Сад воронов. Часть 2. Глава 9
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза
32. АЛЬДО
 
 

Сад воронов. Часть 2. Глава 9

 


Проснувшись утром, Альдо с трудом помнил события вчерашнего дня. Комната, в которой он находился, была ему незнакома и лишь увидев Сангриду, спящую рядом с ним в праздничном платье, он наконец-то все осознал. После черного вина он чувствовал себя до ужаса скверно, и, поднявшись с кровати, с трудом пересек комнату и сел в кресло. 
Сангрида еще спала. Альдо не сводил с нее взгляда. От него не укрылось, какими глазами жена смотрела на Черного принца, и впервые в жизни он злился на нее. Альдо казалось, что тень Гидеона давно развеялась над ними, и то, с какой настойчивостью тот игнорировал Санриду за ужином, свидетельствовало не в их пользу. Альдо как мог подыгрывал принцу. Демонстрировал свою расположенность к владыке, но вечер был истинным мучением для него и лишь вино позволяло Альдо сдерживать свои чувства.
- Ты проснулся? - почувствовав на себе его взгляд, Сангрида открыла глаза.
- Ты останешься с ним?
- Что? - непонимающе переспросила она.
- Ты вернешься домой или миру будет сообщено, что Айана Креллинг умерла в родах, произведя на свет мертвого младенца?
- Альдо?! - Сангрида села в кровати. - Что с тобой?
- Что со мной?! - Альдо пытался говорить спокойно, но для этого он был слишком раздражен. - Я не слепой, Сангрида. Я вижу, что между вами двоими происходит. Но я имел глупость думать, что пять лет счастливого брака что-то для тебя значат.
- Так и есть! Альдо, я люблю тебя.
- И его, - холодно заключил он. Сангрида осеклась. Она не опровергла его и Альдо мрачно улыбнулся. - Ясно, - он поднялся на ноги. - Ты поэтому решила ехать, будучи беременной? Мы оба понимали, что будем вынуждены остаться здесь до тех пор, пока ты не родишь, и все же тебя это не остановило.
- Он — мой брат, Альдо. Я всегда буду любить его.
- Ваши чувства никогда не были любовью брата и сестры. Не оскорбляй меня еще больше своей ложью. Ты хотела быть с ним, поставить свою жизнь на кон, а он намеревался рискнуть своим престолом. Что может противопоставить этому калека-принц из Морно? Куда ему до блистательного Черного принца с его завоеваниями и гаремом женщин?
- Альдо, прошу тебя!
- Я замолчу, Сангрида. Я не стану утомлять тебя своими разговорами. Если ты думаешь, что я стану послушно ожидать, пока вы с Гидеоном решите мою судьбу, то смею тебя огорчить — этого не будет. Он избавится от меня только в том случае, если сам убьет. Я не откажусь ни от своей жены, ни от своего ребенка. Осталось два месяца, а потом мы поднимемся на корабль, и ты больше никогда не вернешься в Нерелиссу.
С трудом заставляя себя замолчать, Альдо поспешно выскочил из комнат и направился прочь. Руки его дрожали от гнева, он сам не понимал, куда идёт. Лишь бы подальше от всех них - от Сангриды, Гидеона, его слуги, одного взгляда на которого достаточно, чтобы распознать в нем человека подлого и жестокого. Альдо не понимал, как сможет выносить это общество ещё целых два месяца. 
- Мой король?
Он обернулся и увидел перед собой Исабел, старшую камер-леди Сангриды. Альдо хорошо знал её по жизни в Морно, и её появление несколько развеяло его раздражение. Исабел была дочерью одной из фрейлин его матери и в прошлом их связывала дружеская привязанность.
- Леди Исабел?
- Простите, что я отвлекаю вас от дел, но я беспокоюсь за госпожу. Она не вернулась в свои покои после ужина, а сегодня мы узнали о смерти одной из её прежних подруг.
- Вот как? - насторожился Альдо. - Госпожа в моих комнатах. А что случилось со второй девушкой?
- Говорят, у неё произошёл приступ. Женщины здесь привыкли держать язык за зубами, любое неверное слово тотчас будет донесено владыке, а он не знает милосердия. Нам тоже приходится следить, как бы с языка не сорвалось ничего лишнего.
- Леди Исабел, я обещаю, даже сам Чёрный принц не посмеет навредить вам.
Исабел рассмеялась.
- Благодарю вас, ваше величество, но мы гораздо больше переживаем за вас с госпожой, чем за себя. Когда вы окажитесь дома, все мы вздохнем с облегчением.
- Надеюсь, этого недолго осталось ждать. Вас достойно устроили в гареме? У меня ещё не было возможности проверить свиту.
- Вам не о чем беспокоиться. Это наш удел беспокоиться о вашем комфорте. Скажите, это правда, что вы сегодня отправляетесь на охоту с Чёрным принцем? Мы все очень этим взволнованы.
- Что? - удивился Альдо, но тут же припомнил, как накануне вечером с охотой отозвался на предложение Гидеона поохотиться на оленей. Сейчас ему меньше всего хотелось садиться в седло и проводить время в компании владыки.
- Альдо, - Исабел понизилась голос до шепота, - прошу вас, не рискуйте собой понапрасну. Возьмите стражу. 
- Вам не о чем беспокоиться, - Альдо выдавил из себя улыбку. - Я слишком ценю своих подданных, чтобы рисковать собой, не думая о последствиях. Прошу тебя, позаботьться о госпоже в моё отсутствие, новость о смерти наложницы принесёт ей боль.
- С вашего позволения, я не стану ей сообщать об этом. Если госпожа спросит, я совру, что Рул отправили в иную резиденцию Талтосов.
- Я буду тебе признателен.
Исабел низко поклонилась и направилась обратно в гарем, оставляя Альдо в глубокой задумчивости.
Когда он вернулся в свои покои, Сангриды в них уже не было, и он вздохнул с облегчением. Старая Невия, в насмешку приставленная Крысом, вот уже пять лет прислуживала ему вместо камердинера, и теперь она ловко помогла ему переодеться к охоте. Она о чем-то причитала, но Альдо не вслушивался в её слова, все ещё думая о произошедшем между ним с Сангридой разговоре. 
Ещё никогда у него не было так тяжело на сердце. Впервые за годы брака он всерьёз усомнился в том, правильно ли было вставать между Сангридой и Гидеоном. Впрочем, говоря откровенно, у него и выбора не было. Сангрида решила все за них обоих. Он был уверен в том, что прошлое осталось в прошлом, и влюбленность его жены давно развеялась, как дым. Теперь же он ни в чем не был уверен. Жизнь, казавшаяся прежде такой счастливой, внезапно предстала перед ним в ином свете. Марионетка Крыса, обманутый муж - он ощутил себя самым ничтожным человеком в мире. Уж куда разумнее было бы вернуться в Морно и принять на себя роль наследника престола. Там он если и был бы калекой, то хотя бы возлюбленным своим народом. В Морно не терпели лжи и лести, которыми был пропитан воздух Равнины.
- Выглядите скверно, - заметил Гидеон, когда Альдо спустился во двор.
- Я все ещё не освоился после долгого пути по морю, - отозвался он, поправляя перчатки. Альдо остерегался смотреть в глаза Гидеону, от одного звучания его голоса в нем проснулся угасающий было гнев.
- У вас для этого будет достаточно времени, - улыбнулся владыка. - Я приготовил для вас подарок, надеюсь, он развеет ваше скверное настроение.
Гидеон кивнул слуге и тот бегом удалился в сторону конюшен. Прошло немного времени и он вновь показался во дворе, на этот раз ведя под уздцы статного вороного коня.
- Чёрный скакун, - прокомментировал Гидеон, с восторгом следя за конем взглядом, - Таких разводят только в Каскадеях и в мире всего двадцать коней подобной масти. Все они принадлежат мне. Вы первый, кому будет позволено привести его на континент. 
- Благодарю, - пробормотал Альдо, не в силах отвести взгляд от коня. Тот был удивительно красив и статен, в нем чувствовалась сила. И вместе с тем Альдо не мог избавиться от мысли, что этот конь куда больше подходит Чёрному принцу. Он был почти уверен, усмирить животное будет не так просто и тот вполне может сбросить седока, если почует в нем слабость.
- Прекрасно, - обрадовался Гидеон, глядя на Альдо. - Пора выдвигаться. Себастиан, все готово?
- Да, владыка. Приказываете выступать?
Гидеон на это не ответил. Усмехнувшись, он пришпорил коня и первым, намного опережая вереницу прочих приглашенных, выехал со двора.
Альдо, взобравшись в седло, так рисковать не желал. Он прислушивался к коню, пытаясь предугадать его норов и повадки. Не было менее подходящего случая, пересесть на новую лошадь. Конь рвался вперед, ему явно не нравилось идти шагом, и Альдо то и дело приходилось его осаждать.
- Вам неудобно? - спросил его Себастиан. Они поравнялись.
- Все замечательно, советник.
- Это боевой конь, он стремителен и умен. Если он доверится вам, то вы не найдете более преданного существа. Но если он почувствует в вас слабость, то скинет со спины, и вы уже никогда не подниметесь в седло.
Альдо натянуто улыбнулся.
Некоторое время никто не досаждал ему разговорами, он ехал в полном молчании, вглядываясь в незнакомые пейзажи так пристально, точно желал запомнить их на всю жизнь. Правда заключалась в том, что он старательно избегал мыслей о Сангриде.
- Сангрида.
Альдо вздрогнул. Он настолько задумался, что даже не заметил возвращения Гидеона, который теперь поравнялся с ним.
- Простите?
- Сангрида. Вы счастливы с ней?
- Да, - коротко ответил Альдо, всем сердцем желая, чтобы это было именно так.
- Вы не кажетесь счастливым, - улыбнулся Гидеон.
- Мы оба знаем почему, - Альдо бросил на него раздраженный взгляд. - Она все еще любит вас, а вы никогда не оставите ее.
- Вы знали, на что шли, когда предлагали ей замужество.
- Она сама выбрала меня своим мужем.
- Правда? Вы действительно забыли, что сами зародили эту мысль в ее голову?
Альдо пораженно уставился на Черного принца. 
- Бросьте, мне известно все, что происходит вокруг нее. Все решилось на Круглой площади, я не спорю, но перед этим вы просили ее выйти за вас. И вы знали, кому она принадлежит.
- Принадлежала. Теперь она моя жена.
- Чужие жены не пускают мужчин в свою комнату, когда их мужья спят рядом, - Гидеон рассмеялся, видя, как исказилось лицо Альдо. - Вам не в чем упрекнуть Сангриду. Она боится задеть ваши чувства и никогда не позволяет мне зайти дальше поцелуев. Поверьте, ни одной женщине это не удалось бы.
- Зачем мы здесь? - перебил его Альдо. Он точно заледенел, его голос прозвучал предельно спокойно, а на лице не было ни одной эмоции.
- Спрашиваете меня, убью ли я вас сегодня? Полагаю да. Мой советник Себастиан разрядит в вас арбалет, и мы назовем это несчастным случаем на охоте. Если вы попытаетесь бежать, произойдет тоже самое, но он не будет так меток. Быстрая смерть куда приятнее.
- А ваша свита?
- Моя свита подтвердит каждое сказанное мною слово. И они будут клясться в этом даже под пытками. Они знают - что бы ни сделал с ними палач, я способен на большее.
- Убьете короля?
- Убью. Думаете, кто-нибудь расстроится, узнав о вашей смерти? Крыс перестанет прятаться за престолом и на правах советника сядет на ваш пустующий трон, предвкушая тот день, когда Морно станет провинцией Равнины.
Ваша матушка будет более всего волноваться из-за наследования и проблем у нее будет так много, что времени оплакивать вас не останется. Крыс не позволит ее армии пройти через Равнину, впрочем, вы сами знаете, у Морнии нет кораблей, чтобы вторгнуться на Черный остров. Они могли бы нанять красных вдов, как делали это прежде, но Саяра не откликнется на ее призыв. Я дам вдовам золота втрое больше, чем сможет предложить Морно. 
К тому же еще со времен своей юности она любит моего приближенного советника, сира Каллата, и никогда не направит своих людей против его армии. Видите, Альдо, бог позаботился обо мне еще до того, как я вышел из стен храма. Дочь хетты отвергла моего отца и полюбила его стража. Саяра была верна ему все эти годы и не изменит ему даже теперь, когда она стоит во главе красных вдов, а он первый после меня на поле боя.
Что касается Сангриды, то ее боль утихнет очень скоро. Она не станет оплакивать вас, как оплакивала меня. Рождение ребенка принесет ей огромное счастье, и она забудет о своих печалях. 
Вам не стоит за нее переживать — Сангрида останется под моей защитой, а вашего ребенка я назову своим наследником. Неплохо, не правда ли? Разумеется, если у нас с ней не родятся свои дети. Креллинг не нужен Крысу, он сам жаждет престола. В Равнине их ждала бы смерть, но я не допущу подобного. 
- Как благородно с вашей стороны, владыка, - не удержался Альдо. Он был напуган и не стеснялся своего страха. Сомнений в нем не было — сегодня он погибнет. Развернуть коня, попытаться сбежать? Гидеон его догонит, да и бежать от смерти не пристало королю. Альдо хотел жить. И ради нескольких минут он готов был терпеть насмешки Черного принца. Ум его суетливо искал выход, но его не существовало.
- Как вам имена Джаспер и Клементина?
- Для своих детей выбирали?
- Да, - задумчиво произнес Гидеон. - Я был слеп, когда не видел божью волю. На престол должен взойти Талтос, но не от рабыни. Я усомнился в любви бога ко мне, но он никогда не сомневался в Черном принце. Он всегда вел нас с Сангридой друг к другу. Он не желал детей Илеаны, и они умерли. Теперь он не желает видеть вас рядом с ней.
- И нашего с ней ребенка?
- Кто знает? Его воля будет очевидна тогда, когда она понесет от меня. Но это в будущем. А сейчас охота, - он усмехнулся и, подстегнув коня, помчался вперёд. Альдо оцепенело смотрел ему в след, не зная, что ему теперь делать. Точно связанный невидимым арканом, он следовал за Гидеоном, чувствуя себя ягненком на заклании. 
Часы казались ему минутами. Каждый раз, замечая неподалёку Себастиана, Альдо ощущал ледяное дыхание страха, его сердце сжималось, и он практически чувствовал, как в его тело входит болт. Но Себастиан проходил мимо, точно избегая свою жертву, и вновь к щекам Альдо приливала кровь, а с губ срывался тихий вздох облегчения.
- Тише! - Гидеон поднял руку вверх и тотчас все разговоры стихли. Пригибаясь к земле, он взвел арбалет, ему последовал Себастиан. Альдо, стоящий прямо перед ними замер. 
- Не двигайтесь, ваше величество, - негромко произнёс Себастиан, впервые за весь день поднимая на него взгляд. Их разделяло не более дюжины шагов. Никогда ещё старый лес не погружался в столь напряжённую тишину.
- Скажите ей, что это случилось из-за Крыса. Она не должна вернуться домой, - Альдо повернулся лицом к Гидеону. - У неё не должно быть иного выхода.
Гидеон молчал. Он пристально смотрел на Альдо, а затем, по-прежнему не отрывая от него взгляда, усмехнулся.
- Себастиан, ты слишком забираешь вправо. Мы же не хотим ранить нашего гостя?
Альдо резко обернулся, но не успел разглядеть Себастиана. Что-то серебряным росчерком мелькнуло перед его глазами, а затем болт с треском вошёл в плоть.
Тишину разорвал протяжный вскрик. Он длился какое-то мгновение, а затем, тяжелым ударом мертвая лань рухнула на землю.
- Отличный выстрел, Себастиан, - громко возвестил он, и мужчины одобрительно подхватили его слова. Кто-то что-то ободряющее кричали Себастиану, другие улюлюкали, но Альдо словно оглох. Он видел только Чёрного принца, направляющегося к поверженной лани. Взгляд мёртвых глаз замер на морнийском принце, и ему казалось, что она неслучайно появилась на поляне. Богу все ещё был нужен Альдо Креллинг. Он почти не поморщился, когда Гидеон выдернул болт из туши, и шкуру обагрила тёмная кровь.
- Славный будет пир, - сообщил Гидеон, возвращаясь к охотникам, - Слушайте все! У нас есть повод к празднованию куда более важный, нежели удачная охота или юбилей династии. Позвольте мне официально объявить - до рождения у меня ребёнка, наследником престола Чёрного острова будет дитя Айаны Пеллар и Альдо Креллинга.
Заявление Гидеона было встречено обычными одобрительными криками, но удивление, замершее на лицах придворных, было более чем очевидным. Лестер был единственным возможным кандидатом на чёрный престол. Не было более странного решение, чем в дни юбилея Талтосов назначить наследником Пеллара. Лишь одному человеку, казалось, не было до этого никакого дела. Себастиан стоял такой же бледный, как Альдо, а его руки мелко дрожали. Весь путь до дворца он не проронил ни слова и раньше Гидеона ушёл со двора.
Альдо тоже не был в силах поддерживать беседу и отвечать на поздравления в адрес его наследника. Он поспешил вернуться в свои покои и без сил провалился на кровать.
- Ваше величество, меня послала госпожа Айана. Она спрашивает, зайдете ли вы к ней перед ужином. Ваше величество?
Альдо нехотя повернулся к двери и увидел Исабел, нерешительно замершую на пороге.
- С вами все хорошо? - обеспокоенно спросила она. Не дожидаясь ответа, она плотно затворила дверь сейчас своей спиной и подошла к кровати. - Вы больны?
- Нет, - неразборчиво пробормотал Альдо. - Я полностью здоров.
- И все же я позову лекарей. Вам нельзя болеть. Особенно теперь, когда мы в логове самого дьявола.
Альдо с удивлением воззрился на Исабел. Он давно привык к тому, что женщины боготворят Чёрного принца и даже самые достойные из них готовы разделить с ним ложе по первому зову Гидеона.
- Тебе не нравится принц?
- Я не так слепа, как остальные. Я много слышала о нем прежде, а теперь разговоры о нем и вовсе не стихают. Даже страх не может заставить женщин молчать. Если бы вы только знали, что это за человек!
 - Я знаю, - Альдо порывисто сел. - Сегодня он открыто заявил мне, что я не вернусь в Нерелиссу живым, а затем, в самый последний момент, велел Себастиану застрелить не меня, а лань.
Исабел побледнела, но не промолвила ни слова, за что Альдо был ей невыразимо благодарен.
- Сангриде не стоит об этом знать, - после минутного молчания добавил он.
- Можете мне доверять, - пообещала Исабел. Затем, поддавшись прорыву, она обогнула кровать и присела на подножие. - Альдо, - прошептала она. - Я помню, что вы сделали для меня. Я никогда этого не забуду. Если вам понадобится помощь, хоть какая-нибудь, прошу, воспользуйтесь мной. Женщине просто войти в покои Чёрного принца.
- Леди Исабел! - Альдо пораженно уставился на девушку.
- Моя мать любила вас, как родного сына. Она нянчила вас, и я всегда считала вас частью своей семьи. Надеюсь, вас не оскорбляет эта дерзость. Когда ваш брат меня изнасиловал, вы скрыли мой позор, хотя это стоило вам больших душевных мук. Я не забыла, Альдо. Мне уже нечего терять, и, если это позволит сохранить вашу жизнь, я с радостью отдамся Черному принцу.
- Ваше величество! - дверь в комнату распахнулась и в нее буквально ворвалась Невия. Исабел в ужасе отпрянула от Альдо, точно их застигли зачем-то неприглядным.
- Что случилось?! - Альдо подскочил к старухе. - Что-то с Айаной?
- Ваше величество, - заливаясь слезами, Невия покачала головой, - Случилось ужасное! Госпожа упала с лестницы!
Альдо уже не слушал. Он бросился в коридор и, не отвечая на оклики стражей, побежал в гарем. Напрасны были попытки евнухов остановить его, Альдо напросто смел их со своего пути и влетел в святая святых. Увидев его, девушки замерли.
- Ваше величество? - к нему стремительным шагом подошла Илеана. Альдо перевёл на неё затравленный взгляд, - я провожу вас.
Сангриду уже перенесли в её покои, и теперь она со всех сторон была окружена людьми. Услышав его шаги, Гидеон поднял на Альдо взгляд, но не произнёс ни слова, вновь поворачиваясь к бесчувственному телу Сангриды. Очевидно, её только что уложили на кровать, потому как камеристки даже не успели принести воду, чтобы вытереть кровь с её рук и лица.
Сангрида была мёртвенно-бледной. Рот её был чуть приоткрыт, и Альдо даже испугался, что она мертва. Оттеснив его с пути, к ней склонился лекарь. В руках он сжимал платок, от которого исходил резкий запах, и, расправив его, старик накрыл платком лицо Сангриды. Несколько томительных секунд ничего не происходило, а затем грудь Сангриды приподнялась, она хрипло вздохнула и тотчас разразилась тяжёлым кашлем.
- Слава богу, - прошептал Гидеон. Он так сильно сжимал руку Сангриды, что кончики её пальцев побагровели. Гидеон был вне себя от волнения, и трудно было сказать, кто бледнее - он или нерия.
- Госпожа, я должен вас осмотреть, - произнёс лекарь, склоняясь над ней. - Что у вас болит?
- Живот, - Сангрида судорожно вздохнула. Её голос едва слышался. - Живот болит. Что с ребёнком?
Лекарь многозначительно взглянул на окруживших несчастную мужчин, но те и не подумали выйти из комнаты. Бормоча свои извинения, лекарь осторожно приподнял подол платья. Ему потребовалось несколько томительных мгновений, прежде чем он вновь взглянул на Сангриду и осторожно принялся ощупывать ее живот. 
- Что? Не тяни уже! - закричал на него Гидеон.
- Владыка, может нам не стоит говорить при госпоже?
- Нет! - Сангрида испуганно схватила его за руку. - Что происходит? Я должна это знать!
- У вас кровотечение. Сложно сказать, чем оно вызвано и чья кровь.
- Чья кровь?
- Возможно, ребенок пострадал при падении, есть и вероятность, что он в порядке, а вы нет. Если дело в вас, оно может остановиться самостоятельно, но... Я мог бы приготовить для вас отвары и наложить тугие повязки, но для плода это опасно. Если же ребенок погиб, то от него необходимо избавиться немедленно.
- Но… - Сангрида в ужасе взглянула сперва на мужа, затем на брата. - Мы могли бы подождать. Если ребенок начнет шевелиться, мы будем знать наверняка, что он в порядке.
- Мы можем потерять время. Это будет фатальным и для него и для вас госпожа.
- Как это произошло? - неожиданно спросил Гидеон. Сангрида перевела на него растерянный взгляд. Она точно лишь теперь задумалась о причине, по которой оказалась в кровати, все ее мысли занимали последствия произошедшего.
- Я услышала голоса королевы Илеаны и Себастиана. Он приходил, чтобы сообщить ей о вашем возвращении. Я спросила Себастиана, где вы, - она задумалась, - он сказал, что еще во дворе. Я зашла за шалью, вышла из гарема и подошла к лестнице… А потом… - она напряженно вспоминала. - Я слышала шаги. Я еще подумала, что ко мне решила присоединиться королева.
- И?
- Кажется, меня столкнули, - она мучительно вскрикнула и обхватила рукой живот. Лекарь вновь склонился над ней, а Гидеон и Альдо обменялись ошарашенными взглядами. Когда приступ стих, Сангрида повернулась к брату. - Я не знаю. Но я не поскользнулась и не потеряла сознание. Я знаю это точно, я бы запомнила.
- Мы все узнаем, - пообещал он, и, поднявшись, коснулся губами ее лба. - Сейчас ты должна думать о себе. Отец Тобиас, готовьте отвар.
- Нет! - Сангрида схватила его за руку. - Ты не слышал. Ребенок умрет.
- У тебя будут другие дети, пообещал ей Гидеон. - Альдо?
- Ребенок в любом случае должен покинуть твое чрево, - присоединился он. - Мы не знаем, мертв он или жив, но ты должна поправиться, чтобы родить его.
- Если дело в вас, госпожа, роды лишь усилят кровотечение. Вам никто не сможет помочь.
- Ну и пусть. Святой отец, я молю вас. Спасите моего сына. Королевская равнина и Морно проживут без меня, но без моего сына у них нет будущего.
- У нас будет сын, Сангрида.
Она не ответила. Взгляд, которым она смерила Альдо, был куда красноречивее любых слов. 
- Ты упрямая, как все Талтосы, - грустно улыбнулся Гидеон. - Святой отец, делайте так, как она велит. Я покажу вам, где можно подготовиться к родам и познакомлю с повитухами. Альдо, тебе лучше выйти из комнаты.
- Я хочу остаться, - покачал головой принц, но, встретив взгляд Гидеона, осекся. - Хорошо. Сангрида, - он склонился над женой и та вымученно улыбнулась. Альдо выдавил из себя ответную улыбку, - Ты должна выжить, - прошептал он, - Что бы ни было с ребенком, ты должна остаться со мной. Я люблю тебя. 
- И я тебя.
Альдо быстро коснулся её губ поцелуем и, не оглядываясь, вышел прочь. Гидеон и отец Тобиас уже ожидали его.
- Что?
- Господин, - обратился к нему отец Тобиас,- что бы ни было с ребёнком сейчас, даже при самом благополучном исходе, шансы, что он выживет, крайне малы. Он родится намного раньше положенного срока, и, как бы хорош ни были нерелийские лекари, даже нам  не всегда удаётся выходить таких младенцев. 
- Отец Тобиас будет спасать Сангриду, - перебил его Гидеон. Руки Чёрного принца нервно дрожали, он был страшно бледен и с трудом заставлял голос звучать ровно. - Для неё любое разрешение от бремени сейчас катастрофически опасно. Повитухи применят все возможное, чтобы это произошло как можно скорее.
- Мы сделаем надрезы и наложим щипцы, - пояснил отец Тобиас. Альдо пораженно молчал. Обхватив голову руками, он направился прочь из гарема, но в дверях остановился. Он знал, что случается, когда на младенца накладывают щипцы. Дочь ближайшего советника его отца лишилась рассудка после родов, а внук оказался слабоумным. Сыну министра двора повитухи сломали шейку, и младенец родился мертвым. 
- Альдо! - к нему подбежала Исабел. - Вы в порядке? Госпожа поправится, вот увидите!
- Они хотят наложить щипцы, - прошептал он. Исабел в ужасе прижала ладони ко рту. - Я помню, что случилось с твоим братом, - он взглянул на неё, - Гвилон был моим ближайшим другом, и мы вместе оплакивали гибель твоих племянницы и золовки. Не думал, что и в Нерелиссе они поступают так же.
- Нерелийские лекари лучшие в своём деле. Мы должны довериться им. Я пойду к госпоже и буду с ней все время.
- Я буду тебе признателен.
Исабел убежала. Она вошла в покои вместе с отцом Тобиасом и повитухами и плотно закрыла за собой дверь. 
Альдо в страхе опустился на тахту и закрыл глаза. Он упорно гнал от себя прочь дурные мысли, но страх пожирал его душу. Услышав крики, донесшиеся из-за закрытых дверей, он вздрогнул и стиснул пальцы в кулаки, точно сам испытывал боль, что теперь терзала его жену. Открыв глаза, он с удивлением обнаружил, что Гидеон не покинул гарем, а сидит на ступеньках лестницы, ведущей в покои Сангриды. Лицо его по-прежнему было мертвенно-бледным, а кожа покрылась испариной. Им точно овладела лихорадка, Гидеон дрожал всем телом, а его глаза покраснели от сдерживаемых слез. Крики Сангриды стали ещё громче, Гидеон застонал и обхватил руками голову. Вскочив на ноги, он бросился вверх по лестнице, но замер на полпути и медленно вернулся обратно.
- Ты так сильно её любишь?
Гидеон бросил на Альдо гневный взгляд, а затем кивнул.
- Ты знал, что в ту ночь, когда она приехала к тебе в Равнине, она хотела принять твоё предложение? Я сам отправил её в имение и дал своего коня. 
Гидеон снова кивнул. Он точно онемел от овладевшего им ужаса и теперь не мог вымолвить ни слова.
- Я просто не понимаю, как ты мог быть с другой, если так её любишь? Тем более в ту ночь, когда она ещё могла ответить согласием.
Гидеон не отвечал.
- Она ведь тоже тебя любит. Всегда любила, даже когда мы с ней были счастливы. Не думаю, что её любовь к тебе когда-нибудь угаснет. Пока ты жив, она всегда будет думать о тебе.
- Тогда тебе нечего опасаться. Скоро все закончится, - Гидеон поднялся на ноги. - Скоро меня не станет. 
- Что? - изумился Альдо. Он во все глаза уставился на Гидеона, точно пытаясь разглядеть на нем следы чумы или иной хвори, и, перехватив его взгляд, Чёрный принц усмехнулся.
- Тебе не понять это, морниец, но со мной и в самом деле говорит бог. Я никогда не знал поражений, потому как давно научился понимать его молчаливую волю. Я чувствую, когда мои намерения верны, как чувствую и грядущие катастрофы. Мой конец близок. Когда я умру? Пока я этого не знаю, но мне не дожить до тридцати. Я знаю, она будет счастлива с тобой, и ты сделаешь ради неё не меньше, чем сделал бы я. Но, пока я жив, я всегда буду стоять между вами. Знай это, морниец. Если ты умрёшь, я стану ей мужем и отцом её ребёнку. Всем её детям. Я займу твое место в её постели, потому что в мире ничего для меня нет более желанного, чем Сангрида.
Альдо пораженно смотрел на Чёрного принца, а затем уголки его губ едва заметно дрогнули в улыбке. Гидеон усмехнулся в ответ. Он хотел что-то добавить к сказанному, но дверь на галерее распахнулась, и из неё вышла Исабел.
- Госпожа просит зайти к ней.
Не сговариваясь, Гидеон и Альдо опрометью бросились в покои. Сангрида выглядела ещё хуже, чем раньше. Её бледность была восковой, волосы завились от пота, а под глазами залегли багровые тени. На её разведенные ноги была наброшена простынь, но она не скрывала следы крови, запах которой был нестерпимо.
- Мы готовы наложить щипцы, но госпожа настаивает, чтобы прежде поговорить с вами. У нас не больше минуты.
- Альдо... - голос Сангриды едва слышался. Глаза её были полузакрыты, она явно не видела его. Альдо поспешно сжал её ледяные пальцы. Из его горла вырвались сдавленные рыдания, которые он уже не мог сдержать. Сангрида умирала, а он был не в силах облегчить её муки. - Саграт... Саграт и Фрейя.
- Ты сама дашь ребёнку имя.
- Гидеон... Обещай мне...  
- Все, чего пожелаешь.
- Прости Лестера... Пусть он будет свободен... Он мой брат.
- Клянусь. Сангрида, - он шагнул к ней, но его оттеснил отец Тобиас.
- Время, Гидеон, - жёстко напомнил он и крепко сжал плечо воспитанника. - Уходите. Скоро все закончится.
- Прошу вас, господа, - Исабел, взяла за руку Альдо и повлекла его за собой к выходу. Следом вышел Гидеон. Закрыв дверь, он сел на пол возле входа и закрыл глаза. Альдо, точно окаменев, замер рядом с ним, не в силах отвести взгляд от двери. Он даже не замечал, как сильно стискивает руку Исабел. Секунды казались вечностью, любой шорох, доносящийся из покоев, воспринимался как сигнал к действию, и он бросался в комнату и вновь замирал. А затем, когда сердце его почти замерло, тишину разрезал громкий детский плач. Альдо рванулся к двери. Отец Тобиас перерезал пуповину, а на его руках лежал крохотный розовый комок. Он был так мал, что сложно было поверить, сто он и есть источник плача. 
- Господин, это мальчик.
Альдо всхлипнул и рухнул на пол. Силы оставили его. Он смеялся и плакал, и ничто не могло его остановить. Гидеон, стоящий позади него, смотрел лишь на Сангриду, над которой склонились повитухи. Молодая мать была без сознания, а пятно крови, вокруг неё расползалось все больше.
Отец Тобиас передал младенца повитухе и склонился над Сангридой. 
- Я сделаю все возможное, а остальное во власти бога. Что с принцем, Миранда?
- Он совсем слабый, святой отец. Ноги совсем хилые, да и сам с кошку. Чудо будет, если выживет. Я ещё не выхаживала таких крох. Хотя кричит он как настоящий боец. Быть может и обойдётся ещё. 
- Я позабочусь о нем, - голос Гидеона прозвучал громко и властно. Невозможно было поверить, что ещё минуту назад он испуганно перебирал слова всех известных ему молитв и дрожал от страха. Повитуха с недоумением посмотрела на своего владыку, а затем, осторожно передала ему новорожденного. Мгновение Гидеон пристально вглядывался в крохотные черты, а затем его лицо озарилось улыбкой.
- Он копия своей матери. Добро пожаловать в мир, Саграт Талтос.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 28 мая 2018 | Просмотров: 218 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


{last_post_on_forum}
» DreamWorlds: Перезагрузка
» Почему они так похожи?
» Vulpes Purpura
» Лиэнистая флудилка
» Фантастические картины М. Mariarty
» Я хочу открыть вам тайну...
» Герда замёрзла...
» Навстречу солнцу
» Просто будь собой.
» А как это было?
» Вышитые драконы
» Сад воронов. Часть 2. Глава 9
» Сад воронов. Часть 2. Глава 10
» Сад воронов. Часть 2. Глава 11
» Подбери Аватарку
Наверх