Серебряное Знамя
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Серебряное знамя




Глава 1. Рождение валькирии
Слабый порыв ветерка. Где-то глубоко в ней зародилось осознание бытия. Но кто она? Обнаженное сознание или все-таки живое существо? Опять ветерок. Но откуда она знает, что он так называется? Ветер. Она шевельнула губами, пробуя это слово на вкус, и сама испугалась того, что может двигаться. У нее есть тело? Ее сознание нащупало веки, закрывающие глаза. Что будет, если она их откроет? Но лучше пока не торопиться. Идем дальше. Руки? Да, руки. Пальцы. Она медленно подняла руку и согнула ее в локте. Какой свежий ветерок! Но ей почему-то совсем не холодно. Наоборот, все ее тело горит, как от лихорадки. Она пошевелила пальцами ног. У нее есть ноги? Это хорошо. Тогда можно открыть глаза.
Дрогнули ресницы. Что же она увидит?
Ее глаза ослепила яркая луна, висящая прямо над ней. Темные пятна составляли печальное лицо. Темное небо, расцвеченное белыми искрами звезд. Они навсегда останутся в ее зрачках.
Кто же правит этим миром, в котором есть прекрасные звезды?
Она подняла руку к лицу. Тонкие пальцы с полукруглым срезом ногтей, узкая ладонь. Плечо и предплечье охватывают черные полосы ткани, перекрещиваясь. Она села, оттолкнувшись руками от земли.
Была ночь. Прямо перед ней в небе горела яркая белая звезда. Ее свет проник в душу.
Повинуясь интуиции, она прикоснулась пальцами к вискам. Тут же ее зрачки стали кошачьими. Теперь она видела все.
Стройные ноги, которые наполовину прикрывала темная юбка.
Рядом с ней росло старое дерево, о которое она оперлась, чтобы встать. Сначала ей пришлось держаться.
Ее ступни слегка щекотала мягкая молодая трава. Впереди, довольно далеко, горел желтый теплый огонек.
Она сделала шаг вперёд и чуть не упала. Следующий был легче.
Она медленно пошла к огоньку. Пролетевшая ночная птица слегка задела крылом ее щеку.
Ночь! Волшебное слово! Она попробовала произнести его и сама испугалась звука своего голоса.
Она может говорить! Это чудесно.
В траве прошуршала мышь. Ветерок донес откуда-то нежный запах цветущей яблони.
Она шла вперёд, огонек приближался. Волосы упругими кольцами спадали на спину.
Наконец, она подобралась к самому свету. Это оказалось окно маленькой хижины.
Внутри она увидела двоих людей, точнее, девушек. Одна стояла, а другая сидела на низкой скамейке за столом. Свет давал очаг и свеча, наполовину сгоревшая.
Стоящая девушка была поразительно красива. Тонкое, обветренное лицо (с другой стороны домика послышалось конское ржание), высокий лоб, плавный выгиб бровей, черные глаза, высокие скулы. Темные волосы собраны сзади, лоб пересекал тонкий кожаный ремешок, поддерживающий кудри. Уши странной формы – почти горизонтальные, кончик немного заострен. Бело-зеленый шарф, кожаные темно-зеленые куртка и штаны, мягкие сапожки. На поясе узенькая юбка на широком ремне. Рукава в три четверти руки, на запястьях кожаные браслеты. На шее на шнурке висел клык. На левой руке белая повязка с золотым крестом. Девушка явно нервничала – она подбрасывала и ловила кинжал, прикусывая губу.
Сидевшая казалась постарше. Вместо куртки на ней была короткая рубашка без рукавов, пересекаемая перевязью меча. Ее светло-русые волосы были заплетены во множество мелких косичек. Левую щеку рассекал по диагонали белый шрам. Под глазами залегли тени, она выглядела сильно уставшей.
- Мальта, приближаться сейчас к границам Королевства будет безумием. Мы – вне закона. Король Эдмунд гораздо жестче, чем мы думали. Помнишь Илирию? Ее не спасло от плахи даже знатное происхождение. А ведь она была лучшая лучница среди нас.
- Да, - печально отозвалась Мальта.
Очевидно, она слишком хорошо помнила упоминаемый случай.
- Ли, - продолжила Мальта. – Может, ты уберешь кинжал? Порежешься еще.
Ли презрительно вздернула нос, но кинжал убрала.
- К тому же, где ты собираешься укрываться? Твой брат ненадежен, ты же сама это знаешь. И я уверена, что Гай был причастен к выдаче Илирии.
Лицо Мальты ожесточилось.
- Нам нужен кто-нибудь, кто сможет это доказать или опровергнуть. Но все наши известны моему так называемому братцу. Неофит. Но откуда его взять?
Ощущение недостачи чего-то, владевшее ей с самого начала подслушиваемого разговора, теперь прояснилось. У нее нет имени. Как же ее зовут? Но она не знает человеческих имен. В голове всплыло странное слово – Нейт. Пусть это и будет ее именем.
Нейт решилась. Этим девушкам нужен новый человек, кто сможет выполнить задание. Что ж, она готова.
Нейт обогнула угол домика и дернула дверь. Та открылась. Ли, стоящая спиной ко входу, обернулась и выхватила из ножен кинжал.
Доски пола были нагреты пламенем очага. Нейт шагнула в комнату. Ее объяло тепло.
- Кто ты? – спросила Ли, быстро окинув девушку взглядом и убирая клинок.
- Меня зовут Нейт. Я могу выполнить задание.
Мальта поднялась.
- Давай знакомиться. Я Мальта Дерби, капитан повстанцев. А это Ли Аррэй, моя подруга и одна из лучших лучниц. Ты хочешь поступить к нам?
Нейт кивнула.
- Предупреждаю тебя заранее, это очень опасно. Повстанцев на всех дорогах преследуют слуги короля.
Нейт пожала плечами.
- Конечно, сразу на задание мы тебя не отправим, - Ли дружелюбно улыбнулась девушке. – Сначала поживешь с нами, познакомишься со всеми.
Она вопросительно посмотрела на Мальту, та не возражала.
- А теперь, - продолжила Ли. – Садись и расскажи, кто ты такая и откуда пришла.
Нейт осторожно опустилась на скамью.
- Простите меня, но я не знаю, кто я. Я проснулась на поляне под деревом, вон там, - она указала в сторону, откуда пришла. – Я живу только полчаса, и ничего еще не знаю.
- От Волчьего холма? – брови Мальты Дерби сдвинулись. – Ли, ты не помнишь, что говорят об этом месте.
Ли задумалась.
- То, что там могут пробуждаться валькирии. Судя по всему, а также по одежде, наша новая подруга и есть дева-воительница.
Нейт не ответила. В ее руке неожиданно появился дрот.
- Ты действительно валькирия! – воскликнула Ли Аррэй и в изумлении зажала рот рукой. – Они не появлялись вот уже две сотни лет. Нынешнее поколение и не помнит, кто они такие.
- Это очень хорошо, - сказала Мальта Дерби, вставая. – Валькирия нам может пригодиться. А теперь стоит отправиться к остальным. Нейт, ты поедешь с Ли Аррэй.
Девушки вышли из домика. За ним, привязанные к развесистому платану, стояли два коня – буланый и гнедой.
Ли легко, словно птица, взлетела в седло гнедого жеребца и помогла Нейт забраться позади себя.
- Куда мы едем? – спросила юная валькирия.
- В наши пещеры, - ответила Мальта и пришпорила коня.
Они скакали довольно долго, ловко лавируя между деревьями.
Наконец, всадницы выехали на поляну, в дальнем конце которой темнел вход в пещеру. Рядом было кострище. На дереве висела мишень, из которой торчали две стрелы: одна из внешнего круга, а другая из центра. Рядом на ветке висел моток веревок.
Трава была основательно утоптана, два ствола служили сиденьями.
Ли, Нейт и Мальта спешились. Капитан отодвинула завесу на входе в подземелье.
По небольшому коридору они прошли в залу. Возле огня сидели несколько человек, при появлении Мальты Дерби они поспешно встали.
- Доброе утро! – сказала капитан, выталкивая вперёд Нейт. – Это Нейт, наша новая союзница. Она – валькирия.
Люди смотрели на неофита неодобрительно, настороженно.
- Нейт, знакомься, - Мальта была человеком действия. – Это Волк, Лис и Лютик.
Волк был угрюмым человеком со смуглым суровым лицом. На левой руке не хватало трех пальцев, левого глаза тоже не было. Как сказала Ли, это был самый лучший воин, жестокий, беспощадный.
Лис оказался полной его противоположностью. Острое, хитрое лицо, огненно-рыжие волосы, коричневый наряд и рассеченная щека. Он умел передвигаться бесшумно, как мышь.
Менестрель Лютик настраивал гитару. Струны еле слышно гудели под его ловкими пальцами. Он единственный не имел ничего против Нейт и даже улыбнулся ей.
- Конечно, нас больше, - ответила Мальта на вопросительный взгляд валькирии. Она кивнула на каменную доску на стене, на которой мелом были написаны имена. Некоторые зачеркнуты.
Нейт успела заметить в числе погибших Илирию, о которой упоминали Ли Аррэй и Мальта в разговоре в лесу.
- Почему ты стремишься брать новичков из женщин? А, Мальта? – спросил Волк, точа кинжал.
- Что тебе опять не нравится? Она – ВАЛЬКИРИЯ. Это очень важно! А что до ее пола – так большинство мужчин на службе короля. Женщины более лояльны к нам.
- А у меня есть другое объяснение, капитан. Ты берешь себе подобных. Я не могу так. Если не увеличится число настоящих воинов в наших рядах, я уйду. И не умоляйте меня тогда на коленях. Ты, – он ткнул в нее пальцем. – Все это затеяла. Вот и смотри, чтобы все были довольны.
Волк повернулся и вышел из пещеры.
Мальта расстроенно посмотрела ему вслед.
- Ну, вот так всегда. Ему любой новенький не по душе.
Ли приобняла ее за плечи, утешая, но гордая предводительница высвободилась.
Лис понимающе взглянул на нее.
- Ты не огорчайся. Пусть уходит. Сам еще пожалеет.
Мальта встряхнула головой, словно отгоняя неприятные мысли, и села у очага.
- Так, Нейт. Через две недели, не позже, мы отправим тебя следить за моим сводным братом, рыцарем Гаем Круэлом. Будь осторожна – он жесток и коварен. А сейчас поешь и можешь отдохнуть.
Девочка лет десяти, светловолосая, босая, ее звали Дзэта, принесла Нейт еду. Она была вкусная, но очень простая. Хлеб и сыр. Затем молоко.
Нейт сморили тепло пещеры и усталость от верховой езды.
Глава 2. Гай
Званый обед у короля. Двадцатитрехлетний Гай стоял у окна и небрежно смотрел на женщин. Ни одна еще не привлекла его внимания. Они были как всегда – разодетые в богатые платья по последней моде: золотые, синие, темно-красные, -  с драгоценностями. От их нарядов рябило в глазах.
И тут, когда вереница леди кончилась, Гай увидел еще двоих. Даму средних лет, чопорную, глядящую на всех свысока, и с ней юную девушку.
Было видно, что ей не нравится ее платье, она охотнее бы пришла в рубашке и штанах, а еще ей хотелось сражаться.
Красавица улыбалась встречным, но натянуто.
Гай подошел к ней.
- Добрый день, леди.
- Добрый ли? Всякие тут подходят, - огрызнулась девушка.
Другой бы на месте Гая обиделся, но того слишком притягивала юная красавица.
- Я не всякий, - Гай улыбнулся, пытаясь расположить девушку к себе. – Мое имя Гай Круэл.
- Жестокий? – переспросила она. – Надеюсь, Ваша фамилия не означает, что Вам присуще это качество?
- Нет, - заверил ее молодой рыцарь. – А как зовут Вас?
- Лилиана Аррэй.
- Вы эльфийка? – спросил Гай, заметив под волосами острые уши.
- Только наполовину. Жить я, конечно, буду дольше, чем любой человек, но не вечно. Только зачем Вам все это?
- Ты мне понравилась.
- Чем?
- Непохожестью на других.
Лилиана нахмурилась.
- Простите, но мне пора, - сказала она и быстро ушла.


Это было два года назад. Теперь Гай знал, где ее найти. Но не пользовался этим, чувствуя вину перед девушкой. И было из-за чего.
Отчаявшись добиться ее любви, он захотел ее похитить, увезти далеко-далеко. Но, когда он забрался в ее дом ночью, Лилианы там не оказалось. Она уехала. И тогда, в порыве ярости он убил ее родителей. Жестоко и бессмысленно. А затем скрылся.
Смог бы он теперь взглянуть девушке в глаза? Наверное, нет.
Убивать Гаю было не впервой. Только месяц назад к нему пришел по ложной просьбе тогдашний фаворит короля, Эмилио Ферро. Заговорив его, Гай как бы случайно оказался сзади и без промедления вонзил короткий кинжал в спину сановника.
Преступление не было раскрыто. Тело надежно прикопали люди Круэлов. А Гай, как и рассчитывал, занял место бедняги Эмилио.
Что ж, членов клана Круэлов с детства учили убивать. Не сказать, чтобы Гай был против. Наоборот, ему нравилось это, нравилось чувствовать ледяной холод в крови. И только теперь он чувствовал угрызения совести. Родители Ли.
Узнав об их смерти, Аррэй так и не вернулась в родной дом. Она куда-то скрылась. Гай что-то слышал о Кентсбергском Ордене, но предпочитал не верить.
Он ненавидел Орден так же яростно, как и члены Серых Ангелов. За то, что они там все такие праведные, хотя и не претендуют на это звание. Святоши. Да еще и поддерживают повстанцев, гнездящихся в лесах на востоке. От тех же людей, которые рассказали ему о связях Ли с Орденов, Гай узнал, что предводитель восставших никто иной как его сводная сестра Мальта Дерби, так и не ставшая своей в приемной семье. Убивать она так и не научилась, и Гай презирал ее за эту слабость.
В этой стране правит не король, а сепаратизм. Столько партий развелось в последнее время! Словно каждый, кто не примкнул еще к какой-нибудь, стремится создать свою. Во-первых, это, конечно же, Орден. Правда, он существует уже достаточно долго, но все-таки. Дальше клан Серых Ангелов, дата рождения которого затерялась в глубине веков. Смертельные враги Ордена. Странно, что у этих праведников есть те, кого они сами считают своими врагами. Ведь это, кажется, противоречит заповеди «Любите врагов своих»? И еще эти повстанцы. А также какая-то там ЭНЛ на западе, гномы и работорговцы на юге. Еще слышно про четырех Данов. Сплошной сепаратизм! Так, гляди, Ронатли и распадется на мелкие княжества, как когда-то было. И тут же осмелеют все эти кобольды да гоблины, зарящиеся на наши территории.
Они-то, Круэлы, всегда держались вместе. Никто не стремился отделиться. И плотным кольцом их семья окружила трон короля Эдмунда. Вся страна знает, что, если кто-то из придворных исчезнет неизвестно куда, значит, это грязное дело совершено кем-то из Круэлов. А добрый, но мягкий, податливый король все им прощает. Ведь и Илирия, красивая, милая девочка, была казнена только потому, что этого хотели они, Круэлы. Хорошая-то, хорошая, но шпионка повстанцев.
Так размышлял Гай, стоя босиком, в одних штанах, перед окном королевского замка и безразлично глядя на розовеющее небо.
Он только что встал, но спал плохо. Снились опять трупы родителей Лилианы, лежащие на полу в луже собственной крови. Тогда Гай сильно ранил себя в руку, стараясь болью утишить бессмысленную ярость. Но их уже было не вернуть. Хорошо, что Ли пока не знает убийцу. А может, и знает уже?
На этой мысли Гая прервал легкий стук в дверь. Он поспешно надел рубашку.
Вошла высокая, ослепительно красивая женщина. Но ее красота резала, словно ножом, потому что была жестокой. Все в ней говорило о безжалостности. Но все-таки ее лицо смягчилось при виде сына. Это была Патриция Круэл. Мать Гая, его пятерых братьев и сестры Валенсии.
- О чем ты думаешь, Гай? – спросила она, отводя с его лба выбившуюся прядь волос.
- Мне плохо, мама. Я никак не могу забыть и простить себе убийство родителей Ли.
- Ты боишься, что она узнает?
- Да, - Гай взглянул прямо в глаза матери, золотистые, как у кошки, только с красными прожилками, и тут же отвел взгляд.
- Конечно, это было неправильно. Не стоит начинать отношения с любимой девушкой с убийства ее родителей. Но их уже не вернуть, пойми это.
Когда она ушла, Гай полностью оделся и отправился к королю. Ему хотелось несколько дней побыть вне двора. В дверях он столкнулся со своим старшим братом, Лорканом.
- Привет, младший, - сказал тот, на что Гай сразу же обиделся. У его братьев (он был самым младшим в семье, не считая Доменики) была противная привычка подчеркивать его возраст.
- Привет, - холодно ответил Гай и прошел мимо брата, даже не взглянув на него.
Если бы это был чужой, то он уже был бы на том свете, но в клане Круэлов царило негласное правило – своих убивать нельзя, как бы сильно они тебя не злили.
В тронном зале было темно – от неумеренного чтения у короля Эдмунда болели глаза. Сам правитель со скучающим видом сидел на резном кресле. Было видно, что он не знает, чем себя занять. В полумраке богатое убранство зала казалось тусклым и неприглядным.
При виде своего любимца Эдмунд выпрямился, его глаза заблестели. Гай знал, что король им любуется.
Да, Эдмунд особенно любил младшего Круэла за внешность. Очень высокий, стройный, широкоплечий. Черные волосы немного отпущены сзади. Прямой твердый нос с горбинкой, совсем незаметной. Черные глаза из-под густых бровей. Это твердое, мужественное лицо не портила даже жестокость. Напротив, она придавала ему своеобразное мрачное обаяние.
- По какому поводу Вы пришли так рано, мальчик мой? – спросил Эдмунд.
Гай подошел к королю, опустился на одно колено и поцеловал ему руку.
- Я хотел бы уехать примерно на месяц.
- А зачем тебе это? – насторожился Эдмунд.
- Неотложное дело, - Гай старался лгать как можно убедительнее. – У меня умер родственник, и мне нужно быть на похоронах. Меня пригласили.
Король вздохнул.
- Ну, хорошо, мальчик мой. Так и быть, езжай.
Сдерживая радость, Гай покинул тронный зал. Теперь он свободен от опеки матери и короля.
В конце коридора у окна Круэл заметил сестру. Она смотрела в окно.
- Доброе утро, Валенсия, - сказал он, подходя сзади. – Я уезжаю, ты в порядке?
- Да, - ледяным тоном произнесла сестра, не поворачиваясь.
Валенсия хорошо знала о любви Гая к Лилиане и страшно его ревновала. Была бы возможность, она бы ее убила.
В отличие от других женщин клана Круэлов, которые старались быть как можно менее заметными со стороны другого пола, Валенсия всегда одевалась немного вызывающе и странно. Так же она была одной из Четверки – девушек, виртуозно владеющих оружием, в особенности, мечом особой формы, катаной.
Лицо Валенсии было красивым, но немного неправильным. На рукаве поблескивал черно-красный шеврон, знак Четверки.
Гай прошел мимо. В их семье всегда были разногласия. А кто-то время от времени находился в смертельной вражде, хотя ссоры возникали на пустом месте. Спорить с Валенсией, маленькой девятнадцатилетней бунтаркой, ему не хотелось. Ведь она вполне могла опасно его ранить. Ей бы за это не влетело – Патриция обожала единственную дочь.



  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Луна Эрде | 30 августа 2015 | Просмотров: 904 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх