Страж. Обрученная. Глава 11
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Глава 11

Подвальные помещения Ренельштейна были в точности такими, какими я ожидала их увидеть. Стояла невыносимая сырость, свет был удивительно тусклым, и я несколько раз налетела на спину идущего впереди Аарона. 
Комната для допроса, наоборот, была светлой и просторной Пол и стены были скрыты белоснежной кафельной плиткой, в углу стоял невысокий металлический стол, на котором лежали металлические приборы, напоминающие хирургический набор, ярко под потолком горела лампа. Даже запах хлорки, который был невероятно насыщенным, неудержимо напоминал мне больницу.  
Сэм был прикован к высокому креслу, по обе стороны от него стояли двое защитников. Увидев нас, они хмуро кивнули и вышли из комнаты, оставляя нас в гнетущей тишине.
- Ты ведь понимаешь, почему мы здесь? - спросил Аарон, присаживаясь напротив кресла Сэма. 
- Это мой трон, я так подозреваю, - дурашливо улыбнулся он.
- Ты подозреваешься в убийстве короля Эллиота, - холодно продолжил Аарон. На лице Сэма на мгновение замерло дурашливое выражение, он бросил на меня полный веселья взгляд, и, поняв, что это не шутка, он резко побледнел.
- Ребят, да вы что? - пробормотал он. - Вы думаете, я мог его убить?
- Мы знаем, что у Девлин в «Страже» есть свой человек, - стараясь сдержать напряжение в голосе, начала я. 
- Ты из Ивстона. Твои родители имели связи с мэром, ты близок к Кьяре, - жестко произнес Аарон. - И ты последний, кто видел короля живым. 
- Ребят, да это ерунда! Я не конфедерат. Кьяра ты же знаешь! 
- Нас едва не перебили в Хеллстоне, Сэм. И это ты прозевал конфедератов.
- Ты не можешь так говорить! - не поверил он. - Кьяра!
- Я хотела бы, Сэм. Но теперь я не знаю, кому верить. И что бы сделал ты на моем месте?
- Вспомнил, что мы защитники.
В комнате повисло напряженное молчание. Я понимала, что именно имеет в виду Сэм. Защитники всегда держатся друг за друга. Мы верим друг другу, потому что если внутри страты начнутся раздоры, то как мы сможем противостоять конфедератам? 
- Сэм, - ненавидя саму себя, сказала я, - я больше не защитница. Я королева Союза.
Сэм не произнес ни слова. В его глазах погас веселый огонек. Не веря своим ушам, он переводил взгляд с меня на Аарона, точно надеясь, что кто-то из нас сейчас крикнет "шутка". 
- Нет, вы это серьезно? - снова переспросил он. 
Аарон хмуро кивнул.
- Будете пытать?
- Что произошло с королем, когда вы отошли от Сандры? - вместо ответа сказал Аарон.
- Я уже говорил. Мы прошли к штабу. Король Эллиот непременно хотел прорваться обратно, чтобы помочь... Ее величеству. Потом попросил приложить все усилия, чтобы помочь ее величеству в случае, если он сам не сможет, и велел отходить в Уиллстон. Вот и все! Больше ничего не было. Девлин я знаю только по первому испытанию, Коллинза видел один раз, когда он выступал на городском празднике. Я не конфедерат.
- Ты же понимаешь, что этого недостаточно? 
- А чего ты хочешь, Кармайкл? - разозлился Сэм.
- Ваше величество? - повернулся ко мне Аарон. Я молча кивнула. Глаза Сэма вновь в ужасе расширились, когда Аарон поднялся со своего места и подошел к столу. 
Смотреть на то, как он истязает Сэма, было выше моих сил. Я понимала, что должна быть там, что не имею никакого морального права уходить теперь, когда он приводит в исполнение мой первый приказ. Приказ о пытках. 
Но я была малодушна. После того, что мне пришлось пережить за последний месяц, у меня не было никаких сил вновь окунаться в этот кошмар. Вместо этого я направилась в покои тети Грейс, однако вместо нее нашла там Николь.
- Слава богу, ты жива! - просияла она, обхватывая меня руками. Живот ее едва заметно округлился, и я невольно подумала об отце этого ребенка. Хотела бы я не знать правду о Ричарде.
- Я так за тебя боялась! - продолжала причитать Николь. Беременность? которая стала более, чем заметна, однозначно смягчила ее характер. Такие причитания были скорее ожидаемы от Сандры, чем от хладнокровной Николь. - Ты не ранена?
- Я в порядке, как ты?
- Жду начала июля, - улыбнулась она. – Здесь, при дворе мы в полной безопасности. Лорд Ивстон сразу же посадил нас на самолет, когда стало известно о Ньюстоне. Мы прибыли в Ренельштейн через два часа после королевы Стефани. Мы и рассказали ей обо всем произошедшем. Это правда, что Эллиот мертв?
- Правда, Николь, - коротко ответила я, надеясь, что она не станет распространяться на эту тему. Бросив на меня понимающий взгляд, она грустно улыбнулась. 
- Я хотела тебя кое о чем попросить, - нерешительно начала она. - У меня еще не большой срок. Натали говорит, что конфедераты активны только в столице. Остальная страна спокойна. Я хочу быть там. Я хочу вместе с вами войти в Ньюстон.
- Нет, Николь. Мы потеряли слишком многих. Ты не станешь очередной жертвой.
- Я не хочу воевать, - покачала она головой. Мой решительный отказ ничуть ее не смутил, - Я просто хочу быть рядом с вами. В штабе, где угодно. Я сойду с ума, дожидаясь новостей в Ренельштейне.
- Мы еще это обсудим.
Я знала, что Николь не удовлетворится этим ответом, но спорить с ней мне совершенно не хотелось. Скомкано простившись, я вышла в коридор, не зная, куда бы теперь податься. Тетя Грейс была занята в лазарете, где Сандра и Нат я не имела ни малейшего понятия. Я так бы и стояла посреди коридора, если бы не лакей. 
- Мисс Кармайкл? - я не сразу поняла, что он обращается ко мне. Со всеми сегодняшними событиями я абсолютно забыла, что представилась именем Клэр.
- Да?
- Вас ожидает принц Джорш. 
Его слова прозвучали точно отголосок прошлого. 
«Вас ожидает принц Джорш». Сколько радости они вселяли в меня прежде, когда мы только вернулись в Ньюстон после пленения в джунглях конфедератов. Как тогда все было просто. Был только Джорш, мои чувства к нему и далекая перспектива его брака с Шарлоттой. Был жив король Дориан. 
Удивительно, но я на самом деле тосковала по нему. В первые дни после его смерти все мои мысли были заняты раненными защитниками и свалившейся на нас с Эллиотом перспективой царствования. У меня попросту не было времени оплакивать его гибель. Даже стоя возле его гроба в храме я куда больше переживала за Эллиота. И вот теперь я по-настоящему ощутила всю горечь его утраты. 
Перед глазами стоял его образ - статный светловолосый мужчина в зените своего правления, преданный семьянин, достойный король, внимательный к каждому, кто находится под его опекой. Качество, которое в полной мере унаследовал его младший сын. И вновь в своих воспоминаниях я переживала рождественский прием, слышала его голос, превозносящий мои заслуги. 
Никогда вновь я уже не обрету этот блаженный покой. Та жизнь принадлежала другой, не мне. Прежде я знала, что могу умереть, служа своей стране, теперь я же я знала, как именно это должно произойти. 
Сегодня я впервые произнесла то, что следовало сказать гораздо раньше. Я королева Центрального союза. Только сказав это вслух, я действительно ощутила себя той, кем теперь мне предстояло быть. 
Я сама признала себя, и это осознание внезапно примирило меня с мыслью о том, что теперь мне следует вести себя совершенно иначе. Не лезть под пули, не носиться по стене с оружием в руках. 
У меня была ответственность, и в первую очередь ответственность за свою жизнь. Она по-прежнему принадлежала моей стране, но теперь весь мой долг сводился к одному – я могу умереть лишь тогда, когда Союз встанет с колен. Теперь я защищаю свой народ, оставаясь в живых. Тетя Грейс была права – Ньюстону не нужна сопливая девчонка с автоматом, ему нужна королева. 
Джорш стоял на балконе и курил. Я никогда не видела его с сигаретой в руках – в семье Фелсенов этой привычке был подвержен только Эллиот, и курил он только в минуты сильного волнения. Невольно на ум пришла последняя ночь в Ивстоне. Мы строили планы на будущее, не догадываясь о том, что всего через два дня все они обратятся в прах, а Эллиот будет мертв. 
- Джорш, - позвала я принца по имени. Он чуть заметно дрогнул, точно и вовсе не заметил моего прихода, а затем, сделав глубокую затяжку, смял окурок в пепельнице.
- Привет, - хрипло пробормотал он. На Джорше был надет теплое двубортное пальто, но все равно он зябко ежился. – Как ты?
- В порядке, - соврала я. – А вот ты нет. Пойдем в комнату, тут холодно.
- Холодно? – переспросил он. – Ах, да, пойдем.
Мы вошли в небольшой зал, служивший гостиной в покоях принца, и Джорш тяжело опустился в кресло.
- Мне сказали, ты хотел меня видеть, - напомнила я. Джорш, кажется, не мог ни на чем сфокусироваться. Он выглядел опустошенным и потерянным, и я чувствовала себя бессильной в том, чтобы ему помочь. Мне казалось, что после вчерашней сцены в моей комнате Джоршу должно было стать немного лучше, но сейчас он пребывал в черной меланхолии. 
- Шарлотта не даст войска, - отрывисто произнес он каким-то чужым слабым голосом. – Мы говорили вчера. Она не хочет рисковать своими защитниками. Трон под ней сейчас слаб. Она боится. 
- Мне не нужны ее люди. Пока что эпидемия не охватила ни один округ кроме Ньюстона. Мне нужно только оружие, возможно самолет, и все. Пока что мы не говорили с Аароном, что именно собираемся делать, а главное, как. Я думала, ты мне в этом поможешь. Ты как никто другой знаешь протоколы для подобных ситуаций.
- Я? – Джорш с удивлением посмотрел на меня.
- А кто? Ты был кронпринцем Союза. Кому как не тебе известно, как при захвате столице поступили бы король и его генералы. 
- Но я никогда не обсуждал эти вопросы с отцом. Я должен был стать королем, а не командором.
- А твой дядя? – как за соломинку ухватилась я за эту идею. – Кажется, в его юрисдикцию входили все южные округа.
- Номинально, - поправил Джорш, пресекая все мои попытки обрести поддержку в доме Фелсенов. – Кьяра, мне жаль, но ты ищешь помощи не там. Тебе нужен Аарон. В крайнем случае, командоры «Стальных воронов». Мне жаль. Если бы ты заняла дворец в Ивстоне...
- Джорш, я не знаю, на кого я могу полагаться. Ивстон – колыбель конфедератов. И я не уверена в том, кто из воронов чист. Вот отчего я здесь. Лишь династия может сейчас спасти Союз.  
- Я теперь Гольбенг. 
Его слова были подобны пощечине.  Джорш не только не мог, он не хотел мне помочь. Я заблуждалась, решив, что если Шарлотта откажет мне, она не сможет отказать династии. Но я и в самых страшных своих видениях не могла представить, что Фелсены предпочтут бездействие спасению. Сейчас, пока конфедераты подминают под себя Ньюстон, у нас еще есть шанс вернуть все на круги своя. Я не смогу воскресить из мертвых Эллиота и павших защитников, но я могу уничтожить тех, кто стал причиной их падения. У Центрального Союза еще есть шанс. Был бы шанс, согласись Фелсены и Гольбенги выступить вместе против Конфедерации. 
- А что думает об этом королева Стефани?
- Ровным счетом ничего.  Какое ей дело до страны, когда она в один месяц лишилась мужа и сына? - Я повторяю, Кьяра, ты не там ищешь поддержку. Если бы Эллиот был бы жив, то да, безусловно, у нас еще был бы шанс, но теперь...
- Твой дядя слишком слаб, чтобы бороться за пошатнувшийся престол, а сражаться за меня никто из вас не намерен, - закончила я за него. Силы, которые я с таким трудом нашла в себе, вновь покинули меня. Я снова ощутила растерянность, не зная, что теперь делать. А затем, точно он стоял за моей спиной, я услышала голос отца. Иногда выхода нет, Кьяра, - говорил он много лет назад, когда я впервые поднялась на стену, - но жизнь не терпит бездействия. Единственное, что ты можешь в таких ситуациях, это делать все правильно, как нужно. И тогда, что бы не произошло в дальнейшем, ты будешь абсолютно уверена в верности своих действий.
- Я должна идти, - после долгого молчания произнесла я. Джорш выглядел виноватым, но я не испытывала к нему никаких дурных чувств. Я просто чувствовала страшную усталость. Как бы ни разочаровал меня отказ Фелсенов участвовать в борьбе, Джорш все же дал мне неплохой совет, которому я намеревалась последовать. 
- Подожди, - окликнул он меня, когда я поднялась с кресла, - присядь на минутку. Пожалуйста.
Я послушно присела, в надежде, что одной фразой, внезапным порывом чувств, Джорш опровергнет то, что было сказано прежде. Как же сильно я этого желала.
- Я попросил тебя сегодня придти, потому что хотел кое-что тебе сказать. Этой ночью я почти не спал, мне было о чем подумать. Об Элли, о тебе. В общем, я хотел извиниться. За все, что я сделал. За ту боль, что причинил. Мне следовало это сделать еще много недель назад, но я был малодушен. Если ты позволишь, я хотел бы быть тебе другом, как прежде, когда ты еще не знала о моем происхождении. Я все еще испытываю к тебе чувства, не стану этого скрывать, но, клянусь, я никогда не повторю тех ужасных ошибок, что совершил в прошлый раз. Мне нужно твое прощение, Кьяра. Конечно, если ты готова меня простить.
- Конечно, - пробормотала я, ошарашенная едва ли не мольбой, замершей на лице Джорша. - Я уже давно перестала на тебя злиться.
- Я знаю, что это прозвучит как оправдание, - он запнулся. - Я не хочу оправдываться, я знаю, что натворил, и все же, я слишком боюсь потерь. Вот отчего я порой захожу слишком далеко. Какая же, право, насмешка - лишь потеряв все, я изжил свой страх. Мне больше нечего терять, - он пожал плечами и горько расхохотался, пряча лицо в ладонях. - У меня больше ничего нет. Пустота.
- Это неправда, - я поднялась с кресла, и, подойдя к нему, сжала его плечо, - ты нужен королевам. Всем троим. Даже четверым, если честно. Я рассчитываю на тебя, страж Фелсен. Я надеюсь, что ты будешь со своим дядей в Ньюстоне, когда я передам ему корону.
Джорш вымученно улыбнулся, и, оставив его в добром расположении духа, я вышла из комнаты.   
Я не ошиблась, решив, что Аарон все еще работает с Сэмом. Набрав в грудь побольше воздуха, я постучала в дверь камеры и вошла. 
Сэм выглядел просто ужасающе. Лицо его превратилось в сплошной синяк, глаза заплыли, и все же я чувствовала на себе его взгляд, когда шла к Аарону. Тот выглядел измученным. Губы его были сжаты в узкую линию, глаза блестели недобрым огнем. Увидев меня, он потянулся за полотенцем и вытер с костяшек пальцев кровь Сэма.
- Ничего, - хрипло произнес Аарон. - Это бессмысленно.
- Мы должны поговорить, - пробормотала я, стараясь игнорировать взгляд Сэма. Два противоречивых чувства, сожаление и гнев, разрывали мою душу на части. Если Сэм конфедерат, то все, что происходило сейчас в подземелье имело смысл, оправдывало мое решение. Если же нет, то степень моего предательства не оставляла возможности для искупления.
Кивнув, Аарон проверил цепи, которыми был прикован Сэм, а затем направился к двери. Я не знала, стоит ли нам подниматься в мои покои - вид Аарона был более чем пугающим, но он сам нашел решение, войдя в противоположную камеру. Должно быть здесь была комната отдыха стражей, следящих за пленниками, но сейчас она была пуста. Аарон осторожно опустился на пластиковый стул, очевидно боясь испачкать кровью Сэма остальную мебель.
- Он не сознается, - глядя прямо мне в глаза, произнес он. - Твердит что невиновен, и никого не убивал.
- Я хотела поговорить о другом, - прервала я его. Аарон был взвинчен до предела, и я не была уверена в том, следует ли вообще начинать разговор. Впрочем, иного выхода у меня не было. - Ренельштейн нам не поможет.
- Ты говорила с Шарлоттой?
- Я говорила с Джоршем. Ни Шарлотта ни Фелсены не видят смысла отбивать столицу. 
- Они тронулись умом? - вскипел Аарон. - Отдать Союз конфедератам? Как они это представляют?
- Они это представляют как бессмысленный риск, ведущий к трону меня, одну из Коллинзов. 
-  Это глупо! - от возмущения Аарон не мог найти слов, - Это их дом, их родина!
- Мы говорим о Джорше, - напомнила я. - А что касается королев, то им теперь ни до чего нет ни малейшего дела. 
- И что будем делать мы?
- Вернем Ньюстон. Вместе, Аарон. Думаю, ты согласен со мной?
- Я уже говорил, - понизив голос, точно речь шла о чем-то неприличном, произнес он, - я с тобой до конца. Распоряжайся мною, как сочтешь нужным.
- Я надеялась это услышать. Сейчас нам нужно решить, что и в какую очередь делать. Я хочу выйти на воронов. Конечно, мы страшно рискуем. Неизвестно, кто по-прежнему верен нам, а кто Конфедерации, но если мы не пойдем на этот риск, то у нас нет ни малейшего шанса на победу.
- Я поеду в Уиллстон, - решительно произнес Аарон. Оцепенение, в которое он был погружен с тех пор, как покинул камеру Сэма, сменилось энтузиазмом. Его глаза сверкали. Казалось, что он вот-вот вскочит на ноги, и, не дожидаясь окончания разговора, бросится на сборы, - Я соберу войска и мы отобьем Ньюстон у конфедератов. Нужно будет объявить всеобщую мобилизацию.  
- Нет, Аарон, - покачала я головой, - Я не могу отпустить тебя. Сейчас ты единственный человек, на которого я могу рассчитывать. Если тебя, не дай бог, убьют, то я уже никогда не рискну вернуться в Союз королевой. Ты нужен мне здесь. Вместе мы разработаем план нападения. Я ума не приложу, как мы войдем в столицу, когда конфедераты целиком контролируют стену. В Уиллстон я попрошу отправиться Коди. Он ворон, ему будет проще собрать людей и убедиться в их лояльности.
- Для него это будет великой честью, - разочарованно пробормотал он. - Мне передать ему?
- Я сама поговорю с Коди. Что касается Сэма, то на сегодня с него хватит. Ты можешь возвращаться к своим делам. И да, Аарон, постарался найти время, чтобы поговорить с Джоршем. Он в ужасном состоянии. Сейчас ему как никогда прежде нужен друг. 
- Я сейчас же к нему схожу, - пообещал Аарон. Выйдя из комнаты, мы направились каждый в свою сторону. Сейчас я должна была сделать еще одну вещь - попросить тетю Грейс подлечить Сэма.  




Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Энди Багира | 21 ноября 2015 | Просмотров: 661 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх