Сад воронов. Часть 2. Глава 1
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза
                 КНИГА ВТОРАЯ   
                  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
             24. ЧЕРНЫЙ ПРИНЦ
 

 

Он вновь стоял у парадных дверей. Белоснежная громада дворца поднималась к небесам, теряясь шпилем в густых облаках. Как давно он не смотрел на небо. Земное застило ему глаза, но теперь, когда он наконец-то обретет желаемое, то вновь обратится к небесам. Он возведет храмы, где за него станут молиться день и ночь, а скульпторы придадут святым ликам его черты. Он станет всем для нерий — их владыкой, их отцом, их богом.
- Принц, - сир Каллат появился за его спиной так тихо, точно сошедший дух. Теперь, сменив доспехи на халат, он вновь превратился в царедворца и было странно видеть старого вояку в столь нелепом облачении.
- Он у себя? - спросил Гидеон, по-прежнему не отрывая взгляда от стрельчатого свода над головой.
- В личных покоях. Ждет, пока ему принесут вашу голову, - сир Каллат позволил себе усмешку. Гидеон дружески хлопнул его по плечу и быстрым шагом вошел внутрь.
Его появление не осталось незамеченным. Не было в Нерелиссе человека, за смерть которого платили бы столь щедро. Аластер обещал за Гидеона столько золота, что его было бы достаточно, чтобы безбедно прожить две жизни, однако никто не посмел преградить Гидеону путь, а стражи вытягивались по струнке, когда Черный принц проходил мимо них. 
Он легко миновал семь лестничных пролетов и остановился у входа в покои владыки. Теперь, когда время пришло, странная робость овладела его душой. Прошлое послушника  напомнило о себе, и он ощутил внезапный ужас при мысли о том, что намерен сделать. Что должен сделать.
- Гидеон.
Никогда прежде он не слышал такого спокойствия в голосе владыки. Тот сидел к нему спиной, и оставалось лишь гадать, как в тихих шагах он признал поступь сына.
Гидеон вошел внутрь и остановился перед Аластером. Тот привычно сидел перед распахнутыми дверями балкона, и солнце падало на его лицо. Гидеон поразился тому, как старо он стало выглядеть. Морщины изрезали его подобно трещинам, раскалывающим обезвоженную землю. Аластер был еще молод, но выглядел стариком. Поймав на себе изумленный взгляд сына, он усмехнулся.
- Страх смерти высасывает из тебя жизнь. А ты, как я посмотрю, все еще жив, Долина соколов не потребовала от Талтоса кровавой дани.
Гидеон молчал. Он утратил голос и во все глаза взирал на владыку.
- Ты пришел меня убить. Я знаю этот взгляд. Я сам убил своих братьев, чтобы обрести престол. Но Талтосам не суждена долгая жизнь. Все мы прокляты. Все обречены. Мои братья ушли из мира, не достигнув и тридцати, мой наследник лежит в земле и я, тридцатишестилетний, не смею просить у бога годы. Мне и без того было отпущено больше, чем остальным. Это и тебя коснется, Гидеон Черный принц. Ты умрешь молодым.
- Так убей меня, - наконец-то подал голос принц. Он во все глаза смотрел на владыку, не узнавая его. Тот, кто прежде был так терзаем страхом, смотрел ему прямо в глаза не испытывая ничего, кроме бесконечного сожаления.
- Зачем? Я и без того лишился Дована и потерял Лестера. Смерть не оставляют в наследниках престола, она сама воздевает на себя корону. Нерии отвернулись от меня, ты остался последним сыном, и больше у меня ничего нет.

- Владыка! Владыка!
Он открыл глаза. Над головой, едва трепеща от ночного ветра, проникающего в комнату через открытую балконную дверь, раскинулся алый полог с золотым вензелями. Солнце, освещающее лицо владыки Аластера погасло пять лет назад, теперь он владыка. Владыка Черного острова.
- Гидеон! - менее терпеливо повторил голос.
Гидеон сел на кровати и увидел лицо Себастиана, казавшееся белоснежным в свете луны.
- Началось. Ваша жена рожает.
Гидеон сорвался с места. Набросив поверх обнаженного тела халат, он бросился в коридоры, вниз, где в покоях королевы рвался к жизни его наследник. Себастиан преследовал его по пятам. Он с трудом поспевал, и заметно отстал, когда Гидеон зашел на женскую половину.
- Как давно? - спросил его владыка, стоило Себастиану войти за ним следом. Здесь уже были слышны крики, и Себастиан, привыкший к стонам, не мог справиться с дрожью каждый раз, когда тот становился сильнее.
- Госпожа почувствовала боль еще накануне. Мы не стали вас тревожить, когда вы вернулись с охоты. Я пришел к вам сразу, как начались потуги. Повитуха говорит, осталось недолго.
Гидеон в молитвенном жесте сложил руки и прижал их к лицу. Так он и ходил под дверью, моля бога о счастливом исходе. Уже трое его детей появились на свет мертвыми. Последний, дочь Элор, прожила на свете одиннадцать месяцев. Она даже успела научиться ходить, но и ее не пощадил бог. Однажды утром она просто не проснулась, вновь обескровив наследную линию Талтосов.
Гидеон не понимал за что ему такое наказание. По всему Острову к небу устремлялись шпили храмов, но бог по-прежнему не благословлял его своей милостью.
- Отвлеки меня! - велел он Себастиану, когда тишину вновь вспорол леденящий кровь вопль королевы. - Расскажи, что происходит.
- В государстве все хорошо. В этом году мы ожидаем рекордную прибыль от продажи черного вина. Нам даже удалось сократить убытки после отказа от покупки рабов. Вы были правы — теперь, когда у нерий два выбора - пойти в армию или стать рабом, наши войска растут день ото дня. Вашим генералам на местах приходится даже отсеивать всех желающих — должен ведь кто-то возделывать землю и строить дома. Ходят слухи, что и для женщин вы готовите похожее распределение. Это правда?
- Увидишь, - отмахнулся Гидеон. - Дальше.
- Вдовы прислали нам несколько десятков мальчиков. Я уже разместил их комнатах на первом ярусе. Их приведут к вам, как только вы велите. Среди них есть весьма привлекательные, чтобы пополнить бордели.
- Саяра прислала письмо?
- Да. Вам не о чем переживать. В этом вопросе нет никаких изменений.  Гидеон, - он понизил голос, - нужно решить, что делать с Лестером. Он по-прежнему представляет для тебя угрозу. Особенно теперь, - он кивнул на дверь, - Ты ведь не хочешь, чтобы он унаследовал престол? Он и его шлюха Пеллар.
Себастиан не понял, как все произошло. Гидеон подлетел к нему подобно тени и в следующее мгновение Себастиан с силой ударился лицом о дверь.
- Моя жена рожает сына! Ты уже его похоронил?! Ты списал меня со счетов, Себастиан?!
- Нет, господин, нет!- испуганно завопил он. Рука Гидеона разжалась, и Себастиан кулем осел на пол. Голова его гудела, а в носу хлюпала кровь. - Я просто боюсь за тебя, - обиженно проговорил он, когда дыхание снова выровнялось в его груди. - Мы знаем, кто такой этот Лестер  и на что он способен.
- Насколько мне известно, он больше ни на что не способен. Он и его жена заражены дурной болезнью, их последний ребенок родился уродцем. Хотя кто знает, его ли это был ребенок?
- Тогда зачем вовсе оставлять его в живых?
- Это мне решать. Дальше.
- В Равнине пока все спокойно. Наши люди сообщают, что Крыс начал потихоньку ходить. Нога у него срослась, но он по-прежнему остается в Клодасе. Теперь в Мраморном городе будут два колченогих.
Гидеон расхохотался. 
- Ходят слухи, что король учится сражаться на мечах. Будто к нему призвали учителя из числа бывших наемников, и тот пытается научить калеку как поднять меч и не упасть.
Гидеон вновь довольно захохотал, но внезапно оборвал свой смех.
- А она?
- По-прежнему уделяет много времени религии. В ее дворец стекаются не только актеры и музыканты, но и проповедники со всей Равнины. Она строит храмы и пользуется огромным уважением святых отцов.
- Довольно!
И вновь радость, вспыхнувшая в груди Гидеона при упоминании о Сангриде, сменилась болью. Он не мог думать о ней, не смел вспоминать ее лицо, ее голос, ее смех. С тех пор, как Альдо Креллинг взошел на престол и взял Сангриду в жены, Гидеон ощущал себя проклятым.  Ни сражения, ни женщины больше не пьянили его кровь. Она точно загустела, превратилась в расплавленную сталь, и боль и радость потеряли свою остроту. 
Дверь распахнулась так резко, что Гидеон едва успел отшатнуться. На пороге, испуганная столь близким нахождением владыки, замерла компаньонка госпожи. Гидеон не помнил ее имени, лишь то, что отец ее управляет Сембией. Лицо девушки пылало, а темные волосы выбились из прически.
- Владыка, - он поспешно присела в низком поклоне, но Гидеон не смотрел на нее. Оттеснив ее с пути, он вошел в душную комнату, где на окровавленных простынях лежала королева.
- Владыка, - подскочила к нему повитуха. - Вам нельзя здесь находиться. Мужчина не должен видеть…
- Прочь, - оттолкнул ее от себя Гидеон и приблизился к кровати.
Илеана была восково-белой, ее кожа блестела от пота, а взгляд никак не мог на нем сфокусироваться. Наконец она разглядела его лицо, и улыбка едва заметно тронула ее губы.
- Гидеон, - прошептала она.
- Я здесь, - он опустился на кровать и сжал ее пылающую ладонь.
- Ребенок застрял и не хочет выходить, - сообщила повитуха. - Его нужно повернуть, но мы не можем сделать этого без вашего дозволения.
- Повернуть? Что это значит?
- Перевернуть головой вниз. Но это мучительно для госпожи, владыка. Мы не знаем, справится ли она. С тех пор, как вы запретили давать ей морфий…
- Если бы повитухи не давали ей морфий, мои дети рождались бы здоровыми, - зарычал Гидеон. - Они отравили моих детей и расплатились за это своими жизнями. Придержите свой язык, если не хотите его лишиться и делайте, что нужно. Госпожа знает, ее удел обеспечить Талтосов наследниками, даже если ценой этому станет жизнь.
- Нет, господин мой, - Илеана с силой сжала его руку. - Прошу вас, сжальтесь.
- Ты умрешь сама и погубишь моего сына, - холодно ответил Гидеон. Он поднялся с кровати и подошел к окну. Себастиан с окаменевшим от ужаса лицом стоял рядом с ним, но не осмеливался произнести ни слова. Его взгляд всячески избегал Илеаны и кровавых простыней.
В комнате поднялась суматоха. Кто-то нес горячую воду, кто-то масло. Темноволосая компаньонка дрожащими пальцами связывала узлы на щиколотках Илеаны. 
- Сюда, - подсказывала ей повитуха, указывая на резные столбики кровати. - А теперь держите ее, и дайте что-нибудь закусить. С божьей помощью.
Она устроилась между ног Илеаны, а спустя мгновение нечеловеческий крик наполнил комнату. Илеана извивалась всем телом, ее с трудом удерживали компаньонки. Себастиан, побледневший точно мертвец, быстро читал молитву, в его глазах блестели слезы. Лишь Гидеон оставался ко всему безучастным. Он смотрел в окно, и по его лицу невозможно было понять, о чем теперь его мысли. Казалось, он вовсе не замечает происходящего в комнате. Крики Илеаны переросли в вой. Себастиан откровенно плакал, а повитуха продолжала свое дело. Наконец она отстранилась, и Илеана без сил рухнула на простыни.
- Что? - нетерпеливо спросил Гидеон. - Ты сделала это? Он повернулся?
- Да, владыка. Но ребенок слишком крупный. Он не сможет самостоятельно из нее выйти. Если бы госпожа была простой женщиной, я бы предложила бы сделать ей надрезы.
- Нет! Нож не может коснуться ни одной из женщин Талтосов. Это запрещено законом и карается смертью.
- Владыка, но иного выхода нет. Мы потеряем обоих. Если я попытаюсь помочь ребенку, плоть госпожи не выдержит. Она треснет, что принесет ей страдания большие, чем надрезы.
- На то промысел божий.
- Гидеон, нет! - Себастиан обхватил голову руками, не в силах поверить услышанному. - Гидеон, прошу тебя во имя нашей госпожи, смилуйся над ней. Позволь повитухам помочь ей.
- А что ты скажешь консистории? - прошипел Гидеон. - Как ты объяснишь ей? Если ребенок появится на свет вопреки божьей воле, с помощью слуг, от него отвернется церковь. Он будет отлучен, а значит, никогда не взойдет на престол, он станет бесполезен. Еще пятьдесят лет назад за поворот младенца его могли умертвить после рождения. Ребенка поворачивали лишь затем, чтобы спасти мать. Тебе ли не знать этого, храмовник. Вытаскивайте!
- Боже, прости, - прошептала повитуха. Она несколько томительных мгновений не сводила взгляда с Гидеона, точно ожидая, что тот отменит свой приказ, но этого не происходило. Тяжело вздохнув, она вновь присела между ног Илеаны, и вновь комнату наполнили крики боли. Теперь они не стихали ни на миг, женщины с трудом удерживали свою госпожу на месте, так сильно она извивалась. Себастиан мелко дрожал, из его горла рвались сдавленные всхлипы. Трудно было поверить, что это тот самый человек, который безжалостно наблюдал за тем, как готовится человечина для владыки Портия. Себастиан плакал точно дитя, и лишь огромная привязанность к Гидеону удерживала его в клетке родильной комнаты.
- Владыка, я не могу его вытащить! - голос повитухи перекрыл вопль Илеаны, - Плечи застряли!
- Отойди! - Гидеон отпихнул повитуху в сторону. На мгновение он замер, глядя на головку своего нарожденного ребенка, а затем занял место старухи. В следующее мгновение Илеана снова зашлась в нестерпимом визге.
- Вот так, владыка, осторожнее.
Себастиан отвернулся к стене. Его мутило от происходящего, это было страшнее всего, что ему прежде доводилось видеть. А видел он немало. Смерть в лице Гидеона всегда была изобретательна и жестока. Он пытался молиться, но слова его путались, заглушались отчаянным криком Илеаны. 
А затем он достигли наивысшей точки и резко оборвался. Поднялась страшная суета, и, рисуя себе самое худшее, Себастиан повернулся. 
Илеана без чувств лежала в кровати, больше похожей на пыточный стол. Простыни, которыми ее прикрыли, побурели от крови, на ногах, там, где ее связывали, образовались глубокие борозды. Магдалена, дочь сатрапа Сембии обмывала лицо Илеаны, но та была в глубоком забытье. В другой части комнаты стояли повитуха и Гидеон. В руках женщина держала темно-бордового младенца. Себастиан приблизился, желая рассмотреть его поближе, но Гидеон уже обернулся к нему. Он был так же бледен, как Илеана.
- Это был мальчик, - надтреснутым голосом пробормотал он. Мгновение он растерянно смотрел на бесчувственную жену и суетящихся над ней женщин, а затем вышел прочь. Помедлив, Себастиан последовал за ним.
Гидеона он нашел в его покоях. Откупорив графин с черным вином, он пил его из горла. 
- Гидеон…
Взвыв подобно зверю, Гидеон с силой метнул графин в камин. Тот разлетелся на мелкие осколки, и пламя вспыхнуло с пылающей яростью.
- Пятый! Пятый ребенок, Себастиан! Едва она оправляется от родов, я зачинаю ей следующего, но она не может родить мне сына! Дочь, будь она проклята! Я согласен уже посадить на черный престол женщину, но она и с этим не может справиться!
- Ее организм истощен родами, Гидеон. Дай ей время оправиться.
- У меня нет времени! Мне двадцать шесть, пять лет я правлю Черным островом, и у меня по-прежнему нет наследников. Мне приходится держать в живых это убожество Лестера, потому что он последний из Талтосов.
- У него есть ребенок. Вы могли бы взять его ко двору…
- Айана Пеллар главная шлюха Пашен. Она не отказала ни одному из моряков, кто бы мог заплатить. В Пашнях шутят что, вход в порт находится между ног у Айаны-вдовы. Знали бы они, какую честь им оказывает шлюха Пеллар. Откуда мне знать, от кого она родила ребенка? Даже Червь и тот пользуется ею.
Себастиан покачал головой. Хотя он был первым советником владыки, он мало что знал о происходящем в Пашнях,  и услышанное произвело на него огромное впечатление. Он помнил Айану по тому времени, когда она принцессой жила в этих стенах, и не мог ее представить в ином качестве. Айана была так красива, так величественна. Даже в ночь, когда он пришел в ее спальню, чтобы прибраться после убийства Дована, она была страсть как хороша собой.
- Я должен от нее избавиться.
- Что? - вынырнул из воспоминаний Себастиан. - Ты хочешь убить Айану?
- Нет, - Гидеон раздраженно повел плечами и устало опустился в кресло. Себастиан устроился напротив. - Я должен взять себе другую жену. Илеана не может подарить мне здорового наследника. Я оставлю его и женюсь на другой. Или нет. Пусть остается моей женой и живет в этом дворце. Ссориться из-за нее с консисторией я не намерен, не того полета птица. Я возьму фаворитку, и та родит мне сына, а воспитает его Илеана. Женщины не покидают гарем, никто не узнает правды, а если она и всплывет, кому какое дело до разговоров баб? Одного моего слова достаточно, чтобы перекрыть их хор.
- Не руби с плеча, - посоветовал ему Себастиан.
- Я давно об этом подумывал. Мой отец и его предки неизменно держали наложниц и спали с ними. У меня большой гарем, мои генералы охотно отправляют во дворец своих дочерей, надеясь, что они станут моими любовницами. Но я спал лишь с женой. С тех самых пор, как мы вышли из храма, будучи связанными браком, я не ложился ни с одной женщиной.
- Кто бы мог подумать, - не удержался Себастиан и Гидеон рассмеялся. Он пришел в благодушное расположение духа и точно позабыл обо всем, что случилось несколькими минутами назад в спальне Илеаны.
- Ты знаешь всех женщин, живущих при дворе. Кто, на твой взгляд сможет родить мне сына?
- Кухарка Нора. У нее своих уже с десяток, бедра как у медведицы и грудь по земле волочится. Выкормит на раз.
Гидеон захохотал. Он крикнул слугу и тот мгновением позже принес им графин вина. 
- Значит, Нора. Как высоко ты меня ценишь, мой дорогой друг.
- Я пекусь исключительно о ваших интересах, мой владыка. К тому же разве не удел добрых властителей осчастливливать свой народ? Да после такого и рай женщине не нужен будет, лишь бы подарить вам еще одного ребенка.
Гидеон усмехнулся и припал губами к бокалу. Осушив его, он внимательно посмотрел на Себастиана.
- Дочь Толеса из Сембии. Что ты о ней знаешь? Она чиста?
- Ее зовут Магдалена, ей пятнадцать.
- Я не о том тебя спрашивал.
- Насколько мне известно, она не знала еще ни одного мужчину, но весьма искусна в любовных играх и у нее чудесная маленькая грудь. И она похожа на вашу…
Тут Себастиан испуганно замолчал. Глаза Гидеона вспыхнули изумрудным огнем, а лицо ожесточилось. Он понял имя, едва не сорвавшееся с губ Себастиана, и один намек на Сангриду лишил его остатков самообладания. Его ладонь непроизвольно легла на ножны кинжала, и Себастиан испуганно втянул голову в плечи.
- Иди, - холодно произнес Гидеон. Он больше не смотрел на друга и говорил с ним так, как говорил бы с любым из своих слуг. - Расплатись с повитухой и проследи, чтобы она держала язык за зубами. В городе не должны узнать, что произошло во дворце. И вели привести ко мне эту девицу. Посмотрим, на что она способна.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 31 марта 2018 | Просмотров: 472 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


{last_post_on_forum}
» DreamWorlds: Перезагрузка
» Почему они так похожи?
» Vulpes Purpura
» Лиэнистая флудилка
» Фантастические картины М. Mariarty
» Я хочу открыть вам тайну...
» Герда замёрзла...
» Навстречу солнцу
» Просто будь собой.
» А как это было?
» Вышитые драконы
» Сад воронов. Часть 2. Глава 9
» Сад воронов. Часть 2. Глава 10
» Сад воронов. Часть 2. Глава 11
» Подбери Аватарку
Наверх