Ищейка. Книга смерти. Глава 14
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Глава четырнадцатая
ЗАВЕСА
 

- Откуда я знаю, что произошло? – голос Иды доносился приглушенно, казалось, что она говорит где-то за стеной, звуки то приближались, то вновь растворялись вдали.
- Это не мои требования, Идель. Этого требует совет. И что ты ему ответишь, когда тебя спросят, что произошло в Египте?
- То же, что и тебе. Мы заканчивали осмотр подножия пирамиды Джосера, когда из-под земли вырвался яркий поток белого света, ослепивший нас всех, а следом за ним послышались крики птиц, шелест крыльев. Мы поспешно переместились к тому месту, откуда шел свет, увидели обугленный песок и подземную камеру, где без чувств лежали Эмма и Феликс. 
- И почему ты не связалась со мной? 
- Потому что, прежде всего, я хранитель убежища и отвечаю за всех, кто живет в этом доме. Я связалась с тобой сразу же, как мы перенесли их сюда. Спасибо, что позволил Дилан помочь нам.
- Как будто можно ей запретить, - фыркнул Тристан. – Ей не терпелось снова увидеть Ролланда.
- Бедный мальчик, - с вымученным смешком произнесла Ида. – Мне стоит ждать вызова от совета?
- Не сейчас. Большинство из нас согласны, что сейчас главнее всего найти книгу, и потому не собираются отвлекать вас от поисков. Но, когда они завершатся, у вас спросят сполна. 
- Будем надеяться, что они затянутся на годы. А что насчет Феликса? Они нашли выход?
- Пока еще нет, но не думай, будто мы махнули на него рукой. Если Броуди смог наложить проклятие, то среди времен найдется хоть один колдун, который сможет его снять. 
- Будем надеяться. Присоединитесь к нам с Дилан на ужине?
- О, с удовольствием.
Послышался тихий скрип двери, и вновь Эмма окунулась в сон. Когда она открыла глаза, то увидела перед собой маленькую фигурку Люси. Та выметала из камина золу.
- Люси, - позвала ее Эмма. Горничная вздрогнула и едва не рассыпала все содержимое совка.
- Ох, мисс Эмма, как же вы меня напугали.
- Прости. Который час? Тристан уже ушел?
- Конечно, ушел, не оставаться же ему здесь. Как вы себя чувствуете, мисс? 
- Нормально, - пробормотала Эмма, осторожно приподнимаясь на подушке. Ее немного познабливало, но в целом состояние было нормальным. – Как Феликс? 
- Он тоже в порядке, мисс, - Люси отложила метелку в сторону и с плохо скрываемым интересом, спросила, - а что там произошло, мисс Эмма? В той гробнице? Никто в толк не возьмет.
- Я и сама не возьму. Ты не могла бы подать мне одежду? Я хочу увидеть Феликса.
Хотя было видно, что Люси отнюдь не нравится, что она так поспешно покидает кровать, Эмма проигнорировала ее неодобрительный взгляд и переоделась. 
- У вас новое украшение, мисс?
- А? Что?
-  Кулон, - Люси кивнула на ее шею, и Эмма машинально провела по ней пальцами. Она совершенно забыла о подарке, преподнесенном ей Феликсом.
- Это моих предков. Мистер Скрелтон наполнил его своими чарами, так что это скорее амулет на удачу.
- Ах, мисс, это так романтично.
- Романтично?
- Сила колдуна неотрывно связана с его душой. Можно сказать, что в вашем кулоне хранится частичка его души.
- Ты уверена? - изумилась Эмма. Она ещё раз и более внимательно посмотрела на кулон. Ничто не выдавало в нем столь высокой ценности. Самое обычное, потускневшее от времени украшение. 
- Мисс, - с едва заметным укором произнесла Люси, - я, конечно, не колдун или хранитель, но кое-что все же достигает моих ушей, и я вам точно говорю, у колдунов душа и сила неделимы. Ох, мисс, да куда же вы в таком состоянии? Когда леди Монгрелл узнает, сто вы встали с кровати, такое начнётся.
Но Эмма её уже не слышала. Прислушиваясь к своим ощущениям, она медленно направилась вперёд по коридору, и лишь у дверей подумала, что Феликс может спать. Но её опасения не подтвердились. Из-под двери виднелась блеклая полоска света и, постучавшись, Эмма вошла внутрь.
Феликс сидел в кресле перед камином. Все лампы в комнате были погашены, за исключением тусклого рожка над кроватью.
- Эмма? - он порывисто поднялся на ноги и девушка в испуге застыла. В последний раз она видела его умирающим, едва способным говорить, и стремительность его движений немало её испугала. - Я в порядке, - верно истолковал он её движение, - Дилан, колдунья из убежища Тристана, сделала все необходимое, хотя и без ее помощи все было хорошо. То, что ты совершила – верх безрассудства.
- Безрассудства? 
- Я же просил - никогда меня не спасай, - пояснил он, но вопреки суровому тону, на губах юноши играла улыбка. - Я только в толк не возьму, как тебе это удалось. В лучшие свои дни, на пике силы, я не был на это способен. Ты не только превзошла проклятие жрецов и вернула мне силы, ты воскресила из мёртвых тысячи птиц. 
- Я не знаю, что произошло, - смущённо и несколько испуганно ответила Эмма. Она старалась не смотреть в глаза колдуна. Тот ужас, который она пережила в гробнице, видя умирающего Феликса, был столь силён, что теперь она начинала понимать Найджела. Второго раза она не вынесет. Её сердце разобьется вклочья, и те чувства, которые она испытывала сейчас, обещали обратиться в жестокую пытку.
- Ты все сама понимаешь, - значительно понизив голос, сказал Феликс. - Теперь ты все понимаешь. И я не могу оградить тебя от этого. Совсем скоро я вновь приближусь к самому краю, но на этот раз тьма поглотит меня.
- Разве в тебе не прибавилось сил?
- Отчасти. Но они не бесконечны. И все же, - он выдавил из себя усмешку, у меня очень большие планы на то, как ими распорядиться. Верно говорят, понимаешь, как много имел лишь тогда, когда этого лишаешься. 
- Я не понимаю тебя, - с надеждой произнесла Эмма, но по пробежавшей тени на его лице поняла, что речь шла о чем-то ином, чем их взаимоотношения.
- Пока я лежал здесь, у меня была масса времени обо всем подумать. Ты говорила, что у тебя большая семья. Но, насколько я помню, а память у меня от предыдущих поколений колдунов, Уинтегроув был сиротой. Его родители погибли, когда он был совсем еще мальчишкой, и его воспитал Алфорд Гринвуд, старик с портрета в красном зале, тот самый, что погиб вместе с Констанс. 
- Но я помню своих бабушку и дедушку, - категорически отозвалась Эмма. – Я познакомилась с Уинтегроувом на похоронах деда.
- Это невозможно, - мягким тоном произнес Феликс. – Эмма, я считаю, что все гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Либо вы с Уинтегроувом не связаны никакими узами, либо та семья, которую ты привыкла считать...
- Хватит! – резко оборвала его Эмма. Она порывисто поднялась с кресла, но не ушла, а лишь в нерешительности замерла, охваченная жгучим ужасом. Что, если Феликс прав? Она любила своих родных, скучала по ним, и лишь мысль, что без нее они в безопасности, заставляла ее держаться ото всех подальше. 
- Когда ты появилась в убежище, Идель отдала приказ связаться с твоими родными. Но из-за последних событий это не удалось сделать. Если ты готова, мы можем сделать это прямо сейчас, пока у меня достаточно сил. Шеймас перенесет нас в прошлое, в тот день, когда ты оказалась среди нас. 
- Я не знаю, – честно ответила девушка. С одной стороны ей безудержно хотелось вновь увидеть родителей, обнять их и сказать, как сильно по ним скучала, предупредить относительно Уинтегроува. Но с другой... Что, если Феликс прав, и окажется, что ее воспоминания всего лишь морок?
- С этим придется разбираться, хочешь ты того или нет, - тихо произнес он. – Если ты не готова, то мы сами обо всем позаботимся. Ролланд вернулся, так что мы вновь в большинстве. А ты пока приглядишь за демонами. Не оставлять же их одних?
- Нет. Я пойду с вами, - упрямо возразила Эмма. Феликс вперился в нее пристальным взглядом, но, спустя пару секунд неожиданно усмехнулся.
- Хорошо. А сейчас у меня есть одна идея. Подойди, ближе, - он кивнул на кресло, стоящее напротив, и осторожно поднялся. Эмма послушно выполнила приказ, не сводя с Феликса заинтригованного взгляда. - Закрой глаза. Предупрежу сразу, это не самое приятное ощущение из тех, которые тебе приходилось испытывать.
- Даже представить боюсь, что ты имеешь в виду, - пошутила Эмма. Но, стоило ей закрыть глаза, как ее обдало нестерпимым жаром. Она инстинктивно попыталась отстраниться, но поняла, что не в силах пошевелиться. Она была парализована. Даже крик ужаса не сорвался с ее губ.
- Тише, - мягко произнес Феликс. Эмма почувствовала волны силы, исходящие от него. Трудно было понять, что происходит. Все, что ей оставалось — верить ему на слово. Впрочем, Феликс давно заслужил ее абсолютное доверие. Жар усиливался. Теперь он распространялся точечно, точно искры от костра попали на кожу и медленно тлели. Дыхание Эммы сбилось. Она старалась вздохнуть, но воздух был сухим, и у нее  перехватило дыхание.
- Почти все, - пообещал Феликс, а в следующее мгновение огоньки на коже вспыхнули еще сильнее. Эмма закричала от боли, и открыла глаза. Комната казалась  темнее, чем прежде, она кружилась и Эмма почувствовала дурноту. - Ты в порядке?
- Кажется, - прошептала она, утирая выступившие на глаза слезы. - Что это было?
- Всего лишь защита. Демоны тебя боятся, а силы кулона хватит на других темных существ. Но тебе нужно опасаться не их, а совета.
- Я не понимаю, - Эмма тотчас поправилась. - Да, я  знаю, что совет не лучший мой друг, но что ты хочешь, чтобы я сделала, оказавшись в его власти?
- Выжила, - коротко ответил Феликс. - Эти чары помогут тебе воспользоваться способностью Шеймаса к перемещению. Я уже говорил с ним, он не против. Никто не сможет тебя их лишить — заклинание выжжено на твоих костях. Темное колдовство, но что поделаешь?
- И сколько это отняло у тебя сил?
Феликс промолчал. Он просто стоял и улыбался, глядя на нее и Эмма сдалась. Она осторожно поднялась на ноги, прислушиваясь к своим ощущениям. Но боли не было. 
- Я теперь могу перемещаться куда угодно?
- Куда угодно, - подтвердил юноша.
- И тебе не придется тратить силы, если я захочу, чтобы ты пошел со мной?
- Ты думаешь, я захочу пойти? - Феликс насмешливо изогнул бровь и Эмма рассмеялась. - Думаю, я и впрямь задолжал тебе прогулку. В конце концов, Ролланд показал тебе Мохер. Куда хочешь пойти? Гладиаторские бои, рыцарский турнир короля Генриха, коронация королевы Виктории?
- Обычно парни приглашали меня в кино или в кафе. Пожалуй, из всех моих ухажеров ты самый оригинальный.
- А еще бы твоя матушка оценила бы нашу разницу в возрасте. Так я твой ухажер?
Эмма смущенно улыбнулась и опустила взгляд. Она и сама не заметила как слово сорвалось с ее губ. Феликс тихонько рассмеялся.
- Я сочту за честь ухаживать за вами мисс Рейн. Столько, сколько времени мне отведено. Вы мне это позволите?
- С удовольствием, мистер Скрелтон.
- Так как насчет прогулки? У тебя уже появились идеи?
- У меня лишь одна идея — сегодня не лучший день, чтобы покидать убежище. Пару часов назад мы оба чуть ли не погибли. Если Ида узнает, что мы сбежали, такое начнется, что никакие силы не помогут. Ни твои, ни мои.
- Это верно. Но мы обязательно с тобой выберемся из этих стен. Вдвоем. Я тебе обещаю.
- Я знаю.
Эмма в нерешительности замерла. Ей отнюдь не хотелось уходить из этой комнаты, но она не могла найти новой темы для разговора. Приподнявшись на носочках, она неуверенно коснулась губами губ Феликса, но тот мягко отстранился. Эмма замерла. Так они и стояли в полной тишине, отделенные друг от друга парой сантиметров.
- Эмма... - Феликс нежно провел ладонью по ее щеке, - Прошу, не поступай так со мной. Я и без того сейчас привязан к жизни больше, чем был до смерти. Мне будет проще уходить, зная, что то, что между нами, всего лишь плод моего воображения.
- Но это не так. Совет ищет выход, они смогут тебе помочь. А пока что я смогу подпитывать тебя своей силой, как в гробнице.
- Нет. Это недопустимо. Эмма, пойми, невозможно бесконечно брать у жизни в долг. Все рано или поздно окончится. Я не могу быть счастлив, это было бы несправедливым по отношению к тебе.
- Я справлюсь, - холодно возразила девушка. Мгновение она пристально смотрела в глаза Феликса, надеясь увидеть в них хоть проблеск надежды, но все ее чаяния были напрасными. Он все так же упрямо смотрел в ответ и, тяжело вздохнув, Эмма вышла из комнаты.
- Какие же у тебя извращенные фантазии. Мне бы стоило позавидовать колдуну.
- Ролланд?
Он появился из-за поворота коридора и, не сказав ни слова, утянул Эмму в ее комнату. 
- Эй, ты что делаешь?
- Пришел поболтать. Мне твои мысли спать мешают, - он нахально забрался с ногами на кровать и выжидательно уставился на Эмму. - Ну и что произошло в пустыни?
- А что в совете? - вопросом на вопрос ответила она. Оттолкнув ноги Ролланда, Эмма села напротив него. - Очередные неприятности?
- Ну, хорошего мало. На Иду давно уже точат зуб, а когда вся эпопея с книгой закончится, её вызовут на суд и спросят за все. Впрочем, она и не в таких переделках бывала. 
- А что насчёт Феликса?
Ролланд наградил её долгим взглядом.
- У них нет никаких зацепок, чтобы ему помочь. В совете считают, что, как и Феликсу, Броуди частично известно содержание книги смерти. А понять, откуда у них такие знания, совет не может. Они борются, Эмма, но не видят для него спасения. Если бы не Тристан, все бы пустили на самотек. Дилан, колдунья из убежища Тристана, это чистой воды сгусток атомной энергии. Она развила бурную деятельность, пытаясь найти решение, и я весьма на неё надеюсь.
- Я слышала от Иды, что она весьма тобой заинтересована.
- Ерунда. Она чертовски горячая и мне совсем не по зубам.
Эмма впервые за долгое время от души расхохоталась, и Ролланд выругался на гаэльском.
- Я имел в виду, что Дилан это ураган в юбке. Она делает что хочет и как хочет. Ей плевать на совет и его запреты. Только Трис может с ней справиться, она его искренне уважает. Мне не раз приходилось пересекаться с Дилан и я никогда не знал другой девушки, которая бы, будучи пьяной вдрызг в самом дешёвом борделе Флоренции умудрялась оставаться совершенно очаровательной, - на последнем слове он сморщился, точно в нос ему ударил неприятный запах. - Дилан вроде младшей сёстры, которая вечно связывается с дурной компанией и вляпывается в неприятности. И вместе с тем она могущественная колдунья и с ней не боишься выступать против демонов. Она скорее умрёт, чем бросит своих без защиты.
Эмма улыбнулась. Она отчаянно пыталась скрыть свои мысли, но, по тому, как Ролланд расплылся в улыбке, поняла, что это ей не вполне удалось.
- Отстань. Давай о чем-то другом.
- Феликс считает, сто мы должны проверить моё прошлое. У Уинтегроува не было семьи, а, значит, моя мать не была его сестрой. Нужно понять, что их связывало. И родственники ли мы с ним вообще. 
- Я никогда об этом не думал, - задумался Ролланд. - И в самом деле, странно. Впрочем, все возможно, когда речь идёт об Уинтегроуве. Не забивай себе голову ненужными мыслями, уверен, мы завтра же обо всем узнаем. Ида не станет мешать.
- Я не уверена, что хочу знать правду, - призналась Эмма. Ролланд понимающе кивнул и молча сжал её руку.
Когда на следующее утро Эмма вошла в столовую, то испытала неожиданный подъём духа, увидев, что впервые за долгое время все обитатели убежища собрались за одним столом.
- Доброе утро, - поприветствовала она их, и в ответ ей раздался нестройный хор голосов.
- Значит,  ты зовёшь нас в гости? - жизнерадостно спросил Шеймас, неумело орудуя ножом. Кусочек жареного бекона так и норовил убежать из его тарелки.
- Да, - неуверенно ответила Эмма, искоса глядя на Иду. Та, поймав ее взгляд, отложила приборы в сторону.
- Мы уже все обсудили с Феликсом и Ролландом, - подтвердила она. – Я и сама не понимаю, как это от меня ускользнуло. Чем быстрее мы разберемся, что связывает твое прошлое с Уинтегроувом, тем меньше вопросов останется. По крайней мере, я очень на это надеюсь.
- Мы пойдем все вместе?
- Идель останется, - вступил в разговор Найджел. – Мы считаем, не стоит оставлять убежище без защиты, раз Уинтегрову уже раз удалось проникнуть в здание. 
- Хорошо, - Эмма кивнула и принялась за еду. Но аппетита у нее совершенно не было, и вскоре она отставила от себя тарелку. 
- Не переживай.
- Легко сказать.
- Все будет хорошо, - вслух сказал Ролланд. - Мы с Найджелом с удовольствием разомнемся в какой-нибудь заварушке, Феликс полон сил, а, как ты слышала, Шеймасу не терпится найти себе приключения на одно место. 
- Это как пластырь - лучше быстро сорвать, - ввернул Найджел. Он выглядел не таким счастливым, как Шеймас, но и прежнего мрачного расположения духа в нем уже не было. Должно быть, так на него подействовало возвращение Ролланда. 
- Мы будем рядом, - просто сказал Феликс, и Эмма поняла, что он имеет в виду не воинов и Шеймаса, а их двоих. И верно, одного его присутствия как правило было достаточно для того, чтобы Эмма чувствовала себя в безопасности. 
После завтрака они не стали тянуть время и сразу же переместились в дом Эммы.
Как же давно она здесь не была! Стены родного дома, где прошла вся её жизнь, неожиданно показались ей совершенно чужими. Было очень холодно, точно здесь несколько дней все окна были открыты нараспашку, и дом отчего-то казался мёртвым. 
- Будьте осторожнее, - негромко произнёс Ролланд, тесня Эмму и Шеймаса за спину. - Ты чувствуешь? 
Найджел мрачно кивнул. Рука его сама собой потянулась к ножнам и он обнажил меч.
- В чем дело? - настойчиво спросила Эмма. Её нервы были на пределе. Больше всего на свете ей сейчас хотелось закричать, разрушить эту гнетущую тишину. 
Никто не ответил. Обменявшись взглядом с Найджелом, Феликс выставил перед собой руки и принялся медленно и осторожно реребирать пальцами. Казалось, что он пытается нащупать тончайшую нить на бесплотной пелене. Эмма боялась даже вдохнуть, зачарованная движениями Феликса. Они стояли в узком коридоре второго этажа, ожидая чего-то непонятного. И вдруг Феликс резко вскинул руку вверх. Мгновение ничего не происходило, а затем все вокруг переменилось.
Стены обнажились, точно никогда прежде их не покрывали обои. Исчезли фотографии маленькой Эммы с родителями, бра и зеркала. Коридор был абсолютно пуст, а серые стены покрыты чёрной копотью и непонятными знаками. 
- Санскрит, - сквозь зубы прошипел Найджел. - Будьте начеку, он должен быть здесь.
Эмма не знала, о ком он говорит. Она ровным счётом не понимала, что произошло. Дом, который она всегда знала и любила, выглядел так, словно в нем уже несколько десятилетий никто не обитал. Стекла были разбиты, стены изуродованы копотью и заклинаниями, деревянные полы покрыты слизью и чем-то ещё столь же мерзким. Остановившись возле очередной двери, Ролланд резким движением распахнул её. 
Все было ещё хуже, чем Эмма себе представляла. Её комната осталась точно такой же, как прежде. Это выглядело совершенно жутко среди останков прежнего дома. Все это время Эмма уговаривала себя, что всему виной Уинтегроув, что дом изуродовали уже после того, как она оказалась в убежище. Но выходило так, что она и в самом деле жила здесь.  Вся её жизнь была обманом, мороком. Эмме стало плохо. К горлу подступил едкий ком и её стошнило. Найджел обернулся на звук и в ту же секунду резко пригнулся к прогнившему полу, а над его головой серебряным росчерком пролетел кинжал. На ладонях Феликса вспыхнуло зеленое пламя и почти сразу же погасло - в бой вступил Ролланд. 
Эмма могла слышать только звук потасовки. Шеймас осторожно придерживал её за плечо, а она так и продолжала согнувшись стоять в углу комнаты, не в силах пошевелиться. Сквозь щель между косяком и дверью она видела неясные тени, всполохи пламени, до неё долетали вскрики и звон стали.
Все стихло совершенно неожиданно. Эмма бросила настороженный взгляд на Шеймаса, и тот отрицательно покачал головой.
- Идите сюда, - позвал их Найджел. Шеймас подал Эмме руку и они вышли в коридор. Там, где прежде был холл, возвышались три тёмные фигуры. Подойдя к ним, Эмма увидела четвёртую, распластавшуюся на полу у из ног. Это без сомнения был демон, но совсем не такой как Гадес или Барнол. Он был значительно меньше и его тёмные черты были менее человечные. Демона окружали всполохи зелёного пламени, и, стоило ему чуть пошевелиться, оно касалось его уродливой плоти и демон визгливо всерикивал.
- Думаю, ты захочешь с ним поговорить.
Голос Феликса прозвучал холодно и показался чужим. Эмма бросила на него непонимающий взгляд и тот взмахнул ладонью. Теперь вместо демона Эмма видела свою мать. Зрелище было столь реальным, что она невольно поддалась вперёд. Мать на полу дрожала от страха, её лицо, такое любимое и родное, исказила мука страдания.
- Эмма, - позвала она, - Эмма!
Но Феликс снова взмахнул ладонью и видение исчезло. Демон извивался на прежнем месте и его голос вновь превратился в писк.
- Это была  завеса, - тихо произнёс колдун.- Чары, столь любимые Броуди. Все вокруг... Эмма, я...
Но она не слушала. Точно зачарованная, она шагнула вперёд, не отрывая взгляда от демона. Тот перестал хныкать и так же пристально глядел на Эмму. 
- Помоги мне, - повторил он, но теперь завеса не застлила глаза Эммы. Она по-прежнему видела отвратительное существо.
- Кто вас сюда послал? - властно спросил Феликс. Существо закатило глаза и уставилось на колдуна. Пламя вокруг него вспыхнуло ещё ярче и демон вновь закныкал.
- Я сожгу тебя, если продолжишь играть в молчанку. Это очищающий огонь, ты не сможешь восстановиться в аду, как прежде. Говори.
- Уинтегроув, - прошипел демон. - Уинтегроув приказал.
- Говори все, что знаешь.
- Нас привели сюда семнадцать лет назад. Велели заботиться о младенце. Мы и заботились. Когда она сбежала, Уинтегроув велел не искать её. Он сказал, что мы ему больше не нужны, что можем вернуться в преисподнюю. Но я задержался у меня были здесь дела.
- Так все это время... - прошептала Эмма. Демон захихикал, но его смех тотчас перешёл в иступленный визг - пламя вокруг него вспыхнуло ещё жарче.
- Что Уинтегроув говорил о младенцем? Откуда он?
- Он нам не отчитывался. Но я все знаю, все. Если вы меня освободите, я все расскажу, все, - он бросил умоляющий взгляд на Эмму, но она не дрогнула.
- Откуда младенец?
- Она нужна была Уинтегроуву. В нее он годами вкладывал чары, наше присутствие наполняло её силами демонов. Абсолютная власть, дитя убежища, воспитанная демонами. Но он хотел, чтобы она росла обычной, ничего не знала о нашем мире и не сочувствовала демонам. Она должна была оставаться чистой перед советом. 
- Зачем?
- Чтобы стать его частью, а затем уничтожить. Эмма - будущее убежища. Кроме силы у неё есть право на место среди высших. Post tenebras lux
Феликс поражено замер. Взгляд Найджела застыл на Эмме, он был поражен. Даже Ролланд выглядел шокированным, хотя Эмме не удавалось прочесть его мысли.
Пламя зелёного огня взметнулось к потолку. Демон заверещал втрое громче прежнего и с громким треском сгинул. Теперь он был свободен.
- Что это значит? Что он сказал?- дрожащим голосом спросила Эмма. Она опасалась смотреть кому-либо в глаза. Её взгляд замер на тёмном выженном круге паркета, том, что осталось от демона, от её матери.
- После мрака свет, - хрипло перевёл Найджел. - Это фамильный девиз Монгреллов.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 29 сентября 2017 | Просмотров: 426 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх