Ищейка. Книга смерти. Глава 5
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Глава пятая
ИСКРЫ И ТЕНИ
 

Эмма никому не рассказала о том, что ей удалось увидеть в памяти Феликса. На все вопросы она отвечала, что не видела ничего особенного, только гостиную в доме колдуна и не более, но даже этот её успех сильно обрадовал Иду и Шеймаса.
- Должно быть ищейка, передавшая тебе дар, и впрямь обладала выдающейся силой. Монгрелл, а можно узнать, кем она была?
Ида бросила на него недовольный взгляд, явно задетая подобной фамильярностью, но, не дождавшись извинений, покачала головой.
- Не знаю, Шеймас. Да и зачем? Кем бы она ни была, теперь её сила принадлежит Эмме.
Шеймас в ответ только пожал плечами, но ничего не сказал. Украдкой Эмма бросила взгляд на Феликса. Тот по-прежнему был очень бледен. В общей беседе колдун не участвовал, и казалось, вовсе не замечал остальных, целиком погрузившись в свои мысли. 
Эмма прекрасно понимала его чувства. Она сама до сих пор не могла избавиться от ощущения холода, обжигающего ее кожу, крики людей все ещё стояли в её ушах. Что произошло? Если Феликс жил в начале двадцатого века, вариантов могло быть множество. Например, лёд треснул, и люди провалились в воду или всему виной война. Когда там была Первая мировая?
- Мисс Эмма, - обратилась к ней Аманда. Эмма поспешно повернулась к ней. Её все ещё мучила вина за лимонный сок и Эмма горела желанием во что бы оно ни  стало заслужить прощение. В руках Аманды была чайная чашка, которую она поставила на стол перед девушкой.
- Что это? - удивилась Эмма. Настой был мутного серовато-коричневого цвета, от него пахло чем-то пряным.
- Это настой, о котором я вам говорил, - вместо Аманды ответил Феликс. - Это не самое приятное питье, но это позволит разбудить скрытые в вас силы. Должен предупредить - он горький.
Феликс не обманул. Сделав глоток, Эмма с трудом смогла проглотить мерзкое зелье. 
- Бедная моя, - сочувственно показала головой Ида. Даже Ролланд ободряюще ей кивнул. От их взглядов Эмма почувствовала себя крайне неудобно - точно шоу смотрят. Собравшись духом и пытаясь не вдыхать мерзкий запах пойла, она залпом его опорожнила. Шеймас хохотнул и все вернулись к ужину и разговорам.
- Мисс Рейн, - негромко сказал Феликс, привлекая её внимание, - если у вас остались силы, я бы попросил вас предпринять ещё одну попытку, пока зелье в вашей крови.
- Я должна буду вновь проникнуть в ваши воспоминания? - с ужасом прошептала она. Феликс покачал головой.
- Нет, - думаю, первого раза было достаточно. - Я хочу, чтобы вы попробовали свой дар в библиотеке. Каждая ищейка несколько раз за день заходит туда, пытаясь увидеть, где следует искать очередной свиток или книгу. Порой проходят недели, прежде чем она уловит некий образ, ведущий к их обнаружению. Не все зависит от нашего желания или силы, которой мы владеем. 
- Хорошо, - пожала плечами Эмма. Во всяком случае, на этот раз ей не придётся испытывать чужие эмоции. Видно её мысли слишком отчётливо проступили на лице, потому как Феликс понимающе улыбнулся.
- Я с вами, - шепнул Шеймас, который, очевидно все это время прислушивался к их разговору. - Я много читал, как ищейки ведут поиск, но никогда не видел этого своими глазами. Ни Ролланд, ни Найджел не брали меня к другим тройкам.
Эмма не ответила. По большому счёту ей уже было все равно, сколько человек будет следить за её попытками. Может оно и к лучшему - после видения ей было крайне неудобно оставаться в компании Феликса. 
После ужина они сразу же направились в библиотеку, и Эмма снова поразилась ее размерам. Стоя наверху винтовой лестницы, она безуспешно пыталась увидеть дальнюю стену, но её зрения для этого было недостаточно.
- Сколько здесь книг? - спросила она, когда они с Феликсом спустились вниз. Шеймас, не желая стеснять её ещё больше, остался сидеть на ступеньках.
- Без малого триста сорок тысяч. Свитков гораздо меньше - около ста одиннадцати тысяч, семьдесят из которых из александрийской библиотеки. Есть ещё глиняные таблички и диски. Если вы захотите,  я покажу вам их.
- С радостью. Итак, что мне делать?
- Встаньте здесь, - он указал на крохотный клочок паркета, на который лился свет из круглого окна под потолком, украшенного розой ветров. - Теперь закройте глаза и постарайтесь отрешиться от любых мыслей. 
Легко сказать. Эмма попросту не могла перестать думать обо всем, что происходило с ней, тем более о воспоминаниях Феликса.
- Вдохните в себя запах книг, позвольте вашей силе отозваться на него.
Эмма послушно вздохнула и тут точно прорвалась некая плотина. Разрозненные образы заполонили её сознание. Уши наполнила громкая какофония разрозненных звуков. Ничего общего с воспоминаниями Феликса. Картинки мелькали перед её глазами так быстро, что, не успевая толком сосредоточиться на одной, Эмма уже видела две следующие. Пригибаясь, точно перед ураганным ветром, она пыталась устоять на ногах, но с каждой секундой это становилось все тяжелее. Не удержавшись, Эмма сорвалась куда-то в ослепляющую белизну, и открыла глаза. Феликс осторожно держал её в объятиях.
- Мисс Рейн? - обеспокоенно позвал он её.
- Я в порядке, - сдавленно пробормотала она, осторожно распрямляясь. Эмму страшно мутило, и она была благодарна за помощь Феликсу, который, по-прежнему поддерживая, помог ей добраться до лестницы и присесть на ступеньку. Сверху к ним уже спешил Шеймас.
- Может воды? - спросил он, обращаясь скорее к Феликсу, чем к Эмме.
- Со мной все хорошо, - повторила Эмма.
- Тебе не следовало подвергать её сразу двум испытаниям в один день, - он неодобрительно покачал головой. - Посмотри, какая она бледная.
Феликс ничего не ответил. Он пристально вглядывался в лицо Эммы, и она смущённо отвела взгляд в сторону. 
- Мисс Рейн, вы что-то видели? - спросил он. Шеймас бросил на Феликса осуждающий взгляд, но юноша предпочел его не заметить.
- Да, - отозвалась Эмма, пытаясь извлечь из памяти мелькающие картинки. Как же это было сложно! - Сперва я увидела руки. Кисти были чёрными, точно испачканными углем.
Феликс и Шеймас переглянулись. Эти слова для них имели какое-то значение, но никто не стал перебивать Эмму и она неуверенно продолжила.
- Потом появилась белая змея и клетка. В ней стоял мужчина, кажется, на нем была золотая маска. Все так быстро менялось, я почти ничего не помню. Ещё был рисунок. Белая лошадь у реки.
- Шеймас, - дрогнувшим голосом произнёс Феликс, но временщик уже сорвался с места и скрылся среди книжных стеллажей. Эмма ничего не понимала. Голова у неё была тяжёлой, как после долгого сна. Послышался грохот, ругань, а затем Шеймас появился вновь. В руках его была толстая книга в кожаном переплете, подойдя к читальному столу, Шеймас осторожно её положил и принялся листать тонкие пожелтевшие от времени страницы. Язык, на котором была написана книга, был Эмме незнаком. Она и вовсе не была уверена, что когда-либо видела нечто похожее.
- Стой, - Феликс заложил ладонью очередной лист и пододвинул книгу к Эмме. - Ты видела это?
Эмма склонилась над страницей. Рисунок, выполненный тушью, был здесь куда более искусным, чем в её видении, но не было никаких сомнений в том, что он был тем же самым. Она кивнула. Шеймас порывисто вздохнул и приложил ко рту ладонь. Он выглядел испуганным и возбуждённым одновременно.
- Ты уверенна? - Феликс не сводил с неё испытывающего взгляда. Увидев второй кивок, он выпрямился и повернулся к Шеймасу, - скажи Иде и остальным. Пойдём сейчас.
- Думаешь, это правильно? Эмма ещё очень слаба, она не готова к охоте, тем более такой. Если нам удастся прорваться, на нас навалятся всей силой, ты знаешь это не хуже меня, Феликс. 
- Ты предлагаешь сделать вид, что не произошло? - спокойно спросил колдун. Шеймас не ответил. Вместо этого он торопливым шагом направился вверх по лестнице.
- Что случилось? –с просила Эмма, когда спина Шеймаса скрылась за дверью.
- Вы превзошли все наши ожидания, - Феликс снова взял себя в руки и вернулся к прежнему вежливому обращению. - Среди книг, которые ещё не были найдены, наибольший интерес для нас представляют три - книга жизни, книга смерти и книга бытия.
- Я знаю это, мистер Скрелтон. Люси рассказывала мне о них. 
- Тогда вы понимаете, какую они имеют силу, и на что готовы тёмные существа, чтобы ими овладеть.
- Да, но никто не видел их уже многие тысячелетия.
- А здесь вы ошибаетесь, мисс Рейн, - спокойно произнёс Феликс, - вы сами только что увидели книгу смерти.
- Я не понимаю, - ошеломленно произнесла Эмма. - Как такое вообще возможно?
- Мы сами не знаем ответа на вопрос, почему искомое обнаруживается в тот или иной момент. Это не подвластно нашим желаниям и усилиям. Я только могу предположить, что ищейка, передавшая вам дар, обладала особой силой. И все же, порой великие находки обнаруживали совсем неопытные ищейки. Верьте или нет, но ищейка, выведшей тройку на Либерию, был тринадцатилетним неграмотным сиротой. А книгу Тота  обнаружил старик-ищейка, который за всю свою жизнь не принял ни одного правильного решения.
- Тогда отчего его вообще считали таковым?
- Колдуны легко читают души других, - ответил Феликс и отчего-то смутился.
Дверь в библиотеку вновь распахнулась, и на лестнице показался Ролланд.
- Это правда? Книга смерти?
Феликс кивнул, и воин пораженно присвистнул. 
- Эмма, ты помнишь, что это за место?
- Смутно. Было темно.
- Неважно. Феликс, мы будем готовы через пятнадцать минут. Найджел пошёл помолиться.
- Хорошо. Встречаемся у реквизиторской.
Ролланд вышел, и Феликс осторожно закрыл лежащую на столе книгу.
- Найджел верующий? - спросила Эмма. Ей трудно было это соотнести - религию и колдовство, и Феликс понимающе улыбнулся.
- Найджел родился в другую эпоху. И я честно не понимаю, почему из всех времён он выбрал именно это. Он - эталон крестоносца. Его место под палящим солнцем Палестины, с мечом в руке и библией у сердца.
- Я думала, что только вы из другого времени, - удивилась Эмма. 
- Нет, что вы, боюсь лишь вы одна современница настоящего. Обо мне вы уже знаете, Найджел и мисс Монгрелл пережили все времена - они родились в убежище, и из семьи легко перемещались между веками. Детство Найджела прошло среди людей эпохи Ренессанса, а Ида, как и я, воспитывалась в belle epoque . Ролланд и вовсе не знал постоянства. Ему довелось увидеть и античность и средневековье. Хотя, возможно, в некотором смысле он все же ближе к вам - долгое время он жил среди ваших современников.
- Я думала, что вы не покидаете убежища, - удивлённо произнесла Эмма, пытаясь переварить все сказанное. А она-то считала их самыми обычными людьми. Неужели она столь не наблюдательна, что так легко обманулась на их счёт?
- Нам не возбраняется жить свободно. Воины заводят семьи, без этого они бы попросту перестали существовать.
- А вы? У вас есть дом?
- Дома для живых, - резко ответил Феликс, и Эмма не решилась продолжить разговор. Дождавшись, пока он вернет книгу обратно на стеллаж, она поднялась наверх и покорно направилась следом за ним в реквизиторскую, где собрались все остальные.
- Эмма, - увидев их, взволнованно прошептала Ида. Она была в страшном возбуждении и голос её не терпеливо дрожал. – Ты, дорогая, уверена, что это книга смерти? 
- Она узнала рисунок, - сказал Шеймас, появляясь из-за угла. За короткое время он успел переодеться. Теперь на временщике был длинный жилет из толстой кожи, такие же кожаные пластины защищали его руки. С пояса свисали короткие  ножны, предназначавшиеся для кинжала. Заметив взгляд Эммы, он насторожился.
- Думаешь, придётся быть на виду? Я обычно держусь тени, а эти латы всего лишь подстраховка на тот случай, если меня всё-таки обнаружат.
Эмма неопределенно пожала плечами. Её интуиция молчала, а сама девушка даже не могла представить, что её ожидает в самое ближайшее время. Все вместе они вошли в реквизиторскую, и Феликс подал ей знак пройти вперёд.
- Мисс Рейн, только вы одна знаете, что мы увидим, переместившись. Вам выбирать вещи.
Эмма понятия не имела, чего от неё ожидают. В качестве компромисса она пришлась взад и вперёд вдоль стеллажей и вешалок, пытаясь уловить какой-либо знак. Как и в случае с погружением в воспоминания Феликса, она уже начинала забывать зрительные образы. Никакой подсказки по-прежнему не было. Разве что ей было совсем не интересно заходить дальше средних веков. И как же раздражали устремленные на неё взгляды.
Когда Эмма в десятый раз направилась вглубь реквизиторской, её взгляд привлекло бордовое платье. Остановившись, она подошла к вешалке и коснулась его кончиками пальцев.
- Это? - негромко спросила её Ида. Эмма неуверенно кивнула. Она и в самом деле все еще не понимала, что делает, но желание надеть именно это платье было почти что нестерпимым.
- Вена, 1880, -  прочитал Ролланд. - Эмма, нам с Найджелом тоже переодеться? 
Эмма задумалась. Ничего.
- Я сделаю вас невидимыми для взглядов ушедших.
- Ушедшие? - переспросила Эмма. Ответил ей Феликс.
- Так мы называем людей, живших в прошлом. Когда я сделаю воинов невидимыми для ушедших, это позволит нам быстрее выделить демонов среди толпы - на них силы не распространяются. 
- Тогда почему бы вам не навести чары на всех нас?
- Потому что, несмотря на то, что в своём видении вы заметили демона, вполне вероятно, именно ушедший будет ниточкой, ведущей нас к книге. И он больше доверится нам, если мы не будем выделяться среди остальных людей. Я сопровожу вас, воины и Шеймас будут невидимыми.
- А Ида? - спросила Эмма, поднимая взгляд на хранительницу.
- Я останусь. Хранители не покидают убежище, если им может угрожать опасность. Я буду ждать вашего возвращения. Бери платье, я помогу тебе собраться.
- Подождите, - Эмма вдруг замерла. Чего-то не хватало. Её охватило непонятное раздражающее чувство, которое возникает, если выйдя на прогулку, забываешь дома зонт. Эмма внимательно огляделась по сторонам. Что бы она ни искала, оно было не в этой части реквизиторской. В конце концов, Эмма остановилась у глубокой коробки, сплошь заваленной перчатками. Она запустила внутрь руку и тотчас извлекла из середины плотные белоснежные перчатки из белой кожи.
- Ты уверена? - спросила Ида, даже не делая попытки скрыть свои сомнения. - Ты будешь выглядеть странно.
- Я наведу морок, - пообещал Феликс. Он тоже уже выбрал костюм с биркой "Вена.1880" и теперь терпеливо ожидал, когда Ида и Эмма выйдут из комнаты, давая ему возможность переодеться.
Ида увела девушку в соседнюю комнату. Немногословная Аманда тотчас принялась за прическу Эммы, перемешивая движения ловких пальцев со словами одной ей известных заклинаний. Хотя Люси и говорила ей об особенности Аманды, Эмма была немало удивлена, когда её волосы стали закручиваться в локоны едва их касалась горничная.
А вот с платьем все оказалось не так просто. Эмма никогда не носила корсет и даже подумать не могла, что он причиняет столько неудобств. Стоило Иде затянуть первый ряд шнурков, Эмма вскрикнула от боли. Грудь сдавило так крепко, что она с трудом могла дышать.
- Понимаю, - мягко произнесла Ида, ободряюще коснувшись её плеча. - Наверное, самое лучшее в этом времени - удобная одежда. Не представляю даже, как я раньше ходила в корсете каждый день. Моя матушка и вовсе, будучи совсем юной, спала в нем, надеясь, что это поможет ей обрести точеную фигуру в обход природной расположенности к полноте.
- Может немного ослабить? - натужно пробормотала Эмма.
- Боюсь, я и без того сильно не затягивала. Думаю, ты готова.
Эмма с трудом сделала шаг к ростовому зеркалу и пораженно замерла. Её невозможно было отличить от женщин с картин девятнадцатого века. Роскошное алое платье сделало ещё более хрупкой худую фигуру, кожа казались алебастровой в контрасте с кровавым цветом платья. Что бы ни стояло сейчас её выбором, дар ищейки явно желал, чтобы она привлекала к себе внимание.
- Выглядишь потрясно, - оценил Шеймас, когда Эмма вернулась обратно в реквизиторскую. Чувствуя на себе внимание юношей, Эмма смущённо потупила взгляд.
- Мисс Рейн, если вы готовы, мы должны приступать, - мягко произнёс Феликс. Эмма подняла на него взгляд и вновь ощутила, как жар заливает щёки - Феликс выглядел просто великолепно в тёмно-синем военном мундире.
- Позаботьтесь о ней, - строго велела Ида. - Вы не свитки с поэзией ищите, а книгу смерти. 
- Тебе не о чем волноваться, Монгрелл, - легкомысленно ответил Шеймас и знаком велел к нему подойти. - Готовы?
Шеймас сжал ладонь Эммы в своей, Феликс взял её под локоток, и она вновь почувствовала, как куда-то стремительно проваливается. Не успела она как следует испугаться, как падение прекратилось.
Они стояли среди просторного вестибюля, наполненного старомодно одетыми людьми. Женщины кокетливо обмахивались веерами, мужчины, многие из которых были одеты, как и Феликс, в военную форму, вели неторопливый беседы. Многие из них щеголяли такими огромными завитыми усами, что Эмме с трудом удавалось не глазеть на них.
- Пойдёмте, мисс Рейн, - негромко сказал Феликс, всё так же бережно поддерживая её за локоть. Воины и Шеймас последовали на некотором расстоянии от них. Им не только следовало миновать толпу так, чтобы никого не задеть, но ещё следить за тем, нет ли среди собравшихся демонов или иных тёмных существ.
К тому времени, когда они из фойе вышли к массивным белоснежным дверям, Эмма уже поняла, что они находятся в театре. Двери открывались внутрь алого с золотом зала, а у самого входа стоял молодой мужчина в безукоризненном фраке. 
- Ваш билет, господин, - обратился он к Феликсу. Тот ещё на шаг сократил расстояние, разделяющее их, и что-то негромко произнёс. Глаза мужчины на мгновение точно подернулись сероватой дымкой, а когда она исчезла, он отступил в сторону, пропуская их в зал.
Как Эмма ни пыталась, ей не удалось сдержать восхищенного возгласа. Зал был просторным, его заполняли алые кресла, с резными золотыми наличниками, вверх, точно белоснежные лодочки, поднимались ложи, украшенные искусной росписью, под высоким потолком, напоминавшим неф храма, висела огромная хрустальная люстра, в которой, наверное,  горело не меньше сотни свечей.
- Мисс Рейн, - привлек её внимание Феликс, - давайте поднимемся в ложу. Это позволит нам увидеть каждого, кто войдёт в зал.
Эмма точно очнулась ото сна. Она пребывала в таких восторженных чувствах, что совсем позабыла о причинах, приведших их сюда. А ведь Ида считает, что это может быть опасно. Если, борясь за книгу бытия, простые люди развязали целую серию крестовых походов, что может случиться, если в игру вступят демоны? Внезапно она ощутила такой же пронзительный ужас, какой испытала, коснувшись воспоминаний Феликса. Что она вообще здесь забыла? Отчего не вернулась домой, в безопасность?
- Все спокойно, - негромко произнёс Ролланд, появляясь у неё из-за спины. - Никто из нас не заметил демонов.
- Хорошо, - кивнул ему Феликс. - Мы с мисс Рейн поднимемся в ложу. Будьте осмотрительнее.
- Не волнуйся, Скрелтон, - дружески хлопнул его по плечу Ролланд и, с кошачьей грацией проскользнув сквозь толпу, исчез из виду.
Феликс и  Эмма поднялись наверх. Ложа, которую они заняли, располагалась прямо напротив занавеса, отсюда все выглядело ещё более впечатляющим, но Эмма больше не любовалась нарядами и фресками. Каждый её нерв был натянут, точно струна, и она только удивлялась спокойствию Феликса, который с любопытством разглядывал искусно нарисованную программку -   "Сказки Гофмана. Опера в двух действиях на музыку Жака Оффенбаха".
Взгляд Эммы скользил по толпе, ища воинов и Шеймаса, и тут она вновь ощутила болезненный укол в груди. Прямо под их лоджией стоял высокий черноволосый мужчин и не сводил с Эммы пристального взгляда. Он был невероятно красив, но красота его была так же мертва, как мрамор античных скульптур. Красиво очерченные полные губы растянулись в насмешливой улыбке, когда их взгляды пересеклись. И вдруг произошло то, к чему Эмма совершенно не была готова. Стоило ей моргнуть, мужчина преобразился. 
Кожа его была точно золото и графит, волосы отливали кобальтом и серебром, а его лоб венчала тяжелая корона, украшенная сапфирами. Вместо мундира появилось длинное одеяние из черного бархата, с высоким узким воротником и длинными рукавами, и Эмма увидела черные кисти с перстнями.
- Феликс, вот он, - воскликнула она, и бросилась вниз. На лестнице, ведущей к ложам, было многолюдно, Эмма с трудом протискивалась сквозь толпу, едва не задыхаясь от сжимающего ее грудь корсета. Оказавшись в зале, она огляделась. Демон был около сцены, полы его одеяния мелькнули среди платьев молоденьких девушек, и, никем не остановленный, он поднялся на сцену, исчезая за алым занавесом.
- За кулисами, - бросила Эмма, бросившимся к ней воинам, те послушно кивнули, и последовали за демонами, но, стоило Эмме сделать шаг, ее остановил Шеймас.
- Тебе туда нельзя.
- Но я одна его увидела! – возмутилась девушка и предприняла еще одну попытку пройти, но юноша оказался на удивление сильным, ему ничего не стоило ее остановить.
- Эмма, тебя заметят. Позволь Феликсу сначала навести на тебя морок. Вот он уже идет.
И действительно, с лестницы наконец-то спустился Феликс и быстрым шагом подошел к ним.
- Что случилось, мисс Рейн?
- Я видела его, Феликс, видела демона. Он исчез за сценой, Ролланд и Найджел уже там. Наведи на меня морок.
- Это небезопасно. Лучше оставайтесь с Шеймасом. Вам нечего там делать. Это наша работа.
- Тогда почему никто кроме меня не увидел его?
Никто ей не ответил. Обменявшись быстрым взглядом с Шеймасом, Феликс неохотно кивнул и, протянув к Эмме ладонь, что-то забормотал. Судя по тому, как начала озираться сидящая неподалеку дама, она обрела невидимость. Не дожидаясь, пока сам Феликс преобразится, Эмма бросилась к сцене. Едва занавес оказался за ее спиной, она в ужасе остановилась.
Демон был не один.  Найджел и Ролланд схлестнулись в сражении с чем-то, что больше всего походило на стремительные тени, перемещающиеся столь быстро, что невозможно было за ними уследить. Сзади Эмму кто-то обхватил руками, она закричала, но руки, ухватившие ее, были руками Шеймаса.
- Отойди от них, - зашептал он ей на ухо. Откуда-то появился Феликс. Лицо его исказилось от напряжение, он медленно тяжелой походкой шел к сражающимся, точно борясь с сильным потоком ветра. На его протянутой ладони горел зеленым пламенем сверкающий огонек. 
Тени точно замедлились. Теперь Эмма могла различить, что это увиденный ею демон и существо. Существо сражалось с Найджелом и его движения были гораздо медленнее, чем у демона. И все же Найджелу не удавалось одержать над ним верх. Пальцы Феликса дрожали, он уже стоял на месте, не в силах сделать шаг, и существо рухнуло на колени. Меч Найджела очертил в воздухе дугу и с силой опустился на его шею. Эмма вскрикнула от ужаса, боясь увидеть, как голова отделится от тела, но этого не произошло. Раздался громкий хлопок, и в воздух поднялось облако черного дыма, которое мгновенно растаяло. 
Демон рассерженно зашипел. Он оттолкнул от себя Ролланда, и в следующее мгновение с его ладоней вырвались языки пламени. Декорации тотчас вспыхнули, а помещение наполнил нестерпимый жар. В сполохах огня Эмма различила новые тени, спешащие на помощь своему хозяину. Теперь уже Шеймас бросился в бой. Зеленый огонек погас в ладони Феликса, и в его руке появился меч. 
Он бросился на демона, но путь ему пересекла тень. Демон с насмешкой следил за тем, как сражаются его слуги, он даже не пытался принять участие. Взгляд его перескочил на Эмму, и он с улыбкой поклонился ей. Не в силах пошевелиться, девушка смотрела, как черты его меняются, и вот на полу уже извивается белая змея. Не помня себя от гнева и страха, Эмма бросилась вперед.
В ту же секунду, послышался страшный треск. Охваченный пламенем занавес взмылся высоко вверх. Существа в испуге завопили, к ним присоединились отчаянные крики людей из зрительного зала. Полыхнула яркая вспышка. Эмма увидела, как тенями исчезли за их спинами существа, как к ней бросился Ролланд, а затем все поглотило пламя. Сорвавшись с карниза, их накрыл занавес.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 11 июля 2017 | Просмотров: 718 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх