Страж. Отверженная. Глава 11.
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза


Глава 11



Я не запомнила обратный путь во дворец. Все, что я видела перед своими глазами, было тело матери, её слепые глаза и нелепо раскинутые руки. Все остальное навсегда померкло в моей памяти.
Очнулась я в незнакомой комнате. Понять где я и как здесь очутилась, мне так и не удалось. Помещение было абсолютно пустым и заброшенным, стоял невообразимый запах плесени, от которого меня тотчас начало мутить. Что это за место? Стена? Но здесь никогда не было такой грязи. Или конфедератам все же удалось одержать над нами верх? Как бы то ни было, отсюда нужно выбираться. 
В тусклом свете лампы различить дверь было практически невозможно. Она была вровень со стеной, без косяков и ручки, в ней не было даже замочной скважины. Только крохотная щелка снизу подсказала, где находится вход. Подойдя ближе, я навалилась на неё всем телом, однако с тем же результатом я могла бы попытаться сдвинуть стену. 
- Чёрт! - я в злости ударила по ней кулаками. По ту сторону послышались неясные звуки. Я напрягла слух, пытаясь хоть что-то различить. Раздались щелчки, и дверь с громким скрежетом отворилась. На пороге стоял страж.
- Слава богу! - прошептала я. Страх утих. Что бы за место это ни было, его контролировали королевские войска. Я была среди своих. Нам все удалось.
- Леди Ивстон, - не глядя на меня, произнёс страж. - Пожалуйста, соблюдайте правила дисциплины.
- Что? О чем вы? Что происходит? Где я?
- Вы находитесь в королевской тюрьме округа Ивстон. Вам предъявлено обвинение в государственной измене. До особого распоряжения его величества вы будете содержаться здесь.
- В государственной измене? Это какая-то нелепость. Что с принцем Дорианом?
Страж молчал. 
- Господи, ты же знаешь, кто я. Плевать, на титул, я защитник. Я давала клятву, и пока меня не приговорили, я часть нашей страты. Я не прошу тебя помочь мне выйти отсюда или нарушить какие-то правила. Я просто хочу знать, удалось ли нам вывести принца Дориана и остальных из леса.
Страж по-прежнему молчал. Затем, коротко кивнув, он вышел из камеры и запер дверь. Послышалась целая серия щелчков, а затем все вновь погрузилось в тишину.
Значит, государственная измена. И как перспектива расстрел. Предположим, о нем пока не стоит беспокоиться, в конце концов, принц не был даже ранен, а меня защищал титул. Меня и вовсе нельзя было помещать в камеру, иммунитет сановника позволял разве что заключить под домашний арест. 
И тут меня посетило такое страшное озарение, что внутри что-то оборвалась. Что, если после вступления в "Страж" наши документы ещё не успели переделать? Тогда, несмотря на титул, я по-прежнему буду являться защитником, а они не обладают никаким иммунитетом. Но не может ведь дядя Филипп и в самом деле подписать приказ о моём расстреле? Или может?  Конечно, Дориан и остальные поддержат меня, но даже им невозможно изменить суть произошедшего. Моя мать организовала воздушное нападение на округ и конкретно на королевский дворец, а я привела принца прямиком в лагерь конфедератов.
Я не находила себе места. В камере невозможно было понять, сколько времени, и мне казалось, что минула целая вечность с тех пор, как страж запер за собой дверь. Я могла думать только о том, что сейчас происходит во дворце. Позволили или нет Дональду и остальным дать показания, знает ли отец, что я арестована? И как Грейс? Теперь, когда правда о матери стала достоянием гласности, она, должно быть, в ужасном состоянии. Ей придётся не только справиться с ужасающей правдой, но и оплакать её уход. Надеюсь, дядя Филипп её не тронул и Грейс не угрожает казнь.
Беспокойство за судьбу родных поедала меня заживо. Я бесцельно мерила шагами камеру, мечтая лишь о том, чтобы вырваться отсюда и получить возможность все объяснить королю. Он должен был мне поверить.
Наконец, когда моё беспокойство достигло наивысшей точки, за дверью вновь послышались голоса. Они долго о чем-то спорили, а затем в замке заскрежетал ключ. Я не сомневалась, на этот раз за мной пришли не для визита к королю или казни, уж слишком долго стражи не могли договориться, и все же неожиданный визит заставил изрядно меня понервничать. Дверь наконец-то распахнулась, и в камеру вошёл Джайлз. Меньше всего я ожидала его увидеть.
- А тут мрачновато, - усмехнулся он, заходя внутрь. 
- Джайлз, но как ты сюда прошёл?
- Страж, который тебя охраняет, мой старый приятель из Кентстона. Он давно задолжал мне услугу.
- Что происходит? - не теряя понапрасну время, я перешла к самому важному. - Принц не ранен? Вы в порядке? А Грейс?
- Никто не пострадал, - поспешил успокоить меня Джайлз и жестом предложил присесть на скамью. Я подчинилась, и он опустился рядом. - После того, как вы ушли, мы успели только допить чай и подошли защитники. Уилкард велел нам всем надеть полное защитное обмундирование и, дословно, "валить к черту из леса". У стены нас встретил местный отряд и проводил во дворец. 
Видела бы ты округ, страх да и только. Вертолёты разбомбили все места, где могла оказаться королевская семья - парк десяти генералов, ипподром, ботанический сад её величества. Даже часовню в районе Ройалс-парка. Думаю, именно этот взрыв мы и слышали, когда бежали с виллы. Кстати, она в полном порядке. А вот королевское крыло нехило разнесло. Теперь двор вернётся в Ньюстон на всю зиму. Едва ли его восстановят раньше будущего лета, - Джайлз тяжело вздохнул и продолжил.
- В общем, как только мы пришли во дворец, нас тут же проводили в королевские покои. Дональд уже сидел там. Королёва была в ужасном состоянии. Увидев Грейс, она едва сдержала слезы, и они тотчас вышли. 
Зато за нас взялись разом король и Сиберт. Все спрашивали, что мы делали в охотничьем домике, кто и что говорил, куда отлучался. Он уже знал о твоей матери, хотя Дональд клянется, что и слова не говорил о ней. Нас допрашивали почти час, а потом пришёл Уилкард и сообщил, что принц и ты в порядке, а леди Элен мертва, - он замолчал. Я не хотела думать о матери. Её смерть, предательство, попытка меня задушить - раны были слишком свежими, чтобы вскрывать их снова. Если бы я только могла обо всем забыть.
- Король велел отправить тебя сюда, а принца не выпускать из его покоев. Не знаю, отчего он и Дориана держит под замком, но завтра все должно проясниться. В полдень вас велено отвести в его кабинет. Я хотел уехать в Кентстон, но теперь дождусь оглашения приговора, - он оборвал себя на полуслове и, окинув меня пристальным взглядом, тихо добавил, - Если решение будет не в твою пользу, я помогу тебе сбежать. Здесь нет камер, достаточно будет вырубить охранников и вывести тебя из тюрьмы. У меня есть друзья в Империи, они позаботятся о тебе.
- Джайлз... - улыбнулась я, но он не позволил мне закончить.
- Послушай. Плевать на короля. Мы защитники и у нас свои законы. И все мы восхищены твоей наглостью. Ты спасла принца, сунув голову в пасть тигра, и тебе все удалось. Стражи только и говорят что о твоём безумии. И то, что после этого тебя заперли в камере, даже несмотря на титул, вызывает большой резонанс. И, чёрт возьми, если тебя казнят. Ты наша.
Это были слова, которые я ждала все эти годы. И, несмотря на тюремную камеру, трагедию, которую нам пришлось пережить и страх перед завтрашним днём, я почувствовала себя счастливой. Поддавшись секундному порыву, я поцеловала Джайлза. Тот пораженно замер, а затем его руки обвили мои и Джайлз с невеселым смешком отстранился. Чёрт! Какая же я дура!
- Коллинз, - негромко позвал он, но я была не в силах поднять на него взгляд. - Эй, - он коснулся пальцами моего подбородка и мягко его приподнял, заставляя меня посмотреть ему в глаза. - Ты чудесная, смелая, решительная и преданная. То, какой ценой ты спасла принца Дориана... У меня нет слов, чтобы передать своё восхищение. Тебя ждёт блестящее будущее. Когда-нибудь ты станешь нашей королевой и не только Ивстон, весь Центральный союз будет у твоих ног. Я же просто защитник из Кентстона. 
- Прости, - пробормотала я. - Я не должна была... Я просто поддалась порыву, восприняла твои слова, как нечто личное. Ты просто хотел меня подбодрить.
- Ты поняла все верно. И это я не должен был. Я приехал в Ивстон для того чтобы встретиться с Джоном и с ним напиться до чертиков. По-другому мы бы не сумели устроить мальчишник.
- Мальчишник? - тупо переспросила я. Джайлз хмуро кивнул.
- Через месяц я женюсь. Она прекрасная девушка, обывательница. Уезжая из Кентстона, я даже не представлял, что меня здесь ожидает. Но и мне и тебе пора вернуться к обычной жизни. Я вновь стану защитником Кентстона, а ты леди Ивстон. Но помни,  королю не удастся обвинить тебя в измене. Если понадобится,  все стражи встанут на твою сторону. Ты леди-страж, не забывай об этом.
Джайлз поднялся со скамьи и, одарив меня на прощание грустной улыбкой, вышел из камеры. Я вновь осталась наедине со своими мыслями. Дориан тоже заперт. Но почему? Разве его можно обвинить в государственной измене? Да и кто вовсе такое предположит? Неужели дядя Филипп думает, что это Дориан организовал налет на округ, а сам спрятался у конфедератов? Абсурд! 
А вот слова Джайлза о побеге и мятеже меня напугали. И сильно. Если стражи выступят в мою поддержку  до того, как мне все удастся разъяснить королю, меня и в самом деле могут счесть мятежницей, бросившей вызов короне. Тогда уже не только я окажусь у расстрельной стены, но и все, кто попытается за меня вступиться.
И, хотя я снова и снова повторяла себе, что глупо нервничать, и я ничего не могу изменить, справиться со страхом мне не удавалось. А затем ему на смену пришла злость. Я не могла понять, как меня, леди Ивстон, посмели бросить в тюрьму вопреки всем законам? И за что? Я рисковала своей жизнью, пытаясь спасти Дориана и остальных. И план, приведший его на стоянку конфедератов, был придуман не мной, а самим принцем. На моей совести было лишь то, что я увела его за стену, когда бомбили округ. И пусть кто-то докажет, что я знала о конфедератах. Дональд должен был сказать Уилкарду, где мы скрываемся и что нами была обнаружена стоянка. Он сам настоял на этом, повторяя, что открывать правду будет ошибкой. Остальные и вовсе ничего не знали. А Дориан? Проговорится ли он? Как бы то ни было, я буду насмерть стоять, доказывая свою невиновность. 
Утром я чувствовала себя гораздо более спокойно. Во мне не было страха, наоборот, откуда-то взялась уверенность в успехе и в кабинет короля я вошла с гордо поднятой головой. Здесь уже находился Дориан. Он был страшно бледным, и я поразилась тому, как плохо он выглядит.
- Садись! - грубо велел мне Филипп, и я медленно исполнила его приказ, не отрывая от короля пристального взгляда. Мышцы заныли, но мне было не до слабости собственного тела. Я намеревалась восстать против короля Центрального союза. - Итак. Значит, ты дружна с конфедератами.
- Я не понимаю о чем речь, - я сама поразилась тому, как спокойно и холодно прозвучал мой голос. Филипп бросил на  меня ледяной взгляд.
- Вас обнаружили на стоянке конфедератов, когда ты говорила со своей матерью. По нашим сведениям она возглавляла отряд Ивстона.
- Я не располагаю такой информацией. Я не видела мать с тринадцати лет. Я увидела её в окно охотничьего домика и попыталась догнать. Принц последовал за мной.
- Мисс Коллинз, - сказал он, и я мысленно отметила это новое обращение, - вы можете говорить все что угодно, но все мы знаем правду. Вы знали и не сообщили о местоположении лагеря конфедератов. Одно это считается государственной изменой. Вы намеренно завели наследного принца и сановников в место, из которого они не могли уйти по собственной воле. Это уже похищение. Я могу продолжать бесконечно. Одно неизменно - ваши преступления заслуживают высшей меры наказания - расстрела.
Он замолчал, не сводя с меня пылающих глаз. Я никогда не видела его в таком состоянии. Филипп не контролировал себя.
- Мой сын настаивает на вашей невиновности. Он так же напомнил мне о вашем титуле, который... Внезапно дверь распахнулась со страшным грохотом. В кабинет влетел отец. Лицо его было перекошено от гнева.
- Что ты себе позволяешь? - Филипп вскочил на ноги. Его лицо раскраснелось.
- Это ты переходишь все границы. Я слышал, что ты сказал, - голос отца был похож на рычание дикого зверя. - Решил лишить её титула? Казнить как стража? Ты не можешь этого сделать. Тебе не отменить вековой закон.
- Мне?! - король задохнулся в изумлении. - Посмотрим. Давно пора покончить с властью Коллинзов. Если ты надеешься на поддержку конфедератов, то зря. Войска уже вошли в джунгли и зачистили лагерь. Твои маленькие лесные друзья тебе не помогут.
Филипп был слишком увлечен ссорой с отцом и, к счастью, не мог увидеть мою реакцию. Не думаю, что мне удалось скрыть свои чувства. Если это правда, то Кайл... В этот момент в моей душе надорвалась какая-то струна. Я точно впервые по-настоящему увидела Фелсенов. И я поняла ту ненависть, которую к ним питали конфедераты. Король истреблял их не оттого, что они угрожали округам, он просто боялся встретиться с этой неизвестной ему стороной жизни, боялся, что не сможет обуздать их, привыкших к свободе, а больше всего его пугало то, что они не знали перед ним страха. Пока существовали конфедераты, существовал существующий  порядок, страты и сама монархия. 
- Я не рассчитываю на помощь конфедератов и никогда не был с ними связан, - холодно произнёс  отец. - Тебе не доказать этого, Филипп, как бы ты не старался. Что касается казни или лишения титула, то это должны одобрить лорды, мэры и представители страт всех десяти округов.
- Они одобрят, как только всплывает слово "конфедераты". 
- А что насчёт другого слова? Моего?
- Какого? - зло усмехнулся король. - Что ты можешь сказать им, чтобы это изменило их преданность мне и короне?
- Я просто назову причину, по которой Элен сбежала от двора в стан конфедератов. Неужели ты думаешь, что я ничего не знаю? 
Филипп внезапно побледнел и опустился обратно в своё кресло. Вид у него был как у человека, чей дом объял столп пламени.
- Восемь лет я молчал. Я продолжал служить короне верой и правдой. Я охранял тебя и твою семью, хотя у меня было немало возможностей покончить с тобой. Я не хотел подвергать страну той буре, которая бы непременно поднялась, узнай она правду.
- О чем он говорит? - впервые за это время Дориан подал голос. Отец даже не взглянул на него. Он не открывал глаз от короля, который был бледен, точно призрак.
- Это не имеет никакого значения. Главное, меня понял его величество. Если с кем-нибудь из членов моей семьи что-то случится, преданные мне люди обнародуют доказательства твоей вины, Филипп. И тогда ты можешь лишиться не только своей короны. Ты забудешь обо всем произошедшем, а я по-прежнему буду делать вид, что не о чем не знаю. Я даже продолжу клеймить свою жену, перекладывая на неё ответственность за наш развод. Теперь мы с тобой квиты, ты согласен?
- Да, - хрипло отозвался король. - Я снимаю свои обвинения с леди Ивстон. Она вернётся ко двору. Но не думай, что теперь она сможет стать женой наследника. Никогда мой род не пересечется с твоим.
- Уже пересекся, - тихо сказал Дориан, не смея поднять на отца взгляд. - Мы с Эйвелин уже женаты.
- Что?! - Филипп вновь вскочил на ноги. Кровь прилила к его лицу, оно стало багровым.
- Я сказал, что мы женаты. И этому множество свидетелей.
- Это правда, Эйвелин? - тупо спросил отец.
Это был один из тех моментов, который раз и навсегда определяет твою жизнь. Я стояла на перепутье. Ответить "нет"? Дориан никогда не простит мне этого. Могу ли я так с ним поступить? Ответить " да"? Стать королевой? Но хочу ли я этого? Готова ли? 
А затем я вспомнила Джайлза. Вспомнила Дональда, мрачно кивающего в ответ на мою просьбу довериться. Уилкарда, верящего в меня так, как не верил ещё никто. Я была одой из них. А мать? Что случилось, что она бросила свою прежнюю жизнь, мужа и детей, вернувшись в лагерь? Что свело её с ума? Кайл? Жив ли он? Отвернуться от них? Предпочесть голосу совести блестящее будущее? Стоит ли это короны? Хочу ли я быть частью королевской семьи?
- Леди Ивстон?
- Нет, ваше величество. Мы не женаты. Церемония не была завершена, что могут подтвердить все стражи, включая командора Уилкарда. 
Я сделала это. Я раз и навсегда отказалась от возможности стать королевой. И это был правильный выбор. Не дожидаясь разрешения короля, я покинула его кабинет и направилась прочь из дворца.
Ещё неделю назад я не знала, кто я такая. Я была защитницей, я была леди, я была следующей королевой Центрального союза. Я смотрела в будущее и не видела себя в нем. Ни один из этих путей не казался мне привлекательным, ведь ни один из них мне не предназначался.
Теперь я видела своё будущее как никогда чётко и ясно. Я знала, кто я. Я - Эйвелин Коллинз, дочь лорд-мэра Джаспера Коллинза и Элис из лагеря конфедератов. Я не избранница двора, я наследница Конфедерации. И я отомщу за свою мать и её народ. Я уничтожу династию Фелсенов.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 29 ноября 2016 | Просмотров: 644 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх