Подарок для дочери
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

  I.
─ И… извините, К… Кичиро-сама, ─ запинаясь, начал владелец небольшого зоомагазина ─ среднего роста полный брюнет с приятным лицом, ─ н… но в… ваш дракон с острова Онигасима…
─ Что, ещё не доставлен? Смотрите же, Киё-сан, если его не будет в ближайшие пять дней, то я потребую залог назад и в дальнейшем буду пользоваться…
─ Нет, нет, вы меня не поняли, посылка пришла, да вот только, так сказать, не совсем…
─ Понимаю, сколько я вам должен сверх той суммы, на которую мы договорились?
─ Вы, извиняюсь, меня опять не поняли, я просто хотел сказать, что с животным не всё в порядке…
─ Ясно, ну, и сколько же стоят услуги ветеринара, который не задаёт вопросов?
─ Ветеринар не нужен.
─ Почему?
─ Потому, что животное умерло.
─ Как?!
─ А так, идёмте, я вам покажу…
      В небольшом полутёмном подсобном помещении стоял открытый картонный ящик с отверстиями, от которого веял сладковатый запах разлагающегося тела. Внутри коробки лежало существо размером с домашнюю кошку. Оно было похоже на игуану, но только тело и хвост его были длиннее, а лапы короче и снабжены перепонками, как у жаб, а начиная с середины спины тянулся длинный плавник, как у тритона, но только более жёсткий, с морды же существа свешивались усы, почти такие же, какие можно видеть у карпов. Глаза дракона были полуоткрыты и, казалось, с каждой секундой проваливались всё глубже внутрь черепа, грудная клетка была раздута, замерев на половине вздоха…
─ Всё понятно, ─ против чаяния Киё, совершенно спокойно начал его собеседник, ─ в таком случае, я, во-первых, попрошу вас вернуть мне залог, а во-вторых, не покидать территории вашего магазина в ближайшие пять минут…
─ Э… это зачем?
─ А затем, что за это время в полицию успеет поступить ну просто таки совершенно анонимный звонок о том, что ваша лавочка занимается контрабандой животных, не говоря уж о жестоком с ними обращении и нарушении правил утилизации. Да, кстати, о правонарушениях, когда вы в последний раз подавали в соответствующие органы…
─ Я могу искупить… ─ гробовым голосом произнёс тот, к кому обращались.
─ Это как же?
─ Помогу вам связаться с… людьми, которые… смогут в короткий срок решить вашу проблему…
─ Вашей базой?
─ Гм… н… нет, этого так сразу не объяснишь, я вам дам телефон… скажите, что от меня. Остальное там узнаете.
─ Гм… что ж, ладно, ─ высокий худой мужчина в костюме, стоящем, должно быть, дороже помещения, в котором находился его обладатель, достал из нагрудного кармана ручку с золотым пером и записную книжку в таком же переплёте, ─ диктуйте ваш номер, и учтите, что если вдруг это будет подстава, то… со мной то ничего не будет, а вот с вами… Ну, а если всё это ─ не такая афера, какой кажется, то вы вполне можете отделаться возвратом залога…

II.

─ Квартира семьи Мачино, ─ прозвучал в динамике какой-то сонный женский (быть может, детский) голос, ─ чем могу помочь?
─ Я от Хеюмези Киё, ─ уже мало на что надеясь, произнёс Рафуно Кичиро.
─ Гм… ладно, переключаю…
Несколько секунд в трубке слышались лишь треск да какие-то щелчки, после чего уже другой голос, мужской, грубоватый, произнёс короткое:
─ Да.
─ Я от Хеюмези Киё…
─ Вот как? И что же он просил передать?
─ То есть, как? Н… ничего…
─ Ладно, вы прошли проверку, что же вам угодно?
─ Мне сказали, что вы торгуете редкими животными.
─ Да ну?! ─ усмехнулся голос, ─ Ну… в какой-то степени, быть может, и так… Мы то свами тоже животные…
«Неужели, работорговцы?! ─ Пронеслось в голове Кичиро, ─ нет, не нужно мне такого счастья…». Глава семьи Рафуно хотел, было повесить трубку автомобильного сотового телефона, но, словно угадав его мысли, собеседник очень быстро и куда более вежливо заговорил:
─ Постойте-постойте, вы меня не так поняли, людьми мы не торгуем, зато торгуем существами, во многом их превосходящими. Вообразите, как и домашних животных, их никто не будет искать, никто не возбудит уголовное дело о похищении и работорговле. Подобно животным, они не начнут качать свои права... Но они также умны, чистоплотны, и также могут обслуживать себя и вас, как и люди, однако, при этом растут гораздо медленнее, так что, если вы хотите, например, купить питомца для ребёнка, то с ним, почти не изменившимся, будут играть и ваши младшие дети, а, быть может, даже внуки…
─ Да… заинтриговали вы меня… кто же это такие? 
─ Приезжайте к нам, увидите. Вам, собственно, что нужно?
─ Какое-нибудь необычное животное для дочери, у неё скоро день рождения, девять лет…
─ Отлично, есть у нас такие… Вы сейчас где?
─ В машине, ─ усмехнулся мужчина, ─ а машина недалеко от магазина, принадлежащего вашему знакомому.
─ Цвет и номер скажите.
─ Чёрный «Мерседес», Хйого, Кобе, 38.
─ Отлично, станция метро Гинза знаете где?
─ Знаю.
─ Рядом с ней «Макдональдс», так вот, подъезжайте к нему со стороны центрального входа, вас встретят…

III.

      Дорога, которая в другое время не заняла бы и двадцати минут, во время пробок, растянулась почти на полтора часа. Будучи выходцем из небогатой семьи, да ещё и жившим в детстве неподалёку, Рафуно Кичиро быстро отыскал не очень высокое, этажей в пятнадцать, здание с прилепившейся к нему с одной стороны неуклюжим «бочонком» эркера с красной буквой «М» над входом, и увенчанным золотой «М» киоском ─ с другой. Припарковавшись на находящейся рядом с последним стоянке, бизнесмен хотел было уже выйти из машины, когда в заднее стекло кто-то постучал, обернувшись, он и не заметил, как на сидение рядом с ним плюхнулся какой-то молодой человек. Обернулся Кичиро лишь когда услышал бодрое:
─ Здравствуйте!
─ Э? А вы ещё кто такой?!
─ Я от Хеюмези Киё, ─ подражая манере говорить своего собеседника, ответил вошедший, после чего широко улыбнулся, демонстрируя два ряда жемчужно-белых зубов.
─ Ах вон что! Ну, я слушаю…
─ Если я сейчас начну вам рассказывать, то вы, вероятно, сочтёте меня сумасшедшим, так что лучше уж я вам всё покажу, давайте, разворачивайтесь и вон в тот переулок…
      Сдав назад, машина чуть дёрнувшись, неспешно покатила вдоль разделительной полосы. Найдя участок с пунктиром, водитель повернул её и, проехав почти такое же расстояние, свернул в неширокий пустой проход между домами, почти лишённый фонарей и освещённых окон (большинство из них было заложено кирпичом или забито фанерой). 
      Теперь, не опасаясь встречи с пешеходами или другими автомобилями, Кичиро смог рассмотреть своего пассажира. Это был высокий молодой человек. Возраст его определить было трудно, ибо в детстве и отрочестве подобные ему выглядят старше своих лет, а, будучи взрослыми, похожи на мальчиков-переростков. По чему-то, похожему на щетину, можно было предположить, что этому парню лет двадцать, но это, если не делать поправку на современную акселерацию. Одет попутчик был достаточно своеобразно. Казалось, и здесь были смешаны черты, характерные для разных возрастов и социальных категорий. Рваные тёмно-синие джинсы у него сочетались с длинным (и довольно дорогим) кожаным плащом, какие носят чиновники и бизнесмены средней руки, под ним виднелся свитер, скорее всего, сшитый на заказ, стилизованный под униформу средневековых европейских герольдов или оруженосцев. Словно в насмешку над теми временами, с шеи незнакомца свисала пара стереонаушников, «Уж не классику ли он через них слушает?», ─ почему-то подумал Рафуно. Довершали странный наряд причёска «ёжиком» и старинное (или очень хорошо сделанное под старину) серебряное кольцо на среднем пальце правой руки.
─ Как мне вас именовать? ─ Вдруг неожиданно спросил молодой человек.
─ Рафуно Кичиро, а вы…
─ Меня… ну… скажем, Сечи Сабуро… да, можете называть меня так. Я, понимаете ли… Здесь направо, давайте к тем воротам. Секундочку подождите.
Выйдя из машины, молодой человек начал вести затяжные переговоры по висевшему на воротах домофону с одной кнопкой. По истечении полутора-двух минут, Сабуро (Кичиро почти не сомневался, что это ─ не настоящее его имя) подошёл к машине и вновь плюхнулся на переднее сидение.
─ Сдайте чуть-чуть назад, а то не откроются, ─ уже другим, казалось, сильно озабоченным голосом произнёс он.
Машина отъехала метров на пять, после чего ворота «на автомате» распахнулись, и чёрный «трёхсотый» медленно въехал во двор старинного полуразрушенного дома, рядом с которым стояла пара грузовиков, небольшой бульдозер и кран с чугунной биркой вместо крючка.
─ Станьте вот там, слева, на сигнализацию можно не ставить, у нас тут тихо… На это, ─ юноша кивнул на дом со стоящей рядом техникой, ─ внимания можете не обращать, маскировка, да и подрабатываем за одно, подрядчикам ведь неплохо платят… Да, и вот ещё, ─ продолжил Сабуро, когда они вышли из машины и направились к дому, ─ вы здесь покупатель, а я, как вы, возможно, догадались, нечто вроде менеджера этой точки, однако, есть несколько отличий между обычным магазином и нашим, так сказать, заведением. Главное из них… нам сюда, ─ говоривший кивнул на примыкавший к дому оголовок подвала, ─ так вот, главное из них то, что у нас покупатель, всё-таки, иногда бывает неправ. И хозяева здесь, всё-таки, мы, хотя большей частью и очень любезные, но… хозяева, причём такие, что привыкли защищать свой дом. Так вот, в ваших и наших интересах, Рафуно Кичиро-сама, чтобы вас ненароком не приняли за одного из тех, от кого его следует защищать, поэтому, здесь и сейчас, ─ молодой человек взялся за кодовый замок, на который была заперта железная дверь, ─ я спрашиваю вас, доверяете ли вы мне?
─ Гм… ну… сложно доверять тому, кто даже настоящего имени своего не называет, но… я вас не боюсь… не знаю, почему, но… Я не думаю, чтобы вы могли причинить мне какой-нибудь умышленный вред, да и я за себя постоять, если что, сумею.
─ Ладно, ─ неизвестно, отчего, иронично улыбнулся собеседник, ─ оружие у вас есть?
─ Что так сразу?.. Нет.
─ Электрошокер и тому подобное?
─ Нет.
─ Точно? 
      Сказав это, Сабуро пристально посмотрел на Кичиро. Неизвестно, почему, но взгляд этот напугал последнего. Казалось, зелёные, как у кошки, глаза видят его насквозь, проникают в самую глубину сознания мужчины, словно прожекторы шарят своими лучами по всем потаённым уголкам его души. «Вроде и не человек!» ─ подумал бизнесмен, после чего через силу выдавил:
─ Точно.
─ Ну, вот и хорошо, ─ улыбнулся собеседник, ─ со мной то от этого ничего не будет, а вот с вами…
«Ками-сама! неужели он, и правда, может читать мысли?!», ─ пронеслось в голове у Кичиро.
─ Нда, ну, это всё так, мелочи… А сколько у вас с собой денег?
─ Пятьдесят миллионов, ─ как-то механически ответил тот, к кому обращались, ─ и ещё на карточке…
─ Карточки не принимаем, даже платиновые… Ну а… этой суммы должно хватить. Теперь вот что, если что-то из услышанного напугало или удивило вас, то пока не поздно вновь оседлать вашего железного коня. Как только эта дверь откроется, назад дороги не будет.
─ Я согласен. ─ Отрезал «гость».
─ Хорошо, тогда вперёд.
С этим словами молодой человек (человек ли?) набрал код, однако, открылась не дверь, а небольшое окошко, в котором была ещё одна система подобного рода, правда, на этот раз, электронная.
─ Отлично, а теперь, помогите мне.
Против всяких ожиданий, дверь оказалась броневой плитой толщиной в добрых двадцать сантиметров, так что двоим мужчинам с трудом удалось сдвинуть её. После этого оба они вышли на небольшую площадку, от которой круто вниз спускалась лестница.
─ Теперь давайте закроем.
Дверь закрылась, и Кичиро со своим спутником оказались в полной темноте. Так прошло минут пять.
─ Так, ну что это они… Ксо! Без своих формальностей не могут! Сечи Сабуро, ёкай-наводчик, цель визита ─ продажа одной единицы товара, ─ крикнул он куда-то вверх, после чего на площадке почти сразу вспыхнул свет. ─ Ну вот, другое дело, идём… Вы, мой друг, кажется, хотели узнать, чем мы торгуем? Так вот, этим! ─ Из приоткрытого рта Сабуро появилось длинное раздвоенное жало, протянувшееся на расстояние вытянутой руки взрослого человека, и коснувшееся лба Рафуно, после чего обладатель змеиного языка начал говорить, широко открывая рот, будто, давая возможность собеседнику убедиться в совершенной его реальности. ─ Да, «ёкай» ─ не пароль и не дефект вашего слуха, а моя биологическая принадлежность, тем же самым мы здесь и торгуем… Да, и хочу вам напомнить, что отступать Рафуно Кичиро-сама больше некуда: либо выберете и купите кого-нибудь из девчонок в качестве игрушки и подруги для вашей дочери, либо… Ну, вы поняли… эх… кабы встретить мне вас у нас дома, на горе… Ой, нет, не слушайте меня! ─ Жало вновь спряталось во рту молодого демона. ─ И учтите, что если нас, как и любых хищников, не кормить живой кровью, не слишком обижать, но и не слишком баловать, то ничего плохого ни вам, ни вашей семье ни один ёкай не сделает… Пока не начнёт расти, ну… а потом вы должны будете избавиться от неё… подростки все такие…

IV.

      В маленькой, размером чуть больше встроенного шкафа для одежды, комнатушке на куче какого-то тряпья сидело несколько голеньких девочек лет по восемь-десять. Подчиняясь команде ─ удару плётки по высокому голенищу сапога очень рослого и полного молодого человека (на этот раз именно человека), маленькие ёкаи повскакивали и бросились в освещённый коридор, где выстроились в ровную линию. Многие из девочек дрожали, не то от холода, не то от страха.
─ Выбирайте. ─ Коротко бросил парень, сменивший Сабуро.
Да, здесь, определённо было из чего выбирать. Некоторые девчонки были почти неотличимы от людей, лишь чуть удлиненные и заострённые ушки говорили об их видовой принадлежности. У других они были больше, а сзади находился хвостик, у кого маленький, размером в два – три пальца, а у кого длинный, лысый или пушистый. Кожа кое-кого из этой партии живого товара была голубой или зелёной, у некоторых за спиной были крылья, или рога на макушке…
─ Рекомендую вот эту, ─ произнёс тюремщик, подняв над землёй за хвост белокурую девчушку со смуглой кожей и маленькими крылышками, как у летучей мыши, за спиной, ─ плутовка из пещер, неприхотлива, питается чуть не солнечным лучом, можно держать хоть в картонной коробке, на человека не может напасть впринципе, довольно дружелюбна, да и испортить трудно, вот смотрите, я сейчас… ─ С этими словами мучитель размахнулся, словно желая ударить бедную девочку о стену…
─ Ками-сама! нет! То есть, я х… хотел сказать «верю», хорошо, я беру её…
─ Чудесно, тогда ты, ─ тюремщик поставил маленькую демоницу на пол, ─ пойдёшь с нами, остальные на место.
Девочки вновь кинулись в свою камеру, у самого входа последняя из них немного задержалась.
─ А тебя что, не касается?! 
Трёхгранный кожаный ремень толщиной в три пальца взвился в воздух и затем ещё более стремительно полетел вниз, оставив на нежной спинке сине-фиолетовый рубец. Но даже это не заставило девчонку скрыться в тёмном проёме, лишь на её голубых глазах появились слёзы, совсем, как у его дочери…
─ Жить надоело, да?! ─ Рука с плетью вновь поднялась вверх.
─ Ген-сама, пожалуйста… не надо… что же со мной будет… что со мной теперь будет, ─ девочка плакала всё сильнее, её хвост, совсем, как у лисы, униженно подрагивал, ушки тоже были прижаты в ожидании скорой расправы…
─ Что будет? Хе-хе, ящерке нашей тебя отдадим, Сабуро-кун давно просил поделиться с ним каким-нибудь брачком, или вон туда… ─ Как раз в тот момент, когда тюремщик кивнул на дальнюю стену, оттуда донёсся чей-то душераздирающий вопль, а вслед за ним ─ дружный пьяный смех. ─ Наших гостей то тоже развлекать кому-то надо, а ну, пошла!
В следующее мгновение чья-то сильная рука вцепилась в рукоять плети.
─ Э?! Это ещё что тут у нас?!
─ Это я у вас хочу спросить, по какому праву вы портите мою собственность?!
─ Вашу собственность? А… понимаю, двух купить хотите?
Кичиро растерянно посмотрел на обеих девочек. Если бы он мог, ах, если бы он мог, он бы, не раздумывая, выкупил всю эту компанию, но ведь тех денег, которые теперь у него с собой, «должно хватить» только на одну «единицу товара»…
─ Ну так что же?
─ А… сколько это будет стоить…
─ Восемьдесят.
─ А… одну… ─ в эти секунды Рафуно Кичиро лихорадочно пытался сообразить, какую из девочек ему больше жалко, какая из них больше нуждается в нём… ─ эту, рыженькую…
─ Сорок, так какую всё-таки?
─ Рыжую, ─ выдохнул собеседник, после чего у него почти сразу полегчало на душе.
─ Ладно, ─ вновь подняв «плутовку из пещер», на этот раз за шкирку, тюремщик швырнул её в камеру и запер дверь. ─ Это лисица-прислужница, тоже довольно дружелюбная, хотя, ─ молодой человек оттянул угол рта девочки, в результате чего обнажились довольно длинные клыки, ─ может быть и опасной, но… лично я не припомню случая, чтобы они нападали на людей. Как следует из названия, может делать разную работу по дому, в том числе и… быть, так сказать, игрушкой для взрослых, это у них особенно хорошо получается… или для детей, их эти существа очень любят и быстро привязываются… 
─ Такой человек, как вы, и вдруг говорит о любви к детям…
─ И что? Так, о чём это я… Ах да, основной их недостаток ─ растут почти также быстро, как люди… да вы посмотрите, она уже начала…
Говоривший, подойдя сзади, схватил "единицу товара" за плечи и сильно, до хруста, свёл вместе её лопатки. Как Кичиро не старался, он, всё-таки опустил глаза на два маленьких, наивно торчащих бугорка в области груди девочки-лисички. Спустя пару секунд, спохватившись, он проговорил:
─ Не буду я смотреть, у меня почти такая же дочь!
─ Ну, не хотите, как хотите, тогда пройдёмте, пожалуйста, на кассу…
       "Касса", оказалась полупустой комнатой, перегороженной письменным столом с сидящим за ним человеком средних лет, похожим на карикатурных бандитов (ещё двое таких же сидело у дверей), и большим несгораемым шкафом. Здесь с Рафуно Кичиро, помимо оговоренных в "торговом зале" сорока миллионов иен, взяли ещё десять "На упаковку товара". После оплаты, подчиняясь сигналу электрического звонка, через до того почти незаметную дверцу в правой стене вошла молодая женщина в костюме горничной и, взяв "покупку" за локоть, утащила её в закрывшийся за их спинами проём.
─ Её оденут, вымоют, ─ ответил "кассир" на недоуменный взгляд гостя, ─ всё, в общем, сделают, что нужно, и выведут к Вашему автомобилю. Может, пока кофе? 
Кичиро покачал головой.
─ Ну, как знаете. Надеюсь, ─ говоривший затянулся дешёвой сигарой (которую сам он, вероятно, считал предметом роскоши и показателем хорошего вкуса), ─ на дальнейшее с Вами сотрудничество.
─ Увы, не могу ответить тем же. ─ Не грубо (только потому, что это могло стоить ему жизни), но холодно ответил тот, к кому обращались.
─ А что так?
Собеседник молчал.
─ Аааа.... понимаю, ─ немного наигранно протянул "продавец", ─ не хотите связываться с работорговцами, ведь это мерзко и недостойно. Ну так вот что я вам скажу, ─ он сделал ещё одну затяжку, ─ Вы у нас кто, в смысле рода занятий?
─ Какая разница? Ну, в "Изузу" в совете директоров сижу.
─ Да разница-то есть и, боюсь, ─ к потолку устремилась струйка сизого дыма, ─ она не в вашу пользу. Машинки делаете, значит? Хорошо. А сколько людей за этот год... Да что год? За то время, пока мы с Вами разговариваем, погибло и осталось калеками в автокатастрофах? А сколько денег вылетело в трубу?
─ Только не надо сравнивать, ─ с явным раздражением, забыв об осторожности, произнёс Кичиро, ─ это несчастные случаи, и кто в них виноват, надо разбираться. Кстати, если дело именно в ненадлежащем качестве нашего товара...
─ То вы его отзываете из всех точек и выплачиваете пострадавшим компенсации, верно? Да вот, боюсь, покойничков они с того света не вернут, да и безногих-безруких как не лечи, а новые конечности у них не вырастут. ─ Не надолго задумавшись, собеседник затушил сигару о дно бронзовой пепельницы с приделанной зажигалкой в виде оскалившегося бульдога. ─ Но идём дальше. Недавно, я читал, ваша компания заключила долгосрочный контракт с силами самообороны. Ещё там писали, что, если бы не он, вас бы, скорее всего, раздробили и продали. Таким образом, и девочку нашу Вы купили только потому, что договорились с профессиональными убийцами о поставке машин, которые помогут им более эффективно умерщвлять людей. Не демонов, Кичиро-сама, а людей. Какая у вас там ещё статья доходов? А, строительные компании, в том числе и за рубежом. Ну так вот-с, не в Японии, конечно, но, например, в США на стройках работает много приезжих, чьё положение немногим лучше рабского. И на одном приличном строительстве их там куда больше, чем мы поймали, купили и продали ёкаев за всю нашу историю. Говорят, например, филиппинцев, на Западное побережье, и вовсе, целыми контейнерами привозят, расплачиваясь за них, как за обычный товар. И это, опять же, люди, а никак не демоны. Ну, а если бы не вы, всем им, попросту, было бы негде работать, и таких контейнеров ввозили бы меньше.
─ Я не буду спорить с Вами...
─ Потому, что у Вас и аргументов против меня не найдётся... ─ говорившего прервал писк селектора. ─ Да. Понял. Заговорились мы с Вами что-то, а, между тем, всё уже давно готово, ступайте, Вас проводят. Было приятно пообщаться.
Не пожав протянутую ему руку, тот, к кому обращались, молча покинул комнату.
      Выйдя из здания, Рафуно увидел стоящую рядом с "мерседесом" женщину, держащую за руку купленную им девочку в чёрных спортивных шортиках и топе. Лисьи ушки закрывала глубоко надвинутая кепка, хвост был спрятан при помощи повязанной на бёдра ветровки. Всё это делало её практически неотличимой от обычной девчонки, вроде его собственной дочери, ждущей у отцовской машины перед поездкой за город. "Пусть хоть весь мир сгинет под колёсами грузовиков, какой бы марки они не были! ─ Пронеслось в голове Кичиро. ─ Никому её в обиду не дам!". И он сам свято верил в чистоту собственных помыслов. Тогда ещё верил...


V.

      От того года у Рафуно Кичиро осталось два очень ярких воспоминания. Первым была ссора с женой из-за «жуткой твари», которую он «притащил неизвестно откуда» (стоит сказать, что эта самая «тварь» всё время «серьёзного разговора», умильно улыбаясь, виляла своим хвостиком и заискивающе смотрела то на супруга, то на супругу). Второе воспоминание ─ радость дочери по поводу «настоящей лисички» и первая за всё время не униженная, но радостная улыбка на лице живой игрушки…
      Имени для новой обитательницы сибуйской квартиры долго не могли придумать. Почти месяц после девятого дня рождения Рафуно Каны для её матери существо было просто «эй», для отца ─ «девочка», а для собственной хозяйки ─ «лисичка». Но вот, однажды, когда семья в полном составе собралась у телевизора, по нему шла передача о японских народных музыкальных инструментах. Из них «лисичке» и по внешнему виду и по звучанию очень понравилась японская цитра ─ кото, после чего она почти сразу получила одноимённое прозвище.
      Нельзя, вместе с тем, сказать, что, даже получив имя, она стала полноправным членом семьи Рафуно. Ещё очень долго демонице, например, приходилось спать в запираемой снаружи на шпингалет ванной, в корзине для белья. Конечно, это была далеко не гора грязных тряпок в крошечной тёмной камере, и, быть может, именно потому, что девочка была довольна новыми условиями своей жизни, переезд её так сильно задержался.       Состоялся он, как не странно, благодаря матери её хозяйки. Дело в том, что однажды, когда женщина пришла разбудить подругу своей дочери, то увидела последнюю стоящей на пороге с кипой только что постиранного и извлечённого из автоматической сушилки белья. На вопрос, зачем она это сделала, Кото ответила, что должна «…отблагодарить ока-сама за всё, что она для меня делает…». В ответ на это, последняя обняла девочку и почти в голос разрыдалась… С тех пор подруги начали спать в одной комнате, сначала по очереди: одна на полу ─ другая на кровати (такой порядок завела Кана), а затем, и вовсе, вдвоём в одной постели. Ещё года через три, когда обе они уж совсем перестали походить на маленьких детей, Кото вновь переехала, на этот раз, в кладовку, вернее, в девятиметровую комнату с двумя окнами, служившую кладовкой. Теперь её, конечно, не запирали, да и кровать у девушки была своя ─ старинная, двухъярусная, принадлежавшая когда-то главе семейства.
      Большую часть времени между отбоем и подъёмом, когда дома никого не было, молодая демоница делала кое-какую работу по дому (сначала его хозяйка объясняла это словами «…пусть поработает, не всё ж ей жрать…», потом «…такая хорошая девочка! Вот бы наша хоть отчасти была такой!»). В качестве развлечения она читала книги, причём, абсолютно все: научные, художественные, мангу, даже инструкции к бытовой технике, рассматривала фотографии и открытки с видами далёких стран и городов. Тягу её к этим занятиям вполне можно понять, ведь девушке было запрещено даже выходить на улицу, об окружающем же мире её острый лисий ум хотел узнать как можно больше. Фильмы Кото, почему-то не любила, зато, в новинку тех лет ─ «Фамиком» играла с большой охотой, особенно, на пару с хозяйкой. Больше всего нравились ей «Double Dragon», «Nekketsu cooha» и «Best of best», словом, все игры, где затрагивалась тематика поединков и боевых искусств. Те редкие случаи, когда она смотрела телевизор, также были связаны с гонконгскими боевиками и соревнованиями по единоборствам. Несколько раз при просмотре подобного рода передач она даже составляла компанию главе семейства Рафуно, чем ещё больше привязала его к себе.

VI.

      Так прошло почти четыре года. И вот, однажды, глубокой ночью, или, вернее, даже ранним утром (небо за окном уже начало сереть), в комноту Кото, которой тогда почему-то не спалось, вошла Кана… Страстно сжимая друг друга в объятиях, девочки не заметили, как кто-то сначала тихо открыл, а затем с сердцем захлопнул дверь…

─ Нас ведь было... ─ лежавшая навзничь обнажённая рыжеволосая девушка-демон перевела дух, ─ десять.
─ Что? ─ Подняла голову свернувшаяся калачиком рядом с ней юная брюнетка с глазами цвета водной глади.
─ Нас. В смысле, маленьких сестёр-кицуне.
─ А с остальными что случилось? ─ Скороговоркой произнесла Кана, лишь потом сообразив, что от подобных вопросов следовало воздержаться.
Кото невесело улыбнулась, затем, глубоко вздохнув, голосом, почти лишённым интонаций, начала:
─ Чёрный-чёрный клуб ─ те ребята, которые открыли портал в наш мир, вызвали посредством него всех нас. Улов был хорошим, они говорили, что ещё никогда такого не было. Да вот только, одна из моих сестёр не перенесла путешествия в другое измерение, так нас осталось девять. Понятно, что им было не до церемоний, мигом они набросили на свою добычу сеть, которой ещё двоих и задушили, и того вышло, что их коллекция ёкаев пополнилась лишь на семь лисиц...
─ Кото, не надо.
─ Надо, Кана-сан, кому я ещё, кроме тебя об этом расскажу? Сама просила, сама со мной играла, сама... В общем, ближе, чем ты, у меня никого нет, вот и слушай. Так вот, двух моих сестёр на моих глазах их охочие до, скажем так, пикантных развлечений клиенты сначала изнасиловали, а потом ещё живых разорвали на части и купались в джакузи с пеной, к которой добавили их кровь...
Кана вскрикнула.
─ Кричи, кричи, Кана-сан, ─ хищнически улыбнулась Кото. ─ Ты столько лет не видела и не слышала ни о чём подобном, что теперь тебе полезно будет... просветиться, хотя бы за тем, чтобы ты не стала такой, как они. Там ведь тоже были мужчины и женщины из хороших семей с высшим образованием, кое-кто, может, и со степенями, а также сделавшие блестящую карьеру. Да, так нас стало пять, а могло бы быть и четыре, я ведь тоже им предназначалась, ну да они там все до такой степени упились алкоголем и кровью демонов, что в упор меня не видели. Однажды самая маленькая и самая любимая моя сестрёнка на пару с тритонихой Джури-тян несла бачок с едой для нас. По дороге она споткнулась и рассыпала её. По их правилам, такого рода материальные потери следует оплачивать из жалования того, кто в этот день дежурил по нашему коридору. Ген-сан, понятно, от такого взбесился и давай хлестать их своим знаменитым кнутом. Джури-то выжила, они, вообще, существа крепкие, а вот сестра...
─ И того четыре. Я бы за такое убила.
─ Легко об этом говорить, ─ Кото повернулась к хозяйке, ─ когда живёшь с любящими родителями в хорошей квартире, и за всю жизнь, ничего серьёзнее выговоров сенсеев и ссор с одноклассниками у тебя не было. Но, Кана, к кому бы я побежала, убив его? Стала бы лезть на бетонные стены, находясь в двадцати метрах под землёй? Как бы я его убила, если за весь день съедала меньше, чем в этом же возрасте человеческие девчонки за один завтрак? Да и откуда бы могли взяться такие мысли в моей голове, если и мою спину регулярно охаживали этим кнутом, выбивая тем самым практически все чувства и мысли, кроме тех, что заставляют просить о пощаде? И так, нас стало четыре, но не на долго. От такой жизни вскоре умерла ещё одна. И того три. Далее, одну из оставшихся перевели в камеру для более взрослых ёкаев. Я слышала, её кто-то купил...
─ Ну вот, может, у неё, как у тебя, всё хорошо. Знаешь, можно попробовать отыскать её...
─ Её купили из-за кожи, ─ сдавленным голосом ответила Кото. ─ Одно время была очень модной эксклюзивная мебель с обивкой из наших шкур. Таким образом, нас осталось две. Последнюю мою живую сестру тоже купили, причём, за тем же, за чем и меня. Да вот незадача, Кана, она, похоже, была знакома с тобой. В какой-то момент сестрёнка моя взяла да и бросилась на своего покупателя, при нас. Так она отбила охоту к подобным делам даже у наиболее строптивых ─ этот самый покупатель её задушил. И вот, я осталась одна. Позже у меня появились родители, подруга, которая теперь ещё и моя любовница, много разных вещей... Но вот штука: ты никогда не задумывалась, что будет потом?
─ Когда потом?
─ А тогда, Кана, когда ты выйдешь замуж, например, или в университетский городок переедешь. Обычно в таких случаях вещи, которые покинувший гнездо подросший птенец не смог или не захотел с собой взять, продают, дарят. Значит, и меня продадут или подарят. Впрочем, нет, не обязательно, есть ещё один вариант: то, что не представляется возможным продать или подарить, складывают на балконе в коробке из-под старого телевизора мокнуть под дождём. И, я думаю, в данном случае, ─ молодая демоница ткнула пальчиком между больших (для её возраста и комплекции) грудей, ─ коробочка-то будет деревянной, и разрушит её вместе с содержимым не вода, а огонь и куда как...
Звук хлёсткого удара прервал Кото. Какое-то время девушки лежали молча.
─ Кото, ─ наконец, выдохнула Кана, ─ запомни, я никогда и ни при каких обстоятельствах никого к тебе не подпущу. Ты моя, и будешь моей всегда. Да и защищать тебя мне особенно не придётся. Отец ведь в тебе души не чает. Помнишь тогда, во время нашей первой ссоры, я дёрнула тебя за хвост, что было? Я думала, он меня вместо тебя этим сдаст... А мать? Да я последние три года только и слышу: "Кото то, Кото сё, будь как Кото, не обижай Кото, Кото единственная в нашей семье, кто работы не боится...".
─ Да так то оно так, Кана, но, видишь ли, даже самые добрые люди имеют свойство меняться вместе с обстоятельствами, причём, далеко не всегда в лучшую сторону. И давай не будем спорить, хорошо?
─ Не я это начала, ─ вздохнула Кана, ─ но рада бы закончить. Что же мне, по-твоему, и в лагерь теперь не ехать, тебя караулить?
─ Скажешь тоже! ─ Фыркнула Кото, ─ я ведь в принципе говорила...

      Через пару недель кончился учебный год, спустя ещё дня три Рафуно Кана уехала в лагерь, а ещё через неделю чуткие ушки её подруги заставили свою хозяйку проснуться, уловив разговор, звучавший для неё, как шаги смерти:
─… я и аборт сначала хотела сделать, но ведь не предлагаешь же ты на этом основании убить Кану-чан!
─ Это не Кана.
─ Кичи-кун, миленький, ну, разве нельзя как-нибудь…
─ Нет, нельзя, меня об этом ещё тогда предупреждали. Пусть уж лучше эти подонки возьмут на свою чёрную совесть ещё один грех, на наших глазах убив её и уничтожив тело, чем она будет утехой для их клиентов или вновь окажется живым товаром…
─ Да это будет наш грех, ─ едва начав говорить, женщина почти перешла на крик, ─ пойми же, ведь это Кото, это наша Кото!
─ Ну, брось, брось, Кото ─ лишь дурацкое прозвище, придуманное…
─ Да, дурацкое, ─ заставил вздрогнуть обоих говоривших голос лисицы-демона, обернувшись, они увидели Кото… нет, этого существа они никогда прежде не встречали. Глаза девушки стали похожи на глаза кабана, когда он готов броситься на уже прицелившегося в него охотника. Казалось, она стала шире в плечах и выше ростом, всё её тело излучало какое-то красноватое свечение, правая рука сжимала старый секач, давно заржавевший от крови других животных, но всё ещё очень острый. ─ И глупее всего то, что оно мне нравилось. Ну, что же вы молчите, а? Почему не успокаиваете меня, не убеждаете что я что-то не так поняла?
─ Кото, миленькая, ну, подумай сама, после того, что было…
─ После того, как выяснилась, что ваша дочь любит меня вам стало тесно, так? Ну ничего, это мы сейчас исправим. Надо было, всё-таки, обращаться со мной чуть похуже, быть может, в таком случае, вы и прожили бы чуть дольше. 
      «Ока-сама» рухнула на пол, не издав и звука, а вот Кичиро сумел уклониться. Получив сильный удар в плечо, он налетел на девушку и сбил её с ног. Затем, недолго думая, помчался в свой кабинет, где за чьим-то антикварным портретом (чьим именно, сказать было нельзя, ибо реставраторы рисовали лицо почти с нуля), прикрывавшим железную дверь, была спрятана одна из многочисленных современных реплик молниемёта Зевса, поднятого из океанских глубин и воскрешённого средневековыми алхимиками, таким образом, получившими в своё распоряжение мощь, позволившую крестьянам и ремесленникам менее, чем за два столетия одержать верх над своими господами, облачёнными в сверкающие доспехи, ставшие теперь просто красивой игрушкой… Он не успел…
      Едва Кото закончила, как деликатный кашель сзади заставил её обернуться. Девушка увидела стоящего в дверном проёме человека в строгом костюме, который недавно приходил к ним и был чуть ли не единственным гостем, имевшим возможность видеть её (почему, молодая лисица не знала, а хозяева ей так и не объяснили). 
─ Глупо, ─ коротко бросил незнакомец, ─ очень глупо, я ведь и шёл сюда для того, чтобы предлождить тебе оставить этих людей и жить дальше…
─ Да, а потом, когда бы я отвернулась, вы…
─ Ну что ты, нет, я же не из той конторы… Вернее, из той, но… из несколько другого её структурного подразделения… Ты ведь, кажется, неплохо разбираешься в искусстве ближнего боя, так? Ну вот, есть на свете остров Кубикукури, там раз в год проводится турнир между ёкаями и… немножко людьми, так вот, ты будешь там работать, сначала на подхвате: «подай-принеси», ну а потом… и до комментатора или, там, судьи подняться сможешь…
─ А если я не соглашусь?
─ Тогуро.
Из темноты появилась ещё одна фигура, высокая и атлетическая. Почему-то, стоило девушке только увидеть этого ёкая (то, что это не человек, она поняла, казалось, ещё раньше), ноги Кото подкосились, и она безвольно села на окровавленный пол.
─ Думаю, это означает «да», ─ усмехнулся незнакомец, ─ возьми ко её, Тогуро… Только не так, как прошлую, а то ещё лечить её будем месяца два…

Конец.


  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: DOOMer10 | 16 июня 2016 | Просмотров: 1041 | Комментариев: 2




#1 Пишет: Пользователь offline николайnb (16 июня 2016 20:48)
Группа:
Придворный маг
Статус: Пользователь offline
1395 комментариев
61 публикация


Очень понравилось произведение, несмотря на некие моральные аспекты... Но как написано! Читаешь взахлеб. И всего две ошибки (сейчас исправлю, пока не забыл - просто пропущена буковка). Или, зачитавшись, я не заменил огрех. Жду еще.
Регистрация: 9.06.2010 | | |
   


#2 Пишет: Пользователь offline DOOMer10 (19 июня 2016 09:49)
Группа:
Мечтатель
Статус: Пользователь offline
5 комментариев
10 публикаций


Спасибо! Старался!
Регистрация: 4.08.2015 | | |
   


Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


{last_post_on_forum}
» Ищейка. Книга смерти. Глава 17. Эпилог
Наверх