Сад воронов. Часть 2. Глава 14
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза
37. КРЫС
 

Сад воронов. Часть 2. Глава 14

 



В мире было много вещей, которых не довелось познать Крысу. Он не знал материнской любви - в его памяти не сохранилось ни одного воспоминания о ней, не знал милосердия, не знал счастья. Многое, что так понятно обычному человеку, было для него чем-то недоступным. Он жаждал быть таким, как все, любить, радоваться, сострадать, но у каждой медали есть оборотная сторона.
Страшная болезнь подкосила новоявленного короля - раскаяние. Мысли о Сангриде не отпускали его ни на минуту. Он засыпал с ними и просыпался. Всюду, где бы он ни появился, ему мерещилась сверженная королева, ночами он слышал её голос.
Если Айана рассчитывала, что брак и титул изменят её супруга к лучшему, то она познала глубокое разочарование. Крыс не только не сменил бесформенные хламиды на подобающие монарху одеяния, он вовсе перестал следить за тем, как выглядит. Собственный вид вовсе не заботил его, он часами бездумно сидел перед камином и не откликался на своё имя. 
Чем ближе приближался день казни, тем мрачнее становился Крыс. Отец Гифорд, пришедший его навестить в Малый дворец, вовсе утвердился в его невменяемости и ушёл оттуда крайне озабоченным.
Неожиданной поддержкой Крысу стала Айана. Трудно было понять, что ею руководит жалость или страх остаться без наставника в самый разгар борьбы за власть, но она взяла на себя все заботы о муже. Она мастерски управляла слугами, распоряжалась относительно будущей коронации и следила за тем, чтобы тот непременно поел. Ей не было в тягость принести в его кабинет нитки и заняться нелюбимой вышивкой, в то время, когда он отрешенно смотрел на огонь.
- Я отпущу её, - нарушил молчание Крыс, когда за день до казни его зашёл навестить отец Гифорд. Время было далеко за полночь, и страшный час неумолимо приближался.
- Нет, не выпустишь, - равнодушно отозвался его старший брат, - Она будет представлять угрозу.
- Как и её сын. Но его же мы не убиваем.
- Ты все о Чёрном принце, а я говорю о безопасности престола. Пойми, если мы отпустим Сангриду, в глазах черни все будет выглядеть так, будто самое тяжёлое преступление против короны может быть прощено. Мы-то знаем, она невиновна, но найдутся и те, кого её спасение толкнет на более отчаянные и безрассудные поступки. Да и разве можно оставить её в живых, а Альдо убить?
- Мы могли бы подменить её, - предложил Крыс, на что отец Гифорд откровенно рассмеялся.
- Мой дорогой брат, отпусти мы её, она вернётся к Гидеону, а он не удержится от того, чтобы не продемонстрировать всему миру свою главную победу. Мне жаль девчонку, но всем нам будет лучше, если она умрёт. Ты уже отослал письмо Себастиану?
- Да. Он не заподозрит, что призыв о помощи был послан с заведомым опозданием. Но письмо не спасёт меня от гнева принца.
- Твой сын со всем справится. Сумел же он убедить отца Тобиаса, что с таким отцом, как Альдо, ножки принца можно вылечить лишь действуя радикально? Теперь, когда у Чёрного принца есть ребёнок Сангриды, он смирится с потерей.
- И все же я не представляю, как переживу завтрашний день. Эдмунд,  - в его голосе прозвучала отчаянная мольба, - спаси её.
- Я не в силах, Эдвард. Пойми, меня одного недостаточно против всех членов совета и консистории. Им обещаны все земли и титулы, которые в прошлом Альдо жаловал морнийцам и супруге. Если мы не дадим им обещанное, вместо Альдо и Сангриды на костре сожгут нас.
- Костёр! - воскликнул Крыс и вскочил на ноги. - Мы говорили об обезглавливании. К чему подобная жестокость?
- Закон должен быть неукоснительно выполнен. Это ради безопасности будущего правления. Эдвард, пойми, сейчас нельзя отступать. Столько лет мы шли к этому дню! Неужели ты откажешься от всего этого ради девчонки, которая никогда не будет твоей? Ложись спать и выброси все из головы. 
Отец Гифорд тяжело поднялся и бесшумной поступью вышел прочь из комнаты. Прошло немногим больше четверти часа, когда дверь снова распахнулась и в нее вошла Айана.
- Отец Гифорд говорит, тебе нехорошо? - спросила она, затворяя дверь. Крыс в изумлении на нее уставился. 
- Это он тебя прислал? - спросил он, развязывая ворот своей сорочки.
- Нет. Разве звал он меня к тебе все прошлые дни? Я сегодня останусь с тобой.
- Нет! - отрезал Крыс. 
- Но почему? Я твоя жена, но ты с самого дня свадьбы чураешься меня. 
- Зачем тебе все это? Пытаешься обрести мое доверие?
На это Айана ничего не ответила. Сбросив с плеч халат, она повесила его на кресло и шагнула к кровати. Хотя в неровном свете камина она была чудо как хороша, ее красота осталась незамеченной Крысом. Он всего лишь пожал плечами и, сняв с себя сорочку устроился рядом с ней.
Никогда в жизни ему не приходилось лежать в кровати с женщиной. Даже в Клодасе он тотчас просил уйти их, едва заканчивались их любовные ласки. И вот теперь он ощущал себя крайне дискомфортно, ощущая рядом с собой чье-то тепло.
- Зачем тебе это? - снова повторил он. Айана перевернулась к нему лицом. Теперь они лежали совсем близко.
- Просто я поняла, что нам обоим нужен этот брак. Без тебя я не справлюсь ни с консисторией, ни с советом. Я не обучена политике, не знаю желаний этих людей, их прошлого, чтобы понять, что предложить им за верность себе. А если война? Без тебя я не справлюсь. Но я так же нужна и тебе. Много найдется тех, кто не верит тому, кто ты на самом деле. Я даю тебе силы и власть. Как бы то ни было, нам предстоит долгое будущее вместе. Я не хочу, чтобы наш брак был похож на брак с Лестером. Или Дованом. Если каждый из  нас будет прилагать усилия, то мы станем сильнее. Быть может, нам удастся полюбить друг друга.
Крыс в изумлении смотрел на Айану. Он пытался найти тень лжи на ее лице, но, казалось, она говорила искренне. Робея, он коснулся кончиками пальцев ее щеки. Сердце в его груди сжала невыносимая мука надежды. Какое-то мгновение ему казалось, что он и в самом деле может обрести счастье, любить эту женщину и быть любимым ею. Ему представились их дети, долгие вечера в саду, а затем счастливые фигуры в его воображении изменились. Он видел Сангриду и Альдо, играющих среди прочих дворян под кронами деревьев. Их смех и аплодисменты юных дворян, когда король наконец-то настиг королеву и закружил ее в объятиях.
- Возможно, - холодно отозвался Крыс, и, повернувшись спиной к Айане, закрыл глаза.
В эту ночь он почти не спал, пребывая в полузабытьи. Лишь после рассвета ему удалось немного отдохнуть, а когда он проснулся, Айаны уже не было в его покоях. 
Отказавшись от завтрака, Крыс оделся и вышел из дворца. Утро было на редкость погожим. Солнце впервые за долгое время разогнало серую мглу, снег растаял, и в воздухе ощущалось тепло.  Обменявшись парой дежурных фраз с гвардейцами, Крыс направился на Круглую площадь.
Сюда уже начал стекаться народ. При виде Крыса они о чем-то яростно зашептались, но никто не посмел преградить ему путь, и он свободно пресек площадь, остерегаясь смотреть на последние приготовления к казни. Быстрым шагом поднявшись по лестнице, он зашел в храм. Здесь было полно стражей - никто не желал, чтобы история с Айаной повторилась и пленники сбежали. Коротко вздохнув, Крыс направился в подвалы.
Вот уже сотню лет здесь держали приговоренных к смерти. Здесь должны были оказаться и они с Эдмундом, если бы Митридат не отгородил их от подобной участи. Конечно, перед объявлением имени нового правителя, камеры преображались. Их тщательно убирали и приносили в них мебель, чтобы последнюю ночь королевские отпрыски провели в уединенном комфорте. Но правду нельзя было скрыть за дорогими портьерами - тюрьма оставалась тюрьмой.
Поплутав среди хитросплетений древних катакомб, Крыс наконец-то вышел к просторному холлу, за которым располагалась камера Сангриды. Кивком головы отослав стражей, он нерешительно вошел внутрь.
Сангрида не спала. Услышав, как поворачивается ключ в замке, она испуганно вскочила на ноги и прижалась спиной к дальней стене.
- Уже пора? 
- Нет, - коротко ответил Крыс, заходя внутрь. Теперь, оказавшись так близко к ней, он испытывал лишь одно желание - убраться отсюда как можно быстрее. Но его ноги точно приросли к полу. 
- Зачем вы здесь?
- Ты хотела бы увидеть мужа перед казнью?
Сангрида кивнула. Крыс с облегчением шагнул от нее и, распахнув двери, вышел в холл, позволяя ей следовать за собой. Он даже не подумал, что она может попытаться сбежать, а он не сможет ей противостоять. Но Сангрида даже не думала о побеге. Она покорно плелась следом за ним по коридорам, пока Крыс, наконец-то, ни остановился возле очередной камеры. Отворив ее, он пропустил Сангриду внутрь и тотчас затворил за нею дверь.
Альдо лежал в углу камеры, и на мгновение Сангриде показалось, что он не дышит.
- Альдо, - в ужасе окликнула она его.
- Сангрида!
Вскочив на ноги, он бросился к ней, но тотчас рухнул на землю. Сангрида в ужасе вскрикнула и прижала ко рту ладони - на ноге принца была колодка, цепь которой не давала ему сделать и трех шагов.
- Альдо, - она бросилась к нему. Глаза ее наконец-то приспособились к тусклому свету, льющемуся из крохотного духового окошка под самым потолком. Лицо Альдо было разбито. - Что они с тобой сделали?!
- Я не был послушным пленником, - мягко улыбнулся он и, обхватив ладонями лицо Сангриды, впился в нее поцелуем. Губы его были разбиты, она ощущала вкус крови и слез, льющихся по ее щекам.
- Прошу, не надо, - прошептал он, отстраняясь. - Он пощадит тебя. Я знаю это. Крыс не сможет так с тобой поступить, он любит тебя.
- Я боюсь не за себя. Я не смогу думать, что ты... Что тебя... 
- Не надо об этом, - оборвал ее Альдо. - Не омрачай эти минуты. Смерть не разлучит нас, Сангрида. Наша любовь сильнее нее. Я умру с мыслями о тебе, о том, что в другом мире ты встретишь меня, и у нас будет вечность. 
- Вечность? Обещаешь?
- Обещаю. Только ты и я, наш дом, сад, дети. И больше никого. Никто больше не навредит нам.
- Звучит, как мечта.
- И ей суждено сбыться. Я люблю тебя.
- И я тебя. Альдо...
- Я должен тебя кое-что рассказать, - перебил ее муж. Голос его утратил нежность, он звучал надтреснуто. - Прошу, выслушай меня. Это последняя моя тайна и я не хочу умереть, не открыв её тебе. Тем более ты и без того услышала ее от других. Мне так жаль. В ту ночь, когда умер мой брат, он шёл к тебе.
- Ко мне? - изумилась Сангрида.
- Прошу, не перебивай. Ты помнишь, мы прибыли в Мраморный город, чтобы заключить брачный союз между тобой и Дарреном?  Моему брату это было необходимо, он грезил о будущем с тобой. Мы никогда прежде не говорили с тобой о нем, ты не знаешь, каким человеком был Даррен. 
Мой брат воспитывался в полной убеждённость своего высокого положения. С детства наш отец вкладывал в его голову, что трон Равнины по праву принадлежит Креллингам. Мой брат должен был стать тем, кто наконец-то объединит две страны. Ему суждено было войти в историю. 
Даррен был амбициозен и честолюбив. Когда он увидел тебя, то к этому добавилось и желание обладать тобой. Но ты не была заинтересована в этом браке. Нужно было быть слепцом, чтобы не увидеть, какими глазами ты смотришь на Гидеона. Одно это оскорбило Даррена, но когда Гидеон открыто высмеял его на ужине, его эго было ранено. Единственное, что могло изменить это - брак с тобой. Он знал - по доброй воле ты не согласишься выйти за него. Он мог только принудить тебя. А так как у него не было возможности запугать тебя или шантажировать, у него был лишь один способ.
- Какой? - в ужасе прошептала Сангрида, хотя ответ был ей хорошо известен.
- Изнасиловать. Подобное унижение женщина может искупить лишь одним образом - став женой сотворившего это с ней мужчины. Я не мог этого допустить. Просто не мог.
Его голос угас. Он робко поднял на неё взгляд, ожидая увидеть порицание или отвращение на её лице, но вместо этого Сангрида вновь обняла его, баюкая в объятиях точно дитя. Они так и продолжали молча обнимать друг друга, не тратя минуты на пустые обещания. Из глаз Сангриды лились слезы, Альдо успокаивающе гладил её по волосам. Невозможно было представить, что они прощаются навсегда, а будущие часы обещают нечеловеческие мучения.
В дверь настойчиво постучали. Сангрида в ужасе вздрогнула и сильнее стиснула плечи Альдо.
- Иди, - прошептал он. - Иди и не оборачивайся. Я не вынесу этого. 
Он быстрым поцелуем коснулся губ Сангриды, а затем отстранился и опустил взгляд на свои руки.
Крыс тоже не смел поднять на неё взгляд. Убедившись, что она снова послушно следует за ним, он прошёл в дальний коридор и распахнул перед ней камеру. Сангрида вошла. И в ту минуту, когда он уже закрывал дверь, она подняла на него взгляд.
- Ты всегда знал, что убьешь меня? 
Это оказалось страшнее, чем он только мог себе вообразить. Если бы она набросилась на него с кулаками или билась бы в истерике, он сумел бы с этим примириться, но её тихий лишенный даже тени упрека голос был невыносим. Крыс шагнул в камеру и прикрыл дверь.
- Я не хотел этого, - хрипло пробормотал он, старательно пряча глаза. Его тело горело точно в лихорадке, по лицу пошли красные пятна.
- Не хотел? Но нас убьют из-за тебя. Разве Альдо не был предан тебе все эти годы? Разве я не относилась к тебе как к родному отцу? Ты был дорог нам, Эдвард. Ты был членом нашей семьи.
- Замолчи! Замолчи! Замолчи!
- Я не смогу молчать, когда меня коснется пламя. Неужели корона того стоит? Неужели она дороже тебе, чем все, что у нас было?
- Нет, я не могу, - голос Крыса дрожал, он точно давился воздухом. Все его тело мелко сотрясалось и Сангриде казалось, что тот сейчас рухнет, сражённый ударом. Крыс и впрямь тяжело опустился на сырой камень и распластался у её ног. Его сотрясали рыдания, он хватался за подол платья Сангиды, полз за ней на животе, когда она в ужасе пятилась к стене. Он точно обезумел от собственного предательства и теперь, словно перед богом, молил о пощаде, о прощении. Смотреть на него было страшно и неприятно. Сангрида отступала все дальше и дальше, но Крыс полз следом. Когда она склонилась, пытаясь поднять его на ноги, он обхватил её колени и принялся осыпать поцелуями её колени и руки. Напрасно Сангрида молила его отпустить её.
- Не могу, - шептал он, - не могу! Не могу! Не могу казнить, не могу помиловать, не могу отпустить. Отомстишь, вернёшься, уничтожишь. Ты и твой Саграт. А убить? Никогда. В душу ты мне запала. В самую душу. Губишь! Губишь! 
Особенно громко вскрикнув, он внезапно стих и глаза его закатились. Казалось, потребовалась целая вечность, чтобы он без сил рухнул на пол. Его били судороги, Крыс страшно хрипел, из его горла исторгалась пена. Он ощущал на себе руки Сангриды, они обжигали точно пламя. Она звала его по имени, и отчаяние в ее голосе сдавливало его сердце точно тисками. А затем он услышал иной голос.
- Госпожа, нам нужно уходить. Немедленно.
- Я не могу! Альдо!
- О нем позаботятся. Ну же, не медлите!
- Кто вы?
- Я - нерия.
Крыс ощутил дуновение ветра, когда, переступив через него, Сангрида бросилась следом за своим спасителем в открытую дверь. Мгновение он ещё мог различить их фигуры, а затем его сознание погасло.
Очнулся он от сильного удара. Щеку обожгло точно бичом, он открыл глаза и в сумраке камеры увидел тёмный силуэт, склоненный над ним.
- Эдвард! Эдвард!
- Айана?
Королева с облегчением вздохнула и, придерживая его, помогла ему сесть.
- Что случилось? - она понизила голос, - Это ты её отпустил?
- Нет, клянусь тебе, не я. Здесь был человек. Нерия.
- Стража! - дверь тотчас отворилась, - немедленно проверьте все подземные ходы из храма. Преступнице помогли бежать нерии.
- Сколько прошло времени? - спросил Крыс. Он безуспешно пытался привести свой плащ в порядок, но не сумел и снял его. Айана протянула мужу свой надушенный платок, и он благодарно ей кивнул.
- Страж в зале видел тебя входящим час назад.
- Значит, она уже далеко.
- Тебя это радует? Она - самая большая угроза нашему правлению.
- Есть и другие - Чёрный принц, консистория, совет. Народ, в конце концов. Я знаю, ты её недолюбливаешь, но она чистая душа. Я не желаю ей зла, а тем более столь мучительной смерти.
- Эдвард...
- Если стражи её найдут, я не заговорю против её казни. Но если он вернётся ни с чем, я не предприму новой попытки. Ты позволишь мне это?
Айана долго молчала. Крыс не сводил с неё пристального взгляда. Наконец, она нерешительно кивнула.
- Если ты настаиваешь, я тебя поддержу. А сейчас нам нужно поспешить. Казнь Альдо нельзя задерживать, народ и без того волнуется.

После ухода Сангриды Альдо прибывал в ужасном состоянии. Мысли, которые ему удавалось гнать от себя всю эту долгую ночь, наконец-то настигли его. Первозданный страх смерти настиг его, он отчаянно молился, однако отнюдь не испытывая надежды, что его молитвы будут услышаны. Страх собственных мучений был не так страшен, как мысли о том, что им будет подвергнута Сангрида. Он закрывал глаза и видел, как её ведут через площадь к обложенному хворостом столбу, как к небу взметается пламя и поглощает её нежное тело.
Его мышцы судорожно сокращались, от страха мутило желудок. Его рвало, он без сил падал на солому, едва оставаясь в сознании и желая провалиться в спокойный сон.
Дверь в камеру вновь отворилась. Кто-то быстрым шагом ворвался внутрь и толкнул его в бок. 
- Принц! Поднимайтесь!
Альдо порывисто вскочил на ноги. Этот шепот он узнал бы и спустя десятки лет.
- Вы!
Незнакомец снял с головы капюшон плаща и Альдо наконец-то встретился с ним взглядом. Мужчина был ему незнаком, в этом он мог поклясться.
- Я предупреждал вас! - он извлек из кармана ключи и принялся подбирать ключ от кандалов. - Вам следовало задержаться на Острове.
- Кто вы? Почему вы мне помогаете?
- Это не важно. У меня свои причины. Я отведу вас от столицы на юг, а там сами решайте, куда идти.
- Сангрида...
- Её камера пуста. Должно быть, ей помогли люди Чёрного принца.
- А не может быть...
- На площадь её не выводили, - понял его опасения мужчина. Ключ наконец-то провернулся в замке и кандалы со звоном пали на пол. - Сможете бежать?
Альдо кивнул. Мужчина протянул ему кинжал.
- На всякий случай, - произнёс он и Альдо кивнул.
Открыв дверь, они осторожно вышли в коридор. Каждый звук здесь отдавался эхом, даже звук капающей воды казался невыносимо громким. Альдо слепо доверялся своему спутнику. В нем ширилась паника. Голоса стражей были совсем рядом. 
Оставалось совсем немного до неосвещенного коридора когда им навстречу вышли двое стражей. Трудно было сказать, кого больше изумила эта встреча. Незнакомец легко атаковал ближнего из них. Второй, очевидно узнав Альдо, бросился на него. Шум наполнил коридоры. Незнакомец рубился умело и яростно, не давая спуску своему сопернику. Он легко вогнал меч в его живот и, оттолкнув от себя, отбросил умирающего на земляной пол.
Дела у Альдо шли не лучшим образом. Страж не пытался его атаковать. Вероятно, им были отданы специальные распоряжения на случай побега пленников, и тот боялся навредить ему, что, впрочем, не мешало стражу весьма грубо противостоять попыткам Альдо вырваться из его мёртвой хватки. Они рухнули на пол и теперь их борьба превратилась в яростную возню. Альдо изо всех сил пытался избавиться от противника, но тот был сильнее его. Рука его коснулась холодной рукояти кинжала, не думая, что делает, он выхватил кинжал из ножен и наотмашь ударил стража. Тот тяжело всхлипнул и обмяк. Альдо в ужасе отшатнулся. Страж отчаянно зажимал руками горло, но сквозь его пальцы толчками хлестала кровь. 
Кто-то хлопнул Альдо по плечу и он испуганно отшатнулся, но это был его спутник.
- Ловко вы с ним справились.
- Я убил его, - в ужасе прошептал Альдо.
- И это спасло вам жизнь, - мужчина рывком поставил его на ноги. - Быстрее!
Но и на этот раз удача была не на их стороне. Вдали, привлечённые шумом, появились новые стражи и их было полдюжины.
- Простите, принц, - прошептал незнакомец,- я искренне хотел вам помочь. Но умирать ради этого я не готов.
Он бросился в тёмный коридор, ведущий в катакомбы, и вскоре его шаги стихли. Стражи настигли Альдо. Противиться им не было смысла. Отбросив от себя кинжал, Альдо высоко поднял голову и расправил плечи. Смерть он намеревался встретить с полным достоинством.

- Почему его ещё не вывели? - спросила Айана, склонившись к плечу Крыса. Они сидели на возвышении, окруженные членами консистории и совета. Крыс уже оправился от удара и выглядел, хотя и бледным, но решительным. Исчезновение Сангриды наполнили его душу умиротворение, что до Альдо, тот ему был безразличен.
- Стражи уже направились за ним. Должно быть, его приходится вести силой. А вот и они.
В окружении стражей по лестнице спускался Альдо. Он щурился на дневной свет и шёл тяжело покачиваясь, как это бывало во времена его болезни.
- Это что? Кровь у него на сорочке?
Это заметила не только Айана, но и многие собравшиеся на площади люди. Кровь, король Альдо ранен,- разносилось на сотни голосов.
- Я же просил их быть осторожнее,- недовольно прошипел Крыс. Он подался вперёд, чтобы как следует рассмотреть все происходящее.
Альдо не сопротивлялся стражами, ведущим его к столбу. Он не выказывал никаких чувств, точно давно смирился со всем произошедшим.
- Да что с ним? - раздосадовано прошипела Айана. Кровавое зрелище, которое им предстояло увидеть, не сулило ей никакого удовольствия, и все же видеть, как Альдо послушно выполняет все указания палача, было неприятно. Точно ягнёнок  на закланье. Народ и без того сочувствовал им с Сангридой, а видя, безропотного Альдо, он выказывал крайнее возмущение истинной королеве.
- Начинайте, - кивнул Крыс, ощущая, что атмосфера вокруг них накаляется с каждой секундой.
Палач послушно кивнул.
- Принц, - глухим голосом пробормотал он, опускаясь перед ним на колени, - простите мне мой грех. Не держите зла, ибо я рука, воплощающая чужую волю.
- Я прощаю тебя, - отозвался Альдо. - На тебе нет этого греха.
Стоящие в толпе женщины плакали в голос, многие, точно молитву, снова и снова шептали имя Альдо. Поднявшись с колен, палач шагнул к горящей чаше и зажег от неё факел. Тот ярко вспыхнул.
- Храни нас бог, - невольно прошептала Айана.
Палач вновь направился к столбу. Он медлил, будто не решаясь привести приговор в исполнение, а затем, опустившись перед скованным королём на одно колено, опустил факел на хворост.
Он вспыхнул мгновенно. В толпе послышались крики, кто-то бросился вперёд, но стража держала горожан. От сырых веток поднимался густой белый дым, было трудно понять, как близко пламя подобралось к пленнику.
Вдруг крики перекрыл иной звук. На площадь ворвались всадники. Их было не меньше двух дюжин, каждый в боевом облачении, на груди золоченный герб Морно.
- Прекратить! Именем королевы Домеры!
Самый крупный из всех всадников, седовласый мужчина, расталкивая толпу и стражей, выехал вперёд и остановился перед Крысом и Айаной. Его люди уже спешились и теперь, обжигаясь, сбивали горящие ветки, пробивая дорогу к Альдо. Стражи не мешали им, растерянно глядя на Крыса.
- Что это значит? - Крыс вскочил на ноги. Он был в бешенстве, который, впрочем, мало уступал испытываемому им страху.
- То, что вы в шаге от войны, - холодно отозвался мужчина. - Король Равнины, даже истинный, не властен над членами правящей семьи иного государства. Вы не можете даже устно осудить поступки наследного принца Альдо, не говоря уже о том, что бы причинить ему вред.
- Но вы, в свою очередь, не можете воспротивиться исполнению принятого советом и консисторией приговору.
- Но мы можем перебить всех их членов, - возразил мужчина. Что-то в его голосе убедило Крыса - он так и поступит. В столице было много стражи - в конце концов, после казней часты были беспорядки, но морнийцы были вооружены куда лучше его собственных людей, да и прежде, чем они подтянутся, и он и Айана, будут мертвы.
- Хорошо, - с претензией на спокойствие сказал он. - Полагаю, мы можем пойти на уступки, во имя мира между нашими странами. 
Площадь наполнили оглушительные крики ликующей толпы. Палач помогал морнийцам отвязать Альдо, тот, растерянно молчал.
- Мы так же заберем принцессу Сангриду, - распорядился мужчина. - Пусть её выведут.
- Это невозможно, - подала голос Айана. Она поднялась со своего места и встала рядом с мужем. - Леди Сангрида бежала из заключения и её пока не нашли. Я клянусь вам это памятью моего отца. Мы не знаем, где Сангрида Талтос. Возможно, её спас Чёрный принц. Теперь, когда их брак с принцем Альдо признан недействительным, у него появились для этого особые мотивы.
Мужчина кивнул. Спешившись, он помог Альдо подняться в седло и тот, окружённый охраной, под приветственные возгласы пеллийцев покинул Круглую площадь.
- Вы приложите все силы, чтобы найти принцессу Сангриду и будете сообщать о ходе поисков лично королеве Домере. Завтра вы так же отправите вещи принца и принцессы в Морно, вместе с золотом, которое принесете в качестве извинений за попытку покушения на члена династии.
Коротко кивнув, он поднялся в седло и выехал прочь. Крыс проводил его потерянным взглядом, а затем, забыв про свою королеву и окружавшую их чернь, опустив голову, поплелся прочь. День, которому было суждено возвещать возрождение его династии, обернулся ночным кошмаром. Власть ускользала из его рук, а презрение, которое всегда к нему питали пеллийцы, теперь превратилось в насмешку. И хотя на плаще Крыса золотыми нитями сверкала корона, он был низложен.

       КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Энди Багира | 30 июня 2018 | Просмотров: 88 | Комментариев: 2




#1 Пишет: Пользователь offline Elsa (30 июня 2018 21:05)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
976 комментариев
107 публикаций


Интересно, увлекательно.) Жаль, что не читала предыдущие части. Заметила несколько опечаток, а в остальном всё отлично!  ax


--------------------
Регистрация: 18.06.2010 | | |
   


#2 Пишет: Пользователь offline Энди Багира (1 июля 2018 01:09)
Группа:
Волшебник
Статус: Пользователь offline
1760 комментариев
510 публикаций


Elsa, спасибо) Часть всего одна, она есть на сайте. Надеюсь, если вы решите познакомиться с началом истории Талтосов и Пелларов, она придется вам по душе)


--------------------
Регистрация: 10.11.2009 | | |
   


Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх