Ищейка. Книга смерти. Глава 7
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Глава седьмая
ВИНО МЕРТВЫХ
 

- Что я такое? - слова эти против воли вырвались изо рта Эммы, едва они все вместе поднялись наверх из подвала. Она молчала все то время, что понадобилось для того чтобы преодолеть сорок три ступени и миновать длинный коридор, ведущий к гостиной. Эмма пообещала себе, что не выдаст охвативших её чувств, но это оказалось выше её сил. - Что я?
- Эмма, мне не следовало так выражаться, - смутился Феликс, - я отнюдь не хотел задеть ваши чувства.
- Чувства?! Ооох! 
Эмма была страшно зла, причём слова Феликса ранили её меньше, чем вся эта  ситуация в целом. Ей только начало казаться, что она сумеет приспособиться к новой жизни и вот пол снова уходит у неё из-под ног.
- Эмма, дорогая, - мягким успокаивающим голосом произнесла Ида,  касаясь её плеча, - не мучай себя напрасными тревогами. Демоны известные лгуны. Он вполне мог соврать, чтобы сбить нас с толку. 
- Вы же сами говорили, что я смогла невозможное - схватила его голыми руками. И это не все. Вчера, когда я коснулась Ролланда, у меня возникло видение.
- Видение? - изумился воин.
- Я видела не твое прошлое, а будущее. Как это объяснить? Феликсу не удалось, так что, если у кого-то есть ответы, я с удовольствием их выслушаю.
Как и ожидала Эмма, никто не спешил её успокоить. Обхватив себя руками, она отошла к окну, пытаясь справиться с отчаянием. 
- Мы могли бы посмотреть в книгах,  - неуверенно предложил Шеймас.
- Не думаю, что там есть нечто похожее, - негромко ответил ему Найджел. - Если бы мы знали, кто передал ей дар. Но это невозможно.
- Возможно, - Эмма обернулась. - Я вернусь к Уинтегроуву и попытаюсь что-нибудь выяснить.
- Это опасно, - не допускающим возражений тоном отозвался Феликс. Он выглядел не менее раздраженным, чем Эмма. - Уинтегроув схватит тебя, как только ты окажешься на пороге его дома. И где ты собираешься искать информацию?
- Может, определишься уже «ты» или «вы», - взорвалась Эмма. Ей совсем не хотелось срываться на Феликса, но он точно сам напрашивался на ссору. Закрыв глаза, она глубоко вздохнула, пытаясь побороть свою злость, и тихо пояснила, - В его записях. Уинтегроув все документирует. Его сейчас нет дома, он появляется после семи, так что у меня полно времени, чтобы вернуться из Гудинга в Туин-Фолс и попытаться проникнуть в его кабинет.
- Я пойду с тобой, - тотчас вызвался Шеймас. - Если что-то пойдёт не так, мы быстро переместился.
- И я, - кивнул Феликс.- Кто знает, что задумал Уинтегроув и как Броуди обезопасил дом.
- Тогда ехать нужно мне, - возразил Ролланд. – Эти двое не смогут себя защитить, а у тебя будут проблемы посерьезнее.
- Ну, уж нет, - Ида покачала головой. – Ролланд, ты еле на ногах стоишь.
- Ида, дорогая, ты сама понимаешь, что с ними должен быть воин. У нас в подвале Гадес, тут нужна защита посильнее, чем в доме Уинтегроува, которого, к тому же, там наверняка не будет. Да и мне свежий воздух пойдет на пользу. 
- Мы переместимся прямо в дом, - буркнул Шеймас, - какой свежий воздух?
- Ида...
- Хорошо, - решилась хранительница. – Думаю, с вами ничего не случится. Эмма, будь осторожнее и слушайся Феликса.
Эмма с трудом проглотила рвущийся с ее губ грубый ответ и только кивнула.
- Ты сможешь взять свои вещи, - продолжала Ида, - книги, одежду, фотографии. Теперь здесь твой дом.
- Мы скоро вернемся, - пообещал ей Шеймас. – Все готовы?
Как же странно было вновь очутиться в поместье Уинтегроува. Эмма не была здесь всего лишь два дня, но ей казалось, что прошла целая жизнь с тех пор, как она вышла за дверь, намереваясь вернуть Броуди утерянную книгу. 
- Ты в порядке? – негромко спросил Феликс, не сводя с нее внимательного взгляда.
- Да. Кабинет наверху.
- Давайте разделимся, - предложил Ролланд. – Феликс, тебе лучше всех известно, что представляет для нас ценность, возьми Шеймаса и займитесь бумагами Уинтегроува, Эмма, ты пока собери свои вещи, я подожду у дверей. 
- Давай, - кивнул Феликс. – Эмма, у нас минут двадцать, не стоит задерживаться.
- Я понимаю.
Стараясь не шуметь, они поднялись на второй этаж и разошлись. На сборы Эмме понадобилось минут десять. Хотя она давно жила у дяди, вещей, которые она забрала из дома после ссоры с матерью, было совсем немного. Все они легко уместились в дорожную сумку. С улыбкой она добавила к ним любимую кружку и задумалась. Судя по едва различимым звукам, доносившимся из соседней комнаты, Феликс и Шеймас все еще разбирали бумаги. Ролланд дежурил у лестницы, и Эмма решилась.
Включив ноутбук, она поспешно открыла поисковик.
- Тысяча восемьсот восьмидесятый, венская опера, пожар.
Эмма почти не надеялась на успех, но, к ее удивлению, поисковик тотчас выдал сотню ссылок. Эмма открыла первую из них и принялась за чтение.
«Пожар в опере на Ринг-штрассе был, пожалуй, самым трагическим событием в истории Вены конца девятнадцатого века. В тот вечер давался второй показ оперы «Сказки Гофмана». Премьера была столь успешна, что от желающих увидеть все своими глазами не было отбоя. В намерении получить как можно больше прибыли, руководство оперы дало разрешение продавать билеты всем желающим, поэтому в зале, рассчитанном на тысячу семьсот человек, оказалось больше двух тысяч зрителей. 
Начало представления было запланировано на пять часов, однако именно в это время произошло возгорание. Зажигающий софиты работник сцены случайно поджег тонкую парчу декорации, и огонь в мгновение ока охватил всю сцену. Ничего не подозревающие зрители терпеливо ожидали начала представления, но когда занавес поднялся, они увидели огненный ад. 
Пламя тотчас перекинулось на первые ряды, началась страшная паника. Массивные деревянные двери, ведущие в зрительный зал, открывались вовнутрь, лестницы были узкими и сотни людей были затоптаны. В результате горения, многие несчастные оказались отравлены ядовитыми парами, чудом уцелевшие теряли сознание прямо на площади перед горящим зданием. До сих пор невозможно установить, сколько людей погибло в ту ночь». 
Эмма в ужасе откинулась на спинку стула. Ее била дрожь. Это ее вина. Демон атаковал их огнем лишь потому, что она бросилась за ним. Все эти жизни...
- Эмма, - позвал ее Роллан. – Феликс говорит, у нас пять минут.
- Хорошо, - отгоняя от себя все горестные мысли, ответила девушка. Несмотря на охватившие ее чувства, нужно было успеть сделать кое-что еще, прежде чем покинуть дом. На этот раз ей пришлось напрячь память.
- Вода, массовая гибель людей, тысяча девятьсот четырнадцатый год».
Эмма не рассчитывала на успех. Это был год начала Первой мировой, в то время было много массовых смертей, да и, если они провалились под лед, никто не вспомнил бы о произошедшем. Как она и думала, поисковик выдал гору самых разнообразных ссылок. Эмма открыла несколько из них, но ни имени Феликса, ни каких-либо иных указаний, свидетельствующих, что он был среди погибших так и не нашла. 
- Готова? – в комнату вошел Шеймас. Под мышкой он держал целую кипу блокнотов и свитков. 
- Да, - Эмма поспешно закрыла ноутбук и добавила его к остальным своим вещам. – Что-нибудь выяснили? 
- Шутишь? Тут работы Найджелу на неделю. У этого Уинтегроува неплохая библиотека. По большой части это копии с книг, которые находятся в убежище, но есть кое-что новенькое. Если он действительно хранил в кабинете сведения о той ищейке, мы все узнаем.
- Спасибо, - улыбнулась Эмма. Несмотря на то, что с момента ее появления в убежище, они с Шеймасом еще ни разу толком не поговорили, она неизменно находила успокоение в его ободряющих улыбках и успокаивающих нотках голоса.
- Все спокойно? – спросил у Ролланда  Феликс. У него была стопка еще больше, чем у Шеймаса, удивительно, как он вообще умудрялся удерживать все в руках.
- Да, но в доме кто-то определенно есть. Разве ты не чувствуешь?
Феликс замер, его ноздри затрепетали, точно он пытался почуять запах пришельца. Кончики пальцев чуть заметно задвигались.
- Ты прав. Низший демон. Но почему он еще не выдал себя?
- Может Броуди попросту обработал стены его кровью. Феликс, лучше уйти сейчас. 
- Да, конечно, - пробормотал колдун, однако он все еще продолжал едва заметные движения пальцев, когда они вновь растворились в воздухе.

- Что с тобой? – спросил Найджел, вглядываясь в лицо кузины. С уходом тройки и Ролланда они вернулись обратно в столовую, и Люси приготовила чай.
- Мне неспокойно, - призналась Ида, не отрывая взгляда от чашки. – Я волнуюсь за Эмму и за ребят.
- Нам приходилось бывать и не в таких переделках. А что касается Эммы, то могу понять. Это может напугать кого угодно. Верховный демон едва колени не приклоняет перед какой-то ищейкой. Подумать даже страшно, что за этим кроется.
- Най, - Ида воззвала к его благоразумию, - Я боюсь не Эмму, а боюсь за нее. Мы с тобой с самого рождения знали, кто мы такие, а на нее это свалилось точно снег на голову. И мы не в силах ей что-либо объяснить. И Уинтегроув. Меня обуревает ужас, когда я думаю о нем. Ты помнишь, что было, когда их отвергли? 
- Да, но никто не сумел доказать, что атака демонов была организована Уинтегроувом, - напомнил Найджел. – Я понимаю, Ида, ты потеряла отца, но без доказательств...
- Да перестань ты! Мне не нужны никакие доказательства. Отец обнаружил их измену, он обо всем доложил совету хранителей. А потом его убили. Не просто закололи, как остальных, а разорвали на части. Если бы не тот демон, я бы сейчас не сидела рядом с тобой.
- Потише, - оборвал ее Найджел. Он испуганно обернулся к дверному проему, убедиться, что ни Люси, ни Аманда их не услышат, и тихо продолжил. – То, что тебя спас демон, весьма сомнительно. Ты была ребенком и видела, как убивают твоего отца. Это все шок, Идель. Демоны бездушные жестокие существа, которых пьянит кровь. Они не знают жалости. 
- Но я знаю, что я видела!
- Будь это правдой, я был бы вынужден доложить о тебе совету. Ты знаешь, я не в силах скрывать от них подобную информацию. Я воин и клятвой обязан защищать ваши жизни и добрую честь убежища. Я уверен, то, что ты якобы видела, порождение шока, Ида, и пока это так, я могу молчать. Ты знаешь, что с тобой сделают, если правда откроется. Связь любого из обитателей убежища с демоном карается смертью, и, даже если тебя не казнят, у совета возникнет очень много вопросов, отчего демон спас твою жизнь. Ты и без того не на лучшем счету за то, что приютила Люси и Аманду. Эмма кажется неплохой, но, если в ней есть демоническая сила, а это объяснило бы поведение Гадеса, я сообщу о ней. 
- Ты ведь не сможешь так поступить, – в ужасе прошептала Ида, глядя на кузена так, точно впервые его увидела.
- Я дал клятву на собственной крови поступать правильно, что бы сам ни чувствовал по этому поводу, - точно подводя черту, закончил он. – Кстати, ты намерена вернуться в подвал? Мы так ничего не спросили о книги смерти. 
- Позволь мне дождаться их возвращения, затем я займусь демоном. Или я делаю что-то неправильно, Най?  
Найджел промолчал. Он уже понял, что перешел черту, хотя и был прав насчет демонов. Ида была его любимой кузиной, младшей сестрой, но еще и хранителем убежища. С этим нельзя было не считаться. 
Несмотря на собственные слова, Ида направилась в подвал ещё до возвращения Эммы и юношей. Общение с демоном, сколь бы отвратительным оно ни было, представлялось ей более приятным, чем томительное ожидание.
Гадес все так же сидел на полу. Увидев, как Ида входит в подвал, он поспешно поднялся на ноги и с насмешливой улыбкой поклонился.
- Я надеялся, что рано или поздно мы наконец-то останемся наедине. Чему обязан столь приятному свиданию?
- Мне нужна информация.
- Разумеется, - белозубо улыбнулся демон. - Бог подземного мира, младший из трех братьев. Но мои владения ни в пример больше их. Холост, в количестве детей не очень уверен. Но из живых осталось не больше сотни, плюс-минус пара десятков.
Ида невольно улыбнулась.
- Ни разу не видела, чтобы демон шутил.
- Разве существует в этом мире хоть кто-нибудь похожий на меня? Не хочу показаться не скромным, но я вроде бы как верховный бог. 
- Один из трёх, - по-прежнему улыбаясь, уточнила Ида. Гадес насмешливо изогнул бровь.
- Будем честны, в моих братьях нет и толики моего очарования. Зевс старый обжора, помешанный на амброзии и нектаре. Все, на что он способен, это ругаться с родственниками и испускать газы. Думаете, отчего его называют Громовержец? А Посейдон? Братец маленько не в себе - тысячелетиями пытается при помощи волн размыть землю и расширить свои владения. И общается с кем? С морскими гадами и всякими мелкими демонами, вроде гарпий и сирен.
- А вы?
- Я освобожден от компании докучливых родственников. А моё царство? Бесконечные владения, лавовые моря, скалы. А какая компания? Моими собеседниками были Платон, Гомер, Плутарх, Александр Великий .
- Разве они не испили из Леты ?
- Разумеется! Оттого было ещё любопытнее наблюдать за тем, как они обретают самих себя. Воспоминания не значат ровным счётом ничего, если ты знаешь свою душу. Впрочем, бывают более любопытные случаи. Слышали о Нероне ? Какой из него вышел прекрасный артист. Замечательно передразнивал окружающих, жаль, что утонул в лавовом море. Огонь его завораживал.
- Гадес! - оборвала его воспоминания Ида. - Я пришла, чтобы спросить вас о книге смерти.
- А я полагал, вас пленило моё очарование, - демон хмыкнул. - Я отвечу вам то же, что и остальным - её больше у меня нет. Посмотрите на меня, - он протянул вперёд руку, и спустя мгновение его кисть почернела, точно обуглившись, - я больше не бог Подземного царства.
- Но вы по-прежнему правите им.
- Верно. Но это лишь тень былого. Книга исчезла полтора тысячелетия назад, и я не имею ни малейшего представления, кому этим обязан.
Ида не сводила с демона пристального взгляда.
- Вы же знаете, окруженный освященным серебром, я не способен солгать.
- Тогда ответьте мне на ещё один вопрос, - девушка сделала шаг вперёд, - Что вы знаете об Эмме?
- А вот теперь я предпочту молчание, - Гадес отступил вглубь камеры. Ида разочарованно поджала губы. Она уже уверилась, что демон расскажет ей всю подноготную, и она сможет предъявить факты Найджелу. Не добавив ни слова, она направилась прочь.
- Мы могли бы заключить сделку, - скучающим тоном крикнул ей вдогонку демон, когда она вышла в коридор. Ида обернулась. - Я скажу вам то, что могу.
- В обмен на что?
- Сущую безделицу. Хочу увидеть вас с распущенными волосами.
Ида осеклась. Ухмыляющийся демон вновь подошёл к серебряной решетке и на его лицо упал свет. Золотые прожилки у глаз обозначились еще заметнее, подчеркивая ледяную синеву глаз.
- Вы останетесь в этой клетке навсегда, - почти недрогнувшим голосом произнесла Ида
- Может и так, но вы не сможете заставить меня открыть правду. Ваш колдун занятный молодой человек, он владеет силами, которые стали редкостью среди равных ему. Но даже он не способен одолеть меня.
Ида, молча, взирала на Гадеса. Демон насмешливо изогнут бровь. 
- Я жду.
Коротко вздохнув, Ида запустила пальцы в волосы и вытащила из пучка шпильки. Иссиня-черные локоны тяжелыми волнами опустились на её плечи и грудь. Глаза демоны блеснули, его губы изогнулись в улыбке.
- Довольны? А теперь, кто такая Эмма Рейн?
- Простая смертная, но её дар принадлежал древнейшей из древнейших, - Гадес снова осекся, точно в его лёгких закончился воздух. - Это все, что я могу сказать.

- Давай, помогу, - сказал Ролланд, когда они вчетвером вновь оказались в убежище. 
- Сумка не тяжёлая, - покачала головой Эмма, - да и вид у тебя не важный. Лучше бы ты прилег.
- А зачем мне важничать? Я открыт для общения. А что касается прилечь, то мысль недурна. Присоединишься?
- Ролланд, - отдернул его Феликс, но тут же перевёл взгляд на Иду, стремительной походкой идущей к ним по коридору. - Ты в порядке? - спросил он, когда хранительница остановилась.
- В полном, - прошипела она, хотя её щеки пылали огнём, а тёмные волосы были стянуты в неаккуратный пучок. - Что-нибудь нашли полезное?
- Ещё не знаем. Но есть надежда, - он указал на бумаги. - Найджел в библиотеке?
- Наверное, - пожала плечами девушка. Она была страшно раздражена, что ни от кого не укрылось, а, поймав на себе обеспокоенные взгляды друзей, она разозлилась ещё больше. Не добавив ни слова, она направилась прямиком в библиотеку.
- Думаю, мне и впрямь лучше сейчас побыть в своей спальне, - присвистнул Ролланд. - Никогда не видел Иду в таком состоянии.
- Отнести сумку Эммы в её комнату, - попросил Феликс. - Эмма, - он повернулся к девушке, - если ты не устала, нам бы пригодился твой дар.
- Конечно. Ролланд, тебя не затруднит?
- Нет, - отозвался воин, тем не менее, не сводя раздраженного взгляда с Феликса. Забрав вещи, он неторопливо направился прочь.
- Думаю, не одна Ида в плохом настроении, - съязвил Шеймас.
- Идём.
На этот раз Эмма без труда понимала, каким путём они движутся. Она даже знала, как отсюда добраться до спальни и мысленно радовалась этой маленькой победе.
Найджел и Ида уже сидели за столом. Перед Найджелом лежала толстая старинная книга в кожаном переплете. Должно быть, он читал её перед приходом кузины.
- Есть подсказки? - с улыбкой спросила Эмма, надеясь во что бы оно ни стало разрядить напряжённую обстановку.
- Нет, - холодно ответил ей Феликс. Он подошёл к столу и пальцами коснулся переплёта. - Книга демонов. Кого ты пытался в ней найти? Эмму?
- Того, кому мог прежде принадлежать её дар, - спокойной отозвался Найджел. - Или ты считаешь, что высший демон забавы ради пытался преклонить перед ней колени?
- Я считаю, что тебе пора включить логику. Откуда у демона дар ищейки?
- Я не знаю, Феликс. Но мы должны исключить все даже самые невероятные варианты, прежде чем найдём правду. Что вы принесли?
Следующие два часа Найджел и Феликс провели, разбирая убористый почерк Уинтегроува. Ида, бросив на Эмму виноватый взгляд, снова раскрыла книгу демонов, а Шеймас показывал Эмме библиотеку - Феликс надеялся, что, как и в реквизиторской, дар подскажет ей, что следует искать. Однако эти надежды не увенчались успехом. Кроме обычного любопытства она не чувствовала ровным счетом ничего. 
- Бред какой-то, - вздохнул Найджел, отодвигаясь от стола. – Не знаю, зачем это Уинтегроуву, но здесь нет ничего, что бы относилось к дару ищейки. – А что у тебя, Феликс?
- Ничего. Пара текстов о холодных тварях и змеях, и порядком исковерканное Послание к Филиппийцам . Не понимаю, зачем ему это. Эти бумаги могут представлять ценность, только если были писаны рукой какого-то святого. 
- Не забывайте, он отослал Эмму за каталогом ядов, - напомнила Ида. Феликс покачал головой.
- Это не обязательно связано с его планами. Вполне вероятно он просто хотел окончательно убедиться, что дар ищейки овладел ею. Простой смертный просто не увидел бы книгу, написанную в убежище. 
- А мы можем как-нибудь заставить Гадеса открыть правду? – обратился к нему Шеймас.
- Нет. Кем бы ни стал сейчас Гадес, в прошлом он был верховным богом. Я попросту не справлюсь с ним. Да и силы, которые заставляют его молчать, могущественнее божественного начала. 
- Мы могли бы обратиться к другим тройкам, - предложила Ида. 
- А смысл? Все, что нам сейчас нужно, информация. У нас больше книг, чем у кого-нибудь из них. Они не скажут, кто передал Эмме свой дар и тем более никто ничего не знает о книге смерти. Эмма первая из ищеек, кто увидел ее. 
- Я понимаю, Феликс, - мягко произнесла Ида, - Я тоже хотела бы найти книгу смерти, но, возможно, нам это не суждено.  Возможно, видение Эммы было случайностью, и прежде появлялись слухи, что кто-то слышал о книге или, якобы, ее видел.
- Я не верю в случайности, - Феликс поднялся, - Эмма – племянница Уинтегроува, нам известно, его прошлое и причины, почему именно к ней перешел дар ищейки. Уинтегроув преследует некую цель, и я сомневаюсь, что она чиста и благородна. Что бы он ни задумал, нам предстоит противостоять ему. Исходя из этого, мы должны понять, чей дар у Эммы и почему она видела книгу смерти. Если именно книга конечная цель Уинтегроува, мы все в огромной опасности. На его стороне демоны, бесчисленные легионы низших существ, а нас шестеро. 
- Восемь. Думаю, Люси и Аманда захотят к нам присоединиться. 
- Это радикально меняет ситуацию, - фыркнул Феликс. Сейчас он как никогда напоминал Ролланда. Видно и сам поймав себя на этой мысли, колдун смутился, - прости, Идель. Я просто хочу сказать, что нам нужно узнать правду, сколь бы тяжело это ни оказалось. 
- И как мы это сделаем? – спросила Эмма. Все разом обернулись к ней. – Что? Или вы думаете, я буду стоять в стороне и мне все равно? Я хочу понять, кем я стала. Чего мне ожидать? 
- Есть один способ, - неуверенно произнес Феликс. Ида внимательно взглянула на него и ее глаза внезапно округлились.
- Нет! – резко произнесла она. – Феликс, об этом даже не может быть и речи. Хранители отнесли вино мертвых к темным искусствам. Его запрещено изготавливать в стенах убежища.
- Но простые смертные его пьют. Если тебя волнует закон, я мог бы приготовить его где-нибудь в другом месте, но, уверяю тебе, когда Найджел сообщит совету о том, что я нарушил правила, никто не посмеет нас ни в чем обвинить. Речь идет об отступниках и книге смерти.
- Ида, я думаю, Феликс прав, - негромко сказал Найджел. Кузина перевела на него возмущенный взгляд. – Вино мертвых ничуть не опасно для Эммы, его употребление не нанесет вреда ни ей, ни совету. Конечно, я сообщу об этом, но не думай, что нас в чем-нибудь обвинят. На этот раз я поддерживаю Феликса.
- И ты туда же, - буркнула девушка. – Неужели вы не понимаете, что запреты появились не просто так? Ладно Феликс, я уже привыкла к его заигрыванием с темными силами, но ты, Най. 
- У нас нет иного выхода. Впрочем, если Эмма не захочет, никто насильно поить ее не будет.
- Я не знаю, - пожала она плечами, - Что вообще значит «вино мертвых»?
- Аяуаска, - пояснил Феликс. Видя, что Эмма не поняла его, он коротко вздохнул и пояснил, - напиток из южноамериканской лианы, вызывающий видения. 
- У всех колдунов свой рецепт, - добавила Ида, - Феликс добился немалых успехов, экспериментируя с травами. Видение, вызываемые его настоем, очень четкие, но и чувствуешь после него так, словно упал вниз головой с пятого этажа. 
- Если это поможет, я согласна.
- Хорошо, - кивнул Феликс. – Тогда пошли. Надеюсь, никто не собирается присоединиться и проверить, не отравлю ли я мисс Рейн?
Никто не ответил. Окинув всех раздраженным взглядом, Феликс направился вверх по винтовой лестнице.
- Все будет хорошо, - пообещал Эмме Шеймас, и она поспешила за колдуном.
Догнать Феликса ей удалось только за поворотом коридора. Юноша был сильно раздражен и шел таким быстрым шагом, точно за ним кто-то гнался.
- Почему ты так злишься? – спросила она, приноравливаясь к его шагу.
- Я не злюсь, - буркнул он. – Ты должна понять, что под действием вина мертвых ты можешь увидеть что угодно. Мы не знаем твою истинную суть, и это может оказаться опасным. Совет запретил вино богов, потому что в прошлом его часто применяли против демонов: приняв его, они начинали выкладывать всю правду, даже против своей воли, но вино убивало их. 
- Вряд ли во мне кровь демона, - усмехнулась Эмма, но Феликс даже не улыбнулся. – Постой, разве это возможно?
- Я не знаю.
Они вошли в ту самую комнатку, где Феликс учил ее проникать в чужие воспоминания. Сделав свет поярче, колдун подошел к стеллажам с сушенными травами и вытяжками и принялся внимательно их осматривать.
- Аяуаску выдерживают двенадцать часов, но, к счастью у меня есть готовая вытяжка. Осталась еще с тех времен, когда вино мертвых не было запрещено советом. Плюс травы, - он задумался. 
- Что-то не так? 
- Я говорил, обычно аяуаску используют против демонов, сейчас у нас немного другие цели. Так что здесь нужно действовать тоньше.
- И как же?
- Все травы уже заговорены. Достаточно просто знать их свойства. Подержи-ка это, - он протянул ей баночку. – Это. Нет, едва ли. Точно.
Феликс перебрал все содержимое стеллажей, пока наконец не определился с выбором.
- Боярышник, вишня, бессмертник, желтая герань и шелковица .
- Кажется, лучше бы стрихнин и мышьяк, - буркнула Эмма. – Уж точно все проблемы разрешились бы сами собой.
На это Феликс откровенно хмыкнул, однако продолжил смешивать травы. Эмма не представляла, как он понимает на глаз сколько и чего следует положить, но, кажется, колдун ничуть не сомневался в правильности того, что делает. Удовлетворенно крякнув, он поставил смесь на горелку и спустя несколько секунд снял ее.
- Думаю, нам лучше расположиться в моей спальне. Зелье вызывает не самые приятный физические ощущения, в кресле тебе будет удобнее.
- Тебе виднее, - пожала плечами Эмма. Несмотря на то, что она старалась казаться спокойной, в душе у нее все замирало от ужаса. И без того пить зелье, пусть даже приготовленное Феликсом, который вызывал у нее полное доверие, было весьма страшно, а не зная, как оно отразится на ее новой сущности и подавно. 
Опустившись в удобное кресло, она осторожно приняла бокал из рук Феликса. Тот тоже выглядел взволнованным, но ничего не добавил к вышесказанному, лишь ободряюще кивнул, и, собравшись с духом, Эмма тотчас залпом выпила все зелье.
Не успела она вздохнуть, как почувствовала свинцовую тяжесть, стремительно сковывающее все ее тело. Голова закружилась, мысли потеряли ясность, и Эмма точно провалилась в бесконечную пропасть. Ей казалось, что она камнем летит куда-то вниз, перед глазами мелькали неясные образы, что-то безостановочно пищало, точно сломанный телеграф. Затем тьма расступилась. Она увидела мириады звезд, сверкающих так ярко, что на них больно было смотреть. В лицо подул знойный ветер, в нос ударил страшный смрад. Что-то огромное и темное двигалось среди голых камней, скользкий гад, медленно обращающийся в прах. Там, где его кожа лопалась, вырывались яркие лучи солнечного света. Небо стало голубым, точно лазурь, шелестели листья над головой. Эмму наполнило блаженное спокойствие, хотелось смеяться. А затем она точно провалилась под лёд. Её тело сковал холод, лёгкие опустели, в голову била кровь, она содрогалась всем телом.
И вдруг пытка прекратилась. Сквозь сгустившийся мрак она различила сверкающие голубые нити, тянущиеся к ней. Не отдавая себе отчёта в том, что она делает, Эмма протянула к ним руку и нити оплели её. Точно вынырнув из омута на поверхность, она увидела расплывчатые очертания комнаты и силуэт Феликса, в чьей ладони горело голубое пламя.
- Эмма? - взволнованно позвал он, увидев, как девушка приоткрыла глаза. Взгляд её никак не мог ни на чем сфокусироваться, лицо так побледнело, что казалось, будто оно светится изнутри. Отчаянно молясь про себя, он прикрыл глаза, пламя в его руках разгорелось ещё ярче.
- Феликс, - тихо позвала она, и юноша с облегчением вздохнул.
- Ты в порядке? 
- Голова сильно болит, - Эмма осторожно приподнялась в кресле. - Оххх... Ида была права, я точно упала с крыши.
- Я заварю тебе зелёный чай с мятой, - поспешно пообещал Феликс. - Эмма, что ты видела?
- Много странного. Сперва расщелину в скале, куда я провалилась, но вместо того, чтобы упасть, я взмыла к звёздам. Я видела все точно свысока. Это было что-то огромное, вроде змеи, но такой, что могла бы опоясать крепостные стены и сжать город в кольцо. Потом я увидела, как он исчезает, все затопил солнечный свет, и я оказалась под деревьями. Мне было так хорошо, но внезапно я вновь куда-то рухнула, в холод и тьму. Вот и все.
Феликс откинулся на спинку своего стула. Губы его превратились в узкую полоску, а лицо в задумчивости точно окаменело. 
- Нечего не понимаю, - пробормотал он. - Я надеялся, что ты увидишь что-то более конкретное. Небо и скалы есть всюду.
- А змей? - напомнила Эмма.
- Змеи есть в любой мифологии и религии, - покачал головой юноша. - Мы можем потратить годы, прежде чем доберемся до истины.
- Он был просто огромен. Такое чудовище может жить только в воде, на суше ему нет места. Он, точно горы, опоясывал город, а затем обратился в прах. Если я не ошибаюсь, в индейской мифологии змей, свернувшийся в кольцо, символизирует бессмертие.
- Постой, - внезапно оборвал её Феликс. - Он опоясал город и обратился в прах, змей, подобный горам? Точно!  Все сходится.
- Ты знаешь, кто это? - обрадовалась Эмма. Она подалась вперёд и тотчас застонала от боли.
- Тише ты, - улыбнулся Феликс, касаясь ладонью её лба. Его ладонь, несмотря на близость камина, была ледяной, и Эмма застонала от облегчения, прижимая её ещё сильнее к пылающей коже. В эту секунду она ни о чем другом не могла думать. И, лишь открыв глаза, поняла, что только что сделала. Глаза Феликса стали столь же тёмными, как утром, когда он пытался проникнуть в сознание Гадеса. Потупив взгляд, Эмма отпустила его руку и Феликс поднялся. 
На мгновение девушке показалось, что он сейчас выйдет из комнаты, но юноша всего лишь подошёл к письменному столу и, проведя над его поверхностью пальцами, что-то негромко прошептал. Тотчас перед ним появилась толстая книга. Взяв её в руки, юноша неторопливо принялся её листать. Наконец, найдя то, что искал, он осторожно передал книгу Эмме.
- Это то, что ты видела? - голос его был ледяным и отстранённым. Не поднимая на него взгляд, Эмма приняла из его рук книгу и вгляделась в иллюстрацию. Огромный змей свернулся кольцами, а возле него, занеся над собой меч, стоял крохотный человечек. В какое-то мгновение Эмме показалось, что картинка ожила. Меч поразил тулово змея, тот заметался в агонии и замер. Чернила, которыми он был изображён, медленно растекались по листу пожелтевшей бумаги, и вот вместо змея перед Эммой предстали горы, в центре которых на камне сидела крохотная фигурка.
- Эмма?
- Да, это тот самый змей. Что это значит? Кто он?
- Это значит, что Найджелу придётся приложить немало усилий, чтобы получить разрешение совета отправиться за ответами. Этот змей Пифон, а город Дельфы. 




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 29 июля 2017 | Просмотров: 406 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх