Ищейка. Книга смерти. Глава 3
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Глава третья
ЛЕДИ МОНГРЕЛЛ И ЕЕ ДЖЕНТЛЬМЕНЫ
 

Люси вновь повела ее сквозь хитросплетения коридоров. Эмме только и оставалось удивляться тому, сколько здесь комнат. Зачем их столько, если убежище существует сразу в сотне времен и пространств? Или за каждой из дверей находится такое же помещение вроде библиотеки? 
Они шли не меньше минуты, прежде чем, наконец-то, свернули под аркой и оказались в просторной уютной комнате, отдаленно напоминающей гостиную. Ее стены тоже скрывали панели из дерева, а потолок был выкрашен в терракотовый цвет. На полу лежал роскошный ковер, а в центре стоял огромный обеденный стол, за которым уже собрались все обитатели убежища. Увидев ее, Феликс тотчас поднялся на ноги. Шеймас смерил его непонимающим взглядом, а затем тоже, крайне неловко встал. За ним поднялись еще двое парней, которых Эмма еще не видела. 
В какое-то мгновение она приняла их за братьев, но спустя мгновение поняла, что ошиблась. Несмотря на одинаковый рост и крепкое телосложение, они ничуть не походили друг на друга. Тот, что сидел напротив Феликса напоминал дикую кошку, пантеру, не иначе. Двигался он лениво, точно в сонной неге, его серые глаза казались слишком светлыми в сочетании темных волос, стянутых на макушке. Его взгляд скользнул по Эмме, и он усмехнулся.
Второй был коротко стрижен на манер военного. Из всех здесь находившихся он определенно был самым старшим. Заметив взгляд Эммы, он чуть заметно ей кивнул.
- А вот и она! – воскликнул звонкий девичий голос и в следующее мгновение кто-то крепко стиснул ее в объятиях. Эмма в замешательстве отпрянула и Шеймас довольно прыснул.
- Монгрелл, не пугай ее, - попросил он. – Не всем твоя милая манера общения кажется нормальной.
Объятия тотчас распались, и Эмма увидела перед собой лицо полной миловидной девушки. Как же ей не подходил этот голос! Она ожидала увидеть едва ли не ребенка, а хозяйка убежища была лет на пять старше ее. 
- Ах, Шеймас, - восторженно выдохнула девушка, - ты и представить не можешь, как мне надоела ваша мужская компания.
- Дорогая Ида, - красивым грудным голосом отозвался парень, похожий на пантеру, - знала бы ты, как многие мечтают о подобной компании. Тебе рады в любой спальне.
Шеймас прыснул, а Феликс бросил на соседа неодобрительный взгляд. Сама Ида ничуть не смутилась. Взяв Эмму за руку, она провела ее к свободному месту, напротив своего, и уселась во главе стола.
- Не слушай Ролланда, моя дорогая, ему нравится распускать свой ядовитый язык, - Ролланд насмешливо приподнял бровь, и Ида невольно стушевалась, уловив всю двузначность произнесенной ею фразы. Шеймас с трудом удержался от очередного смешка, прижав к губам тыльную сторону ладони. – А джентльмен, сидящий рядом с ним, мой дорогой кузен Найджел. Вместе с Ролландом они представляют силовую часть нашей компании. Что касается меня, позволь представиться, я Идель Монгрелл, хозяйка этого, с позволения сказать, дома. 
- Я рада с вами познакомиться, - произнесла Эмма и на лице Иды появилась понимающая улыбка.
- Не думаю, моя дорогая, что это правда, однако искренне надеюсь, что она станет таковой. Итак, Шеймас и Феликс уже показали тебе библиотеку? Прекрасно. Думаю, что после ужина тебе было бы интересно увидеть нашу реквизиторскую и оружейную. Шеймас...
- Я с удовольствием сам покажу их мисс Рейн, - вызвался Ролланд, и Эмма поспешно отвела взгляд в сторону. То, как на неё смотрел юноша, ей отнюдь не нравилось. 
- Значит, решено, - обрадовалась Ида. - Уверена, Ролланд, ты будешь обходительным хозяином.
- Тебе не стоит волноваться, Ида.
- Хорошо. Шеймас, тогда, будь так добр, верни каталог на его место в библиотеке. Книга, которую вы забрали у мисс Филлипс, моя дорогая, ничто иное, как каталог свитков по сильнодействующим зельям. Приготовить что-либо с его помощью невозможно, однако, человеку сведущему, не составит труда понять, где следует искать необходимый свиток с интересующие его ядом. Какое бы решение вы бы ни приняли, я не могу позволить вам вернуться с книгой. Это вопрос безопасности убежища, а такими вещами не шутят. Ах, Аманда, наконец-то!
В столовую вошли Люси и ещё одна девушка, Аманда. В отличие от Люси, Аманда не прятала своих демонических отметин, и Эмма обрадовалась тому, что ей довелось увидеть их прежде. Было бы крайне неудобно, если бы при виде Аманды она принялась исступленно кричать от страха. Теперь же она с интересом подметила, что чешуя на лице Аманды отливает розовым, а не золотом, а рожек у неё вовсе нет. Если бы Эмма увидела фотографию Аманды в каком-нибудь журнале, то решила бы, что девушке хотели создать образ русалки. Волосы Аманды отливали серебром, она была очень хороша и все то время, что она ставила наполненные тарелки на стол, Ролланд не сводил с неё восхищенного взгляда.
На ужин подали запеченную форель и рис. Эмма весьма обрадовалась тому, что в убежище едят нормальную пищу, а не какие-нибудь отбивные из мяса убитых демонов или седла единорогов. Поддев ломтик лимона, он сжала его между пальцев, выдавливая сок на рыбу. В эту же самую секунду Аманда протянула руку, ставя перед Эммой бокал с вином, и капли сока брызнули на её кожу.
Аманда отчаянно завизжала и отпрянула назад. Бокал упал на стол и вино, точно кровь, растеклось по белоснежной скатерти. Эмма не могла взять в толк, что произошло. Аманда скулила,  точно раненный зверь, на глазах её выступили слёзы, и она отчаянно махала кистью. Сидящие за столом обитатели убежища глядели на неё с нескрываемой жалостью.
- Люси, позаботься о ней, -  мягко произнесла леди Монгрелл. Люси крепко обхватила несчастную Аманду за плечи и, бормоча ей на ухо слова утешения, вывела её прочь из столовой. Ещё долго до них до носились её стенания.
- Что случилось? - дрожащим голосом спросила Эмма. Ею овладела сильная дрожь. Совершенно очевидно, что она стала виновницей произошедшего с Амандой, но она никак не могла взять в толк, что послужило тому причиной.
- Мисс Рейн, известно ли вам, отчего рыбу принято подавать с лимоном? - задал неожиданный вопрос Феликс. Эмма отрицательно покачала головой. - В средние века люди верили, что рыбы, как существа холоднокровные, имеют дьявольское происхождение. Чтобы они не могли нанести вреда человеку, после приготовления их опрыскивали лимонным соком. Глупый предрассудок, породивший традицию, однако он не лишен смысла. Лимонный сок и в самом деле наносит тёмным существам сильную боль, подобно кислоте разъедая кожу. Бедняжка Аманда вынуждена надевать перчатки, если необходимо нарезать лимон. 
- Мне так жаль, - прошептала Эмма, и леди Монгрелл тепло ей улыбнулась.
- Аманда поправится. А теперь приступайте к ужину, пока все окончательно не остыло.
Эмма послушно принялась за еду, но после произошедшего ей кусок не лез в горло. И, хотя она испытывала жгучий стыд, Эмма не могла не заметить, что ощущает себя здесь весьма комфортно. Во всяком случае гораздо лучше, чем в доме Уинтегроува. Даже компания незнакомцев казалась ей весьма приятной, точно она когда-то знала их всех, а теперь они встретились после очень долгой разлуки. Колдовство Феликса или она и в самом деле принадлежит этому месту? Обычно Эмма была недоверчива к людям, но сейчас её сердце не было омрачено никакими дурными предчувствиями, и, привыкшая доверять своей интуиции, Эмма позволила себе расслабиться.
Ида тихонько расспрашивала её о тех поисках, которые она вела для Уинтегроува в последние месяцы, в то время когда юноши отчаянно спорили о ком-то по имени Тристан. Понять суть их разговора Эмма не могла - Ида то и дело засыпала её вопросами. После ужина Эмма хотела было попросить Шеймаса взять её с собой в библиотеку, но тут Ролланд напомнил ей об обещанной экскурсии, и Эмме пришлось последовать за ним.
- Итак, ты ищейка, - произнёс Ролланд, неторопливо идя по коридору. Руки он заложил за спину и шагал с невероятной важностью. - Насколько у тебя развит дар?
- Я не знаю, - смутилась Эмма. Присутствие Ролланда пугало её. Было в нем что-то тёмное, отталкивающее, хотя, несомненно, он был весьма хорош собой, о чем прекрасно был осведомлен.
- Я долгое время служу хранителям и видел немало ищеек. Среди них были и выдающиеся. Один мог уклониться от меча прежде, чем соперник заносит его для удара, а другой мог в точности назвать год и место, куда его перемещал временщик.
- Не знаю, способна ли я на это. Вы сказали, что долго служите хранителям? Выходит, и в вас есть демонская кровь?
Ролланд остановился. Он во все глаза уставился на Эмму и от души расхохотался. Эмма смотрела на него во все глаза, не понимая, в чем причина столь бурной реакции.
- Редко кому удаётся меня рассмешить. Кровь демона, скажешь тоже. Если бы ты только знала... Я такой же человек, как и ты. Все воины происходят из нескольких древних семей и с рождения живут в убежище. В отличие от остальных, мы можем с лёгкостью перемещаться внутри его времён, на что не способны даже временщики. Именно мы помогаем хранителям собраться вместе, если возникает такая необходимость. Так что я видел многие тройки. Моя семья живёт в другом времени, а я служу Иде. Признаюсь, она единственная из хранителей, кто не задирает нос от своей значимости. Да и Найджел хороший напарник. Мне нравится тут.
- И давно вы находитесь в этом времени?
- Семь лет. Сперва появился я,  через два года Шеймас, в прошлом году Феликс. Теперь к нам присоединилась ты.
- Я ещё ничего не решила, - напомнила Эмма, но Ролланд отмахнулся от неё точно от мухи.
- Прошу, - произнёс он, распахивая перед ней одну из дверей. Бросив на него неприязненные взгляд, Эмма вошла внутрь и пораженно замерла.
Эта комната была ещё больше библиотеки, и, если бы Эмму попросили бы подобрать ей название, она бы назвала её гардеробной. Сотни тысяч платьев и костюмов были рассортированы по векам и десятилетиями. К каждому крепилась бирка вроде "придворное платье маркизы. Франция, 1776 год" или "костюм рыбака. Согдиана 331 год д.н.э". Помимо одежды здесь были целые стеллажи обуви, сумок, тростей и зонтиков, шкафа, набитые часами и перчатками. А при виде витрин, наполненных ювелирными изделиями, у Эммы заболели глаза, так ярко они сверкали. Стены комнаты были сплошь покрыты зеркалами, усиливая и без того ошеломляющее впечатление.
- Да, это впечатляет, - нарушил тишину Ролланд. - Признаюсь, это место до сих пор немало меня пугает. Ида ориентируется здесь так, словно всю жизнь не выходила из этой комнаты. Впрочем, на то она и хранитель.
- Как же вы понимаете, что следует надеть? 
- Для этого и существуют ищейки. Это теперь твоя забота. 
Последние слова Ролланда Эмма попросту не услышала. Пальцы её перебирали нежный шелк платьев и она была в невероятном восхищении. Ей и раньше доводилось бывать на выставках исторических костюмов, но те выглядели потускневшими и изношенными временем, но здесь, в убежище, месте, где время было не властно, платья выглядели так, точно их только что принесли от портных.
- Откуда вы их берете? - с нескрываемым восторгом в голосе спросила Эмма. Её реакция немало насмешила Ролланда.
- Все эти вещи принадлежат тройкам и хранителям из разных времен. Есть и такие, которые достались нам после охоты на демонов. Они весьма искусно маскируются среди людей, особенно если на их стороне колдун из числа отступников. Демоны любят роскошь, поэтому наша коллекция драгоценностей пополняется главным образом за их счёт. Все эти вещи в равной степени принадлежат всем нам. Пока ты часть убежища, ты можешь носить все, что найдёшь в реквизиторской. Хоть королевские регалии, если того захочется.
- Буду знать.
Эмма вновь скользнула взглядом по великолепным платьям. Если Ида хотела подкупить её возможностью владеть всеми этими сокровищами, то ей практически это удалось. Да и кто бы устоял перед таким соблазном? 
- Пойдём, - поторопил её Ролланд, на лице юноши откровенно читалась насмешка. Придав себе бесстрастный вид, Эмма послушно последовала за ним. На этот раз им не пришлось долго плутать по коридорам. Завернув за угол, Ролланд остановился и отпер дверь. 
Оружейная произвела на Эмму сильное впечатление. Как и в реквизиторской, здесь были представлены вещи из самых разных эпох. Эмма окончательно потеряла дар речи, увидела в углу самую настоящую пушку, скромно накрытую куском брезента.
- И вы ею пользуетесь? - ошеломленно пробормотала она и Ролланд рассмеялся.
- Боюсь даже представить для чего бы она могла понадобится. Эту игрушку откуда-то приволок Найджел, он у нас больной по части оружия. Смотри, - он указал на широкий деревянный стол, стоящий у окна. - Здесь он работает над своими игрушками. Кстати, эти шарики, вон те, у банки с порохом, ничто иное, как капсулы с лимонным соком. Достаточно всего лишь  метнуть такую малышку, капсула треснет и сок выведет демона из строя. Беда лишь в том, что эти твари очень быстро движутся. Впрочем, лимонный сок скорее для Иды, мы предпочитаемой кое-что поострее, - Ролланд с усмешкой кивнул на стеллажи буквально заваленные холодным оружием. Эмма обратила внимание, что его здесь гораздо больше, чем огнестрельного. Да и судя по порядку, царившему на полках с пистолетами и ружьям, ими редко кто пользовался. 
- Возьми его, - он указал взглядом на один из мечей, прислоненных к стене. Не понимая, чего от неё хочет Ролланд, Эмма послушно коснулась пальцами стальной поверхности и с удивлением отвела руку - сталь под её пальцами казалась тёплой, точно её нагрела чья-то ладонь. Вновь коснувшись лезвия, она ощутила пульс.
- Но как такое возможно?
- Работа Феликса, - пояснил Ролланд. - Он потратил немало времени, чтобы наложить столь мощные чары. Этот меч принадлежит мне, и, когда я беру его в руки, мы с ним становимся одним целым. Как бы ни был силён противник, он не сможет выбить его из моих рук, пока я в сознании. Феликс заговорил его на моей крови, и биение, которое ты ощущаешь, касаясь его, биение моего сердца. Никто, даже Найджел,  который дорог мне, как брат, попросту не сможет им сражаться. Это тёмная и очень древняя сила, и, насколько мне известно, ею владеет лишь Феликс.
Послушай, - тон его голоса внезапно изменился. Впервые Ролланд говорил без насмешки, и произошедшая в нем перемена сильно удивила Эмму. - Я понимаю, на тебя многое свалилось в этот день, но ты часть этого мира, и не сможешь от себя убежать. Уинтегроув и Броуди отступники, которых следовало бы казнить. То, что они совершали, чудовищно. Книги, которые они выкрадывали, содержали ключ к силам, способным уничтожить этот мир. 
Ида отчего-то решила утаить от тебя правду, но я считаю, ты должна её знать. Не было никакого аукциона. Броуди продавал книги низшим существам, демонам. Их помиловали только потому, что тройку судят как единое целое, а мисс Филлипс была невиновна. Ты не можешь вернуться и позволить им использовать себя для их целей. Не знаю, что задумал Уинтегроув, отчего ему понадобился перечень свитков с составами ядов, но ничего хорошего ждать не приходится. Феликс самый сильный колдун из тех, кого я знаю, он поможет тебе обрести силу.
- Я могла бы вернуться домой, - неуверенно произнесла Эмма, прекрасно понимая, что такое простое решение попросту неосуществимо. 
- Как знаешь, - равнодушно ответил Ролланд. Он взял в руки заговоренный меч и осторожно провёл пальцем по лезвию, - если ты не возражаешь, мне нужно закончить кое-какие дела. Твоя спальня в трёх шагах. Повернёшь направо в конце коридора, дойдешь до развилки и налево. Твоя комната седьмая слева. Думаю, моё присутствие будет излишним.
- Постараюсь не перепутать, - отозвалась Эмма и вышла из оружейной. Ролланд был прав - этот день был чересчур щедр на события, и она была совершенно измотана. Должно быть, сейчас далеко за полночь, в коридорах совсем темно несмотря на газовые рожки. И тут Эмма заметила то, что прежде ускользало от её внимания. Хотя в коридорах и комнатах были окна, понять, что за ними скрывается, было попросту невозможно. Настороженно приблизившись к одному из них, Эмма отодвинулась в сторону тюль. 
За стеклом клубился туман, разглядеть что-либо в котором было попросту невозможно. Но было в нем нечто странное. Дымка все время медленно вращалась, она была полупрозрачной, едва уловимой глазу, взгляд Эммы устремлялся далеко вперёд, но она не видела ничего, кроме тумана, точно убежище находилось посреди открытого океана. Эмме стало не по себе. 
Стараясь держаться подальше от слепых окон, она поспешила обратно в свою спальню, но сделанное ею открытие настолько неприятно потрясло её, что она не могла вспомнить налево или направо следует повернуть после развилки. Возможно, следовало бы вернуться обратно в оружейную, но при мысли, что придётся вновь пройти мимо окон, Эмма ощутила холодок в желудке, а потому решила прислушаться к интуиции. Кажется, следует идти направо. Свернув, она отсчитала седьмую дверь и вошла внутрь.
С первого взгляда Эмма поняла, что чутье её подвело. Это была совсем не спальня, а просторная ванная комната, освещаемая дрожащим светом свечей в высоких бронзовых канделябрах. Здесь тоже было большое сводчатое окно, но, в отличие от остальных помещений, его заполнял мозаичный витраж. В центре комнаты, на возвышении, располагалась сама ванна, размерами не уступающая небольшому бассейну.
Как странно, - подумала Эмма, приближаясь к ней. Ванна была заполнена водой почти до краев, и вся её поверхность была покрыта чем-то белым. Подойдя ближе, Эмма с изумлением увидела куски битого льда. Зачем это могло кому-то понадобиться? Все ещё не веря собственным глазам, она опустила руку в воду и поспешно ее отдернула. 
И вновь Эмма испытала леденящий страх. Эта пустая комната, запотевшие зеркала, мерцающий свет и странная ванна были такими же жуткими, как и чёрный туман за окном. Нужно убираться отсюда поскорее. Эмма повернулась к двери, и вдруг за её спиной раздался громкий всплеск, и кто-то с пронзительным вздохом поднялся из воды.
От ужаса Эмма не смогла даже закричать. Кровь отхлынула к сердцу, ноги её подкосились, и она рухнула на кафель. Тень в ванной замерла, а затем резко взмахнула рукой. В то же мгновение свечное пламя взметнулось высоко вверх, к самому потолку, яркий оранжевый свет заполнил помещение, и Эмма узнала Феликса. Лицо его было мертвенно-бледным, губы посинели. Его взгляд остановился на Эмме, и она испытала ужас ещё больший, чем за всю эту ночь. В глазах Феликса она увидела пустоту, сосущую бездну, затягивающую в себя, точно омут, где властвует один лишь король - смерть.
Дверь позади неё с грохотом распахнулась. Это Шеймас ворвался в ванную. Глаза его быстро перебегали с Эммы на Феликса, силясь понять, что здесь произошло. Картина, представшая его взгляду, настолько его поразила, что Шеймас на мгновение замер. 
- Феликс, - обращаясь точно к ребёнку, вкрадчиво произнёс он, - твои манеры пугают нашу гостью. Это я привык к ним за годы, но других твои фокусы могут до  инфаркта довести. Хотя, пожалуй, твоя склонность к драматическим эффектам порой и меня доводит до заикания.
- Прошу прощения, - хриплым голосом произнёс юноша и отвернулся от них. Свечи вновь горели ровно, как и прежде, а ванная комната стала всего лишь ванной комнатой. Страх покинул Эмму, теперь она испытывала лишь смущение. 
- Я перепутала поворот, - сдавленно пробормотала она, когда Шеймас помог подняться ей на ноги. - Не там свернула на развилке. Я не хотела никому мешать.
- Это большой дом, - ободряюще произнёс Шеймас. - Я помогу тебе найти твою комнату. Пошли. Ты не ушиблась?
Эмма бросила последний взгляд на ванну. Над бортиком, едва заметно возвышалась голова Феликса.
- Все хорошо, спасибо, - отозвалась она и последовала за юношей. Тот по-прежнему поддерживал её за талию, и Эмма не противилась этому. Сил в ней уже не осталось. Даже ноющая боль в колене больше раздражала, чем беспокоила.
- Я даже не извинилась, - удрученно произнесла она, - Боже, что он обо мне теперь подумает.
-  Феликс? - зачем-то уточнил Шеймас, точно речь могла идти о ком-то ещё. - Можешь не волноваться на его счёт. Видела, лёд в воде? Странно, как он ещё себе мозги не отморозил.
- Разве он делает это не потому, что он колдун? - они остановились возле двери в спальню Эммы, и она с облегчением оперлась спиной о косяк.
- Он делает это, потому что ему так хочется. У нашего Феликса не все дома, когда речь заходит о воде. Почему? Да кто его знает. Этот свой секрет он держит при себе и никому не открывается, - обиженно произнёс Шеймас. Показалось Эмме или нет, он был сильно взволнован увиденным. -  Тебе лучше не забивать себе голову и побыстрее лечь в кровать. Говорю это не в попытке тебя соблазнить, а потому что ты выглядишь, точно ощипанная курица.
Эмме следовало бы обидеться на его слова, но она не смогла. Тихонько усмехнувшись, она поблагодарил Шеймаса за помощь и вошла в спальню. Камин по-прежнему жарко горел, в комнате было тепло и уютно, и забравшись под тяжёлое пуховое одеяло, Эмма мгновенно уснула.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 28 июня 2017 | Просмотров: 720 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх