Сад воронов. Глава 19
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

 
 
                   19.  АЙАНА

Айана проснулась с первым раскатом грома. Открыв глаза, она ещё несколько минут невидящим взглядом смотрела на полог своей кровати, а затем закрыла их вновь. 
Только что она видела чудесный сон, отголосок прекрасной жизни, принадлежавшей нерелийской принцессе. В этом сне она вновь жила в белоснежном дворце Талтосов и гуляла в его висячих садах. Слуги играли на диковинных музыкальных инструментах, сквозь их звуки доносились голоса с верфи и шелест волн. Рядом был её супруг, но не Дован, нет. Чёрный принц принадлежал ей одной. Его глаза вспыхивали зелёным огнём каждый раз, когда их взгляды пересекались. Он был невероятно хорош, и венец владыки золотился на его челе. Им предстояло править миром. 
Если бы это было правдой! Айана почти жалела о том, что проснулась. Как бы она желала вновь оказаться в Нерелиссе, пусть хотя бы во сне. Все чаще ей казалось, что прошлое, проведенное в роскошных залах дворца, всего лишь видение, память о рассказе, услышанном от кого-то другого. Руки ее огрубели, кожа потемнела, а волосы выцвели под палящим вайским солнцем. Кто бы узнал в этой вдове великолепную принцессу из рода Митридата? Кто бы поверил, что та способна клеймить мертвое тело или отдаваться незнакомцам за плату?
И все же Айана не скорбела о своей судьбе. Здесь, во Вдовьем доле, в ее душе проснулось нечто, прежде скрытое от нее самой. Айана не знала, какие у бога планы на ее счет, но твердо верила, что лишения нынешних дней не случайны. Этот путь не ведет во тьму забвения, наоборот, петляя и искривляясь, дорога возвращала ее к настоящей судьбе, в Нерелиссу, к Талтосам. Разве богу не угодно, чтобы она стала чёрной королевой? И, если перипетии сегодняшних дней всего лишь плата за более достойного мужа, чем Дован, она готова ее заплатить.
Размышления привели Айану в такое возбуждение, что она встала раньше всех в лагере и, к тому времени, когда первые вдовы начали просыпаться,  давно уже пребывала в бодрствовании. Сообщив Киб, что отправится в Красные пашни, Айана вышла за крепостные стены и неторопливо побрела вдоль кромки моря, вглядываясь в туманную зыбку горизонта. Широкий мыс скрывал Дол от портов Красных пашен, но все равно, Айана пристально вглядывалась вдаль, надеясь различить темную точку корабля среди спокойных вод Моря невольников. Кто знает, может судно уже зашло в порт, и скоро она поплывет на нем в Нерелиссу. 
Впрочем, как бы сильна ни была ее тяга к Нерелиссе, Айана прекрасно понимала, что будет сильно скучать по этим дням. Никогда прежде она не была столь свободной. Какое же наслаждение, иметь возможность, вот так запросто выйти за стены, бродить в одиночестве и не оглядываться на время. Странно было даже думать о том, что прежде ее жизнь протекала в четырех стенах, и окружающий мир она видела лишь с балкона своих комнат. 
И все же она здесь чужая. Сколь бы вольной не была бы эта жизнь, место Айаны в залах дворцов, более того, в постели Талтоса. Если бы ей только удалось соблазнить Черного принца. Все чаще он завладевал ее мыслями. Что может быть более притягательным, чем красота Талтосов, слава непревзойденного воина и любовника? Став его женой, она бы следовала за ним в походах, была свободна, как здесь, в Доле. Даже ужас, пережитый ею по вине Гидеона, забылся Айаной. В своих тщеславных помыслах она не вспомнила о покойном муже. Да и какое ей было дело до него? Дован умер, ее же легенда только начиналась. Не встанет же покойник между ней и той жизнью, которую она может прожить? Конечно, Аластер может воспротивиться этому, но что будет значить его слово, против того желания, которое она разожжет в Гидеоне? Черный принц не знает отказа, а она сумеет направить его. Она возведет его на престол.
Представляя себе все прелести будущей жизни, Айана, наконец, добралась до города. Старики только выставляли шахматные фигуры на маленькие столики, стоящие возле открытых дверей их домов, купцы, беззлобно переругиваясь, распахивали ставни лавчонок. Все это так напоминало жизнь в Портовом переулке, что Айана не сдержала улыбки, ощущая себя как дома. Рыжеволосый рыбак помахал ей ножом, которым разделывал рыбу, и она в ответ кивнула ему. Ее уже знали в лицо, и босоногие дети бежали следом за Айаной все то время, пока она продвигалась к трактиру.
Распахнув дверь, Айана тотчас увидела Гирана. Тот завтракал, вслушиваясь в слова сидящего напротив мужчины, но, едва увидев ее, тотчас жестом остановил собеседника и отставил от себя тарелку.
- Какой у меня сегодня счастливый день. Моя лучезарная госпожа пожаловала с первым лучом солнца. 
Его лицо расплылось в счастливой улыбке, и он поспешил пригласить ее к столу. Дочь трактирщика, толстая девица с одутловатым розовым личиком немедленно направилась в их сторону. Велев принести Айане свежий пшеничный хлеб и парное молоко, он тотчас принялся хвастаться сделкой, которую ему удалось накануне заключить. Айана слушала его в пол-уха, Гиран не был ей интересен. Встречи с ним были для нее способом провести время вдали от Дола, и, привычно пропуская его слова мимо ушей, она едва не прослушала самое главное.
- Теперь мои рабы будут в услужении Лестера Талтоса, совсем неплохо, да? Может мне еще и получится добыть разрешение торговать на Черном острове, как думаешь? 
– Лестер? Здесь его корабль? - не смея поверить собственному счастью, переспросила Айана. 
- Он пришвартовался еще вчера. Куда же ты, моя красавица?
Но Айана больше не могла ждать. Сорвавшись с места, она бросилась прочь из маленькой таверны. Прохожие бросали ей вслед гневные оклики, когда она не разбирая дороги, неслась по узким улочкам к порту. Повернув из-за поворота, она резко остановилась. Перед ней возвышался красавец «Буревестник», корабль Талтосов. Из горла Айаны вырвался сдавленный вопль. Бог не только ответил на ее молитвы, он, невероятно, сделал так, что сам Талтос прибыл в Пашни. Это судно принадлежало династии и только ей. Ноги Айаны подогнулись, и она рухнула на песок, ощущая, как на ее глаза негаданно накатываются слезы, все кончено! Она спасена! Прошли дни забвения. Она свободна!
- Айана!
Этот голос. Вздрогнув всем телом, боясь ошибиться, поверить хотя бы на секунду, она медленно повернулась. В двух шагах, совсем близко, стоял Лестер Талтос и не сводил с Айаны сияющего взгляда. Протянув ладонь, он помог ей подняться, а затем, не произнеся ни слова, просто увлек следом за собой, к пришвартованному «Буревестнику».
Как бы ни была взволнованна пеллийка, как бы гулко ни билось сердце в ее груди, разум ее оставался спокоен и холоден.  Мечты о том, как она спасется или будет спасена кем-то из Талтосов, принадлежали глупому ребенку, потерявшему дом. Сейчас, когда на кону стояло ее будущее, она не могла допустить даже самую малейшую ошибку. Айана судорожно соображала, кем предстать перед Лестером и нериями – слабой принцессой, спасенной от гибели, тем самым надолго усыпив бдительность принца, или с самого начала стать нерелийской принцессой, полной достоинства и чести. 
Был и другой вопрос - на кого из Талтосов сделать ставку? Достаточно ли у Лестера желания и силы, чтобы взойти на престол Черного острова. Из троих мужчин, для Айаны он оставался самой нежелательной кандидатурой, однако и на Аластера с Гидеоном ставить было страшно. Аластер еще молод, он красив и величественен, но кто знает, сколько еще ему уготовано сидеть на престоле? Гидеон, пожалуй, лучший претендент на роль мужа, однако Айана трезво оценивала свои шансы. Их прошлое темно. Захочет ли он вдову кузена? Сможет ли она, после стольких женщин, побывавших в его постели, увлечь его, и, даже если да, то завладеть его волей будет едва ли возможным. Да и нет у него, как у Лестера законного права на престол. Достаточно всего лишь родить наследника младшему Талтосу, и она получит все. Если она сумеет избавиться от мужа, если станет регентом при сыне... Но страшно. Выступать против армии Гидеона и его золота – чистое безумие. А он непременно захочет престол. 
- Ваши высочества, - Червь низко склонил спину, стоило Талтосу и Айане подняться на борт. Команда, прежде занимавшаяся своими делами, так же почтительно приветствовала их поклонами, и Айана, давно отвыкшая от столь простого выражения почтения, с трудом удержалась от смеха, рвущегося из ее груди. На короткое мгновение ее охватила эйфория, которая быстро исчезла, стоило им спуститься в трюм. Стараясь ничем не выдать своего смущения, Айана опустилась на стул и перевела на Лестера заинтересованный взгляд.
- Госпожа, - начал он, но голос его прозвучал хрипло и взволнованно. Откашлявшись, он начал заново. – Госпожа Айана, позвольте мне, прежде всего, приветствовать вас. Я рад видеть вас в добром здравии.
- Принц, я удивлена нашей встречей, - неторопливо начала она, взвешивая каждое свое слово. – Я не подозревала о том, что Талтосам известно о моем местопребывании.
- Не всем, - Лестер выдавил из себя улыбку, которая быстро потухла, стоило ему встретиться с недоумевающим взглядом девушки. – Я вам сейчас все объясню, - зачастил он. – Госпожа моя, все это время мы, я и мой кузен Гидеон, действительно знали, где вы находитесь. Мы исполняли волю вашей матушки.
- Матушки? – повторила Айана, окончательно сбитая с толку. – О чем вы говорите?
- Незадолго до смерти вашего отца, Нуадор Тактимар связалась с Гидеоном. Она знала, что только у него достаточно власти, чтобы осуществить задуманное ею. Ваш отец умирал, недалек был тот день, когда его детей выведут на Круглую площадь. Она хотела спасти жизни своих дочерей, но сделать это можно было лишь одним способом – подделав завещание Митридата и став королевой самой. Когда бы это произошло, вы и ваши сестры на некоторое время оказались бы в безопасности. 
Но, поймите, Нуадор Тактимар уже не молода, кто знает, сколько ей отмерил бог. Вы – ее любимая дочь. Она хотела дать вам абсолютную защиту. Вот отчего именно вас вывели через подземный проход к Черной смерти. Мы хотели, чтобы вы вернулись в Нерелиссу и там, представ перед владыкой, получили его защиту. Так вы бы вновь стали вдовствующей принцессой Нерелиссы, что оградило бы вас от повторного выхода на Круглую площадь. Мы знали, что отец согласится, ведь через вас он бы получил возможность влиять на королеву. 
Однако нам не удалось привести вас в Нерелиссу. Это просто чудо, что вы сумели выжить в буре, а обломки корабля прибило не куда-нибудь, а к побережью Вдовьего дола. Амата преданнейшая из слуг Гидеона, тотчас сообщила ему о вашем спасении. Оттого он лично и прибыл за рабами. Убедившись, что вы в порядке, он решил, что в Доле вам будет безопаснее. Из разговоров нашего отца Гидеон убедился в том, что он не примет вас под свою защиту. Для Аластера правитель Равнины не Нуадор Тактимар, а Крыс. К тому же из-за некоторых событий, произошедших в равнине во время пребывания там Гидеона, мы, в некоторой степени, обязаны Пелларам и Крысу. 
- Тогда что изменилось? 
- Все. Хотя Аластер об этом не знает, совсем скоро его правлению придет конец. Заключенный между мной и Гидеоном союз уже совершил одну великую победу. Аластер даже не понял, что его престол покачнулся. Не уверен, слышали вы или нет, но весь мир считает Черного принца мертвым. Это не так. Сейчас он находится в Королевской равнине, собирая силы для последнего удара. Когда он будет нанесен, престол Черного острова перейдет ко мне, моя госпожа. В Нерелиссу я вернусь уже владыкой.
- Мой король...
Глаза Лестера вспыхнули надеждой. Едва ли кто-то прежде называл его столь желанным титулом. Облизав пересохшие губы, он выдавил из себя улыбку.
- Моя дорогая госпожа, я не мог более находиться вдали от вас и скрывать правду. Каждый день я думал о том, как тяжело приходится здесь вам, прелестному бутону из сада Митридата. Дни испытаний закончились. Я прибыл сюда для того, чтобы вернуть вас во дворец Нерелиссы, где для вас самое подходящее место. И если воспоминания о нашей дружбе столь же дороги вашему сердцу, как и моему, вы позволите мне позаботиться о вашей судьбе. Вы принцесса нерелийская, любимая дочь Черного острова, позвольте нашим рабам вновь лицезреть вашу красоту. 
- Мой дорогой Лестер, - Айана едва заметно улыбнулась. – Больше всего на свете я хочу увидеть свой дом. Я мечтала о том, что вы не оставите попыток найти меня, что вы не поверите, что я погибла или все еще заключена в Мраморном городе. Я знаю ваше доброе чуткое сердце, и знаю, что оно непременно подсказало бы вам, что я все еще жива и нуждаюсь в вас. Вы единственный мой друг в этом мире. И я не ошиблась в вас.
Из горла Лестера вырвался неясный судорожный звук. Сжав руки Айаны в своих ладонях, он крепко поцеловал их. 
- Пока что мы не можем явить вас миру. Вам придется остаться в Нерелиссе тайно. В противном случае, это подорвало бы правление вашей матушки и вынудило бы вас вновь вернуться в Малый дворец.
- Никогда! – порывисто воскликнула Айана. – Мое место с Талтосами, мой король. Будьте ко мне милосердны. Особенно теперь, когда вы унаследуете престол. Я всегда считала, что Дован лишь по недоразумению родился первым. Вам было уготовано великое будущее, и я искренне сожалела, что не мне было суждено разделить его.
- Госпожа моя, правильно ли я вас понял?
- Да. Жизнь в городе вдов научила меня всегда говорить правду, сколь бы предосудительно она бы ни звучала. Я была счастлива, живя на Черном острове, и лишь одно отравляло мое существование – мой супруг. Как бы добр он ко мне ни был, мое сердце никогда не принадлежало ему. Я жила сожалениями. Видеть вас было нестерпимо, ведь каждый раз я неизменно представляла, как бы счастлива была, выбери отец не наследника, а вас в качестве моего мужа. Простите, что смущаю вас своими речами.
- Отнюдь! – Лестер порывисто вскочил на ноги. Он во все глаза уставился на Айану, не смея поверить, что их мысли и желания столь схожи. Мечты, вынашиваемые им годами, наконец, стали исполняться. Он и в самом деле заменял Дована. Заменял буквально во всем. Стараясь скрыть охватившее его ликование, Лестер вцепился пальцам в узел шелкового кушака. – Госпожа, могу ли я быть более счастлив, чем теперь, когда узнал, что вы питаете ко мне ответные чувства? О большем я и мечтать не смел. Все, на что я надеялся, обрести в вас свою дорогую сестру и выдавать за братскую любовь желание видеть в себе вашего супруга. 
- Супруга? – слабым голосом произнесла Айана. Она даже не осмеяла надеяться, что путь к нерелийсскому престолу окажется настолько простым. 
- Если вы только согласитесь.
- Соглашусь ли я? Лестер, неужели хотя бы одна женщина в мире, зная вас, могла бы отказаться от подобного предложения? Безусловно, я стану вашей женой.
Не веря собственному счастью, Лестер осторожно коснулся губами губ Айаны, но почти сразу же отстранился, сам не понимая, отчего он это делает. Хотя все, о чем он мечтал на протяжении нескольких лет, наконец-то воплощалось в жизнь, он не верил происходящему. Ни тому, как легко оказалось обмануть Аластера, ни обещаниям Гидеона ни, тем более, чувствам Айаны. Та смотрела на него растерянным взглядом, недоумевая, чем вызвана подобная реакция на поцелуй, и, впервые за все время, Лестеру в голову пришла мысль, что он отнюдь не избранник судьбы, а жалкая шестеренка в руках других. Перестань, - мысленно отдернул он сам себя и вновь улыбнулся пеллийке. 
- Мы уезжаем сегодня же? – спросила она.
- Нет, моя дорогая, к сожалению, с этим придется повременить. Прежде, чем вы вернетесь в Нерелиссу на правах моей невесты, я должен взойти на престол.
- А что насчет Гидеона?
 - Вам не стоит о нем беспокоиться. Он отправится следом за моим отцом. Нашим с ним отцом, если быть точным. Я кое-что узнал о его происхождении, и, как бы полезен он ни был, угроза, исходящая от первенца владыки куда больше. Я не верю его обещаниям передать мне престол после смерти Аластера, но я уже позаботился о том, чтобы он ушел в землю первым. Прямо сейчас мои доверенные люди распространяют по Нерелиссе слух, что Гидеон уцелел и вернется ради мести. Я знаю своего отца – он до потери сознания боится за свою жизнь и престол династии. Будь я проклят, если он не отдаст приказ о немедленном уничтожении брата, как только этот слух достигнет его ушей. 
- Но не помешает ли это смерти Аластера? – осторожно спросила Айана. Лестер улыбнулся.
- Вам не о чем беспокоиться. Гидеон осмотрителен. Если его убьют, то уже после того, как он покончит с владыкой. Впрочем, даже если этого не произойдет, я найду способ устранить отца самостоятельно. Верьте в меня госпожа, и уже к осени вы взойдете на престол. 
- Мой король! Но что же помешает ему расправиться с вами, если до Гидеона дойдет слух о готовящемся покушении?
- Не беспокойтесь, - улыбнулся Лестер. - На наше счастье я знаю Черного принца гораздо лучше своего отца. Я обо всем позаботился. Я обещаю вам безопасность, свою любовь и корону Нерелиссы. И будь я проклят, если не выполню это обещание. Я слишком долго мечтал об этом дне, моя дорогая, о короне, свободе от Гидеона и отца. О вас, в конце концов. Я не выпущу желаемого из своих рук, даже если это значит обречь себя на смерть. Разве малейший шанс на величие не стоит всех жертв? Разве вы не готовы рискнуть всем, чтобы покинуть Вдовий дол?
И Айана сдалась. Как бы сильны ни были ее опасения, что бы ни говорил ей внутренний голос, Лестер был прав — жизнь в Доле, долгая и размеренная, была куда менее ценной, чем краткий миг правления. Шанс на миг правления. Отойдя к иллюминатору, она взглянула на бедный порт и хлипкие домики, а затем ее взгляд скользнул чуть правее, туда, где за скальным выступом скрывался Вдовий дол. Теперь, когда долгожданное освобождение было столь близким, Айана испытывала странную грусть при мысли, что никогда уже не вернется сюда. Хотя она не была готова это признать, за месяцы пребывания в Вайсе она успела прикипеть сердцем к этому месту. Она не представляла, что совсем скоро Киб, Саяра и Амата останутся всего лишь воспоминаниями, ярким невероятным проблеском в блистательной жизни Черной королевы. 
Она не услышала, как к ней приблизился Лестер. Лишь когда его ладони неуверенно коснулись ее обнаженных плеч, Айана вспомнила об его присутствии. Какая жалость, что ей предстоит разделить будущее именно с ним. Лестер был ненужным штрихом в той совершенной картине, которую себе рисовала пеллийка. «Уж лучше Аластер или Черный принц, - думала она, - может, оно и к лучшему, что Лестер решил бросить вызов Гидеону? Успеть бы взойти на престол прежде, чем эти двое схлестнутся. Если бы Гидеон убил Лестера, я бы стала для него прекрасным поводом взойти не престол. Впрочем, и без того у него больше остальных прав. Не Сангриде же править Нерелиссой?»
- Вы напуганы, госпожа?
- Растеряна, - отозвалась Айана, по-прежнему вглядываясь вдаль. - Я боюсь довериться вашим словам. Боюсь оказаться простой заложницей в вашем плане.
- Напрасно! - Лестер мягко, но настойчиво потянул ее руку, заставляя Айану повернуться. - Госпожа моя, клянусь богом, я желаю для нас одного лишь счастья. Если вы не верите мне, прибудьте во дворец инкогнито, не принцессой Айаной Пеллар, а простой смертной. Я короную вас под любым именем.
И Айана поверила. Невозможно было усомниться в правдивости Лестера, глядя в его умоляющие глаза. Она мягко улыбнулась и вложила свои пальцы в его раскрытую ладонь.
- Я верю вам, мой король. И мой страх принадлежит  совсем не принцессе Королевской равнины, а слабой женщине, чье сердце не хочет подчиниться разуму.
На тот раз Айана сама поцеловала Лестера. Тот, захваченный в неожиданность на мгновение замер. Но затем природа нерий дала о себе знать. Айана его не останавливала. Когда пальцы принца коснулись завязок ее одеяния, Айана не остановила его. Возможно, было бы рассудительнее оставаться в его глазах принцессой, вести себя соответственно высокому статусу, но природная страсть Айаны и ее холодный рассудок теперь были заодно. Связь с Гираном могла дать последствия, которые сложно было бы объяснить Лестеру, и которые стали бы непреодолимым препятствием на ее пути к престолу. В то же время ожидание наследника династии, напротив, упрочило бы ее положение, не оставив Лестеру возможности к отступлению.
И хотя Лестер оправдал себя как нерия, как Талтос он принес Айане полное разочарование. Даже Гиран был внимательнее к ней, чем принц. И все же неприятное открытие ничуть не омрачило настроение Айаны. Стоило ей представить на своей голове корону, как все остальное превращалось в полузабытый сон. 
- Вы полны сюрпризов, моя госпожа, - прошептал Лестер и коснулся губами ее макушки. Айана, прежде задумчиво выводящая ногтем фигуры на его груди, перевела на него задумчивый взгляд. Слова принца прошли мимо нее. Он усмехнулся. - Я всего лишь хотел сказать, что жизнь в Нерелиссе с Талтосами, очевидно, превратила вас в одну из них. Из нас, - поправился он. - Наш брак будет еще счастливее, чем я предполагал.
- Благослови бог, - пробормотала Айана.
Впрочем, к концу вечера она тоже уверилась в этом. Яства, который принес им преданный Червь, оказались столь прекрасны, что Айане тяжело было устоять перед соблазном отведать их все. А когда Лестер приказал привести музыкантов, Айана и вовсе откинула все сомнения,  впервые за долгое время ощущая себя дочерью Митридата. Если бы только она могла остаться здесь, в этой каюте. 
- Как долго ты будешь в Вайсе? - спросила она, когда они с Лестером медленным шагом шли вдоль кромки моря к лагерю вдов.
- Думаю, неделю, быть может дольше. Гидеону нужно время, чтобы вернуться в Нерелиссу и покончить с Аластером. Впрочем, и мне по пути в столицу нужно наведаться в несколько сатрапий. Гидеон уже сообщил преданным наместникам о готовящемся свержении. Мне нужно убедить их в том, что я буду более благосклонен к ним, нежели мой отец. И гораздо милосерднее, чем мой брат, - он усмехнулся. - Их страх перед Черным принцем не позволит им предать огласке готовящийся заговор, впрочем, как и не вселит желание видеть его в качестве владыки.
- Я буду молиться о тебе, - пообещала Айана.
- Можешь пока что подумать над тем, чем бы  ты хотела заняться, будучи королевой. Боюсь, наши походы на верфь остались в прошлом. У меня будет слишком много работы.
- Я могла бы покровительствовать святым отцам и храмам. Перед фонтаном Диглана Белобородого мы могли бы возвести небольшой молельный дом для прибывающих в Нерелиссу.
- Молельный дом? Будет ли он уместен? Великолепие возвышающегося над городом дворца затмит его.
- И скромность эта подчеркнет величие Талтосов. Впрочем, никто не сможет уличить нас в этом. В конце концов, разве предосудительна забота о малоимущих, странниках и вере?
Лестер от души расхохотался. 
- Ты истинная Талтос.
- Я просто женщина, которой пришлось выживать в мире мужчин. И среди вдов.
- А чем ты объяснишь... - но тут же Лестер осекся. До них донеслись приглушенные голоса и, обернувшись, в лунном свете они увидели большую группу людей, определенно следовавших за ними.
- Кто это? - испуганно прошептала Айана.
- Быть того не может... Бежим!
Ей не пришлось повторять дважды. Изо всех ног Айана бросилась к воротом Дола, которые были совсем недалеко. Ноги ее увязали в песке, грудь сжало от страха и нехватки воздуха. Голоса позади стали еще громче. Теперь не было сомнений — их и в самом деле преследуют. Лестер держался на несколько шагов позади, а между тем их догоняли. Кем бы ни были эти люди, двигались они как воины, легко нагоняя свою добычу.
От страха Айана потеряла дар речи. Ворота были совсем рядом, она даже могла различить фигуры вдов, но, сколько бы она ни пыталась, кроме сбитого дыхания из ее рта не вылетало ни звука. 
Первой их заметила Киб. Остановившись в шаге от палатки стражниц, она в недоумении взирала на Айану, а затем перевела взгляд на Лестера. Мужчинам был запрещен вход на территорию Дола, за исключением гостей Аматы, но та не предупреждала о грядущем визите. 
- Что...
- Помоги! - сбиваясь, пробормотала Айана. Лестер уже ворвался внутрь, миновав зазевавшихся красных вдов, но прежде, чем те успели воспрепятствовать ему, преследователи вошли в город.
Теперь, в свете факелов Айане были отчетливо видны их лица. Нерии из южных земель. У Дована был охранник из их числа, и потому Айане показались знакомыми темные коричневые лица, грубые крупные черты и гортанные звуки южного наречия. Слуга Дована исчез сразу же после гибели своего господина, и никто не знал, стал ли он еще одной жертвой убийцы или сбежал, опасаясь расплаты владыки. 
Теперь было видно, их, по крайней мере, дюжина. Все вооружены кривыми саблями, нижняя часть лица скрыта платками. Едва войдя в город, они тотчас атаковали бросившихся им наперерез вдов. 
- Нападение! - во все горла закричала Киб. Тотчас, точно ожидая сигнала, из своих палаток выскочили красные вдовы. Было заведено, что они селятся возле ворот, но за последние четыреста лет, со дня нападения Диглана Белобородого, подобная предусмотрительность не была оправдана.  Со стороны площади к ним на помощь бежала Амата. Бросив на принца Лестера внимательный взгляд, она что-то выкрикнула следовавшей за ней Саяре. Та понятливо кивнула и подбежала к Айане.
- Уводи его высочество в город и спрячьтесь. Мы вас найдем.
Дважды Айане не пришлось повторять. Схватив за руку Лестера, она увлекла его следом за собой. Хотя ворота и сражение оказались далеко позади, она все еще чувствовала страх, гнавший Айану все дальше и дальше от площади и палаток. Лишь оказавшись в пролеске, она наконец-то остановилась, чтобы перевести дыхание. Сердце билось ее в груди как оглушенное.
- Гидеон! - прошипел Лестер. Он согнулся в три погибели и, обхватив руками колени, пытался совладать с тошнотой. Он не привык бегать, принцу полагалось двигаться размеренно и степенно, и теперь ему с трудом удавалось оставаться в сознании.
- Гидеон?
- Он решил избавиться от меня! Он решил сам сесть на престол.
- Но, Лестер, разве Черный принц не славится тем, что всегда держит данное слово?
- Он славится тем, как хитро и изворотливо его дает, заблаговременно собираясь нарушить! Нет, я ему не позволю все испортить!
Лестер был не в себе. Им обуял такой гнев, что руки его мелко тряслись, он с трудом справлялся с собственным голосом. Отцовская слабость владела и душой Лестера — он был трусом. И теперь, встретившись лицом к лицу с реальной угрозой, обнаружив в Гидеоне врага, Лестер ощутил дыхание смерти на своем лице. Победить Аластера, предательством или хитростью он еще мог. Но бросить вызов Черному принцу был способен только бог. Едва ли Лестер походил на его орудие возмездия.  
Его слабость не утаилась от взгляда Айаны. Лестер и прежде казался ей более чем слабой картой в игре за корону Черного острова, теперь же она знала это наверняка. Все ее надежды были на одно — в случае, если она родит наследника престола, Аластер сможет признать внука. Если уцелеет. Главное теперь понести и суметь доказать, что отец нерелийский принц. 
- Что ты теперь будешь делать? - осторожно спросила она Лестера.
- Немедленно вернусь домой. Я расскажу отцу всю правду о Гидеоне. Гнев его будет велик, но он рано или поздно меня простит. Я — его будущее, Гидеон — угроза.
- Так скоро...
- Я должен, - хмуро отозвался Лестер, не понимая истинной причины беспокойства Айаны.
- Как это будет странно, вновь быть вдовой, помнить этот день так, словно он был сном, и не знать, что происходит за пределами Моря невольников.
- Я оставлю здесь слугу. Никто не должен знать, кто ты и почему получаешь от меня письма. Он остановится в портовой гостинице, там всегда прорва народа, никто не удивится, что постоялец говорит с вдовой. В конце концов, для приезжих вы экзотика. Через него ты сможешь открыться Аластеру, если я погибну.
Айана беззвучно рассмеялась. Ей даже не пришлось просить или настаивать — Лестер своими же собственными руками и по доброй воле дал ей ключ к спасению.
Между тем шум и крики стихали. Несмотря на это Айана и Лестер по-прежнему оставались в тени деревьев и, лишь заметив вдали тонкую женскую фигуру, оглядывающуюся что-то в темноте, Айана отважилась выйти.
Девушкой оказалась Саяра.
- Вы в порядке? - взволнованно спросила она, всматриваясь в Айану. - Вас не успели ранить?
- Нет, мы успели войти в Дол. А что с остальными? Никто не убит?
- Только нерии. Нам уже приходилось видеть похожих в сражении при Агиаре. Это наемники из Переи. Такие за золотую монету перережут горло младенцу. Принц, - она сдержанным кивком поприветствовала Лестера. - Вы можете этой ночью остаться под защитой вдов. Амата, к сожалению, не сможет уделить вам время, так как была ранена и сейчас в первую очередь нуждается в помощи.
- Это опасно?
- Кто знает, - хмуро ответила Саяра. - При Агиаре в бою мы потеряли пятерых, сорок семь умерли от легких ран. Наемники любят отравленные клинки, и кто бы их ни послал, принц Лестер, он не оставил вам шанса на спасение.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 29 апреля 2017 | Просмотров: 730 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх