Страж. Отверженная. Глава 10.
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

               Глава 10



Поначалу никто не заметил нашего появления. Принц с интересом разглядывал стоянку, в то время, когда я пыталась увидеть среди конфедератов Кайла. Одного его присутствия было бы достаточно, чтобы успокоить мои волнения, но, как назло, кузена нигде не было видно.
- Элен! 
Громкий крик заставил меня вздрогнуть. Грязный старик в рванье тяжело поднялся на ноги и, хромая, направился в нашу сторону. Следом за ним и другие конфедераты обратили на нас внимание. Десятки голосов нарушили прежнюю тишину, улей был растревожен. Никогда прежде, даже в самый первый свой визит, я не была так сильно напугана. Дориан успокаивающе сжал мою ладонь, но я не могла взять себя в руки. Мне было страшно до тошноты.
- Что, Эрл? - из окна главного дома показалась голова матери. Старик молча ткнул на Дориана пальцем и наши с матерью взгляды пересеклись. Она тихо охнула, увидев рядом со мной принца, а затем вновь скрылась в доме. Мгновение спустя она уже выскочила наружу.
- Ваше высочество?
- Прекрасная леди Элен, - Дориан широко улыбнулся. 
Если бы я не знала, что это спектакль, то была бы уверена, что он и в самом деле рад её видеть. Разжав ладонь, он неторопливо направился к матери и церемонно поцеловал её руку. Та ошарашено застыла, не находя слов. Что касается меня, меня бросило в ледяной пот. Желудок от страха свело в спазме, я прикладывала все усилия, чтобы контролировать свое выражение лица. А Дориан по-прежнему безмятежно улыбался.
- Я пришёл сюда лично, чтобы урегулировать возникшее между нами недопонимание. Эйвелин рассказала мне о вашем ночном разговоре и тех страхах, которые толкнули вас на столь радикальное решение. Признаться честно, я был шокирован и крайне расстроен тем, что произошло. Все это только моя вина. Видите ли, я попросил Эйвелин скрыть от всех правду до моего дня рождения, и это стало большой ошибкой. Мы намерены это исправить. Леди Ивстон, Элен, я искренне рад вам сообщить, что ваша дочь согласилась принять моё предложение. И, если вы дадите нам своё благословение, мы наконец-то сможем пожениться.
Мать застыла на месте. Конфедераты не смели даже пошевелиться, не сводя с нас троих пристальных взглядов.
- Но, Эйвелин, зачем тебе это? – тонким срывающимся голоском приговорила она. 
 - Зачем?  Разве ты не знала, что я люблю Дориана? 
- Но твой отец говорил, что ты отвергла все его предложения, а когда принц за тобой ухаживал, приложила все усилия, чтобы избавиться от его внимания.
- Это все верно, - я сделала глубокий вдох, борясь с очередным приступом тошноты. Пожалуй, это была худшая минута в моей жизни. Я не только позволила Дориану безоружным войти в стан врага, не только играла роль, от которой зависело будущее целой страны, но была вынуждена говорить правду, которую носила в себе все эти годы. Говорить перед всеми конфедератами, при Дориане. – Я действительно раз за разом отвергала брачные предложения и старалась держаться как можно дальше от него. Но не оттого, что Дориан был мне неприятен или я боялась его чувств. Я боялась совсем не этого. Я боялась своей семьи.
Ты знаешь, что для отца значит подобный брак. Коллинзы и прежде связывали себя узами с Фелсенами, но только не с наследниками престола. Даже Лидия Коллинз была женой младшего принца и никогда не надевала короны. Престол к ее детям перешел после смерти наследника Теодора, и Лидия даже не узнала об этом. Отец честолюбив, мы обе это знаем, и знаем, что он не сможет держаться в стороне, когда я стану женой Дориана. Он никогда не признает себя моим верноподданным, для него я всегда буду младшей и послушной дочерью. 
А я не хочу быть марионеткой. Не хочу, чтобы кто-то пытался через меня влиять на моего мужа или моим именем плести интриги. Мне этого не нужно. Я буду вынуждена всю жизнь балансировать на грани между желаниями лорда Ивстона и исполнением своего королевского долга. Я не хочу, чтобы отец был частью моей жизни.
Мать потрясенно молчала. Она не ожидала от меня такой отповеди, но меня больше интересовала реакция Дориана. Бросив на него беглый взгляд, я увидела на его лице довольную улыбку. Черт подери, ну кто мешал мне соврать? Если мы отсюда выберемся, принц не даст мне забыть ни слова из сказанного.
- Элен, - тихим, просящим голосом произнес он, - вы знаете меня лучше, чем многие мои родные. Неужели вы думаете, что мои чувства к Эйви всего лишь меркантильный интерес? Она говорила мне, что вы боитесь за будущее Ивстона, но, неужели вы, в самом деле, думаете, что меня интересует только это? К тому же, как я смогу получить Ивстон, если его наследует сперва Грейс, а за ней Ричард? У меня и вовсе не было таких мыслей. Я никоим образом не хочу влиять на политику лорда Ивстона.
 Впрочем, есть один закон, касающийся Ивстона, который я намерен провести, когда взойду на престол.  Едва ли мне удастся уговорить отца принять его в нынешних условиях, однако я не вижу особых причин, мешающих конфедератам вернуться в округа и занять места в стратах. Разумеется, при содействии двора.
Вокруг поднялся такой гвалт, что и представить даже сложно. Новость взволновала конфедератов настолько, что они, несмотря на призывы матери замолчать, продолжали обсуждение услышанного. К главному дому со всех сторон начали подтягиваться люди. Многие из них были заспанными, кого-то необъяснимый шум немало испугал. Они громко спрашивали, что произошло, пытаясь перекричать споры. Не все узнавали в Дориане принца, бросая на меня непонимающие взгляды. Наконец матери удалось взять ситуацию под свой контроль.
- С какой стати такая милость?
- Потому что я люблю вашу дочь и хочу, чтобы она была счастлива. А без вас это невозможно. Она и без того сильно опечалена тем, что вас не будет на нашей свадьбе.
Дориан бросил на меня взгляд, и я ободряюще кивнула, несмотря на то, что мои ноги подгибались от страха. 
- Леди Ивстон, мы пришли сюда, чтобы избежать случайных жертв. Никто не должен больше умирать из-за недоразумений. Я понимаю, отчего вы были вынуждены пойти на отчаянные меры. Вы хотели защитить Эйвелин, но ей ничего не угрожает. Я никому не позволю причинить ей боль. 
Мать долго молчала. Сердце моё неистово билось в груди, в ожидании её ответа я не могла дышать. Я привела ягнёнка на бойню и теперь ничего не могла изменить. Если она не примет правила нашей игры, то конфедераты растерзают Дориана прямо у меня на глазах. 
- Почему я должна верить твоим словам? - задумчиво спросила она. - Что мешает мне отдать приказ о твоём аресте?
- Ваша любовь ко мне, - не дрогнув, ответил принц. - Когда я узнал о вас правду, то усомнился во многом. Но я никогда не сомневался  в искренности нашей привязанности друг к другу. Я мог бы согласиться с Эйви и покинуть охотничий домик, как только стало известно о ситуации в округе, но я не захотел этого. Все, чего я хочу, это чтобы мы стали одной семьёй. Мы поговорили с Эйви и решили, что наша свадьба не может состояться без вашего присутствия. А так как вы не можете на ней появиться, мы хотим, чтобы нас обвенчали прямо здесь и сейчас. У вас же есть священники?
Если мы и могли еще как-то обезоружить мать, то это, несомненно, был лучший способ. Она снова и снова переводила взгляд с меня на Дориана, точно ожидая, что один из нас не удержится от смеха и все сказанное окажется шуткой. Но Дориан не шутил. Хотя все происходящее было продиктовано необходимостью отсрочить нападение и дать время Дональду привести в лагерь войска, принц говорил от чистого сердца и я, помимо страха, испытывала и жгучее чувство стыда. Я была влюблена в него долгое время, но это не было любовью или, тем более, страстью. И мне было страшно даже подумать, что будет, если мать согласится на просьбу Дориана, а Дональд не успеет привести подкрепление.
Я надеялась, что мать откажется. Что она попросит время, чтобы решить давать ли нам своё благословение или нет, призовет нас ещё раз все обдумать, и тогда мы сумеем в безопасности покинуть лагерь и двинуться навстречу защитникам. И когда я уже  окончательно уверилась в подобном развитии событий,  она едва заметно кивнула. Стоянку огласил ликующий крик конфедератов, и Дориан широко улыбнулся. Я постаралась изобразить радость, но все мои мысли были только о Дональде. Где же он?
- Если вы все решили, то я не стану вам мешать, - произнесла мать, подходя к Дориану, и нежно провела ладонью по его щеке. - Ни один мужчина не заслуживает руки Эйвелин, и все же ты лучшая партия из всех. Эрл, разбуди отца Мартина.
Старик поспешно поднялся на ноги и бросился вглубь лагеря. 
- У нас нет храма, а молельня очень маленькая. Но совсем рядом есть красивое место с видом на каскады.
- Это будет прекрасно, Элен, - поблагодарил Дориан и, по-прежнему сжимая мою ладонь, потянул меня следом за матерью. Я с трудом переставляла ноги. Желание сбежать, вопреки доводам рассудка, становилось во мне с каждой секундой все сильнее. Ещё немного и у меня попросту начнётся паническая атака. Мне уже сейчас не хватало воздуха, и даже Дориан это заметил.
- Эйвелин, - нарочито ласковым голосом произнёс он, - перестань волноваться. Мы уже получили благословение.
- Она всегда была чересчур впечатлительной. Едва не упала в обморок, когда мы впервые поднялись на верхний ярус стены.
Её слова привели меня чувство лучше любой пощечины. В моей душе вспыхнула злость, вытесняя страх и нерешительность. Это Грейс, а не я, испугалась высоты. Отец все время над этим посмеивался, говоря, что теперь не сомневается, что в его семье растёт настоящая леди. Мать забыла об этом, она спутала меня с сестрой, бросила нас, а теперь из-за неё я рисковала не только будущим, но и жизнью. Довольно воспринимать все происходящее, как семейное дело. Это военная операция, и на кону стоит слишком многое, чтобы её провалить. Я слишком долго и слишком тяжело готовилась к этому дню, теперь он наступил.
- Я вспомнила это место, мама. Не думаю, что оно будет удобным. Там с трудом разместятся пятеро человек, наши друзья, - я кивнула на конфедератов, - не могут пропустить такое. Ни один принц ещё не женился за пределами округа. Тем более с этого дня мы начинаем новое время, когда все мы вновь станем одним народом.
"Не говоря уже о том, что так войскам будет легче окружить лагерь" - мысленно закончила я. Мать быстрым взглядом обвела всех присутствующих и неуверенно пожала плечами.
- Если ты так хочешь. 
В толпе конфедератов появилось какое-то движение и, расступившись, они пропустили вперёд толстого старика одетого в нелепые церемониальные одежды, с течением времени, пришедшими в полную негодность. Следом за ним я увидела Кайла. Он бросил взгляд на кучку старейшин и едва заметно подмигнул. Значит, ему удалось уговорить их оказать мне поддержку. Надеюсь, что, когда здесь появятся стражи, они не изменят своего решения, и все пройдёт как по маслу. Стоит кому-то открыть огонь и без больших потерь не обойдётся.
- Вы должны преклонить колени, - старым дрожащим голосом произнёс святой отец, и я вновь вернулась к происходящему. Дориан поспешно выполнил его наставление, и мне не оставалось ничего другого, как последовать его примеру. Я чувствовала на себе пристальные взгляды, и от этого мне становилось совсем не по себе.
Раскрыв книгу на нужной странице, священник принялся бубнить молитву. Из леса не долетало ни звука,  который вернул бы мне утерянную надежду. Подкрепление ещё не подоспело. А что, если Дональд заблудился? Или его не пустили в округ? А может его вовсе приняли за конфедерата? 
Я снова и снова перебирала в уме все эти ужасные возможности и даже не вслушивалась в слова священника ровно до того момента, когда он о чем-то спросил. К счастью, вопрос был адресован не мне, а Дориану. Тот зачем-то полез в карман и извлек из него кольцо. Я не поверила своим глазам. На мгновение у меня даже закралась мысль, не придумал ли он все это нарочно вместе с моей матерью, но едва ли бы будущий король Центрального союза решился на бомбежку собственной столицы, пытаясь заручиться моим согласием.
- У меня нет обручального кольца, - взволнованно проговорил он, - но это кольцо принцессы. Оно означает, что, приняв его, ты становишься частью моей семьи и моей невестой. Я все это время носил его с собой, надеясь, что рано или поздно оно окажется на твоём пальце.
Его руки сильно дрожали, когда он надевал кольцо на мой палец. Никогда прежде я не видела Дориана настолько взволнованным. Он робко поднял на меня взгляд и выдавил из себя грустную улыбку. Конфедераты от души захлопали в ладоши. Несмотря на абсурдность всей этой ситуации, меня тронули их чувства. Хотела бы я, чтобы все это не было ложью, разумеется в том, что не касалось брака. Конфедераты были такими же людьми, как и мы. Они устали быть отбросами за стенами округов и на любое внимание, любое дружеское проявление отвечали во стократ сильнее. Я знала, что правда унизит их, нанесет глубокую рану и горько сожалела об этом.
- Можете подняться с колен, - торжественно произнёс священник. - Ваше высочество принц Дориан, ваше высочество принцесса Эйвелин...
- Внимание! - раздался знакомый низкий голос, значительно усиленный мощью громкоговорителя, - вы окружены. Сопротивление бесполезно. Мы не желаем вашей смерти. Нам нужны лишь принц Дориан и леди Эйвелин Коллинз. Позвольте им покинуть лагерь, и никто не пострадает. В случае сопротивления нами будет открыт ответный огонь.
Конфедераты испуганно оглядывались. Понятно было, что никто из них не был готов к нападению. Никто и не думал брать с собой оружие, направляясь на свадьбу. Даже часовые, единственные, у кого были автоматы, не спешили открыть стрельбу.
- Я говорил искренне, - громко выкрикнул Дориан так, чтобы его услышали все, - я намерен закончить войну с конфедератами. Наступит день, когда вы сможете вернуться в округа и получите равные права с другими странами. Я, наследник престола, принц Дориан Фелсены даю вам своё слово. Но сбудется оно лишь в том случае, если вы сделаете ответный шаг. Отдайте нам Элен Коллинз и позвольте вернуться во дворец. Вы знаете, какое преступление она совершила и какова за него расплата. Возмездие неминуемо. И оно падет на вас, если эта женщина не предстанет перед судом.
- Ваше высочество, - из числа старейшин отделился крепкий мужчина в военной форме и направился к нам. Из леса недвусмысленно послышался щелчок предохранителя. - Мы готовы выдать вам Эйвелин Коллинз, но мы бы хотели гарантии.
- Достаточно, если я повторю все сказанное, положив ладонь на священное писание?
И Дориан это сделал. Мать не сводила с него взбешенного взгляда. Казалось, что только присутствие защитников удерживает её оттого, чтобы не броситься на него. Когда старейшина с поклоном удалился, она не выдержала.
- Вот как? - завопила она, брызжа от гнева слюной. Она казалась безумной, и даже Дориан сделал шаг назад, шокированный произошедшей в ней перемене. - Я подняла вас из грязи, содержала все эти годы, а вы выбрали Фелсена? Том, ты забыл, как твои дети умирали от голода? А ты, Шейла? Ты ходила в рванье, в котором до тебя кто-то умер. Теперь вы спокойно заходите в округ и покупаете себе все, что захотите. У вас есть еда и одежда, вам не приходится больше страдать от холода и голода. И это все благодаря мне! Мне! И теперь вы отдаете меня на растерзание дворняжкам? Предатели! 
- Это ты предала нас, Элен, - грустно сказал старейшина. - Нас всех могли уничтожить из-за твоего желания свести старые счеты. Мы согласны, ваше высочество. Мы все клянемся в верности вам и Центральному союзу. 
И, развернувшись спиной, он направился прочь от главного дома, туда, где скрывались крохотные шалаши.
- Мама, пойдём, - позвала я.- Все будет хорошо. Никто не посмеет тебя казнить, мы все объясним королю Филиппу.
- Ты! - завопила она и прежде, чем кто-то что-то успел предпринять, бросилась на меня. Не удержавшись, я завалилась на спину, её руки сомкнулись на моём горле, а колени уперлись в грудь. Воздух мгновенно вырвался из моих лёгких, я не могла ни вдохнуть, ни вдохнуть, ребра точно окаменели, и я лишь понапрасну расходовала силы. Кровь громко пульсировала в голове, мир перед глазами добился на тысячи осколков и гас. 
А затем все прекратилось. Послышался выстрел и сила, принимающая меня к земле, внезапно исчезла. Грудь расправилась, в лёгкие ворвался раскаленный знойный воздух, и голова закружилась вновь. Дориан бросился ко мне, помогая сесть, и тогда я увидела её. Раскинув руки, точно пытаясь кого-то обнять,  мать неподвижно лежала на земле. Лицо её замерло в удивлении, пустой взгляд устремились вдаль, а на лбу зияла крошечная ранка. Она была мертва.




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 26 ноября 2016 | Просмотров: 647 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх