Прайд. Книга 1. Пассы во тьме.
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза

Внимание

данное произведение содержит сцены эротического характера и относится к категории

18+

               

 ПАССЫ ВО ТЬМЕ. 

                                  

               Я пробежался пальцами по струнам, и они издали странный дребезжащий звук, подхваченный и унесённый прочь озорным ветром. Звучание показалось довольно приятным, и я попробовал повторить его ещё пару раз, поднявшись к самому высокому тону, едва ощутимому ухом. Однако однообразие утомляет, поэтому я взял банджо в руки. Конечно же - это было не банджо, но инструмент весьма его напоминал, и я не стал изощряться, выдумывая собственное название. Банджо - так банджо, но звук, надо сказать, намного проникновеннее.

             Теперь щипок и струны исторгли протяжный горестный стон, запетлявший среди густой травы, где все мы лежали. Не знаю, откуда пришло умение, но пальцы легко ласкали тонкие нити, похоже, сделанные из серебра. Мелодия, тягучая и печальная, повисла над нашей небольшой группой, и я почти мог рассмотреть полупрозрачные крылья, на которых она кружила над головой. Откуда-то, изнутри, пришли слова, и я немедленно выпустил их наружу:

                       Пусть свет и тень растают - что с того?

                       Пусть солнца шар рассыплется во мраке,

                       Нет ни добра, ни зла – нет ничего.

                       А мир – лишь поле бесполезной драки…

            Илья приподнял голову, позволив разглядеть его, отливающие желтизной, глаза и внимательно посмотрел на меня. Одной рукой он упирался в подушку свежесорванной травы, а другой, абсолютно механическими движениями, ласкал обнаженную грудь Гали, отдыхавшей рядом. Та бесстрастно воспринимала ласку и отстранённо смотрела в высокое небо, по которому медленно плыли белые, с оранжевым отливом, облака. Длинными тонкими пальцами она перебирала локоны Ильи, причём, было похоже, что эти изящные пальчики вот-вот выдерут порядочный клок волос.

            Ольга перевернулась на бок и бросила на меня равнодушный взгляд своих кошачьих глаз. На смуглом лице не отразилось ни единой искры, какого-либо чувства, и оно казалось прекрасной маской, вырезанной из тёмного дерева. Пальчики, с неправдоподобно острыми коготками, унизанные целой гирляндой золотых колец, плавно поднялись к голове и взъерошили копну чёрных, словно уголь, волос. Так же медленно рука опустилась вниз, и Ольга вновь легла на спину. Таким образом, мне давали понять, насколько в данный момент её ничего не интересует.

            Видимость, конечно же. Я отлично понимал, какие жуткие демоны мщения притаились под маской бесстрастного покоя, но точно знал: там они и останутся, если только... Нет – останутся навсегда, вместе с воспоминаниями.

            Наташа, единственная из девушек, выглядела живым существом, при этом не делая ни единого движения. Лицо её лучилось, непонятной мне, энергией, а зелёные волосы летели по ветру, временами открывая обнажённое, по пояс, тело. Огромные тяжёлые груди, с небольшими сосками, казалось, стали ещё больше, но - странное дело, её это совершенно не портило. Что происходило с Наташкиной грудью, оставалось для меня загадкой, но какой-то смысл в этом определённо присутствовал.

            Чёрные бездонные глаза насмешливо посмотрели на меня и алые чувственные губы изогнулись в усмешке:

            - Откуда у хлопца испанская грусть?

            Ирония. Уже хорошо. По крайней мере, никто не упрекает нас в прежних проступках и не желает мгновенной смерти.

            Я надломил левую бровь, стараясь изобразить недоумение и провёл длинным ногтем мизинца по самой тонкой струне, вынудив инструмент рыдать от горя. Когда стон стал невыносимым, я оборвал его.

            - Нет, в самом деле, какого чёрта ты изображаешь сосуд скорби? – жёлтый отблеск в глазах Ильи стал ещё сильнее и он, едва заметным движением, сжал Галин сосок, - можно подумать, ты ещё способен интересоваться окружающим или как-то адекватно реагировать на происходящее. Сдаётся мне, ты вполне удовлетворён самим собой.

             - Как Нарцисс, - едва слышно проворчала Ольга.

             Галя вонзила когти в пальцы, сжимающие её сосок, одновременно изо всех сил дёрнув обидчика за волосы. Намёк был понят и безобразие прекратилось.

            - Ты хочешь сказать, тебе есть дело до окружающих? - я обескураженно посмотрел на Илью, - но они же все, просто ходячие мертвецы. Если не сегодня - значит завтра, но им всем придёт конец.

            - А ты, значит - вечен? – Илья рассмеялся и поднялся на ноги, - с тобой, стало быть, никогда ничего не сможет произойти?

            Это был вопрос, над которым стоило подумать, и я добросовестно его обдумал, машинально перебирая пальцами струны. Известно: любое живое существо бессмертно, в данный конкретный момент времени, а уж какая фигня произойдёт через мгновение…Впрочем, у некоторых означенное мгновение растягивается до бесконечности. Ухмыляясь невысказанным мыслям, я заиграл быструю мелодию, резко отличающуюся от предыдущего сочинения.           Слова летели наружу, одно за другим, складываясь в бодрый мотивчик:

                                          Я вечен, вечен, вечен,

                                          Я буду навсегда,

                                          Пусть этот мир конечен,

                                          А годы, как вода.

                                          Пусть жизни смысл не встречен

                                          И не горит звезда,

                                          Я вечен, вечен, вечен,

                                          Я буду навсегда!

             - Интересная концепция, - заметил Илья и посмотрел мне за спину, - это ещё что такое?

            Я отшвырнул банджо в траву, и оно жалобно вскрикнуло, видимо ударившись о какой-то, невидимый камень. Серебряный плач лопнувших струн ещё долгое время висел в воздухе, перемежаясь лишь всхлипыванием ветра.

            Все внимательно смотрели на какую-то хрень за моей спиной, и я неторопливо обернулся, отыскивая объект их напряжённого интереса. Взгляд пробежался по бескрайнему полю серо-зелёных трав, чьи камышевидные верхушки запросто могли достичь подбородка; по рядам полуразрушенных строений, превращённых временем в пологие холмы; по жирной полосе чёрного дыма, который поднимался откуда-то из-за горизонта и упирался…

             - Что это? – ещё раз повторил Илья и все повернулись ко мне, будто я превратился в средоточие истины.

            - Лапута, - я пожал плечами, - как это ещё можно назвать?

            По небу величаво плыл самый настоящий остров – идеально круглая плита, способная накрыть небольшой город. Это впечатляло. Плоское дно, на первый взгляд, показалось серо-зелёным и лишь несколько позже я сообразил, это – отражение земли в гладкой зеркальной поверхности основания острова. Точнее не острова, нет. Замок, воздушный замок – вот что это было!

            На плоской плите основания возвышались изящные белые башни, чьи шпили, казалось, стремились пронзить купол неба. Башни соединялись ажурной паутиной переходов, сплетавшихся в причудливые арабески. Деревья, заполнявшие всё свободное место, обрамляли постройки яркой зеленью, довершая прелестную картину, как изящная рамка дополняет шедевр живописца. Это было всё, что я сумел рассмотреть.

            - Что такое Лапута? – спросила Ольга и вопрошающий взгляд безмолвной Гали, показал то, что она пребывает в таком же недоумении.

            Наташа коротко хихикнула, а Илья насупился. Странный комплекс вины за промахи наших спутниц. Удивительное поведение, особенно если учитывать его собственные провалы в памяти. Меня, во всяком случае, это не очень беспокоило – всё шло своим чередом: на место старых знаний и умений приходили новые. Более того, сам Илья постепенно изменялся, словно адаптируясь к новым условиям и это, в отличии от странных метаморфоз Наташи, мне очень нравилось.

            - Это - совсем не важно, - как можно мягче, произнёс я, - проблема не в этом. Необходимо срочно решить, как поступим.

            - Никак, - безапелляционно заявила Галька и рассеянно зевнула, - всё в полном порядке и суету устраивать незачем.

            Я машинально провёл рукой по груди и перевёл взор на медальон, расположившийся на Галиной груди. Крайне любопытно – я не слишком часто задумываюсь над этим, но как же сильно изменился характер каждого из нас с тех пор, как... В общем, за последнее время. Та же Галя, раньше была совершенно иной. Или нет? Чёрт, я уже и сам не уверен в этом. А то, что присущее ей любопытство исчезало могло быть, всего-навсего, признаком взросления.

            - Боюсь, суету устроим вовсе не мы, - заметил я, продолжая разглядывать приближающийся замок, - если я что-то понимаю в этой жизни, то это НЛО появилось здесь совсем неспроста.

             - Дым, - ровным голосом сказала Наташа, - как только задымило селение – сразу же прилетела Лапута.

            - Значит, кому-то следовало быть осторожнее. – резонно, но с некоторым запозданием, проворчал Илья, не уточняя, кто именно должен был проявить осторожность.

            Но, в чей огород швырнули булыжник, было ясно и так. Реакция последовала незамедлительно: Ольга повернула к нему лицо и в её жёлтых глазах сверкнула молния. Губы разошлись, обнажая ровные белые зубы с острыми клыками и выпустили наружу едва слышное шипение. Не стоило парню провоцировать нашу кошечку. После смерти…В общем, после известных событий, девушка легко слетала с катушек и чем оканчиваются подобные разговоры я уже знал, поэтому поднял вверх сжатый кулак.

            - Всем заткнуться! – они немедленно заткнулись, - ещё раз - и я не буду ограничиваться словами.

             - Мы ещё не решили, что будем делать, - как ни в чём не бывало, заметила Наташа и ткнула пальцем вверх, - а у нас, между прочим, гости.

            Точно. От летающей хрени отделилась тонкая белая чёрточка и неторопливо спускалась вниз, оставляя за собой едва различимый дымный след.

            Я, всё ещё пребывал в раздумьях, но внутреннее знание, которое всегда было со мной, подало свой голос. Можно было ничего не бояться. Небольшая подготовка, чтобы всё не закончилось раньше времени и можно начинать веселье.

             - Значит так, - сказал я, глядя, как чёрточка стремительно превращается в ослепительно белое полено, с круглым стеклянным колпаком впереди, - мы - странники, наша летательная машина сломалась вчера, и мы шли наугад, пока, сегодня утром, не заметили столб дыма.

             - Я – пас, - отрезала Наташа и в ответ на мой вопросительный взгляд, пояснила, - я остаюсь здесь и участвовать в ваших играх не собираюсь. Хватит с меня вчерашнего.

            Её лицо омрачила тень, а глаза ещё больше потемнели. Ну и ладно, хорошо хоть без надоевших проповедей.

            - И как же мы объясним твоё нежелание лететь с нами? – я произносил слова медленно, стараясь не давать волю ярости, зародившейся в ответ на этот неожиданный демарш, - думаю, что наши гости этого просто не поймут.

             - Пусть тебя это не слишком беспокоит, - озорная улыбка стёрла тень с её лица, и Наташа вскочила на ноги, позволив изумрудным волосам дождём обрушились на землю, - я сама решу эту проблему.

            Как бы она не собиралась поступить - ей следовало поторопиться: летательный аппарат приблизился к нам, повиснув над травой, и я мог рассмотреть силуэты людей за прозрачным колпаком. Обернувшись, я увидел, как Наташкины глаза затянуло серебристой изморозью, а лицо утратило обычный золотистый отблеск и словно выцвело. Ещё мгновение и я, с некоторым удивлением, обнаружил, что могу видеть колышущиеся стебли травы сквозь тело девушки. Минула ещё секунда.

             - Она исчезла, - констатировал непреложный факт Илья и поинтересовался у меня, - как это у неё получилось?

            - Нет времени выяснять, - я лихорадочно приводил себя в порядок, - а вы какого стоите? Так и собираетесь идти?

            Три пары раздражённых глаз сверкнули на меня. Что делать, за последние время все здорово расслабились и необходимость входить в какие-то определённые рамки могла рассердить кого угодно, даже не столь раздражительных персон, как мои спутники. Тем не менее они постарались и очень скоро передо мной стояли три совершенно других человека. Впрочем, мне, хорошо знающему их внутреннее содержание, было всё равно – я по-прежнему видел перед собой членов своего прайда – льва и двух молоденьких львиц.

             - Доволен? – злобно поинтересовалась Ольга и я кивнул головой, никак не отреагировав на её тон.

            Но я его не забыл. Тем не менее у неё, по-прежнему, был лимит на поступки, за которые остальные уже получили бы трёпку. Но однажды моё терпение лопнет или же поутихнет чувство вины за совершённое.

            Летающий корабль, издав тонкий свист, опустился среди высоких стеблей травы и замер. Илья сделал было шаг вперёд, но я подал ему едва заметный знак, и он остановился. Девушки невозмутимо ожидали развития событий. Что в них было хорошо – так это спокойствие в критических обстоятельствах. Иногда я им даже завидовал.

             Совершенно беззвучно в бортах аппарата отворилось не менее десятка отверстий, откуда, как чёртики из коробки, вынырнули люди в блестящих на солнце, доспехах. У каждого за спиной виднелась рукоять меча, а в руках они сжимали нечто, весьма напоминающее арбалеты. Оружие было недвусмысленно направленно в нашу сторону.

            В этот момент я в очередной раз убедился, насколько быстрее в случае опасности соображают именно львицы. Илья напряжённо размышлял, как ему поступить, я просто наслаждался глупостью происходящего, а девушки синхронно взвизгнули и спрятались за наши спины. Естественно -  нам ничего другого не оставалось, как мужественно шагнуть вперёд, защищая их.

            Защитить их!

            Эти слабые, беззащитные создания!

            Солдаты стояли неподвижно, обступив нас полукругом и не опускали оружия. Глаза каждого решительно блестели в прорези шлема, но никто ничего не предпринимал. Все, определённо, чего-то ждали: приказа? Гласа с небес? Второго пришествия?  Ага, вот.

            Из недр летающей посудины выбрался пожилой мужчина огромного роста и богатырского сложения. Густые седые волосы были собраны в длинную косу, а седые же усы, свисали ниже подбородка. Жуткий, но уже давно заживший шрам, пересекал левую щёку, начинаясь от надбровной дуги и уходя на шею. В руках великан сжимал странное приспособление, состоящее из длинной трубы, с утолщением на конце и небольшого ящичка.

            - Странный у него пылесос, – пробормотал Илья, - и что он им собирается делать?

            - Почистить пыль с твоей задницы, - я чувствовал, как ярость захлёстывает меня, с трудом сдерживаясь, чтобы не наброситься на этих идиотов с арбалетами, - у них не положено ходить с пыльными задницами.

            Галя хихикнула.

             Мужчина подошёл к краю цепи арбалетчиков и поднял дуло своего агрегата, направив его в нашу сторону. Ноги мои напряглись для прыжка, но чувство, предупреждающее об опасности, по-прежнему, безмолвствовало. Стало быть – это не оружие. Приспособление загудело, исторгнув из сопла сноп разноцветных лучей.

            - Может они измеряют радиацию? – голос Ольги был едва различим.

             - Не знаю, - ответил я, с трудом убирая раздражение из голоса, - вообще-то не очень похоже.

             Строгое выражение сползало с лица мужчины, все его шрамы и морщины расслабились, а на губах появилась слегка растерянная улыбка. Он дал отмашку арбалетчикам, и солдаты опустили оружие. Каждый закрепил арбалет на бедре и отставил ногу в сторону, приняв некое подобие стойки вольно. В то же время, было заметно, каждый из них остаётся напряжённым, словно натянутая струна. Однако, судя по всему, конфликтной ситуации нам удалось избежать.

             - Приветствую вас, неизвестные мне странники, - пророкотал исполин приветственную фразу, - на земле Окраинного княжества. Прошу простить за вынужденные меры безопасности: вы и сами должны знать, насколько они необходимы, в наше сложное время.

             - Мы, в свою очередь, приветствуем вас, - чертыхаясь про себя, таким же высокопарным штилем, откликнулся я, - и нисколько не обижены на подобный приём. К сожалению неисправность нашего аппарата помешала нам своевременно прибыть на территорию княжества, вынудив передвигаться подобным образом.

             - Неисправность? – нахмурился мужчина и его шрам побелел, - уж не демоны ли имели отношение к этому событию?

            Демоны?! А это ещё кто? Я ощутил острый дефицит информации. Галя подошла ближе и словно обессилев, опёрлась на мою руку. Желание, владевшее ею, обожгло мою кожу, но, к сожалению, пока я ничем не мог ей помочь. Может быть, после. Скорее всего, после.

             - Почему вы так решили? – изобразил я удивление, проклиная старого придурка с его велеречивостью, - у вас есть основания предполагать подобное?

            - Вы не могли не заметить этот столб дыма, - великан махнул рукой в сторону чёрного колышущегося столба, подпирающего небеса, - наши разведчики доложили, одно из пограничных селений полностью уничтожено. Причём характер смертей говорит о том, что имела место очередная вылазка демонов.

             - И насколько часто это происходит в ваших местах? - с тревогой в голосе, поинтересовалась Ольга.

            По лицу мужчины скользнула угрюмая тень.

             - К моему сожалению, достаточно часто, дабы держать нас в постоянной тревоге, - он потёр свой шрам, отчего тот приобрёл фиолетовый оттенок, - последнее время они прорываются всё чаще и чаще, а их действия носят всё более наглый характер. Однако уничтожить целый форпост, где проживало не менее полусотни опытных бойцов…

            Он смолк, покачивая головой.

            Ну это же надо – целый форпост! Пятьдесят опытных бойцов! Галя бросила на меня мгновенный взгляд и облизнула губы острым язычком. Одновременно я перехватил осуждение на физиономии Ильи.

             Вдруг гигант спохватился и резко дёрнул головой, точно пытался рассмотреть что-то под своими ногами.

             - Я приношу свои глубокие извинения, - было похоже, говорил он от чистого сердца, - что не представился странникам при встрече. Моё имя - Сарж и я состою в должности начальника службы разведки, при дворе князя.

            Я представился сам и назвал своих спутников, не забыв прибавить каждому дворянский титул. В подобных примитивных обществах отношение к знати всегда даёт тебе абсолютную свободу для любых действий. Вид у нас вполне соответствующий, вот только документы...Надеюсь никто не станет требовать от уставших путников каких-то верительных грамот. Впрочем, всегда можно сослаться на аварию.

             Ну, в общем, как я и ожидал: услышав наши титулы, Сарж преисполнился почтения и подобострастно пригласил нас на борт летуна, как он его называл.

            Пока солдаты грузились на борт летательного аппарата, я успел обдумать полученную информацию и сделать определённые выводы. Сарж явно не был дворянином, иначе не стал бы так лебезить перед нашей компанией. А ведь пост начальника разведки не был какой-то проходной должностью и занимать его должен был какой-нибудь баронет. Стало быть, дворян здесь было не слишком много или же они чурались подобных обязанностей. Ну хорошо, поживём – увидим.

             - С какой целью высокородные господа направлялись к князю? – в глазах Саржа мелькнуло хорошо скрываемое любопытство, - или это конфиденциальная информация?

            - Какие могут быть секреты от начальника разведки? – я делал, на редкость, широкий жест, делясь сверхсекретной, только выдуманной, информацией, - наш город подвергся массированной атаке демонов, и мы летели с просьбой о помощи.

             - Как, Калверстоун атакован?! – лицо Саржа отражало изумление пополам с недоверием, - простите моё сомнение, господин, однако атака на город – это же немыслимо!

             - Да, - подтвердил я, с печалью глядя ему в глаза, - нападение оказалось столь неожиданным и собственных сил оказалось недостаточно, поэтому пришлось отправиться за помощью.

            Сарж угрюмо молчал, сведя воедино кустистые брови, а я переварил ещё один байт информации: городов всего два, иначе я мог угодить впросак, спроси мой собеседник, какой собственно город нуждается в помощи. Пока мы оба безмолвствовали, люки летуна захлопнулись и пол под нашими ногами начал вибрировать.

            Лишь теперь я нашёл время оглядеться вокруг и оценить внутреннее убранство корабля. Всё выглядело предельно просто, даже аскетично: серые стены с горизонтальными узкими щелями, больше пригодными для стрельбы, чем для обзора. Сейчас щели были закрыты, видимо до того момента, когда через них потребуется пускать стрелы. Вдоль стен тянулись грубые скамьи, где неподвижно, точно истуканы, сидели солдаты. Дисциплина - на высоте: за всё прошедшее со взлёта время никто из них даже головой не шевельнул, не то чтобы осмелиться разглядывать незнакомцев.

             Нас усадили в конце салона, если его так можно было назвать, на жутко неудобных креслах, больше напоминающих орудия пыток. Но если мы сидели в самом хвосте, то что же получается? Где у этой чёртовой штуки двигатель и запасы топлива? Мы летели в приспособлении, начисто лишённом признаков ходовой системы – и всё-таки летели, причём в полной тишине! Судя по насупленной физиономии Ильи, который внимательно изучал салон, тот же вопрос тревожил и его.

             - Уважаемый господин, - Сарж вновь обратился ко мне, признавая моё главенство в нашей компании, - приношу глубокие извинения за беспокойство, но не разрешите ли вы один мой вопрос.

            Я приподнял бровь, обозначив лёгкое недовольство.

             - Где же ваша свита, уважаемый господин? Высокородные господа, подобные вам, редко путешествуют без свиты и охранников. Я понимаю, экстренные обстоятельства не позволили вам брать большое количество слуг, но отсутствие охраны, в данной ситуации - это сущее безумие!

             Да, этот засранец недаром ел свой хлеб. Где наши солдаты? Чёрт возьми, откуда я знаю? Я глянул на Илью, ожидая от него поддержки, но он сделал вид, будто его это не касается и демонстративно отвернулся.

             Совершенно неожиданно, из-за моей спины донёсся спокойный голос Ольги, которая наклонилась вперёд, оперевшись на моё плечо. Локон её чёрных волос, подрагивая в воздухе, щекотал моё ухо.

             - Мы не стали брать с собой большое количество воинов, сами понимаете - в городе они были нужнее, - искоса поглядывая на Ольгу, я увидел, как она мило улыбается старому придурку, а тот, в ответ, цветёт и пахнет, - а потом, всё было так ужасно! – она приложила ладонь к лицу, - они пытались спасти нас и все погибли. Все, до единого. Такой ужас…

            По её гладкой, оливкового цвета, щеке скатилась, похожая на бриллиант, слеза. Бриллиант был насквозь фальшивым, но Сарж не работал профессиональным ювелиром и принял его за настоящий. Глядя на его посуровевшее лицо, я печально кивнул головой и добавил:

            - Как видите, несчастья, одно за другим, преследуют нас. А теперь вот ещё грустные известия и от вас. Выходит, и здесь происходят нападения этих тварей!

             Сарж, в этот момент, весьма напоминал старую, потрёпанную временем, обезьяну. За моей спиной, едва слышно, хрюкнула Галя. Видимо она, с огромным трудом, сдерживала смех. Один Илья, похоже, не желал принимать участия в общем веселье. Его окаменевшее лицо исполнилось холодным презрением, но в общем-то не портило картины. Именно так и должен был выглядеть истинный благородный индюк. Поэтому пусть дуется, сколько влезет.

             - Еще раз, прошу меня извинить, - Сарж приложил ладонь к груди и оторвал зад от кресла, - однако я должен проследить за посадкой летуна, поэтому вынужден вас покинуть.

             - Дело есть дело, - глубокомысленно покивал я, желая ему провалиться в преисподнюю, со всеми его делами, расспросами и средневековыми фразами, засевшими в моей печени. Ещё с Лисичанска сыт ими по горло, - мы на вас не держим ни капли обиды.

            Сарж ещё раз дёрнул головой и пытаясь сохранить достоинство, почти бегом направился в пилотскую кабину. Когда он скрылся за массивной дверью, я повернул голову, изучая насупленного Илью. Тот решительно встретил мой взгляд, точно его детское упрямство могло что-то изменить.

            - Возможно я чего-то не понимаю, - едва слышно сказал я, - ты сколько ещё собираешься вести себя как дурак? Решил покинуть группу? Скатертью дорога! Надо было оставаться вместе с Наташкой, трахать её, в конце концов, а не сидеть здесь, дурак-дураком.

            - Я не желаю принимать в этом участия, но и оставить вас не в состоянии, - словно в отчаянии, пробормотал Илья и скрипнул зубами, - Но меня тошнит от тебя, от вчерашнего и вообще… И я не желаю участвовать в этой отвратительной игре!

            - А мне нравится, - промурлыкала Галя и потёрлась щекой о мою спину, - так весело! И предстоит ещё больше веселья.

            - Сука, - равнодушно и чётко произнёс Илья, добавив какой-то эпитет. Вроде бы – кровожадная, но я мог и ослышаться. Раздалось тихое шипение и острые когти впились в моё плечо. Ещё мгновение – и внутри летуна начнётся яростная потасовка. Этого я никак не мог допустить. Вид двух сцепившихся котов полностью разрушил бы наш имидж благородных дворян, если в местном высшем свете, не принято выяснять отношения, катаясь по полу и выдирая друг у друга клочья шевелюры.

             - Всем заткнуться и успокоиться, - приказал я используя ГОЛОС старшего в Прайде, - сидеть тихо.

            Их точно ледяным душем окатило: Галя отпрянула назад и прижалась к Ольге, которая сидела отстраняясь от наших разборок. Правда глаза её тотчас обратились в две льдинки. Илья оскалил зубы и отвернулся. Все заткнулись, успокоились и сидели тихо. Настоящая идиллия.

            Я бросил осторожный взгляд на возможных свидетелей нашей перепалки. Серебристые истуканы смотрели прямо перед собой, ничем не показывая, что они заметили истерику Ильи. Тем лучше. Для всех.

            Летун тряхнуло раз, другой и затрясло, будто у него началась, неведомая людям, летунная лихорадка. Судя по тому, что никто не вопил дурным голосом и не бегал в панике по салону, похоже, ничего особенного не происходило. Скорее всего, мы совершали посадку. Солдаты продолжали сидеть по стойке смирно, если конечно такое понятие, как сидячая стойка, вообще существует. Но, глядя на них я убеждался: да, таки существует. Оставалось, в очередной раз поразиться их вымуштрованности, как я и поступил, после чего неторопливо поднялся на ноги.

             - Кушать подано, - едва слышно, пробормотала Галя и хихикнула.

             Илья сердито глянул на неё, но в этот раз смолчал. Девчонка очень быстро прощала обиды, словно пропускала их мимо себя, но какой-то неприятный осадок, должно быть, оставался, потому как, рано или поздно, когти выпускались, и обидчик отхватывал по полной программе.

            - Что будем делать? – прошелестел у самого уха голос Ольги, - ты ведь не станешь слишком всё затягивать? Любое веселье, рано или поздно, начинает тяготить.

            - Я подам знак, когда мне надоест, - сказал я, слегка повернув голову в её сторону, - неужели тебе самой не интересно, как развернутся события?

             - Вообще-то, нет, -- она хмыкнула, - я ещё могу понять Галину, с её первобытным энтузиазмом, но тебе то это зачем?

             - Мне и самому не совсем понятно, - абсолютно честно признался я, - но так интересно.

            - Так вот, как мы теряем человеческий облик, - грустно констатировал Илья, - неужели и меня, рано или поздно, ожидает нечто подобное? Это - пугает.

            Я, с лёгкой ухмылкой, постучал его по медальону, с изображением льва.             – А ты сними его, - посоветовал я, - сними и проваливай. На этом всё закончится.

             - Не могу, - проворчал он, отпрянув назад и тень страха плеснула жёлтым в глазах, - уже не могу. Эта проклятая штуковина словно часть меня самого, снять её – как вырвать сердце из груди.

             - А ведь когда-то ты был готов отдать мне своё сердце, - без тени усмешки, произнесла Ольга и протянула руку, ладонью вверх, -  я уже не требую таких подвигов – можешь ограничиться медальоном.

            - Я собирался подарить сердце совсем другой девушке, - ещё более грустно пробормотал Илья и вид у него был такой, словно он, вот-вот заплачет, - а не той стерве, в которую она превратилась. А моя истинная любовь…Ублюдки вы все!

            Возможно просьба Ольги выглядела, как издевательская шутка, но, с учётом недавних событий, я считал её чем-то большим. Очень ласково и нежно я взял протянутую ладонь и впился в неё когтями. Кошка охнула от боли и побледнела.

            - Ты что же это, дрянь? – ещё более нежно я ухватил её волосы и потянул к себе, так что ухо оказалось у моего рта, - ты что такое задумала? У меня не хочешь ничего попросить? Может быть тебе МОЙ медальон отдать?

             - Отпусти! – прошипела она, но вырываться не пыталась – мы же уже всё решили! Это просто неудачная шутка. Я так больше не буду!

            Я медленно втянул когти, и Ольга отдёрнула голову, испепеляя меня ненавидящим взором прищуренных глаз. Со стороны, конечно, всё выглядело несколько иначе – благородный лорд взял спутницу за руку и поцеловал в ушко. Может, сказал какой-нибудь комплимент. И очень здорово, что спутница так благосклонно восприняла ласку, а то ведь благородный лорд мог бы и голову ей оторвать.

            - Как я вас всех люблю, - сказал я, улыбаясь.

            И что вы думаете – они переглянулись и едва не хором ответили:

            - И мы тебя тоже!

            В общем Сарж, покинув кабину, стал свидетелем всеобщего изъявления любви. Если бы здесь снимали мыльные сериалы, то за кадром слышались бы бурные аплодисменты. А так нам, попросту объявили, дескать путешествие завершилось, и мы прибыли в столицу Окраинного княжества. Вопрос был в том, как именно называется эта самая столица. Ведь путешественники из славного города, как там его – Калверстоуна, должны были знать, куда именно они держат путь. К счастью Сарж мимоходом заметил, упомянутая столица носит название Силверстоун.

            - Должен, к моему глубокому сожалению напомнить, - начальник разведки замер у разверстых дверей летуна, - немедленная аудиенция невозможна, невзирая, даже на столь серьёзные обстоятельства.

            - Я понимаю, - нет, должен же быть предел всему этому соплежуйству, - формальности.

             - Ничего не меняется, - Сарж, казалось, был в отчаянии, - хорошо, вы так это воспринимаете. Сначала я обязан известить первого стража о прибытии посланцев. Затем он…

             - Да, да, я хорошо ознакомлен с процессуальным кодексом, - мысль о том, что мне придётся выслушать все выдумки местных бюрократов, приводила в ужас. Тем более, что я никуда не торопился, пусть этот самый Калверстоун погибает на самом деле, - надеюсь только, место для ожидания, будет соответствовать нашему статусу.

            - Несомненно, вас незамедлительно сопроводят в покои для гостей. Думаю, десяти солдат будет вполне достаточно, для вашей охраны?

            Для нашей охраны? В каком смысле – охранять нас, или охранять от нас? Оба варианта выглядели одинаково нелепо! Десять, сверкающих доспехами, болванов будут повсюду таскаться за нами, привлекая ненужное внимание. Нет уж, увольте!

            Моя улыбка источала максимум дружелюбия:

            - Думаю, охрана будет излишней, - на лице собеседника отразилось некоторое замешательство, и я постарался пояснить, - неужели нам здесь может угрожать некая опасность? Достаточно одного человека – проводника, который покажет нам путь. Да и зачем отвлекать солдат от их обязанностей - пусть нас сопровождает какой-нибудь слуга.

             - Ну хорошо, - Сарж довольно осклабился, видимо ему тоже не улыбалось отрывать своих подчинённых от серьёзных дел, ради такой ерунды, - быть посему.

             Он щёлкнул пальцами и невесть откуда, вынырнул молодой парень, почти мальчик, в пёстром трико, облегающем худощавое тело. От изобилия столь ярких цветов рябило в глазах и было совершенно непонятно, как он мог оставаться незамеченным до этого момента. В целом, паренёк напоминал ёлочную игрушку. Во всём этом буйстве красок, глаз совершенно не задерживался на лице мальчугана. На его огромных ушах, как будто предназначенных для подслушивания и цепких глазах, подмечающих малейший жест. Короче, Сарж наградил нас одним из своих подчинённых – шпионом.

             - Шпик, - тотчас проворчал Илья и паренёк мгновенно шевельнул ушами, прислушиваясь.

            Я сделал предупреждающий жест, постаравшись сделать его заметным, только Илье и девушкам.

            Мальчуган переливаясь, словно мобильная радуга, подошёл к нам и низко поклонился. Теперь я заметил ещё одну его черту – вытянутый приплюснутый нос. Забавное сочетание. Похоже шпионов здесь выращивают. Интересно, как выглядит селекция?

            - Высокородные господа, - произнёс парень тонким голоском, лишенным каких-либо интонаций, - для меня будет огромной честью проводить вас к вашим палатам.

             - Ну ладно, - теперь я уже сомневался, действительно ли десять солдат – большее зло, по сравнении с этой ищейкой, - веди.

            Осточертевшие объятия летуна остались позади, и мы глотнули свежий воздух Силверстоуна. Я сделал пару шагов и замер, оценивая открывшийся вид. Нас высадили у шпиля одной из самых высоких башен, поэтому панорама летающего города оказалась доступна для полного обзора.

             Из сплошной изумрудной массы деревьев вырастали исполинские спиральные башни, казалось заполненные жидким пламенем. Ажурные мостики и переходы сплетались в запутанную паутину, повисшую над зелёной бездной. Впрочем, зелёная поросль оказалась не сплошной – в прорехах я мог разглядеть крохотные, одно- и двухэтажные домики. Нетрудно было догадаться, кто именно живёт в башнях, а кто – в домиках. И, как я понимаю, вряд ли в одной башне могло проживать более одного дворянского рода. Я подсчитал: тело летающего острова пронзало пятнадцать шпилей. Негусто. Понятно, почему некоторые должности занимают простолюдины. И наверняка имеются недовольные таким положением вещей. Замечательно.

            Наша башня оказалась шестнадцатой и выглядела роскошнее остальных. Состояло строение из полупрозрачных башенок, различного калибра, стеклянных эстакад, позолоченных арок и прочих прибамбасов, родившихся в голове обезумевшего архитектора, совершенно не стеснённого в средствах. Держалось всё это на узеньком стебле, противореча всем законам физики. Как, впрочем, и само существование всего этого острова.

            Я ещё раз осмотрелся. Где-то там, внизу, за пределами круга, очерченного границей города, медленно уплывала назад поверхность земли. Там застыла среди трав Наташа и ветер играет её изумрудными прядями. Там догорает небольшая пограничная деревушка и дым медленно рассеивается в голубом небе.

            Внезапно, сквозь изрядно побледневший столб дыма, я заметил совершенно непонятную вещь: небольшое пятно, кроваво-красного цвета, выглядевшее словно рана в теле неба.

            Какой-то определённой формы пятно не имело, всё время пульсируя и выбрасывая протуберанцы. Амёбу - вот кого оно мне напоминало.

            Изучая странное явления, я несколько отвлёкся от всего остального. И пришёл в себя, лишь услышав голос Ильи.

            - Красиво, чёрт побери, - сказал он, с лёгким звоном в голосе.

             Его горящие глаза буквально пожирали открывшийся перед нами вид. Я посмотрел на девушек. На их лицах замерла скука и хорошо скрываемое нетерпение. Встретившись со мной взглядом обе недоуменно пожали плечами. Честно говоря, я тоже не понимал, в чём, собственно заключается красота, поэтому пожал плечами в ответ.

             - А в Калверстоуне вид, с главной башни, не столь красив? - поинтересовался наш проводник, неотрывно глядя на наши лица широко открытыми глазами.

            Я изобразил на лице королеву всех ледяных улыбок и повернулся к нашему соглядатаю.

            - Если даже и так, - угрожающе прошипел я сквозь зубы, - то не тебе об этом спрашивать. Делай своё дело и помалкивай.

            - Прошу милостивых господ простить дерзость ничтожного слуги, забывшего, кто он есть, - на физиономии этого засранца я не видел ни капли стыда, а лишь выражение человека, выполняющего, до чёртиков надоевшую, работу, - но если господа уже насладились видами, прошу их следовать за жалким слугой.

            Говнюк.

             - Господа насладились, - сказал я, специально для Ильи, двинувшись следом за нашим Сусаниным, - впредь будешь открывать рот, если кто-то тебя о чём-то спросит. Уразумел?

            Шпион остановился, обернулся и отвесил такой низкий поклон, что он выглядел бы, как издевательство (чем он собственно и являлся) если бы не серьёзное выражение лица. Вот засранец!

            - Понял, господин.

            Мы прошлись по мостику, прозрачному до такой степени, что казалось, будто мы идём по воздуху. Далеко внизу, под нашими ногами, качались верхушки исполинских деревьев, видимо каких-то местных секвой. От этого я чувствовал себя не в своей тарелке.

            Мостик привёл к высокой створчатой двери куда, немногим ранее, прошёл Сарж со своими людьми. У ворот стояли солдаты: ещё два истукана, на этот раз чёрного цвета. В руках они сжимали огромные обоюдоострые топоры, насаженные на длинное древко.

            При нашем приближении стражи даже не пошевелились, но двери, тем не менее, распахнулись настежь. Видимо, за входом присматривал кто-то ещё. Створки распахнулись абсолютно беззвучно, открывая длинный коридор, озарённый неясным голубым светом. Он упирался в дверь, напоминающую вход в лифт. Ясное дело; не станут же князья карабкаться на эти небоскрёбы, сбивая свои драгоценные ноги.

            Мягкий ворсистый ковёр поглотил звук шагов и коридорчик мы преодолели в полной тишине. Двери лифта (если это, всё-таки, был лифт) разошлись и наш проводник сделал приглашающий жест.

             - Говорят, в Калверстоуне подъёмники выходят из строя, - заметил он, низко опустив голову.

            - Я вырву тебе твой болтливый язык, - отрезал я и добавил, замедляя шаг, - ступай вперёд.

            Шутки в сторону – этот маленький негодяй вывел меня из себя. Его прямолинейные попытки выудить у нас информацию взбесили бы кого угодно.

            В кабинке дела обстояли приблизительно так, как я и ожидал – то есть никаких признаков кнопок и рычагов – просто небольшая коробка, со стенами, драпированными золотистой тканью, похожей на бархат. Прелестный минимализм. Двери сошлись за нашими спинами, а внутри родилось ощущение движения, хотя ни единого звука я, по-прежнему, не слышал. Да, техника здесь была отлажена так, как не снилось бы и более технологическому обществу. А, впрочем, с чего я назвал здешний мир нетехнологичным? Привычка, выработанная за время долгих путешествий среди примитива и разрухи? Летающие города мне ещё не встречались.

            Спустя некоторое время, неприятное сосание в животе исчезло и двери лифта разъехались, открыв нашим взглядам ещё один коридор, на этот раз в жёлтом освещении.

            Вереница дверей, украшенных странными узорами, намекала на то, что это - не просто технический ход. Развеивая последние сомнения, одна из дверей открылась и в коридор вышла парочка местных обитателей. На этом остановимся подробнее.

            Молоденькой девушке было лет восемнадцать, а то и меньше, и вся она казалась наполненной ослепительным светом, который стремился выйти наружу. Впрочем, в её возрасте – обычное дело. На ней было длинное платье из какой-то гладкой пурпурной ткани. До пояса оно плотно облегало неплохую фигурку, а ниже спадало свободными складками.

            Сопровождал девушку парень, такой же молодой, как и она. Его длинные волосы были аккуратно уложены и заплетены в множество тонких косичек. Сверху на эти дреды (как их ещё называть?) натянули инкрустированный блёстками серебристый обруч. Хм-м…Я думал, наш проводник похож на ёлочное украшение – я заблуждался. Вся одежда парня оказалась прошита золотыми и серебряными нитями, а на воротнике блестели голубые кристаллы. На широком поясе, отягощенном массивными золотыми бляшками, висел длинный узкий кинжал, в серебряных ножнах. Рукоять кинжала украшали камни такие же по величине, как и те, которые были вставлены в многочисленные перстни на его руках. В глазах рябило, при взгляде на эту ходячую драгоценность.

             - Ему бы сейф натянуть на себя, - достаточно громко сказал я, полуобернувшись, - чтобы не утащили.

            Илья лишь усмехнулся, а девушки вызывающе громко захихикали, в упор глядя на объект моей шутки. Их всегда притягивали конфликтные ситуации, доведённые до предела. И если конфликт начинал затихать, то они с радостью подливали свежее топливо в его пламя. Помимо своей выгоды, которую кошки преследовали, зрелище взбешённых людей приводило их в настоящий экстаз.

             Казалось, моя реплика прошла мимо цели, потому как парень продолжал смотреть перед собой, сжимая локоток спутницы. Однако его вторая рука стиснула рукоять оружия, а лицо побледнело, исказившись, словно от зубной боли. Оставалось лишь высечь небольшую искру, и он вспыхнул бы, точно порох. Ха! Легче лёгкого. Девушки подались вперёд, в ожидании. Всё испортил чёртов проводник. Ощутив напряжение, он тотчас метнулся вперёд и, поклонившись, тихо забубнил в ухо разряженному придурку. Тот, выпятив челюсть, внимал, продолжая яростно грызть нижнюю губу.

             Но ещё не всё потеряно – я повернулся к Илье, намереваясь произнести эдакое, иронично-насмешливое и обнаружил, его поглощённым изучением незнакомки, замершей посреди коридора. При виде умиротворённой физиономии спутника, подготовленная реплика замерла у меня на языке. Похоже, нам вновь встретилась девушка мечты и всей жизни, в придачу. Это было не очень хорошо. В этот раз я не собирался устраивать бесконечные мелодраматические сериалы. Хватило и одного раза…

             - Тебе не надоело? – устало спросил я, - опять? Всё равно ни черта не получится. Ты будешь разочарован, вспомнишь Вилену и примешься меня проклинать.

            - Я и не переставал это делать! – с неожиданной яростью отрезал Илья и сверкнул глазами, - а Вилену я не забывал никогда. И вообще, дай мне право оставаться собой!

            - Странно противиться своей природе. Рано или поздно ты поймёшь это.

            - Зачем?! Стать таким, как ты? Или как они?

             Дрожащим, от ярости, пальцем он ткнул в ухмыляющихся кошек, игнорирующих нашу перепалку. Вот уж где образец выдержки. Временами.

             Наш проводник закончил убеждать разноцветного щёголя и тот, холодно кивнув в нашу сторону, вновь взял спутницу под локоть. Я улыбнулся ему самой сердечной из своих улыбок, изобразив тот издевательский поклон, который отвесил мне наш проводник. Девушка рассмеялась и увлекла, задыхающегося от ярости, балбеса за собой.

            Как только они скрылись за дверью, в конце коридора, наш проводник рысью метнулся к нам. Забавно он выглядел: на посеревшем от ужаса лице высыпали бисеринки пота. В бегающих глазках стоял страх и странное уважение, а в голосе звенело недоумение.

            - Господин, вы выбрали неудачный объект, для шуток, - пробормотал он, задыхаясь, - вы, сей час, восстановили против себя Нарита Чаруки.

            - Этот красавчик? – легкомысленно поинтересовалась Галя, обмахиваясь каким–то странным сооружением из перьев, отдалённо напоминающим веер, - кто он?

            - Командир дворцовой гвардии, - пояснил проводник и наморщил лоб, уставившись на Галин веер. Видимо пытался понять, откуда она его достала, - первая шпага Силверстоуна. Сам я не имел чести видеть, но говорят, будто манера его фехтования безупречна.

            - Я вот одного не пойму, - сфокусировать на нём взгляд оказалось для меня непосильной задачей, - я почему-то не припомню, чтобы о чём-то тебя спрашивал или разрешил открывать рот.

            Его голова дёрнулась, словно от удара по лицу, а в глазах мелькнуло безумное выражение зверя, загнанного в ловушку. Вялый рот открывался и закрывался, обнажая ряды жёлтых зубов. Я терпеливо ожидал окончания этой пантомимы, гадая, чем она закончится. Но проводник оказался крепким орешком и быстро взял себя в руки. Буркнув нечто непонятное, он двинулся вперёд.

            Нас ожидала новая дверь – массивное сооружение из тёмного дерева, лишённое каких-либо признаков ручки.

            Провожатый порылся в своей попугайской одежде и достал плоский золотистый ключ, замысловатой формы. Ключик с лязгом вошёл в незаметную щель, которую я принимал за часть орнамента.

             - Похоже этой комнатой последний раз пользовались довольно давно, - заметил я, наблюдая за усилиями, которые прилагал мальчишка, пытаясь совладать с замком.

            - У нас не очень часто бывают гости столь высокого положения, - прошипел он, налегая на ключ и точно вспомнив, добавил сквозь зубы, - господин.

            Замок громко щёлкнул и дверь отъехала в сторону, утопая в стене. Перед нами оказалось небольшое помещение овальной формы, с огромным окном, во всю стену. Казалось, сделай шаг за невидимую черту – и полетишь вниз, с огромной высоты. Впрочем – это не пугало, а скорее возбуждало.

             - А здесь миленько, - сказала Ольга, переступая порог и утопая в невероятно пушистом ковре, - даже уютно.

             - Комната специально подготовлена для того, чтобы высокородные гости могли, не испытывая затруднений, ожидать аудиенции у князя. Стоит подать сигнал и к вашим услугам будут лучшие напитки и яства.

            Ну, с яствами мы обождём.

             Я опустился в кресло и оценил его удобство: сидеть здесь можно практически бесконечно. Рядом располагался невысокий круглый столик, на полированной столешнице которого лежал музыкальный инструмент, напоминающий оставленный мною в траве. Я взял его в руки и сдул лёгкий налёт пыли, покрывающей лакированную поверхность.

            Галя плюхнулась в соседнее кресло, где изогнулась по кошачьи, опустив милую головку на моё плечо. Ольга величаво опустилась на софу около прозрачной стены, откинувшись на гору подушек. На ногах оставались только наш провожатый и Илья.

            Но, если первому так полагалось, по статусу, то второй видимо решил выказать нам своё глубокое фи. Он подошёл к окну и упёрся в него лбом. У каждого свой способ сходить с ума - препятствовать не стану. Пока всё это не помеха веселью. Тем более наш Тень и раньше не очень стремился к общению со своими ближайшими друзьями. Ха! Вспомнилась Лисичанская кличка, видимо роскошью навеяло.

            Проводник замер у двери и ожидал наших приказов. На его крысиной физиономии можно было прочитать целую гамму чувств – от лёгкого опасения, до жгучего интереса.

            Я пробежался по струнам, пробуя звучание на вкус. Нет, всё же – это были разные инструменты. У этого звук оказался чище и глубже. В общем, разница как между простолюдином и дворянином. Дерево одно и то же, а обработка – другая.

            Когти легко скользнули по серебристым нитям и по воздуху поплыла едва слышимая мелодия. Проводник встрепенулся и уставился на меня, словно видел в первый раз.

            - Господин умеет играть на жальде? – изумился он, - это весьма трудное искусство

            Я приложил палец к губам, призывая к тишине, и он заткнулся, всё ещё ошарашено глядя на меня. Мои глаза закрылись, и я разрешил пальцам делать с инструментом всё, что они захотят. Изнутри, из глубоких пропастей, покрытых тьмой выплывала мелодия, сплетённая с меланхоличным текстом. Я знал, чьи это слова, но мне было на это наплевать.

                                Тайна, покрытая мраком,

                                Движенье ладоней, во тьме,

                                Загадка, сокрытая знаком,

                                Тёмным, таинственным знаком,

                                Что где-то таится во мне.

 

                                Я сам, лишь движение ночи,

                                Частица её темноты,

                                Живу, как она напророчит

                                Дышу, как она лишь захочет

                                И нет во мне света звезды.

 

                                Во мне не ищи искупленья,

                                Тебе я защиты не дам,

                                И нет никому здесь спасенья

                                В последнее это мгновенье

                                Швырну свою душу ветрам.

            Осталось открыть глаза о оценить впечатление, произведённое на аудиторию. Ну, в общем так, как я и думал. Галя продолжала лежать, положив на меня голову и похоже, задремала, как это иногда происходит с кошками, когда они сыты. Ольга, не поворачиваясь, трижды хлопнула в ладоши. Та часть её лица, которую я мог видеть, отражала скуку и лёгкое презрение. Презрение относилось не к моим музыкальным экспериментам, которые Ольга, прежде, воспринимала весьма положительно, а скорее к моей скромной персоне. А жаль, раньше мне очень нравилось слушать её комментарии. Впрочем, на кого жаловаться? На себя?

            Илья, прищурившись, в упор смотрел на меня и в его глазах застыл немой вопрос, обращённый к существу, переставшему существовать. Впрочем, Илья это хорошо знал, поэтому вопрос являлся не вопросом, а отчаянной беспочвенной надеждой. Проводник…О! Вот где я нашёл достойного почитателя своего гения. На сморщенном личике хорошо читался самый настоящий восторг. Неприязнь к нам, которая прежде сочилась у него изо всех щелей, сменилась неким подобием преклонения.

            - Господин, - выдохнул он, - это было просто великолепно! Разрешите мне рассказать князю о вашем таланте!

            - Почему бы и нет, - я лениво повёл плечами. Всё равно этот засранец изложит в докладе обо всём увиденном, так пусть этот доклад окажется со всех сторон положительным, а мы – такие муси-пуси.

            - А ты, случайно, не знаешь, сколько ещё придётся просиживать диваны? У нас, всё-таки, срочное дело.

            Задай я этот вопрос чуть раньше и паренёк, наверняка, отделался бы каким-нибудь неопределённо-дерзким замечанием. Но теперь, наш лучший друг и почитатель был обязан предоставить полную информацию.

            - Не менее двух циклов, - он приложил ладонь к сердцу, - поверьте – таков стандартный протокол, и он не зависит от обстоятельств и личности гостя.

            Два цикла? – то, что доктор прописал. Лучше и не придумаешь! Я отложил жальд в сторону, с некоторым трудом удержавшись от попытки запустить им в стену.

            - Мой друг, - я указал на Илью, - чуть раньше высказал желание посетить княжескую библиотеку, о которой так много наслышан. Исторические хроники – его конёк.

             Мой друг, высказавший это желание, недоуменно взглянул на меня, приподняв одну бровь, но спорить не стал. Илья ещё не растерял остатки любопытства, а нам не помешала бы толика информации о местной истории и нравах. А то ещё ляпнешь какую-нибудь фигню в разговоре с князем и всю оставшуюся жизнь будешь умирать от стыда.

            - К этому нет никаких препятствий, - шпик низко поклонился и обращаясь к свежеиспечённому любителю исторических хроник, с уважением произнёс, - благородный господин, следуйте за мной. Княжеская библиотека находится совсем рядом и путь к ней не отнимет много времени.

            - Я скоро вернусь, - Илья ухмыльнулся. – не скучайте.

            Они исчезли за дверью, а я откинулся на спинку кресла, не скрывая довольной улыбки. Пока всё шло чрезвычайно хорошо - так бы и дальше.

            Ощутив волны удовлетворения, исходящие от меня, Галя приоткрыла один глаз, а следом и второй. Не успел я опомниться, как она уже перетекла из своего кресла в моё. Да ещё и как! Непонятно как, она умудрилась зарыться в мои объятия, таким образом, что её ноги охватывали мои бёдра, а обнажённая грудь устроилась в моей ладони, подобно некому экзотическому плоду.

            Глаза Гали, ставшие в этот момент, абсолютно кошачьими, превратились в две узкие щёлки. Губы же распахнулись, обнажая острые зубки с алым язычком и вплотную приблизились к моим. Удержаться от соблазна, ощущая бьющееся сердце под набухающим соском, оказалось просто невозможно. Я и пытаться не стал. Жажда вырвалась наружу, сметая последние остатки разума, и я впился в горячие упругие губы, исторгающие хриплое дыхание.

            Мне было наплевать, увидит нас кто-то, или нет. Волны жара накрывали меня с головой, оставляя лишь разрозненные фрагменты впечатлений. Мы терзали друг друга, оглашая воздух резкими возгласами, впивались когтями в кожу, запускали клыки друг в друга и делили боль пополам с удовольствием. Так продолжалось целую вечность, пока она не завершилась вспышкой сверхновой.

            Когда всё закончилось, кресло под нами легко покачиваясь, уплывало за горизонт по бескрайней реке наслаждения. Мысли едва ворочались в ватной голове, а по коже бежали огненные мураши. Сколько прошло времени? Плевать…Но, наверное, очень много.

            Галя успела привести себя в порядок и свернувшись клубочком, посапывала в своём кресле. Глядя на неё никто бы сейчас и не подумал, на какую бешенную страсть способен этот котёнок. Саркастический смешок прервал плавное течение моих мыслей, и я вспомнил, что мы, вроде бы, не одни.

             На лице Ольги застыло странное выражение, которое последнее время появлялось у неё, если она оказывалась свидетелем наших сексуальных эскапад. Брезгливость и высокомерную снисходительность я читал на её точёных чертах, но был убеждён, под этой маской скрывается нечто иное. Нечто, которое она не желает демонстрировать.

            Особенно это стало заметно именно последнее время, когда наши былые чувства и отношения сошли на нет, сменившись рациональным сексом в рамках: кошка – вожак прайда.

            - Вы трахались, как животные! – с отвращением выплюнула она, приподнимаясь на подушках софы. Пальцы её крепко вцепились в ткань лежака, и та начала протестующе потрескивать, - как животные в период случки! А ты был настоящим безмозглым животным!

            Ну вот – я опять оказался прав. Истинные чувства Ольги прорвали усиленную оборону и захлестнули её бурлящим потоком. Продолжить? Может ещё сумею всё исправить…Впрочем, кого я обманываю? В самом лучшем случае дело сведётся к ещё одному совокуплению.

            - Да, я могу быть диким животным, ты же знаешь, - вкрадчиво произнёс я и поднялся на ноги, - неужели тебе самой не хочется обратиться в такое же животное? – я сделал шаг в её сторону, и она привстала, - кричащее и рычащее животное, не чувствующее ничего, кроме удовольствия, - её лицо напряглось и отчётливо выступили высокие скулы, -  ты ведь не забыла, как мы лежали в траве? Впрочем, разве мы просто лежали? Ты была истинным пламенем! Следы от твоих когтей не зажили, до сих пор.

            Она успела вскочить на ноги и почти приблизилась ко мне. На красивом лице появилось умоляющее выражение, а ладони прижались к вздымающейся груди. Интересно, в этот момент она была способна вспомнить нечто иное, то, что клялась забыть навсегда?

            - Животное, какое же ты животное! – она издала, то ли всхлип, то ли стон, - прекрати, прекрати, прекрати!

             Мне показалось, я услышал смешок в соседнем кресле, но поклясться бы в этом не мог: Галя выглядела спокойно дремлющей.

             - Животное, животное, - шептала Ольга, приближаясь, - возьми меня, животное!

            Она подошла вплотную и наши губы были всё ближе. И ещё ближе. И ещё.

            Глаза кошки покрывала мутная поволока, а её запах буквально сводил с ума.

            Послышался скрип открывшейся двери и голос мальчишки-проводника. Ольга оскалила зубы и зашипела. В следующий миг она уже сидела на своей софе, оставив мне дурманящий аромат желания и вкус мёда на губах. Чёрт! Когда она успела меня лизнуть?

            Представляю, какая буря сейчас бушует у неё внутри и не дай бог вырвется наружу. Жаль, чем больше простого секса в её теперешней жизни – тем лучше для всех нас.

            Покачав головой, я посмотрел на свою соседку. Галя сосредоточенно рассматривала золотистые ноготки. Почувствовав мой взгляд, она подняла голову и невинно улыбнулась. Ну просто ангелочек!

            Илья первым вошёл внутрь и остановился, внимательно разглядывая нас. Очевидно, увиденное полностью соответствовало его предположениям, потому как он широко ухмыльнулся. После этого подмигнул мне и развалился в кресле, напротив.

            Проводник мялся в дверях, словно ему срочно захотелось в туалет. Может так оно и было. Настроение у меня было самое благодушное, поэтому я решил помочь:

            - Ну, давай, сыпь соль на наши раны.

            - Я приношу извинения высокородным господам, - мальчуган оказался доволен полученной помощью, - но мне придётся их покинуть. В случае, если кто-то из господ изволит чего-то пожелать, ему достаточно позвать прислугу, - он указал на шнурок, свисающий с подлокотника каждого кресла, - достаточно его потянуть и тотчас явится слуга. Теперь, с вашего разрешения…

            - Иди уже, - любезно позволил я.

            Дверь захлопнулась, а мы остались вчетвером.

            Я взял в руку шнурок вызова слуг и посмотрел на него, представляя, как дёргаю в порыве страсти. И прислуга …Я хихикнул.

            - Ну как, не скучали без меня? – поинтересовался Илья, - вижу, не скучали. И я без вас, не скучал. Библиотека здесь богатейшая, а эти болваны её совершенно не используют. Наш разноцветный друг, запарился искать библиотекаря, который, наверное, успел забыть, как выглядит живой читатель. И вообще этот говнюк был больше похож на молочного поросёнка, чем на библиотекаря.

            - Так надо было его съесть, - буркнул я, – теряешься вечно.

             Галя хихикнула, а Илья бросил на меня утомлённый взгляд.

             - Впрочем, своё дело он знает, как следует. За несколько минут я смог отыскать все необходимые сведения. Отличные иллюстрированные издания, с предельно упрощённым изложением. Поймёт даже дебил.

             - В общем, ты понял, - бросила Ольга, ехидно ухмыляясь. Почему-то, последнее время, кот вызывал у неё даже большую неприязнь, чем я или Галя. Причин я не понимал, а спрашивать казалось нелепым.

            Илья не счёл нужным комментировать обидное замечание. На его лице расцветала мечтательная улыбка.

            - Помнишь ту девушку, которую мы видели в коридоре? – спросил он у меня, - я опять её встретил. И теперь смог её хорошо разглядеть. Чёрт побери, как же она хороша! Свежа, словно юная роза.

             - Тебе, что, других женщин недостаточно? – удивился я, - ну ладно, допускаю, кошки успели тебе надоесть, - Галя сердито фыркнула, - вокруг можно отыскать массу красивых самок, готовых тебя удовлетворить. Стоит ли поднимать шум из-за одной, пусть она напоминает гладиолус?

            - А ведь когда-то ты меня понимал, - грустно протянул наш романтик, - пусть даже это понимание свелось к похищению моей любимой. А теперь нет ничего, кроме холодного прагматизма. Ну и пусть, лично я сегодня ощутил, как моя душа начала оттаивать.

            Галя вопросительно взглянула на меня и её, ничем не замутнённый взор, отразил непонимание произнесённой тирады. Умничка моя, она просто не понимала, не могла понять этих терзаний. Насколько ей было легче.

            Ольга улыбалась, но в этой улыбке не было ничего живого, лишь ледяной ветер космической бездны. Она, в отличие от Галины, всё прекрасно понимала, но не могла допустить, хотя бы частичного возвращения утраченных чувств. Воспоминания – боль – смерть. Я тоже не мог этого допустить.

             - Душа оттаяла и ожила, - неопределённо протянула девушка, - стало быть - это любовь?

            - Да - любовь, - запальчиво подтвердил Илья, привстав с кресла, - но разве вам об этом судить! Вы же даже не понимаете о чём идёт речь!

            - Ну почему же, - я почувствовал обиду, не такой же я бесчувственный чурбан, - я хорошо помню, как это было – давление такое, в груди. Или животе? Чёрт…А, при поцелуях голова кружится!

            На побледневшем лице Ильи отразился откровенный ужас.

             - Давление, - пробормотал он, - в животе…Видишь, какая между нами разница – ты помнишь давление в животе, а я ощущаю, как моё сердце выпрыгивает из груди!

             - Любовь, - хрюкнул я. – любовь, любовь…

            Я протянул руку к столу и подёргал жальд за струны, отчего по комнате разбежалась стайка разномастных звуков.

             - Любовь – не больше, чем иллюзия, - провозгласил я, подобрав подходящую мелодию.

                                        Любовь – иллюзия и не стремись душой,

                                        Поймать её неуловимый свет,

                                        Схватив её - утратишь свой покой,

                                        Она же, с лёгкостью, убьёт тебя, в ответ.

            - Вот, вот, - Илья энергично закивал, - это и всё, оставшееся от тебя прежнего. Почти убитое существо, глубоко внутри, ещё способно создавать стихи, но пустота, на месте души, выхолащивает любое чувство, превращая в банальные рифмованные строки.

            - А мне нравится, - Галя потёрлась головой о мою руку и я, в ответ, ласково потрепал её шевелюру.

            - С моей точки зрения, - процедила Ольга, поморщившись, - чувств здесь даже с избытком. Если бы очиститься от этой шелухи, может получилось бы приличное исследование на тему лживого убийцы, прикрывающего чувство вины за пустым трёпом!

            Она повысила голос и в её взгляде, брошенном в мою сторону, сверкнула ненависть. Я прищурился и Оля, скрипнув зубами, отвернулась. Спокойно, спокойно…

            Илья приложил ладонь ко лбу и прикрыл глаза, откинувшись на спинку кресла. Его состояние тревожило меня всё больше, вынуждая искать какое-то решение. Чёрт! А ведь это настоящая угроза! Вон, как Ольга завелась. Даже Наташа, живущая своей, отличной от нашей, жизнью, никогда не шла дальше ехидных подколок. Возможно, её и не устраивали некоторые вещи (по крайней мере, больше не желает нам всем смерти!), но она предпочитала сохранять статус кво, понимая, к чему может привести нарушение тонкого баланса. Хоть, надо сказать, я иногда скучал о той обезбашенной психопатке, которая бесшабашно шалила в Лисичанске.

            - Посмотрите, во что вы превратились, - едва слышно пробормотал Илья, не открывая глаз, - нами пытается управлять холодный циник, скрывающий пустоту, под тонким флёром былых чувств. За ним следует ледяная кукла, одержимая жаждой мести и позабывшая о прежней жалости и милосердии. Кто ещё? А – остался симпатичный футлярчик, заполненный элементарными желаниями – голод, развлечения и секс…

            - Ты забыл ещё одного персонажа нашего паноптикума, - лицо Ольги покинуло даже то подобие улыбки, которое она пыталась изображать и сменилось жутким оскалом, - самого жалкого и ничтожного. Безвольного хлюпика, не способного даже прокормить себя!

            Кажется, я понял. Олю возмущал не мой поступок, который она всё же могла понять, если не оправдать, а отстранённое бездействие Ильи, позволившего свершиться произошедшему. Два конца одной палки. Если её не сломать – прайд обречён.

             Илья молчал, нахохлившись.

            Не знаю, чем бы всё это закончилось – обе девушки выглядели достаточно сердито (Галя, хоть и не поняла, в чём собственно дело, но сообразила, что один из выпадов был в её адрес), а я не собирался их останавливать. Возможно (хоть и сомнительно) Илья мог одолеть кого-то поодиночке, но управиться с обеими сразу…

            - Я прочитал одну интересную вещь, - негромко сказал Илья, сохраняя неподвижность.

            А, чёрт! Обломал весь кайф. Я совершенно забыл о том, зачем посылал его в библиотеку. Девушки, изготовившиеся к драке, посмотрели на меня, ожидая разрешения. Вообще-то информация сейчас, была гораздо важнее потасовки, которая могла продлиться достаточно долго. А вдруг ещё кого чёрт принесёт – то-то весело будет.

            Я дал отмашку, и Оля с Галей, недовольно шипя, отошли к своим редутам. Опустившись в кресло, Галина немедленно запустила когти в мою руку. Всё понятно, она очень разочарована и крайне сердита на меня. Ничего. Через мгновение придёт в норму. Я кивнул Илье:

            - Надеюсь твоя информация стоит того. Выкладывай.

            - Нечто любопытное, способное объяснить те странности, которые бросаются в глаза, - Илья сосредоточился, и личина последнего романтика сползла с него, сменившись обликом академика в аудитории, - надо сказать, мир этот стар – гораздо старше предыдущих. Но местные так и не нашли заменителей природным ресурсам. Точнее начали искать слишком поздно, когда их промышленность успела сожрать все полезные ископаемые, до которых можно было дотянуться.

            - А как там с атомной энергией? – поинтересовался я, - не срослось?

            - Нет, они открыли расщепление, синтез и даже успели построить пару – тройку электростанций. Люди они мирные и никому не пришло в голову использовать энергию атома, для жонглирования бомбами.

             - Мирный атом, - я понимающе кивнул, - мечта идиотов. Ну-ну…

             - Они получили хорошее предостережение, - пояснил Илья, - станции очень быстро начали взрываться, одна за другой. Как я уже сказал, их не успели построить в большом количестве, поэтому жертв оказалось немного. Однако желание продолжать резко отпало. Изучение атома прекратилось раз и навсегда. Что там ещё – рек на планете всегда было не слишком много, а те, которые имеются – мелководны до безобразия.

             - Тупик. – резюмировал я, - так откуда же всё это?

            Я покрутил рукой над головой, имея в виду летающие города и прочие чудеса в решете. Помнится, атомная энергия никому не дала возможности строить города, порхающие в небесах и самолёты, состоящие из одного полого корпуса. Илья понимающе кивнул и продолжил.

            - Когда всё закончилось, произошло неизбежное – анархия и безвластие. Новое средневековье, вот к чему всё пришло. Государства дробились на княжества, а те, в свою очередь, рассыпались на обособленные города. Но не все потеряли голову и посреди этой каши, кое-кто продолжал искать какой-нибудь выход.

             - Я уже придумал! – торжественно возвестил я, - батарейки из воздуха. Производятся посредством пропускания воздуха через мясорубку. Качайте меня – я спаситель этого мира!

             - Ты опоздал на пару тысяч лет, но почти угадал, - ухмыльнулся Илья и ткнул пальцем в кровавую кляксу, пульсирующую в небе, - видишь эту штуковину? Повнимательнее присмотрись к ней.

             Я внимательно рассмотрел эту фиговину, однако ничего нового не обнаружил. Я, по его мнению - телескоп? И тут до меня дошло, о чём говорил Илья и я посмотрел ВНИМАТЕЛЬНО. Это действительно оказалось очень странной штуковиной. Пятно не было пятном – это была дыра в небе, которая вела в никуда. Из этого провала исходили тонкие алые нити, опутавшие небо густой сетью. Большинство исчезали за горизонтом, но некоторые упирались в башни Силверстоуна. Интересно, какого хрена всё это означает?

             - Странные верёвочки, - явно пересиливая себя, констатировала Ольга, - на них подвешен здешний мир?

             - Да, - кивнул Илья, - это и есть спасение аборигенов. И их же проклятие.

            Мы все молча разглядывали красные нити за окном.

            - Один местный учёный, - продолжил Илья, - его имя вымарано из всех книг, сумел проковырять дыру в самой плоти мира. Куда именно ведёт дыра так никто и не выяснил, потому как она оказалась дорогой с односторонним движением. Однако из дырки хлынула прорва энергии и чем крупнее было отверстие, тем больше энергии из неё можно было получить.

            Вроде бы дела наладились и за несколько столетий аборигены вновь взобрались к вершинам цивилизации. Да какое там, их нынешние успехи оказались гораздо больше – имея такую пропасть энергетических ресурсов они начали по-хорошему извращаться. Вот эти самые города - они настроили их целую кучу и среди них были настоящие мегаполисы – не чета Силверстоуну.

            - И куда же все они, на хрен, подевались? Что с ними случилось?

            - Демоны. Отвратительные уродливые твари, которые появились одновременно во всех городах. Могущество тварей могло сравниться только с их ненавистью к людям. Чудовищ можно было убить – тогда они делали большой бада-бум, но для этого нужно было очень постараться. Тварь запросто переносила отсечение конечностей и кучу дырок в своей прочной шкуре.

             В первую ночь нападения сгинуло сорок шесть городов – демоны добрались до машин, управляющих полётом и перебили весь обслуживающий персонал. Огромные летающие штуковины, одна за одной, падали на землю, уничтожая не только своих обитателей, но и тех, кого угораздило оказаться внизу. Эта печальная дата получила своё название – ночь сорока шести. Уцелело лишь четыре города, жители которых сумели организовать достойную защиту армии вторжения. Однако, не прошло и месяца, как ещё два города рухнули вниз, не без помощи извне. К счастью уцелевших, за это время учёные сумели определить, что демоны пришли из тех самых дыр, откуда люди черпают энергию. Заткнуть дыры было уже невозможно, но каким-то образом, в книге не говорится - каким, массовые набеги удалось прекратить.

            - В общем - хэппи-энд, - я зевнул и хлопнул в ладоши, - всем шампанского.

            - Нет, - Илья покачал головой, - это оказалась Пиррова победа. Людей оставалось слишком мало, чтобы обеспечить прирост населения и теперь аборигенов становится всё меньше. Плюс продолжаются мелкие наскоки демонов, уменьшающие и без того мизерное количество людей. Местная цивилизация на грани полного исчезновения. Я не думаю, что князь рискнёт послать часть своих людей на помощь Калверстоуну.

            - Ужасная трагедия! – я смахнул несуществующую слезу, - мои бедные соотечественники! Остаётся только оплакать ваш героический конец. О горе мне!

            Я склонил голову. Галя громко захихикала. А Ольга, едва слышно, назвала меня бездарным паяцем. Нет, ну почему бездарным?

             Ну ладно, теперь, когда я знал, как обстоят дела, уже ничто не могло остановить предстоящее веселье. Конкретного плана действий я не имел, полагаясь исключительно на верную интуицию и везение. Они меня ещё ни разу не подводили. Ну, почти никогда. С Ножиком и Симоном я всё же налажал.

            И только я успел прогнать неприятное воспоминание, как дверь открылась, пропустив внутрь любопытнейшую парочку. Одним оказался наш старый знакомый, в должности местного шпиона. Вслед за ним неторопливо вошёл человек, выглядевший, на фоне блистающего мальчугана, натуральной тенью. Тёмный однотонный балахон, без каких-либо украшений и знаков отличия, опускался до самых пят, а ладони незнакомца терялись в складках его сумрачной одежды. Лицо пришельца оказалось под стать его монашескому одеянию – настоящая физиономия мученика: бледная, с мелкими чертами, в обрамлении тёмных волос, ниспадающих за спину. На этой блеклой маске выделялись угольно чёрные глаза фанатика. Или маньяка. Как вам будет угодно.

             - Лорд Пат Черич, - почти прокричал проводник, скорчившийся у двери, - секретарь светлого князя и его личный герольд.

            Личный герольд и секретарь вытащил из глубин своего балахона небольшой свиток и медленно развернул его тонкими бледными пальцами шулера. Бросив на нас пристальный взгляд поверх свитка, он начал читать. Насколько я мог понять – это было официальное приглашение на аудиенцию.

             - Светлый князь Син Силвер, всемерно озабоченный делами и безопасностью княжества, соизволил прервать свой тяжкий труд управления столицей и княжеством, дабы принять посланцев дружественного Калверстоуна, прибывших с просьбой о помощи.

            Свиток свернулся в тонкую трубку и молниеносно исчез. Не-ет, этот парень - точно шулер, в карты я с ним играть не буду.

             Галя, наморщив свой прекрасный лобик, непонимающе смотрела на меня: похоже смысл всей этой высокопарной галиматьи, остался для неё полностью недоступен. Немудрено. Илья, с трудом, сдерживал усмешку, а вот реакция Ольги оказалась весьма примечательна. Похоже, она и не слушала весь этот бред, разглядывая говорящего. Видимо, намеревалась пополнить свою коллекцию диковинок. Черич перехватил её взгляд и плотоядно улыбнулся тонкими губами. Ну-ну. Всем успехов.

             Я откашлялся и приняв позу поэффектнее, нанёс ответный удар:

             - Мы, посланцы Калверстоуна, взывающего о помощи, благодарим светлого князя за предоставленную возможность высказать свою нижайшую просьбу.

             Всё. Я временно выдохся.

             К счастью, этого оказалось вполне достаточно – герольд едва заметно кивнул и повернулся к нам спиной. Хм-м. Волосы у него опускались до самой задницы – должно быть местная мода. Пат неторопливо уплыл за дверь, оставив нам проводника.

             - Высокие лорды, - произнёс тот проникновенно, - позвольте мне проводить вас в рабочий кабинет князя. Там вы сможете пообщаться с его светлостью.

             Кошки лениво покидали насиженные места и только Илья мгновенно оказался на ногах, весь в предвкушении…Кстати, а куда это он так торопится?

            - Ну так – веди, - приказал я, оставив последнее слово за собой.

             На этот раз не было никаких лифтов; ножками и ещё раз ножками. Огромные разъехавшиеся двери пропустили нас в небольшой круглый зал, напрочь лишенный какой бы то ни было обстановки. Белые колонны и сводчатый потолок делали его похожим на беседку. Назначение этого помещения осталось для меня полной загадкой.

            Дальше мы попали в зал, копию первого, но раз в пять больше. Вот только стены, за колоннами, оказались прозрачными и можно было рассмотреть движение земли под городом.

            У одной из стен располагалось возвышение, устланное яркими коврами. Венчало его роскошное кресло с неправдоподобно высокой спинкой, на которой сверкал круглый металлический знак, очевидно - герб. На голубом фоне четыре алых молнии били в землю, откуда прорастало золотое дерево с круглыми плодами. Даже не имея семь пядей во лбу, можно догадаться – передо мной трон Сина Силвера, местного князя и его же герб.

             Престол полукругом окружали широкие прямоугольные столы, устланные, ткаными золотом, скатертями. Вдоль стен располагалось множество кресел и диванов. Большая часть помещения оставалась пустой.

             - Видимо здесь они устраивают вечеринки, - пробормотал Илья, остановившись около меня, - под надзором старшего брата.

            - Балы, Илья, балы, - заметил я, улыбаясь, - не вечеринки, а балы.

             - Суть то от этого не меняется, - парировал он, - дрыгоножество и рукомашество.

             В одном из кресел располагался человек, которого я сперва и не заметил. Впрочем, и не мудрено – он так глубоко утонул в подушках, что снаружи осталась одна голова. Лишь, когда он наклонился за бокалом, стоявшим на полу, я обратил на него внимание. Рослый мужчина в кожаной куртке, плотно облегающей мускулистое тело. Светлые волосы космами падали на лицо не позволяя, как следует, разглядеть черты. Рядом с креслом стояла длинная рапира в потёртых ножнах. Незнакомец успел дойти до того состояния, когда уже глубоко безразлично, какие события происходят вокруг, поэтому нас он не заметил.

             Однако наш проводник, увидев его, ускорил свой шаг и поспешил покинуть зал, нервно подёргивая ушами. Потянув за руку оживившуюся Галину, я последовал за ним. Всё интересное и забавное я уже успел увидеть.

            За следующими дверями притаилось маленькое помещение, под завязку набитое солдатами в полном боевом облачении, с оружием наизготовку. Они угрожающе сверкали глазами в прорезях шлемов, но ничего не предпринимали. Никто даже не спросил, какого чёрта мы здесь делаем. Интересно, местные вояки могут делать ещё какие-нибудь вещи, кроме того, чтобы помалкивать, принимая угрожающие позы? Впрочем, их наверняка предупредили о нашем приходе.

            Ещё одна комната, чуть побольше. Может быть так показалось, потому как здесь было всего два солдата, с оружием, скорее декоративным, чем боевым. Зато их одежды, по пестроте могли соперничать (а то и превосходили) с одеждой нашего провожатого. Ощутив нездоровую конкуренцию, тот остановился и отошёл в сторонку.

            - Посланники из Калверстоуна, - объявил он

            Охранник важно кинул и распахнув тяжёлую резную дверь, торжественно провозгласил:

             - Посланники из Калверстоуна. К светлому князю.

            За его широкой спиной ни черта не было видно – кусок ворсистого ковра, да часть стены.

             - Пусть войдут, - донёсся из кабинета, уже знакомый мне голос Черича, - князь ждёт.

            Широкая спина убралась, двери распахнулись во всю ширину, и мы вошли в кабинет князя. 

            После всех этих колоннад и тронов я, честно говоря, не ожидал увидеть то, что увидел. А чего я ожидал? Ещё один престол с кучей писцов у подножия, готовых уловить первый же приказ, чтобы изложить его на бумаге. Ну, как-то так.

            Ничего подобного. Обычный рабочий кабинет. Стены из потемневшего дерева, увешанные тусклыми портретами в золотых рамах. Два книжных шкафа, под потолок, массивный стол посредине и два, чуть поменьше, буквой П. Все три стола завалены рулонами бумаги. За маленькими столами, напротив друг друга, сидели Пат Черич и его клон, перекрашенный в блондина. За центральным столом разместился Син Силвер – князь Силверстоуна.

            Это был огромный кряжистый мужчина, возраст которого перевалил через середину жизни, находясь ближе к концу, чем к началу. Однако сила, по-прежнему, переполняла могучее тело, а стальные глаза жёстко сверкали на загорелом лице, изрезанном морщинами. Небольшая, пронизанная нитями седины, борода была аккуратно подстрижена и уложена волосок к волоску. Столь же ухоженной выглядела и шевелюра, ещё больше пробитая сединой. Свободная красная рубаха оторочена золотом, а на груди сверкал массивный серебристый медальон с гербом княжества.

             Я отвесил лёгкий поклон, продолжая поглядывать на своих спутников. В Илье я не сомневался, но кошки могли заартачиться. Я и сам не знал, на что они способны, когда им вожжа попадала под хвост. К счастью никто не стал выкидывать никаких коленец. Похоже, все настроены поиграть. Великолепно!

            Силвер ответил нам таким же лёгким кивком и указал лопатообразной ладонью на кресла, посреди кабинета. Ровно четыре, как и нас. Видимо время нужно было не только для соблюдения протокола, но и для подготовки таких мелочей.

             - В представлении нет нужды, - густым басом прогудел князь, покосившись на Пата Черича, избавившего нас от этой процедуры, - мне уже доложили информацию в полном объёме. В том числе и причину, которая вынудила вас совершить это опасное путешествие. Крайне жаль, что два последних оплота человечества практически прекратили общаться и единственной причиной, которая смогла подвигнуть на визит - оказалась беда.

            Я печально покивал, да: беда - беда. Обрыдаться.

            Князь, сделав небольшую паузу, продолжил монолог:

             - А ведь князь Калвер и я были весьма близки, в своё время. Не знаю, упоминает он об этом сейчас или нет. Как он, кстати?

             - Князь не любит рассказывать о своей молодости, - заметил, вполголоса Илья, а я бросил на него предостерегающий взгляд, - но он просил передать привет своему давнему товарищу и передать, что чувствует себя вполне достойно. С учётом возраста, естественно.

             Что он такое мелет? Старый пердун может ставить нам ловушки! Я Илье голову отверну!

             Но всё обошлось. Силвер коротко хохотнул и погладил бороду, после чего наклонил тяжёлую голову.

             -  Узнаю старину Шена, - проворчал он, - всегда старался удержать чувства под контролем. Да и самолюбив был, чертяка. Нужно было воистину сверхъестественное, чтобы он решился попросить о помощи. Обычно полагался исключительно на свои силы. Обычная атака демонов его бы не испугала.

             Нет? Вот чёрт!

            - Не одна атака – две. Причём одна за другой, - осторожно сказал я, ощущая себя канатоходцем, - мы не способны понять причину, и князь опасается третьего нападения, которое мы не сможем отразить. Калверстоун может пасть.

            Я внимательно изучал лицо Силвера, приготовившись менять стратегию, на лету. Но нет, вроде бы прошло.

            - Если один из городов падёт – другому придётся несладко, - печально заметил князь, - оказание помощи – необходимость, а не прихоть, - последнее относилось секретарям, -  Насколько срочно необходима помощь?

            - Должен, всё-таки заметить, - вполголоса прошелестел Черич, - наши собственные силы распылены и ослаблены. Столица может оказаться незащищённой в решающий момент.

             - И нельзя забывать про недавнее нападение на пограничный форт, - эхом отозвался его клон, - совершенно неожиданное нападение, пропущенное разведкой.

             Тяжёлый кулак грохнул о столешницу и все немедленно заткнулись.

            - Я не желаю этого слушать, - в голосе Силвера лязгнул металл, - к нам взывают наши братья и мы обязаны протянуть руку помощи. Вопросы о том, хватит ли нам солдат, решайте между собой, для этого вы тут и поставлены.

             Нужно было вмешаться.

             - Собственно, с помощью можно и обождать, - я заработал одобрительный взгляд Черича, - обе атаки, покамест, отбиты и положение нормализовано. Это скорее…

             - Нападение может повториться в любой момент? – жёстко спросил князь и не дожидаясь ответа, отрезал, - солдаты будут посланы завтра. Не менее двух подразделений, со всем необходимым снаряжением.

             Лица обоих секретарей выражали категорическое несогласие.

            - Так может быть и вечерний бал отменить? – с ноткой язвительного сарказма в голосе, поинтересовался Черич, - дабы настроить дворян подобающим образом. Негоже ведь устраивать увеселения, когда наши братья терпят бедствия и просят о помощи.

             Сивер набычился и его густые брови сошлись воедино, предвещая громы и молнии. Похоже, только присутствие посторонних не позволяло ему выдать порцию отборного княжеского мата. А жаль, может услышал бы чего нового. Спровоцировать князя на взрыв было легче лёгкого, но это казалось несколько преждевременным. Да и не хотелось настраивать секретарей против себя – они могли ещё пригодиться. Скорее следовало их слегка поддержать.

             - Зачем же идти на такие жертвы? – мягко поинтересовался я, - в этом нет никакой необходимости. Мы и сами, с удовольствием, отвлечёмся от горестей произошедшего. Думаю – это может придать всем сил.

            - Бал – это великолепно, - мечтательно протянула Ольга и стрельнула глазами в Черича, - Мы так давно не были на балу…

            - Все проблемы могут обождать до завтра, - Илья как будто только сейчас сообразил, что на самом деле проблем-то и нет, и решил вставить свои пять копеек, - делу время, а потехе – час.

            Видимо здесь бытовал некий аналог этой поговорки и Силвер согласно кивнул, а в его глазах я увидел решимость.

             - Бал состоится, - твёрдо сказал он, - и никто и словом не обмолвится о предстоящем.

            - А? Как? – Черич прекратил играть в гляделки с Ольгой и казался сомнамбулой, которого внезапно разбудили. Ха, похоже он крепко сидит на крючке и уже не сорвётся. Есть у него жена, любовница или кто-то ещё – не имеет значения - на сегодняшнем балу он будет вместе с Ольгой, раз она этого захотела. Это замечательно – пусть позабавится, может отвлечётся от... Неважно.

            А вот с кем буду я?

             У меня имелись свои соображения на этот счёт. И они, пока, останутся при мне.

             - Стало быть, завтра Калверстоуну будет отправлена помощь, - сказал князь, не замечая поведения своего советника, -  надеюсь вы удовлетворены моим решением?

             - Более чем, - заверил я, прижимая руку к сердцу, - это гораздо больше того, на что мог рассчитывать мой город, в сложившихся обстоятельствах.

            Чистая правда! Калверстоун не то, что не рассчитывал на эту помощь, он в ней даже не нуждался. Видимо наша аудиенция подошла к завершению, и князь подвинул к себе один из свитков, взяв в руки огромное перо. Но, перед уходом, мне нужно было прояснить один момент.

             - Прошу прощения, - осторожно отвлёк я его, - мы слышали о нападении на пограничный форпост. Не окажете ли нам любезность пояснив, как это произошло. Возможно, инцидент как-то связан с атакой на Калверстоун.

             - Кроме того, вы упомянули, дескать атака стала неожиданностью для вашей разведки, - уточнил Илья, подключаясь к моей игре.

            Князь молча кивнул Черичу, дав разрешение и тот ловко выудил из вороха бумаг на столе небольшой серебристый листок. Пробежав по нему глазами, секретарь ровным голосом зачитал сводку новостей:

            - Сегодня, ранним утром, наблюдатели зафиксировали густой столб дыма, похожий на сигнал тревоги. По карте, источником дыма являлось одно из пограничных поселений. Немедленно в направлении сигнала отправили группу солдат с разведывательной миссией. Операцией руководил лично начальник разведки – Сарж.

             - Хороший работник, - одобрительно прогудел князь, а оба советника презрительно сжали губы.

             - При подлёте не было обнаружено следов разрушений, обычных при нападениях демонов. - Черич продолжил доклад, будто не заметив, что его прервали, но я видел, как его бледная щека нервно задрожала, - однако не разведчики не заметили и обитателей. Одна створка ворот оказалась выломанной, словно в неё ударили мощным тараном, а внутренняя часть другой створки была утыкана множеством стрел.

             - Охранники стреляли по входящим, - не то спросила, не то пояснила Галя, впервые открывая рот.

             - Похоже, дела обстояли именно так, - Черич почесал за ухом, - вот только не было никаких следов демонической крови, словно все промахнулись.

             - А это маловероятно, - подхватил его блондинистый близнец, - учитывая уровень подготовки наших пограничников.

             - Дальше – больше, каждое строение внутри оказалось истыкано стрелами, словно их пускали во все стороны.

            - Они были испуганы, сильно испуганы, - я пристально посмотрел на Галю и она, улыбаясь улыбкой голодного котёнка, спросила, - ведь так?

             - Другого объяснения у нас нет. Хоть я не могу понять, какая вещь могла, до такой степени, напугать солдат, которые славятся своим бесстрашием и хладнокровием. Похоже, они увидели нечто, настолько жуткое, что утратили свое самообладание и отвагу. Нечто, сломавшее двери в каждом доме, какими бы крепкими не были засовы. Нечто, согнавшее всех жителей, все сто десять человек в дом наместника и там убило каждого, не оставив следов на теле. Если бы не сигнал одного из пограничников, мы могли бы и не узнать о нападении.

            - Что он рассказал о демонах? – жадно спросил я, - откуда они появились? Как выглядели?

            Черич переглянулся со своим двойником и сумрачно, проворчал:

            - Ничего он не рассказал – когда разведчики его обнаружили, он уже остывал. И такая же картина, как и с остальными – ни единого следа насилия.

             - Это ужасно, - равнодушно заметила Ольга, дав понять насколько ей плевать на всех убитых в этом, богом забытом, городке, - Надеюсь сегодняшний бал, поможет мне позабыть обо всех этих ужасах.

             - Я буду рад приложить все усилия, постаравшись изгнать все кошмарные воспоминания из вашей прелестной головки!

            Черич был сама предупредительность, а в его глазах горело неистовое желание завалить Ольгу на пол княжеского кабинета и приложить все усилия, чтобы она забыла обо всём. Кажется, кошка слегка переборщила – ещё немного и животные инстинкты окончательно сметут остатки разума, ещё теплящиеся за этим бледным лбом. Возможно – это своего рода месть всем мужчинам за тот единственный случай, когда она сама потеряла контроль над чувствами.

             - Комплиментам место на балу, - охладил секретаря князь, обратив внимание на его странное поведение, - а сейчас гостям не помешало бы сменить дорожную одежду и привести себя в порядок, дабы они могли получить удовольствие в полной мере. Времени до бала осталось не так уж и много.

            Аудиенция явно завершилась. Мы поднялись и отвесив князю прощальные поклоны, покинули кабинет. Наш проводник тотчас бросился вперёд, распахивая дверь и распихивая зазевавшихся солдат. Я было хотел высказать пару мыслей по поводу встречи с князем, но не успел.

            Мы вошли в тронный зал, захваченный толпами прислуги. Лакеи, точно тени, метались взад-вперёд, с ловкостью профессиональных иллюзионистов манипулируя огромными подносами, содержимое которых они оставляли на столах. Но вся эта суета не смогла бы меня заинтересовать, если бы не кое кто другой.

            Чуть в стороне от оживлённого движения, стояла крайне интересная парочка. Одним был тот изукрашенный молодчик, встреченный нами ранее в коридоре. Нарит Чаруки, вспомнил я его имя. Лицом к лицу с ним стоял крепкий парень, в кожаной куртке, сидевший прежде, в кресле. Он был в стельку пьян и на его физиономии застыло выражение, почти детского, упрямства. Руки пьяницы приподнялись, словно он намеревался ухватить командира дворцовой гвардии за грудки. Наш проводник попятился, неотрывно глядя на эту парочку и оказался рядом со мной.

             - Эти клоуны не поделили зоны влияния? – поинтересовался я, - будет драка?

             - Как бы не дуэль! – испуганно прошептал шпион, - тот, который в коже – командир охотников за демонами, Сирил Дроз. Раньше они были близкими друзьями, но теперь – настоящие враги. Малейший повод и один из них – труп.

            Нетрудно было сложить два и два.

             - Дело ведь в женщине? – уточнил я, - та девушка, которую мы видели с Чаруки?

            - Точно, - проводник удивлённо взглянул на меня, будто я невесть какое открытие сделал, - это – Силия Гладь, первая красавица Силверстоуна. Эти трое - друзья детства. Когда подросли, Силия стала всё больше оставаться с Чаруки. Дроз принялся много пить и вообще, постоянно ищет себе на голову неприятностей. Часто от этого страдают окружающие. Поэтому, лучше держаться от него подальше.

            Тем временем взрывоопасная ситуация разрядилась. Чаруки отвёл руки Дроза от своей одежды и шептал ему в ухо некую успокаивающую фигню. Тот потупился и казался пристыженным. В общем примирение казалось неизбежным. Трогательное зрелище.

            - Тут ты абсолютно прав: прекрасная женщина стоит жизни, - как будто продолжая начатый разговор, громко сказал я, обращаясь к несколько оторопевшему Илье, - любой, кто без боя уступает её сопернику – настоящее ничтожество, недостойное зваться мужчиной.

            Казалось, всё в зале замерло. Проводник хрюкнул, отпрянув от меня, а Илья неодобрительно покачал головой. Чаруки и Дроз синхронно повернулись, уставившись на меня. Второй кажется, даже протрезвел. На физиономии Нарита вспыхнула откровенная досада. Сверля меня недовольным взглядом, он отчеканил:

            - Вы не могли бы оставить нас в покое?

             Можно было и заткнуть глотку наглому щенку, но сейчас в этом не было никакой нужды, поэтому я лишь невинно пожал плечами:

            - В общем-то я к вам и не обращался. Да я и понятия не имел, насколько охладели чувства в Силверстоуне.

            Дроз отбросил руки Нарита и толкнул его в грудь.

            -  Не смей затыкать всем рот! Вот истинная правда, и я не намерен уступать тебе Силию в обмен на твою фальшивую дружбу! Только поединок может разрешить наш спор. Силия достанется самому достойному.

             Вероятно, ещё была возможность повернуть конфликт в мирное русло, однако Галя поспешила добавить недостающую каплю. Понятия не имею, откуда она знает, как нужно поступить, но если прелестный носик кошечки ощущает аромат грядущего кровопролития, её интуиция не допускает ошибок.

            - Как это романтично! – она вцепилась в моё плечо, восхищённо взирая на Дроза, - мужчины дерутся за любовь! Настоящие смелые мужчины!

            Дело было сделано. Оставалось наблюдать.

            Дроз отступил назад и вытащив из-за пояса перчатку, швырнул к ногам Нарита. Чаруки, с сожалением, поглядел на бывшего друга и негромко щёлкнул пальцами. Тотчас из толпы суетящихся лакеев вынырнул неприметный человечек, в одеждах мышиной окраски.

            Да он и сам был похож на какого-то грызуна своей вытянутой мордашкой и глазами - бусинками. Человек - крыса вопросительно глянул на Чаруки и тот отрывисто приказал:

             - Мою рапиру. Немедленно.

            Мгновение и человечка словно ветром сдуло. Сирил Дроз пьяно хохотнул и, пошатываясь, двинулся к выходу из зала. Не останавливаясь, он вытащил из ножен свой клинок и взмахнул им, распугав лакеев. После этого ножны полетели на пол. Нарит Чаруки идущий следом, задумчиво пнул их ногой.

            - Ну и на кой чёрт тебе это нужно? – поинтересовался Илья, - хочешь посмотреть, как они будут дырявить друг друга? На редкость интересное зрелище.

            - Очень, - согласился я и подмигнул Галине, - пойдём, посмотрим?

            Как я и думал, девушек не потребовалось упрашивать: они, едва не бегом, заторопились вслед за дуэлянтами, опередив нас на добрый десяток шагов. Нас? Я обернулся - Илья продолжал стоять, печально глядя нам вслед.

            - Вы - кровожадные ублюдки, с лицами моих старых друзей, - меланхолично произнёс он, - это так грустно.

             - Я сейчас заплачу, - его нытьё, как и раньше, действовало мне на нервы, - ты идёшь? Или поможешь лакеям накрывать на стол? Может тебе это понравится больше.

            Проводник, раскрыв рот, наблюдал за нашей перепалкой. Пришлось привести его в чувство.  

             - Ты так и будешь ловить мух? – поинтересовался я и потянул его за ухо, - а ну, вперёд, будешь отвечать на мои вопросы.



  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: fidelkastro | 16 мая 2016 | Просмотров: 794 | Комментариев: 1




#1 Пишет: Пользователь offline николайnb (16 мая 2016 20:37)
Группа:
Придворный маг
Статус: Пользователь offline
1395 комментариев
61 публикация


Есть некоторые неровности, есть просто опечатки, но сам текст мне понравился - живенько, даже захотелось прочесть предыдущие главы. По замечаниям чуть позже - как время выкрою.
Регистрация: 9.06.2010 | | |
   


Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


{last_post_on_forum}
» Ищейка. Книга смерти. Глава 17. Эпилог
Наверх