В паутине 9
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

5.

Павел помигал глазами, пытаясь как можно быстрее привыкнуть к свету, тускловатому, но все равно неприятному, после темницы. Базилик недоуменно прислушался к тишине вампирской норы, бесшумно снял с себя рюкзак со свитками и добравшись до ближайшей рации нажал на кнопку прием.

- Капитан, где Советник и мастер Анатолий?

- Десять минут назад очень быстро покинули убежище. Мастер был вооружен до зубов, Советник помогал нести ему базуку.

Базилик так резко стрельнул к стеллажу, что Павла едва не сдуло. Свитки и предметы с шорохом слетели с полки и фейри уставился на пустое пространство.

- Что такое? – не понял дампир ощущая, как перепугался приятель.

- Нет лазерного ружья, - загробным голосом отозвался старший и опрометью бросился к выходу.

- Базилик, ты куда? Да что случилось?

Паша едва не споткнулся об Защитника в коридоре. Тот пытался стащить с себя повисшего на поясе фейрика с ярко красными полыхающими зарей волосами.

- Я с тобой, я с тобой! Нет! Я с тобой! - упрямо мычал парнишка не разжимая захвата.

- Паша сними его, я теряю время! – выпалил Старший сцепил все-таки с себя ребенка и зашарил глазами по стенам, - Игрэ! Игрэ!

- Королева навещает фейри Омея, - доложил Тану с надеждой сияя кошачьими глазами на Базилика, уж за такую то информацию его наверняка возьмут с собой. Дампир дернулся когда ребенок неожиданно оказался у него в руках, а Ледяной испарился с такой скоростью что даже следа не осталось.

- Мне кто-нибудь объяснит, что происходит? – пораженно вопросил Корин пустой коридор, - и куда этот оголтелый понеся почти раздетый? Мы ж вроде договаривались, что местные фейри народ не пугают своим эксгибиционизмом.

- Возьми с собой скажу, - буркнул красный, вывернулся из рук и нагло уставился на дампира.

- Нет, - отрезал Корин, на всякий случай, что бы тут не случилось. За такой поступок Базилик точно спасибо не скажет, у них дети не воюют и всегда стоят на первом месте.

- Тогда как ты найдешь Базилика? Двигается он очень быстро, и в норе его уже нет, к тому же ты наверняка успел заметить, что от Морозников почти ничем не пахнет, – разумно возразил мальчик, осторожно отходя от дампира на безопасное расстояние и готовясь защищаться, - по своей воли я тебе не скажу, если не возьмешь, а пыток и смерти я не боюсь.

- Господи, и почему ваш упертый клан протянул так долго? – закатил глаза Павел, сосредотачиваясь на психосонарике. Возможно выследить самого Базилика сложно, но к счастью он один такой. Как вариант можно было влезть в голову мальчишке, но Женя и так натерпелся, не стоит его озлоблять насилием ещё больше чем он уже есть, шантажист мелкий. На зов дампира отвечают только вампиры Владимира и сам мастер, как и предполагалось, кровососы Анатолия защищены от внешнего воздействия, но вежливо позвать старших все-таки получилось.

- Паша! Паша! – в коридор выпрыгнула слишком всклокоченная Вторая, - они нашли Тану! Там засада! На улице день! Мой мастер! Там Гриф в беде!

- Где? – Павел зафиксировал вампиршу, стараясь одним вопросом добиться всех требуемых действий и не тратить время на истерики. Малуся умолкла, сделала пару вдохов, чтобы унять ужас и открыла сознание впуская гостя дальше «двери и порога».

- Отлично, похвально, ваша гораздо чище и точнее, чем у Владимира, - покивал Корин, мгновенно отыскивая главного кровососа Западного и тут же вылетая из-за его пинка в ответ. Они конечно сотрудничают, нора для дампира всегда открыта для посещений, он даже может на «вампирский» этаж спуститься, что является высшим пилотажем доверия к гостю, но наглеть не стоит.

- Сосульки и след простыл, - проворчал дампир, со всех ног бросаясь к портальной комнате. С остальных коридоров прыгать нельзя. О норе мастера в курсе только сами вампиры, стрелки, Ледяные и их прямые потомки и две персоны в ОРСП Сережа и Павел. Ли прыгающий сюда своим способом наверняка тоже знает, но тот через двери никогда не ходит. Упертый Тану встретил дампира в комнате, попытался в него вцепиться и застрял в хватке Малуси.

- Малуся… пожалуйста, я должен идти, пусти меня с ним, - воззрился красный на вампиршу огромными светящимися ярко-зелеными глазами.

- Не поддавайся этому хитрому лису, - посоветовал Паша, тут же принимаясь вычерчивать портал и устанавливая несколько защитных рун. Даже если этот черт сейчас вырвется, то врежется носом в щит. Берсерк запыхтел от злости и уставился на дампира.

- Прыгай так, чего ты время теряешь и тормозишь, ты без предметов, спутников, а используешь минипортал, – нагло прокомментировал Тану, следя за руками взрослого.

- Женя, ты конечно симпатичная крошечка, но мое терпение не безгранично, - заметил Паша, на мгновение метнул взгляд в сияющего мальчишку и задвигал руками, заканчивая активатор.

- Ты дальность с высотой путаешь, они потом сами местами меняются при выходе, но обычно все равно сбиваются, так как высота за длиной не поспевают. Погрешность примерно от метра до десяти, но когда-нибудь ты свое получишь и расшибёшься в лепешку, - упрямо нахмурился красный.

- Спасибо, но ты все равно остаешься в гнезде малыш, - поблагодарил Корин переставил нужные руны местами и метнув предупреждающий взгляд в Тану активировал минипортал. Щит конечно устоит, но мальчишка нос точно расквасит.

Дампир даже не успел рассмотреть движения этого упертого красноволосого берсерка, мгновение и вампирша царапнула воздух, там, где доли секунд назад его держала, а следующее мгновение они уже катятся по земле, когда минипортал сбился в пространстве, от лопнувшего щита и лишнего пассажира, и выбросил их не как полагается над поверхностью, а из земли, придав ускорение. Паше только и осталось сложить мальчишку клубком и спрятать на себе, пытаясь другими конечностями замедлить бесконтрольное движение непонятно куда, а главное где. К счастью телепортация прошла практически без последствий, и следующую секунду Тану уже висел в захвате Базилика и только бестолково семенил лапками.

- Домашний арест на месяц, - рыкнул Ледяной, тряхнув неслуха так что тот зубами клацнул.

- Базилик!? Ты что делаешь!? Малышу больно! – раздался пораженный голос Ру-Чена. Защитник метнул взгляд в Советника, поправил рукой отобранное лазерное ружье и отец всех фейри неожиданно резко погрустнел.

- Конфискат, арест на месяц, без компьютера и телевизора, а будешь здесь права качать, ещё и радио отберу.

Советник опешил от такой несправедливости, захлопал ртом, пытаясь объяснить причину, побудившую его отправиться на вылазку без своего Защитника, ведь столько веских обстоятельств, и то что Базилика не было на месте и то что промедление смерти подобно. Фейри вскочил на ноги и мгновенно загремел обратно, когда более осторожный вампир успел сшибить его с ног. Ближайшее дерево неожиданно затрещало от плотного обстрела, пугающе лишаясь веток и покрываясь глубокими дырами в стволе. Тану улетел в руки Советнику, Базилик вскинул ружье, резко выпрямился и нажал на рычаг. Из ружья, подозрительно смахивающего на базуку, вылетела прямая струя яркой розоватой плазмы, пучок расширился, превратился в шар и полетел на перехват атаки. Защитник уже шурша кустами менял дислокацию, рыкнув Советнику что лекари и дети, сидят в тылу.

- А вот и нет, - практически в один голос возразили Ру-Чен с Женей.

- Он моих заденет! – взвизгнул Тану, когда черное пространство вокруг осветилось ещё одним выстрелом.

- Так направляй выстрел, ты чувствуешь где твои сородичи и сколько их? – предложил вампир, все это время отчаянно держась за землю, когда в ответ на первую атаку полетели не только пули, но и гранаты. Поползший куда-то Советник, недоуменно вякнул, когда мастер успел ухватить его за щиколотку, втянуть обратно и навалится сверху, что б этот жук больше никуда не уползал, так как о своих планах он почему-то рассказывает уже после их реализации.

- Их двое, - сглотнул Женя, - но один из них младенец, поэтому считай, что полтора.

- Как это полтора? – не понял Паша, вертясь в кустах и пытаясь отыскать откуда стреляют. Базилик выбрал разумную тактику, отвел обстрел в сторону, и сейчас помогал остальным вычислить местоположение врагов и своих.

- Младенец автоматы перезаряжает, - пояснил красный прислушиваясь к своим ощущениям и вглядываясь в сумрак в нужном направлении.

- Так… где разведчик? – решил пересчитать резервы Павел, сморгнув озвученную Женей картину перед глазами.

- Слышишь отдельный непрерывный обстрел? – указал мастер в противоположном от «лагеря» направлении, ткнув в темное пространство, - это Грифа сейчас накроют, он успел юркнуть в канаву и оказался в ловушке.

- Дерево где? – вопросил Корин и тут же подпрыгнул на месте от ещё одного мощного взрыва, когда земля неожиданно взбрыкнула и пошла волнами.

- Это не взрыв, молодой дампир, это как раз-таки дерево, которое отрезали от Грифа. Кругом не зги не видно не потому что ночь, а потому что эти гады закрыли нас в плотном затейливом теневом куполе. Вообще-то за бортом полдень, вместе с деревом и остальной поддержкой из Лады, Векторов и Сов. Тебе Малуся же сказала, что мы попали в ловушку! Нас отрезали от остальных! Ты чем слушал!

- Класс, - подытожил Корин, - красный, ты со мной идешь, мастер - на тебе Советник, выковыривайте из канавы Грифа и мгновенно меняете местоположение. Ру, в твоей пушке заряда на сколько хватит?

- Примерно на пятьдесят на средней мощности и на двадцать пять на полной, - с гордостью возвестил Ру-Чен и скис ещё пуще, - вот только при полном заряде…

- Ру! Сколько! – взмолился Анатолий, вжавшись в землю и врыв мордой Советника. Вероятно, этот способ мастеру оказался не достаточно эффективным, он кое-как дотянулся до своего кармана и пошарив по пространственному арсеналу и отыскав там каску, водрузил её на голову светляка и самолично затянул тому хлястик. Лучшей защитой в этой ситуации, конечно же было его оставить дома, особенно после того как его и двух Помощников чуть в решето не превратили. Но отделаться от него оказалось ещё сложнее, чем от Тану.

- Десять, - задушено ответил Советник и стараясь не отлипать от земли послушно пополз за мастером.

- Одень мелкому, - буркнул Толя, оставив еще одну каску.

- Лекари, - презрительно отозвался Женя, без уговоров и споров водрузил защиту, вынул из-под себя автомат перед опешившим дампиром, спешно проверил магазин и снял игрушку с предохранителя.

- Я все-таки спрошу - откуда? – Павел пропустил Тану слегка вперед и пополз на брюхе следом за ним.

- У мастера Анатолия одолжил, у него ещё много, - невинно отозвался фейрик и с неожиданной скоростью припустил спасать остатки своего клана.

Враги словно видели куда перемещаются нападающие, обстрел мгновенно отреагировал и разделился на три фронта. Тану словно предугадывал куда будет направлено внимание нападающих, вовремя припадал к земле и тут же полз в другое место, стараясь не задерживаться и приближаться к сердцу врага.

- Поставь щит передо мной, - гавкнул мальчишка, в очередной раз урывшись в землю, и не дожидаясь реакции Павла поднялся над землей встав на одно колено, - щас я вам покажу как моих родных убивать, твари теневые!

Автомат пролаял четкими одиночными выстрелами, атака в ответ неожиданно ослабла и стихнув на мгновение возобновилась с новыми силами. Корин терпеливо придержал перед мальчишкой щит, пропустил пару пуль и используя более эффективный способ мастера, дернул мальчишку к себе за ногу, тот успел отгавкнуться ещё парой выстрелов, дрыгнул ногой и пополз дальше.

- Не отключай мозги, дурень, мертвый ты своим данумэ не поможешь, - Тану вынужден был согласиться, углядел рытвину и ускорил движение.

- А где твои были? Ты вообще безоружен! – заметил красный, прилипнув к выемке и переводя дух.

- Вся проблема в силе, у меня оружие буквально горит, а то и плавится, - все-таки пояснил Павел, невольно покосившись на руки. В состоянии боя он дает волю гневу и ярости, вместе с этим кипит его сила, в первую очередь портится слабое земное оружие, а если слишком увлечься могут испортиться боевые товарищи.

- Ты аурой жжешь, - догадался Женя, - у нас были сплавы специально для психосонариков, первые сто лет износ оружия составлял примерно сто двести лет, а потом сплав удалось улучшить и быстрее портились хозяева мечей.

- Похоже остроумие Ледяных передается по воздуху, - заметил Павел, стащил с себя куртку и хрустнул всеми костями одновременно.

- Оставайся здесь! Я на десять минут, не высовывайся, пока обстрел не стихнет.

Дампир попытался размяться, чтобы победить теневых в своей стихии, требуется скорость. Местоположение остатков Тану, врагов, Грифа и мастера с Советником он уже определил. Заминка была с Базиликом, фейри разогнался по полной и метался по полю из стороны в сторону, нарочно отвлекая огонь на себя. Вся беда в том, что именно этого Ледяного обнаружить сложнее. Хорошо, что последнее время дампир много времени провёл рядом с Защитником и как следует запомнил его по всем спектрам, даже постоянный эмоциональный фон, напоминающий тихий зимний вечер. Через три минуты внимательного сканирования пятачок, окруженный плотным теневым барьером показался Павлу тесным и знакомым. Даже удалось определить где в стену долбиться дерево и пытаются пробить брешь огненные Вектора. Нападающие оказались слабоватыми на силу теневыми магами, компенсирующие заклятья неплохим военным оснащением. Скорее всего очередная организация преследующая Тану. Дампир закрыл глаза изучая каждого. Неумехи, вообще никакой защиты против психосонарика, открыто сознание и не установлен даже блок. Почуяв неладное восемь теневых вдруг прыснули в сторону укрепления остатков Тану. Красноволосый впечатлил, мгновенно отреагировал на изменения и усилил огонь, больше не отвлекаясь на перекрестный и прикрытие своих защитников.

- Чутье у вас, - хмыкнул Павел, увеличивая скорость. В какой-то момент теневой мир окрасился в багрянец, так выглядит психосонарика изнутри, её оболочка тонка и почти прозрачна, хотя порвать и разрушить её сложно. Этим измерением чаще всего пользуются вампиры и оно наполнено их запахами.

- Гриф у нас, мы уходим левее, - воспользовался моментом Анатолий и для безопасности не стал скрывать свою сущность, что бы дампир не спутал врагов со своими.

Пули здесь двигались медленнее, но кучно, Корин увернулся от плотного потока, и прыгнул сразу к врагам. Теневые вскрикнули от неожиданности, когда за их спинами появилось чудовище, поджарое и костлявое с широкой ежиной пастью.

- Тали! - рыкнул красный протягивая руку за оружием. В ладонь прыгнул автомат. Снова что-то изменилось, округа наполнилась резким запахом крови и хрустом ломаемых костей.

- Сдохните красные!!! – он отпрянул от темной фигуры, неожиданно появившейся прямо перед носом, автомат пропал из рук и фейри взвизгнул получив удар по челюсти, - где эта мелкая тварь? Последняя кто может родить красноволосых ублюдков!?

- Тали!!! – Тану бросился на врага, магазины пустые, пару ножей он уже использовал и они где-то далеко, и почему-то не призываются, боли он не чувствовал, но то и дело ощущался дискомфорт, от поврежденных конечностей. Фейри приземлился на горбушку врага и использовал единственное что ещё относительно было целым, вцепился оставшимися зубами в горло, потерял равновесие и повис на враге. Рядом двинулся воздух, фейри едва не оставил челюсти в чужом горле, когда его с силой отделили от теневого бойца и ухнули обратно в окоп. Враг испуганно взвизгнул и мгновенно затих, неожиданно рухнув на землю уже неживой тушей.

Павел ощутил, как у него сердце в пятки ушло, этот красный фейри оказался таким же мальчишкой как Женя, даже на год или два младше. Сопляк не собирался так просто сдаваться, едва дампир расправился с последним теневым как в морду уперлось дуло автомата, и этот паразит вовсе не собирался говорить «стой, стрелять буду». Очередь последовала незамедлительно, Корин успел спастись в соседнем измерении, и то взвыл, когда одна из пуль угодила в челюсть. Дампир всхлипнул, успев подумать, что ещё никогда не получал ранение в голову. Толи буйное воображение подсказывало, толи ещё одна способность дампира, но тот рассмотрел свое ранение в полной мере: пуля прошла через рот, пробила кость, прошла через мозг и вылетела наружу.

- Стой, идиот мелкий, я на твоей стороне! - Паша попытался утихомирить Тану, но расслышал вместо слов только рык, пришлось юркнуть в ближайший кустарник, получив вдогонку ещё пару ранений, потерять пару пальцев и едва успеть отскочить от брошенной гранаты.

- Прекратить огонь!!! – Паша заскулил схватившись за уши, когда поляна огласилась голосом Жени. Теневой барьер тряхнуло, что-то сверху ещё раз громыхнуло и дампир зажмурился от слишком яркого света, на мгновение рассмотрев потрясающую картину. Сверху с неба спускались крылатые существа, плавно и абсолютно бесшумно.

- Паша! – над дампиром склонился Базилик, все ещё задыхаясь от быстрого бега, - эй, ты живой!?

- Не уверен, - отозвался дампир и задумался над собственным голосом, вместо слов получилось только порычать. Череп жгло так словно ему на голову раскаленный котелок одели, осколки от гранаты тоже отыскались практически все в теле, он даже умудрился парочку проглотить. А с рукой что? Корин дернул правой конечностью и обнаружил перед носом культю без кисти. Базилик поправил базуку и перекинув более целую руку дампира себе на плече помог тому подняться, торопясь к окопу.

- Не подходите ко мне! Не подходите! - красный забился в выемку и слепо водил перед собой автомат то и дело щелкая пустым магазином. Женя углядел за спиной сородича грязный кулек и попробовал подобраться поближе.

- Эй… я тоже Тану.

- Тану больше нет, никого нет, не подходите! - продолжал сопротивляться красный и махнул прикладом собираясь раскроить ближайшему врагу череп.

Женя увернулся от быстрой атаки, оказался рядом с сородичем, перехватил приклад и обрушил его на голову парнишке.

- А правильно, добивай, что б не мучился, - хмыкнул Павел, окончательно повиснув на плече Базилика.

- Он понимает сейчас только одно, что окружен и надо защищаться, - пояснил Тану, отбросил от себя уже бесполезное оружие и присел над собратом, тот даже в таком состоянии успел прикрыть младенца собой. Женя аккуратно перевернул тело на спину, убедился, что родственник ненадолго отключился и очень осторожно приподнял кулек.

- Привет, - поздоровался парнишка в ответ на молчаливый настороженный взгляд огромных ярко-зеленых глаз, - я Женя, а ты Тали?

Девочка кулюкнула что-то неразборчивое, и показала старшему свою игрушку – рожок от автомата.

- Отлично, магазин про запас оставила, - похвалил мальчик и прижал сверток к себе, - пистолет верни или поставь на предохранитель.

- Клан психов, - отозвалось из кольца прибывших на подмогу фейри.

- Клан извращенцев, - мгновенно огрызнулся Женя.

- Дети не ругайтесь, - Ру-Чен словно вырос из-под земли и бегло осмотрел младенца, потом незамедлительно второго Тану. Распорядился насчет минипортала, осмотрел царапины на Жене и в порядке очереди осмотрел дампира.

- Ранение в голову, - Павел невольно вцепился в Базилика в поисках спасения, так как отчетливо понял, что Советнику очень хочется понаблюдать процесс регенерации его мозга и желательно в широком разрезе, - Любопытный экземпляр.

Советник, ощупал место где вышла пуля и попытался осмотреть отверстие.

- Регенерация всех клеток тела, причем нервные у тебя восстанавливаются почти мгновенно. Странно что вас можно убить отделив голову, по идее мозг будет жить и восстанавливаться ещё длительное время.

- Чем это может помочь всему остальному отделенному телу? – хрипнул дампир, крепко вцепившись в Защитника. Советник задумался над этой загадкой с новым интересом уставился на Корина, кажется жалея, что тому не оторвали голову. Что бы произошло? У тела новая бы голова выросла? А может у головы тело? Ледяной сразу принял только одно умозаключение, что если оторванную голову прикрепить на место, то повреждение почти сразу срастется.

- Ру, сейчас не время, если мы здесь задержимся, Совы с Ладой подерутся, - заметил Базилик, покосившись на Помощников двух кланов. Разгневанный Снеговик, хрустя кулаками уже нависал над Совой, даже не смотря на то, что его держал за загривок Вектор. Причем в драке примет участие мастер, так жестикулирующий руками как будто пытается сдуть Сов от себя.

- Мы теневые, Гриф тяжело ранен, наши лекари ему помогут, - упрямо твердил фейри, не смотря на нависшую над ним угрозу, - мастер, нам очень жаль, что мы потеряли ваше доверие, но мальчик может умереть… вы только посмотрите что с его деревом. И это случилось не за день, смею предположить весь минувший год ваш данумэ питался только силой своего дерева. Оно никогда ему не откажет, но это опасно для них обоих, это существование на износ и ваш Теневой неизбежно погибнет вместе с симбионтом.

- Ваш клан навсегда получил клеймо позора! Пусть наши королевы не враждуют, но я все равно не верю в ваши добрые намерения! Теневой не переступит порог вашей тюрьмы, - прорычал Дарин, - только через мой труп! Гриф не станет вашим пленником!!!

- Наш родовой дом больше не тюрьма, наш лекарь сможет обеспечить лечение данумэ мастера вампиров.

- Нет, Гриф к вам не пойдет, а дерево тем более! Они вам не доверяют! – вампир подхватил с земли, завернутого в плащ теневого и попятился от Сов.

Корин смог добраться до фейри, только с помощью Базилика и Ру-Чена, как раз когда Снеговик решил пойти в наступление и попер на Сову.

- Ненавижу вас за ваших ублюдков извращенцев, я не верю, что вы вдруг стали белыми и пушистыми. За каждого замученного полукровку ответите!

- Дар-Дар, стоять данумэ, - усилил давление Вектор и невольно поехал следом за Снеговиком, - уйди отсюда, парень, я его долго не удержу.

- Дар! Прекратить драку! – гаркнул дампир вкладывая в слова весь кипящий в нем гнев. Ру-Чен едва различимо охнул и с интересом засмотрелся на потекшее пламя по своему рукаву. Базилик молча смахнул с Советника пламя, поторапливаясь с доставкой друга, пока тот не распалился окончательно. Мастер за это время успел отступить со своим подопечным к дереву и вжаться в его ствол, крепко прижимая к себе существо отдаленно напоминающее фейри, он показался каким-то неестественно маленьким. Паша кое-как сфокусировал взгляд на коряге, грозно высившейся за спиной мастера кажется для пущего страха ещё и ветки скрестив. Давно не видел это растение за этот срок оно облысело и потеряло большую часть своей роскошной кроны, кора практически полностью облупилась и виднелись пятна отдаленно напоминающие коррозию. Дерево болеет и это мягко сказано оно явно умирает.

- Мастер, перемещайте раненных к себе в гнездо, я вызову лекаря, - распорядился дампир с усилием поднял голову и попытался оценить повреждения на Совах и Ладе. Враги их отрезали на первых секундах, как только обнаружили подмогу, - где мы находимся?

- Граница с Пакистаном, - охотно поделился Ру-Чен, бросив беглый взгляд на тропическую растительность в округе.

- Дарин и …

- Сень, - представился совиный фейри.

- И Сень, соберите оружие и наведите здесь порядок, - Корин невольно оскалился, когда Снеговик нахмурился ещё пуще, - не беси меня сейчас Защитник, не советую.

- Не откажите в помощи, если найдете ножи Тану, передайте их пожалуйста нам, как только красный очухается он их хватиться, - спас положение Ру-Чен, под взглядом которого потомок стушевался и послушно кивнул.

6.

- Твою же ж мать, - только и смог произнести Ли, рассматривая перед собой облезлый ствол с серией толстых обвисших к земле веток. Древодрид вяло двинул конечностями, выбрал наконец наиболее привлекательное для себя место и, кое-как перебирая корнями, попытался закопаться ими в землю.

- Зовите вампиров с лопатами, всех, кто не спит, - велел лекарь, ощущая, как ослабело бедное растение, - я мало понимаю в живой ботанике, занялся ей лет пять назад, но тут следует полагаться на инстинкты существа. Там что под травой?

- Ру-Чен, создал питательный грунт для дерева, мы три месяца мучились с ним и высаживанием млечника, - тяжко вздохнул Свараська и, стащив с себя рацию, связался с мастером.

- Всё правильно, дереву надо укрепиться в земле, - Ру-Чен призраком стек по лестнице и, покосившись на опасливо засверкавшего глазами Брута, вручил Свараске только что составленный режим для дерева, - я отделил от него Грифа, после того как вампиры помогут ему сесть в землю, первые три дня, вы будете следить за его лечением: полив приготовленными мной удобрениями, купание два раза в день, нанесение специального состава на ствол раз в сутки, поддержание повышенной кислородной среды, и влажности, соблюдение ночного режима, полив газона из млечника. Дереву здесь должно быть тепло, влажно и уютно. Мы можем на вас рассчитывать?

- Конечно, Советник, - козырнул Свараська и забрав список немедленно приступил к выполнению ответственной задачи.

- Ли, Гриф совсем плох, требуется телепат и лекарь в одном лице, - позвал за собой Советник и перводемону пришлось подчиниться, уж слишком тот был сейчас серьезен. Брут тенью поплыл за опекуном, продолжая сверлить тому затылок в поисках странного поведения.

Нора гудела голосами своих жителей, в основном фейри, вампиры ведут себя очень тихо и спокойно. Ру-Чен раздавая задачи на ходу, провел перводемона по коридору и открыл дверь в одну из комнат.

- Мастер, я же попросил не душить данумэ объятьями, - с досадой поругался Ледяной.

- Ру, он напуган, не может никак успокоиться, - со слезами на глазах возразил вампир, удерживая сверток в плаще.

- Вампир, положи его на стол! – гаркнул Ли с порога, заставив мастера подпрыгнуть на месте и уложить ношу на приготовленный стол для осмотра и операции, - не лезть и не мешать, иначе вышлю вон отсюда!!! Всё ясно!?

- Да, - закивал тот, утирая слезы и послушно присаживаясь на стул рядом с подопечным.

Ли приблизился к свертку, покосился на выключатель у входа, и помещение погрузилось в полумрак из-за свечения лекаря и фейри. То, что лежало в плаще трудно было назвать Грифом. От данумэ остались одни кости, обтянутые кожей. Руки зачесались убить тупого вампира, потакающего своему ребенку во всем. Фейри полностью отказался от еды и воды, высасывая силу из своего дерева, а последнее время он вообще был предоставлен самому себе и делал что хотел. Пусть он разведчик гнезда, но ещё и молодой фейри, которому требуется надзор своего опекуна.

- Ру-Чен, я не могу поверить, как ты позволил ему довести себя до такого состояния.

- То, что он протянул так долго это моя заслуга, я успеваю изредка делиться силой с деревом. Ночные Тени требуют особых условий, и мы над ними бились все предыдущее время. Комнату закончили строить только неделю назад, - пояснил Ру, - не забывай он ещё и одиночка и все моя помощь практически бесполезна. Данумэ сам по себе очень слаб, особенно здоровьем.

- Вот только, когда я его видел последний раз выглядел он совсем по-другому, - прошипел Ли, ощущая мгновенный прилив бешенства. Фейри напоминал живую мумию, тихонько трясся, был напряжен и явно напуган до смерти. Лекарь кое-как с помощью Ру и Брута смог расправить его на столе, чтобы поискать возможные ранения, к счастью в основном ссадины и несколько сквозных пулевых ран, которые он мгновенно залечил, так что бы даже шрамов не осталось. Гораздо хуже выглядела иная рана. Гриф пережил потерю своего клана и посягательство на собственную жизнь и это повреждение всегда открывается, когда вокруг стреляют. Ли обошел пациента и занял место в изголовье. Руки невольно дрогнули, когда он запустил пальцы в редкие черные пугающе матовые волосы. Прядки имели неодинаковую длину, и проведя пару раз ладонью Ли с ужасом обнаружил почему. Большая часть волосинок секлась, переламывалась и отмирала.

- Ру, нужно исследовать, - хрипнул Ли, сглотнул глядя на целую отделившуюся прядь в руке и передал её Советнику.

- Я уже исследовал, - опустил глаза Ру-Чен, - это началось ещё в прошлую зиму. Его организм погибает, он слишком слаб без своего клана, ему требуется поддержка его королевы и старших для дальнейшего развития. Советник должен сдвинуть его силу и снять последний ограничитель. Если совсем просто сказать провести инициацию, во время которой этот процесс проводится.

- Ты создал их клан и не знаешь, как это делать?! – прошипел Ли.

- Знаю, но их последние старшие во многом поменяли движение силы по клану, а по телу этого ребенка их сила вообще не бродила, даже нужного пути не вижу…

Советник вздрогнул, когда ему в лицо прилетела скомканная рубашка Ли. Тот в мгновение махнул на стол, расположился сверху над молодым фейри и замер на четвереньках, внимательно вглядываясь в пациента. Он изучал этот метод не один век, прежде, чем стало получаться хотя бы наполовину. В основе лежал талант Фокусника, менять свою внешность. Но даже полностью скопировав нужный объект, этот демон становился только копией. Тогда Ли неожиданно стал копать в другой области. Редчайший дар Безликих, полностью перерождаться до новой личности. Но и у них есть недостаток, пусть память остается нетронутой, но эти существа никогда больше не смогут вернуть себе образ предыдущий. Соединив эти два направления, лекарь клана долго трудился и уперся в следующую проблему, теперь уже в свою собственную – покалеченный организм не был способен на абсолютную трансформацию, либо не хватало сил.

Ли всмотрелся в душу ребенка, аккуратно считал её структуру, углубился в сознание, составляя для себя карту изменения, склонился и прикусил кожу на плече, изучая состав крови, мгновенно получая картину по всему организму. Всё выглядело знакомо, повезло что парень темный и теневой к тому же фейри. На большинстве этот метод даже доработанный не получился бы.

- Ли, ты не Ночная Тень, - заметил Советник, следя за действиями лекаря, - и уж тем более не его королева.

- Что и кто угодно, только бы помогло, - прошептал мастер, проводя взглядом струйку крови по плечу своего мальчика, - это я во всем виноват. Напав на след, он пропадал из дома на месяцы, приходил, ночевал час от силы и снова пропадал.

Этот фокус состоял из двух особо опасных моментов. Ли распрямился соединяя руки и сосредотачиваясь на себе и пространстве. Ярости эти чары не понравились с первого раза. Чудо что Шарад спит, в прошлый раз он так обиделся, что не разговаривал со своим носителем целый год. Ру-Чен расширил глаза наблюдая за руками лекаря, у того вдруг появился небольших размеров пространственный кармашек, в котором просматривались настороженные глаза Ярости и слышался оглушительный храп дракона.

- Брут, подержи, малыш, котик тебе верит, - попросил Ли, осторожно передавая парнишке свой драгоценный зверинец. Фейри перехватил шар, словил на себе настороженный взгляд Ярости и прижал поближе, что бы котик не волновался о своей безопасности.

- Ли, симбионтов нельзя из себя вытаскивать, - обеспокоенно заметил Ру-Чен, - из-за этого источается ваша связь и появляется угроза, что их из тебя могут выдернуть силком.

- Я в курсе Ру-Чен, - кивнул Ли, - но им будет во мне сейчас очень неудобно, я могу их ранить, а то и убить.

Ли схватил воздух, с опозданием вспомнив насколько абсолютная трансформация болезненная. Не мудрено, что Безликие так агрессивны, они испытывают эту боль из вечности в вечность, бесконечно много и долго…

Брут вздрогнул, когда лицевые кости опекуна с хрустом вытянулись в овал, волосы хоть тоже черные, изменили толщину и заблестели смолой, глаза секунду назад ярко-голубые и пронзительные почернели до пугающих и бездонных. Кожа перводемона полностью потеряла цвет, в том числе и темный загар, стали видны темно-синие полосы вен и фиолетовые артерий, но они пугающе очистились от огня и приняли положенный цвет для существа, не обладающего огненной силой. Ли вытаращил глаза, безмолвно отрыв рот от боли и на глазах у ошарашенных зрителей исчезли хищные клыки. Позвоночник с хрустом вытянулся, увеличивая рост коротышки перводемона до положенного роста взрослого фейри.

- Ай, - Ру-Чен пошатнулся, почти одновременно с Брутом, потеряв с потомком связь и тут же приобретая её уже в ином виде, как далекий предок Ночных Теней, непривычно тоненькую ниточку, такую пугающе слабую, что Советник опасался передавать через нее слишком много, из опасения повредить.

Внутри шара тоскливо завыл волк и обеспокоено застрекотал змей. Брут поработал с дыханием приближая связь с кланом, что бы звери не пугались внезапной пропажи своего носителя.

Ли зажмурился готовый пережить самую болезненную часть, сдвигая и растягивая собственную душу, от адской боли он потерял все вокруг себя, неспособный даже закричать и двинуться с места, а ещё предстояла обратная процедура не менее сложная. Но когда он открыл глаза, то радость от успеха компенсировала все муки, под ним лежал данумэ полностью принадлежащий ему, даже ближе чем ребенок, как будто часть его тела. Ли тяжело дышал, наслаждаясь новыми ощущениями. Глаза Ночной Тени смотрят сквозь мир во тьму, видят её течение так же ярко и хорошо, как и его собственные после многих лет тренировки, но они не способны узреть всю карту течения Матери по Лозе, как перводемон. Раненный данумэ вызывал огромное глубокое чувство привязанности и необходимости заботится, любить и защищать его вечно. От кого? От них…

Ли поднял взгляд, встретившись с настороженными глазами Ру-Чена, медленно отступающего к стене, прикрывая собой Брута.

- Мастер, отойди к стене, - велел фейри опасаясь терять опасного противника из вида, - медленно отойди.

- Но Гриф? - возразил Анатолий, тем не менее соскользнул со стула и подчиняясь приказу прижался к ближайшей стене, приподнимая руки на уровне груди и показывая, что нападать не намерен.

Этих мер теневому показалось мало, данумэ в тяжелом состоянии, ему требовалось много силы. Ли опустил взгляд в пол, всматриваясь в тени, они послушно вздыбились ровным кругом и ощетинились терновым лесом. Вся его сущность звала ещё кого-то очень важного и Ли, потянувшись к нему сознанием призвал своего симбионта.

- А-А-А-А! А это еще откуда!? – выругался вампир, когда к счастью просторная комната заполнилась затейливо завитыми черными ветвями с такими же темными блестящими листьями. Ру-Чен опасался, что дерево не усидит в своей комнате и прыгнет к Грифу. Вот только его древодрид такой же молодой как и сам парнишка. Деревья взрослых Ночных Теней достигали пятиметровой высоты и двадцати метровой кроны – огромный шатер из листьев веток и грозно сверкающей бороды.

- Старший, откуда у Ли дерево? - шепотом спросил Брут, зажатый между Советником и стеной. Едва зверей не уронил, когда эта пальма сюда прыгнула.

- Потому что Ли больше не перводемон и не демон вообще, сейчас он Ночная Тень, - так же тихо ответил Советник, внимательно наблюдая за перемещениями теневых существ вокруг стола. Сам перводемон не представлял особой опасности, гораздо опаснее его анимированные создания, стоит им на мгновение почувствовать угрозу и они бросятся в атаку, хотя сам их создатель даже пальцем не шевельнет. Поэтому Советник до сих пор ломал голову, как людям удалось победить этот клан и уж точно это не проделали простые разгневанные крестьяне с вилами и огнем, как повествуют средневековые летописи в Европе.

Разумнее было бы конечно покинуть комнату. За спиной жался к стене молодой данумэ, здесь для него слишком опасно и если Брут пострадает по вине Ру-Чена, тот навсегда потеряет доверие и уважение как самого Брута так и Ли. Но если фейри уйдут в комнате останется вампир, и к тому же Ру-Чена разрывало дикое любопытство, как Ли смог такое проделать с собой. А ещё у Советника заворочалась новая мысль, если он когда-нибудь призовет перводемона и велит ему изменить свою сущность, тот полностью сможет перекинуться до Ледяного и не будет отличаться от своих сородичей, он может обрести абсолютное счастье в своем клане. Советник невольно остановил взгляд на шаре в руках Брута. Хотя, если подумать, он это может сделать в любом клане. А если сейчас уничтожить шар, то Ярости больше никогда не будет и Генерал навсегда потеряет с Ли всякую связь.

- Я больше его не чувствую, - с тревогой прошептал Брут, слыша на закорках сознания голос Бельгура. Маги-оборотни его тоже потеряли, но на сей раз не паникуют. Ру-Чен невольно навалился на стену, медленно по шажочку отступая от края пропасти, куда чуть не улетел. Пострадает в первую очередь Брут, когда у него отнимут ценный шар и на его глазах его уничтожат, ещё Ли потеряет силу, он не тень, он маг умеющий править стихиями и в этом активно помогают звери. Но самое главное с гибелью Ярости данумэ потеряет свою волю к жизни.

- Советник? – осторожно позвал Брут, заметив, как Ру-Чен делает крупные вдохи, словно пытается не упасть в обморок.

- Всё хорошо, данумэ. Я в порядке. И с Ли все хорошо, он бы не делал такого, если бы не умел возвращаться в свое обычное состояние, - успокоил Ру-Чен, хотя поверил себе лишь на половину.

Ли слышал и видел все что происходило в округе, тени и дерево приносили массу информации. Напуганный и ослабленный данумэ вызывал серьезные опасения, молодой фейри погибал на глазах. Старший аккуратно распределил руки на груди данумэ, прислушиваясь к его состоянию и рассматривая все повреждения. Хрупкое существо напоминает вырванное из земли растение, изнуренное страданиями и ранами. Мальчик вздрогнул под руками и испуганно уставился на сородича.

- Не бойся, данумэ, я отдам тебе силу твоего клана, всю без остатка. Помни, ты никогда не останешься один с тобой рядом всегда твой брат – твое дерево, твои корни и опора.

- Стреляют… не уходи никуда, они убьют тебя, - шепотом попросил парнишка, расслабляясь под руками сородича.

- Всё хорошо, я создал барьер, к нам никто не пройдет, - утешил старший, вкладывая в ладони всю силу которую отыскал в округе. Воздух вдруг резко похолодел, Ли ощутил, как мурашки побежали по коже, когда Котел над головой открылся ровным завывающим кольцом. На сей раз он не провожал, а впускал в мир живых тех, кто уже давно умер, не успев передать своему единственному потомку главное – орудие выживания. Дерево может соприкасаться с миром мертвых, но так же не обучено и слишком мало, и вот к чему привела их попытка выжить – организм ослаблен, дерево заболело, мальчик слеп и беспомощен.

- Я не могу больше один, - заплакал парнишка, и вцепился трясущимися руками в своего сородича, - ты тоже уйдешь? Ты от меня уйдешь?!

Ли вздрогнул, когда в него влетел дух. Сущность расправилась словно укладываясь в чужое тело и уставилась на ребенка под ним. Слабое существо, слабый организм, Ночные Тени таких никогда не терпели, убивали ещё младенцами. Но этот задохлик их последний живой потомок. Ли поднял взгляд на Ледяного, сияющего в окружении теней как маяк для потерявшихся моряков. Шанс есть даже у этого последыша, первофейри слишком любопытен, не удержится и воссоздаст клан Теней заново. Вот тогда-то они и повоюют, вот тогда-то враги клана перевернуться в своих могилах… Котел сверху грозно завыл, напоминая о грехах мертвого Советника, в его утробе страшно и одиноко, не следует идти на поводу мести и злобы. Результат такого существования лежит под руками и проливает крокодильи слезы, а ведь он мог и не выжить, и тогда бы никого не осталось.

- Сам решишь как поступить, - передумал Советник, собирая знания своего рода и вкладывая их в дрожащие ладони сопляка. Выжил, значит в нем что-то есть, сам выберет свой Путь куда пойти и с кем его разделить.

- Гриф, мальчик мой, - прошептал мастер, рассматривая как волосы фейри заструились по столу и снова наполнились силой и здоровьем, тело на глазах обросло плотью, кожа фейри засияла мерным лунным светом. Парнишка улыбнулся и с наслаждением закрыл глаза, когда перводемон погладил его по волосам, засмеялся обнаружив под носом кулак.

- Не подходить к дереву неделю, иначе погубишь своего брата, - велел Ли голосом уже давно умершего Советника.

- Слушаюсь, мой Советник, - Гриф едва не разрыдался от счастья, хотя бы раз обратиться к своей крови напрямую.

Ли зажмурился, когда Котел вырвал из него духа и с шумным хлопком закрылся над головой. Предки редко использовали призыв мертвых, только в случае если умирали Советник с королевой одновременно, и никогда этот процесс не был приятен, после их ухода тело ещё долго ощущалось как чужое. А это и подавно… совсем чужое…

- Ли! – испуганно выдохнул Брут, когда тени в округе резко пропали, прихватив с собой дерево, а Ли покачнулся и вдруг свалился со стола, никак не сгруппировавшись и грохнувшись на пол заметно ударяясь головой.

- Мастер, осмотри Грифа, - метнулся Ру-Чен к перводемону и поддержав ему голову внимательно всмотрелся в обратную трансформацию. Она прошла в тех же метаморфозах и болевых смещениях, с каждой секундой Тень уходила и возвращала перводемона на место. На последней стадии он скорее всего что-то делает с душой, и это явно очень больно. Ли и без того напряженный выгнулся и захрипел, уцепившись в руку Советника и хватая воздух ртом.

- Ли… - позвал Брут все это время поддерживающий опекуна с другого бока и стараясь не уронить ценный груз.

- Сейчас пройдет, - кивнул Советник, снова ощущая сознание своего потомка в себе, слегка помятое и измученное, но родное и любимое, - дамумэ, положи этот клубок на грудь Ли.

Фейри послушно разместил пространственный кармашек в указанное Советником место, на всякий случай поддерживая его рукой. Ру-Чен подхватил руки Ли и положил их поверх кармашка, тот медленно вошел, возвращая зверей на положенное место.

- Риск огромный, это может привести к тому что звери научатся покидать его тело самостоятельно… Возможно не волк или ворон, или змея, но вот Ярость и дракон, - покачал головой Ру, укладывая руки на плечи перводемона и прислушиваясь к его восстановлению. Сейчас Ли так ослаблен, что Ру-Чен легко прошелся по его силе, успокоил боль и расставил все по местам, хотя необходимости в этом особой не было, но почему бы не помочь при случае. Метка магов-оборотней запульсировала неприятным раздражителем, чертов Бельгур претендует на его свободу. Волк никогда им не управлял, только отдавал силу и заботился как о собственном ребенке, но ревнивая мысль все равно заворочалась в голове Советника. Их метка для данумэ это попытка его отобрать. Этот ребенок принадлежит только ему и никто не смеет его обидеть или тем более управлять.

«Ру-Чен, не смей, иначе я из твоих мозгов сейчас суп сделаю, - перед глазами Советника вдруг отчетливо появилась голубоглазая волчья башка, - то что перводемон в нашем клане это его желание и выбор, если ты его сейчас призовешь, ты поступишь против его воли. Оставь всё как есть, в противном случае тебе несдобровать, пусть ты его и призовешь, но не выживешь, это я тебе гарантирую. И кстати… Я всё слышал, радуйся, что Брут мысли читать не умеет».

- «Проклятый старик» - прошипел Советник, ощущая, как накатывает раздражение и тут же уходит под давлением волка, очищает сознание, заставляет отступить. Их белый зверь старый телепат, настолько сильный, что даже Ру не смог против него что-то противопоставить»

- Прости волк, я сгоряча ляпнул, - извинился Ру-Чен, ощущая стыд за свои слова и тем более намерения. Это было мимолетное не обдуманное желание, Ледяной уже раскаивался в том что хотя бы пожелал намеренно повредить Ли или тем более Бруту. К тому же маги-оборотни рядом с перводемоном уже давно и помогли ему через многое пройти. Бельгур не заслуживает таких слов.

- Выйдите из моей головы оба. Если так желаете поругаться друг с другом, я могу подарить вам по хрустальному шарику, - вяло попросил Ли, постепенно выравнивая дыхание и наслаждаясь сейчас только тем что боль ушла и он может дышать, причем с помощью своих собственных легких. Слегка поменьше объемом, чем у Ночной Тени. Ли прислушался к себе, волк радовался больше всех, бегал по сознанию и целовал всех и все, беспрестанно виляя хвостиком, Черный прятался под крылом крепко храпящего дракона, одни желтые глаза видно. Ворон чистил пёрышки, а Усатик устраивался на сон, оплетясь вокруг дракона кольцом. Ярость то и дело отпинывал от себя волка с видом непотерянного достоинства. Всё прошло именно так как он планировал и не разу не испугался и не в чем не сомневался. Куда этот лекарь без него денется? Ли нахмурился выловив в себе что-то ещё.

- Что? – насторожился Советник, ощущая как перводемон под руками застыл и напрягся, вытаращив глаза.

- Ру, что мне делать с этой штукой?! – выпалил маг, засветившись от ужаса.

- С какой штукой!? Ты чего опять выкинул?! – не понял Советник кое-как приподнял одеревеневшее тело и попытался поискать лишние штуки. Вроде у Ночных Теней не бывает дополнительных конечностей.

- С этой ШТУКОЙ!!! – выпалил маг и вдруг утонул в густой кроне, вновь мгновенно заполнившей помещение. Советник вскрикнул когда Ли пропал из под рук, Брут шлепнулся на задницу рассматривая опустевшие руки и пытаясь отплеваться от листьев и бороды, а перводемона упирающегося всеми четырьмя конечностями уже запихивали в зловещее дупло.

- А-А-А помогите!!! – заорал Ли, со скрежетом выпустил кору и утонул в непроглядной тьме, - Гриф сделай что-нибудь!!!

- Это твоё дерево, - вяло отозвался фейри, не ощущая собственного тела и мастера верхом на нем, прикрывающего от многочисленных веток.

- Брысь отсюда, овощ переросток! Брысь, тут слишком тесно! – выпалил вампир, смахивая с себя ветку и тут же получая по спине второй.

Комната так же неожиданно стихла и опустела. Ру-Чен вскочил на ноги, провернулся выискивая перводемона и медленно расслабился когда отыскал его, рядом с вопросительно скрипнувшим деревом Грифа. Растительная нечисть тут же поздоровалась, переплетя ветки-завитушки, поделилась новостями и распределилась по пространству, что бы не мешать друг другу отдыхать. Комната загудела от поднятых теней и обмена силы между больным и здоровым растением.

***

- Папа! – Ли дернулся, едва не свалившись с крыльца, а сынок уже висел на нем вцепившись так, словно собрался задушить.

- И я по тебе соскучился. Покажись, котенок, как же я хотел тебя поскорее увидеть!? – Ли попытался сцепить Пеклика, чтобы рассмотреть как следует, да куда уж там, пришлось с попискивающим мешком поворачиваться к друзьям, прощаться и идти домой. Дом долгожданный дом… Ли закрыл дверь наслаждаясь ароматом только что приготовленной тыквы с сахаром.

- Я даже по этой дряни успел соскучиться, - буркнул Ли в который раз ругая про себя сватовство Рысенка, из-за него деревня сидит на тыкве весь год. Не мог наколдовать огромный кусок телятины. Ли мясо любит больше чем овощи.

- Всех врагов победили? – раздался голос Охры из кухни.

- Да, - нахмурился Ли, не понимая что происходит, - сынок? Ты еще не накатался на мне?

- Нет, мой папка, мой! - вжался Пеклик ещё пуще, - папочка, ты не уйдешь!? Возьми меня если пойдешь!? Я вырос, я буду тебе помогать!

- Прости меня, малыш, группе требовался хороший лекарь, а мои ученики были все при важных делах и так страшно было поселение покидать когда в нем только фрионки на медицине. Я конечно не жалуюсь, ты вон у меня какой сильный, но я волновался.

- Пока тебя не было не случалось ничего серьезного, - снова голос из кухни и Ли обеспокоенный уже не на шутку поскреб как есть к жене.

- Медовая, а ты почему меня совсем не встречаешь? – не понял Ли такого пренебрежения и кое-как по стеночке пробираясь к кухне.

- Сокровище, а ты за каким лешим связь с кланом закрыл? Опять ранили и ты втихаря от всех раны зализывал?

- Вовсе нет… Просто мы находились в районе боевых действий, там каждый день было очень опасно и я не хотел тебя беспокоить каждый раз рыхля пятаком землю и спасая свою голову, - попробовал объясниться муж, подтянул пискнувшего сына и решил оставить его как есть. Он имеет право сейчас сидеть на нем сколько влезет, тем более что Ли по нему соскучился.

- Котенок, мой, как ты вырос, а сильный какой, - Ли склонился и расцеловал горячую макушку, пытаясь обнять в ответ ребенка, - кроха-кроха, дай же на тебя посмотреть.

Сын поднял голову не расцепляя рук и сияя ярко-голубыми глазами. Ли счастливо улыбнулся замечая массу изменений. Он вырос, на целых пять сантиметров, черты лица слегка вытянулись и немного расширились на скулах, мамина мордашка прорисовывается, как будто сквозь дедушкин фейский овал.

- Простите, я не хотел что бы вы волновались за меня.

- Теперь ты не воюешь, сними защиту, - Ли преодолел порог, стараясь вписаться в дверной косяк так что бы не ударить малыша, и расправляя клановую связь, тут же принимая поздравления и приветствия от клановцев.

- Чего?

Ли отыскал Охру на стуле перед огромным пластиком сырой тыквы. И маг даже не разобрался что для него было страшнее: видеть как жена с громким хрустом и довольным видом догрызает тыкву или заметный животик огурчиком.

-А-а-а-а-а! Охра! – вытаращил глаза Ли в обвинении указывая на тыкву, - опять ты за своё!? Ты почему опять все сделала по-своему!?

- На этот раз всё вышло случайно, - честно призналась жена, коварно блестя медовыми глазенками, - а вот кое-кто связь закрыл, поэтому и узнал последним!

- Ну, Охра, - Ли ощутил, как слезы наворачиваются. Да ещё и эта проклятая тыква, - ну зачем ты её сырой ешь?

- Хочется, - пожала плечами магичка, - ты как раз пришел на праздник, нам сегодня шесть месяцев, козявка познакомься с папой. Папа познакомься с козявкой. Ой.

- Что?! Кусается!? – расширил глаза маг ощущая, как у него пол из-под ног уходит. Если бы не вцепившийся в ребра сын, он бы уже давно в обморок завалился.

- Началось, - закатила глаза супруга, - ну иди проверь, нет там демона твоего. Нас Феникс каждую неделю осматривает, фрионки витаминчики дают, и тыквенный сок каждый день.

- Хватит есть эту пакость! – взмолился маг когда она отправила в рот очередной кусочек. Очутился сразу над женой получил свой поцелуй и приложил руку к выпуклости, незамедлительно отыскав крохотную пятку.

- Ой, опять. Это малыш тебе радуется, наконец-то у нас все дома, - хихикнула Охра, почесывая спинку Пеклику.

- У тебя ребенок оранжевый! – Ли успел перехватить очередной кусочек и вздрогнул одернув руку от животика, когда в месте где была крохотная пяточка вдруг появилось пульсирующее светящееся пятно.

- Смотри как папе радуется! – восхитилась Охра, поглаживая животик.

- Охра, чего он светиться? – Ли сообразил, что задержал дыхание.

- Я всё у тебя хочу спросить? Ты чего светишься, сокровище? От объяснила, что свечение вы контролируете, но оно невольно пробивается, когда вы испытываете сильные эмоции: радость, страх, гнев. Ты можешь воспользоваться психосонарикой, и считать почему он светиться? Ну пока у тебя еще окончательно мозги не съехали в отпуск?

- Он радуется, - нахмурился Ли. Пеклик не расцепляя рук, приложился ухом к маминому животу и тихонько захихикал.

- Братик что-то говорит.

Ли сообразил, что не видит ничего в округе от заполнивших глаза слез счастья. Он опустился на колени, обхватил жену и расцеловав макушку сына крепко прижал к себе все свое семейство. Была бы его воля и стояли бы они так целую вечность, однако крохотный ворчливый моторчик в животе сына напомнил о себе длинной протяжной тирадой.

- Сынок, садись за стол, я тебе запеканку приготовила. Без тыквы, - Охра ласково погладила сынка. Отец незамедлительно спохватился и оттащил голодного сына к столу, позволяя тому держать себя за руку во время еды и то и дело помогая придерживать тарелку.

- Кажется стоит поговорить с Бельгуром, - пробормотал Ли всё ещё бросая потрясенные взгляды на жену, она усердно наворачивала запеченную тыкву поливая её и без того сладкую клюквенным вареньем.

- О чем, котик?

- У меня семья голодает.

- Полная кладовая продуктов, Клык с рысями нас снабжали всем необходимым.

- Тогда это-то зачем?! - Ли в обвинении указал на ненавистный овощ.

- Пеклик кушает как полагается, - заверила Охра, - а я просто не могу без нее, как увижу так аж слюнки текут. Можешь мной гордиться, большая часть овоща-великана на моей совести! На меня поселение смотрит как на спасение!

- Может там не ребенок, а гусеница плодожорка? – предположил Ли постепенно успокаиваясь и наблюдая как весело светиться малыш. Там радости столько что он брыкается как молодой козленок.

- Скорее ветряная мельница, - заметила жена.

- Хватит путешествий, - решил маг, погладил свободной рукой Пеклика, незамедлительно после еды забравшегося на коленки. Охра перехватила его вторую руку, приложила её к брыкающемуся животику и похихикала когда малыш сделал очередной кульбит.

- Мы очень по тебе соскучились, но никогда не будем тебя держать, ты лекарь, ты Хранитель, ты рекрут клана и ничего с этим не поделаешь. Когда наши клановцы были на тебе, я не на мгновение не усомнилась, что вы вернетесь к семьям целые и невредимые.

Ли открыл глаза все ещё ощущая то чувство абсолютного счастья, которое испытывал тогда, когда жена хрустя этой проклятой тыквой познакомила его с младшим сыном. Сквозь прожитые года тогдашнее время выглядело для него как глоток живой воды.

Ли зажмурился когда струя направленная в рот, переместилась на лоб и тоненькой ниткой потекла по глазам. Он перевернулся на бок, попытался отмахнуться от воды и скуля от досады приподнялся в кровати. Какая-то она неестественно мягкая и … подвижная, как будто он лежит на гусеницах и они всей кучей кишат и пытаются выбраться.

- Это ещё что за гидромассаж? – сонно пробормотал он, кое-как разлепил глаза и уставился на шевелящиеся перед носом виноградные усики, только черного цвета. Вместе с реальностью пришел не получивший ответа вопрос. Что делать с этой штукой и какого лешего она делает?! Ли зажмурился когда усики заботливо прошлись по голове, приняли активное участие в заплетении косы и придержали под руку, когда Ли попытался подняться и грохнулся в теневую лужу.

- Как я про такое отцу и дедушке скажу? – прошептал Ли, осматривая вокруг себя уютное просторное дупло, заполненное тенями и вибрисами.

- А есть проблемы? – раздался совсем рядом голос Павла. Ли на четвереньках дополз до входа и свесился из дупла рассмотрев дампира, расположившегося под его деревом. Тот поправил под спиной подушку и поднял голову изучая перводемона.

- Ты ранен? – в полутьме, белая повязка вокруг головы как будто светилась. Судя по сильному травяному запаху, рана была достаточно серьезной.

- Ага мне мозги прострелили, - ответил Павел стараясь больше головой не шевелить, - сами они встали на место сразу, как мне Ру-Чен объяснил черепная коробка восстанавливается дольше, а ещё башка раскалывается да так как никогда не болела. Мне только здесь полегче стало, - так в чем проблема? Разве Варкус не обрадуется новому сыночку? Ночные Тени с симбионтами вроде как братья близнецы.

- В том то и дело, дедушка сразу поймет что я сделал, и отец, - буркнул Ли, повертелся вокруг дыры примеряясь для прыжка, не спускаться же по дереву с помощью когтей. Ближайшая ветка придвинулась к дуплу и плавно спустила вниз.

- Дай угадаю, твои предки терпеливо наблюдали как ты сходишь с ума от безделья, - расплылся дампир в широкой клыкастой ухмылке и невольно закрывая глаза, от резкой пульсирующей боли в голове, - а потом запретили тебе подобное проворачивать и ты умудрился спалиться на первом запуске.

- Кто ж знал, что дерево не пропадет вместе с остальным, - буркнул Ли, присаживаясь рядом с раненным и аккуратно ощупывая повязку.

- Что ты ещё получил вместе с этой черной петрушкой? – напрягся дампир от боли и помог избавить себя от повязки.

- Всю информацию о клане Ночных Теней, все их секреты, техники, теневые заклятья, даже утраченные и не применяемые в последнем поколении, абсолютно всё, даже ответ на вопрос почему Гриф так ослаб, - он перерастает последнюю стадию взросления и Советник уже как год должен был провести особый обряд, высвобождающий силу подростка. Этого не сделали и мальчишка едва не погорел от такого серьезного упущения. Призрак снял ограничитель с силы и теперь Гриф будет в порядке, примерно через пару месяцев войдет в состояние кабы. Ли недоуменно потер левое плече, оттянул край рубашки и резко отпустив вернул руки на голову дампира, - а ещё новую татуировку.

- Дай заценить? – открыл один глаз Павел и хмыкнув углядел на левом плече перводемона рисунок повторяющий древодрида по контуру.

- И теперь я знаю по какому принципу ко мне в руку меч прячется.

- А это как тебя осенило? – зажмурился Корин и стиснул зубы.

- Примерно так, - Ли покосился на свое дерево и оно неожиданно пропало, дампир едва успел уцепиться в перводемона, лишившись опоры.

- Пропал,я его даже рядом не чувствую.

- Оно как раз-таки рядом, это один из их утерянных секретов, про него даже Ру-Чен не знает. Этот секрет создали на случай если нужно срочно перенести лес, а телепортация по какой-то причине недоступна. Этот метод основывается на том же принципе, что и астральная комната, это и не телепортация и не пространственный карман и то и другое одновременно. Тени называли его «ньюб» - искусственный мир, - похлопал по плечу лекарь, изучая заросший участок головы откуда вышла пуля, - а входное отверстие где было?

- Через рот…

- Натерпелся ты, мог и разбудить.

- Дерево не пустило к тебе, а я слишком не настаивал, здесь все равно стало полегче, по сравнению с тем что было.

- Брут где?

- С Ру-Ченом. В помощники подрядили, скорее всего, что бы он не волновался за тебя. Когда я сюда полз в норе поднялась новая суматоха, Шори решила родить, твоего парнишку пристроили на вторую ставку к акушеру. Ру-Чен выглядел очень довольным.

Ли невольно хихикнул, не смог сдержаться, вот Брут и добрался до бесплатного, из Ру-Чена очень хороший лекарь наставник. Дерево снова запросилось на газон и перводемон выпустил свою проблему обратно на волю. Не прошло и пяти минут. От родных его точно там не спрячешь, за порогом не оставишь, этот хворост полезет в замок, благо места там полно.

- Черт, придется сказать, - буркнул Ли, покосившись на пробежавшее по полянке растение. А этот черт ещё и прыткий, соседнее помнится более неуклюжее, - сколько с ним мороки требуется. Как за младенцем. Где я его в Громоне держать буду!? А в Фетре!? А когда к Мартам вернусь!? Оно же следом увяжется!

- Ты не выглядишь слишком разгневанным, - заметил дампир с наслаждением подставляя голову под целебную силу.

- Знаю, оно как часть меня, - вынужден был признать Ли, - возможно поэтому и осталось, я скорее всего при обратном переходе что-то важное упустил. Вот только я не чувствую, что сам чего-то лишился как такое возможно?

- Так же как и ты за считанные минуты вернул Грифа в здоровое состояние. Парнишка пошевелиться не может и Ру-Чен борется с сильным малокровием, даже готовиться делать переливание, если заметит ухудшение, а тебя дерево в себе вынесло и ты до сих пор шатаешься. Если ты от себя что-то и отделил при трансформации то легко восстановил. Даже сам не заметил.

Паша усмехнулся, когда дерево, описав круг по комнате и изучив стены и лестницу у выхода вернулось к перводемону и громко зашелестело.

- Что такое? – заинтересовался дампир, ощутив эмоциональные изменения вокруг этой махины.

- Спрашивает чем я болею, - нахмурился Ли недоуменно покосившись на себя. Последнее время наоборот наблюдается скоростное исцеление, да такое бурное что он чуть ли не с ума сходит. Один только шрам с подбородка исчез за пару дней, на ключице остался рубец размером с орех и то он как будто таит на глазах, всей остальной части длинной борозды, от когда-то воспалившейся трубки как не было.

Дерево подобралось ближе и спустив одну из веток осторожно погладило своего «братика» по спине, неожиданно рвануло рубашку и схватив Ли за ногу подвесило его вверх головой. Павел нахмурился недоуменно рассматривая шрамы на теле приятеля. Из самого длинного только пятно на ключице, те что под пупком рассосались, пять когтей – как не было, а глубокая напротив сердца мало того что исчезла, ещё и деформированное ребро встало как полагается и теперь там нет заметной вмятины, которая скорее всего ему и здоровому покоя не давала.

- Ай, - Ли провернули в воздухе и дампир смог рассмотреть его спину, пропали три борозды со спины, от ампутации крыльев, последующего воспаления и выпадения трубки. Павел остановил взгляд на правом боку, ближе к пояснице, заметив необычную отметину.

- Ли, - позвал дампир встав на ноги, отойдя на пару метров и присматриваясь, возвращаясь и тщательно изучая находку, - у тебя синяки за сколько заживают?

- Как у дампира за пару секунд, если уж разбираться, они и появляться-то не успевают, - задушено ответил лекарь, ожидая когда дерево наиграется и оставит его в покое, - а что? Хочешь воспользоваться моментом и побоксировать? Предупреждаю, я буду защищаться. Видел когда-нибудь грушу с обратным эффектом? Я тебя в доску уделаю мальчишка!

Павел выждал положенное время, но ничего не произошло, отметина никуда не пропала.

- У тебя на спине синяк, похожий на паука, - Павел потрогал отметину и прислушался к ощущениям, тромб бы болел, а перводемон боли не почувствовал, только напрягся, когда к нему прикоснулись.

- Паук? – не понял Ли, неожиданно провернулся, и уставился на обнаруженный знак. Корин лишь с завистью наблюдал необычное умение этого существа, у него ребер меньше, чем у остальных и вся линия пояса перетянута плотной мускулатурой наделенной аномальной пластичностью.

- Странный паук, - нахмурился Ли, изучая синяк размером со сливу, если учитывать лапки ровным кругом, обрамляющие круглое тельце.

Корин устало рухнул обратно в траву, наблюдая за перводемоном и пытаясь понять, что происходит. Наталья нарисовала на стене точно такого же паука и вот в этот же день, её «семья» травится и умирает. А теперь этот паук появился на спине перводемона. Как давно он там? И что это значит? Арахна в камере сидела подобным образом на стене, вытянув лапки в разные стороны, но у нее они расположены слегка по-другому, передняя пара длиннее, боковые – чуть-чуть короче. Ли с шумом уронили в траву, тот щелкнул зубами и потянулся за своей рубашкой на ветке.

- Отдай, - велел он, когда древодрид в последний момент отстранил ветку и приподнял над землей. Ли не раздумывая расправил крылья и юркнул следом, - отдай сюда!

- Не удивительно, что оно тебя не слушается, - заметил дампир пристально изучая самого перводемона. Отметина точно не болит, почему тогда она там? Было бы внутреннее повреждение, то уже бы затянулось а след рассосался. Дерево Грифа, вяло скрипнуло и неслух выпустил рубашку, как раз в тот момент, когда Ли успел её цапнуть. Корин хмыкнул рассмотрев дугообразный полет этого идиота. Лекарь успел уйти от стены вертикально вверх, сделал кульбит в воздухе и приземлился в газон, как кот на все четыре конечности.

- Сельдерей, - с ухмылкой буркнул Ли победно возвращая отвоеванную рубашку и наблюдая как его дерево заботится о больном. Опять соединили ветви – это их приветствие, потом последовала серия коротких мелодичных скрежетов и передача небольшой порции силы, после которой пациент снова крепко уснул.

Паша подставил голову на повторное обследование. После того как Ли её чуть-чуть полечил, боль постепенно утихла, хотя её место быстро заполнил страх. И из всего что Павел сейчас знал наверняка – это то что он не может установить с кем связался. Что это за отметина? На утопленнице Наталье такая была. Возле места её гибели и в городе найдена паутина, а ещё там где Валентинку отпустил полупризрак. Корин вышел из размышлений отреагировав на запах. Дверь бесшумно открылась, впустила Брута и вернула помещению полумрак. Фейри отстраненно проплыл по лестнице, никак не отреагировал, когда игривое дерево телепортировалось прямо перед ним, в последний момент с шорохом ушло с дороги и вопросительно зашелестело в обвинении указывая лекарю на мальчишку. Ли пристроился с боку, изучая ранее невиданное выражение на лице парнишки, когда тот сделав ещё пару шагов резко опустился рядом с дампиром и уставился куда-то перед собой с таким ошарашенным видом что дампир стал тихо подхихикивать.

- Ну что, акушерка? Узнал что-то новое? – Паша тихонько пихнул Брута в бок, тот моргнул, углядел рядом с собой опекуна, обнаружил с другого бока дампира и вопросительно уставился на свои руки.

- У Шори девочка, хотя Ру-Чен с Игрэ планировали мальчика, - сообщил рыжий, сменяя на лице одно выражение на другое и то и дело пытаясь справиться с приливом чувств, полученными знаниями и увиденными картинами.

- И чего ты такой потерянный? – помог Ли, ощущая смятение мальчика.

- Ли, я знаю откуда дети берутся, - нахмурился фейри, - но знать или прочитать, или по телевизору увидеть это одно, а вот поучаствовать это совсем другое. Шори не кричала, но ей было больно. Я и не догадывался что это так больно.

- Существа женского и мужского пола чувствуют одну и ту же боль по-разному, - заметил Ли, - и то что для тебя показалось нестерпимым, для Шори прошло как болезненное, но переносимое, тем более когда эта беда тут же была вознаграждена светящейся крошкой.

Брут невольно проводил взглядом пробежавшее вдоль стены дерево. Сегодня столько событий одно на другое наложилось, что где-то между мечем перед носом и практикой у Ру-Чена затерлось и забылось ещё одно.

- Ли, как ты себя чувствуешь? – рыжий внимательно изучил резко невинную рожу, подозрительно похожее выражение на лице Павла и снова сама невинность во плоти, всем видом сообщающая: «сейчас я тебе совру, но это только для твоего блага, для твоего спокойствия».

- Я напуган до чертиков, - с широкой клыкастой улыбкой сообщил Ли, - так сильно, что готов бежать и прятаться под кровать, если бы это конечно мне помогло.



  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: shoor | 28 августа 2015 | Просмотров: 704 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх