Сад воронов. Часть 2. Глава 4
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

                         27. АЙАНА

 

Сад воронов. Часть 2. Глава 4

 



Родные берега встретили Айану шквалистым ветром. Шторм кренил судно, проливной дождь громко и безжалостно стучал по палубе, и казалось, будто сама природа против возвращения принцессы домой.

Сама Айана пряталась от непогоды в каюте. Это была просторная богатая комната, с мягкой чистой постелью и пушистым ковром. Томас прислуживал ей на всем протяжении пути, и ни в чем Айана не знала отказа. В каюте всегда было тепло, ее кормили, хотя и простой пищей, но всегда сытно, а вечерами Томас развлекал ее игрой на лютне.

Хуже обстояли дела с дочерью. Привыкшая к компании хетты и вдов, она по-прежнему не принимала мать, хотя та две недели прожила в Доле, ожидая отплытия. Делия была до ужаса похожа на своего отца, и, глядя в ее глаза, Айана испытывала постыдный страх перед ребенком. Она вздохнула с облегчением, когда Томас сообщил, что нашел для девочки няню, которая позаботится о ней. 

В своей каюте Айана не знала беспокойства. Она настолько отвыкла от нормальной жизни, что теперь только и делала, что спала и ела, наслаждаясь неожиданным подарком судьбы. Стоило в ее голову закрасться мыслям о планах Сангриды, она гнала их прочь, решив довольствоваться сегодняшним днем.

- Госпожа, - в каюту со стуком вошел Томас.  Он был насквозь мокрым, и его заметно передернуло, стоило ему оказаться в теплой каюте Айаны.

- Что-то случилось?

- Мы бросаем якорь. Будьте готовы через десять минут подняться на палубу.

- Так скоро? - испугалась она. Поднявшись на ноги, Айана с опаской подошла к мужчине. Неужели ее и в самом деле заманили в ловушку? - Мы не пойдем Черной смертью?

- Вам не о чем волноваться, госпожа, - верно истолковал ее страх Томас. - В вашем случае было бы опасно привлекать к себе внимание, появившись с ребенком в торговом порту. Остаток вашего путешествия пройдет по суше, как только восстановится погода. Мы остановимся на несколько дней в Клодасе, здесь для вас уже подготовлены комнаты.

- Хорошо, - неуверенно пробормотала Айана. Она тотчас вспомнила о Крысе и ощутила липкий ужас при мысли о нем. Томас принес ей свой шерстяной плащ и они вместе поднялись на палубу, где уже ждала, прижимаясь к няне, Делия.

Плыть по морю в шлюпке оказалось невыносимо страшно. То и дело та подскакивала на волнах, грозя перевернуться, дождь усиливался, а ветер пронизывал насквозь. Айана не помнила, когда в последний раз она так сильно замерзала. От холода она мало что соображала и просто послушно выполняла обращенные к ней просьбы, готовая пойти даже в тюремную камеру, если в ней будет хоть немногим суше. С трудом забравшись на коня, она стиснула заледеневшими пальцами вожжи, и последовала за остальными. Томас усадил перед собой Делию и они галопом помчались в сторону замка, темнеющего на высоком холме.

Деревня, окружающая его, была пуста. Из домов тянулся дым, но никто даже не открыл ставни, заслышав топот копыт, страх перед непогодой победил любое любопытство. Не встретили их и в замке. Он вовсе выглядел нежилым, и Айана с тоской подумала, что едва ли  здесь найдется хотя бы пара слуг, которые сумели бы развести камин и принести горячее питье.

- Проходите, госпожа, - поторопил ее Томас. - Дождь усиливается.

И, правда, все вокруг них было полно завывания ветра и громкого стука дождя. Айана поспешно вошла в открытые двери и замерла, пораженная обстановкой. Она давно уже забыла, каким бывает богатство и, оказавшись в одном из родовых домов Пелларов, была поражена его роскошью.

Смотреть на гобелены, изображающие ее венценосных предков, было нестерпимо. Она — последняя из Пелларов, и она осрамила свой род.  

- Прошу, госпожа, - вновь позвал Томас. Теперь он указывал ей путь, и Айана послушно следовала за ним. Они миновали ни один коридор, прежде чем поднялись по парадной лестнице вверх и остановились возле высоких резных дверей. Томас услужливо их распахнул, и Айана вошла внутрь.

Здесь уже горел камин. Комната выглядела так, словно ее тщательнейшим образом подготовили к приезду королевской семьи. Стол был богато сервирован, и, несмотря на время года, здесь были свежие фрукты и орехи, в вазах стояли искусно высушенные цветы, все сверкало чистотой.

- Вы сильно промокли, моя дорогая, - донесся до нее знакомый вкрадчивый голос. Обернувшись, Айана в страхе отшатнулась, увидев улыбающееся лицо Крыса, пристально разглядывавшего ее.

- Советник?

- Вам нечего бояться, моя дорогая, - он приблизился. - Я не опасен вам. Напротив. Это я велел Томасу доставить вас в Королевскую равнину. Спасти от той жизни, которую уготовил для вас это ничтожество Лестер. Прошу, не бойтесь. Даю вам слово чести, что я не принесу вам никакого вреда. Напротив, я намерен вернуть вам все, что было отнято у вас Талтосами. Ну же, присаживайтесь поближе к огню. Вам нужно обсохнуть.

- Я не понимаю. Говорили, что вы упали с лошади и не можете ходить, - слабо пробормотала Айана. Крыс помог ей снять мокрый плащ и сам усадил ее в кресло. В руке Айаны тотчас появилось горячее вино со специями, и она с благодарностью осушила кубок, чувствуя, как по телу распространяется упоительное тепло.

- Я всего лишь предусмотрительно готовился к нашей встрече. Устраивайтесь поудобнее, это будет долгий рассказ, - произнес Крыс, усаживаясь напротив Айаны. Его массивная золотая цепь зазвенела. - Из того, что мне доносили о вашей жизни с Лестером, я могу судить о том, что вы считаете себя обязанной спасением с Круглой площади Талтосам. Это не так. Мы с вашей матерью заключили договор - мы оба не хотели вашей смерти и смерти ваших сестер. Признаюсь, я был сильно привязан ко всем вам, более чем к остальным детям Митридата. Вы четверо унаследовали величие моего дяди и красоту своей покойной матери.

- Дяди? - изумленно повторила Айана. Крыс усмехнулся. 

- Об этом чуть позже, пока что вернемся к событиям не столь далеких дней. Зная, что Митридату осталось недолго, мы подменили договор, назвав в нем Нуадор Тактимар королевой, и все же эта подмена не давала нам полной уверенности в том, что ваши жизни будут сохранены. Королева настаивала, чтобы все ее дочери покинули Королевскую равнину до смерти своего отца, но это было невозможно. Принцессы Гексия и Октавия часто сопровождали короля на праздничных мероприятиях, они были самыми красивыми дочерьми Митридата, народ знал их в лицо, как знал и вашу младшую сестру Милит. Вы одна давно не появлялись на людях благодаря тому, что жили в Нерелиссе, а по возвращению домой держали траур по мужу. Только вас мы могли незаметно подменить.

Вы знаете мою преданность вашей династии. Нашей династии. Я велел подготовить все необходимое для вашего спасения. Я нанял корабль и нашел людей, которые могли бы незаметно вывести вас из храма и доставить на Черный остров. В Каскадеях живет некая госпожа, которая бывала нередкой гостьей в Малом дворце и пользовалась дружбой нашей королевы. Ее вилла — пристанище художников и поэтов, многие люди навещают ее, появление очередного осталось бы незамеченным. 

Полагалось, что вы вернетесь в Королевскую равнину, как только Нуадор Тактимар взойдет на престол, но ваш корабль попал в шторм. Мы долго искали вас, моя дорогая, не оставляли надежд, но не находили никаких ваших следов. До последнего времени мы считали вас погибшей, и наша королева почила с мыслью, что вас нет в живых. Ее смерть стала настоящей трагедией и большой неожиданностью -  в завещании так и было указано ваше имя, как наследницы престола, в то время, когда я считал вас погибшей. Возможно, вам это покажется странным, но в отличие от Талтосов, до недавнего времени у меня не было преданных слуг в Вайсе.

Все наложницы вашего покойного отца были казнены в ночь восшествия на престол Нуадор Тактимар. Все, кроме одной — Сангриды Талтос. Мы не могли казнить дочь владыки Аластера, она осталась на моем попечении,  и я решил выдать ее за вас. 

Все, что нужно было сделать этой женщине — в момент оглашения завещания уведомить народ, что она отказалась от своих прав в пользу супруга, покойного принца Дована. Так как к этому времени тот был мертв, это загнало бы советников в угол. Им не осталось бы ничего иного, как согласиться с моим предложением и передать престол старшей принцессе Гексии, сохранив при этом жизнь остальным двум. 

Я жестоко ошибся в своем доверии к этой женщине. Она смогла провести меня, убедить в собственной невинности. Вместо того чтобы передать престол принцессе Гексии, она назвала своим мужем Альдо Морнийского, он стал нашим королем, а ваших сестер казнили.

Вот в чем правда, моя дорогая. Мы были заманены в ловушку, лишены любой возможности воспротивиться случившемуся. Но в прошлом месяце случилось невероятное — мы узнали, что вы живы и находитесь в Красных пашнях. Мой слуга перехватил письмо Сангриды к хетте Саяре. Нерия была осмотрительна, не называя вас по имени, но смысл послания был более чем любопытен, чтобы проигнорировать его. Я отправил людей в Пашни, чтобы те все разузнали, я был почти уверен, что знаю, о какой женщине идет речь.

- И что теперь? - с замиранием сердца спросила Айана. Она сразу же и безоговорочно поверила словам Крыса. Отчаяние прежних дней было так сильно в ней, что она бы поверила любому, кто бы ни носил фамилию Талтосов и обещал ей избавление.

- Я сдержу слово, данное вашей матушке. Вы станете королевой Равнины, как это должно быть, а те, кто украл ваш трон, понесут заслуженное и жестокое наказание. Вам придется немного подождать, моя дорогая, прежде чем это произойдет, но не пройдет и года, как вы станете хозяйкой Белого дворца, и народ будет вас приветствовать.

- И что вы намерены сделать, советник?

- Для этого я расскажу вам еще одну историю. Она похожа на страшную сказку, какой дети пугают друг друга. И все же, я полагаю, у нее будет счастливый конец.

Много лет назад в Королевской равнине жила прекрасная принцесса. Как и вы, она была любимицей своего отца, который души в ней не чаял. Он любил ее даже больше своего первенца, прекрасного принца Митридата, и всюду, где бы ни появлялся король, его сопровождала принцесса. Когда пришло время выдавать ее замуж, король поразил весь мир, выбрав ей в мужья не короля, и не принца, но бедного дворянина, прислуживающего ему. Муж принцессы был человеком умным и добрым,  он легко покорил ее сердце, и уже на следующий год после свадьбы она подарила ему сына Эдмунда. У них было много детей, но так вышло, что всех их забирал бог, и только Эдмунд рос здоровым мальчиком, отрадой глаз своему стареющему деду. Когда принцесса и ее муж уже отчаялись, у них родился еще один сын, которому было суждено прожить долгую жизнь. Они назвали его Эдвардом, в честь деда. К несчастью, мальчику не довелось узнать своего деда — ему едва исполнилось два года, когда того не стало. Хуже того, он потерял свою мать — сразу же после рождения принца Эдварда она понесла вновь и умерла в родовых муках.

Для принцев наступили черные времена. Их дядя, принц Митридат, должен был взойти на престол, что по законам Равнины значило смерть маленьких принцев — ведь их отец был не королевского рода. Но Митридат слишком любил нас с братом, чтобы позволить казнить. Он подменил нас крестьянскими детьми, а мы поселились в этом замке, так далеко от Мраморного города, что никто бы и не догадался, кто мы, сочтя, вероятно, бастардами нового короля.

Мне было пять лет, когда правда всплыла на поверхность. В тот день я проснулся от топота копыт, а, выглянув в окно, увидел огромную делегацию, возглавляемую баронами. В то время многие были недовольны Митридатом, бароны намеревались поднять мятеж и сердцем его сделать моего брата. Эдмунд… Он всегда болезненно воспринимал нашу высылку из Белого дворца. В один день мы потеряли мать и отца, потеряли прежнюю жизнь. Я был слишком мал, чтобы это заметить, но для моего брата это стало тяжелым ударом. Он всегда говорил, что вернется в столицу и заберет отнятое. Он согласился возглавить мятеж.

Запад всегда с недоверием относился к столице. Едва Эдмунд бросил клич, под его знаменами собрались тысячи людей. Он сам возглавил поход на столицу и взял меня с собой, ведь теперь, мне предстояло стать его наследником. На Перевале трех королей все кончилось. Брата убили у меня на глазах, его армию крестьян перебили точно скот, и бароны, боясь отмщения Митридата, выдали меня королю. Их казнили, а меня велели оскопить. Даже тогда твой отец не решился меня казнить — трудно поверить, но я был красивым ребенком, копией его возлюбленной сестры. Он дал приказ меня оскопить — никто бы не встал на защиту принца, неспособного подарить стране наследника. Но отдавая приказ, он совершил ошибку — обещал смерть моим палачам, если я не выжив. Я отделался переломами. И хотя это изуродовало мое тело, я сохранил шанс занять престол.

Я вернулся в Клодас под присмотром новых тюремщиков. Вскоре каждый в городе знал, что со мной произошло. Я не подпускал к себе лекарей, несмотря на то, что мои переломы нуждались в их заботе. Я понял, что со мной станет, если правда откроется. Я был еще ребенком, немногим старше вашей дочери, но мне уже тогда было ясно, меня никто не пожалеет. Я видел так много крови, что не сомневался — Митридату ничего не стоит пролить мою собственную.

Моя юность была мучительным испытанием. Несколько раз правда почти соскальзывала с моего языка, но я ее удерживал. Я поклялся себе, что вернусь во дворец, что вновь стану Эдвардом Пелларом, заставлю всех забыть прозвище Холгер Крыс. 

Мне было тяжело хранить свою тайну. Мое сердце ожесточилось, но я не утратил способность любить. Во дворце не было ни одной девушки, кроме дочери моего лакея. Лакей был стариком, но он любил меня. Он жил в смежных покоях, оставался рядом по ночам и он не мог не узнать правды. Но он не выдал меня. Он привел ко мне свою дочь, чтобы она скрашивала мое одиночество, и я полюбил ее. В раннем детстве она перенесла тяжелую болезнь, и не была сильна умом, однако у нее было такое же доброе и преданное сердце, как у ее отца, она умела меня рассмешить и говорила со мной, как с принцем. С ней я забывал правду. 

Я стал отцом очень рано, гораздо раньше, чем Аластер Талтос. Я не мог оставить сына во дворце, никто не знал, что он от меня, думали, что над Эрис кто-то надругался в городе. Ребенка увезли на Черный остров, прочь от Пелларов, и долгие годы я не знал, что с ним. 

- Так у вас есть сын? - изумленно прошептала Айана.

- Да. Став советником Митридата, я послал поверенного найти мальчика. Тот оказался в Нерелиссе, стал послушником в храме. Когда-нибудь, когда закон изменится, он сможет с открытым лицом вернуться домой и занять высокое положение, причитающееся ему по рождению. А пока что он живет в тени.

- Мне жаль, что все так случилось.

- А мне нет, - усмехнулся Крыс. - Я видел жестокость в своей жизни, это так. Но, что бы со мной ни случалось, все неизменно оборачивалось лучшим образом. Я жив, у меня есть сын, а теперь, вопреки всему, я ближе к престолу, чем когда-либо.

- Если вы и в самом деле Эдвард Пеллар, зачем вам я? - напрямую спросила Айана. Горячее вино успокоило ее нервы и притупило бдительность. Она была более чем благодушно настроена по отношению к советнику.

- Вы должны править, моя дорогая. Разве не для того ваша мать так рисковала? Разве справедливо, что престол, до того более восьмиста лет занимаемый Пелларами, принадлежит калеке из Морно? Я потратил долгие годы на ваши поиски, не зная, чьей супругой вы стали и как легко было выйти на ваш след. И теперь вы здесь. Вверьте себя моим заботам, и я верну вам корону.

- Просто вернете? - теперь пришел черед Айаны усмехаться. - Мы оба с вами знаем, как хитер советник Холгер. Боюсь представить, насколько расчетлив Эдвард Пеллар.

- Вы правы. Мы оба с вами умные люди, моя дорогая, а иначе бы не выжили в тех условиях, в которые загоняет нас жизнь. Доверьтесь мне, и я сделаю вас королевой, позабочусь о том, чтобы головы ваших детей никогда не коснулись плахи.

- До меня доходили разные слухи. Говорят, королева Айана любимица советника, почти его дочь.

- Это так. Я привязан к ней и к ее мужу. Не стану лгать вам, я не желаю им зла. Они уедут в Морно и станут править там на правах наших добрых друзей, не желая не мести ни возвращения престола. Вам никогда не придется беспокоиться на их счет, я в этом вам клянусь.

- А что насчет Лестера? Вы сделаете его королем?

- Нет, - рассмеялся Крыс. - Забудьте об этом человеке. В прошлом я намеревался возвести его на престол Черного острова, это правда. Но для Лестера Талтоса все кончено. Можете сами решить, как именно вы овдовеете, и мои слуги исполнят все с точностью.

- Вы обещаете мне? - глаза Айаны вспыхнули огнем.

- Если вы сумели выйти замуж за двух Талтосов, вы с такой же легкостью сумеете стать дважды вдовствующей принцессой.

- А Червь? Его слуга?

- Последует за своим господином.

Айана задумчиво откинулась на кресле. Долгое время она сидела в молчании, поджав под себя ноги и задумчиво глядя на языки пламени, беснующегося за каминной решеткой. 

- Вы избавитесь от меня, а затем сами займете престол? - беззащитно, словно ребенок, прошептала наконец она. Крыс невесело засмеялся.

- Моя дорогая, видит бог, всю свою жизнь я проклинал законы этого государства, натравливающие членов королевской семьи друг на друга. Я никогда не пролью кровь ни одного Пеллара. Не для того мне Митридат сохранил жизнь. И сына своего я рассматриваю лишь как человека у престола, но не на нем. Но вы правы - я намерен занять престол и вернуть себе данное при рождении имя. Вы станете моей женой.

- Женой?

- Иначе быть не может. Ни одна королева не может править без мужа. Ваша мать и супруга короля Малагара стали исключениями лишь по тому, что только вдовство давало им право на престол. Вы никогда не займете трон, не связав себя узами брака. Но в мире нет такого мужчины, кто мог бы составить вам пару, помимо меня и Лестера Талтоса. Выбор за вами. Меня настолько позабавит Лестер, правящий Равниной, что ради этого зрелища я даже пожертвую положением короля.

- И вы станете со мной спать?

- Разумеется, - лицо Крыса расплылось в насмешливой улыбке. - Престолу нужны наследники. И не в том ли удел королев, чтобы рожать их? Или вы хотите посадить на престол отца свою дочь, рожденную от Талтоса? Вы хотите, чтобы у Гидеона Черного принца появился повод убить вас, возвести ее на престол, а, покончив с ней, самому на него усесться? Такой легкий путь ему даже не виделся во снах. Нет, моя дорогая, вы станете мне настоящей женой. И когда у членов консистории встанет вопрос о моей мнимой мужской несостоятельности, вы согласитесь на их присутствие в нашей спальне. Я знаю о том, как именно вы зарабатывали на пропитание в Красных пашнях. Вам не придется делать ничего из того, что вы прежде не делали. И я обещаю вам стать добрым мужем. Вы будете получать достойное содержание, любой ваш каприз будет тотчас исполнен.

- А моя дочь? Что станет с Делией?

- Она поселится в этих покоях и не будет ни в чем нуждаться. Со временем мы дадим ей титул, и она сможет самостоятельно позаботиться о своем благополучии. Сангрида ожидает ребенка, быть может, в скором времени на свет появится принц Морно. Он станет прекрасной партией для вашей дочери. Впрочем, и в Равнине она сможет найти достойного мужа.

Итак, я предлагаю вам престол, безбедную жизнь и смерти всех ваших недругов. Мы с вами пришли к договору?

Айана едва заметно кивнула.





Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Энди Багира | 21 апреля 2018 | Просмотров: 501 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх