Хозяин долины камней. Глава 20. Загадка счастливого случая
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Мансеры собрались в зале для проведения торжеств. Чианго подумал, что в его кабинете им будет тесно, и попросил тао Аллека пригласить их сюда. Просмотрев все отчёты о работе, он выделил тринадцать человек, которые в основном занимались всякой ерундой в своё удовольствие. У него для них была новость.
 
В компании советника и роя бумаг магистр расположился за длинным столом; приглашённые скопились перед ним в нестройную шеренгу, чуть-чуть не кучу. Столы, скамьи и стулья в этом зале переживали период подготовки к большому празднику, и людям даже не на что было сесть. Можно подумать, здесь прошёл турнир по разбрасыванию мебели: она в беспорядке громоздилась по всему помещению, лежала на боках, образовывала шаткие конструкции, прислонялась к стенам. Но нет — это слуги растащили её, чтобы где-то помыть, где-то задекорировать, где-то подремонтировать. С некоторых конструкций свешивались малиновые ткани. Попадались вёдра с белой, чёрной и золотистой краской. Ниши, имитирующие окна, которые всегда украшали шторами, стояли обнажённые и замусоренные. Во всём этом был план, хоть Чианго его и не видел. Вместе с Аллеком они поставили на ноги один из столов и выдвинули его на свободное пространство, затем откопали себе стулья. Он не знал, что зал окажется в таком состоянии, иначе пригласил бы адептов в другое место. С этим праздником нигде не найдёшь покоя. Распорядителей в этом году назначали из пиромантов, и, кажется, они не сошлись во мнениях, как же всё оформить.

Избранные мансеры недоумевали, оглядываясь. Пока они не открыли какой-нибудь чудовищный смысл собрания в этом месте, Чианго сказал:

— Я думал, зал уже подготовили. Ничего, мы здесь ненадолго. Прошу, подходите по очереди, тао Аллек каждому выдаст пакет с заданием. Это ваше новое назначение, которое вступает в силу с этого момента. Торжество момента, увы, подпорчено, к сожалению, здесь не успели прибрать.

Никто не ринулся за пакетом. Сначала они переглянулись со своими приятелями — Чианго уже более или менее разобрался, кто в каких отношениях, — потом начали толкаться. Наконец кого-то пихнули достаточно сильно, и он, спасаясь от неминуемой участи, успел развернуться спиной, делая при этом шаг вперёд. Чианго не верил своим глазам. Он даже не знал, что удерживает его от крика. Или от смеха. Во всяком случае, это что-то было крепче, чем нужно, и он спокойно досмотрел представление до конца. Мало-помалу мансеры потянулись к столу.

— В сущности, задание у всех одинаковое, но вы будете действовать в разных районах, — пустился он в разъяснения, видя, что первые получатели уже разворачивают посылки. — В пакете описание маршрута, а также карта, на которой он отмечен. Изучив данные архива за последние сто лет, я убедился, что почти все наши подопечные прибывают из крупных городов и большей частью из обеспеченных семей. Я думаю, что это проблема просвещения. Несмотря на работу шай-илл в этой области, мелкие населённые пункты остаются неохваченными. Возможно, люди просто не знают, куда идти, или относятся предвзято к нашему Ордену, что часто встречается среди необразованных крестьян. Но я не верю, что за сто лет в их среде не завелось ни одного мансера, и думаю, вы найдёте тому доказательства, расспросив жителей во вверенных вам селениях о загадочных бедствиях или внезапных кончинах. Эти сведения должны быть записаны с указанием места и времени.

В стане избранных пошло гулять волнение. Большинство от встречи с волной приобрели недоверчиво-мученический вид, другие протестующее нахмурились.

— Но основная ваша задача состоит в том, чтобы отыскать людей, будущих адептов Вир-Гео, для которых ещё не поздно, и отвести на ближайшую стоянку шай-илл — местонахождение стоянок прилагается к маршруту. После этого вы можете дальше заниматься поиском, о них позаботятся. Это специальные дежурные отряды, они ожидают потенциальных адептов и сопровождают их сюда. Городские жители достаточно образованы и сами находят способ добраться до стоянки или как-то отправить близких в Сталеду, они знают, что означают творящиеся с ними странности. Но в отдалённых деревнях, боюсь, эти «странные» — изгои с перспективой оказаться в могиле раньше срока. Вам наверняка придётся просвещать простой народ, так что заготовьте слова заранее.

— Если вы не уверены в своих силах, можете обратиться за помощью на ту же стоянку, там наверняка найдётся кто-нибудь сведущий в местных обычаях и без проблем с красноречием, — подсказал наари.

Удивление вперемежку с испугом пробежало по лицам мансеров. Внимание устремилось к бумагам.

Аллек потратил много времени, чтобы составить маршрутные листы и всё проверить. Вместе с Чианго они несколько дней жили одним архивом, определяя самые глухие места Шеграта, откуда уже сотню лет, а то и больше, не было вестей. Это была работа поисковых отрядов, которые у Вир-Гео под управлением всяких идиотов не сохранились, как и связанные с этим делом навыки. Магистр и не ожидал, что его избранные их проявят, поэтому взял на себя труд обеспечить первопроходцев всеми необходимыми сведениями, иначе они не двинулись бы с места.

Тао Севон, щуплый и нервный, поднёс к глазам свой приговор и воскликнул:

— О нет! Тингарм! Только не Тингарм! — Севон недавно прошёл испытание в поединке, и ещё не оправился. Он мог бы сойти за хрупкого красавца, если бы держался с достоинством, но пережитое напряжение превратило его во что-то неприятное, и когда он двигался или говорил, красоту разглядеть было невозможно.

— Бери, что дают, и не жалуйся, — тао Кельвик посмотрел на него уничижительно, хотя сам был недоволен не меньше.

— Южный Намрикан, — проворчал красный от негодования тао Тимаат. — Это ж за полмира.

— Вы пешком идти собрались? — осведомился Аллек Нох. — И разве это не ваша родина?

— Мм… может быть, кто-нибудь хочет поменяться? — робко спросил бедный Севон с Тингармом.

— Меняю Таклнаваллу на Тингарм, — отозвался тао Хрон. — Не хотите? Ну как хотите. Кстати, с какой стати? Почему Таклнавалла? Там одни тлинны, и им никогда дела не было до нашего Ордена, да и вообще до остального мира. Насколько я знаю, они никого не выпускают из страны, а все свои внутренности держат в секрете. Пришельцы!..

— В Вир-Гео обучался уроженец тех мест, — сказал Чианго. — Не так давно.

— Да ладно, если бы тут побывал тлинн, мы бы заметили.

— Он выглядел как человек, но место его рождения Таклнавалла, и, тем не менее, он здесь учился. Это последний, кто получил нашу метку, четыре года назад, ученик Стофиса Турдека. Неудивительно, что вы его не помните, Турдек не отпускал его от себя, я и сам еле вспомнил, кто это. Но случай есть, так что Таклнавалла тоже представляет для нас интерес. Тао Хрон, ваше задание будет несколько иным. Узнайте, подвержены ли пришельцы магической заразе, и если да, то как они с этим справляются. Я уверен, что никого они с вами не отпустят. Просто донесите, что мы обеспокоены неведением и судьбой своих братьев шай.

— Вы ещё согласны меняться? — безнадёжно уточнил Севон.

— Дружище, нельзя вам к тлиннам. Они вас не заметят и не послушают, хорошо если не растопчут, — Кельвик сложил руки на груди и сердито посмотрел на Чианго. — А почему бы нам не начать откуда поближе? Продвигались бы с севера.

— На севере про Орден Шай знают в каждой канаве, — возразил магистр. — К тому же, здесь полно поисковых отрядов других школ. Они лишены вашего преимущества в скорости передвижения, поэтому сильно не удаляются от Нхикасля. Их люди опытны, они распознают талант в зачатке и загребают всех, кого найдут, независимо от принадлежности к тому или иному источнику. Здесь вы будете только соперничать с ними, но нам не это нужно. Можете сказать им спасибо за то, что никто из вас не отправится на Схецр.

— Я не умею распознавать талант. Я всё испорчу, — Севон сильно побледнел.

— Тао Севону нужен компаньон, я бы его одного не отпустил, — усмехнулся Хрон.

— Вы будете не одни. На стоянку шай-илл можно обратиться за любой помощью, — напомнил Аллек. — По правилам с ними обязан находиться хотя бы один мансер, у него вы можете выяснить много полезного. Вы имеете право взять с собой слуг и охрану, вьючных лошадей, всё что нужно.

— И всё-таки, он не в том состоянии, чтобы действовать и принимать решения в одиночку. Прошу дозволения составить ему компанию. Мы вместе погуляем по захолустьям Тингарма, а потом отправимся к тлиннам. Они там без нас сильно не скучают.

— Хорошо, — согласился Чианго, обрадованный тем, что кто-то уже начал мыслить в русле темы. Хрон и Кельвик выглядели наиболее многообещающе, остальные злились или потерянно сверялись со своей картой, имитируя заинтересованность. Почти все, кого он отобрал, не были склонны к дальним странствиям и безвылазно жили в Сталеде. Разве что тао Риссиль рвался аж на Шавест, и сейчас был солидарно расстроен.

Севон не расслышал, что его спасли, и продолжал терять цвет. Он совсем слабый, изумился Чианго, и даже подумал отменить назначение, но Аллек опередил его, обратившись к испуганному мансеру:

— Не волнуйтесь так, распознавать вам и не нужно. Для этого желательно присутствие разных сил аин или специальные знания. Мы понимаем, что ни у кого из вас их нет, но обладая одной силой, вы можете выявить геомантов, что от вас и требуется. Нужно всего лишь спровоцировать врождённый щит проверяемых: родные потоки он оттолкнёт, от чужих спрячет способности своего носителя, то есть никак не среагирует. Чем меньше развит щит, тем выше способность маскировки. Детёныши ещё не умеют защищаться, зато хорошо прячутся. А на зов себе подобных они выползают из укрытий. Зовите. Тао Хрон идёт с вами, он покажет, что нужно делать.

— Спасибо, — пробормотал Севон. Успокоившись, он сразу стал симпатичнее. 

— В Кугутар кто-нибудь летит? — Хрон завертел головой, заглядывая в чужие бумаги.

— Нет… Мы мало знаем о тех местах. Сомневаюсь, что вы там что-то сможете сделать, скорее всего, это даже опасно.

— Зато там нет церров, которые выклюют глаза за разрывание опасности на куски.

— Без специальной подготовки в Кугутаре шага не ступить, и я даже не знаю, где её получить. Тао Хрон, отрадно видеть ваше стремление, но не берите на себя слишком много.

— А если мы раздобудем её у тлиннов? Специальную подготовку.

Магистр вопросительно глянул на советника.  Аллек чуть заметно качнул головой и ответил Хрону:

— Даже если так, на изучение культурных особенностей у вас могут уйти месяцы, которые хорошо бы потратить на поиски, а без знания этих особенностей вы всё равно ничего не добьётесь. Нельзя заявиться туда чужаками и взять, что вам захочется. Тлинны — миролюбивые существа, они могут дать ответы, а от кхенов такой милости ждать не приходится. Судя по тому, что мы о них уже знаем…

— Проклятые бестии, — поддакнул Тимаат, гордый намри. — Хрон, если попадёте в передрягу в Кугутаре, я буду неподалёку, помните об этом.

Чианго пока видел только четырёх человек из тринадцати, готовых выполнить свой долг. Угрюмое молчание остальных его пугало. На что он мог рассчитывать с этими людьми? Будут ли они послушны заданию? Конечно, его больше интересовал результат, чем справедливая встряска для них. Ему не было никакой радости их воспитывать. Ему были нужны поисковые отряды. Сейчас на первой ступени обучалось всего сорок два человека. Если сравнивать с другими школами, это составляло процентов двадцать пять от среднего количества. Ноль выпускников в год, по сравнению с десятком-другим…

И ещё кое-что не давало Чианго покоя.

— И ещё кое-что. Девочек проверять тоже. Особенно девочек.

Мансеры оторвали изучающие взгляды от обстановки, документов, друг друга и уставились на него так, как будто он сказал что-то неприличное.

— Но что потом? — решился тао Риссиль. — Что делать с девочками, если мы их найдём?

— Что за вопрос?

— Но… как их обучать? Мы ведь не знаем этого.

— А что мы знаем? С момента возрождения школы в неё попала только одна девочка, и то случайно. Её нашли не наши отряды. И мы не можем судить о других по одному примеру. Совсем необязательно, что другие окажутся… необучаемыми.

— А вдруг окажутся? Кто будет за ними присматривать? Меня это, знаете ли, волнует. У нас и так много ненадёжных младших адептов. Некоторые никогда не получат метку. Кроме Мироддина Руза с ними вообще никто не может заниматься, но он-то один. Кстати, от девчонки даже он отказался. Так я спрашиваю: что дальше? Вы возьмёте всех девочек под свою ответственность?

— Я что-нибудь придумаю, — магистр понимал, что ответ их не удовлетворил.

— У Вир-Гео не было поисковых отрядов почти триста лет, — пробубнил низкорослый мансер, чьё имя Чианго позабыл. Видать, возражения Риссиля вдохновили его подать голос. — Нас и так мало, а это только распыляет силы. Можно потратить годы, и никого не найти.

— Теперь будут. Я вложил в пакет письмо, удостоверяющее ваши полномочия, архивариус всё заверил, так что отныне вы официально являетесь поисковыми отрядами Вир-Гео. Это, конечно, странно звучит применительно к одному человеку, но вы правильно заметили — нас мало.

— Как я помню, — взвился высокий голос, — обязательным в отряде является присутствие илла из Перекрестий. Это их обучают толковать с разным сбродом на разных языках. Это их работа.

— Времена меняются, тао Венго. Иллов из Перекрестий ещё меньше, чем нас, раз в двадцать. Они свою миссию выполнили и уходят в историю. Я ведь не на Шингол вас отправляю, — Чианго попробовал сыграть на контрасте. — Хотя мог бы. Там тоже рождаются мансеры. Я пробыл там наёмником десять лет. Хуже Шингола для шай нет места. На Шеграте дикость изжита почти полностью, и даже если вы неправильно выразитесь, вас за это не убьют.

Аллек зашуршал бумагами и покашлял, отвлекая внимание на себя.

— Мне нужно составить описание для каждого отряда. Это копии маршрутных листов. Сюда я запишу ваши имена, а также всех ваших спутников и вещи, которые вы захотите приобрести для путешествия на средства Ордена. У вас есть шесть дней, чтобы определиться с этим и закончить свои дела здесь.

Все потрясённо заворчали:

— Что это за шесть дней, почему нам нельзя задержаться до Нового года?

Мы задержались на триста лет, хотел заорать Чианго. Нет, всё это никуда не годится. Осуществление его главного Плана грозит сорваться в самом начале. Он не мог смириться с тем, что это не сработает. А потому на ум пришла одна хитрость.

— Я обращусь к самым недовольным, — сказал магистр, ни на кого не глядя. — У вас есть выбор. Если вы совсем в себе не уверены, я определю вас в наёмники. Но если вы согласны попробовать, то после этого задания будете свободны. Найдите свежие силы, и можете прохлаждаться, сколько захотите.

Никто не шелохнулся. По крайней мере, теперь у него была надежда, что они попытаются заработать освобождение. Исторический день, надо признать, не задался, начиная с разрушенного зала, но дело сделано. Напоследок Аллек напомнил, что поисковые отряды не должны проявлять признаки карательных ни при каких обстоятельствах, после чего отпустил избранных готовиться к предстоящему.

— Я не этого ожидал, — признался Чианго. Посмотрев на свои обнажённые по локоть руки, он увидел, что волосы стоят дыбом.

— Вы выдворили их с праздника, — заметил наари. — Отправили в какую-то глушь. Во все какие-то глуши Шеграта.

— Шеграта.

— Спасибо никто не сказал.

Чианго вздохнул. Он чувствовал раздражение, и, надо же, ещё до обеда!

— Обойдутся без увеселений какое-то время. Почти триста лет нет поисковых отрядов, и никому нет дела. Они совсем не связывают это с тем, как нас мало, даже если оба этих факта стоят в одном предложении!

Аллек не спорил. Они убрали стулья, отодвинули стол к стене и вернулись в кабинет магистра. Чианго надеялся, что Ковэна уже ждёт его там, и сегодня он уделит ей побольше времени.

— Ну и где она?

— Вчера я передал вашу просьбу. Обещала быть. Не знаю, — Аллек пожал плечами. — Может, ещё не проснулась... Слишком много сил тратит на своё фехтование.

Чианго это заметил, но не мог ей запретить. Никому не возбранялось иметь увлечения. И потом, у него были основания полагать, что в магии Ковэна не достигнет высот, так пусть хоть в чём-то чувствует себя уверенно. Зная, что Аллек пробудет долго у себя в приёмной, он наказал советнику отправить девушку к нему во двор. На прилегающих к цитадели Ордена территориях также шла подготовка к празднику. Интересно, что распорядители разрушили там…



***
Ковэна проснулась одетой. Она лежала на своей кровати на животе, наполовину свесившись, что было не очень удобно. Удивительно, как она могла заснуть в таком положении. Перевернувшись на спину, она вытянула руки и ноги и медленно ими подрыгала, представив себя неудачливым жуком. На ногах болтались ботинки. Тело жаловалось, что не отдохнуло. Непонятные жалобы поступали от рук и спины, но хуже всего дело обстояло с головой. Только Ковэна порывалась встать, внутри черепа пускались в пляс сотни маленьких демонов, голова тяжелела и снова оказывалась на подушке. Тогда она опять улеглась на живот, осторожно стекла на пол и неплохо устроилась на четвереньках. Нужно было добраться до воды.

С тех пор, как в комнате поселился цветок камии, завелось и ведёрко. Сейчас Ковэна была благодарна этому растению за возможность напиться, не выползая в коридоры. Макнув лицо в прохладную воду, она сразу почувствовала себя лучше. Сделала несколько глотков и зависла над своим отражением. По подбородку стекали капли. Отражение её лохматой головы вытягивалось, раскачивалось и дрожало, во все стороны у него росли рога.

Может быть… Когда-нибудь…

Ковэна поползла обратно к кровати, прислонилась к ней спиной и сидела на полу, пока в голове не утих грохот, в котором ей слышались какие-то слова. Потом она смогла встать. Стоять было тяжело, захотелось снова лечь. Вместо этого Ковэна отважилась походить. Её шатало по комнате из угла в угол, пока внимание не привлекло что-то яркое, зелёное. Это был цветок, на него упал свет из окна. Ковэна выглянула на улицу и определила, что уже полдень. Затем она вернулась к камии. Когда она успела так подрасти?

Рсп… лзт… 

Опять этот грохот. Камнепад. Ей повезло, что он обрушился на неё недалеко от полок. Ковэна ухватилась за них, но слабость быстро прошла, и обвала не случилось. Радуясь, что осталась на ногах, она подковыляла к камину. Чем больше двигалась, тем лучше конечности её слушались. Дальше камина располагался стеллаж, его наполовину скрывала карта города, прибитая сверху на гвоздь за уголок; она висела большим чёрно-белым ромбом. Добравшись туда, Ковэна ухватилась за плотный лист, и он оторвался, обнаруживая прямоугольное зеркало.

Когда-нибудь я расплачусь с тобой за это.

— Что? — она уставилась на своё отражение, нелепое, запуганное и сердитое одновременно. Оно как будто… с ней заговорило? Ужас. От зеркал одни огорчения. Ковэна снова завесила коварный предмет, затолкав край листа в прорезь между секциями, и вышла из комнаты.

На полу в гостиной лежали другие карты. Ковэна помнила, как выпрашивала их у мастера Трокана, жалуясь, что сидя в библиотеке работать не может. Сверху валялись рисунки их отдельных частей, в которых она с удивлением узнала свою руку, а затем отыскала в памяти и это — как училась запоминать линии, воспроизводить и представлять объёмными формами. Среди всего возвышалось несколько книг, напичканных закладками, и словно опавшие листья то тут, то там мелькали вырезки из желтоватого картона, формой напоминающие кляксы. Что это?
 
Ковэна открыла книгу «Берега Нхикался: пять морей». Сведения о рельефе, почвах, растениях, рыбных промыслах… В томе под названием «Гордые горы Шеграта» она нашла примерно то же, только с картинками пород в разрезе. Кто же это раскопал гору настолько, чтобы увидеть, что внутри? Наверное, какой-нибудь ненормальный исследователь из Вир-Гео, вроде тао Ниджо…

Другие книги повествовали о местах близ Сталеды, и только одна, огромного формата, была по архитектуре — в ней авторы описали и зарисовали строительство цитадели Ордена. Рисунки от руки были почти невидимы, поверх шли ещё несколько слоёв выцветших линий, отчего очертания башен и подвалов, чертогов и лестниц казались расплывающимися. Интересно выглядел план парка, изображённый на развороте: чернила там и правда растеклись, и махровые линии и прозрачные пятна порождали впечатление летней травянистости. Эта книга была самой интересной. Ковэна прошлась по всем закладкам. Даже без подписей она могла сказать о протяжённости того или иного пролёта, высоте ступеней или расстоянии до земли с какого-нибудь балкона. Всё это… она изучает уже давно.

— О! — вспомнив о назначении странных вырезок из картона, она сгребла их в кучу и разложила на полу в нужном порядке, как мозаику. Ну да, точно, эти цветные кляксы — срисовки разных областей города и равнины, что под ним; жирная стрелка указывает на север. Она сама привела их к единому масштабу, выучила  все площади и расстояния, знала, насколько одна возвышенность отличается от другой и насколько они удалены от исходной точки. Исходной точкой Ковэна избрала цитадель, ведь отсюда, прямо из этой гостиной, она и намеревалась начать…

Она пыталась испробовать новый способ открыть врата. И у неё опять не получилось. Что ж, это объясняет, почему она одета и почему ей так нехорошо. Кроме того, она чувствовала тяжесть браслета в правом рукаве — ещё одно доказательство.

Ковэна расшвыряла вырезки, закипая от злости. Сколько бы она ни старалась, заканчивается только этим — головной болью и растерянностью. Вот именно, сколько? Раз сорок, больше… Достаточно! С неё хватит. Вытряхнув руки из куртки, Ковэна достала бронзовый браслет. Хватит с неё.

Аллек Нох сказал, что тао Чианго ждёт её во дворе и посоветовал поискать там, где идёт подготовка к празднику. Он хотел ещё что-то сказать, но передумал, а Ковэна так спешила, что не стала интересоваться. 

Она знала, что праздник начнётся со сбора на большой круглой лужайке, где будут пускать фейерверки; магистры поздравят всех с новым цветением, потом пойдут танцы; по воздуху поплывут маленькие, но яркие свечки, а рядом с танцующими парами на глазах вырастут тонкие деревца. И хоть это только иллюзия, всё очень красиво. Ковэна никогда не танцевала, но всегда оставалась на лужайке до того момента, как на деревьях распустятся цветы, их подхватит ветер — чей-то мягко направленный поток, — и они тоже закружатся в танце. После этого она выбирала одну из дорожек внутреннего двора и следовала по ней с другими людьми, наслаждаясь сюрпризами и красотами. Раз в год, в праздничную неделю, шай-тао позволяли себе зрелищную магию, в остальное время это почитали расточительством. На территорию Ордена Шай стремились попасть все горожане, но приезжие рвались и того сильнее, кто-то ехал с Сталеду специально ради этого. Зрителей пускали не только во двор, но и во все строения. Каждая школа готовила в своём крыле какой-то сюрприз и украшение. К некоторым ученикам, да и к старшим адептам, приезжали родственники. Заканчивалось торжество на седьмой день турниром иллюзий, на котором никто не мог соперничать с аэромантами, и грандиозным пиром.

Тао Чианго нашёлся у сцены для музыкантов, которую красили в белый цвет. Заметив Ковэну, он улыбнулся, но улыбка тут же сошла на нет, и когда она подошла, магистр спросил, даже не поздоровавшись:

— Что с тобой?

Она не могла выразить точно. Ей хотелось покинуть это место и отправиться куда-нибудь, где не нужно учиться управлять магией. Прямо сейчас. Несмотря на предстоящие сюрпризы, чудеса и яркий турнир. Зря этот дар ей достался, она никогда не сможет его оценить.

— Не получается, — буркнула Ковэна. — Возвращаю его вам.

Он увидел браслет и совсем расстроился.

— Нет, мы не так договаривались.

— Да не могу я.

— Если бы не могла, я не стал бы требовать.

— Я уже всё перепробовала. Может, его магия иссякла? Заберите его, я… я больше не хочу.

Наставник смотрел на неё разочарованно. Это было ужасно.

— Чего не хочешь, Ковэна? Обрести полезное умение? Выйти за стены города, повидать мир? Не хочешь когда-нибудь получить метку?

— Но я не смогу, — зло ответила она. — Не смогу. Понимаете? 

— Я понимаю, что ты устала.

— Ничего вы не понимаете! Эта слабость… непреодолима. Я знаю, что делаю, как, ощущаю, сколько сил на это уходит, и всё впустую. Вам же достаточно взмахнуть ресницами, чтобы всё получилось. Как вы можете что-то понять? Я не хочу быть мансером. Это какая-то ошибка. И если её не исправить, я... с ума сойду!

Рядом со сценой рабочие навалили ящиков, целые пирамиды. Наверное там украшения для лужайки. Ковэна шагнула в их сторону и положила браслет на верхний ящик одной из таких пирамид. Он ведь не оставит его здесь, ему придётся его забрать.

— Подожди. Куда это ты направилась? Я вообще не за этим тебя звал. — Она успела отойти от сцены, и если честно, останавливаться ей не хотелось. — Ты ещё позорить меня будешь? Я что, должен скакать за тобой?

Теперь он не просто разочарован, а ещё и рассержен. Со всеми наставниками одно и то же. Все они так или иначе заводят её в тупик, разочаровываются и сердятся. Как будто она не старается, как будто нарочно родилась таким бездарем. А уйти всё равно нельзя. Да и некуда.

Ковэне пришлось вернуться, потому что магистр не бросился за ней вдогонку, и не подошёл, когда она остановилась. К её отвратному состоянию добавился стыд.

— Извините, но я действительно не могу, — сказала она. — Не могу оправдать вашей веры. Одно время я и сама чуть не поверила, я старалась…

— Послушай, ты плохо выглядишь. Ты перестаралась. В таком состоянии я не удивлён, что у тебя не получается. Уверен, ты пренебрегаешь правилами безопасности, не отдыхаешь, как следует. Сколько раз тебя за это наказывали? Всё без толку. Ты безропотно сносишь наказание и продолжаешь в том же духе. — Возразить было нечего. — Я уже говорил, и повторяю: твоя слабость не имеет значения, единственные способности, которые здесь нужны, это умственные. Но переутомлением себе не поможешь. Не слабость виной всему, а твой характер.

— Мне всё равно, я не хочу эти врата. Я в себя не верю. Накажите меня по-другому, если нужно.

— Ты меня искушаешь. Но нет, наказание останется прежним. Я запрещаю тебе сдаваться. Ты не можешь игнорировать указания учителя, это неприемлемо, Ковэна. Если ты противишься обучению, как я могу тебе помочь, и зачем вообще нужен? Учитель велел — ученик исполнил. Что тут сложного?

— А если учитель дурак? — ей отчего-то вспомнился тао Мастес, совершенно не вовремя.

— Если дурак, можешь не исполнять, — магистр протянул ей проклятый браслет.

Что было делать? Пришлось взять. Гримасу при этом Ковэна состроила страшную. Не понятно на кого, не понятно на что, но она была обижена. Он не обратил внимания.

— Кстати, я тебя ждал, чтобы обговорить новый распорядок. Если повезёт, на какое-то время он будет стабилен…
 


***
Только Чианго вернулся к себе — а случилось это много позже прощания с Ковэной, так как он отправился на обед с хранителем Тармоном в другой город, и мероприятие затянулось до ужина, — Аллек доложил, что в великом чертоге у входа в крыло Вир-Гео его ожидает делегация менталов. Нох не знал, что им нужно. Они ничего не объяснили и не стали пересекать границу школы. Судя по описанию наари, такой акт означал что-то не очень приятное:

— Морды у всех непроницаемее некуда, стойки каменные. Не говорят, что стряслось, требуют вашего личного участия. Эти, полосатые мундиры — что-то вроде воинской касты у них, лучшие бойцы, заточены на подавление. Внутрь не пошли, значит, цель их визита требует особого разрешения. Я уже чувствую, как она мне не нравится. Лорак тоже там.

— Вы идёте со мной.

День выдался насыщенный. После «торжественного» возрождения поисковых отрядов, капризов подопечной и изнурительного застолья Чианго был не в духе. Он истратил все запасы любезности на обширное семейство Тармона Олдо и начал бояться случайных ссор. С магистром Лораком ссориться точно не стоило.

В коридоре, ведущем к входу-выходу, они встретили множество обеспокоенных младших адептов. Аллек задержался, чтобы разогнать их, Чианго  ускорил шаг. Он видел какое-то заграждение впереди и понял, что их не выпускают.
 
Десять человек в тёмно-синих одеяниях, собранных из отдельных полос разных тканей, выстроились полукругом у парадного входа. Определение «лучшие бойцы» им шло, но Чианго не понимал, что привело на его порог воинскую касту. У него не было ни единого предположения. С другой стороны, определение скорее успокаивало, чем пугало: среди мансеров «лучшим» считался тот, кто побеждал, не причиняя вреда, кровавое уничтожение осталось в диком прошлом. У них какое-то деликатное дело.

Магистр миновал последнюю арку и встретился взглядом с тао Милларом, который проник в оцепление с противоположной стороны; мансеры расступились, пропуская его.

— Что это значит? — Чианго подошёл к нему.

— Ничего хорошего, — сразу предупредил Лорак. — Мы должны кое-что проверить. Нам нужно ваше разрешение. Мы долго вас прождали.

Адепты в тёмно-синем позволили присоединиться к разговору ещё одному человеку, между ними бочком пролез лысый старик, древний даже для шай-тао. Чианго его раньше не видел. Он догадался, что это советник Лорака. Рядом со своим главой тот выглядел чересчур возбуждённым.

— Приветствую, — бросил лысый не особо любезно.

Чианго уже привык, что старейших коробит его молодость. Иногда он ловил себя на том, что мечтает о седых волосах.

— Из-под заслона исчез человек, недавно приговорённый, — сказал Лорак. — Три слоя сети, созданные при помощи разных источников. Единственная возможность их обойти — ваши врата. Заслоны поставили после упадка Вир-Гео, и щита против геомантии там нет.

— Я никого не приговаривал. Как мой подопечный попал в тюрьму?

— Он наш подопечный. Вы понимаете, что это значит.

— Нет, не понимаю. Я слышал, из-под заслона невозможно сбежать.
 
Заслоном называли заклятие, расположенное в старой тюрьме. Когда-то это была тюрьма для обычных людей. Шай-тао, поселившиеся на месте будущего города, были ещё слишком пугливыми и все проблемы с законом среди своих решали просто. Да и не много было нарушителей спокойствия в то время, получив наконец дом и безопасность, мансеры не хотели это потерять и старались жить как можно скромнее. Нужда в сдерживающих мерах появилась, когда исследователи принялись за безумие. Они всегда были, люди, которые не успевали доставить свои мозги в сохранности под опеку наставников. Тогда братство шай-илл насчитывало тысячи адептов, они находили больных и тащили к «старшим» братьям. Встал вопрос о человечности. Единичные случаи не вызывали волнений, но когда появились сотни не способных себя контролировать «диких» шай, убийство перестало быть удобным выходом. Их надо спасать, сказал кто-то. А прежде чем мы найдём способ, их надо где-то держать, где они не смогли бы навредить себе и другим.

— Сбежать нельзя. Использовать аин нельзя. Серьёзное умственное усилие сразу вызовет обморок. Остаётся небольшая возможность для того, что мы называем даром, что совершается почти без усилий. Маленькая струйка силы может остаться незамеченной магией заклятия-стража, но и угрозы она не представляет. Наш адепт оказался изобретательным. Мы уверены, что он заставил кого-то из вас освободить его. Мы должны это проверить.

— Это не похоже на правду, — усомнился Аллек. Чианго не услышал, как он подошёл. — Вы говорите о захвате. Для этого нужно побольше, чем маленькая струйка. Может, из-под заслона она и вытекла, но преодолеть врождённый щит не смогла бы. Не до такой степени, чтобы подчинить. Версия годится, если иметь дело с обычными людьми. Щит неуязвим для подобных атак.

— Другого пути просто нет! — лысый старик взмахнул кулаком. — Это был кто-то из вас! Ваши способности уже не те, что когда-то, среди вас много слабых и уязвимых.

Аллек нахмурился. Чианго тоже не сдержался.

— Извините моего наари, — Лораку хватило толики актёрского мастерства, чтобы выглядеть смущённым. — Говорят, старейшие мансеры уже более пришельцы, чем люди… совсем перестают понимать в приличиях. Однако он прав. Возможность очень мала, но она есть. Удачное стечение обстоятельств порой можно принять за чудо, если суметь ей воспользоваться.

— И что это за обстоятельства?

— Беглец, его зовут Санари, искусен в прикосновении. Это не редкость, многие из нас неосознанно используют данную способность, когда встречаются с новыми людьми — своеобразный способ познакомиться, поверхностный, безболезненный. Но он по-настоящему в этом талантлив, легко устанавливает прочную связь с чужим сознанием. Полагаю, это самое важное обстоятельство. Благодаря связи с ранее изученным, назовём это так, человеком, он может проникнуть в его сознание независимо от расстояния, а такой контакт облегчает все дальнейшие манипуляции. Во-вторых, его действия могли оказаться слишком аккуратными, чтобы недостаточно чуткий щит сразу их засёк. Потом, если это случилось ночью, в чём я даже не сомневаюсь, жертва спала. Во сне люди уязвимее. Итак, если он был с кем-то хотя бы знаком, это шанс.

— Мы можем спросить об этом.

— Вы не расслышали, — старичок-советник, безусловно, был тут самым умным. — Им не обязательно дружить много лет. Достаточно одного зрительного контакта. Жертва может и не узнать, что с ней «познакомились». Это рефлекс, который мы не всегда контролируем, особенно в молодости. У Санари он весьма мощный. Мы допросили его учителей на этот счёт: наставник высшей ступени действительно учил его разрывать связи, так как он мучился от приходящих по ним чужих переживаний. Как правило, связи исчезают сами собой через два-три часа, для их поддержания нужны усилия. Ему не нужны. Может быть, поэтому заслон не среагировал, когда он потянулся за помощью.

— Почему к нему не приставили дополнительную охрану?

— В нашем случае это небезопасно, ментала не охраняют люди, которых он может использовать. Давление заслона на разум достаточно сильно, чтобы он не мог сосредоточиться и повредить защиту. Санари её просто обошёл. Мы подозреваем его в безумии и усилили заслон до такой степени, чтобы он только пол с потолком не путал. Этого должно было хватить до завтра. Его не собирались держать там долго, но всё равно проверяли каждое утро. Все меры были соблюдены. Мы имеем дело с невероятной удачей.

— Это ваша вина, что он сбежал, — настойчиво продолжал Аллек. Чианго был благодарен, что тот ведёт диалог за него. — Называйте это удачей, как угодно, но вина ваша.

— Да-да, конечно наша, — сварливо согласился советник Лорака. — Мы вас ни в чём и не обвиняем. Может, приступим к поискам?

— Что вы будете искать?

— Провалы в памяти. Головную боль. Истерику. Всё это вместе.

— Если вы отыщете жертву, что с ней будет? — ожил Чианго. Он осознал, что вечер превзойдёт все сегодняшние волнения, вместе взятые, переплыл стремнины отчаяния и снова был в строю.

— Мы попробуем восстановить память, чтобы выяснить, куда его вывели, — сказал тао Миллар. — Человек опасен, его нужно найти.

— Разрешение! — лысый притопывал от нетерпения. — Вы его дадите?

«Нет», — читалось на лице Аллека. «Быстрее!» — кричал весь вид лысого. У стоящих поодаль менталов лица были бесстрастные, как будто они в происходящем не участвуют. Лорак теплился странной приятностью, уравновешивая своего невероятного помощника. Чианго терялся.

— Позвольте с вами поговорить, — наари кивнул в сторону арки. Они отошли вглубь коридора. — Не делайте этого, — зашептал Нох. — Это против своих. Никому это не понравится. Никто не любит менталов с их прикосновениями. Если вы разрешите такое дознание, они будут оскорблены.

— Но кто-то может пострадать, если его не найдут.

— Это не наши проблемы.

— Кто-то из наших уже пострадал.

— Если это правда, в чём я сомневаюсь. Я немного знаком с действием заслона. Турдек отправлял туда буйных, на время. Когда их приводили назад, они даже пальцы посчитать не могли. Ни о каком побеге через врата не могло быть и речи. А это куда проще, чем заставить кого-то их открыть. Во-первых, до этого надо додуматься, что под заслоном великий труд. Его суть — предотвратить активность заключённого.

— Это был необычный заключённый. Безумный. А у самих менталов лучшая защита от давления на мозги.

— Не верю, — твердил Аллек. — Ставлю на то, что никого они не найдут. А вы потом намучаетесь.

Чианго лихорадочно размышлял. Свои его не поймут, это точно. Он никому не объяснит, что это не чужие проблемы. Лорак, пожалуй, отнесётся с большим пониманием к отказу, чем адепты Вир-Гео — к согласию. Но отказать тоже неправильно. Это безопасность, репутация Ордена, это…

В локоть впились костлявые пальцы. Чианго обернулся. Сморщенное как финик лицо лысого приблизилось к нему.

— Всех проверять не обязательно. Только тех, кто попадает в границы счастливой случайности. Сразу исключите детей, кто ещё не умеет создавать врата. Зрелые мужи с непробиваемыми щитами тоже могут не беспокоиться. Я бы с удовольствием отправил спать и тех, кто что-то умеет, но пока не получил метку: их врата не преодолевают сигнальный барьер. Что у нас останется? Не так уж и много. Не так уж и страшно, не правда ли? Человек пятьдесят в лучшем случае молодых адептов с меткой, средних и ниже способностей. Что нам нужно? Их воспоминания за последние сутки или двое. Тайные мысли, страхи и надежды они могут оставить себе. Как будто кому-то есть дело до этой мелочи. Не понимаю, почему люди столько о себе мнят, мне вот совершенно неинтересны их страстишки, чтобы там копаться. Только по необходимости и без удовольствия. Можете так им и донести. Вам всё равно придётся делать объявление. Постарайтесь уж их успокоить.

Сказав это, лысый отцепился и заковылял к своим.

— Теперь вы знакомы с Рагзаном Лораком, — Аллек сочувственно улыбнулся.

— Какой тяжёлый день.

Разрешение просители получили. Потребовалось организовать перекличку, найти отсутствующих и всем всё объяснить. Собрались в трапезной, там было достаточно места и где присесть. Беспокоились и возмущались поголовно, даже избавленные от проверки. Чианго опасался, что охрипнет, но получилось так, что говорил в основном тао Миллар. Ему же осталось только объявить о своём согласии и вызвать нужных людей. Точнее, не вызвать. Применили метод исключения. Метания заняли три часа. Затем всех, кроме кандидатов на роль жертвы, попросили выйти. Рагзан без присущего солидному возрасту такта довёл до сведения, что будет лучше и быстрее, если проверяемые не станут доказывать, как хорошо помнят вчерашний день. Процедура контакта, необходимого для проверки, занимала две-три минуты, на каждого ментала пришлось по пять-шесть человек, работали одновременно, и через полчаса все были свободны.

Как и предсказывал Аллек, жертву не нашли.


  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Moorz | 28 августа 2015 | Просмотров: 800 | Комментариев: 4




#1 Пишет: Пользователь offline South wind (20 сентября 2015 17:50)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
257 комментариев
6 публикаций


О, новая глава подоспела! Как обычно, интересно, что будет дальше. Жду, когда всё объяснится.
Ну а пока... Режим Хатико снова активирован С:


--------------------
Регистрация: 9.12.2011 | | |
   


#2 Пишет: Пользователь offline Moorz (20 сентября 2015 18:13)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
319 комментариев
27 публикаций


Приятно видеть, Wind.
Прямым текстом объяснения будут редко, в основном придётся догадываться. Но если что-то слишком непонятно, могу подсказать. Возможно, это ошибка моего изложения, если логика не читается. Ошибки надо исправлять.


--------------------
Регистрация: 19.10.2012 | | |
   


#3 Пишет: Пользователь offline South wind (21 сентября 2015 21:42)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
257 комментариев
6 публикаций


Сейчас всё в целом понятно. Я имею в виду, общую картину увидеть интересно, во что всё в итоге выльется. На данный момент будто происходит подготовка к чему-то эпичному, и мне любопытно, к чему именно.


--------------------
Регистрация: 9.12.2011 | | |
   


#4 Пишет: Пользователь offline Moorz (21 сентября 2015 22:38)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
319 комментариев
27 публикаций


Ну, если в двух словах, то сработал запущенный давным-давно механизм. Некие силы пришли в равновесие, время остановилось и пошло вспять. Но этого никто не заметил, потому что не в прямом смысле все начали задом наперёд расти. Ситуация потихоньку стремится вернуться к событиям прошлого и не решённой проблеме распределения ресурсов, сосуществования видов. В своё время сумасшедший учёный, задумавшись о ней, нашёл способ создать специфический ресурс, который, по его мнению, должен будет исправить положение в решающий момент. Собственно, это главная загадка и главная подстава — где он и как работает. Известно только, что автор назвал его "стрелами". Но всего он не мог предвидеть. Запустив механизм, он не думал о том, кто и как будет использовать эти ресурсы. Дождутся ли они в сохранности своего часа.


--------------------
Регистрация: 19.10.2012 | | |
   


Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх