Сад воронов. Глава 15
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

 
 
 
15.  САНГРИДА


В жизни Сангриды было немало тяжёлых минут. Ей довелось потерять родителей, покинуть родной дом и здесь, в малом дворце пережить томительные мгновения, наполненные ожиданием смерти. Но оттого боль её не стала меньше, когда она, стоя на балконе дворца минуту за минутой наблюдала, как две крохотные точки, корабли Чёрного острова, медленно теряются на горизонте. Когда теперь она вновь увидит Гидеона? Увидит ли вовсе? 
Она должна была отказаться от своих страхов. Неужели любовь Гидеона не заслуживает подобной жертвы? И, даже если слова Аластера правда, если она действительно крови Талтосов... Нет, этого не может быть. Бог не послал бы ей такую муку. За что? Она всегда почитала его заветы. За грехи Гидеона? Но это её сердце сжимается в невыносимой муке.
- Госпожа, - тихонько позвала её Милит и осторожно дотронулась до плеча Сангриды, - вы так и не легли спать?
Сангрида покачала головой.
- Мне не заснуть, Милит. У меня сейчас слишком беспокойно на душе, чтобы хоть на мгновение выбросить мысли из головы. Ты уже говорила с матерью? Она знает, что случилось?
- Да, - Милит опустилась рядом с ней на софу. - У неё был разговор с принцем Альдо. Он прямо поведал ей о том, что произошло, и в обмен на мир и своё содействие в заключении договоров, попросил разрешение остаться на некоторое время в Мраморном городе.
- Остаться? - изумленно повторила Сангрида, - но зачем?
Милит поджала губы и лицо её приобрело откровенно раздосадованное выражение.
- Королева дала мне понять, что речь идёт о намерении принца наладить с Равниной самые тесные отношения, какие только могут быть. Он хочет жениться на одной из нас.
Сангриде с трудом удалось сдержать смех. Этот день определено не скупился на сюрпризы. Взяв пальцы Милит в своих ладонь, она крепко их сжала.
- Дорогая моя, ты ведь понимаешь, что это значит? Ты наконец-то обретешь семью о которой так мечтала и вырвешься из-под надзора её величества. В Морно тебя ждёт новая жизнь, ты станешь королевой и продолжишь династию Креллингов. Не передать словами, как я за тебя рада.
- Нет! - Милит выхватила руки так резко, что на ладонях Сангриды остались следы от её ногтей, - Я не выйду замуж за этого калеку!
- Но, Милит, - Сангрида опешила, - сир Альдо добрый и сильный человек. Он намного достойнее покойного принца Даррена, к тому же теперь он наследник престола.
- Наследник, - зло передразнила её Милит. - Он не доживет до того дня, как на его голову водрузят корону. Старый король Элмер уже десятилетие назад должен был лечь в могилу, но он все ещё жив. А ещё есть принцесса Домера, его дочь. Ей, а не Альдо править после смерти отца. Он лишь второй в очереди. И кто знает, способен ли он вовсе иметь детей. Никто не слышал о его шлюхах или бастардах, хотя, кто его может захотеть? Даже шлюхи побоятся раздвинуть перед ним ноги. Вдруг не выдержит ласк и помрет.
Она замолчала. Сангрида ошарашено смотрела на ту, которую привыкла считать чистой душой в этом скопище грешников. Слова Милит не только ранили её чувства, она была сильно оскорблена обвинениями, брошенными в адрес принца Альдо. Разумеется, страхи Милит были обоснованы, но неужели она могла быть так жестока к человеку, который спас её родину от войны?
- Прошу тебя, Милит, - сдавленно прошептала она, чувствуя, как к горлу поднимается горький комок, - дай ему шанс. Отплати добром за его бескорыстие. Он достоин любви.
- Кто знает, что произошло вчера ночью,- парировала Милит. - Может он сам убил принца, чтобы стать наследником и жениться на дочери Митридата?
- Альдо? Ты говоришь ужасные вещи. Я не хочу больше это слушать, - она поднялась с софы и лишь теперь Милит заметила её негодование. - Я не понимаю, что заставляет тебя говорить такие жестокие слова. Сейчас ты напоминаешь мне Аластера, а я не хочу о нем вспоминать. 
Не позволив Милит произнести и слова в своё оправдание, она быстрым шагом покинула комнату. Неужели все это время в душе Милит обитал подобный монстр? Больно и горько было осознавать это, Сангриде показалось, что во второй раз за день она потеряла близкого друга. И лишь мысль о горе принца Альдо поддерживала в ней остатки самообладания.
Она обнаружила морнийца в его покоях. Сегодня принц выглядел немного лучше, чем ночью. Он сидел в своём переносном кресле, и холодный дневной свет освещал его бледное лицо. Не дыша, он отсутствующим взглядом смотрел куда-то вдаль, но, стоило Сангриде войти, Альдо едва заметно ей улыбнулся.
- Это вы? Рад, что вы зашли. Сам я сегодня не в силах наносить визиты.
- И все же матушка с этим не посчиталась, - нарочито весело произнесла Сангрида. Получилось у неё это настолько нелепо, что принц Альдо не сдержал улыбки.
- На то она и королева Равнины. Она уже рассказала вам о моём намерении?
- Да, она сказала, что вы решили немного у нас погостить. Надеюсь, наш климат благоприятно скажется на вашем здоровье.
- Здоровье, - усмехнулся он. - Все кругом говорят о моём здоровье, точно других тем для разговоров со мной нет. То, что вы считаете болезнью, для меня всего лишь часть жизни. Другой я не знаю. Я живу с этим с рождения, с этим и умру. Я не сумел бы с ней справиться, даже если бы приложил все свои силы, это враг, которого не преодолеть. Но я научился с ним управляться, подчинять его себе. Я дышу, занимаюсь своими делами, путешествую - и одним этим раз за разом одерживают над ним победу. Думаю, самому Черному принцу не доводилось вести столь продолжительных боёв. Но все, что во мне видят, слабого жалкого калеку, не способного сладить с собственным телом. И это моё ежедневное унижение. Так, что прошу, не говорите со мной о здоровье.
- Но я отнюдь не хотела обидеть вас. Я пришла, чтобы ещё раз поблагодарить за ваше милосердие. Да и кто может назвать слабым человека, избравшего интересы страны интересам династии?
- Ваша сестра, - ответил Альдо. Он потянулся к столу и налил себе бокал вина. Сангрида с трудом подавила в себе желание помочь ему. Руки Альдо мелко тряслись, и лишь большим трудом ему удалось справиться. - Принцесса Милит была откровенна в своих словах и оценках.
- Она ещё молода.
- Вы немногим старше. Впрочем, я благодарен ей за честность. Люди редко позволяют говорить правду в моём присутствии. Наверное, лишь Даррен всегда злоупотреблял ею. Из них бы вышла забавная пара, не будь он мёртвым мужеложцем.
Теперь Сангрида не сдержала смешка и, бросив на неё растерянный взгляд, Альдо рассмеялся.
- Простите, госпожа, мне не следовало говорить подобное в вашем присутствии. До вашего прихода я сидел, вспоминал брата и обнаружил, что приятных воспоминаний о нем у меня практически нет. Не знаю, почувствовал ли я облегчение от этого или моя боль стала глубже.
- Я понимаю вас. Мне доводилось это пережить. И я боюсь вновь потерять.
- Вы о принце Гидеоне? Я видел, как вы смотрите друг на друга. Вы ведь испытываете к нему сильные чувства. Вот отчего вас так ранил разговор о нем в день нашего приезда. Я все понял вчера вечером, когда вы встали между ним и Дарреном. Это был не страх хозяйки, чьи гости были готовы наброситься друг на друга. Вы испугались за него, за последствия, которые повлечет гнев Чёрного принца. И я видел его реакцию. Он испытывал непреодолимое желание поставить на место Даррена, унизить его ещё больше. Но, встретившись с вами взглядом, он тотчас успокоился. Надеюсь, вам удастся обрести желаемое. Вы будете счастливы.
- А вы? - спросила Сангрида. Альдо усмехнулся.
- Что бы ни готовила для меня жизнь, мне не придётся долго мучиться. 
- Я не провидец, сир Альдо, но я совершенно убеждена в том, что вас ожидает счастливая судьба, - Сангрида искренне верила каждому своему слову и говорила от чистого сердца. В Альдо она увидела Гидеона, таким, каким он впервые вошёл во дворец владыки. Болезненного юношу, чьё сердце было сердцем льва. И, как  в случае с принцем, она ничуть не сомневалась в блестящем будущем Альдо. 
Когда на следующий день в главном храме на Круглой площади отпевали принца Даррена, она заняла место подле Альдо и всю трехчасовую службу держала его за руку. Трудно было сказать, кто из морнийцев выглядит хуже. Восковая бледность Даррена не шла ни в какое сравнение с пепельно-белым цветом лица его младшего брата. Глаза Альдо были сильно воспалены, хотя Сангрида ни разу не заметила в них слез, он весь обмяк в своём кресле и от него шёл такой жар, что было странно, как он ещё умудряется сидеть. 
Холгер взял на себя все заботы по передаче тела морнийцам. Лучшие певчие славили имя и достойную жизнь убитого, в храме не было ни одного свободного места, и даже королева почтила отпевание своим присутствием. Тело Даррена было тщательно забальзамировано и обряжено в дорогие нерелисские шелка, гроб, в котором он возлежал на алом атласе, ничуть не уступал тому, в котором покоился Митридат.
После того, как церемония отпевания была завершена, гроб закрыли резной крышкой из слоновье кости и водрузили в золоченый экипаж. Страх Крыса перед Креллингами был так велик, что, скрепя сердце, он распорядился впрячь в экипаж тройку вороных, которых приобрёл в прошлом месяце за баснословную плату.
- Все прошло как нельзя лучше, - сказал он Сангриде, когда она подошла к нему после того, как экипаж скрылся из виду.
- Эдвард, - тихонько позвала она, чтобы их не услышала стоящая неподалёку Милит.
- Да, моя дорогая.
- Принц Альдо нездоров. Мне кажется, у него жар. Вы не могли бы послать к нему лекарей? 
- У тебя доброе сердце, - улыбнулся советник. - Я пошлю к нему королевского лекаря. Не хватало ещё, чтобы и со вторым принцем произошло несчастье по нашему недосмотру.
Крыс сдержал своё слово. Оказалось, что болезнь, завладевшая принцем, была следствием нервного потрясения. Сангрида подозревала, что не только утрата брата, но и грубый отказ Мелит сыграл здесь огромную роль. Все своё время она теперь проводила в Белом дворце, развлекая Альдо и рассказывая ему о Нерелиссе и Талтосах. Принца немало радовало её общество и даже лекари подмечали, что с приходом Сангриды состояние больного значительно улучшается. 
Однако, как бы благотворно на него ни действовала компания Сангриды, болезнь не желала уступать. Нерия часто становилась свидетельницей тому, как принца рвет мускусом или у него без видимых причин начинается сильное кровотечение из носа. Поначалу Альдо стеснялся её присутствия, лекари уверяли, что, отказываясь покидать комнату в такие минуты, она причиняет ему ещё больший вред, однако вскоре Сангрида научилась справляться с подобными приступами не хуже любого лекаря, и Альдо больше не просил её удалиться. 
В первую неделю зимы его состояние стало настолько хорошим, что они начали выходить в сад. В это время года здесь почти все отцвело и теперь  вместо настоящих цветов на клумбах красовались их искусные копии из атласных лент. Их вид немало смешил Сангриду и Альдо и после долгих тяжёлых недель они с удовольствием проводили дни в компании друг друга.
Впрочем, мало кому при дворе нравилась эта дружба. Милит искренне пыталась вернуть расположение Сангриды, но наталкивалась на глухую стену. В большинстве случаев ей докладывали, что принцесса находится у сира Альдо, а, если ей все же и удавалось застать Сангриду в одиночестве, то разговор между ними не клеился и они расставались недовольные друг другом.
Нуадор Тактимар тоже не видела ничего хорошего в этой дружбе. Она даже вызвала Сангриду в свои покои где крепко её отчитала. Королева была возмущена поведением нерии и тем, какое место она заняла при дворе.
И, конечно, Крыс больше всех остальных порицал эту дружбу. Он испытывал страшную ревность, видя в Альдо опасного соперника. Как и советник, наследник престола Морно был умен, неопытен с женщинами и к тому же искалечен. Однако, в отличие от Крыса, он был молод и красив, его право на престол было очевидным и не могло никем оспориться, более того, он все ещё мог наслаждаться плотскими утехами и Крыс замечал, с каким желанием тот смотрит на Сангриду. Все это настолько ранило его душу, что он позволил себе высказать все в лицо Сангриде. И хотя Крыс тотчас раскаялся в своём решении, Сангрида не приняла его извинений и полночи он провёл под дверями её спальни, с болью вслушиваясь в её всхлипы.
Он надеялся, что наутро ему удастся вымолить у неё прощение, он даже навестил королевского ювелира, приобретя у него брошь с крупными сапфирами, однако письмо, переданное лакеем на обратном пути, вдребезги разбило все его надежды. Спрятав брошь в кармане, он прибавил шаг и направился в зелёную столовую, где по обыкновению обедали Сангрида и Альдо перед прогулкой по саду.
Его приход никто не заметил. Альдо рассказывал Сангриде о том как отец впервые взял его на соколиную охоту, и Сангрида заливисто смеялась. Сердце Крыса пронзила такая боль, что ему стало тяжело дышать. Он уже хотел выйти, повременить прежде чем начать разговор, но Сангрида наконец-то его заметила.
- Советник, - улыбнулась она, - вы сегодня так рано. Присоединяйтесь к нам, сир Альдо рассказывает такие забавные истории.
Но Крыс не спешил занять предложенное ему место.
- Альдо, оставьте нас с Сангридой наедине, - попросил он. Выражение его лица было еще более мрачным, чем накануне, и Альдо, бросив быстрый взгляд на Сангриду, тяжёлой походкой покинул зал.
- Зачем вы его прогнали? - пробормотала Сангрида, провожая Альдо виноватым взглядом. Поднявшись со стула, она тихонько подошла к двери и, осторожно приоткрыв её, проследила как Альдо спустился по лестнице. - Я помню, что вы вчера сказали о нашей дружбе и его присутствии в вашем дворце. Но не нужно его обижать. Принц добр к нам. Если вам было необходимо срочно переговорить со мной наедине, вы могли бы прислать за мной лакея или передать письмо с просьбой о встрече.
- У меня не было на это времени, - покачал головой Крыс и мягко сжал пальцы Сангриды в своих ладонях. - Прошу, присядь. Боюсь, я принёс тебе горькие вести.
Бросив на него настороженный взгляд, Сангрида послушно последовала просьбе, присев на краешек тахты. Опустившись рядом, Крыс вновь сжал ее руки в своих. Несколько томительных мгновений он продолжал молчать, кусая губы и отводя взгляд в сторону. Наконец, когда тишина стала нестерпимой, Крыс собрался с мыслями и, сделав глубокий вдох, негромко начал.
-  Несколько часов назад мне пришло письмо с Черного острова. Как ты знаешь, принца Лестера захватили люди Долины, и владыка велел Гидеону спасти его любой ценой. 
- Да, я это знаю, - чуть дыша, произнесла Сангрида. - Он говорил со мной об этом.
- Ему удалось провести войска к крепостным стенам Фолленда. Несколько часов катапульты  и пушки громили стены, однако этого оказалось недостаточно. Принц велел готовить лестницы. Он был первым, кто взобрался наверх. Остальные лестницы только разворачивали, но он не хотел ждать. Ты знаешь, как к нему относятся на Черном острове. Воины желали следовать за ним, их оказалось так много, что лестница не выдержала и обломилась. Принц и пятеро его сподвижников оказались один на один со всей армией Фолленда. 
В течение нескольких минут, пока его войска поднимались и пробивали к нему путь, он храбро сражался один против десятков. Поднявшиеся с ним воины были убиты в первые же секунды, но Гидеон сражался до конца. Несмотря на многочисленные раны, он оставался жив все то время, что понадобилось войскам, чтобы перенести его в лагерь. Там, несмотря на все усилия врачей, силы оставили его. Мне жаль, моя милая девочка, его больше нет. Гидеон Талтос мертв.
Лицо Сангриды побелело. Не проронив ни слова, она поднялась на ноги и сделала несколько нетвердых шагов. Ей казалось, что струна, прежде туго натянутая в ее груди, внезапно оборвалась, оставив за собой невосполнимую пустоту. В одно мгновение мир, казавшийся таким крепким, перестал существовать. Этому невозможно было поверить. Гидеон не мог умереть от ран. Он вообще не мог умереть! Он не мог оставить ее.
Ноги Сангриды подогнулись, и она рухнула на колени. Вокруг засуетились призванные Крысом слуги, в комнату вбежал Альдо, он звал её по имени, на Сангрида не слышала его. Изуродованные руки  Крыса подхватили ее крохотное тельце, но Сангрида не замечала происходящей вокруг суеты. Весь мир вокруг нее замер. Он и не мог продолжать существование без него, без Гидеона. Если бы она тоже могла уйти. Куда, не важно, лишь бы с ним. 
Боже, ведь больше она никогда его не увидит. Он не войдет в комнату, улыбаясь своей сияющей мальчишеской улыбкой, не пришлет ей письма и не станет говорить о  своей любви. Она никогда не услышит его голос, тихий смех, шелест черного шелка его одежд. Теперь она совершенно одна. 
Как такое могло случиться? Почему она не остановила его, не сказала о своей любви, не попросила остаться? Если бы она только нашла в себе силы, явила мужество, достойное Гидеона Талтоса, он бы остался в живых. Сколько раз он говорил ей о готовности оставить свое блистательное прошлое, отказаться от всего, если она разделит с ним будущее? Сколько раз повторял, что его жизнь принадлежит ей одной? И вот она позволила этой жизни оборваться. Она убила его. Ответила предательством на верность. Гидеон был прав - богов не существует, а иначе они бы забрали ее жизнь, не его.
- Мне жаль, Сангрида, - прошептал Крыс, укладывая ее в постель. - Я знаю, как невыносимо больно терять того, кого любишь. Но боль пройдет. Мы должны жить дальше, ради них.
- Я не хочу жить, - срывающимся голосом произнесла она, наконец-то давая волю слезам. - Я хочу умереть!  Умереть!
Из горла Сангриды вырвался пронзительный крик. Обхватив колени руками, она кричала во всю силу легких, точно криком могла отогнать разрывающую сердце боль. Напрасны были увещевания Альдо и Крыса, заботы слуг. Помутившись в рассудке от горя, Сангрида кричала до тех пор, пока не сорвала голос. Она продолжала и дальше, но из ее горла вырывался лишь срывающийся хрип. Присланный из дворца лекарь насильно напоил ее маковым молоком, и Сангрида наконец забылась глубоким сном.    




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 28 марта 2017 | Просмотров: 470 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх