Костяной цветок. Глава 1
Костяной цветок. Глава 1


Лето 1667 года.

Я не верю в то, что кто-либо, не познавший Ñтраха Ñмерти, не глÑдÑщий в ее беÑÑтраÑтное лицо, может обреÑти величие. Что еÑÑ‚ÑŒ величие, еÑли не отвага Ñердца? Ðе важно, какой дорогой Ñ‚Ñ‹ пойдешь, Ð¿Ñ€Ð¾Ñ€Ð°Ñ‰Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ€Ð¾Ñтки или ÑÐ¶Ð¸Ð³Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ñ, лишь неукротимое Ñердце, отвергающее вÑе уÑтои, раÑпахнет клетку, в которую мы заключены Ñ Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ.

Я знаю Ñто. Мне принадлежит Ñтот дар и Ñто проклÑтие. Порой Ñ Ð·Ð°Ð±Ñ‹Ð²Ð°ÑŽ, кто Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ. СобÑтвенное тело, имÑ, будущее кажутÑÑ Ð¼Ð½Ðµ незнакомыми, незначительными, Ñуетными. Мне вÑе Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñ…Ð¾Ñ‡ÐµÑ‚ÑÑ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐµÐ³Ð¾. Словно там, впереди, Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¶Ð´ÐµÑ‚ Ð²ÐµÐ»Ð¸ÐºÐ°Ñ Ñудьба, ÑпоÑÐ¾Ð±Ð½Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð²Ñ‹Ñить мое Ð¸Ð¼Ñ Ð² веках, и Ñта мыÑль наÑтолько Ñильна, что Ñ, отброÑив вÑе, иду вперед.

Я чаÑто оÑознаю, что родилаÑÑŒ не в то Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¸ не в том теле. Что теперь может ÑÐ»Ð°Ð±Ð°Ñ Ð¶ÐµÐ½Ñ‰Ð¸Ð½Ð°? Как бы мне хотелоÑÑŒ ÑтоÑÑ‚ÑŒ у иÑтоков великих империй, ÑÐ¾Ð·Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ Ð¸Ñ…, Ð¿Ñ€Ð¾Ð»Ð¸Ð²Ð°Ñ ÐºÑ€Ð¾Ð²ÑŒ, пот и Ñлезы на ее камни. Лишь два пути еÑÑ‚ÑŒ Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ - королевы и рабыни. Той, что поднимает на бунт ради Ñвободы, или той, кто забирает ее, подчинÑÑ ÑобÑтвенной воле. Я же заÑÑ‚Ñ€Ñла где-то поÑередине, Ð¸Ð¼ÐµÑ Ð²Ñе, и не Ð¸Ð¼ÐµÑ Ð½Ð¸Ñ‡ÐµÐ³Ð¾. Лишь угроза Ñмерти ÑпоÑобна вÑе изменить. Закалить или Ñломать. Ðо может ли владыка приговорить Ñамого ÑебÑ?   

 

Ð¢Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð Ð¾Ð¹Ð³Ð»Ð°Ð¾.

Воздух был раÑкален. Солнце палило так немилоÑердно, что Ð¼Ð¾Ñ ÐºÐ¾Ð¶Ð°, Ñ Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Â Ð¿Ñ€Ð¸Ð²Ñ‹ÐºÑˆÐ°Ñ Ðº его горÑчим лучам, теперь была обожжена, и мне приходилоÑÑŒ закуÑывать губы от боли, не позволÑÑ ÐºÑ€Ð¸ÐºÑƒ вырватьÑÑ Ð½Ð°Ñ€ÑƒÐ¶Ñƒ. Семнадцать дней продолжаетÑÑ Ð¼Ð¾Ð¹ путь через Великую пуÑтыню. Путь к Ñмерти и путь к жизни. Еще Ñтолько же предÑтоит пройти, еÑли боги дадут ÑˆÐ°Ð½Ñ Ð²ÐµÑ€Ð½ÑƒÑ‚ÑŒÑÑ. КутаÑÑÑŒ в черный шелк, Ñ Ð·Ð°ÑтавлÑла ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ думать о воде. Ее оÑталоÑÑŒ так мало. ЕÑли Ñ Ðº вечеру не выйду к Хамбели, то не утром, так днем Огненный червь ЭйÑонф заберет мою душу в Заповедные пуÑтыни. 

Мое Ð¸Ð¼Ñ Ð¢Ð°Ð½Ð¸Ñ. Ð¢Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð Ð¾Ð¹Ð³Ð»Ð°Ð¾. Дочь МакÑимилиана Ройглао. Одна из шеÑти. Я принадлежу королевÑкому роду, поÑледнему из двух, оÑтавшихÑÑ Ð² четырех землÑÑ…. Когда-то ÑÐµÐ²ÐµÑ€Ð½Ð°Ñ Ð²Ð°Ð·Ð¸Ð»Ð¸ÐºÐ¸ Вирана Ñчитала, что уничтожила Ð½Ð°Ñ Ð²Ñех, но в ту пору род Ройглао был Ñтоль обширен, что убийÑтво одной вазилики Джоан не Ñмогло бы его перечеркнуть. Ðе Ð¿Ñ€ÐµÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð´Ñ‹Ñ…Ð°Ð½Ð¸Ñ - так глаÑит родовой девиз. Ðе Ð¿Ñ€ÐµÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ²Ñкой крови. 

Южные земли оÑталиÑÑŒ в Ñтороне от войны, продлившейÑÑ Ð±ÐµÐ· малого двадцать пÑÑ‚ÑŒ лет. Мы Ñохранили Ñвой народ, Ñохранили Ñвой быт и уклад, и когда веÑÑŒ мир воÑÑтавал из руин, мы продолжали жить как прежде, молÑÑÑŒ богам и Ð²Ð¾Ð·Ð²Ð¾Ð´Ñ Ð³Ð¾Ñ€Ð¾Ð´Ð°. 

Мой отец родилÑÑ Ð² первый год войны. Он был младшим из пÑти Ñыновей вазилевÑа ЭлиаÑа Второго, но Бог пуÑтыни привел именно отца к трону, который он занимает по Ñей день. Как и заведено в Южных землÑÑ…, у него было много детей, каждый из которых имел Ñвою ÑобÑтвенную мать. Среди них Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° четвертым ребенком и третьей девочкой, но Ñ, единÑÑ‚Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¸Ð· вÑех,  кто родилÑÑ Ð² браке вазилевÑа. Ð’Ñего у отца было воÑемь детей.

Моей матерью была ÐÑйтаÑа из рода Энтайн, богатейшего в Южных землÑÑ…. Официальной жене было позволено жить во дворце вазилевÑа в Ñтолице ЭÑдраÑе, но Ð¼Ð¾Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ была Ñвоенравной, и, оÑтавив Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð° попечение Ñлуг, она отправилаÑÑŒ на Юг вмеÑте Ñ ÐºÐ°Ñ€Ð°Ð²Ð°Ð½Ð¾Ð¼ таких же ÑумаÑшедших, как она Ñама, надеÑвшихÑÑ Ð¾Ñ‚Ñ‹Ñкать Южное море, колыбель богов и принеÑти им Ñвои дары. 

Путь их пролегал через Великую пуÑтыню, беÑкрайние пеÑки, выжить в которых могут только жрецы Огненного Ñ‡ÐµÑ€Ð²Ñ Ð­Ð¹Ñонфа, который забирает людÑкие души в Заповедные пуÑтыни, и решает, Ñмогут ли они вновь вернутьÑÑ Ð² мир живых. От жрецов мы и узнали о том, что мать погибла, и оÑтанки ее погребены в их городе, Хамбели, Ñлухи о котором волновали Ñердца как детей так и Ñтариков. Мало кто из живых видел его воочию - даже мой отец не был удоÑтоен подобной чеÑти. Впрочем, поездка через Великую пуÑтыню легко могла бы Ñтоить ему жизни - Ñолнце здеÑÑŒ не знало милоÑердиÑ, пеÑчаные бури возникали внезапно и длилиÑÑŒ Ñутками, а оазиÑов не было ÑовÑем. 

Ðо Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñто не имело значениÑ. Ð¥Ð¾Ñ‚Ñ Ð² Южных землÑÑ… нет единой религии, вÑе мы верим в вечную жизнь. Верим, что рано или поздно, коÑÑ‚ÑŒ превратитÑÑ Ð² прах, а он, развеÑнный по ветру, позволит ушедшему вновь вÑтупить в Ñтот мир. Рпотому к умершему надо отноÑитьÑÑ Ð½Ðµ иначе, чем при жизни. 

Мы проводим ритуал ХеÑпероÑ, проÑÐ»Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ¾Ð¹Ð½Ñ‹Ñ…. Отец никогда не найдет в Ñебе мужеÑтва вновь вÑтретитьÑÑ Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÐµÑ€ÑŒÑŽ, а значит, только Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ отдать ей поÑледнюю дань. Ðужно только миновать пуÑтыню и найти город, которого нет на карте Южных земель. 

Видевшие его говорили, что тот, кому Ñуждено доÑтигнуть его выÑоких Ñтен, непременно Ñделает Ñто, даже не Ð¸Ð¼ÐµÑ Ð¿Ñ€ÐµÐ´ÑÑ‚Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾ том, в каком направлении двигатьÑÑ. Бог пуÑтыни проведет его за руку, Ñохранит от бед. 

ПуÑтынный ÑвлÑл моему взору мир Заповедных пуÑтынь. Я видела города, людей, морÑ, но они иÑчезали, таÑли в раÑкаленном воздухе. Бог знал, куда Ñ Ð´ÐµÑ€Ð¶Ñƒ путь. И знал кто Ñ - наÑледники Ройглао вÑÑŽ жизнь ноÑÑÑ‚ черные одежды. Ðикто не поÑмеет напаÑÑ‚ÑŒ на человека в черном - обидчик познает меÑÑ‚ÑŒ вÑего клана, вÑего Юга. Мы неприкоÑновенны. ПуÑÑ‚ÑŒ даже в пуÑтыне черный цвет - цвет Ñмерти. 

Я должна выжить. Да, Ñ Ð²Ñего лишь одна из Ройглао, но у Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ предназначение в Ñтом мире. Я чувÑтвую Ñто. Бог вÑегда держал Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð·Ð° руку, вел укромной тропой, когда другие Ñгорали в пламени его гнева. Ðет, разумеетÑÑ, Ñ Ð½Ðµ Ð›ÐµÑ‚ÐµÑ†Ð¸Ñ ÐšÐ»ÐµÐ¹Ð¼ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¸Ð»Ð¸ Вирана Ð¡ÐµÐ²ÐµÑ€Ð½Ð°Ñ - во мне нет их Ñилы и упрÑмого мужеÑтва. Править? Югом раньше правили женщины, но такого больше не повторитÑÑ. Ð’ наших землÑÑ… женщин едва ли не боготворÑÑ‚ и ÑтараютÑÑ Ð¾Ð³Ñ€Ð°Ð´Ð¸Ñ‚ÑŒ от любой опаÑноÑти, а вазилики Джоан была убита. Больше никто не позволит женщине приблизитьÑÑ Ð½Ð°Ñтолько близко к влаÑти, огню, который неизменно Ñжигает вÑех.

ВлаÑÑ‚ÑŒ - Ñто иÑпытание. Это путь по лезвию, который, Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ пройдет иной, не чувÑтвующий на Ñебе Ñ‚ÑжеÑти короны. ПротÑнут ли тебе руку, те, над кем Ñ‚Ñ‹ влаÑтвовала? Помогут ли Ñойти? Ðет. Ð”Ð»Ñ Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÐµÐ¹ нет иного пути. ÐœÐ¸Ð½ÑƒÑ ÐµÐ³Ð¾, Ñ Ð¾ÐºÑ€Ð¾Ð²Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ ногами и в залитой кровью мантии, Ñ‚Ñ‹ оÑтанавливаешьÑÑ Ð½Ð° оÑтрие. УпаÑÑ‚ÑŒ или взлететь? Куда вел Ñтот путь? Что он изменил? Ты никогда не узнаешь ответы. Ты вÑевлаÑтна, и нет ничего в Ñтом мире, чтобы было тебе подконтрольно. 

У Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐºÑ€ÑƒÐ¶Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ голова. Тело налилоÑÑŒ Ñвинцовой Ñ‚ÑжеÑтью, а губы ÑпеклиÑÑŒ. Мне нужна вода, но ее почти не оÑталоÑÑŒ. Южане Ñ Ð´ÐµÑ‚Ñтва привыкают подолгу обходитьÑÑ Ð±ÐµÐ· нее, порой Ñто умение ÑпаÑает жизнь, но ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ð¸ Ñилы были на иÑходе. Мой верблюд был на поÑледнем издыхании, Â Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñ Ð¸ поделилаÑÑŒ Ñ Ð½Ð¸Ð¼ запаÑами воды неÑколько дней назад. Мне Ñтоило оÑтавить его, но Ñ Ð½Ðµ решилаÑÑŒ. Возможно, Ñто ÑпаÑло бы менÑ. Хоть ненадолго, еÑли вообще Бог пуÑтыни ÑобираетÑÑ Ð²Ñ‹Ð²ÐµÑти Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð² Хамбели.

ПуÑÑ‚Ñ‹Ð½Ñ Ð¿Ñ‹Ð»Ð°Ð»Ð°. За вÑе дни пути Ñто был Ñамый жаркий день. Бог то и дело поÑылал мне Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð—Ð°Ð¿Ð¾Ð²ÐµÐ´Ð½Ñ‹Ñ… пуÑтынь. Я видела Ñтены Хамбели, но каждый раз они неизменно раÑтворÑлиÑÑŒ, Ñтоило мне подойти ближе. Отец говорил, что пуÑÑ‚Ñ‹Ð½Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ°Ð·Ñ‹Ð²Ð°ÐµÑ‚ лишь то, что ÑущеÑтвует на Ñамом деле, но Ñкрыто от Ð½Ð°Ñ Ð·Ð° горизонтом, но прÑмо ÑейчаÑ, оÑтановившиÑÑŒ, Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð° то, чего быть проÑто не могло.

Ðрмии южан не было конца. Куда бы ни пал мой взглÑд, Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð° воинов, поÑтроенных Ð´Ð»Ñ ÑражениÑ. Пики, мечи. Отца не было видно. Во главе войÑка была женщина. Мне прежде не доводилоÑÑŒ видеть ее. ВолоÑÑ‹ ее пылали огнем, как у западных южанок, но кожа была Ñветлой. Громкий крик ÑорвалÑÑ Ñ ÐµÐµ губ, и войÑко выдвинулоÑÑŒ вперед. Рзатем вÑе иÑчезло. 

СлабоÑÑ‚ÑŒ подкоÑила Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¸, не удержавшиÑÑŒ, Ñ Ñ€ÑƒÑ…Ð½ÑƒÐ»Ð° на раÑкаленный пеÑок. Ðадо вÑтать. Я обхватила рукой один из пуÑÑ‚Ñ‹Ñ… бурдюков, виÑÑщих на боку верблюда, и Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ поднÑлаÑÑŒ на ноги. Солнце в зените, прохлада не Ñкоро укроет Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð² Ñвоей ночной тени.

 В отчаÑнии, Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñвила ÑлабоÑÑ‚ÑŒ, допив поÑледние глотки воды. Ее больше нет. До ночи Ñ Ð²Ñ‹Ð´ÐµÑ€Ð¶Ñƒ, а, поможет ПуÑтынный, до раÑÑвета выйду в Хамбели. Ð’Ñе путники, видевшие его, говорили, что бог привел их к Ñтенам на воÑемнадцатое утро - ÑвÑщенное чиÑло Ð´Ð»Ñ Ð´Ð¸Ð½Ð°Ñтии Ройглао. 

Ðо чуда не ÑлучилоÑÑŒ. Вновь наÑтало утро, и впереди, как бы далеко Ñ Ð½Ð¸ Ñмотрела, не было видно ничего, кроме беÑкрайних пеÑков. Ðочь не принеÑла ожидаемого Ð¾Ð±Ð»ÐµÐ³Ñ‡ÐµÐ½Ð¸Ñ - она Ñтала немногим холоднее днÑ, и Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° в отчаÑнии. Ðеужели Ñ Ñ‡ÐµÐ¼-то заÑлужила немилоÑÑ‚ÑŒ бога? Ð’ чем Ð¼Ð¾Ñ Ð²Ð¸Ð½Ð°? Он поÑылал мне видениÑ, и Ñ ÑˆÐ»Ð° к ним, как делали Ñто путники до менÑ.

«Ðо как много других погибло» - прошептал внутренний голоÑ. Ðо Ñ Ð¢Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð Ð¾Ð¹Ð³Ð»Ð°Ð¾. Мой род - Ñ‚Ñ‹ÑÑчелетиÑми повелевал Ñтой Ñтраной, иÑполнÑÑ Ð²Ð¾Ð»ÑŽ богов. Мы не покорилиÑÑŒ ни одному из Ñеверных правителей, не покорюÑÑŒ и Ñ Ð¿ÑƒÑтыне. Джерейм Великий, Ñказал, что южан можно убить, но не подчинить. Я не подчинюÑÑŒ. У нее нет права на менÑ. Она принадлежит мне, но не иначе. 

Я Ñлышала от других, как можно выжить в пуÑтыне, но не думала, что подобный навык мог бы мне пригодитьÑÑ, а потому пролила немало верблюжьей крови на пеÑок, прежде чем Ñмогла хоть немного наполнить бурдюки. Он бы не выжил, но Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ купить Ñвою жизнь ценой его. Я Ñлышала, что и жир можно иÑпользовать, но едва ли бы у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‚ÐµÐ¿ÐµÑ€ÑŒ хватило Ñил неÑти на Ñебе Ñтолько поклажи. 

Крови мне хватило еще на три днÑ. ÐÐ°Ð³Ñ€ÐµÑ‚Ð°Ñ Ð½Ð° Ñолнце, она ÑворачивалаÑÑŒ комьÑми, и Ñ Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ удерживала ее в Ñебе. Теперь Ñ Ð·Ð½Ð°Ð»Ð°, что обречена, мой путь ведет в никуда, но не могла ÑдатьÑÑ. 

Пить было нечего. Еда закончилаÑÑŒ. Впереди были лишь пеÑки. Безлунной ночью, терÑÑÑÑŒ в темноте, Ñ Ð²Ð·Ð¼Ð¾Ð»Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ ПуÑтынному, проÑÑ ÐµÐ³Ð¾ забрать мою жизнь, но мои молитвы оказалиÑÑŒ не уÑлышанными.

Солнце зашло Ñнова. От его Ñркого Ñвета Ñ Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ видела куда иду. Мир вокруг то и дело гаÑ, когда Ñ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ увидела видение. 

Это был океан. Прежде, Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð° его лишь на риÑунках Ñ Ð’Ð¾Ñтока, думаÑ, как чудеÑен будет день, когда Ñ Ð½Ð°ÐºÐ¾Ð½ÐµÑ†-то войду в его ледÑные воды. Ðо теперь Ñ Ñ‡ÑƒÐ²Ñтвовала лишь отчаÑние. Еще одна игра ПуÑтынного. 

Ðо ветер подул и не обжег зноем. Он был прохладен! Ðа четвереньках, то и дело Ð¿Ð°Ð´Ð°Ñ Ð² пеÑок, Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð·Ð»Ð° к воде. Ее прикоÑновение обожгло. Забыв обо вÑем на Ñвете, Ñ Ð¿Ð¸Ð»Ð° Ñоленую воду, но она не утолÑла жажду. Ð’Ñе напраÑно. Ð’Ñе было напраÑно! ПуÑтынный отвернулÑÑ Ð¾Ñ‚ менÑ, лишил Ñвоей ÑпаÑающей тени.

ПокорившиÑÑŒ Ñудьбе, Ñ Ð¾Ð¿ÑƒÑтилаÑÑŒ в воду, ожидаÑ, когда  Огненный червь ЭйÑонф заберет Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð² Ñвои владениÑ. Волна Ñ Ñилой ударилаÑÑŒ о берег, и вода Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹ накрыла менÑ.


МариÑ.

Я вÑтала вÑкороÑти поÑле раÑÑвета. Солнце едва поднÑлоÑÑŒ над горизонтом, когда Ñ Ð²Ñ‹ÑˆÐ»Ð° за Ñтены крепоÑти. Воздух вÑе еще был по-ночному прохладен, а выÑÐ¾ÐºÐ°Ñ Ð¼Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð°Ñ Ñ‚Ñ€Ð°Ð²Ð° покрыта Ñверкающими каплÑми роÑÑ‹. БоÑаÑ, Ñ Ñ Ð½Ð°Ñлаждением каÑалаÑÑŒ влажной земли, понимаÑ, что, возможно, Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐµ никогда не Ñмогу Ñтого Ñделать. Король был решителен. Ðикогда прежде Ñ Ð½Ðµ видела брата в таком наÑтроении. Тон его пиÑьма не оÑтавлÑл мне ни малейшего шанÑа надеÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð½Ð° лучшее и гнать прочь тревогу. 

ПоÑле затÑжной войны мир вÑе еще не мог вÑтать Ñ ÐºÐ¾Ð»ÐµÐ½. Голод, болезни, пожары - казалоÑÑŒ, что Ñами боги отвергли людей и теперь решили уничтожить их раз и навÑегда. И вмеÑте Ñ Ð¼Ð¸Ñ€Ð¾Ð¼ вÑла Ð·Ð¾Ð»Ð¾Ñ‚Ð°Ñ Ñ€Ð¾Ð·Ð° Вилландертов. ПоÑле войны влаÑÑ‚ÑŒ четырех земель оказалаÑÑŒ в руках ВарроÑÑа-регента, правÑщего от имени принца Ричарда. Сам принц оказалÑÑ Ñлаб здоровьем, но удивительным образом Ñмог дать миру трех наÑледников, которые вновь поделили Ð²Ð»Ð°Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ñле Ñмерти венценоÑного отца. Северные земли Ñтали чаÑÑ‚Ñми западной и воÑточной империй, а так же Срединных земель, которые Ñ‚Ñжелее вÑего воÑÑтанавливалиÑÑŒ поÑле войны. Мой отец  ДжеймÑ, Ñтарший Ñын ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ Ð Ð¸Ñ‡Ð°Ñ€Ð´Ð°, был правителем Ñтой земли. Он правил без малого шеÑтьдеÑÑÑ‚ лет, передав влаÑÑ‚ÑŒ моему младшему брату РеймÑу. 

Ðашей Ñ Ð½Ð¸Ð¼ матерью была СеÑиль, наÑледница западного рода МелаÑÑов, что Ñтало закономерным - иÑтинных ариÑтократичеÑких родов, тем более Ñтоль выÑоких, поÑле войны практичеÑки не оÑталоÑÑŒ, и Ð¼Ð¾Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ была единÑтвенным приемлемым вариантом Ð´Ð»Ñ Â Ð¾Ñ‚Ñ†Ð°. Проблема была решена. Ровно до того днÑ, когда динаÑтичеÑкий ÐºÑ€Ð¸Ð·Ð¸Ñ Ð½Ðµ задел Ð½Ð°Ñ Ñ Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð¾Ð¼. 

ЕÑÑ‚ÑŒ лишь один выход - клан Ройглао. Варвары южных земель. Как бы Ñ Ð½Ð¸ хотела, мне придетÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ñ‡Ð¸Ð½Ð¸Ñ‚ÑŒÑÑ. Иного выхода нет. Род не должен преÑечьÑÑ. ЕÑли Ð ÐµÐ¹Ð¼Ñ ÑƒÐ¼Ñ€ÐµÑ‚ бездетным, то лишь Ñ, а за мной и мой наÑледник должны получить трон. Мы не подарим его ни западу, ни воÑтоку. Отец положил Ñвою жизнь, Ñнова и Ñнова добиваÑÑÑŒ незавиÑимоÑти гоÑударÑтва. И еÑли придетÑÑ, Ñ Ñделаю то же.

- МариÑ, - Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð° Ñ ÑƒÐ·Ð½Ð°Ð»Ð° бы из Ñ‚Ñ‹ÑÑчи. ОглÑнувшиÑÑŒ, Ñ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð° приближающихÑÑ ÐºÐ¾ мне вÑадников, которых возглавлÑл король. 

Ð ÐµÐ¹Ð¼Ñ Ð±Ñ‹Ð» Ñильно похож на отца. Те же золотые чуть вьющиеÑÑ Ð²Ð¾Ð»Ð¾ÑÑ‹, темные, коÑые брови, Ñерые глаза, Ñмочки на щеках. Его краÑота была мужеÑтвенной и мÑгкой одновременно. Я могла Ñмотреть на брата беÑконечно. Ðикого в Ñвоей жизни Ñ Ð½Ðµ любила больше него. Улыбка РеймÑа озарÑла вÑе вокруг, но ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¾Ð½ был мрачнее тучи. СпешившиÑÑŒ, он велел Ñвоим людÑм держатьÑÑ Ð½Ð° раÑÑтоÑнии и, взÑв Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð·Ð° руку, направилÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ от них, не Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ‡Ð°Ñ Ð½Ð¸ на один из Ñотни вопроÑов, которыми Ñ Ð¾Ñыпала его. Ðаконец мы оÑтановилиÑÑŒ у кромки леÑа.

- РеймÑ, умолÑÑŽ, не пугай менÑ. Что проиÑходит?

- Договор заключен, МариÑ. Ты выйдешь замуж. За МакÑимилиана.

- Я не знала, что у ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ Ñын Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¸Ð¼ именем, - Ñ Ð·Ð°Ð¼Ð¾Ð»Ñ‡Ð°Ð»Ð°, пытаÑÑÑŒ вÑпомнить имена вÑех детей южанина, но взглÑд РеймÑа раÑÑтавил вÑе точки. - Ðет... Ты же не хочешь Ñказать, что Ñ Ð¾Ð±Ñ€ÑƒÑ‡ÐµÐ½Ð° Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ¼?

- Ðет, потому что Ñ‚Ñ‹ Ñделала Ñто за менÑ.

- Ðо он же ÑовÑем Ñтарый! - Ñ ÑодрогнулаÑÑŒ от одной только мыÑли о  ÑупружеÑком долге. Ðет, Ñтого не может быть. Это не могло ÑлучитьÑÑ Ñо мной.

- Вот именно - Ñтарый. Рзначит, он долго не протÑнет. Когда он умрет, а Ñто произойдет гораздо быÑтрее, чем Ñ‚Ñ‹ можешь Ñебе предÑтавить, Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð´ÐµÑ€Ð¶Ñƒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² намерении занÑÑ‚ÑŒ трон. СеÑтра, мы объединим наши земли Ñ ÑŽÐ³Ð¾Ð¼. Мы Ñтанем Ñамой Ñильной державой в мире.

- Объединенные земли? - ÑƒÐ¶Ð°Ñ Ð¸ воÑторг боролиÑÑŒ во мне так же как женщина и принцеÑÑа. 

- Да. Мы получим то, чего не Ñмог добитьÑÑ Ñам Джерейм Великий! - глаза брата блеÑтели от охватившего его возбуждениÑ. - Ðо на момент его Ñмерти Ñ‚Ñ‹ должна иметь наÑледника. Ð’ идеале двух. Иначе ничего не выйдет. 

- Король Ñтар.

- ПоÑтому Ñ Ð¶ÐµÐ½ÑŽÑÑŒ на его законной дочери. Она немногим Ñтарше Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¸ подарит мне детей. ЕÑли на Ñтот момент Ñ‚Ñ‹ так и не забеременеешь от королÑ, то отцом твоего Ð´Ð¸Ñ‚Ñ Ñтанет другой. 

- РеймÑ, а что будет, еÑли наши дети оба будут иÑтинными наÑледниками юга и Ñрединных земель? Как делить влаÑÑ‚ÑŒ? 

- Тогда Ñ‚Ñ‹ уÑтупишь мне, МариÑ. Я король. И Ройглао ничего уже не Ñмогут Ñделать. Ð’Ñе знают о мощи армии Срединных земель, но никто не Ñкажет такого о южанах. ЕÑÑ‚ÑŒ ли у них вообще воины? - улыбнулÑÑ Ð¾Ð½. 

- Я Ñделаю вÑе, что Ñ‚Ñ‹ попроÑишь, РеймÑ. 

- Знаю, - брат мÑгко коÑнулÑÑ Ð³ÑƒÐ±Ð°Ð¼Ð¸ моего лба. - Ты поедешь в ЭÑÐ´Ñ€Ð°Ñ Ð½ÐµÐ¼ÐµÐ´Ð»ÐµÐ½Ð½Ð¾. 

- Я не вернуÑÑŒ в Гарт? - Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ¸Ð½ÑƒÐ»Ð° Ñтолицу еще в начале веÑны поÑле очередной ÑÑоры Ñ Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð¾Ð¼, каÑающейÑÑ Ð²Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾Ñа замужеÑтва, и больше вÑего на Ñвете хотела вновь вернутьÑÑ Ð² родные Ñтены. Ð ÐµÐ¹Ð¼Ñ Ð½Ðµ может не знать о моем желании. Почему же тогда он так жеÑток? 

- Ðет. Ðезачем преодолевать половину Ñтраны, чтобы потом повернуть обратно. Ты проведешь меÑÑц до Ñвадьбы здеÑÑŒ - у МакÑимилиана возникли какие-то проблемы Ñ Ð´Ð¾Ñ‡ÐµÑ€ÑŒÑŽ, и возможно мне придетÑÑ Ð¶ÐµÐ½Ð¸Ñ‚ÑŒÑÑ Ð½Ð° другой. Увидим. Ð’ конце концов, мне бы не хотелоÑÑŒ, чтобы запад и воÑток Ñудачили о моей жене как о баÑтарде, Ð·Ð°ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·Ð° на то, что на юге иные понÑÑ‚Ð¸Ñ Ð¾ Ñемье и кровных узах, - он замолчал, как вÑегда бывало поÑле ÑƒÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð·Ð°ÐºÐ»ÑÑ‚Ñ‹Ñ… врагов-Ñоюзников.  - Ладно, хватит о южанах. Я уÑтал Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð¸. Вели накрывать на Ñтол.

- Как велите, Ваше ВеличеÑтво, - улыбнулаÑÑŒ Ñ Ð¸, взÑв его под руку, направилаÑÑŒ к крепоÑти, Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ñ Ð¾ том, как много неприÑтных минут ожидает Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð² Ñтоль близком будущем.



Ð¢Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð Ð¾Ð¹Ð³Ð»Ð°Ð¾.

- С божьей помощью, Ñ Ð±Ð¾Ð¶ÑŒÐ¸Ð¼ благоÑловением, верниÑÑŒ к жизни, - Ñлова, казалоÑÑŒ, звучали откуда-то издалека. Сознание возвращалоÑÑŒ толчками. Я понимала что жива, но Ñледом за облегчением приходила ÑлабоÑÑ‚ÑŒ, и Ñ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ переÑтавала чувÑтвовать Ñвое тело. - Ты не закончишь Ñвой путь здеÑÑŒ. Это твой мир. Ð’Ñтупи в него, разгони тьму. Правь им, ибо только великих ПеÑчаный вводит в Хамбели, - Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð´Ð° коÑнулаÑÑŒ моего тела, и Ñ Ñделала глубокий вдох. Ðе в Ñилах открыть глаза, Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð¿Ð°Ð»Ð° к прижавшейÑÑ Ðº губам флÑге. Жар уходил и уноÑил Ñ Ñобой ÑлабоÑÑ‚ÑŒ. Темнота перед глазами раÑÑеивалаÑÑŒ, и Ñ Ñ‡ÑƒÐ²Ñтвовала Ñолнечный Ñвет на Ñвоем лице. Собрав вÑе Ñилы, Ñ Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ð»Ð° глаза. 

- Ты выбралаÑÑŒ, дитÑ, - ÑидÑщий возле Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð° пеÑке мужчина нерешительно улыбнулÑÑ. Отчего Ñ Ð²Ð¸Ð¶Ñƒ Ñтот плохо Ñкрытый иÑпуг на его лице? Чем его так взволновало мое приÑутÑтвие?

- Кто Ñ‚Ñ‹? - Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð¿Ð¾Ð´Ð½ÑлаÑÑŒ на локтÑÑ… и увидела океан. Значит, Ñ Ð´ÐµÐ¹Ñтвительно вÑе еще в мире живых.

- Халит. Я жрец ПеÑчаного, хранитель Хамбели. Ркак твое имÑ?

- ТаниÑ, - Ñ Ð¾Ð³Ð»ÑнулаÑÑŒ и увидела позади ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð³Ð¾Ñ€Ð¾Ð´Ð°. Я могла бы поклÑÑÑ‚ÑŒÑÑ, что прежде его здеÑÑŒ не было. Я бы непременно прошла мимо него. Ðичего не понимаю, лишь одно - Ñ Ð²Ñ‹Ð¶Ð¸Ð»Ð°. Я нашла Хамбели.  

- Ð¢Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¸Ð· дома Ройглао, - пробормотал мужчина. - Ройглао. Значит, ПеÑчаный Ñохранил твою жизнь. 

- Видимо да. Я чем-то напугала или обидела ваÑ? - выражение лица мужчины не позволÑло мне ошибитьÑÑ - мое приÑутÑтвие беÑпокоило его. Конечно, Ñ Ð´Ð¾Ñ‡ÑŒ вазилевÑа, но Ñ Ð¿Ñ€Ð¸ÑˆÐ»Ð° Ñюда как путница, не неÑÑ Ð²Ð¾Ð»Ð¸ отца и бремени его решений.

- Этот город принадлежит богу. Вошедшим Ñюда, он дарит величие и навÑегда менÑет их Ñудьбу. Даже твою. Ты уже не Ñтанешь той, что вышла из отцовÑкого дома. Дороги твои будут трудны и удивительны, - он понизил голоÑ. - Ты пришла в Ñтот город Ñ ÐºÑ€Ð¾Ð²ÑŒÑŽ на руках и Ð¾Ð¼Ñ‹Ñ‚Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð´Ð°Ð¼Ð¸ океана. Земли ÑодрогнутÑÑ Ð¾Ñ‚ твоей воли, пеÑки обагрÑÑ‚ÑÑ Ð¸ небо заплачет о погибших. Ты принеÑешь много Ñтраданий. Очень много.

- Я пришла почтить памÑÑ‚ÑŒ моей матери. И во мне нет зла, - Ñ Ñ‡ÑƒÐ²Ñтвовала невероÑтное раздражение, которое Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ могла погаÑить. 

Я думала что погибну. Я дошла до того, что молила ПуÑтынного о быÑтрой Ñмерти, не верÑ, что Ñмогу выжить. И вот теперь Ñ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ. ЖиваÑ, Ð½Ð°ÑˆÐµÐ´ÑˆÐ°Ñ Ñ‚Ð¾, к чему так долго и так мучительно шла, но Ð¾Ð±Ð²Ð¸Ð½ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð² злом умыÑле. И Ñтот человек дейÑтвительно Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð±Ð¾Ð¸Ñ‚ÑÑ. Или той, кем, по его мнению, Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶Ð½Ð° Ñтать. Ðо Ñто невозможно. Ð’ÑÑŽ Ñвою жизнь Ñ Ð¶Ð¸Ð»Ð° по законам бога, Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ€Ð³Ð°Ñ Ñомнительные удовольÑÑ‚Ð²Ð¸Ñ Ð¸ недозволенные желаниÑ. Во мне нет ни зла, ни ÑклонноÑти к нему. 

- Мне жаль, что Ñ Ð¿Ð¾Ñ‚Ñ€ÐµÐ²Ð¾Ð¶Ð¸Ð»Ð° ваÑ, - иÑкренне Ñказала Ñ Ð¸ попыталаÑÑŒ ÑеÑÑ‚ÑŒ. Такой Ñлабой Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ¶Ð´Ðµ ни разу ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ чувÑтвовала, даже в пуÑтыне. Мужчина поÑпешно поднÑлÑÑ Ð¸ обхватил Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ°Ð¼Ð¸, оказавшимиÑÑ Ð½ÐµÐ¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ð½Ð½Ð¾ крепкими. 

- Скоро ÑлабоÑÑ‚ÑŒ уйдет, и вы обретете Ñилу, о которой прежде не знали.

- Я надеюÑÑŒ, что вы ошибаетеÑÑŒ, - иÑкренне ответила Ñ. Ð’ÑÑŽ Ñвою жизнь Ñ Ð²Ð¾ÑторгалаÑÑŒ и одновременно ужаÑалаÑÑŒ Ñудьбами Летеции Клейменной, Ðнны Монтт и Вираны Северной. Величие - жена жеÑтокоÑти - они идут рука об руку. Ðет никого в Ñтом мире, кто бы избежал подобной учаÑти. Величие добываетÑÑ ÐºÑ€Ð¾Ð²ÑŒÑŽ и Ñмертью, огнем и мечом. Многие шли другими дорогами, вот только никто не помнит их имен. Я не хочу быть великой. Я хочу быть доÑтойной дочерью отцу и Ñтране. Это вÑе. Это желание и Ñтало причиной, по которой Ñ Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ в Хамбели.

- Я иÑкренне желал бы ошибитьÑÑ, - улыбнулÑÑ Ð¼ÑƒÐ¶Ñ‡Ð¸Ð½Ð°. Улыбка его Ñтала теплее. Ðет, он знает, о чем говорит. Или верит в Ñто.  

- Я Ñделаю вÑе возможное, чтобы Ñто было так.

- Уверен, что так оно и будет, дитÑ, но ÑÐµÐ¼Ñ Ð·Ð»Ð° вÑегда прораÑтает. Как бы ни Ñильна была Ñ‚Ð²Ð¾Ñ Ð²Ð¾Ð»Ñ, зло, Ñловно Ñд, проникнет в твои Ñны, околдует Ñердце. Я Ñтар, дитÑ. Я многое видел в Ñтой жизни, а потому Ñ Ð·Ð½Ð°ÑŽ, о чем говорю. Зло и величие как две руки - либо Ñ‚Ñ‹ можешь протÑнуть их обе, либо хранить величие у Ñердца, протÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¼Ð¸Ñ€Ñƒ зло.

- Ðо можно отдать величие и оÑтатьÑÑ Ñо злом, - завершила Ñ Ð·Ð° него, не понимаÑ, куда клонит жрец.

- Ðет, ТаниÑ, такого не бывает. Ибо тот, кто готов принÑÑ‚ÑŒ зло, Ð¾Ñ‚Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ Ð²ÐµÐ»Ð¸Ñ‡Ð¸Ðµ, дейÑтвительно велик, а значит, он не протÑнет миру рук. Их имена забудутÑÑ Ð² веках, и никто не вÑпомнит, что когда-то они жили на Ñвете.

- ПуÑÑ‚ÑŒ, - Ñ Ð½Ðµ ÑобиралаÑÑŒ уÑтупать, - мое Ð¸Ð¼Ñ Ð·Ð°Ð±ÑƒÐ´ÐµÑ‚ÑÑ. Ð’ Ñтом мире было Ñлишком много Ройглао, и даже мне неизвеÑтны их имена. Были такие же принцеÑÑÑ‹ как Ñ. Они любили, Ñтрадали, изводили Ñоперниц и Ñтарели в Ñтенах дворцов.

- Ðо никого из них ПуÑтынный ни приводил в Хамбели. ПриÑлушайÑÑ Ðº Ñвоим чувÑтвам - Ñилы возвращаютÑÑ Ðº тебе так быÑтро, что Ñ‚Ñ‹ ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÐµÐ´Ð²Ð° ли ни Ñильнее, чем в тот день, когда вышла из ЭÑдраÑа.

Я дейÑтвительно чувÑтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð±Ð¾Ð»ÐµÐµ чем прекраÑно. Мне казалоÑÑŒ, что Ñ, по крайней мере, Ñутки провела в кровати и теперь чувÑтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ²Ð¾Ñходно. Дело даже было ни в приливе Ñил - океан затушил огонь, полыхающий в моей груди. Я чувÑтвовала умиротворение. Мне хотелоÑÑŒ раÑтворитьÑÑ Ð² Ñтом влажном прохладном воздухе, раÑÑыпатьÑÑ Ð¿ÐµÑком и навÑегда Ñтать чаÑтью Ñтой беÑкрайней пуÑтыни. ОтпуÑтив Халита, Ñ ÑамоÑтоÑтельно Ñделала пару шагов и понÑла, что не ошиблаÑÑŒ. ЛедÑные волны воÑкреÑили дочь пуÑтыни, дали новую жизнь, изменили. Мне не нужен был более отдых, Ñ Ñ…Ð¾Ñ‚ÐµÐ»Ð° лишь одного - найти Ñвою мать, о чем Ñ Ñ‚ÑƒÑ‚ же Ñообщила жрецу.

- Это возможно. Мы хороним их за городом, так что прежде, чем войти в его Ñтены, мы минуем захоронениÑ. Ты Ñможешь почтить Ñвою мать. 

- Ты покажешь мне, где она покоитÑÑ?

- Ðет, - ответ жреца Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑˆÐ¾ÐºÐ¸Ñ€Ð¾Ð²Ð°Ð». Ðе дав мне ответить, он продолжил. - ЕÑли ее дух готов вновь увидеть тебÑ, то ее коÑти призовут тебÑ, но еÑли Ñтого не ÑлучитÑÑ, то Ñ‚Ñ‹ почтишь памÑÑ‚ÑŒ иного духа, который защитит Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² земном пути, - он жеÑтом заÑтавил Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾ÑтановитÑÑ. - ЗдеÑÑŒ начинаютÑÑ Ð·Ð°Ñ…Ð¾Ñ€Ð¾Ð½ÐµÐ½Ð¸Ñ. ПриÑлушайÑÑ Ðº Ñебе, и Ñ‚Ñ‹ найдешь то, что Ñуждено найти. Слушай Ñвое Ñердце, а Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ° Ñхожу за вÑем необходимым, - он ободрÑюще коÑнулÑÑ Ð¼Ð¾ÐµÐ³Ð¾ плеча и Ñлишком быÑтрым Ð´Ð»Ñ ÐµÐ³Ð¾ возраÑта шагом направилÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ. 

Я неуверенно оглÑнулаÑÑŒ, толком не предÑтавлÑÑ, что теперь должна делать. Как коÑти могут позвать менÑ? Я направилаÑÑŒ вперед, приÑлушиваÑÑÑŒ к Ñвоим ощущениÑм, но ничего кроме раÑтерÑнноÑти не чувÑтвовала.  Отец чаÑто бранил жрецов за их неÑпоÑобноÑÑ‚ÑŒ говорить и дейÑтвовать прÑмо, но прежде Ñ Ð½Ðµ разделÑла его мнениÑ. 

Ð—Ð°Ñ…Ð¾Ñ€Ð¾Ð½ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð¸ÐºÐ°Ðº не отмечалиÑÑŒ, и Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ð»Ð° лишь догадыватьÑÑ, что под моими ногами покоитÑÑ ÐºÐ°ÐºÐ¾Ð¹-то беднÑга, решивший обреÑти заветное в городе жрецов.

Я беÑÑмыÑленно ходила по пеÑку, не знаÑ, что делать. Халит вÑе еще не возвращалÑÑ, и Ñ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ подумала о том, наÑколько глупой оказалаÑÑŒ Ð¼Ð¾Ñ Ð·Ð°Ñ‚ÐµÑ. Более того, от мыÑли об обратном пути мне ÑтановилоÑÑŒ не по Ñебе. ПуÑтынный ведет избранных в Хамбели, но пуÑÑ‚ÑŒ назад они преодолевают Ñами. И верблюд мой мертв. ИнтереÑно, дадут ли жрецы мне нового, или единÑтвенным шанÑом продолжить жизнь окажетÑÑ Ñ€ÐµÑˆÐµÐ½Ð¸Ðµ оÑтатьÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ навÑегда? 

Я закрыла глаза и глубоко вдохнула, пытаÑÑÑŒ уÑпокоить поднÑвшуюÑÑ Ñ‚Ñ€ÐµÐ²Ð¾Ð³Ñƒ. Ð¡ÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ñ ÐµÐ´Ð²Ð° ли ни умерла, так что теперь Ñледует радоватьÑÑ Ð¶Ð¸Ð·Ð½Ð¸. Открыв глаза, Ñ Ð±Ñ€Ð¾Ñила взглÑд на океан, Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ наÑладитьÑÑ ÐµÐ³Ð¾ могущеÑтвенной краÑотой, и замерла. 

Глаза верно шутили надо мной, потому что Ñ Ð¾Ñ‚Ñ‡ÐµÑ‚Ð»Ð¸Ð²Ð¾ видела желтую розу, чуть поодаль лежащую на пеÑке. Ðе Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ нее взглÑда, Ñ Ð±Ñ‹Ñтрым шагом направилаÑÑŒ к ней, Ð²ÐµÐ´Ð¾Ð¼Ð°Ñ Ñтранным чувÑтвом предопределенноÑти. Ðеужели Ñто то, о чем говорил Халит? ПриÑев возле нее на пеÑок, Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ñла голову вверх, произноÑÑ Ð¼Ð¾Ð»Ð¸Ñ‚Ð²Ñƒ. Ðа Ñто мне понадобилоÑÑŒ неÑколько мгновений, но вновь опуÑтив взглÑд, Ñ Ð²Ð·Ð´Ñ€Ð¾Ð³Ð½ÑƒÐ»Ð°, обнаружив, что роза иÑчезла. Я оглÑнулаÑÑŒ по Ñторонам, уже знаÑ, что не найду ее. Эта пуÑÑ‚Ñ‹Ð½Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½Ð°Ð´Ð»ÐµÐ¶Ð¸Ñ‚ богу, и лишь он один знает о чудеÑах, что проиÑходÑÑ‚ здеÑÑŒ. Еще раз, пробормотав молитву, Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð½ÑлаÑÑŒ копать. 

Стоило мне убрать горÑÑ‚ÑŒ пеÑка, как он вновь оÑыпалÑÑ, практичеÑки ÑƒÐ½Ð¸Ñ‡Ñ‚Ð¾Ð¶Ð°Ñ Ð¿Ð»Ð¾Ð´Ñ‹ моего труда. Лоб мой покрылÑÑ ÐºÐ°Ð¿ÐµÐ»ÑŒÐºÐ°Ð¼Ð¸ пота, которые текли в глаза, а волоÑÑ‹ приклеилиÑÑŒ к Ñпине, но Ñ Ð½Ðµ могла теперь оÑтановитьÑÑ. Среди пеÑков поÑвилÑÑ Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ¸Ð¹ куÑочек ткани, и Ñ Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ€Ð»Ð°, увидев его цвет - черный, цвет Ройглао. Я не ошиблаÑÑŒ. 

Это знание придало мне Ñил, и Ñ ÑƒÑкорилаÑÑŒ. Я Ñлышала, как вернулÑÑ Ð¥Ð°Ð»Ð¸Ñ‚ и раÑÑтелил на пеÑке белое полотно ткани. ЗамираÑ, Ñ ÑƒÐ±Ð¸Ñ€Ð°Ð»Ð° пеÑок Ñ Ð¼ÑƒÐ¼Ð¸Ñ„Ð¸Ñ†Ð¸Ñ€Ð¾Ð²Ð°Ð½Ð½Ð¾Ð¹ плоти, боÑÑÑŒ и вмеÑте Ñ Ñ‚ÐµÐ¼ Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÑ‚ÑŒ ее лицо. Прошло Ñтолько лет Ñо Ð´Ð½Ñ ÐµÐµ Ñмерти, и Ñ Ð¿Ñ€Ð°ÐºÑ‚Ð¸Ñ‡ÐµÑки не помнила мать. Сделав глубокий вдох, Ñ ÑƒÐ±Ñ€Ð°Ð»Ð° Ñ Ð»Ð¸Ñ†Ð° пеÑок и замерла.

Эта женщина не могла быть моей матерью. Ошибки быть не могло, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ ÐµÐµ лицо плохо ÑохранилоÑÑŒ. Она не была южанкой. ВолоÑÑ‹ ее были золотого цвета, Ñловно мед, и были Ñкреплены золотым гребнем в выÑокую причеÑку. ÐœÐ¾Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ была брюнеткой Ñ Ð¾Ñ‡ÐµÐ½ÑŒ Ñмуглой кожей. Ð’Ñе еще не в Ñилах принÑÑ‚ÑŒ очевидный факт, Ñ ÑƒÐ±Ð¸Ñ€Ð°Ð»Ð° поÑледний пеÑок Ñ ÐµÐµ тела, надеюÑÑŒ найти знакомые украшениÑ, но вмеÑто Ñтого увидела нечто такое, отчего крик ужаÑа вырвалÑÑ Ð¸Ð· моего горла. Голова женщины оказалаÑÑŒ отделена от туловища, а платье на животе было раÑпорото, впрочем, как и Ñама плоть. Ðикто бы на юге не Ñмог такого Ñделать, какое бы преÑтупление она ни Ñовершила. Ее привезли Ñ Ñевера, и ÑлучилоÑÑŒ Ñто давно.

Дрожащими руками Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ñла голову женщины Ñ Ð¿ÐµÑка и перенеÑла ее на полотно. Тело умершей оказалоÑÑŒ таким легким, что Ñ Ð¸Ñкренне иÑпугалаÑÑŒ, что Ñмогу его ненароком повредить, но вÑе обошлоÑÑŒ. Закончив, Ñ Ð±Ñ€Ð¾Ñила неуверенный взглÑд на Халита, не знаÑ, что делать. Эта женщина не была ни нашей веры, ни нашего проиÑхождениÑ. 

- Мы не должны проводить ритуал, - понÑл мои ÑÐ¾Ð¼Ð½ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¥Ð°Ð»Ð¸Ñ‚. Ты вернешь ее домой.  Там, откуда она родом, ей молÑÑ‚ÑÑ Ð¸ почитают за ÑвÑтую. 

- Ðо кто она? - Ñ Ð±Ñ€Ð¾Ñила взглÑд на иÑкореженную плоть, не понимаÑ, как она может принадлежать ÑвÑтой.

- Она была вазилики Западных земель, - глухо Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½ÐµÑ Ð¥Ð°Ð»Ð¸Ñ‚. - Ее Ð¸Ð¼Ñ Ð›ÐµÑ‚ÐµÑ†Ð¸Ñ ÐšÐ»ÐµÐ¹Ð¼ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ.







КоÑÑ‚Ñной цветок. Глава 1

 

КоÑÑ‚Ñной цветок. Глава 1

 

КоÑÑ‚Ñной цветок. Глава 1

 



 





Автор поста
Энди Багира
Создан 14-07-2013, 21:57


136


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Призрак. Глава 2
Проза

Души театра. Хроники Андриана Келлинга
Проза

Написаное в горах день 6-12
Стихи

Души театра
Проза

Между двух огней. Глава 20
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх