------------
Регистрация: 10.04.2008 | | |
   


Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх