Пламя Любви
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

 
Миры сплетаются и падают во тьму,
Мрут люди, города уходят в небытиё
Лишь те сердца, что любят, никогда
Не пропадут, скрепляя души в пламенье
Вековом. Они всегда воспрянут даже в пустоте,
И путь осветят, для влюблённых.
Пусть те погибнут, кто в мученье,
Кто в свете прожитых веков.
Они найдут потерянных любимых,
Ведь нет сильнее путеводной нити,
Чем зов сердец любимых.
Любовь проломит стены все,
Любовь и души превратить в единую одну,
Она разрушить жизни может и воскресит миры…
 
 
Столь прекрасное ярко-алое солнце играло на гранях многочисленных утесов, утопая в редких, но от этого не менее пушистых облаках, которые были окрашены в самые разные цвета заката: от ярко-желтого до приглушенно-фиолетового. Солнце не спешило скрываться за горизонтом, обогревая своими последними в этот день лучами.
      Ветер тихо брел по земле, молчаливо шелестя высокой сочной травой. Не было слышно ни животных, ни птиц, вообще ничего. Даже небольшой пруд, в котором обычно резвились рыбы, казался необычно тихим. Он был настолько кристально-чистым, что можно было рассмотреть каждый изгиб на дне, каждое растение и каждую мирно плавающую рыбку. Вокруг было умиротворенно, словно все вокруг замерло, наблюдая за прекрасным закатом и отдаваясь безмятежному отдыху.
      Два удивительных существа отдыхали на мягкой траве, будто бы на перине. Два молодых дракона, почти соприкасаясь головами, наблюдали вдаль на раскинутую пред ними долину. Она словно манила к себе, осталось только последовать туда.
      Солнце играло на их чешуе, которая казалась самыми изящными и прекрасными драгоценными камнями в мире. Один из них, был чуть больше другого, и имел чешую коричневого цвета, из-за чего сильно напоминал превосходный оникс. Другой же дракон, точнее драконесса, была цвета великолепного сапфира, чья чешуя поражала огромной палитрой синих оттенков.
      Внезапно синяя драконесса подняла голову и, посмотрев на своего спутника, она лизнула его в щеку, а затем вскочила на ноги и тут же, расправив крылья, поднялась ввысь, оставляя на месте, где только что была, примятую траву. Ониксовый дракон лишь улыбнулся, давая своей подруге фору в пару мгновений, прекрасно понимая, что он намного сильнее и быстрее ее. Он не торопясь поднялся на ноги, краем глаза наблюдая за спутницей, немного размял плечи и тут же сорвался с места, пускаясь в погоню.
      Драконесса знала, что ей не уйти далеко, но она этого и не хотела. В конце концов, это была ведь игра, чтобы проверить, достоин ли он. Коричневый дракон нагнал ее уже через пару секунд. Пусть она поворачивала голову, следя за его движениями, но уже через пару минут всего лишь на несколько секунд упустила из виду и теперь понятия не имела, где ее сердечный друг.
      Коричневый дракон поднялся достаточно высоко, спрятавшись за одним из облаков, наслаждаясь растерянностью сапфировой подруги. Нагнав возлюбленную, он сложил крылья и упал на нее, хватаясь за спину. Драконесса же не хотела так просто уступать, пытаясь вырваться из его сильной хватки. В конце концов, где это было видано, чтобы драконы отказывались от боя? Пусть даже со своим любимым.
      Два дракона вращались в небе под облаками, постоянно то сцепляясь, то снова улетая друг от друга. Они не замечали ничего вокруг, сейчас для них всего мира попросту не существовало. В эти мгновения были важны лишь они, а весь мир мог подождать.
      Внизу, на том месте, откуда драконы начали свою неистовую гонку, стояла молодая пара. Стройная высокая девушка удивительной красоты с длинными прямыми пепельными волосами, которые ниспадали на тонкую талию водопадом из серебра, большими серыми глазами, наполненными искреннем счастьем, наблюдала за драконами, откинув голову на плечо возлюбленного. Высокий мужчина, лишь на пару дюймов выше ее, с темными бронзовыми кудрями и глазами оттенка молочного шоколада, нежно обнимал за талию любовь всей своей жизни. Он смотрел на драконов, что летали под облаками и не верил, что есть что-либо прекраснее.
      Драконы не замечая наблюдающих за ними, плавно вращались в небе, громко рыча друг на друга. Их плавные движения, ритмичное рычание, закономерное кусание друг друга — все это наводило мысли о волшебном танце.
      Их рычание и движения ускорились, а это значило лишь одно — танец скорее всего шёл к финалу. И вот коричневый дракон с яростью схватил синюю драконессу за спину, жестко подавив все ее возражения, при этом больно укусив за шею, отчего сапфировая красавица громогласно взревела. Нет, конечно, она была готова к такому окончанию их танца, ведь так всегда было. Но для неё это все же оказалось неожиданным, и теперь драконесса покорно ждала своей участи, понимая, что проиграла этот бой, но все равно была рада этому.
      Ониксовый дракон резко развернул свою драгоценную добычу, так что блики, отраженные от их чешуи, осыпались на землю, словно волшебный дождь.
      Коричневый дракон лизнул прокус, желая снять боль партнерше, отчего ее глаза засветились нежностью. Затем драконы посмотрели друг другу в глаза, а их чешуя засветилась ярче звёзд. Весь мир закружился вокруг, и нельзя было отличить где верх, где низ. Драконы кружились так быстро, что цвета смешались воедино — превосходный оникс и великолепный сапфир.
      Мгновение и драконы, вновь держась друг за друга, полетели вниз. Их крылья были полураскрыты, отчего скорость была огромной. Они не просто падали, они неслись к земле, подобно выпущенным стрелам.
      Внезапно коричневый дракон, бережно придерживая свою подругу, распахнул крылья, подхватывая воздушный поток. Он то складывал крылья, то снова их раскрывал, начиная вертикальное вращение. Первый виток, второй, третий. С каждым новым оборотом драконы прижимались всё ближе и ближе. А когда они слились в единое целое, то их скорость вращения стала настолько огромной, что различить в этом падающем драгоценном камне двух драконов было невозможно.
      Драконы падали очень быстро, казалось, что они вот-вот разобьются. Но у самой земли они расцепились, раскрывая крылья и снова вздымаясь вверх, при этом выдыхая яркую полоску разноцветного пламени. Лишь сейчас, измотанные и запыхавшиеся, они заметили наблюдателей.
      Подлетев поближе, чтобы разглядеть непрошеных гостей, они опустились на край утеса. Ониксовый дракон был явно взбешен такой наглостью, что кто-то их видел. Он тут же зарычал на людей, но при этом не нападал.
— Эделвин, успокойся, — сказал мужчина, пытаясь успокоить дракона. — Я понимаю, что ты устал. И скажу честно, это было прекрасно.
— Если бы не твоя жена, то я растерзал бы тебя прямо сейчас! — с яростью в голосе зарычал ониксовый дракон. — Ты ведь не первый год в нашей стае, и уже должен понимать, что пламя любви — это интимный процесс! — дракон фыркнул, а затем встряхнул главой. — Хотя о чем я?! Ты же не дракон! Как ты не понимаешь, что в пылу я мог тебя заживо спалить?! — дракон снова фыркнул. — Глупый человек.
— Но не спалил, — встала на защиту мужа девушка. — И вообще это вы выбрали не то место для совершения обряда. Мы не хотели вам мешать, мы сами направлялись на венчание пламенем, но решили немного передохнуть. Мы просто наблюдали за красивым небом, но вдруг появились вы. В общем, давайте не будем мешать друг другу, возвращайся к Пайтори. Она уже нервничает. Желаем вам хорошей кладки, обручённые пламенем. Духи благоприятствуют вам, — девушка отошла от ониксового дракона и очень тихо прошептала, — в отличие от нас, — после этого она вновь прижалась к мужу.
      Ониксовый дракон фыркнул и вернулся к любимой, продолжая ритуал. Блеск их чешуи уже потускнел, но спустя мгновение сапфировая чешуя вспыхнула с удвоенной силой, ослепляя не только ониксового, но и наблюдателей, стоявших у второй стороны утёса. Купаясь в свете своей подруги, коричневый дракон, прошептал что-то ей на их древнем языке, известном только чистокровным драконам, и та ему нежно ответила, после чего драконы, прыгнув с обрыва, отправились прочь.
      Девушка, смахнув непрошеные слезы, грустно улыбнулась, а мужчина отпустил свою возлюбленную, подходя ближе к выступу. Он сел прямо на то место, где на земле отпечатались острые когти, почти без эмоций проводя рукой этому месту. Мужчина поднял голову, грустно вздыхая, и стал провожать взглядом прекрасных существ. А девушка смахивая вновь подступившие слезы, подошла к мужу и мягко обвила его за шею.
— Что случилось милый? Почему ты грустишь?
— Я в порядке, — сказал он сдавленным голосом. — Это был прекрасный танец пламени любви. Уверен, что он принесет им долгожданное дитя.
— Наверное, — она запнулась и попыталась сдержать вновь нахлынувшие слезы. — Я рада за них.
      Девушка пыталась не смотреть на улетающих друзей, уж слишком больно было осознавать, что у неё не будет такого танца, как у Эделвина и Пайтори. Мужчина заметив ее печаль, понимая о чем думает его возлюбленная, аккуратно поцеловал тыльную часть руки своей жены, понимая насколько это неправильно, что из-за него она потеряла не только свободу, но и крылья.
— Кларенс, — он пытался сделать голос спокойнее, но вышло неудачно, — любовь моя, лети домой. Ты должна жить как твои соплеменники, оставь меня. Прошу, пока не поздно. Пока нас не обвенчали пламенем…
      Девушка удивленно уставилась на возлюбленного, теперь уж она не могла сдерживать эмоции. И предательские слезы, одна за другой, покатились по ее щекам. Она встала, вся дрожа, и отошла от него на несколько шагов назад. И спустя пару секунд поляну озарила белая вспышка, подобно сиянию звезды. И уже через мгновение вместо девушки на том месте стояла прекрасная серебряная драконесса. Она гневно фыркнула, отчего из ее ноздрей пошел черный дым, и уставилась на возлюбленного.
— Пусть это я настоящая. Но я давно сделала свой выбор, — она подошла к нему ближе, опуская голову на уровень его плеч. — Конечно, печально, что ты не можешь летать. Но я…
— Я не хочу для тебя такой жизни, милая, — перебил он ее. — Ты должна быть тем, кем являешься. Ты должна полюбить дракона, а не человека. Стать матерью его детей, ты же понимаешь, что у нас с тобой их никогда не будет, — его голос почти сорвался, а глаза защипало от слез. — Я не говорю, что будет просто. Но мы должны расстаться. Будет больно, почти невыносимо, но это для твоего блага, время все залечит. Я не хочу лишать тебя этого прекрасного чувства. Чувства, которые рано или поздно испытывают все девушки и женщины. Чувство быть матерью, растить своих детей. И быть счастливой до конца твоих драконьих лет.
      Драконесса еще раз фыркнула и прижалась головой к своему возлюбленному, смотря в его глаза. Она надеялась, что это шутка, но в глазах у него была твердость и невыносимое страдание. Она попыталась хоть как-то взбодрить его, дать понять, что ее сердце навсегда будет принадлежать ему.
— Я и так счастлива, быть рядом с моим мужем. С тем — кого люблю, и с тем кто любит меня. Тем более в любом виде.
      Мужчина усмехнулся, вспоминая о том, кем был раньше. После чего почесал мордочку драконессы. Как бы он не старался, но расстаться с ней, просто отпустить — было выше его сил.
— Я знаю, но подумай сама, как тебе будет больно, когда я… уйду. Ты ведь не сможешь создать пару потом, ты проживёшь одинокой и некому не нужной жизнью с вечным трауром. Я не хочу этого… Да, я люблю тебя, хоть в форме девушки, хоть в форме дракона. И поэтому прошу — оставь меня, уходи прямо сейчас и лети домой, найди себе хорошего, любящего и отзывчивого дракона. Я-то знаю, что они за тобой стаями летают. Будь счастлива по-настоящему, люби и будь любимой…
      Слёзы драконессы падали на камень, оставляя чуть дымящиеся следы. Мужчина тут же понял, что нужно успокоить Кларенс, поскольку их могут выследить. Ведь слезы дракона — это самая редкая вещь на свете, которая может вылечить любую болезнь. Их слезы- это большая редкость, ведь эти грациозные и величественные существа никогда не показывают слабости. И многие маги старательно отслеживали каждый такой всплеск эмоций драконов. Этот был впервые за долгий век. И сейчас стоял вопрос лишь в том, какой из магов доберется к ним первым.
      Не прошло и пары минут, как внезапная вспышка оранжево-золотистого света, как солнце на закате, озарила поляну. И перед ними возник старец в синих одеяниях, его лицо было скрыто за длинным капюшоном, что совершенно не давало возможности разглядеть незваного гостя. Мужчина не знал его, но почему-то старик внушал какое-то странное доверие. Он хотел накинуться на мага, но что-то не давало. В конце концов, он не знал ни того, что хочет этот маг, ни с какими мыслями тот пришел к ним.
      Старик с длинной белой бородой, которая доходила тому до колен, опираясь на длинный посох, украшенный рунами, направлялся к плачущей драконессе. С новой силой в груди Олега вскипело беспокойство, ведь дракон плакал и не заметил, что к нему приближается неизвестный маг.
      Олег пересилил заклинание, которое парализовало его, и хотел накинуться на мага, но тот заметив жалкие попытки защиты, лишь улыбнулся. Маг дотронулся до щеки драконессы, которая тут же перестала плакать и будто застыла. Старец же вновь повернулся к Олегу, и громкий голос мага сразу же прозвучал у мужчины в голове.
«Олег Кайри, я не угрожаю ни тебе, ни ей. Ты ведь знаешь она и так любит по-настоящему. Для кого-либо другого у неё нет места в сердце, оно занято одним человеком, которого она любит больше жизни. Ты ведь знаешь как тяжело ей сейчас... Не беспокойся за неё, я погрузил её в лёгкий транс, он похож на полудрёму.»
«Зачем ты это сделал?»
«Ей больно, очень больно. Я дал ей отдохнуть, да и то, что я намерен сделать, не должно потревожить её.» 
      Маг улыбнулся и возвел руки к небу, начиная нараспев читать заклинание, понятное лишь духам. Олегу казалось, что он будто летит, все вокруг казалось столь незначительным, столь не реальным. Лишь песня, которая будто била в голове была важна, лишь она. Он закрыл глаза, отдаваясь в объятия магии.
«Что ты чувствуешь, Олег?»
«Я чувствую… Тепло. Будто что-то твердое в груди. Оно подобно маленькому солнцу внутри! Оно словно лопнуло?! Но это не больно, скорее приятно… Это тепло словно растекается по телу. Мне… Мне хорошо, очень хорошо, никогда не чувствовал себя настолько замечательно!»
«Хорошо. Но теперь самое неприятное, тебе придется потерпеть.»
«Горячо, мне жарко. Я горю! Я весь в огне! Прекрати это, я не могу! Я горю! Мои глаза!»
«Открой их, впусти в себя свет драконьего сердца, и не бойся.» 
      Мужчина чувствовал себя так, будто он сейчас горит словно факел, но совершенно не мог пошевелиться. Олег хотел кричать, наброситься на мага, но не мог даже сделать шаг. Решив, что должен сделать это для своей Кларенс, он набрался смелости и открыл глаза. Тут же из них вырвался бронзовый свет, который достиг драконессы и растворился, слегка коснувшись её мордочки. Зрачки у мужчины на мгновение приняли форму вертикальных полос, а затем вернулись в прежнюю форму.
«А теперь лети, — голос мага казался оглушительным, затмевая все остальное. -Лети! Пробуди дракона, который поселился в тебе. Пробуди самого себя! Пока он вновь не уснул в тебе.» 
      Спустя мгновение вокруг старца образовалась золотисто-бронзовое свечение, поднимаясь от ног и поглощая неизвестного мага. Этот свет полностью закрыл старика, после чего он тут же исчез, будто его никогда и не было.
      Кларенс открыла глаза, не понимая, что произошло, но инстинктивно стала осматриваться в поисках угрозы. И тут же ее глаза наткнулись на знакомую фигуру, стоящую на самом крае обрыва. Мгновение и ее сердце пропустило удар.
      Драконесса не успела даже никак среагировать, никак помешать. Она лишь смотрела, как ее муж, ее любовь прыгает навстречу смерти и ничего не могла поделать. Кларенс тут же закричала имя любимого, но поздно сообразила, что ей нужно делать. Когда она кинулась следом, то никого уже не было.
      Яркий всплеск поднялся со стороны обрыва и растворился, не доходя до драконессы. Кларенс заметила странную вспышку, но не предала ей значения, пытаясь найти следы любимого. Удостоверится, что он жив. Но его как будто никогда и не было.
      Кларенс взревела от горя, обдумывая, как бы поскорее отыскать его. И что она будет делать если он все же… ушел. От таких мыслей голова шла кругом, не выдержав, она громко и протяжно взревела, наполняя рев своей болью. И неожиданно на ее отчаянный зов послышался ответ. И сразу к ней на встречу прилетел молодой и сильный дракон, чья чешуя блистала подобно бронзе. Он был привлекателен, и на пару мгновений Кларенс задержала на нем взгляд, после чего начала ругать себя о беспечности и глупости.
— Не приближайся. Кто ты? Впрочем, не важно. Ты не видел здесь человека?
      Бронзовый дракон проигнорировал вопросы Кларенс, молча направляясь прямиком к ней, будто пытаясь обнять драконессу. От такой наглости ей стало не по себе. Серебрянокрылая громко зашипела, предупреждая незнакомца, ее тут же накрыла ярость и обида.
— Я замужем. Проваливай, а то не поздоровится. И я не шучу.
— Как пожелаете, миледи, — дракон чуть поклонился. — Здесь нигде нет человека, а моё имя вы и так знаете.
      Драконесса удивленно взглянула на него, пытаясь вспомнить нахала, но в голову ничего не пришло. Кларенс забросила эти попытки и сосредоточилась на поисках любимого, но все было безрезультатно. Краем глаза она видела, что этот нахал все еще следует за ней, как привязанный, но соблюдая дистанцию. Серебряная драконесса решила, что с этим нужно было что-то делать, но в голову не приходило не одной мысли, уже сдавшись она решила: «Пусть делает, что хочет. Ведь мне не впервой отбиваться от этих наглецов.»
      Кларенс, не смиряясь с провалом, совершила еще один круг, но и в этот раз безуспешно. От переполняемого горя она помчалась снова к обрыву, взлетая наверх утеса, драконесса упала на траву, горько заревев, выжигая все растения вокруг. Ей было теперь все равно, она не знала как жить дальше.
      Бронзовый дракон, видя состояние драконессы, спустился на поляну и, медленно, аккуратно подойдя к ней с нежностью положил крыло на спину. Серебрянокрылая тут же зарычала, желая уже задать наглецу, но он отреагировал быстрее. Через мгновение он уже находился над ней, прижимая к земле.
— Не бойся, любовь моя. Всё в порядке. Не нужно горевать, а то опять всю чешую мутной плёнкой затянет. Уж, тогда твой отец точно с меня шкуру спустит за то, что я не ухаживаю за его дочкой, и своей женой.
      Драконесса тут же перестала сопротивляться, и было слышно только её всхлипы. Кларенс слышала его слова, но не могла поверить в это. Разве такое возможно? Прерывая ее раздумья, бронзовый дракон прижал свою голову к её и лизнул в мордочку.
— Этот поцелуй, — прошептала она, успокаивая всхлипы, — так похож на поцелуй Олега, те же чувства, те же ощущения, но ты ведь не он. Кто ты?
      Дракон лишь ухмыльнулся, а затем вновь лизнул драконессу и полностью отпустил её. Она тут же вспрыгнула на ноги, осматривая дракона с головы до ног. Это не мог быть он! Или мог?
— Я твой муж, любовь моя. Теперь я дракон, разве не ощущаешь мою энергию.
      Драконесса глубоко вздохнула, благодаря всех и вся, что есть на свете. Если это был сон, то она убьёт любого, кто посмеет ее разбудить. Она осторожно, прикрыв глаза, приблизилась к дракону и коснулась его груди, проверяя не иллюзия ли это. Но нет, он стоял перед ней, точно так же, как и пару мгновений назад.
— Олег, мой милый, — заурчала Кларенс. — Но как такое возможно? Ты ведь не перевёртышь, и не маг. Ты обычный человек.
      Дракон пожал плечами, не отвечая на ее вопрос. Его это не сильно заботило, главным было то, что они теперь в месте на века. Он закрыл её своим крылом, нежно смотря ей в глаза, желая больше никогда не отпускать. Но Кларенс все еще ждала ответа.
— Нам помог странный маг, он взялся из пустоты, и обратил меня. Даже не взяв ничего взамен.
      Драконесса открыла глаза, осознавая, что теперь у них может быть все о чем они мечтали эти десять лет, прошедшие со дня той встречи. Идея посетила ее внезапно и она решила попробовать, зная, что супруг не будет возражать.
— Олег, выполни мою просьбу, станцуй со мной, — если бы драконы могли бы смущаться, то драконесса вся была бы красной. — Я чувствую, что ты тоже хочешь этого, твоя кровь кипит, не мучай себя.
— Ты уверенна, что готова? — удивился дракон. — Я не знаю смогу ли. Ты действительно хочешь этого?
— Я готова, — выбравшись из-под его крыла, сказала Кларенс. — Не волнуйся за нас, доверься инстинктам.
      Драконесса лизнула его в щеку и тут же взлетела. Дракон, вспоминая то, что происходило между ониксовым и сапфировым драконами, так же дал ей фору в несколько секунд и полетел следом.
      Кларенс была права. Кровь кипела, обдавая жаром молодого бронзового дракона. Он видел только её одну, и весь мир исчез с его глаз. Все вокруг покрылось темной пеленой, и единственным маяком во тьме была только серебряная драконесса.
      Олег не мог потерять её, он так долго мечтал о ней, и так долго хотел слетать с ней, но не мог. Он ведь был человеком, а она всегда была драконом-оборотнем. Но теперь, он мог осуществить свою мечту, так же, как и ее. Олег мог осчастливить свою жену, и ему уже было всё равно, что заберёт у него тот маг, лишь бы не её. Но этого не случится, так как он будет драться за нее до последнего вздоха, даже если придется уничтожить все и вся. Она будет его, всегда…
      Олег догнал её высоко за облаками и схватил в свои лапы. На секунду он испугался своих действий, но инстинкты твердили одно: ее нужно поймать, чтобы Кларенс навсегда стала его.
      Для него это было так же ново, как и для нее. Он все еще был слаб, к тому же совершенно не имел опыта в таких вещах, летать и то давалось пока с трудом. Но Кларенс не требовала от него силы и опыта, она не улетала, не сопротивлялась и играла лишь в пол силы, представляя, как ему сейчас тяжело. Но главное для нее было то, что их молитвы были услышаны, и древние драконы выполнили её просьбу, они дали её мужу крылья.
      В небе закружились два дракона, чьи блики отражались по долине. Все будто замерло, а на многие мили был слышны удары сердец, словно раскаты грома. И с каждой секундой, музыка их душ нарастала. Теперь невозможно было их остановить, заставить потушить тот пожар в сердцах.
      Инстинкты захлестнули их с головой, совершенно отрезая прочие, ненужные в такое время, мысли. Олег вновь ухватил Кларенс за лапы, и новая волна любви теплоты и счастья окутала его. Он обнял свою жену, а та полностью ему доверяя, закрыла глаза и сложила крылья.
      Сейчас Кларенс понимала, что сами духи вели их друг к другу. Их встреча была предрешена очень давно. Даже тогда при первой встречи, когда он нашёл её израненной и беззащитной, она не напала на него, как поступили бы другие собратья, она всецело ему доверилась. Возможно, кто-то бы сказал, что она поступила опрометчиво и крайне глупо, что доверилась человеку, даже не просто человеку, а драконоборцу. Ее заклятому врагу, который поклялся убивать таких, как она. Но Олег, в тот раз и сам почему-то не смог исполнить клятву, что-то заставило его убрать меч. Сейчас они понимали, что это судьба свела их вместе. Драконоборца и молодую драконессу-оборотня. Удивительно, как быстро вспыхнули их чувства, стоило им лишь взглянуть в глаза друг друга. Они влюбились друг в друга, и любят до сих пор, и так останется навеки.
      Драконы завращались, оставляя за собой яркий пламенный след, след от их огня любви. Тепло и нежность окутали их, не давая замечать даже стремительное падение, и те засветились яркими пятнами в ночи. Теперь они поняли, что значит быть одним целым. Они не просто чувствовали, они слышали, смотрели глазами друг друга. Это было благословение духов, что дарует жизнь новому. Их души слились воедино, принимая самый драгоценный дар — новую жизнь.
      Олег раскрыл глаза, и перед самой землёй бронзовый дракон оттолкнул свою возлюбленную, чтобы та расправила крылья, поймав воздушный поток. Их связь медленно стала гаснуть, а мысли потихоньку стали приобретать очертания.
      Кларенс почти не понимала, где она находится, всю ее переполняло от избытка эмоций. Она чувствовала это невероятное ощущение, даже будучи в обличье человека она не испытывала ничего подобного. От этих чувств, ее чешуя вновь засветилась вдвое ярче прежнего, и теперь издалека она казалось самой яркой звездой на ночном небосводе. Кларенс отчетливо понимала, что в эту ночь они получили благословение древних духов, и была им бесконечно благодарна.
      Силы покидали их обоих, и Олег огляделся в поисках места, где можно отдохнуть. Заметив тот самый утес, бронзовый дракон направился к нему, тяжело махая крыльями. Опустившись на землю, у него было чувство, что он готов упасть и заснуть на ближайшие два дня. Этот полет и их танец ужасно его вымотал.
      Повернув голову, он увидел любовь всей своей жизни, которая так же устало, опускалась на выступ утеса, тяжело перебирая лапами. Она медленно подошла к нему, и улеглась рядом, сплетая их лапы и изящные шеи.
— Это было невероятно чувство, — сказал Олег со всей нежностью, что томилась в нем. — Как ты думаешь, у нас получилось?
— Я никогда не испытывала ничего даже близко к этому. Это было невероятно. Думаю, что да. Я чувствую, что великие духи послали нам дар за наше терпение и любовь. Вот только есть одна проблема…
— Что случилось, любовь моя? Духи?
— Нет, нет, милый. Нам все же нужно рассказать отцу…
      Олег засмеялся, накрывая своим крылом свою возлюбленную. Он был готов сейчас встретиться со всеми опасностями в мире, даже будь это ее отец и остальная стая.
      Кларенс опустилась на землю, ее дыхание стало ровным, и она отдалась миру сновидений. А Олег лишь поднял голову вверх, смотря на звезды и думая, как же он благодарен магу за эту новую, удивительную жизнь.
      Яркое солнечное утро осветило вход в просторную пещеру. Перед ней совершенно не понимая, что происходит, стояли четыре дракона. Какое-то странное чувство заставило прибыть их сюда, к пещере сестры покинутой достаточно давно. 
      Один, который был намного больше остальных, с чешуей, которая напоминала редкий серый жемчуг, хмурясь и тихо рыча, смотрел вперед. Зеленая, подобно роскошному изумруду, драконесса стояла рядом. Два остальных молодых дракона, которые являлись друг другу братьями, и были похожи, как две капли воды, отличаясь лишь цветом чешуи, просто ждали приказа отца, переминаясь с лапы на лапу. Один был оранжево-желтый, подобно загадочному янтарю, а другой красный, как величественный рубин. В глазах жемчужного дракона читался вопрос: «Что мы здесь делаем?». Но ни сыновья, ни жена не знали, что ответить. 
- Может Кларенс, взялась за ум и вернулась домой, бросив своего человека? - предположил рубиновый дракон.
- Было бы неплохо, наша старшая сестричка...
      Жемчужный зарычал на янтарного, но изумрудная попыталась успокоить мужа, не дав сделать глупость. Так как видела, что он был в гневе. Пусть даже она не могла предположить, что разгневало её мужа, ведь их сын - Амбер, даже не закончил свою мысль.
      Драконесса мечтала чтобы её дочь вернулась в родное гнездо, пусть даже со своим мужем, который был человеком. Она всегда поддерживала её выбор, даже если выбор был произведён в пользу человека. Главное для Элионоры было то, что дочь была счастлива. Но ее муж считал иначе, Грегори воспринял решение дочери в когти, он выгнал ее из дома. Но спустя два года он понял, что совершил ошибку, отправив дочь в дикий мир. Элеонора видела, как переживал её муж, пока Эделвин — один из лучших друзей их дочери, не сообщил о том, что с ней всё в порядке, и Кларенс приняли в его стае.
      Учуяв знакомый запах, жемчужный дракон медленно направился в сторону пещеры. Элионора, тоже учуяла такой знакомый и родной запах своей дочери. Но этот запах был смешан с менее знакомым, но тоже родным. Она сразу же догадалсь чей он и попыталась преградить путь мужу, не зная, что от него ожидать. 
      Грегори попытался обойти свою жену, но та не пускала, тогда он резко рыкнул на Элионору и своих сыновей, так как те двое тоже начали понимать, что происходит. И сейчас, волнуясь за сестру и её возлюбленного встали рядом с матерью. Но стоило лишь жемчужному дракону сурово взглянуть на своих детей, и те поняв всё, нехотя расступились.
      Войдя в пещеру, он шел на знакомый запах, одновременно надеясь, что он ошибся и то, что оказался прав. Но его догадка подтвердилась, когда он увидел в углу серебристую драконессу, так любимую душой, отчего сердце разрывалось.
«Но ведь она ушла? Зачем она вернулась?!»
      Эти мысли крутились в голове, прежде, чем он заметил мирно спящего бронзового дракона, рядом с ней. Он с яростью осознал, что этот незнакомец перешел все их традиции и законы. Как он мог? Ведь его дочь уже была замужем, пусть даже ее избранник был человеком и их брак был скреплен лишь по людским обычаям.
— Кто ты такой? И что ты делаешь в этой пещере? — с рычанием произнес жемчужный дракон, не желая больше ждать.
      Оба дракона тут же подскочили, выискивая опасность. Но заметив разгневанного дракона, Кларенс тут же инстинктивно закрыла супруга своим телом, как всегда она делала, когда ему угрожала опасность. Они знали, что это будет трудно, но все же, это было необходимо.
— Грегори, здравствуйте…
— Мне повторить еще раз? — перебил его жемчужный дракон. — Или ты и так понял?
      Грегори пытался обойти свою дочь, но та не давала ему приблизиться, понимая, что отец даже выслушивать их не станет. Ей оставалось лишь одно — дождаться матери, которая была более благоразумна, чем вспыльчивый отец.
— Отец, подожди! —, но дракон явно не желал этого делать. — Да выслушай же меня! — зарычала она, наконец-то привлекая к себе внимание. — Это мой Олег! Я не знаю, как это произошло, но это он! Я знаю, что ты был против моей свадьбы, но тогда он был человеком, сейчас он один из нас. Нравится тебе или нет, но сегодня мы наконец-то обвенчаемся пламенем, по всем законам драконов. Я лишь хотела, чтобы ты знал об этом, отец, — драконесса опустила глаза, сдерживая волну подступающих эмоций. — Если ты не придешь, то я пойму, но я бы хотела получить благословение семьи.
      Со стороны входа послышался шум, она краем глаза посмотрела на его источник, не забывая сохранять бдительность. Кларенс тут же улыбнулась, при виде изумрудного дракона, на которого она так сильно надеялась в этом споре.
— Кларенс, милая, — прошептала драконесса, бросившись к дочери. — Ты не представляешь, как я волновалась! — она обняла свою дочь, при этом толкнув мужа, из-за чего ему пришлось отступить назад.
— Элионора, она говорит, что этот дракон — это и есть Олег!
— И я верю ей! — резко перебила его изумрудная драконесса. — Почему ты не можешь хоть раз послушать свою дочь?! Человек, дракон, перевертыш — это не важно. Главное, что она его любит. И вообще, я хочу внуков! А от наших мальчиков этого только через тысячу лет дождешься! И это твои слова.
— Скажешь тоже. До этого еще далеко.
— Не совсем, — вмешалась серебряная драконесса.
— Что это значит? — удивились Грегори и Элионора.
— Мы танцевали… Духи услышали нас и наградили.
      Шокированные родители не могли даже ничего ответить, даже пошевелится и то не могли. Грегори явно был разозлен, а вот Элионора, напротив, была рада такой новости. Они пытались подобрать хоть какие-то слова, но не успели. Перед ними в яркой знакомой вспышке золотистого света появился тот самый маг. Так же как и в прошлый раз его лицо закрывало глубоким капюшоном.
— А ты еще кто такой? — жемчужный дракон отвлекся на мага, заслоняя собой Элионору.
— Не бойтесь меня. Это я помог обратить этого человека в дракона перевёртыша, и наконец-то, у меня это вышло.
— Ты! Я тебя знаю, — сказал Грегори, прищуриваясь к магу, — но не могу вспомнить…
      Грегори наклонился к незнакомцу, находя нужный запах, после чего ошарашено отпрыгнул от мага. Жемчужный дракон удивленно покосился на Олега, не понимая, как такое возможно.
«Да, это я, отец. Но им это знать не нужно».
«Олег! Но ты ведь не маг!»
«Пришлось стать им, отец. В моем мире, она не смогла отпустить меня, и это медленно убивало ее. Я искал способ, чтобы быть с ней, но я потратил на разгадку слишком много времени. Перед своей гибелью моя Кларенс просила меня об одной вещи, и теперь я выполнил её просьбу. Я готов уйти за ней».
      Маг грустно улыбнулся Грегори, после чего повернулся к счастливому бронзовому дракону. Тот хотел высказать сотни слов благодарностей этому человеку, ведь он так и не успел поблагодарить его. Дракон попытался подобрать правильные и красивые слова, но ничего не описывало глубину его чувств, поэтому он произнес лишь краткое, но такое глубокое «спасибо».
— Береги её обращённый, — ответил ему маг, — береги и летай всегда с ней крылом к крылу, ибо без тебя ей будет невыносимо тяжело.
      Бронзовый дракон поклонился старцу, а эти слова будто врезались в память, заставляя задуматься. Олег поклялся самому себе, что выполнит это. Он всегда будет рядом с любимой.
      Маг улыбался глядя на счастливую пару. Осознание того, что он мог так же быть вместе со своей Кларенс, отозвалась глухой болью в сердце. Это было невыносимо. Он понимал, что его время подошло к концу.
«Отец мой. Позволь вечному пламени поглотить меня и направить к моей жене. Я не могу больше жить с болью своей, с болью твоей, и болью братьев её. Пусть я отправлюсь в последний путь по своей воле и с твоей помощью, ибо только так примет душу мою пламя драконье и проводит к жене. Она ждет меня слишком долго».
«Я выполню твою просьбу. Ты все же сделал это, ты смог сделать ее счастливой. И я благодарен тебе за это».
«Тогда выполни еще одну мою просьбу, дай им свое благословение».
      Жемчужный дракон кивнул, соглашаясь на эту просьбу. После чего маг, еще раз поклонившись драконам, особенно задержав взгляд на серебряной драконессе, ощутил на своих глазах слёзы и позволил им затеряться в складках капюшона. А затем направился к выходу и за ним последовал Грегори, не обращая внимания на изумленные взгляды родни.
      Маг летел на жемчужном драконе все дальше и дальше, осознавая, что те никогда не узнают, кем он был на самом деле. Но это было и к лучшему. Пусть любовь всей его жизни погибла, но он смог спасти Кларенс сейчас, а ее Олег никогда не познает боль от потери возлюбленной. И это грело его разбитое сердце. Маг осознавал, что ему придется заплатить за такие чары самую высокую цену. Но разве жизнь — это действительно высокая цена за настоящую любовь? Нет, он готов был заплатить, он давно смирился с такой платой.
      Олег четко помнил последние минуты своей жизни. Как Грегори опустился на утес, тот самый, на котором все началось, что было довольно символично. Маг последний раз взглянул на яркое солнце, освещающее все вокруг. На голубое безоблачное небо, такое яркое, что невозможно было оторваться, на маленький тихий пруд, в котором резвились рыбы и на долину, которая раскинулась перед ними. А затем он посмотрел в глаза дракону и тот без слов понял, что пора исполнить просьбу. И в миг Олег оказался в пламени. Он не почувствовал ничего, не успел даже издать предсмертный крик. Но в его мыслях успело проскользнуть лишь одно: «Я иду к тебе».
 


  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: cteler1 | 14 июня 2016 | Просмотров: 1031 | Комментариев: 3




#1 Пишет: Пользователь offline николайnb (14 июня 2016 19:15)
Группа:
Придворный маг
Статус: Пользователь offline
1394 комментария
61 публикация


Автор, судя по тексту сам влюблен в драконов. Но так же похоже что это, если не первое, то одно из первых его произведений. Почему? Попробую объяснить...
Чувств, вложенных в текст - много. Сам текст читается тяжело: путанный, сбивчивый, знаки препинания проставлялись зачастую методом теории вероятностей, что не добавляет ему читабельности. Я не стану разбирать весь текст, возьму коротенький кусочек ближе к началу текста:
Один из них, был чуть больше другого, и имел чешую коричневого цвета, из-за чего сильно напоминал превосходный оникс. Другой же дракон, точнее драконесса, была цвета великолепного сапфира, чья чешуя поражала огромной палитрой синих оттенков.
 
красным - лишние запятые.

-предложение сформировано так, что чешуя не у дракона, а у сапфира.
Смысловая нагрузка словосочетаний "превосходный оникс" и "великолепный сапфир" у меня, честно, вызвали некоторое замешательство: оникс - полосатый камень различных оттенков, будь то обычный или иного качества (как мне показалось, тут речь идет именно о цветовой палитре), и именно различная цветовая палитра рисунка в купе с блеском делают его привлекательным для ювелиров; теперь о сапфирах - синих оттенков они имеют не много, а качество определяется в большей степени прозрачностью - так же мимо. 
Таких примеров в тексте уйма. Но улучшить можно, малость потренировавшись. И, я верю, у вас получится при желании захватывающее чтиво.
Регистрация: 9.06.2010 | | |
   


#2 Пишет: Пользователь offline Aelin (17 июня 2016 23:01)
Группа:
Мечтатель
Статус: Пользователь offline
27 комментариев
0 публикаций


Что-то новенькое появилось )))
 
Пока по эпиграфу,  дальше не читала еще)) 
 
Миры сплетаются и падают во тьму,
Мрут люди, города уходят в небытиё
(у меня слово "мрут" прочно ассоциируется с мухами(( не благозвучное оно, да и в данном случае  выбивается из текста) 
Лишь те сердца, что любят, никогда
Не пропадут, скрепляя души в пламенье
( нет такого слова, и выдумывать его, я думаю, в Вашем случае незачем)) Вековом. Они всегда воспрянут даже в пустоте,
И путь осветят, для влюблённых.
Пусть те погибнут, кто в мученье,
Кто в свете прожитых веков. ( нескладно как-то.... непонятно, что в мученье. люди в мученье? или в мученьи? но так, опять же, не говорят и не пишут, выразите мысль точнее) 
Они найдут потерянных любимых,
Ведь нет сильнее путеводной нити,
Чем зов сердец любимых.
Любовь проломит ( грубо. благозвучнее было бы написать , например, "обрушит")стены все,
Любовь и души превратить (почему форма инфинитива? )в единую одну,
Она разрушить ( так как выше я предложила глагол "обрушить", то здесь можно использовать, например,  глагол "низвергнуть", как раз будет перекликаться с глаголом "воскресит") =) )жизни может и воскресит миры…
Регистрация: 25.01.2016 | | |
   


#3 Пишет: Пользователь offline Shadowkhan (29 июня 2016 15:53)
Группа:
Мечтатель
Статус: Пользователь offline
17 комментариев
3 публикации


не считая того что написал админ, как-то я совсем не понял как себе представляет драконов автор особенно после этих слов - "она обняла свою дочь, при этом толкнув мужа, из-за чего ему пришлось отступить назад". Сложно представить как четырехлапое существо обнимает другое четырехлапое существо. Просто есть десятки разных историй в которых эти существа очень сильно различаются и по содержимому сложно определить как хочет их показать автор. Да и как выглядит мир сложно понять.
Немного смутил момент когда старый дракон понял что маг который появился был тем же Олегом только другим. Как то описано оно не очень. Но это лишь моя оценка
Регистрация: 6.04.2016 | | |
   


Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх