Сад воронов. Глава 23. Финал
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

 
 
 
                          23. АЛЬДО

Он не мог найти покоя. Отпустив Сангриду к Гидеону, Альдо, тяжело опираясь на трость, медленно шел к Белому дворцу, ощущая, как последние силы покидают его. 
Он отказался от нее, как и следовало сделать. Она молода и красива, здорова. У нее все еще впереди. А кто он? Калека из варварской страны, ошибка творца и не более, обреченный на смерть. Но отчего тогда боль так сильна? Отчего разум, как это бывало прежде, не возобладает над сердцем? Даже когда он стоял у гроба Даррена, Альдо не ощущал такой душевной пустоты. Его жизнь не казалась беспробудным черным сном, он видел свое будущее, но теперь…
- Господин?
Он с трудом прислонился к воротам дворца и медленно съехал вниз. Его не волновал ни ливень. Обрушивающийся на голову подобно сотне стрел, ни причитания слуги. Хотелось одного — закрыть глаза и долго-долго лежать в забытьи, гореть в лихорадке, исчезнуть для этого мира хотя бы на день. 
- Принц?
Принц. Наследник дома Креллингов, последний в роду мужчина. Нужно подняться, обуять собственную боль и немощь ног, не уронить достоинство фамилии еще сильнее, чем он уже сделал, появившись на этот свет. Тяжело опираясь на трость, он новь поднялся и, сильно раскачиваясь из стороны в сторону, побрел во дворец.
Там его быстро привели в порядок. Старуха-камеристка, в насмешку посланная Крысом в помощь, смешно причитала, снимая с Альдо промокший бархатный камзол и долго растирала его грудь. Она же распорядилась подготовить для него ванну и принести горячее вино с перцем, но Альдо даже не нашел слов, чтобы выказать всю свою благодарность. Он думал о том, где сейчас Сангрида, идет ли она к алтарю или, позабыв о ненужной стыдливости, они с Черным принцем уже скрепляют брачные узы. Он снова и снова наполнял свой кубок, забыв обо всех запретах лекарей и желая лишь одного — забыться. Альдо давно выгнал слуг, и вода в ванне остыла, а он продолжал сидеть, неспособный подняться. Насмешкой судьбы, его ноги и спина впервые за долгое время не болели, и физически он был полон сил.
В дверь тихонько постучали.
- Уходите!
- Принц…
- Я сказал, проваливайте!
- К вам принцесса Айана.
Айана? Но как? Отчего она здесь? Альдо порывисто согнул ноги, подняв вверх фонтан брызг. Сердце его забилось быстро-быстро, а разум прояснился. 
- Попроси подождать. Пусть мне помогут одеться.
Никогда прежде слуги не одевали его так медленно, как теперь. Вынутый из сундука темно-зеленый камзол не был должным образом подготовлен и золотая цепь с рубинами совсем не подходила к нему.  Альдо казался себе совершенно нелепым, но переживания о собственном виде покинули его, как только в комнату вошла Сангрида.
Лицо ее опухло от слез, под глазами залегли тени. Теперь она снова напоминала ту Сангриду, которая неделями не выходила из своих покоев, оплакивая смерть Черного принца. Невозможно было представить, что всего два часа назад она, полная радужных надежд, опрометью бежала прочь из храма, горя желанием наконец-то воссоединиться с Талтосом. 
- Госпожа Айана? Что с вами? Вы насквозь промокли. Садитесь сюда, поближе к огню. И позвольте взять ваш плащ.
Сангрида молча позволила ему суетиться вокруг себя и опустилась на предложенное ей место. Она точно окаменела, и Альдо пришлось несколько раз позвать ее по имени, прежде чем она подняла на него взгляд.
- Все кончено, - ее голос был едва различим. - Я и Гидеон. Все кончено.
Радость на мгновение вспыхнула в душе Альдо, но тотчас погасла вновь, стоило ему встретиться с затравленным взглядом Сангриды. Он опустился в соседнее кресло и осторожно сжал ее ладонь. Сангрида тихонько всхлипнула, а затем вновь разразилась горестными рыданиями. 
- Вот,  возьмите,  - он протянул ей недопитое вино,  и Сангрида залпом осушила кубок. - Вот и хорошо.  Вам нужно согреться. 
- Спасибо,  - дрожащим голосом отозвалась нерия. Она, выдавила из себя натянутую улыбку,  но уголки ее губ сильно дрожали. - Вы всегда были ко мне так добры. Я высоко ценю это,  Альдо. 
- Вы говорите так,  будто прощаетесь. Прошу,  не нужно. Я готов на все, чтобы завтра вы остались в живых. Вы знаете о моих к вам чувствах. 
- Но останутся ли они такими,  если вы узнаете всю правду обо мне? Вы же видите лишь то,  что должны. А я совсем не та, за кого себя выдаю.
- Это неважно, - перебил её Альдо, но Сангрида жестом его остановила.
- Моё имя не Айана Пеллар. Я всего лишь самозванка, которой пришлось играть её роль после того, как настоящая Айана сбежала. 
- Но ваши манеры...
- Я - Сангрида Талтос, внебрачная дочь покойного Аластера, привезённая в Мраморный город как наложница Митридата, я сестра Гидеона Черного принца, имевшая неосторожность привязать его к себе. И завтра в завещании будет написано моё имя. Вот кто я, Альдо. Я достойна мучений, выпавших на мою долю. Впрочем, когда завтра власть перейдёт к Гексии, я стану свободна. Я смогу уйти, куда глаза глядят, прочь от Нерелиссы и Мраморного города.
- Тогда поезжайте со мной.
Сангрида смерила его недоверчивым взглядом. Она не понимала, отчего Альдо так спокойно отреагировал на её признание. Она ожидала расспросов, обвинений, быть может, даже угроз, но он только улыбался, словно ее признание прошло мимо него.
- Я обещаю, что смогу вас защитить. Вы поселитесь в Морно, в любой из моих резиденций, какая придётся вам по душе и обретете свободу. Я не хочу с вами расставаться. И вы можете быть спокойны за свою честь - каклека вам не угроза. Будьте кем хотите, начните новую жизнь, и, если вы найдёте время хотя бы иногда навещать меня, то это сделает меня счастливым.
- Вы действительно готовы на это? - прошептала Сангрида.
- Я готов на все ради вас. И мне нет дела до того, кто вы, Айана или Сангрида. Вы дороги моему сердцу.
Глаза Сангриды расширились от изумления. Пару секунд она потрясенно молчала, а затем выскочила из комнаты, оставляя Альдо в полной растерянности.
Ночь он провёл без сна, забывшись лишь незадолго до рассвета, а, проснувшись, вновь погрузился в воспоминания о прошлом вечере. Он не понимал, что заставило Сангриду столь поспешно покинуть его комнату, обидели её его слова или, наоборот, вселили надежду. Он даже подумывал о том, чтобы нанести ей визит, но одумался, решив, что и без него у неё немало поводов для волнения. 
Сегодня он одевался с особенным тщанием, выбрав бархатный синий камзол и золотую цепь с изумрудами. Теперь, когда Сангриду назовут королевой Равнины, он должен выглядеть более, чем достойно. Наследником Морно, принцем Альдораном из рода Креллингов, не дрожащим калекой Альдо. Он благодарил небо за то, что ноги сегодня были особенно послушны ему, а спину не сгибала привычная боль. Даже трость в его руке сегодня казалась мечом, и старуха-камеристка впервые наградила его восторженным взглядом. Он даже отказался от сопровождения слуги, велев гвардейцам из Морно, в их парадных доспехах, следовать за собой.
На площади было так многолюдно, что Альдо потрясенно остановился. Люди забирались на статуи королей прошлого, десятками занимали балконы и подоконники близстоящих домов. Гвардейцам едва ли не силой приходилось прокладывать путь к эшафоту на котором уже стояли трое.
Двоих Альдо знал. Крыс, одетый с небывалой помпезностью, о чем-то переговаривался с отцом Бифордом, духовником Сангриды. Это был добрый знак.
 Отец Бифорд был единственным, кто мог входить в покои Сангриды, когда она оплакивала Гидеона. Он нередко навещал ее и в Малом дворце, порой оставаясь на ужин, и относился к нерии, точно к родной внучке. Третьим был высокий плотный детина, смотрящийся совершенно нелепо рядом с роскошно одетым Крысом и благочестивым святым отцом. Лишь спустя минуту Альдо понял, что перед ним палач и ощутил холодок, пробежавший вдоль позвоночника. Хотя вчера вечером Сангрида дала ему понять, что все разрешится благополучно для всех дочерей Митридата, сам он не верил в счастливый исход и во все глаза смотрел на палача.
Наконец часы на башенке храма пробили полдень, и их последний удар потонул в барабанном бое. Двери храма распахнулись, и оттуда вышли четыре принцессы. Как бы ни был взволнован Альдо, на мгновение все мысли покинули его, и он залюбовался величественным и прекрасным видом сестер. Дочери Митридата были одна прекраснее другой, и даже Милит, унаследовавшая не самые привлекательные черты венценосного отца, казалась ослепительной красавицей. 
И все же глаза Альдо искали не ее, а Сангриду. Дыхание его замерло в груди, когда их взгляды пересеклись. Сегодня она была в бледно-золотом платье,  еще больше подчеркивающем медовый оттенок ее кожи. Тяжелые локоны расплескались по плечам и спине, на взволнованно вздымающейся груди сверкало золотое ожерелье Талтосов. Никогда прежде она не была столь красива, как теперь. Альдо не смел отвести от нее взгляда, зачарованно следя за каждым движением. Даже Крыс не скрывал своего восхищения, не замечая того, что его воспитанница одета на манер нерий, и ее руки и плечи непозволительно обнажены. Да и не было на площади мужчины, который бы не замер в восхищении при виде Сангриды. 
Она же долго искала взглядом кого-то среди толпы. Альдо знал, что она пытается увидеть Черного принца, и что того нет ни среди почетных гостей, ни среди горожан. Когда ее взгляд остановился на Альдо, она чуть заметно улыбнулась и тот почтительно кивнул.
- Добрые жители Мраморного города, - начал свою речь отец Бифорд. Голоса на площади тотчас стихли. - Пришло время огласить завещание нашей покойной королевы Нуадор Тактимар, с тем, чтобы передать престол одной из ее возлюбленных дочерей. Помолимся же за тех, кому по ее воле суждено уйти, уступив правление достойнейшей.
И вновь гул голосов заполонил площадь. Альдо не смог присоединиться к молитве — рядом с ним возникла высокая фигура, облаченная в черный шелк и он тотчас признал в подошедшем Гидеона. Они обменялись едва заметными кивками, и Альдо вновь переместили свое внимание на святого отца. Тот как раз произнес «аминь», и уступил место Крысу.
Тот подошел к самому краю эшафота и продемонстрировал ларец и семь сургучных печатей, ни одна из которых не была надтреснута. Семеро советников покойной королевы защитили ларец от взлома оттисками своих перстней, и, засвидетельствовав сохранность этих печатей, Крыс принялся срывать сургуч. На свет показался свиток бумаги, и взволнованные голоса стали громче. Крыс поднял вверх руку и принялся читать.
- Именем бога, я, владыка Королевской равнины, хранительница Мраморного города, королева Нуадор Тактимар, своей последней волей и передаю трон своей третьей дочери Айане. Я вверяю ее мудрости свой престол, зная, что только она сумеет обеспечить государству мир и порядок. Это моя воля, да будет она освещена божественным благословением.
Последние слова Крыса потонули в криках и аплодисментах, пеллийцы словно сошли с ума, приветствуя свою новую королеву, и не замечая, страха и слез обреченных на смерть принцесс. Один лишь Гидеон не аплодировал, как все, пристально вглядываясь в побледневшее лицо Сангриды, которая упорно продолжала его игнорировать. 
Между тем Крыс открыл еще один ларец и протянул Сангриде второй свиток, что-то пояснив. Та понятливо кивнула и вышла вперед, властным жестом требуя тишины. 
- Мои верные поданные, дети Королевской равнины, я благодарна за ту любовь, которую вижу в ваших глазах. Я клянусь вам быть достойной королевой, неся образец каждой женщине, рожденной в нашей стране.
Но что женщина без мужа, а королева без короля? Наш удел хранить мир, заботиться о детях и любить своих супругов. Я свято верю этой мудрости, а потому этим прошением отказываюсь от правления, - она подняла вверх руку, демонстрируя всем сжатый в ней свиток. - Советник Холгер, подтверждаете ли вы, что все семеро советников единогласно подписали мое отречение в пользу мужа?
- Подтверждаю, - кивнул Крыс.
- Отец Бифорд, подтверждаете ли вы, что все отцы консистории единогласно подписали мое отречение в пользу мужа?
- Подтверждаю, - повторил священник.
- И теперь, когда мои слова подтверждены, а вы стали тому свидетелями, я передаю власть новому правителю Королевской равнины. Я отвечаю согласием на брачное предложение принца Альдо Креллинга. Да здравствует король!
- Да здравствует король! - охотно подхватила толпа.
Альдо стоял потрясенный. Не понимая, что произошло, он ловил на себе взгляды сотен лиц, обращенных к нему. Черный принц был бледен, точно слоновая кость. Он старательно избегал смотреть на Альдо, пытаясь тем самым скрыть свой гнев, но туго пульсирующая вена на шее выдавала его. 
На какое-то мгновение все вокруг Альдо точно замедлилось. Он видел, как поворачивается к нему спиной и уходит Гидеон, как бросается к Сангриде Крыс, лишенный остатков самообладания и обмениваются взглядами дочери короля. А затем его взгляд пересекся со взглядом Сангриды, и бушующее вокруг него людское море внезапно утратило яростную силу. Сангрида смущенно улыбалась, и эта непривычная робость поразила Альдо ничуть не меньше провозглашения королем. Он ощутил в себе непривычную силу и решительность, желание защитить ее от всего мира, от Крыса и темной фигуры палача, все еще маячившего за спинами господ.
- Пошли, - коротко велел он гвардейцам и направился прямо к эшафоту. Стражники Крыса нерешительно отступали, не зная, как теперь им следует поступить, заглядывали в лицо Крыса, но тот точно обратился в камень. Советник был настолько бледен и так сильно дрожал, что казалось, будто его неизменно покинут силы, и он замертво рухнет у ног палача. Альдо поприветствовал его учтивым наклоном головы и прошествовал к Сангриде, которая уже доверчиво протянула ему руку.
- Госпожа моя…
- Теперь мне положено называть вас господином, - улыбнулась она.  Они переплели пальцы и толпа разразилась очередным восторженным возгласом. На эшафот один за другим поднимались члены консистории. Крыс был не то оттеснен ими, не то исчез сам, но он внезапно исчез, и никто не видел, как это произошло.
Преклоня колени, святые отцы произносили клятвы верности союзу короля и королевы, благословляя их брак и воспевая потомство, которое он произведет. Рука Сангриды чуть дрожала, но когда бы их взгляды не пересекались, она отвечала Альдо улыбкой. Отец Бифорд набросил на их плечи горностаевые мантии, и под пение хора их увенчали коронами.
Альдо казалось, что все это происходит не с ним, что это  лишь странный сон, и стоит проснуться, как он обнаружит, что по-прежнему находится в своих покоях, все тот же калека, способный вызвать любовь лишь у старухи-камеристки. Поверить этому было гораздо проще, чем тому, что это он под руку с Сангридой шествует в храм, чтобы преклонить перед алтарем колени, как новый король Равнины. 
Но молиться он не мог. Стоило дверям храма закрыться, как он повернулся к Сангриде, чья улыбка медленно угасала.
- Госпожа моя, я ничего не понимаю.
- Думаю, вы все понимаете, сир Альдо. Я не могла поступить иначе. Что было бы, если бы я отыграла свою роль?
- Должно быть трон перешел к Гестии, как того и желал советник.
- Я не знаю. Всю свою жизнь я безоглядно доверяла людям. Я верила любви Гидеона и отвергала любые слухи, роняющие на него тень. Но вчера я убедилась в том, что все это время позволяла себе обманываться на его счет. Я так же верила советнику Холгеру. Но что, если и на его счет я ошибаюсь? Я знаю, что о нем говорят и говорят единодушно. Мой голос был единственным, звучащим в его защиту.  Что, если я вновь позволила себе ошибиться? Я и без того пошла на великий грех,  подделав истинное завещание. Я шла дорогой, избранной для меня им, не зная, куда она на самом деле ведет. Скажите мне, что я ошиблась, воспротивившись этому? Скажите, что мне следовало хранить верность интересам Холгера.
- Я не могу этого сделать, госпожа. Я никогда не доверял ему.
- Я должна была взять все в свои руки. Я могла лишь принять то, что уже было сделано — мое воцарение, но сделать все возможное, чтобы снизить нанесенный мною урон. В вас одном я видела спасение. Вы более, чем кто-либо еще заслуживаете возможности править. Я знаю. Вы станете великим королем, вы сделаете то, на что не способен никто другой, в вас нет властолюбия и жестокости. Не только Морно должен быть удостоен чести называть вас своим правителем.
- Госпожа, - Альдо смущенно рассмеялся, не веря, что все это говорится о нем и говорится от честного слова. - Вы не видите того, что видит весь мир. Я калека, не способный поднять меч. Я заложник своего тела, гнилая ветвь династии, возможно не способная приносить плоды.
- Но именно вы стали Креллингом, взошедшем на престол Королевской равнины.
Альдо пораженно замер. До сих пор эта мысль даже не приходила ему в голову. Теперь его династия сменила Пелларов. Королевская равнина не поглотила Морно, но морнийский король взошел на престол Равнины.
- Сумеете ли вы простить меня за то, что я приняла решение, не посоветовавшись с вами? Сумеете ли принять, как жену?
- Простить? - Альдо в изумлении уставился на Сангриду. - Госпожа моя, вы одарили меня столь щедро, как не снилось ни одному смертному. Вы позволили мне стать вашим супругом. Это мне стоит стать на колени и просить у вас прощение за собственную слабость, молить о любви.
- Но вы дороги мне. И чувства, которые я к вам испытываю сильнее дружеской привязанности. Я бы сильно горевала, если бы вам пришлось покинуть Равнину.
Альдо не скрыл свою улыбку и коснулся губами ее руки. Ладонь Сангриды нежно скользнула по его щеке, она наклонилась ближе, но с улицы донесся громкий вопль, и они в страхе отшатнулись друг от друга. 
- Что там происходит? - испуганно пробормотала нерия. Альдо, прекрасно понявший, что значит этот крик, покачал головой.
- Понятия не имею. Должно быть кого-то затоптали в давке. Все пытаются покинуть площадь и разойтись по своим кварталам, где разливают вино и раздают гостинцы. Нам не стоит туда возвращаться. Дождемся святых отцов и те сопроводят нас во дворец более безопасным путем.
- Вы правы.
- «Ты» прав, - поправил ее Альдо и Сангрида смущенно улыбнулась. Повисшее между ними молчание было крайне неудобным. Альдо упорно искал тему, которую они могли бы обсудить, но Сангрида избавила его от такой необходимости, преклонив колени в молитве. Он последовал ее примеру.
Отец Бифорд был немало удивлен, обнаружив, что новоиспеченные супруги предаются совместной молитве. Он помнил, как обнаружил здесь владыку Митридата, скрепляющего узы с Нуадор Тактимар, названной главной наложницей, его сыновей, успевших связать себя браком до того, как были отравлены черной вересью. Этот храм видел немало консумаций, но ни разу королевская чета не проявляла себя столь благочестиво.
- Ваше величество, - с улыбкой обратился отец Бифорд к Сангриде. - Спешу вас уведомить о том. Что закон был соблюден и ваш престол стоит крепко.
- О чем вы? - не поняла Сангрида. Она поднялась на ноги и непонимающе уставилась на духовника и его сопровождающих. Альдо встал позади.
- Ваши сестры достойно приняли смерть. \палачу уже уплачено из казны, так что вам не о чем беспокоиться. Сейчас мы проведем отпевание, если вы хотите поприсутствовать…
- Госпожа!
Сангрида мертвенно побледнела, ее ноги подкосились и она рухнула на Альдо. Тот, готовый к этому исходу, осторожно подхватил ее.
- Ваше величество?
- Позаботьтесь о королеве, - распорядился Альдо. Святые отцы жестами подозвали послушников и те, осторожно приняв Сангриду из рук Альдо, унесли ее в келью отца Бифорда. - Кто отдал приказ?
- Советник Холгер, ваше величество. Традиция велит нам…
- Прежде всего традиция велит слушаться королеву, а не советника. Где он сейчас?
- Насколько я могу судить, в своем дворце.
Альдо кивнул и быстрым шагом направился прочь из храма. На улице его окликали по имени, произносили здравицы, но он ни на что не обращал внимания. Он даже не останавливался, когда его гвардейцам приходилось оттеснять чересчур ликующих горожан. У Малого дворца он велел тем вовсе его оставить и в одиночестве вошел в главные покои.
Крыса здесь не было. На столе, в страшном беспорядке, лежали свитки и письма, и, приглядевшись, он заметил в них свое имя и имя Сангриды. Забыв о гневе, Альдо протянул к ним руку, но тут до его уха донесся голос Крыса, направляющегося в кабинет со стороны черного хода и еще один, незнакомый ему.
Времени думать у Альдо не осталось. Боясь быть обнаруженным, он шагнул за гардину, скрывающую выход на балкон. Он едва успел скрыться, как дверь в кабинет распахнулась и в него вошли двое.
- У меня совсем мало времени, отец. Меня едва не увидели, когда я входил.
- Будь осторожнее. Мы и без того терпим поражение, - послышался звук выдвигаемого ящика, шаги и Крыс вновь заговорил. - Будь осторожнее с этим ядом. Даже его пары могут убить человека, так что поручи кому-нибудь иному грязную работу.
- Не волнуйтесь. Но мне нужно поспешить. Вы были правы, велев мне привести шлюх к принцу, он не отказался от этого дара. Но даже вам не представить, что было после того, как Сангрида обнаружила его с ними. Я никогда прежде не видел принца в такой ярости. Боюсь, вам придется заменить часть мебели. Теперь мы возвращаемся на Черный остров, и не думаю, что в ближайшие годы вновь наведаемся в Равнину. 
- Я рад это слышать, мой мальчик. А теперь будь  терпеливым. Пройдет немало времени, когда я снова пришлю к тебе письмо. Прежде, чем взойти на престол, мы позволим Гидеону свершить свои завоевания. Пройдут годы, прежде чем мы вновь вернемся к нашим мечтам. И тогда уже мы будем править не только Королевской равниной, но и Черным островом. Мы проявим терпение и обретем империю. Береги себя, Себастиан.
- И вы себя, отец.
Послышались быстрые шаги, хлопнула дверь, а затем скрипнули пружины кресла.
- Ты все увидел, что хотел, Альдо? – не оборачиваясь, спросил Крыс. Альдо вышел из-за гардин и, потрясенный, опустился в кресло напротив советника.
- Так значит...
- В ту ночь глаза не обманули тебя. Я не скопец, и женщина, которую ты видел в этих покоях, моя любовница. Солдаты Митридата изувечили меня, верно, но не оскопили, не смогли. У короля даже  и мысли не было, что его приказ не выполнен. Уже тогда, ребенком, я понимал, что должен молчать. Я добровольно обрек себя на эту жизнь, я позволил оскорблениям лететь в мой адрес, терпел побои и издевательства, зная, что наступит тот день, когда все это позволит мне взойти на престол. 
- Но вы не взошли. Мы с Сангридой теперь правим Королевской равниной, Гидеон Талтос владыка Черного острова, и, что бы ни сделал ваш сын, это не поможет вам обрести власть. Даже, если вы всех нас убьете. 
- Убью?  - искренне рассмеялся Крыс. – Мой дорогой мальчик, неужели ты не понимаешь, что ваша смерть, это последнее что мне нужно? Нет, вы все будете жить и править, мое время еще не пришло. Но день настанет, не сомневайся. 
Альдо в ужасе смотрел на советника, но неожиданно, точно услышав чью-то шутку, рассмеялся. 
- Вы проиграли, Крыс. Сегодня вы невольно сделали меня королем Равнины, а сейчас, уже по собственной воле, вложили в мои руки оружие против вас. Я могу вас казнить. 
- Можете, мой король. Но вы этого не сделаете, - спокойно произнес Крыс. Под испепеляющим взглядом Альдо, он откупорил графин вина и налил немного в свой бокал. – Видите ли, часть моего плана заключается в том, чтобы через вас управлять Равниной. Вы, как и Нуадор Тактимар, станете моей марионеткой, с той лишь разницей, что Нуадор Тактимар никогда не была связана ни с кем из Талтосов. Вы же женаты на одной из них. 
Сегодня ночь откровений, мой король, так что поговорим открыто. Сангрида – дочь Аластера Талтоса, принцесса Черного острова и наследница владыки Гидеона. Думаю, мне не стоит говорить о том, кто владеет ее сердцем. 
- Я уже знаю это, - холодно возразил Альдо. - Черный принц остался в прошлом. Она добровольно сделалась моей женой.
- Она – Талтос. Талтос, мой дорогой мальчик, поймите это. Что бы ни произошло между владыкой Гидеоном и Сангридой, у них одна судьба на двоих. Вы можете быть ее мужем, можете стать отцом ее детей, но вы навсегда останетесь тенью Черного принца. Ваша любовь – теплое дуновение ветра в холодный день, но то, что существует между ними, открытое пламя, способное поглотить весь мир. Рано или поздно они вновь объединятся. Нет силы, способной удержать их друг от друга.
Я рассказал вам о прошлом, теперь же позвольте рассказать о будущем. Вся ваша жизнь превратится в фарс. Вы будете играть роль любимого мужа, роль короля, но не будете ни тем, ни другим. Настанет день, когда вы потеряете все. Куда милосерднее было бы оставаться калекой на морнийском троне. 
- Вы ошибаетесь, советник. Что бы ни привело меня сюда, свое будущее я определяю сам. Я завоюю любовь Сангриды, так же, как и любовь своего народа. Что касается вас, время Холгера Крыса минуло. 
- Мое время только начинается, - усмехнулся Крыс. Он медленно отпил из кубка и поднял на Альдо насмешливый взгляд, - Нам придется научиться существовать вместе, мой мальчик. Потому что я знаю, что это ты убил принца Даррена. 
- Что?! – Альдо в ужасе отшатнулся. Лицо его исказила гримаса ужаса, он не сводил пылающего взгляда с Крыса, а тот только улыбался в ответ.
- Даррена Креллинга закололи не кинжалом с Черного принца. Убийцу спугнули, он ушел прежде, чем сумел вернуть свое оружие, а оружие это примечательное. Кинжал из  морнийской стали с золотой рукоятью. Одного этого достаточно, чтобы обвинить тебя, но, это, право, смешно, он украшен бирюзой, камнем Креллингов. Ты действительно думал, что я этого не заметил? Что я мог спутать морнийский клинок с тем, который выковали в Мраморном городе?
Нет, дорогой мой, ты не столь удачлив, как думал все это время. Но я не помешаю твоему счастью. Будь послушен моей воле, никто не ожидает от тебя великих свершений на престоле, и живи так, как того хочешь. Пока ты будешь выполнять то, что я скажу, твоя тайна останется тайной. И не думай, что я беспечен настолько, чтобы не защитить себя от попытки короля свести со мной счеты. Не будь глупцом. И, пожалуй, иди к своей жене, она, должно быть,  заждалась.
И, посмеиваясь вслед уходящему Альдо, Крыс поднял вверх бокал, салютуя самому себе. 

                  Конец первой книги




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 26 мая 2017 | Просмотров: 643 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх