Фанфик "А неко здесь тихие..."
Глава 1.
Выживает сильнейший.




Пасмурный серый день. С неба неприятно моросил мелкий дождь, оставляя ожоги на ещё живых растениях. Хотя эти кривые, грязно жёлтые отростки с трудом можно назвать таковыми.
Из окна чердака за дождём наблюдала любопытная мордочка парня-неко. На слегка растрёпанной русой голове сидели два острых уха. Не смотря на эту умиротворённость, длинный хвост выдавал внутреннее напряжение.
После вчерашнего происшествия с лизардами осталось напоминание в виде глубокой царапины на руке. Тому ещё крупно повезло. Множество неко погибли в борьбе с лизардами за кусок пищи. На самом деле глупо бороться с теми, чью чешую можно пробить только огнестрельным оружием. Люди-кошки с ножами с самого начала были обречены.
Но в тот день вмешался отряд "Кровавый шторм". Из винтовок они нещадно растреляли всех находившихся там людей-ящериц. В этой неразберихе Тому и удалось сбежать.
Тихий стук по столу - сигнал. Пора завтракать. Спрыгнув с табуретки, парень прибежал к маме.
Симона сильно отличалась от остальных людей-кошек своими лисьими ушами и хвостом. Хотя хитрости у этой не молодой женщины практически не наблюдалось.
Завтрак как всегда скуден, мелкое яйцо какой-то птахи и вода. Нелестно проворчав по поводу "барствующих за забором", Том принялся за еду.
За забором, кстати, действительно барствовали. Оградившись от мутантов высокой оградой, люди по ту сторону мало того, что сохранили нормальный облик, так ещё и усовершенствовались, частично стерев грань между человеком и машиной. Они стали называть себя бионоидами, чтобы отличаться от своих рабов андроидов и гиноидов.

***
В восемь утра, персональный гиноид Дина запустила свою программу и отправилась будить хозяина на работу. Занятие довольно долгое, учитывая сонный мат сквозь зубы.
В конце концов, чёрноволосый юноша поднялся с кровати. Нехотя потягиваясь, он направился в ванную.
"Каждое утро одно и то же..." - мрачно подумал парень, разглядывая отражение в зеркале.
Из комнаты послышалась трель телефона.
- Дина, скажи, что меня нет дома!
- Слушаюсь, - синтетическим голосом отозвалать та.
Мягко шлёпая босыми ногами по полу, гиноид направилась к шкафу.
- Здравствуйте. С вами говорит Дина. К сожалению хозяина нет дома. Ему что-нибудь передать?
Длинное молчание.
- Хозяин, мне сказали "срочно найти и пнуть на работу", - служанка прибежала в ванную.
- Тьфу ты, что там у них?
Девушка развела руками.
Выразив своё недовольство начальством на грубо-экспрессивном лексиконе, парень быстро собрался и отчалил на работу.

***
На работе парень встретил своих коллег. Таких же сонных и не понимающих, зачем их так рано дёрнули.
Босс хлопнул на стол внушительную папку и, обведя всех присутствующих взглядом, произнёс:
- Буду краток. Учёным срочно нужно ставить эксперимент. Ваша задача - доставить им неко. Как хотите, но чтобы завтра он у них был. Ясно?
Киваем.
- За дело!

***
Высадка в зону обитания мутантов не самая замечательная вещь. Но для отряда "Кровавый шторм" данная работа - смысл жизни. В обыденное задание "истребить всех нелюдей", добавилось "поиск неко".
Всего через пару поворотов на них набросились жуткие создания: люди со змеиным хвостом вместо ног. Чёрноволосый юноша незадумываясь выпустил автоматную очередь. Без того грязные стены забрызгала неприятного вида зелёная субстанция.
- Билль, а помнишь, нас отправили их сердца собирать?
- Ох, Рик, даже не напоминай.
Отряд продолжил путь, попутно осматривая ветхие дома. Никаких движущихся объектов замечено не было.
- Слушайте, а может этих фантастических неко давно лизарды поубивали? И мы зря ищем? - проворчал Рик.
- Не думаю. Я недавно одного видел. Во время облавы на логово лизардов, - возразил амбал.
Билль фыркнул:
- Они не живут в логове. А неко прячутся, подобно кошкам. Проверьте чердаки. Расредотачиваемся по двое!
Рик и Билль продвинулись на квартал дальше, где уцелел всего один дом. Перекинувшись парой жестов, они вошли в подъезд.
В нос ударил жуткий запах, будто гиганская буханка хлеба намокла и заплесневела. А ещё присутсвовал запах, который ни с чем не спутаешь.
- Ты тоже чуешь кровь? - прошептал Рик.
- Да. Не змееногие точно. Пошли наверх.
На самом чердаке им предстала страшная картина. На полу лежали трупы женщины и человека-ящерицы с изуродованной физиономией. Чуть в стороне сидел трясущийся парень-неко с окровавленым ножом.
- Прикольно, лиса и лизард, - присвистнул Билль. - Пацан, ты больной?
- Эта...мразь...он убил мою маму!!!!
Парни одновременно перевели взгляд на женщину-лису.
Рик мотнул головой и поднял автомат:
- Значит так, положи нож. Ты пойдёшь с нами. Шаг влево или право, а так же в любую часть света, кроме заданной и ты отправишься вслед за матерью. Понял?
Неко в ответ злобно зашипел.
Билль, в отличие от Рика, не тратил времени на болтовню. В специальный отсек автомата он вложил ампулу. Один меткий выстрел и неко тихо заснул под действием транквилизатора.
- Ты б трепался меньше, честное слово.
Отмахнувшись, Рик перекинул неко через плечо:
- Задание выполнено.


Глава 2.
Холодное сердце.




Начало нового дня - начало новых бед. В этом сто процентно убедился каждый член отряда "Кровавый шторм". Но лично для Вильгельма беда оказалась очень уж крупной.
Выяснилось, что учёные не собирались накачивать неко наркотиками. В место этого им необходимо узнать, можно ли сделать людей-кошек полноценными жителями города или они так и останутся дикими? В целях эксперимента, данный неко был подселён к Вильгельму.
Билль оную идею воспринял в штыки, но его быстро успокоили, сказав, что кроме Дины в доме должен быть ещё кто-то живой.
Плюнув на всех с высокой колокольни, он отправился домой. Вместе с неко.

***
Дома их встретила бессменная гиноид Дина. Сказав что-то про ужин, она вернулась на кухню. Билль дёрнул поводок, но неко стоял на месте и возмущённо шипел. Тот, в свою очередь, не церемонясь, вытащил пистолет и прижал дуло к его горлу:
- Мне глубоко наплевать на этот грёбанный опыт. И если ты не хочешь чтобы твои мозги разлетелись по стенке, быстро заткнулся и делай, что я скажу! Вопросы есть?
Неко испуганно замотал головой. А что ему оставалось? Со связанными за спиной руками ничего не сделаешь.
Чёрноволосый юноша снова дёрнул за поводок. На этот раз обошлось без сопротивлений. Отправив неко в спальню, Билль привязал его за шею к батарее.
- Прошу, развяжите мне руки...
- Что ты сказал?!
- Ничего... - почти шёпотом всхлипнул котёнок.
Бросив его так, Вильгельм ушёл по своим делам.
Том уселся на полу, уткнувшись лицом в колени. Светлые ушки грустно поникли от страха, боли и отчаяния. Ведь ему никто не поможет. Последний защитник умер два дня назад от лап лизарда. Неко остался совершенно один.
Дине было запрещено приближаться к котёнку, а ослушаться ей не даст программа.
- Меня бросили и ждут пока я не сдохну... - прошептал сам себе Том.
Так проходили дни. Правда неко немного подкармливали и периодически выгуливали, но не более того. Вильгельму он был совершенно безразличен.
Но в пятницу тринадцатого произошло что-то странное. После двухнедельного содержания у себя неко, Билль, наконец, освободил его.
Однако, котёнок повёл себя очень необычно. Вместо того чтобы удрать или расцарапать мучителю физиономию, он уселся на ковре и принялся вылизывать кровоточащие запястья.
- Ты что вытворяешь?!
Билль сходил в ванную и принёс оттуда небольшую капсулу размером с ладонь.
- Вытяни руки.
- Зачем? - неко, ещё помня пистолет у горла, выполнил просьбу.
- Увидишь.
Из капсулы вылетело жёлтое облако, которое тут же сгруппировалось вокруг ран на руках и шее.
- Щекотно. А что это?
- Лечебные нано-роботы. Значительно убыстряют процессы заживления.
Неко слабо улыбнулся.
- Чего лыбишься? Думаешь я стал к тебе лучше относиться? Через неделю будет проверка. Если ты вякнешь чего лишнего, то можешь попрощаться с этим миром.
Котёнок прижал ушки к голове.
"Меня по-прежнему никто не любит..."
После процесса лечения, Том ушёл на матрас у батареи. Завернувшись в тонкое одеяло, неко свернулся калачиком и беспокойно заснул.

***
Сон был крайне тревожным. Том крутился на своём ложе, протяжно мяукая.
- Твою мать, ты заткнёшься сегодня или нет?!
Пальцы больно схватили неко за плечи и с силой встряхнули.
- Мя...
Билль коснулся его шеи, намереваясь слегка удушить, и воскликнул:
- Ты ещё заболеть успел?! Чёрт, дать сдохнуть нельзя - меня уроют.
- Ффф...мяу...
Продолжая чертыхаться, чёрноволосый парень принёс лекарства. Котёнок ни в какую не хотел глотать горькие таблетки, до тех пор, пока не получил в челюсть.
- За что вы меня унижаете? - тихо спросил Том, потирая ушибленное место. - Я тоже хочу немного тепла...
С трудом сдерживаясь, чтобы окончательно не пришибить это существо, Билль насильно запихнул таблетки и зажал ему рот.
- Пока не проглотишь - не отпущу.
Неко был вынужден повиноваться. Лекарство подействовало довольно быстро. Примесь снотворного погрузила его в царство Морфея.
- Что ж ты будешь делать, - вздохнул Билль, теребя между пальцев ухо котёнка. - И какого чёрта я должен за тобой ухаживать?
Юноша поднялся с колен. Ещё минут пять он просто стоял над неко, не зная, что делать дальше.

***
Утренний луч блеклого солнца проскользнул в форточку и уселся аккурат между ушек Тома.
- Фффф...
Высунув из-под одеяла любопытный нос, котёнок с удивлением увидел рядом с матрасом кружку чая и пиалушку с мёдом.
Неко слегка коснулся желтоватой жидкости, а затем, слизнул сладость с пальца. Облизнувшись, он повторил действие. Снова и снова окуная руку в мёд, Том опустошил пиалу за довольно короткий промежуток времени.
Сытый котёнок замотался в одеяло и приткнулся носом к тёплой батарее. Чай так и остался не тронутым.
Билль вернулся после обеда. Какая-то неведомая сила с порога толкнула его идти проведать питомца. В спальне обнаружился мирно сопящий неко и пустая миска. Хмыкнув, парень снял с кровати небольшую камеру. Резким движением он вытянул из затылка провод, подключившись таким образом к камере. Перед глазами возникло небольшое окошко с записью утреннего мёдопоедания. Билль невольно умильнулся.
Досмотрев видео, юноша снова подошёл к неко.
- А ты забавный, оказывается...
Ответом ему было тихое "мя".


Глава 3.
Небесные прожектора.




Тихо плыли звёздной пыли
Небесные прожектора
Разбивали
Мои крылья
Стальное лезвие ножа

Origa "Player"



ПОВ Билль

Выстрел. Минус ещё одна тварь. Ох, как красиво размазались по стенке её мозги. Не работа, а сплошное удовольствие. Из переулка выскочили люди-ящерицы в количестве пяти особей, но не успели они до нас добежать, как слегли под градом пуль. Так вам! Пожрите свинца, с*ки!
Судя по воцарившейся тишине, в этом районе больше нет лизардов. Мы истребили ещё одну стаю. Замечательно.
Внезапно из подъезда вышел Рик с завёрнутым в куртку неизвестным существом. При ближайшем рассмотрении, им оказался совершенно белый мальчик лет шести. Он удивлённо приподнял уши...секундочку. Уши? Рик притащил с собой неко. На все вопросы он отвечал одинаково: "Зачем его убивать, если неко могут стать одними из нас? Или вы думаете Билль зря участвует в опыте? Отдам котёнка учёным, там они уже сами решат, что с ним делать."
Можно подумать, участие в эксперименте доставляет мне удовольствие. Осталось дотерпеть пять месяцев и я свободен от этого мутанта.
Возвращаемся на базу. Там от нас ждут отчёта о проделанной работе. А это так нудно.
И, надеюсь, найдёныша ко мне подселять не станут. Мне одного вполне хватает.

***
- За сегодняшний день убито 57 лизардов, 14 змееногих и был найден неко.
Я своё оттарабанил, остальное пусть Рик во всех подробностях рассказывает.
А я отправился домой. Отдыхать и набираться сил перед завтрашним днём. По пути заглядываю в магазин, но ничего особенного среди пёстрых обёрток так обнаружить не удалось. Пришлось обойтись соевым молоком и хлопьями.
На улице начала сгущаться темнота. Солнце давно спряталось за сопками, уступая место холодной сестре Луне. Надо поторапливаться. Ночью температура опускается ниже нуля градусов, а мои шмотки приспособлены только для дневных похождений.
Дома, прямо с порога чувствовался приятный запах жаренного мяса. Дина постаралась.
Быстро переодевшись, несусь на кухню. Такое чувство, что я минимум лет сто не ел. Жадно поглощаю пять хрустящих кусков, но на шестом что-то заставило меня остановиться. Чёрт! Я же забыл про неко!
Беру оставшийся кусочек и несу его в комнату. Мутант как будто знал, что ему обломится немного мяса. Облизнувшись, он одними глазами выпрашивал лакомство. Я не стал его мучить ожиданием. Молча сую в зубы неко кусочек мяса и, так же молча, ложусь на кровать. Мне необходимо выспаться.

ПОВ Том

Один кусочек за весь день. По крайней мере, это лучше, чем ничего. А мясо-то вкусное. Хотелось бы ещё, но кто ж мне его даст? Он обо мне совсем не заботится. Зачем меня отправили именно к нему? И убежать отсюда нельзя.
Приподнимаю штанину, осматривая небольшой золотистый браслет на лодыжке. Маячок. По нему быстро вычислят моё местонахождение, в случае побега.
Полная луна без предупреждения заглянула в окно. В комнате заметно посветлело. С интересом пялюсь на свою тень. Забавно, она повторяет все мои движения. Вот на стене появилась птичка. Изменяю положение рук - орёл превратился в попугая.
Но я отвлёкся от задуманного.
Осторожно вытаскиваю из-под батареи украденный ранее нож. Если я убью его, то смогу сбежать.
На цыпочках подкрадываюсь к кровати мучителя. Так, Том, представь, что это лизард. Убивать будет легче.
Шея максимально открыта. Мне это только на руку. Заношу над ним нож, одновременно любуясь бликами на лезвии. Сейчас или никогда.
Удар.
Вдруг запястье обжигает болью. Я не успел обернуться, как мою голову вдавили в подушку. Дышать стало невозможно. Судорожно дёргаюсь, но это совершенно не помогает. Захват слишком крепкий.
- С*ка, думаешь, ты самый умный? - проговорил мучитель, заламывая мне руки. - Думаешь, я не знаю, что ты делаешь в моё отсутствие?
Неожиданно он отпускает меня и швыряет с кровати на пол. Боооольно.
- Ну, и какую цель ты преследовал, - сгибаюсь пополам от мощного пинка в живот. - Чтобы решила моя смерть?!
Безмолвно глотаю слёзы.
- Тебя ещё раз ударить? Отвечай!
- Я...хо...хотел...сбе...жать...
- Идиот, - произнёс мучитель внезапно помягчавшим голосом. - Тебя всё равно поймали бы. В тюрьме, кстати, во много раз хуже.
Держась за живот, поднимаюсь с пола.
- Почему вы такой злой?
Тот лишь нахмурился:
- Я не злой. Я вижу в тебе мутанта. Терпеть вас не могу!
Слова резанули не хуже ножа. Я - мутант? Нет, я не такой как они. Картинка перед глазами расплылась от нахлынувших слёз. Что я натворил в прошлой жизни, и за что я теперь так влипаю? А ведь, мне просто хочется жить как все...
- Живо спать! И чтобы я тебя не слышал!
Всхлипывая, прячусь под одеяло.
А луна и звёзды продолжали безразлично пялиться в окно.

***
Раннее утро началось с пинков в спину и ора. Чем я ему снова не угодил?
- Мя?
- Я тебе дам "мя"! Приводи себя в порядок. Мы сейчас уходим.
И снова никаких объяснений. Что-то мне подсказывает, не на прогулку мы идём.
Сегодня над крышами домов завис серебристый туман. Я из-за него, увы, не смог полюбоваться красотой Утренней Звезды. Небо полностью скрылось под белёсым одеялом.
Пока мы шли по улице, люди постоянно на меня оглядывались и о чём-то шептались за спиной. С каждой минутой страх нарастал. Я понятия не имел, что будет дальше и куда меня ведут.
В какой-то момент я потерял мучителя из виду. Он словно растворился в толпе. Меня...бросили? И никто не вернулся. Всё верно, я выброшен как ненужная вещь. Плюс ко всему, меня завели туда, откуда я не найду обратную дорогу.
На углу улицы, под огромным деревом я провёл весь день. Мёртвые ветви угрюмо нависли надо мной, навевая совсем не оптимистичные мысли. Я даже не знал как и где провести ночь. В таком холоде можно запросто погибнуть.
В вечерних лучах кое-как создаю убежище между корней. На меня уже никто не обращал внимания. Вот так им безразлично чужое горе.
Солнце маленьким алым краешком сказало тихое пока, перед тем как провалиться за горизонт. Похолодало. Тонкие веточки от мороза покрылись ледяными иголочками. Чувствую, что начинаю дрожжать. Пальцы и ушки постепенно немели. Какой он изверг, бросил меня на верную смерть.
Забиваюсь между корней, ощущая подбирающийся к сердцу холод.
Прощай, Утренняя Звезда.


Глава 4.
Новый приют.




ПОВ Том

Осторожно шевелю пальцами. В ладонь моментально отдалось болезненное покалывание.
Подождите. Если я двигаюсь и чувствую, значит, я жив? Я пережил ночь? Значит не сильный мороз был.
А ещё, мне тепло, как под одеялом. Это солнце или...
Распахиваю веки. Первые две секунды я не понял где нахожусь. Перед глазами была стена.
Меня забрали с улицы?
Чтобы убедиться в реальности препятствия, вытягиваю руку. И от неожиданности замираю. Кто-то тщательно забинтовал кисть. Причём не поленился замотать каждый палец по отдельности. Нос уловил странный запах. И чем мне ещё руку намазали?
Со стоном переворачиваюсь на другой бок. Нет, это не дом Мучителя. Неужели нашлась добрая душа, которая не дала мне насмерть замёрзнуть?
Краем глаза замечаю рядом листок бумаги. Достаю его не гнущимися пальцами и разворачиваю. Это была записка.

"Котёнок (прости, не знаю, как тебя зовут), если захочешь кушать, на кухне под полотенцем завтрак. Так же можешь залезть в холодильник и съесть там то, что понравится. Распологайся. Буду вечером.
Рик.

P.S. Пожалуйста, не трогай компьютер."

Как будто я знаю, что такое "компьютер". Потом спрошу.
Потягиваюсь в лучах утреннего солнца. Не помню, когда у меня было настолько замечательное настроение. Сразу захотелось жить и радоваться всем мелочам. Но радость радостью, а перекусить всё же не мешало. Пойду посмотрю, какое угощение мне оставили.
Принимаю сидячее положение. Только сейчас я обнаружил, что на мне только белая футболка, размера на четыре больше моего собственного. Пожимаю плечами и под голодную песню желудка отправляюсь на кухню. По словам записки, еда под полотенцем.
И действительно, под жёлтой махровой тканью находилось несколько тарелок с разными, ароматно пахнущими, блюдами и кружка с чаем. Это всё мне?
Умерив животный пыл, склоняюсь над кусочками рыбы. Поджаристая корочка приятно хрустела на зубах, поднимая мне настроение ещё выше.
Следом я слопал две тарелки мяса. Наконец, осталась чашка со странными, ярко-красными плодами. Верчу в пальцах один из них и, затем, осторожно откусываю кусочек. И ещё один. И ещё.
Очухиваюсь только перед опустевшей тарелкой.
Думаю, Рику можно доверять. Хотя, я даже не видел его лица.
А за моими действиями, со шкафа, внимательно наблюдал большой чёрный кот.
Ближе к вечеру желудок снова заныл. Пришлось устроить набег на холодильник.
Какое всё холодное! Согреть бы. Достаю коробочку со знакомыми красными вкусняшками. Крепко прижимая к себе, возвращаюсь на кровать. Может, пока я буду спать, они станут теплее?

***
Сквозь сон пробивалась неразборчивая речь. Приоткрываю глаза. В другом конце комнаты маячила фигура, вероятно, принадлежащая Рику. И он с кем-то оживлённо разговаривал. Сбросив остатки дрёмы, я начал различать слова.
- ...да, ты кретин! За это тебя по головке не погладят!
Пауза.
- Ты прав, он у меня.
Снова молчание.
- А ты его вообще кормил, а? Только честно. Так я думал.
Подождите. Он сейчас разговаривает с Мучителем? Во, я попал, оказывается.
- Билль, я тебе неко в ближайшее время не отдам, так как глубоко сомневаюсь, что ты будешь заниматься его лечением. Ты хотя бы видел в каком состоянии я его подобрал? Ну и молчи! Отбой!
Шаги приблизились ко мне. Зажмуриваюсь, изображая сон.
- Можешь меня не обманывать, - засмеялся Рик. - И объясни, зачем обнял клубнику.
Пришлось подниматься с кровати.
- Клубника?
Вместо ответа он указал на коробочку. Это называется клубника?
- Согреваю.
Рик покачал головой и махнул рукой, зовя за собой.
Из любопытства иду следом. Он привёл меня к странному прибору с кнопками и прозрачной дверкой.
Так я узнал, что еду можно разогреть значительно быстрее.
И не особо я заморачивался на мысли по поводу того, как давно Рик чуть меня не застрелил. А ведь я и забыл, что он тогда был вместе с Мучителем. Я просто чувствую, Рику можно доверять.

***
На следующий день выспаться мне не дали. Но по добрым намерениям.
Рику требовалось снова намазать мои руки какой-то не очень приятной мазью с запахом протухших яблок. Правда, он мне объяснил, что только этот крем восстанавливает обмороженную кожу. Раз так, то потерпим. А то лицезреть пальцы синюшного оттенка совсем безрадостно.
- Я так и не спросил, как тебя зовут, ушастый? - спросил Рик, покрывая мазью ушки.
- Том.
- Симпатичный ты, Том.
Это он к чему сейчас сказал?
- Не ищи подвоха. Здесь тебя никто не обидит.
Улыбаюсь. Всё-таки я в нём не ошибся. Рик хороший человек.
- Можно спросить?
- Давай.
- Что такое компьютер?
Он хохотнул и показал на плоскую коробочку на столе. Надо же. Это и есть тот неприкасаемый предмет?
- Мне пора на работу. Завтрак на столе. Разогревать ты умеешь. Так...ага...буду вечером, - бодро произнёс Рик, бинтуя мне щиколотку.
Именно тот маячок примёрз к ноге, усугубив всё действие мороза. Сам прибор, в разломанном виде, лежал рядом на тумбочке. С внутренней стороны особо заметны бурые пятна застывшей крови. И почему он так и не выкинул эту железку?
Растрепав мне макушку, Рик покинул квартиру. Я снова один. Ну, если не считать кота по кличке Бубенчик. Хотя, как собеседник, он бесполезен. Большой пассивный кот. Скучно.
Залезаю на подоконник, чтобы проводить взглядом Рика. Его легко выделить из толпы по неестественно сиреневым волосам. Он шёл быстрым шагом по направлению к ближайшему повороту. Там Рик станет недоступен моему взору, и я не смогу отследить его дальнейшую траекторию движения. Жаль.
Вздохнув, спрыгиваю на пол. Желание покушать у меня ещё никто не отменял.

***
Прошла неделя.
Обмороженная кожа практически пропала. Только на лодыжке оставалось желтоватое пятно. Пальцы и ушки двигались без болезненных ощущений. В какой-то степени, это можно считать прогрессом.
Рик сообщил, что я набрал в весе пять килограмм. Наверняка за счёт трёх разового питания.
Три дня назад он пытался обучить меня пользоваться столовыми приборами. Но я, увы, не могу отличить кофейную ложку от чайной. Рик не стал даже повышать голос. Значит, он всё понимает. И не требует идеального зазубривания.
Замечательный человек.
Каждый вечер я жду Рика на подоконнике. Он всегда приносит мне что-нибудь вкусное.
А я, в ответ, привожу в порядок дом (правда, пока у меня болели руки, я ограничивался протиркой пыли).
Но сегодня он пришёл не один. С Мучителем. Я в ужасе спрятался под одеялом. Что бы значил его приход?


Глава 5.
Усмешка судьбы.



ПОВ Том

Мучитель, к счастью (и благодаря одеялу), не заметил меня. И я, воспользовавшись моментом, тихо наблюдаю.
Действительно, какова цель его прихода? Я или всё же что-то иное?
Рик принёс две чашки с кофе и сел рядом с ним. Хм, их интересует компьютер. Отлично, он скоро уйдёт.
- Так, ты пока пошарься по Сети. Мне котят покормить нужно. Том! Бубен! Вы куда спрятались?
Тут же, звеня бубенчиком на шее, по мне пробежались четыре лапы. Рик моментально подхватил кота и понёс на кухню.
- Том! Вылась! А то филе тунца пропустишь.
Нет-нет-нет, только не при Мучителе. Почему нельзя попозже?
- Где ты? Решил со мной в прятки поиграть? Ну, давай.
Рик принялся нарезать круги по квартире, одновременно заглядывая в шкафы и прочие элементы интерьера. После шестого круга, он растерянно уселся на ярко-зелёный ковёр. Надеюсь, он не подумал, что я сбежал?
Наверно не стоит его расстраивать. Осторожно спускаю с края кровати кончик хвоста и принимаю спящий вид. Пусть Рик решит, что я не услышал.
Судя по шагам, он меня заметил.
- Вот ты где! - обрадовался Рик, отгибая угол одеяла.
Не разлепляя глаз, прячу голову под подушку. В этот же момент между лопатками я почувствовал мягкие гладящие движения. Невольно урчу от удовольствия.
- Просыпайся, тебя ждёт рыбка. Вкусная, ммм.
Как назло, к кровати подошёл Мучитель. Я это просто почувствовал. От него исходит такой холод, что даже в Сибири и то теплее.
- И чего ты с ним сюсюкаешься?
Сжимаюсь в комочек. Пусть он исчезнет, пожалуйста-а!
- Билль, уйди отсюда, Том тебя боится!
Это шутка? Рик за меня заступается? И готов ради меня выгнать своего друга?
- Вообще или подальше от него? - съязвил Мучитель.
- Быстро скачивай, что тебе нужно и вали на все четыре стороны.
- Дашь ему разок треснуть?
- Дашь тебя без зуба оставить?
На этом их перепалка закончилась. Не прошло и пяти минут, как ненавистный мне человек испарился из квартиры. Облегчённо вздыхаю.
- Хочешь, я тебе в кровать рыбку принесу?
Размахиваю руками:
- Нет-нет. Не стоит. Я сейчас сам на кухню приду.

ПОВ Автор

Минуло около четырёх месяцев.
За это время забитый котёнок преобразился в уверенного в себе кота, который, в случае, чего мог запросто огреть недруга парой боевых приёмов.
Рик вложил в Тома все свои силы, обучая тому, что знал сам. Но оружие пока не давал, считая данный навык следующим этапом.
Неко очень быстро повзрослел. Он уже не казался 17-летним подростком с вечно разбитыми из-за тренировок костяшками. Светлая шерсть выпала, уступив место более тёмной. Из-за этой метафоры Том выглядел, как и было положено - 20-летним парнем.
Возможно, такой скачок в развитии объясняется сменой условий существования. Но точен ли факт, никому ещё не известно...
- Ты хочешь найти работу? - вдруг спросил Рик во время игры в шахматы.
Неко, не отрывая взгляда от фигур, поинтересовался:
- А в чём будет заключаться работа?
- Со мной будешь отстреливать нечисть. Пользоваться автоматом, я тебя научу.
Сделав ход Башней, Том задумался:
- У тебя же есть напарник.
- Билль? Издеваешься? Вообще, у нас там нет такого понятия, как напарник. По сути, каждый за себя.
Неожиданно со шкафа на шахматную доску спикировал Бубенчик. Громко мяуча, кот потребовал внимания к своей персоне. Засмеявшись, Рик потрепал любимцу загривок.
- Вопрос в другом, - продолжил разговор Том, поднимая с пола Белого Короля. - возьмут ли меня?
- Я за тебя могу поручиться.
Неко поднялся с дивана и тихо приблизился к окну. Пушистый тёмно-серый хвост мотался из стороны в сторону, демонстрируя полную безмятежность своего обладателя.
За окном ничего особенно не происходило. Если, конечно, не считать дерущихся за кусок мяса облезлых двухвостых собак.
- Ты согласен работать со мной?
- Почему бы и нет?

ПОВ Том

Сосредоточиться. Не отвлекаться.
Глубокий вдох. Вы-ы-ыдох.
Выстрел.
- Молодец! Ещё чуть-чуть и концентрация тебе не понадобится, - Рик протянул мне патрон.
- Можно передохнуть? Рука уже от отдачи болит.
Парень кивнул. Единственный человек из всех, кто меня понимает.
Сверху по винтовой лестнице кто-то спустился. Мы решили не оборачиваться. Надо будет - сам обратится.
- Мальчики, - защебетал приятный женский голос. - наверху собрание. Начальство требует вашего присутствия.
Переглядываемся. Что на этот раз? Спуск в шахту?
Рик похлопал меня по затылку, пропуская вперёд. Странно, от его прикосновений становится очень приятно. Я начинаю чувствовать себя маленьким котёнком. Хочется улечься у него на коленях и помурлыкать.
- Очнись, мы уже пришли, - шёпот возле уха.
Мотаю головой. Надо же было, так выпасть из реальности.
- Статистика показала, - вещал директор. - что на задании вы ведёте себя просто пофигистки по отношению к друг другу. С сегодняшнего дня я наобум разбиваю вас на пары. И каждый будет в ответе за другого! Ясно?
По залу пронеслось унылое "угу".
- Так же я пойду ещё дальше. У каждой пары будет свой имплантант. Чтобы вы друг друга чувствовали! Учитесь, вашу Матрицу, думать не только о себе! Свободны! Вечером вы узнаете, с кто с кем будет.
Прижимаю ушки к голове. Мне это не нравится. Невольно пересекаюсь взглядом с Вильгельмом. Тело нервно передёрнулось. Только не с ним!
- Том? Ты в порядке?
- Не обращай внимания. Всё замечательно, - голос предательски дрожит.
- Не ври.
Вздох. Как ни крути, всё равно поймёт.
- Я знаю. Ты не хочешь работать в паре с ним. Угадал.
Одними глазами подтверждаю его мысль.
Нежно касаюсь его руки кончиком хвоста. Рик сразу понял, чего я хочу. Немного ласки и тепла.
В объятиях я снова выпал из реальности. Провожу языком по его шее. На большее я сейчас не способен. Да и человеческим поцелуям меня никто не учил.

***
"Список пар:
Питер - Михаэль
Роберт - Саки
Фундук - Дэвид
Рихард - Адлер
.....
Генри - Рик
Вильгельм - Томас"

Я так и знал. Великий и могучий Закон Подлости. За что?
Ударяю кулаком стену. Это наверно ошибка.
- Думаешь, мне так хочется быть с тобой в паре?
Неподалёку от меня, опершись ногой о стену, стоял Вильгельм.
- А замену сделать можно?
- Если директор решил, то спорить с ним так же бесполезно, как пытаться открыть удалённый файл. И не стой здесь. Нам в 694 лабораторию.
- Зачем?
Билль больно дёрнул меня за ухо:
- Ты чем слушал? Или это для красоты? Имплантировать чипы нам будут.
Только не это! И только не с этим извергом!
Но, как говорится, с подводной лодки никуда не убежишь.
Мужчина в белом халате указал на стул. Правда, он больше напоминал пыточное кресло. С подлокотников и спинки свисали какие-то провода.
Мда, не велик у меня выбор.
Стоило только сесть, как я оказался привязанным к стулу. Провода словно активировались сами и плотно приматывали руки к подлокотникам. И похоже это ещё не всё. По груди крест-накрест проползли две змейки, пригвоздив меня к спинке. Становится тяжело дышать. Чёрт, мне страшно.
Смотрю в сторону своего, так называемого, напарника. Тот в таком же положении, что и я. Но сам факт, он спокоен, как танк!
Неожиданно в шею вонзилось что-то острое. В этом месте обширный участок кожи потерял чувствительность. Всё, что мне оставалось - пялиться на циферблат часов.
Семь минут показались мне вечностью. Как только шею обмотали бинтом, меня сразу же опустили.
Возле выхода я нос к носу сталкиваюсь с Риком.
- Живой?
Задерживаю взгляд на его шее. Бинт явно указывал на прохождение той же процедуры.
- Не важно, - ушки грустно упали. - Он убьёт меня. Рано или поздно. Я труп.
- Не наговаривай. Пошли домой? Я дам тебе чай с успокаительным.
Безэмоционально смотрю на кроссовки. Реально ли вообще исправить Вильгельма? И стоит ли пытаться? И как доказать ему, что котинои не лизарды и, тем более, не змеины? По-моему это дело дохлое...


Глава 6.
То, что скрывается за карими глазами.




ПОВ Том

Сегодняшняя ночь была самой худшей за всю мою недолгую жизнь. Мне снились кошмары, где я должен убегать или пытаться спрятаться от Вильгельма.
В четвёртом часу ночи, я уже не мог спать. Пришлось вставать и идти на кухню за снотворным. Оного на привычной полочке не оказалось.
Чертыхнувшись, лезу в холодильник. Молока тоже нет.
Хорошо день начинается. Пятой точкой чувствую, не к добру это.
Билль, тот ещё демон. Не представляю, как с ним работать можно. Чего я тогда затупил? Убил бы и жил себе спокойно. И не той жизнью, которую мне пытаются навязать.
С тихим скрипом заползаю на подоконник. Этой ночью Луна особенно яркая. Правда, "стареющая". Но это не лишает её красоты. Тихая, святая ночь...

***
- Том? То-о-ом? Томас? Проснись, а?
Кто там спать не даёт?
Тру пальцами слипшиеся веки. Только с третьего раза мне удаётся распахнуть их. В глаза тут же ударил слепящий солнечный свет.
Плюс ко всему, я, оказывается, уснул на подоконнике.
- Доброе утро, Рик! - сладко потягиваюсь. - Что сегодня на завтрак?
- Доброе, - фиолетовая голова вынырнула из-за двери шкафчика. - Хм, я ещё думаю. А тебе чего сейчас хочется? Запеканку или оладьи?
Бесшумно спрыгиваю на пол.
- Запеканка - это кальций, а оладьи - тесто. Но, в принципе, если добавить яблоки, то будет тесто с железом, - продолжил Рик.
Тяжёлый выбор. И то, и то очень вкусно. Хотя, молоко тоже кальций.
- Оладьи с молоком.
Тот хихикнул:
- Выкрутился.
Улыбаюсь. День должен быть удачным. По идее.
Пока Рик возился с завтраком, я отправился "чистить перья". Оххх, не люблю вкус зубной пасты.
Оперевшись об раковину, смотрю в зеркало. Из отражения на меня смотрел невыспавшийся парень с синяками под глазами. Чёрт, с волосами надо что-то сделать. В хвост завязать или косички заплести? Или просто помыть?
- О чём задумался?
Разворачиваюсь в сторону двери:
- Не знаю, что с причёской делать.
- Давай тебе африканские косички заплетём? - бодро предложил Рик.
Удивлённо вытягиваю уши. Я не ослышался? Он не против?
- Том, быстренько приводи себя в порядок и дуй на кухню. Я хочу, чтобы ты яблоки порезал.

***
Первый день в паре с Вильгельмом. Прибейте меня кто-нибудь.
Вдобавок, нашу группу отправили на новый объект - разрушенный подземный город Сейсмос. Задание состояло не только в расстреле лизардов. В городе находился некий артефакт, неизвестно как выглядящий. Принесите то - сами не знаем что, в общем.
Позади нас шёл Рик. Не доверяет он меня Вильгельму. Правильно делает. И мне спокойней.
Над головой, сквозь треснувший потолок пробивались лианы из полупрогнивших корней, создавая впечатление, что вся эта конструкция вот-вот обрушится на голову и погребёт под многотонным слоем земли. Не весёлая перспектива.
Самой необычной деталью города были стены. Причудливые, вырезанные из камня фигуры и узоры, символизирующие былое величие, покоились в специальных, не менее удивительных, углублениях земляной стены коридора.
Перепрыгивая через полуметровые трещины, приближаюсь к круглому залу. Идеально гладкая поверхность вызвала подозрение.
Поднимаю с земли небольшой камешек и бросаю в центр круга. К моему удивлению, он просто растворился в алой вспышке.
- На полу, что-то есть... - озвучиваю мысль.
Билль, в свою очередь, заметил:
- Лазерный пол. Похоже, мы близки к артефакту. Странно, что такая технология ещё жива.
Внезапно, над нами послышался странный гул. Сверху посыпались комья земли. Следом раздался грохот, и часть потолка всё-таки свалилась, перекрыв дорогу назад. Мы влипли.
- И что дальше? - скрестил руки Вильгельм.
Опускаюсь на пол. Если это лазеры, то они не должны быть сплошным полем. Медленно провожу ладонью над поверхностью. Действительно, здесь есть разрывы.
Быстро скидываю с себя "камелоты" и закатываю штанины:
- Я на разведку, а вы - ждите.
- Том, ты рехнулся? - схватил меня за локоть Рик. - Никто ещё не смог пройти лазерный пол!
- Поверь, я знаю, что делаю.
Босой ногой осторожно "прощупываю" воздух над полом.
Таким образом, мне удалось пройти до середины. Потом начались проблемы. Островки куда-то исчезли...или у меня пропала чувствительность? Чёрт, не хочется переходить на тепловое зрение. Но, видимо придётся.
Процедура смены формы зрачка довольно болезненная. Не удивлюсь, если у меня ещё и кровь из глаз пойдёт.
Самое главное - сосредоточится. Ни о чём не думать. Только мысленно представлять, как круглый зрачок медленно вертикально вытягивается.
По щеке, что-то течёт. По запаху чувствую - кровь. Так и знал.
Открываю глаза. Мир полностью переменился. Он играл красками от фиолетового до ярко-красного. На полу теперь отчётливо были видны синие "холодные" участки без лазера. По ним, я и преодолел вторую половину пути.
А кровь-то не останавливается. Я что, сильно повредил радужку? Не привлечь бы на запах лизардов. Стоп, а они вообще здесь есть?
Ориентируясь только по едва видным очертаниям, иду вглубь "голубого" коридора. Хотя, наверно он чёрный, но я-то вижу температуру его стен.
Спустя какое-то время, падаю на колени, не в силах разбирать дорогу.
Вдруг в другом конце коридора появилось три тёмно-жёлтых силуэта. С острыми ушками и хвостами. Для котиноев сильно мелкие. Тогда кто же они?
- Мяяя! Мя! Мяя! - загалдела троица.
Как ни странно, я понял их. Я чужак. И они подняли панику.
(далее диалоги на языке мяуканий - прим. авт)
- Кто вы?
- Разумная раса кошек, а ты кто, чужак?
- Меня зовут Том. Я котиной.
- Надо же, вы вроде как вымерли.
- Нас осталось около двадцати.
Самый крупный кот замолк. Но ненадолго.
- Как ты преодолел Поле Смерти?
Кот начал приближаться. На фоне оранжевой руки сильно выделялись синие когти, которыми он схватил меня за горло. А они не очень-то дружелюбны.
- Хм, любопытно. Я слышал о вашем умении менять тип зрения, но никогда не видел. А ну, покажи, как вам это удаётся?
- Не могу. Только завтра.
- Почему?! - давление стальных когтей усилилось.
- Я могу ослепнуть. И вообще, вы меня убить хотите?
- Мы добываем информацию! - одновременно ответило трио.
Замечательный способ. Совсем они что ли одичали от такой жизни? Хотя, я даже их лиц не вижу. Похожи ли они на людей? Или это просто кошки, ходящие на двух ногах?
- Ты живёшь не среди себе подобных. Почему?
- Так надо.
- И какой ты котиной? Сама раса котиноев гордая. Никакие люди не могут им указывать! Выродок! Ты хотя бы в курсе, откуда вообще взялись котинои? - дыхание от давления лапы стало спёртым. - Давно, человеческая раса и раса разумных кошек жили бок о бок в одном городе. Но однажды несколько людей выкрали часть наших кошек и изнасиловали. В результате возвращённые кошки родили гибридов. Мы порвали все союзы с людьми и ушли под землю, бросив полученных детей им под ворота. Людям они тоже не были нужны. Восьмерых детёнышей вырастил какой-то бродяга, которого выгнали за стены города. Четверо мальчиков и четверо девочек дали начало новой расе. Слишком близкородственные скрещивания давали не кошек, а лис. Правда, лисы не стали отделятся и так же называли себя котиноями. Вы бы продолжали размножаться в геометрической прогрессии, если бы вам не мешали пришедшие с юга лизарды и змеины. Что ты теперь думаешь о людях?
По крайней мере, я не мутант, а просто гибрид. Плюс, не все люди одинаковы. Или я во всём глубоко заблуждаюсь?
- Убьёшь меня? Все продукты генной инженерии обычно уничтожаются.
Кот отдал команду:
- Избавиться от чужака!
Вот и конец. Двадцать лет для котиноя уже много.
Неожиданно сзади я услышал человеческую речь:
- Отлично, давай сюда земли насыпь!
Что? Они банально насыпают на пол землю? Всё гениальное - просто.
- Ура, мутанты!!! Сейчас я вволю постреляю!!!
Вильгельм. Неисправим совершенно.
Коты, похоже, испугались этого психа. Билль даже выстрелить не успел, как они все разбежались.
- Том, как ты?
Голос принадлежал Рику.
- С одной стороны люди сволочи, но с другой - я бы не существовал.
- О чём ты?
- Забудь... - отворачиваюсь в другую сторону.
Несколько человек отправились дальше. Меня на разведку не пустили, сославшись на невменяемое состояние. Да пошли они! Особенно, Вильгельм!
Рик остался рядом. Только ему я всё и рассказал. Оказалось, он никогда об этом не слышал и до этого момента считал котиноев созданиями радиации.
- Что мне делать дальше?
- Для начала - выбраться отсюда, - по интонации чувствую улыбку.

***
Плутаем уже не меньше двенадцати часов. А может и больше. Наша группа либо заблудилась, либо тот заваленный путь и есть единственный выход. Главное, все сигналы напрочь глушатся. Напарник Рика предположил, что здесь какие-то специальные, создающие помехи, приборы. Может быть.
- Мы двадцать два часа не были на поверхности. Предлагаю привал, - сказал Билль через некоторое время.
Спать на сырой земле, мне не в новинку. Сворачиваюсь калачиком и, обернув под курткой вокруг тела хвост, засыпаю. Но очень чутко. Малейший шорох заставлял меня открыть глаза, дабы убедиться в отсутствии опасности.
Среди ночи я проснулся от несильного тормошения.
- А?
- Не против, если я к тебе прижмусь? Холодно.
- Мог бы и не будить, - шёпотом ворчу, переворачиваясь на другой бок. - Ты же знаешь, я только тебе это позволяю.
Так, крепко обнявшись, мы и проспали до самого "утра". Вместе действительно теплее.

***
Едва проснувшись, зажимаю ладонями глаза. Мне необходимо сменить зрачок.
Перетерпев пять минут боли, возвращаю всё на круги своя. Щёки снова в крови, но это меня не сильно волнует.
Поиски выхода снова затянулись. Мы уже глубоко наплевали на артефакт. И еда уже кончается.
Странно, разумных кошек тоже нигде нет. Прячутся? Или караулят?
- Идём назад? Откапываться? Выход только один! - выдохнул амбал.
Возникла новая проблема. Никто не помнил обратной дороги.
- Давай, неко, по запаху! Ты же наполовину животное!
- Ещё раз, Вильгельм, назовёшь меня неко, кишки выпущу!
Когда я голоден, меня лучше не злить.
- Неко! Неко! Неко!
- С*ка!
Даже Рик не смог меня удержать. Запрыгиваю на этого гн*ду и укладываю его на лопатки. Самопроизвольно мне пришла в голову идея напугать его:
- Мяяясооо! - хищно улыбаюсь. - Завтраааак!
- Ээээ, я тебе не завтрак!
Как быстро Билль пугается. Забавно.
- Всегда хотел узнать, какое на вкус человеческое мясо!
- Отвали, животное хр*ново!!!
Ни с того, ни с сего амбал схватил меня за шиворот и швырнул о стену.
- Совсем крышей поехал, бедненький.
Перед глазами бегали звёздочки. Не слабо я головой ударился.
- Расстреляем? - моментально предложил Билль.
- Я тебе расстреляю! Сначала разберись, в чём дело! - рявкнул Рик. - К тому же, ты сам его спровоцировал!
Голова раскалывается. Ничего не понимаю. К чему бесполезные ссоры?
- Том, что на тебя нашло?
- Мя...ф...
Темно...

***
Распахиваю глаза. Где я?
Мы ещё не выбрались? Похоже на то.
- Вот мы вдвоём и остались...
Что?!
Резко подскакиваю. Коридор исчез. Вокруг была небольшая, абсолютно пустая комната. И Вильгельм.
- Где все?
Вместо ответа он указал куда-то вверх.
- Потолок...то есть, пол обрушился. Наши разошлись искать обратную дорогу, а меня с тобой оставили.
Шикарно. Сколько здесь потайных комнат?
Втягиваю носом воздух. Одна из стен точно должна иметь какую-нибудь нишу.
Возможно, нюх меня не подвёл. Ногтями вгрызаюсь в землю, пытаясь раскопать путь на свободу.
- А ты чего сидишь?!
- Сам бы попробовал копать со сломанной рукой.
Только сейчас я обратил внимание на неестественно вывернутую конечность. Невольно вспоминаю слова мамы: "В слюне котиноев содержится вещество, аналогичное анестезии. Если что-то сломаешь, просто укуси себя..."
Чёрт, я должен его кусать?! Видимо, да. Надо же как-то доказать Вильгельму, что котинои, блин, не тупые мутанты.
- Сильно болит? - сажусь рядом на корточки.
- Ты себе кости никогда не ломал? Конечно, больно!
Ладно, фиг с тобой, золотая рыбка.
Выдёргиваю из ремня на лодыжке небольшой ножик, чтобы разрезать рукав на запястье. Зубы зубами, но даже они не прокусят одежду из толстой кожи.
- Что ты делаешь?
- Обезболивающее вводить буду.
- Чем?!
Я предпочёл не отвечать на вопрос. Сам увидит.
Сконцентрировавшись на мысли, что Билль тоже имеет право на помощь, вцепляюсь в плоть. Во рту сразу же образовался медный привкус. Пока фермент не подействует, отпускать нельзя. Даже не смотря на его крики.
- Хватит. Я руку до локтя уже не чувствую, - как-то непривычно спокойно попросил Билль.
Разжимаю челюсть. На коже остались следы и четыре маленькие ранки от клыков.
- Спасибо...
Губы Вильгельма растянулись в улыбке. Не привычно. Никогда не видел радости на его лице.
- Не за что... - улыбаюсь в ответ.
- Скажи честно, ты меня тогда наё*ывал? С мясом?
Хмыкаю:
- Разумеется. Я просто хотел тебя проучить.
Возвращаюсь к стене. Копать придётся долго.
- Чёрт, Том, у нас фонарик садится.
Отсутствие света не страшно. Гораздо хуже - сдохнуть тут от голода.
Усиленно копаю дальше.
Фонарь мигнул своей спиралью и медленно погас.
Очень зря я избавился от теплового зрения. Сейчас оно очень бы помогло.
- Как ты думаешь, сутки прошли?
Я не разбираю в какую сторону летят комья земли, моя основная задача - копать.
- Наверно. А что?
- Ничего.

***
Я устал. Сколько времени я копаю эту грёбанную стену? Когда она кончится?!
С размаху пинаю ногой по раскопанному месту.
Вдруг, отвалившийся комок земли пропустил в темницу лучик света.
- Билль? Ты спишь? Ау!!
Чёрт с ним. Воодушевлённый удачей, собираю все оставшиеся силы. С каждой минутой окошечко становилось всё больше.
В конце концов, я смог вылезти из комнаты.
Вокруг простиралась грязно-оранжевая земля, со смолистыми лужицами какой-то радиоактивной дряни. А над ней возвышалась громадная гора с торчащими корнями уже мёртвых деревьев. Жутковатое зрелище.
И как далеко мы ушли от входа?
- Вильгельм, твой Процессор, хорош спать!
Возвращаюсь к этому соне. Тормошу его со всех, оставшихся после раскапывания, сил. Разбудить удалось только с помощью хлопания по щекам.
- Чего тебе? Пожалуйста, не вяжись, мне хр*ново. - пробормотал Билль. - В кармане рация, свяжись со штабом. Снаружи не должно быть глушилок...

***
Всё хорошо, что хорошо кончается. Мы пробыли под землёй трое суток. Из них половину без еды и воды.
Артефакт так найден не был. Хотя, никто о нём и не вспомнил. Да и зачем?
Вильгельму обработали перелом и запаковали руку у твёрдую резину.
После лечения он зашёл ко мне в палату и снова поблагодарил. По его словам, без моей анестезии он мог за просто умереть от болевого шока. А ещё, Билль, в знак благодарности, принёс несколько конфет.
- У меня назрел вопрос, - разворачиваю шуршащую золотистую обёртку.
- Какой?
- Ты перестал видеть в котиноях мутантов?
- Да.
Я ошибся. Вильгельма всё-таки можно исправить. За сегодня, это самая лучшая новость.


Глава 7.
Новогоднее волшебство.




ПОВ Автор

В Берлине-2 никогда не бывает снега. Снежные циклоны сюда просто не заносит. За все послевоенные года, мостовые и крыши домов ни разу не укрывались белым покрывалом из крошечных снежинок. Мало кто из сегодняшних жителей видел снег. Да и те, уже дряхлые, выжившие из ума, старики. Но их сыновья и внуки помнят их истории о падающих с неба холодных пушинках и огромных белых сугробах, из которых так замечательно лепить снеговиков.

ПОВ Том

В календаре 28-е декабря. Вокруг суета и непонятная беготня по магазинам. Все в спешке скупали и без того дефицитные конфеты, и мелкое барахло. Интересно, зачем?
Вдруг из-за угла показался Рик с чем-то зелёным и пушистым в руках. Неужели и он поддался всеобщему дибилизму?
Сползаю с подоконника и иду к двери. Он сейчас придёт.
Я узнал его по шумным шагам. Выждав пару секунд, открываю замок.
- Привет, котёнок, - смеётся. - Смотри, что я принёс. Только не пытайся есть ёлку, она искусственная. Еле достал. В наши времена это такая редкость.
- Скажи мне, что происходит? Почему ты ведёшь себя как все остальные бараны?
Вопрос загнал его в ступор:
- Том, никогда не праздновал Новый год?
Отрицательно мотаю головой. Мало того, что никогда не праздновал, вообще в первые слышу.
- Ууууу, как всё запущено! Будем исправлять!
Последующий час мы ставили ёлку в центре зала. Правда, большая часть времени ушла на перестановку мебели.
Но самое интересное было позднее. Из ниши Рик вытащил потрёпанную картонную коробку. Внутри лежала какая-то блестящая шебуршинка, звезда и шары.
- И зачем оно?
- Вот эту звезду водрузи на макушку. Шары по веткам, а мишуру вокруг. Понял?
Придумают же.
- А суть праздника какая?
- Встретить следующий год 31 числа в 25 ночи и сделать друг другу подарок.
- А если не знаешь, что дарить? - вешаю ярко-жёлтый шар на верхнюю ветку.
- Такого не бывает. Внимательный осмотр вещей всегда на что-нибудь наталкивает.
Хм, если вспомнить, Рик пару месяцев назад жаловался на вылетевшее колёсико мыши. О! Может поискать компьютерную мышь?
- Ку-ку, - щелчок пальцами перед носом. - не спи.
- Ой, извини.
Украсив ёлку, мы, следующим этапом, развесили по всей квартире звенящие колокольчики.
Странно, я так никакого праздника и не почувствовал.
- Вообще, все подарки отдаются директору. Он вешает бирочки с именем адресата и кладёт под ель в зале.
- С этого места поподробней.
- Окей. У нас на работе каждый год вечеринка. Сами коробки лежат под ёлкой с самого её начала. Когда придёт 25-й час, мы распаковываем подарки, ещё раз выпиваем и разбредаемся по домам.
Надо же! Должно быть, это весело.
- Только Вильгельм никогда не приходит. На Новый год у города рухнула одна из стен, и к нам проникло несколько лизардов. В тот день он лишился своего младшего брата.
- Так вот почему он ненавидит мутантов!
- Верно. Для него Новый год траур, а не праздник.
Наш разговор прервал звонок. Рик, удивившись неожиданным гостям, подошёл к двери.
Прислушиваться я не стал. Не моё дело.
В гостиную, вслед за Риком, вошёл Билль. Что его снова сюда принесло? Тем более с таким мрачным видом.
- Тебе босс просил передать, - он вытащил из кармана небольшую флешку.
- Замечательно. Я давно жду эти материалы.
Вильгельм осмотрелся.
- А где второй?
- Кто? - не сообразил Рик.
- Светлый котофей. Ты его учёным отдал.
- Во-первых, котиной, а не котофей, во-вторых, он у меня один с самого начала.
Стоп, он меня не узнал? Я в двадцать не похож на себя в семнадцать?
- Ты меня накалываешь? Ни одна тварь, живущая на земле, не может так быстро повзрослеть!
- Может. Знаешь, сколько здесь было светлой шерсти, когда он линял?
Мне сейчас стыдно вспоминать. Всё вокруг я просто захламил своим присутствием. Неделя ушла на чистку жилища. Но, Рик на меня не сердился. Возмущение он переносил на Бубенчика, который в этот момент тоже устроил линьку. Тяжело ему, наверно, с двумя линяющими котами.
- Попробуй спросить у него то, что известно только вам обоим.
Подаю голос из недр кухни:
- Пусть только рискнёт - без потрохов останется! Я не хочу об этом вспоминать!
Вильгельму пришлось смириться с моим заявлением. Со странным выражением лица он покинул нашу квартиру. Возможно, Билль ещё не осознал, что я и "тот котёнок" одно и то же лицо.

***
Обязательно заворачивать подарки в блестящую бумагу? В чём смысл? Ведь главное всё равно внутри.
Аккуратно засовываю в пакет украшенную коробку с новой мышкой в виде лягушки. Кнопки-глаза просто обязаны дарить Рику хорошее настроение.
Поправляю вылезшее из-под шапки ухо. Пока правительство официально не разрешит котиноям жить в городе, я вынужден маскироваться. А именно, носить шапки и прятать хвост под курткой. Вроде, так просто, но в то же время, уши так и норовят предательски вылезти в самый неподходящий момент.
Неожиданно моё внимание привлекла необычная вещица. Маленький кинжал с ножнами в виде зуба. И, судя по цепочке, это носится на шее. А что если...подарить его Вильгельму?
- Можно взглянуть поближе?

***
Совсем недавно Рик научил меня пользоваться компьютером. Он включён в сеть просто круглосуточно. Пока законный хозяин отсутствовал, я взгромоздился на стул. В киберпространство мне влезть не дано - нет соответствующих имплантантов. Хм, у него включена "болталка". Посмотрим, кто там.
Открывшееся окошко показало огромное количество групп. По алфавиту нахожу "Кровавый Шторм". Сейчас в сети только один человек.

Ник: Кровавый Вилль.
Статус: Поздравите с НГ - пошлю на х*й! >__<

Кровавый Вилль (17:20):
Не кричи. Том здесь не причём. Я на него жучок повесил.

Рики-Тики-Тави (17:21):
Ты в него влюбился? Это на тебя не похоже совсем.

Кровавый Вилль (17:23):
Сам себя не узнаю =_= Видимо, я где-то хорошо ударился головой.

Рики-Тики-Тави (17:25):
Мой тебе совет. Не крути с ним роман, если ты не собираешься быть с ним долго. Не разбивай ему сердце.

Провожу пальцем по грани каменного лепестка.
Я должен разобраться, это коротковременное влечение или любовь? Рик прав, Том очень ранимый. Нельзя убивать в нём душу.

Кровавый Вилль (17:36):
Ещё не слишком поздно. Отправь его ко мне.

Рики-Тики-Тави (17:37):
Ответь мне на один вопрос. Каменный цветок миф или реальность? Ты его нашёл?

Кровавый Вилль (17:39):
Я сейчас держу его в руках. И не говори ему, зачем я его позвал.

***
Я хотел бы повернуть всё вспять. Чтобы не знать вообще никаких котиноев. И этой работы тоже. С одной стороны хорошо, что можно пострелять по живым мишеням и не угодить за решётку, а с другой...хм...плохо, что я узнал о таких существах. Только с первого взгляда они кажутся такими же мутантами. Но, как известно, первое впечатление всегда обманчиво.
Он пришёл через двадцать минут. Немного удивлённый и настороженный.
- Зачем ты хотел меня видеть?
- Лучше сядь.
Том кивнул и приземлился в первое попавшееся кресло.
- Я не знаю как вы это преподносите...в общем...вот, - протягиваю ему цветок.
Котёнок смотрит в глаза с каким-то непониманием:
- Ты точно Вильгельм?
- Знаю, для тебя это шок, но...
- Какая ирония, правда? Раньше мы были готовы друг другу глотки прогрызть.
Молчу. В чём-то он прав.
- Отвергнешь или примешь?
- Я приду завтра...сейчас я не готов дать ответ...


Глава 10 (флешбэк).
Месяц без Тома.




ПОВ Рик

Приятная тяжесть на лопатках и сопение на ухо разрушили мой беспокойный сон. Но радость оказалась ложной. Всего лишь Бубенчик.
Сколько времени прошло? Календарь дал ответ - три дня. А такое чувство, что я вернулся вчера вечером. Один...без Тома...
Котёнок... Я привязался к тебе. Ты стал для меня больше, чем друг...почти брат. Почему судьба так жестоко распорядилась? По её мнению, я должен всю жизнь влачить одинокое существование, отбирая самых близких мне людей?
Свесив с кровати руку, ощупываю воздух в поисках недопитой бутылки пирохито. Эта адская смесь из водки и наркотического секретного элемента позволяет быстро уйти в незабытье. Знаю, докатился. А по-другому залечивать боль потери я не умею. В прошлый раз после смерти сестры от вирусации кибермозга я не выходил из запоя два месяца, и в итоге угодил в больницу. Не факт, что сейчас всё кончится тем же.
Сообразив, Бубен спрыгнул с моей спины прежде, чем я поднялся. Как печально, бутылка пустая.
В голове такой туман. Пол под ногами превратился в желе...не могу встать. Кто бы мне опохмел принёс, а?

ПОВ Билль

Три дня назад я потерял работу. Самую высокооплачиваемую в городе. К багам и лагам её. Жизнь дороже во много раз.
Фотография на столе неожиданно поймала мой взгляд. Обычное изображение, ничего особенного. Просто фото нашего отряда. Хотя подождите...верхний ряд. Я, Рик и Том.
Рисую пальцем на рамке круг, увеличивая снимок. В груди что-то кольнуло. Том. И ушки, как обычно - торчком. Котёнок. Милый.
Вот какой же я человек не хороший! Почему я начинаю кого-либо ценить только после его смерти?
Чувствую, что меня начинают душить слёзы. Мне его доверили с самого начала, а я...не уберёг это живое существо. Я поступил плохо. Теперь кошки в душе не дадут мне покоя до конца жизни.
Ставлю на место цифровую фоторамку и возвращаюсь к изучению потолка. Вроде, на белом небосводе никаких изменений. Я его уже настолько изучил, что вполне могу написать научную работу на тему...хм..."Жизнь потолков". Хе, забавно, но крайне глупо.
Рик, наверно, ещё не проснулся. Да и зачем он мне? Сто процентов предложит присоединиться к распитию алкоголя. А мне нельзя - аллергия на наркотическую добавку. Он прекрасно об этом знает и всё равно пытается уговорить "хотя бы на один глоток". Дурак.
Вот чего я действительно не понимаю, зачем нужны чипы? Нам их внедрили, а действий за всё время я так и не увидел. Стоп! Как же я сразу не догадался! Вытаскиваю из затылка провод и подсоединяюсь к компьютеру.

Данные поиска: "Чип №0952"

"Для получения информации дайте доступ к своему чипу. Сеть не выдаст вам данные, если вы не являетесь напарником субъекта №0952"

Надо же, попал в яблочко.
"Разрешить"

"Доступ открыт"

Передо мной высветилась карта третьего слоя Провала. В середине галереи мигала красная точка с номером. Она не двигалась.
Добрался до низа и погиб. Зачем ему вообще туда понадобилось? Он сам шёл или вирус повлиял на разум и направил тело на третий слой?
Так, а жив ли он вообще?

"Определить не удалось. Измените параметры поиска."

Тлеющий костёр надежды погас. Если вирус разрушает тело, то чип вполне мог выпасть. Котёнка больше нет.
Выхожу из сети. Шнур медленно втянулся обратно в шею.
Кошки заскребли с новой силой. Из друзей остался только Рик. Да и тот скоро сопьётся. Печально.
Единственное, чего мне сейчас очень хочется - повернуть время вспять. К тому моменту, когда Том впервые переступил порог моей квартиры. Я должен был узнать его лучше, дать достойный приют, а вместо этого просто выкинул на улицу.
Мне ничего не известно об их привычках, традициях, культуре. Нет, я, конечно, могу пойти в Старый Город и понаблюдать за ними, но это будет авантюра. Дикие котинои непредсказуемы. Плюс, вездесущие лизарды. Патронов на этих тварей не хватает!
Жаль, ещё одного котёнка мне не доверят. Только разве что разрешат поухаживать за котиноем в лаборатории.
А ушки у них такие мягкие и приятные на ощупь. Особенно у Тома. Всю жизнь бы к ним прикасался, будь такая возможность.
Шитый Баг, я уже сам себе улыбаюсь. Так и до шизы не далеко. Хотя, шиза, депрессия...какая разница? Для меня они абсолютно одинаковы. Скоро начнутся разговоры с отражением в зеркале...ха-ха...коротание вечеров в компании самого себя. Твою Матрицу, Вильгельм, тебе лечиться надо!

***
Две недели. Целых две недели. Время тянется как резина. Долго и нудно.
Я сумел договориться с бывшим начальником о том, чтобы мне разрешили последить за лабораторным котиноем. Но с условием - постоянная отчётность. Не проблема, в общем-то.
Этот котёнок очень давно был найден в завалах Риком. И тех пор, он живёт здесь. Среди четырёх стен и неприятно пищащих приборов.
Десятилетний мальчик-альбинос ни с кем из учёных не разговаривал. От страха или простого нежелания контактировать с кем-либо не из своего племени, не ясно.
Для меня сейчас есть основная задача - подружиться с ним. Но первая неделя ушла в пустую. Котиной всегда прячется под кроватью при виде людей. И чем мы ему не угодили?
Осторожно вхожу в комнату, держа за спиной яблоко. Попытка номер...гм...десятая, наверно.
Он сидел спиной к двери и не заметил моего появления. Стараясь не спугнуть чуткую кошачью душу, медленно приближаюсь к кровати. Ушки настороженно зашевелились. Услышал, блин.
Как ни странно, котиной не убежал. Удивившись, обхожу его ложе. Два, пронизывающих насквозь, разноцветных глаза осмотрели меня с ног до головы.
Протягиваю ему припасённый ранее фрукт. Котёнок в миг переключился на угощение, обнюхав его с максимальной тщательностью. Улыбаюсь.
Неожиданно он вздрогнул и быстро нырнул под кровать. Раз я ничего такого не услышал, значит у него слаборазвитая шизофрения. Логика странная, но это первое, что приходит в голову.

***
Плохие новости, Вильгельм. Список жертв пополнился. Вообще, откуда я мог знать, что у него аллергия на яблоки?!
Хотя, о чём говорить? Я могу только сеять разрушения и погибель всему живому. Ад по мне точно плачет.
Уйду в себя и буду жить в своём мирке обособленно от остальных. Идите вы все...точнее, сторонитесь меня. Я опасный человек. И человек ли вообще?

***
За месяц в центре соорудили новый парк. Надо бы сходить проветриться, а то сдохну ещё от недостатка кислорода.
Любимая книжка всегда под рукой. Сяду на какую-нибудь лавочку и почитаю. Мой мирок пополнится новыми пейзажами.
Давно в городе солнца не было. Завтра наверняка град пойдёт.
Облюбовав местечко рядом с фонтаном, открываю книгу на семнадцатой главе.
Вокруг ходят, разговаривают, гуляют и так далее. А моему мирку всё равно на окружающих людей.
Вдруг кто-то закрыл мне глаза. Дай угадаю, кто там.
- Рик, это не смешно.
Обхватываю голову человека за спиной. Пальцы натыкаются на ушки и до боли знакомый бархат.
- Не может быть...
Том?


Глава 11.
Запретный плод...сладок ли?




ПОВ Том

Я запутался. Мысли скрутились в клубок. Не понятно, где конец, а где начало. Чувствую, я не готов к серьёзным отношениям. Тем более у нас запрещены межрасовые пары. Что же мне делать?
Не хочу терять такого друга, как Рик, но...по законам я не смогу находиться рядом с ним больше двух часов. Нарушение грозит, минимум, избиением.
Безэмоционально ковыряю зажаренную шкурку рыбы. Ужин давно остыл, а я даже не приступал к трапезе. Аппетит куда-то улетучился.
- Ты не заболел? - прохладная рука заботливо коснулась лба.
- У тебя есть какой-нибудь препарат от сознания? Эм...алкоголь?
Рик скрестил руки на груди:
- Пока не пройдёшь мед.экспертизу никакого алкоголя пить нельзя. У четверти города на него аллергия.
- Один ма-а-аленький глоточек.
Задумчиво попинав ножку стола, он в полголоса ответил:
- Я не хочу тебя травить.
Ну и ладно. Сам возьму. Их законы, конечно, похлеще наших. Даже на то, чтобы выпить справка нужна.

***
Пока Рик занят Сетью, тихонько прокрадываюсь к бару. Прозрачная бутылка с мутной жидкостью красного оттенка уже была открыта. Это мне только на руку.
Первый глоток обжёг горло и, кажется, желудок. Сгибаюсь пополам от разрывающего изнутри кашля.
Издаваемые мною звуки привлекли внимание Рика. Блин, тайно не получилось. Оййй, голова-то как кружится.
- Том, ты как? Можешь описать, что чувствуешь?
- Внутри...горит...
Второй раз за вечер ощупав мой лоб, он воскликнул:
- Плохой знак!
Затем Рик куда-то убежал. Но меня это не волновало. Наверно, я скоро стану лужей, раз пол начал проваливаться...

***
Прохладно. Похоже, открыта форточка. Ветерок приятно щекотал щёки и теребил волосы. Интересно, я сплю?
Открываю глаза. Нет, ветер мне не приснился. Взгляд упирается в зеленоватый потолок. Не помню, чтобы у Рика был потолок такого цвета.
Так, а где я?
Рядом раздражающе гудит прибор со скачущими на экране линиями. Его провода, как лианы, крепко обвились вокруг моей руки, и в ближайшее время отпускать явно не собирались. С другой стороны стояла странная конструкция, удерживающая банку с белой субстанцией дном вверх. От этой самой банки тянулась длинная трубка, вонзившаяся своим острым наконечником мне в руку.
Не знаю к кому и куда я попал, но, скажите мне, для чего им понадобилось привязывать меня к кровати? На щиколотках чувствую ремни. Руки ещё более или менее понятно. Но ноги-то зачем?
Неожиданно скрипнула дверь. Ко мне пришёл сутулый человек в белом халате.
- Как самочувствие?
- Где я?
Мужчина с забавной бородой хмыкнул:
- В больнице. Ты не выходил из комы четыре дня. Ответь на один вопрос. Что тебя толкнуло пить пирохито без проверки на аллергию? Тебе повезло с другом, он к нашему приезду уже вколол необходимое лекарство. В какой-то степени, он тебе жизнь спас.
- А где он сам?
- Покурить вышел.
Что?! Рик же не курит! Неужели из-за меня? Если он меня впервые ударит, я не удивлюсь. Заслужил, ведь.
Сказав ещё пару слов, человек удалился. Я снова остался один.
От нечего делать пялюсь в окно. Синтетическое дерево неторопливо покачивало листьями под розоватыми лучами утреннего солнца. Собственно, всё. Никакой живности по веткам не бегало.
Дверь снова скрипнула. На этот раз в белом халате пришёл Рик.
- Доброе утро, - чувствую себя неловко.
Не ответив, он потрепал мне макушку.
- Идиот мелкий.
В буквальном смысле, у меня отвисает челюсть. Никогда не думал, что слово "идиот" можно отнести в разряд нежных.
- А ты чего ждал?
- Минимум, удара.
- Точно, идиот, - смеётся. - Я тебя когда-нибудь бил?
- Но ведь я же очень сильно провинился... Ты из-за меня курить начал?
Рик удивлённо изогнул бровь, мол, откуда ты знаешь.
- Старичок сказал, что ты вышел покурить.
Недоумение сменилось улыбкой:
- Спалил, зараза.
Так, надо бы немного сменить тему.
- Ты меня простил?
- Томас, дурашка, о каком прощении может идти речь? Для меня главное, что ты жив остался! И убери к чертям своё чувство вины!
Легко сказать, убери. Я повёл себя легкомысленно...нет...эгоистично по отношению к Рику. Вбил в голову, что мне нужно отрубиться и не подумал о последствиях. А если бы я действительно умер?
- Э-эй. Ты ещё грузишься? Прекрати. Эм...если ты выкинешь весь негатив, я обещаю купить килограмм клубники твоего любимого сорта.
Откуда в одном человеке столько позитива? Меня всегда вгоняло в ступор такое мега-радостное отношение к жизни. Но от клубники я не окажусь.
- Когда меня отпустят?
- Днём у тебя возьмут кровь на проверку. Пока концентрация наркотика не снизится до допустимого уровня, тебя не выпишут. Правда, я могу предположить...примерно завтра-послезавтра.
Для меня сейчас и два дня растянутся на вечность. Больше гнетёт невозможность двигаться. Затекло уже всё.
- А где Билль?
- Работу ищет.
Глупо даже думать. Не нужен я ему.
Прикрываю глаза. На тело внезапно накатилась страшная слабость.
- Я хочу домой...

***
Рик оказался прав. Меня выпустили на следующий день. Правда, на выходе в руки дали пластиковую карточку. На вопрос "что это?" мне коротко ответили "личная мед.карта". Хм, действительно, моё имя. Томас Кёстер.
Вторая вещь, не поддаваемая моему пониманию: почему везде пишут "Томас"?! Я же просто Том! И без всяких Кёстеров!
Едва переступив порог дома, я радостно побежал в спальню и рухнул на родную кровать. Рик крикнул, чтобы я не засыпал - скоро ужин. А после ужина меня ждёт большая тарелка клубники.
- Разлёгся, - рассмеялся Рик. - Хоть бы чуток подвинулся.
Виновато ойкнув, перекатываюсь к стенке.
- А теперь самый неприятный вопрос. Зачем тебе понадобилось напиваться?
Тяжело вздыхаю. Не самая хорошая тема для разговора. Но я всё равно никуда не денусь.
- Понимаешь, если я соглашусь быть с ним, то тогда мне будет запрещено находиться с тобой больше двух часов...
- Вопрос второй. Ты среди кого живёшь?
Впадаю в полное замешательство:
- К чему ты клонишь?
- Почему ты соблюдаешь законы котиноев, хотя находишься среди людей? М?
- Нам же скоро разрешат...
- А кто им даст жить по своим правилам? Разрешат только под тонной условий. Ты плохо знаешь наше правительство. Так что выкинь из головы эту дурь. Никто тебя не накажет за три и более часов.
В мыслях вертится только одно слово - зашибись. В какой-то степени обидно, что твои принципы попирают...но он прав. Раз уж собрался жить среди людей, то, будь добр, забудь о тех законах, с которыми ты пришёл на их землю. И кому меня наказывать? Совет остался за стеной...
- Сходи, поговори с Вильгельмом, - произнёс Рик после ужина.
Закидываю в рот клубнику:
- Попоффе.
- Зачем попозже? Я на твои ягоды не покушаюсь.
- Хогофо...

***
Вхожу в подъезд с каким-то тянущим чувством в душе. Даже обшарпанные стены мне казались более зловещими. Странно, я снова начинаю его боятся?
Стук об металлическую дверь, наверно был слышен на все девять этажей. Билль не открывал. Спит или не хочет?
После получаса бесполезного долбания, спускаюсь вниз. Придётся завтра прийти.
- А что ты тут делаешь?
Отрываю взгляд от ступенек. Так вот в чём дело! Его просто не было дома!
- Ко мне приходил?
- Да.
- Зайдёшь на чай, раз уж ты здесь?
Киваю.
Я уже точно определился со своим решением. Рик правильно подсказал направление. Глупо сейчас действовать по привычным законам. Надеюсь, это мне боком не выльется...


Глава 12.
Клятва.



ПОВ Том

С самого порога веяло затхлостью и тонной пыли. Создавалось впечатление, что здесь очень долго не жили. Но, как я понимаю, ему было не когда? Или впадение в депрессию равно состоянию лени?
Недоумение ждало меня дальше. При абсолютно захламлённых комнатах, кухня блестела. В буквальном смысле этого слова.
Хе, он спит там, где ест?
- Ты извини, я уборку только начал. Меня здесь не было несколько дней. Жил у тёти, чтобы не носиться через весь город на собеседования, - пояснил Билль, видя, как я сдул с полочки в комнате слой пыли.
- Кем устроился?
- Тренером по стрельбе.
Грустно вздыхаю:
- Так вот почему ты не навестил меня в больнице...
С кухни донёсся обалдевший возглас и грохот разбитой посуды. Вот тебе раз. Он вообще не знал?!
- У тебя "болталка" включена?
- А? Нет. Загрузи комп, она автоматически вылезет.
Как включать ноутбук я знаю. А вот ломать пароли...хм...может попробовать ввести имя его брата. Кажется...
"Кристиан"
Машина громко пикнула и сообщила, что пароль неверный.
- Пароля там нет, - выглянул Вильгельм. - Просто нажми на "Ввод". Я так взломщиков на*бываю. У них отображается пароль с миллионом знаков, хотя там ничего нет. Правда, возни со скриптом было выше крыши, зато пакость удалась.
"Enter"
Перед глазами в сумасшедшем ритме запрыгали разноцветные окошки. Сколько времени продолжалась эта гонка не знаю, но они утихомирились так же неожиданно, как и появились. На рабочем столе осталось только окошко "болталки". Быстро нахожу в списке Рика и отправляю ему сообщение.

Кровавый Вилль (20:43):
Почему ты не сказал ему, что я был в больнице?

Рик явно медлил с ответом, то строча, то стирая сообщение. Наконец...

Рики-Тики-Тави (20:52):
Чтобы ты не совершал необдуманных решений в больном состоянии.

Из-за спины протянулась рука Вильгельма. Заворожено слежу за танцем тонких пальцев по клавиатуре. Что на меня нашло?
Написав письмо, он вернулся обратно на кухню.

Кровавый Вилль (20:54):
Я знаю, ты желаешь ему добра, но от всех опасностей всё равно не убережёшь. Действительно, хоть бы мне сказал.

Рики-Тики-Тави (20:55):
Билль, это лично моя проблема! Я не уследил, следовательно, я лично и должен за ним ухаживать!

Кровавый Вилль (20:56):
Вы ещё подеритесь...
Не оправдывайся, я на тебя не обижался.

Кровавый Вилль (20:57):
А ты не ревнуешь? =)

Рики-Тики-Тави (20:59):
*сконфуженный смайлик* Дома поговорим...

Забавная вещь получается. Треугольник? Я-Билль-Рик? Не знаю, как к этому относиться. Радоваться или наоборот печалиться?
Снова в мысли вернулся клубок. С новыми ниточками, спрятанными глубоко в середине шерстяного комка.
А кого же я действительно люблю? Да и что за чувство такое? Что есть любовь на самом деле? Своеобразный мир только для двоих?
- Чай с вафлями на столе. Приглашаю.
На вкусненькое дважды меня звать не нужно. Спрыгиваю со стула и перемещаюсь на кухню. Запах чая с ванилью ощущался за несколько метров. Хвост тут же скрутился в спираль от удовольствия.
- Сразу к теме или пока вокруг да около походим? - поинтересовался Билль, отхлебнув чай.
- Мне всё равно. Как тебе удобней будет.
Вильгельм подвинул в мою сторону вазочку с вафлями. Откусываю небольшой кусочек, чтобы распробовать новое лакомство. Розовая прослойка оказалась клубничного вкуса. Разве не здорово?
- Не подумай ничего такого...эм...понимаешь, я хочу узнать о тебе побольше.
- Спрашивай. Я постараюсь ответить на интересующие вопросы.
А что он имеет ввиду под "узнать побольше"? По идее ему уже всё должно быть известно.
- Самый мучающий меня вопрос. Как ты так быстро вырос?
Улыбаюсь, глядя в чашку:
- Чтобы организм тратил меньше ресурсов в критические моменты жизни, всё функционирование затормаживается. При смене условий в положительную сторону происходит резкий скачок в развитии.
- Прямо как из энциклопедии.
Не совсем. Всю эту научную ахинею я услышал от учёных. А они просто обожают грузить всех и вся своим интеллектом.
- У тебя когда-нибудь появлялась мысль избавиться от хвоста и ушей? Знаю, вопрос странный. Любопытство одолело.
Понимающе киваю:
- От хвоста, может, и хотел бы. Но от ушей никак. Человеческих органов слуха я лишён, - приподнимаю прядь волос в довес к своим словам.
В его глазах заплескалась целая гамма эмоций. От удивления до полного шока. Вполне ожидаемая реакция. Рик тоже обалдел от такой новости. Хотя, до этого момента он был единственным, кто знал мою маленькую тайну.
- Как ты вообще относишься к идее...гм...быть моим парнем?
- Не знаю. Но мои точно позором заклеймят.
- У вас там все гомофобы что ли?
- Нет. Котинои имеют право на партнёра только из котиноев.
Вильгельм хмыкнул.
- Этому есть причина. При союзе котиноя с человеком дети рождаются без ушей и хвостов. И не важно, кто был самцом, в любом случае род обрывался. Совет принял решение запретитить браки подобного рода, - я потянулся за ещё одной вафлей. - Кстати, расскажи о своей семье. Кто твои родители?
Опустив кружку с негромким стуком, Билль как-то печально вздохнул:
- Отец обычный офисный планктон. Я с ним не общался уже несколько лет. А маму я с рождения не видел. Тётя говорила, что после моего рождения налетели...эти...как их...с миграцией, короче, связанные и отправили её обратно в другой город.
- Фотографии сохранились?
Он кивнул и, закинув в рот кусочек вафли, отправился в комнату. Я ожидал, что с полок будут падать предметы, как обычно, при поиске. Но всё оказалось гораздо тише.
- Вот. Единственное фото.
На мужчину я не обратил никакого внимания. Но вот увидеть здесь её я уж никак не ожидал. Вглядываюсь ещё раз. Нет, не ошибся. Этот шрам на щеке от когтей лизарда ни с чем не спутаешь. Поверх рыжей копны волос какая-то несуразная шапочка, скрывающая ушки. Понятно, почему Вильгельму ничего про неё не говорили. И я не скажу. Рано пока.
- Красивая.
- Знаю. Знать бы из какого она города, я бы навестил.
Из Старого Города. Квартал Разбитых статуй. Дом, обвитый плющом.
- Ой, мы вообще ушли от темы. Как у вас по традиции цветы дарят?
- Держат в руках, сложенных лодочкой, цветок и приносят клятву стоя на коленях друг перед другом. Нагими...
- Чего?!
- Кристалл взрывается и оставляет на коже одинаковые для партнёров порезы, но уникальные для остальных пар.
- И давно вы так?
- Очень давно. Боишься?
Вильгельм высокомерно фыркнул.
- Ну-ну. Хорошо, жду в комнате.
- Может пропылесосить сначала?
- Забудь.
Честно говоря, я стесняюсь. Но у меня-то есть возможность прикрыться хвостом, а у него - нет.
Стягиваю с себя футболку и кидаю её на подлокотник дивана. Вильгельм, похоже, не торопится. Наблюдает или ждёт подходящего момента? Чувствую, что с каждой секундой кровь сильнее приливает к щекам. Сколько ещё он будет прожигать меня взглядом?
- А в чём суть раздевания?
- В полной открытости. Ты как бы говоришь, что у тебя нет потайных ножей или тому подобных опасных вещей. И, как дополнение, возможность нанести отметины на тело. Долго ты стоять будешь?
Положив на стол Каменный цветок, он всё-таки соизволил снять с себя водолазку. Невольно облизываюсь. Нет, что-то кошачье в нём есть.
Минут через пять мы преодолели это дурацкое чувство стыда и сумели избавиться от остальной одежды.
Но очень долгое время мы не могли поднять взгляд друг на друга. Как пятилетки, заливаемся краской и снова глаза в пол.
С трудом пересиливаю себя, что бы просто ещё раз посмотреть. Меня привлекает ямочка между ключицами...но взгляд так и норовит опуститься ниже. Судя по Вильгельму, он тоже старается держать глаза выше "отметки". И мы оба с раскрасневшимися лицами. Со стороны, должно быть, глупо. Но смущение есть смущение, от него никуда не деться.
Мда...очуметь, я первый, кто видит Вильгельма голым! Расскажи - никто не поверит. Рик, наверное, тоже. Хотя тут я не знаю.
Вытянув перед собой сложенные ладони с цветком, Билль выжидающе посмотрел на меня. Стараясь не пересечься взглядом, осторожно заключаю его "лодочку" в свои ладони. Сквозь пальцы прошёл слабый импульс, заставивший меня вздрогнуть. Кристалл слабо засветился.
- Просто повторяй за мной.
Кивает.
- Клянусь всегда быть рядом в трудную минуту. Клянусь всегда разделять все эмоции с тобой. – Билль, так же как и я, старался вложить максимум смысла в эти слова. - Клянусь быть всегда верным тебе. Да будет нам свидетелем Бастет.
Каменный цветок вспыхнул ярким пламенем и разлетелся на десяток алых осколков. Поранив нам руки, части цветка обратились в красноватый дым и растворились.
На обоих руках от запястья до локтя тянулся необычный узор из мелких порезов.
- И что дальше?
- А ничего. Я твой законный...гм...парень...
Вильгельм улыбнулся краешком губ:
- Иди сюда, законный парень.
Какая-то неведомая сила толкнула меня на него. Билль моментально заключил моё тело в объятия. Сначала я испугался, но потом...растёкся в его руках. Мне с ним приятно. В каждой клеточке разгорался костерок, распространяющий жгучее тепло по всему организму.
- Где ночевать будешь? У меня или к Рику вернёшься?
- Не знаю. Но он наверно волнуется.
- Так, иди домой. Парни парнями, а близкие друзья должны быть рядом.

***
Пока я дошёл, успел немного замёрзнуть. Почти 24 часа, как-никак.
Рик не спал. Всё это время он ждал меня. Приятно знать, что ты кому-то нужен.
- Ты как?
- Хорошо. Только спать хочу сильно.
- А молока на ночь?
Ещё чуть-чуть и я точно прослежусь. Мне судьба подарила такого замечательного друга.
- Нет, спасибо. Я сразу спать.
- Спокойной ночи. Спи спокойно, Томми.
Едва Рик погасил лампу, как я сразу же заснул.


Глава 13.
Встреча, разбившая старую жизнь.



"Осторожней с мыслями и идеями, некоторые из них имеют свойство сбываться..." ©



ПОВ Том

Спал бы ещё и спал. Но ведь чувство голода не дало. И не только. Приятный запах жаренного с яйцом хлеба бессовестно щекотал ноздри, призывая вылезти из-под тёплого одеяла.
Рик называл это блюдо гренками. И готовил он их только в определённые дни. Какие именно дни способствуют такому порыву, я так и не выяснил.
С молоком получается особенно вкусный завтрак. Чёрт, придётся вставать, а то в слюнях захлебнусь. Да и сам Рик не даст пропустить трапезу.
- Мяяяфф... - заглядываю на кухню.
- И тебе доброе утро. Я уже собирался тебя будить.
Что и требовалось доказать.
В моей порции на два кусочка больше, чем у Рика. Первое время я возмущался такому разделению, но он лишь улыбался и продолжал класть в мою тарелку больше еды. Иногда я его действий совершенно не понимаю.
- Рик.
- Да?
- Вчера я узнал одну вещь, которую не смог рассказать Вильгельму. Можешь меня выслушать и дать совет?
Снова этот внимательный взгляд. Создалось впечатление, что он и уши навострил, чтобы лучше слышать.
- Когда мы затронули тему семьи, Билль показал мне фотографию своих родителей. Понимаешь, его мать...
- ...относится к котиноям?
- Угадал. Мало того, Лея - старейшина. Одна из четырёх. Теперь вопрос. Как мне сообщить об этом Вильгельму? Я боюсь предугадывать его реакцию.
Мда, я очень сильно Рика озадачил. Давно не видел столь напряжённого мозголомства.
- Слушай, а у Леи есть дети?
Непонимающе приподнимаю бровь.
- Предлагаю подстроить нападение на её ребёнка. Билль его спасает и относит домой...в смысле к маме домой...думаю, ты понял.
Случайная встреча? Не плохой вариант. Мать убивать он точно не станет.
- Остались две задачи. Первая: как выманить в Старый Город Вильгельма? Вторая: кого нанять для, якобы, нападения?
Мы думу думаем. Дубль два.
- Недавно набрали новый состав "Кровавого шторма"...
- ...нет, нет, нет. Ты с ума сошёл? Мы же не знаем их принципов. Вдруг они возьмут да и пристрелят котёнка?
Рик запустил пальцы в волосы. Стоит ли говорить...а ладно. Дубль три.
Похоже, мысль основательно зашла в тупик. Особенно у меня.
Обдумывая все варианты, я совершенно пропустил момент съедания завтрака. Хм, проглотил и даже не заметил. А Рик наоборот, к еде даже не притронулся.
Очень зря я затронул оную тему с самого утра.

ПОВ Билль

Ё-моё, в книгах такой бардак! Давно бы выкинул к багам. Так ведь бабушка трындеть будет "береги книги, они скоро исчезнут". Надо было ей их все сбагрить и не заморачиваться. Пусть сама пыль с них собирает! Бесит!
Секунду. А это что за вырезка? "Неко продолжают молчать о золотоносном слое".
Гм, в Старом Городе есть месторождение? Не знал. Самому сходить или дождаться Тома и спросить у него? Хотя, пока он отоспится, соня эдакий, я успею сто раз туда-обратно съездить.

***
Благодаря бесшумному двигателю мотоцикла я могу спокойно проезжать по переулкам не привлекая внимания всякой нечисти (ситуация со случайным пересечением путей не в счёт). Они ведь настолько примитивны, что сбегаются только на звук или запах. В любом случае четырёх магазинов мне достаточно.
Но как бы глупо это не звучало, я отклонился от заданной траектории из-за шума. Да, за углом отчётливо слышались крики и ругань. Идиоты! Сейчас лизарды сбегутся и придётся им отбиваться.
Что там вообще творится?
Осторожно выглядываю, чтобы оценить происходящее. Какого..?
Двое парней крепкого телосложения, которых я кроме как извергами назвать не могу, нависли над скорченной на земле фигуркой котиноя. Я ещё пойму напасть на взрослого, но ведь это совсем ребёнок!!!
Рука автоматически дёрнулась за пистолетом. Ну, сволочи, обоих прикончу. В зоне Старого Города волчьи законы - не убьёшь ты, убьют тебя. Так что двумя убл*дками больше, двумя меньше - меня не волнует.
Прицеливаться из-за угла не очень удобно, но вполне безопасно. Чёрт, собака вертлявая, замри!
Выстрел.
Аррр! Не туда! Как я ненавижу скачущие на одном месте мишени!
Странно, почему они сюда не идут? Засада?
Высовываюсь ещё раз. Хм, у них только кусок арматуры и всё? Честно говоря, смешно.
Воспользовавшись их замешательством, делаю ещё один выстрел.
Минус один. Прямо в яблочко. Второй, весьма предсказуемо, сделал ноги. Тоже мне бандиты!
Выждав пару минут, дабы убедиться в отсутствии какой-либо угрозы, подхожу к порядком избитому котёнку. При моём появлении никакой реакции с его стороны не последовало. Аккуратно переворачиваю котиноя на спину. Зашибись, отключился. И как мне теперь вернуть его родителям? Тяжёлая задача.
Где-то вдалеке раздался крик лизарда. Очень вовремя! На выстрелы сбежались, точно.
Быстро схватив котёнка на руки, бегу к мотоциклу. С этого квартала срочно надо убираться.

***
От ящериц вроде оторвался. И на этом спасибо.
Что же с грузом? А "груз" потихоньку начал очухиваться. Но, по-моему, он слабо соображает, что вообще вокруг происходит. Ещё бы, получить куском железа по голове... На этой мысли передёргиваюсь.
Откуда ни возьмись прямо перед мотоциклом нарисовалась блондинистая...хм...как они самок называют? Котиноихи? Котикошки? Просто самки?
- Аццо?
- Не понял.
Кошка явно была слегка неадекватна. Не ответив на вопрос, она вприпрыжку помчалась в сторону дома, громко вопя что-то на кошачьем.
Пожимаю плечами. В конце концов ни в одной расе без долбанутых не обходится.
С котёнком на руках бреду в дом, где недавно скрылась блондинка. Прекрасно помня о любви котиноев к высоте, иду сразу на чердак.
Интерьер меня слегка удивил. Посередине горел костёр. По углам грубо обработанная мебель из непонятно откуда взявшихся деревянных материалов.
Уложив на тонкий матрас ребёнка, поднимаю голову на стоящую у окна "неадекватную блондинку". Но она смотрела не на меня, а в сторону коридора.
Оборачиваюсь.
В какой-то момент мне стало крайне хр*ново. Все ценности семьи просто разбились...разрушились как карточный домик. Они мне все врали! Все! Ради чего?!
- Ма..ма?
Женщина в летящем халате удивлённо приподняла ушки. Она тоже никак не ожидала такой встречи. Всё-таки судьба - странная штука.
- Вилли?
Все слова улетучились. Я не знал ни что сказать, ни что ответить. Двадцать лет я жил иллюзией, питаясь ложью всей родни. Да и какая она мне сейчас родня? Не хочу больше ничего иметь с ними общего!
На душе какое-то умиротворение. Похоже, мне не хватало настоящей родительской любви. Ни мачеха, ни отец не смогли подарить её. Теперь я, утопая в руках родной матери, осознал это по-настоящему. Я, словно, начал для себя новую книгу жизни. Хотя, может, так оно и есть?


Глава 14.
Глупыш и Придурок.




ПОВ Билль

Я как будто чувствовал, что этот день особенный. Сегодня мне удалось найти мать. К тому же, у меня, оказывается, есть братик. Чёрноволосый и взъерошенный как сто ёжиков, чем-то похожий на меня в детстве.
Сейчас он лежал на моих ногах, крепко обхватив их руками. Все ушибы были бережно зализаны и замотаны бинтами. Переломы, на благо, отсутствовали.
Всё-таки я часто забываю о их животной сущности. Пока такое вылизывание кажется мне чем-то из ряда вон выходящим. Надеюсь, скоро привыкну.
Мама бросила в костёр ещё несколько угольков. Вот такой у них простой быт. Скорее бы долбанное правительство написало разрешение! Котинои тоже должны жить по-человечески!
- Почему ты ушла?
- Если бы ушла...меня выгнали. Мне твой отец поставил ультиматум. Если родится котиной - он убьёт его и сдаст меня полиции, - всхлипнула она. - А если родится нормальный человек - заберёт младенца и просто даст мне уйти туда, откуда я пришла. Ты не представляешь, как я молилась Бастет, чтобы родился "человеческий детёныш"!
Нет слов. Мой отец - чудовище! Ну и что с того, что у неё уши и хвост? Это же не безмозглый лизард, а адекватно мыслящее существо!
Мда, где-то здесь есть заслуга Тома. Ведь благодаря ему моё мировоззрение развернулось на 180 градусов. Представляю, как мне могло быть стыдно, узнай я раньше о происхождении матери. Застрелился бы...наверное...
- Скажи честно, ты хотела бы вернуться в город?
- Аааа, ты о том законе?
Киваю.
- Мы свободолюбивая раса и жить под чью-то дудку ради нормальных условий проживания...хм...
Вот тебе и раз. И что теперь? Они хором пошлют правительство Берлина-2 туда подальше? Жаль. Тома тогда точно выгонят. Две стороны медали, бл*ть!
- Тебе пора.
- Так быстро?
Та лишь развела руками:
- Таковы правила. Сейчас мне нужно идти на собрание старейшин.
Пытаюсь возразить, но она взглядом дала понять, что в этом нет никакого смысла.
- Я надеюсь, ты не в последний раз здесь? - спросила мама, перед тем как скрыться во мраке лестничной площадки.
- Обещаю, я вернусь. Найду время и вернусь!
Всё-таки мать у меня немного странная. Но, учитывая не менее странные котинойские обычаи, это кажется уже чем-то рутинным. Осталось только привыкнуть.
А ведь я понятия не имею ни сколько ей лет, ни как её зовут. Что ж, такую информацию можно спросить и у Тома.

***
В смешанных чувствах возвращаюсь домой. Чужие кроссовки у входа моментально привлекли моё внимание. Не помню, чтобы пускал кого-либо к себе. Хотя, ключи от квартиры я давал Рику. Стоп! Он же не носит кроссовки!
- Ты долго будешь на мою обувку пялиться?
Вздрагиваю. Ложная тревога. Всего лишь Том.
- Как ты сюда попал?
- Рик ключи дал, - ответил он, беззаботно почёсывая ухо.
Шитый Баг, какой же Том милый. И наверняка он сам об этом знает. Или, хотя бы, догадывается.
Если он сейчас же не прекратит теребить ушки - я за себя не ручаюсь.
- Что-то не так?
Конечно не так! Он нарочно меня провоцирует? Изнасилую ведь!
Секунду. Откуда такие мысли? Зашибись, крыша елозит в сторону полюса! Ни с недотр*ха ли?
Едва Том подошёл ко мне, как я схватил его за шею и пригвоздил к стене. По глазам вижу, испугался. Дрожащие пальчики обхватили моё запястье, но сковывающий страх лишил их сил. Освободится не получится.
- Глупый, - нежно щекочу носом его скулу, ощущая на своём лице учащённое дыхание.
- Ты что задумал, придурок? - слабо отозвался Том.
Будучи беспомощным, он становится ещё милее. Чёрт, как бы уломать его на секс?
- Ничего. Я просто тебя хочу.
Ушки недоумённо дёрнулись. А чего он хотел? Раз уж согласился быть моим парнем... Или я слишком тороплю события?
- Точно, придурок, - выдохнул мне в шею котёнок.
Свободной рукой нежно поглаживаю его плечо, постепенно опускаясь всё ниже и ниже. В районе кобчика неожиданно встало непреодолимое препятствие - хвост.
- Рано ещё! Ты можешь подождать две недели, самец ты похотливый?! - неожиданно осмелевшим тоном рявкнул Том, отбрасывая мою руку от шеи. - Я поговорить вообще-то пришёл!
Вздыхаю. Надеюсь, он не будет мне читать нотации о правилах поведения? За все года своей недолгой жизни, я уже успел наслушаться оной нудятины.
- Я по поводу твоей матери пришёл...
- Так ты знал???!!!
- Тихо, не кричи, - Том ладонями прижал ушки к голове.
- Почему не сказал мне об этом раньше???!!! Давно тебе известно?
Молчит, виновато глядя в пол. Похоже, я немного переборщил. Не надо было на него орать. Чёрт, какие они нежные существа.
- Ну, извини, я больше не буду, - тянусь к Тому, чтобы обнять и хоть как-то загладить свою вину.
- Ты придурок неуравновешенный.
- Называй меня любыми словами, только прости...и иди сюда.
Том несколько минут смотрел на меня исподлобья, но затем смягчился, приняв мои извинения. В какой-то степени я рад, что он не накинулся на меня с кулаками.
Ушко приятно щекотало лицо, вызывая у меня волну дрожи по всему телу. Да, что на меня нашло, чёрт возьми?! Мамины гены заставляют тянутся к почти-себеподобным? А может Том прав? Я - озабоченный псих?
Но против желания не попрёшь. Человек в своей сущности слаб.
Медленно, словно распробывая новое блюдо, оставляю невесомый поцелуй в уголке его губ.
Том смущённо отвернулся.
- Глупенький ты ещё.
- Может быть...
Чувствовалась небольшая напряжённость. Он не доверяет мне полностью. Но мы и не так долго знакомы, что бы быть полноценными партнёрами. Нам нужно врямя. А о каких двух неделях шла речь? Испытание терпением перед сексом? Ох, им надо бы свои премудрости в книгу оформить.
- Как ты нашёл Лею? - нарушил тишину Том.
- Кого?
- Маму свою, блин! Её Лея зовут! Не знал?
Красивое имя. И откуда они их берут? Из богатой фантазии?
- Случайно спас её...то есть своего брата. Его какие-то сволочи побили. Наверно, с месячишко отходить будет.
Котёнок облегчённо выдохнул.
Вот чего не хватает городским жителям - сопереживания. И не важно, что Аццо Тому не родня, но беспокойство за члена своей общины, как говорится, на лицо.
- Слушай, а чего мы в коридоре стоим? Пошли чаю, чтоли попьём?
Идея воспринялась буквально на ура. Конечно, а какой сладкоежка откажется от конфет?
В голове остался один вопрос, смогу ли я добиться от него полного доверия за две недели? Хм, вопрос на миллион.
А пока, я могу полюбоваться на его довольную мордашку.


Глава 15.
Объявление.
«WTF?!»




ПОВ Билль

Правду говорят, в одном прикосновении больше чувств, чем во многочасовом сексе. Особенно, если ты боишься причинить боль неловким касанием.
Нежно зарываюсь носом в его волосы. Даже запах у него особенный. Я всегда начинаю представлять залитую солнцем веранду и кошку, лакающую нагретое золотистыми лучами молоко из миски. Мне настолько приятно вдыхать эту смесь, что я, в какой-то степени, ощущаю себя токсикоманом.
Сегодня Том решился ночевать не у Рика, что мне очень даже на руку. Всю ночь я могу прикасаться к нему и наслаждаться ароматом "солнечной кошки".
Но вместе с радостью проклёвывается и страх. Страх, что я могу потерять его. Я боюсь за свой "лучик". Он дал мне надежду на лучшее будущее.

***
Утро пришло ко мне на пару с щекоткой и тяжестью в районе живота. Да, кто-то упорно щекотал мне лицо. Я даже догадываюсь кто, но глаза открывать лень. Но после громкого чиха, я наконец-то смог окончательно пробудился. Потираю веки, перед тем как открыть их. И что вы думаете? На животе сидел Том, старательно "протирая пыль" с моей физиономии хвостом. Вот тебе и доброе утро.
- Когда будешь делать уборку, не забудь хвост пропылесосить, - ещё несколько раз шумно чихаю.
- И как ты себе это представляешь?
В не проснувшемся мозгу всплыла картина, где кот старательно пытается отодрать агрегат от хвоста. С губ срывается глупый смешок.
Том скрестил руки и надулся. Тю-ю-ю, какие мы обидчивые.
- Да, ла-а-адно тебе, - тяну его на себя, чтобы заключить в объятия.
Котёнок не сопротивлялся. Словно тряпичная кукла, он упал рядом.
- Моё ушастое счастье.
- А хвост? - шутливо возмутился Том.
- Ну, хорошо, ушасто-хвостатое счастье, - улыбаюсь.
Нахально заглянувший в окно отпрыск солнца, протянулся через всю комнату и уселся прямо между бровей Тома. А мне в глаз залез голубой "зайчик". Улыбнувшись, целую своё сокровище в нос.
Внезапно идиллия оборвалась стуком в дверь. Кого там принесло в такую рань? Ругаясь под нос всеми известными не хорошими словами, выползаю из-под тёплого одеяла и иду в коридор.
- Кто стучится в дверь ко мне?
С другой стороны послышался громкий хохот. Так, где-то я его уже слышал.
- Барабанщик, но без барабана.
- Рик, ты что ли? На часы смотрел?
Ржач прекратился, и друг, наконец, соизволил говорить без дурацких шуточек.
- Открывай, блин, я с двумя делами пришёл.
Пожимаю плечами. Мало ли чего взбредёт ему в голову.
Рик влетел в квартиру как метеор. И к чему такая спешка?
- Дело первое - проведать Тома, дело второе, - на этих словах он протянул мне газету.
Пока я пытался понять, что именно нужно прочесть, Рик шмыгнул в спальню. Через пару секунд оттуда донёсся радостный вопль. Мда, чую, скоро я буду ревновать.
Перелистнув страницу просматриваю остальные заметки по-диагонали. Либо я такой тормоз, либо где-то здесь спрятался на*б.
- Прочитал? - нарисовался в коридоре Рик с висевшим на спине котёнком.
- А что именно?
- Ох, Вильгельм, проснись уже, а?
Он выдернул из рук газету и ткнул пальцем в крайний левый угол. Ой, как будто я такой глазастый и заметил бы такой мелкий заголовок!

"Международный турнир DB с 24 марта в Берлине-2"
Пятый турнир по борьбе парным оружием будет проходить в столице Немецкой Земли. На ринг выйдут 20 команд (по 4 в каждой группе). Этот год, также, знаменателен тем, что в турнире примут участие аж четыре(!) команды неко, приехавших из разных регионов. Стоит упомянуть и самую колоритную команду из Японской Земли - Эспаду, победителей прошлогоднего турнира.
Не пропустите ни одного матча, и вы узнаете, кто станет победителем "Смертельной битвы" и что он выберет - деньги или желание. Кровь, смерть, блеск оружия ждут вас с 24 марта каждый день с 11:00.


Перечитываю заметку ещё раз. Нет, мне не привиделось. Четыре команды неко? Это как?
Поднимаю глаза на Тома:
- Ваши в турнире участвовали?
- Обычно нас выкидывали из одной/четвёртой финала.
- Вы больные?! И так едва двадцать насчитаешь, а вы ещё добровольно на смерть идёте! Ради че...
Я осёкся. "Деньги или желание". Чёрт! Как я сразу не понял! Деньги им на хрен не нужны...значит, они хотят чего-то добиться?
Мысли скрутились в сложногеометрическую фигуру. Как же так? Для котиноев борьба - смысл существования?
Рик помахал руками, отвлекая внимание на себя:
- Какая тебе разница? Пошли просто посмотрим? Через час битвы в группах.
- Группа А самая слабая. На неё смотреть скучно. Давай к двум? - соглашаюсь со страшной неохотой.
- Я зайду за тобой, - кивнул Рик.

***
Терпеть не могу собираться на мероприятия. В особенности на те, которые мне на фиг не нужны. Хотя, за компанию с Риком, в принципе, можно и потерпеть.
Котёнок робко...нет, даже с какой-то неуверенностью, положил руку мне на плечо. Самое обидное - его страх. Как ему объяснить, что я никогда больше не причиню ему боль? С каждым днём я всё больше привязываюсь к нему. И всё больше осознаю тот ужас, с которым пришлось столкнуться Тому в первый месяц нашего знакомства. Небольшие шрамы на шее и запястьях будут вечным памятником моему кретинизму.
- Билль?
Его голос вырывает мой разум из нескончаемого потока мыслей. Через пару секунд реальности до меня доходят две вещи: сжав руки в кулаки я не слабо поранил ладони ногтями и...у меня мокрые щёки.
- Как ты?
- Оставь меня на минут десять.
- Что с тобой? Тебе плохо?
Конечно плохо. Ты в отместку заставляешь мою душу страдать? Из-за любви к тебе...

***
Мы попали как раз в конец отборочного тура группы В. Хотя С тоже та ещё дрянь, середнячки, но хоть на что-то можно посмотреть.
- А СЕЙЧАС ПОПРИВЕТСТВУЕМ УЧАСТНИЦ ГРУППЫ С!!! ОТ КОМАНДЫ "СЕХМЕТ" - ХАДЖА!!!
На арену вышла смуглая утончённая котинойка в чёрной одежде, состоящий из мини-юбки и, открывающего живот, топика. Самая забавная, на мой взгляд, деталь - наполовину закрытое лицо. Но вот ушки мелковаты будут.
- ОТ КОМАНДЫ "БАСТЕТ" - ЛЕЯ!!!
Я, наверно, единственный, кто в шоке проглотил язык. Просто не может быть!
- Билль, - потрепал меня Рик. - что случилось?
Мне удалось выдавить только "Мама". На этом словарный запас кончился.
Тем временем соперниницы заняли позиции. Арабка обнажила загнутые мечи, а мама почему-то скрестила руки. Но, если подумать, в рукавах могут поместиться небольшие клинки.
Хаджа быстрыми отвлекающими движениями сократила большую часть расстояния. На маму это не произвело никакого впечатления. Застыла как статуя. Только немного асинхронные подёргивания ушей выдавали напряжение.
Арабка внезапно с разбегу атаковала, но каким-то чудом, не меняя расположения рук, мама увернулась. У рядом сидящего Рика отвисла челюсть:
- Нифига себе реакция! - воскликнул он одновременно с комментатором.
Смуглянка безрезультатно несколько раз повторяла технику. После внеочередной неудачной попытки она чуть было не врезалась в ограждение. Чтобы не столкнуться с препятствием ей пришлось пробежаться вверх по стене и сделать в воздухе сальто (мужская половина наверняка оценила кружевные трусики). В конце концов, ярость взяла своё. Вытянув руки по бокам, Хаджа набрала максимальную скорость для удара. Неожиданно произошло нечто странное. Никто не успел ни разглядеть движения, ни понять, как маме это удалось. Арабка оказалась насаженной на лезвие клинка-трезубца.
- ПОБЕДИТЕЛЕМ СТАНОВИТСЯ КОМАНДА "БАСТЕТ"!!!
Толкаю в бок Рика:
- Как попасть к участникам?

***
Помещение за ареной встретило меня сумраком и запахом крови. И полным запустением. Мда.
Хотя, секундочку. Судя по полосе света за углом, тренируются не здесь.
Я угадал. Поворот открывал ход к тренировочному залу. Нервно сглатываю слюну и берусь за ручку двери.
- Зачем ты пришёл?
Замираю на полпути. От этого голоса сердце пропускает несколько ударов. И как я с ней собрался говорить, всё ещё пребывая в шоковом состоянии?
- П-поговорить...
- Будучи в неадеквате? Успокойся.
Не могу. Шитый Баг, я не могу! Меня просто трясёт.
Почему? Что со мной происходит? Я теряю рассудок?
- Вилли, тебе помочь?
Я буквально упал ей в руки. Действительно, жуткое сочетание - жестокая убийца и любящая мать. Ещё секунду назад меня дёргало неизвестно от чего, а сейчас...я чувствую только тепло.
- Зачем? - голос не захотел подниматься громче шёпота.
- Ты должен понять, тот закон - глупость. Мы хотим быть полноправными жителями города. Тебе должно быть известно, правила запрещают отменять желание следующими победителями или правительством. Так что, у нас есть...хм...назовём его - иммунитет.
- И вы готовы гибнуть ради этого?
Мама слегка потрепала мне макушку:
- Мы гибнем в любом случае. Всё - вопрос времени. Глупый ты ещё. И я сама вышла на арену лишь для того, чтобы утереть нос самовлюблённым египтянкам. Почти весь состав - молодые неопытные девицы, легко выводимые из себя. Скажи, что тебя больше шокировало?
- Ты. Как личность.
Опущенные ушки как два крыла взметнулись вверх. На губах появилась мягкая улыбка.
Вот такая ты, многоликая мама. Единственная и настоящая.
- Научишь меня своим приёмам?
Лёгким чмоком в щёку она заменила слово "да".
Если вы спросите, что есть счастье, то я вам отвечу - ищите его там, где лежит ваше сердце. Даже если оно в нескольких местах...


Глава 16.
"Эспада".
Крайние меры.



ПОВ Билль

Тренировки+тренировки=опыт. Опыт+опыт=прокачка. Вот такими двумя не сложными уравнениями можно описать, чем я сейчас занимаюсь. Под руководством мамы, конечно.
Отбор в группе С завершился. Остальные же группы перенесли на завтра. В любом случае у нас в запасе два дня. Немного, но я очень способный ученик.
Во время тренировок я узнал, что за технику использовала мама. Котинои называют этот приём "Затаившаяся пантера". Суть сводится к скрытию клинков и внезапной атаке. Но была одна вещь, без которой вся техника сводится к нулю - слух. Чтобы освоить "Пантеру", мне необходимо научиться слышать сердцебиение соперника. Конечно, блин, с такими локаторами ей легко говорить!
Как там было? Тренировки+тренировки...

***
Домой вернулся, в десятом часу вечера, не Вильгельм, а Мистер Выжатый Лимон. Давно у меня не было такого напряга. Старею.
Ноги наотрез отказались довести мою тушку хотя бы до кровати, предлагая развалиться прямо на коврике в коридоре. Ну и ладно, я не особо прихотливый.
Учитывая этот фактор, остаётся непонятным только одно - как я вообще дошёл до дома? Хорошо, что я не упал где-нибудь по дороге. А то замёрз бы насмерть.
- Ты ударился обо что-то?
А вот и Том появился. Наверно, в его глазах я кажусь полным идиотом. Лежу себе, свернувшись на полу, и из последних сил не даю глазам захлопнуться. Вырублюсь, же.
- Дорогой Томас, не могли бы вы соизволить оставить меня в покое?
- Ты придурок? Или пьяный?
Такое чувство, что ему нравится так меня называть. Интересно, в постели он так же будет? Я бы не отказался.
- Во-первых, если ты помнишь, у меня аллергия на выпивку, во-вторых, я страшно устал и, в-третьих, чего прицепился? Я спать здесь буду.
- На коврике? - губы Тома растянулись в ехидной усмешке.
Неожиданно, мною завладело неудержимое желание прикоснуться к этим самым губам. Вновь почувствовать их вкус на своём языке. Но я настолько выдохся, что сам просто физически не дотянусь.
- Подойди ко мне, а?
- Помочь добраться до постели?
- Нет. Кое-что другое.
Но Том испуганно отступил. Всё ещё не доверяет. Ну что мне нужно сделать?!
- Ты нарочно?
Молчит.
- Скажи честно, ты меня любишь?

ПОВ Автор

В это время, в Старом Городе, на крыше одного из домов сидели две кошки. Лея и молодая ярко-рыжая девчушка-лиса.
Иньянь, она же Шаманка, самая необычная представительница немецкой популяции котиноев. На вид ей едва натянешь пятнадцать лет, но на самом деле ей недавно исполнилось двадцать один. На публичных мероприятиях или на людях появляется исключительно в маске. Хотя, главная особенность не в этом. Иньянь наделена сразу двумя редкими способностями - телекинез и телепатия.
Своё не менее странное имя получила из-за найденного во младенчестве китайского символа Инь-Янь. В память об этом случае она носит этот атрибут как часть своей одежды.
- Ночь сегодня лунная, - непринуждённо начала разговор Лея.
- В полнолуние мост между нашим миром и миром духов тоньше. Можно наслать порчу на Эспаду.
- Ты как всегда, - покачала головой старейшина.
Иньянь фыркнула:
- Слышала бы ты сегодняшние ворчания того парня. Про "уши-локаторы", особенно.
"Какого парня? Она имеет ввиду Вильгельма?"
- А его зовут Вильгельм?
- При тебе даже подумать нельзя.
Шаманка отвернулась в сторону и хихикнула.
- А ещё он состоит в запрещённом браке. С Томом.
- Ну, детей у них всё равно не будет, так что можно закрыть на это глаза, - покосилась на Иньянь Лея. - Но с самим Томом не мешало бы поговорить.
- Мне привести его?
- Да.
Девчушка надела белую с красными полосами маску и растворилась во тьме, ловко перепрыгивая с одной крыши на другую. Лея какое-то время ещё сидела на том же месте, но, вскоре, она спустилась на чердак. Аццо уже спал. Улыбнувшись своим мыслям, она приобняла сына, и вслед за ним, погрузилась в мир сновидений.

***
Утром следующего дня на турнире наблюдался полный аншлаг. Все пришли посмотреть на выступление Эспады.
Свою славу они получили не только благодаря прошлогодней победе, но и необычному внешнему виду. В качестве устрашения Эспада использовала необычные "маски" из костей. А некоторые наносили на лицо и боевой раскрас.
У остальные участники при их виде тихо молились: "Только не Эспада!". Уже одним своим видом они вызывали панику у всех окружающих. Кроме, котиноев.
- А ТЕПЕРЬ ПОПРИВЕТСТВУЕМ УЧАСТНИКОВ ГРУППЫ "Е"!!! РЭН ОТ КОМАНДЫ "АНАКОНДА" И ТИА ОТ КОМАНДЫ "ЭСПАДА"!!!
Всё помещение затряслось от восторженных воплей зрителей.
- ТИА! ТИА! ТИА! ТИА! - скандировал народ.
Рэн ужаснулся при виде соперницы, но виду не подал.
К слову о самой Тие, лохматая смуглая блондинка с холодными изумрудами глаз. Большая часть лица скрыта воротником куртки, которая, кстати, была настолько короткой, что едва прикрывала грудь.
Надменно скользнув взглядом по Рэю, Тиа приступила к устрашающему манёвру, расстегнув куртку. Под ней оказалась сплошная костяная броня, закрывающая полностью промежуток от нижней половины лица вплоть до верхней части груди.
От жуткого оскала на лице соперник невольно отпрянул. Чего Тиа, в общем-то, и добивалась. Обнажив обе катаны, она не спеша приблизилась к Рэю.

***
Если вчера Вильгельма хватило на полдня, то сегодня он выдохся всего через пару часов. Лея грустно вздохнула и обняла его за плечи.
- Раз мы ничем не заняты, поговорим?
- О чём? - вяло булькнул Билль.
Она приподняла рукав водолазки, обнажая покрытую алыми полосами руку.
- Давай...эм...потом как-нибудь?
- Да, не буду я злиться. Мне нужно узнать кое-что.
Билль кивнул.
- Тебе нравится Том, так?
Ещё один кивок.
- Мне кажется, тебе он не подходит. Ты ведь по этой причине такой...несчастный? Даже если тебе по вкусу мальчики, то у нас есть кандидатуры получше.
- Нет, мам, спасибо. Не надо. Мы ещё строим взаимоотношения. Всё в порядке. И дай мне выйти на секунду.
Как только Билль скрылся из виду, незаметная Иньянь подняла маску и уверенно выдала:
- Он врёт.
- Я знаю.
- Откуда?
Лея закатила глаза к потолку:
- Не забывай, что я, вообще-то, его мать. Узнала, о чём он умолчал?
- Проблема в самом Томе. Он боится твоего сына. А вот почему узнаешь сама, я его уже привела к остальным старейшинам.
- Молодец.
- Ой, а это кто?
Кошки настолько увлеклись беседой, что не заметили возвращения Вильгельма. Они обе вздрогнули от неожиданности.
- Знакомься, Иньянь, - быстро нашлась Лея.
"У них фантазия на имена кончилась? Забавно звучит."
Шаманка возмущённо подскочила:
- Ты что-то имеешь против моего имени, а, человеческий детёныш?!
Длинный хвост раздражённо мотался из стороны в сторону. Казалось, что Иньянь вот-вот начнёт метать молнии.
- Инь, успокойся.
- Только тресну ему разок для начала.
- Это приказ!
Шаманка зло фыркнула и со скучающим видом поплелась в угол.
- И как я должен понимать всё происходящее?
- Вилли, Инь умеет читать мысли.
- Ааа... Так на чём мы остановились?

***
Солнце давно село, но жизнь котиноев только вступила в активную фазу. Одни тренировались под чутким взором одного из старейшин, другие же, наоборот, лениво считали созвездия, лёжа на крыше.
Том с каким-то опасением шёл вслед за Леей на заброшенный чердак.
- Вы и так меня изгнали, что ещё осталось? - с опаской спросил он.
- Я тебе запрещаю приближаться к Вильгельму. Тебе прекрасно должно быть известно, чем заканчивается непослушание.
- Да.
- Катись отсюда, чтобы ни я, ни Вильгельм, ни все остальные тебя больше не видели.
- Я понял. Прощайте.


Глава 17.
Неприятности.




ПОВ Том

Никогда в жизни меня так сильно не унижали. И это я-то недостоин руки её сына? Извините, но он сам меня выбрал, а не я его! Вот так и знал, что у нас все старейшины неадекватные!
В принципе, находясь в городе мне должно быть по фигу на все их решения, но ведь они шпионов по следу пустят. То есть, месяца два я точно проведу у Рика.
Оглядываюсь вокруг. Тишина. Даже жителей нет. Но, я чувствую чьё-то присутствие. Кто-то посторонний и явно не мирно настроенный.
Ещё раз осматриваю деревья. Снова никого не замечаю. Даже странно.
Когда мне хочется побыть одному, я прихожу в определённое время сюда. Я хорошо помню это место. Именно к нему я пришёл, как только выбрался из Провала. Тогда я нашёл здесь, и Рика, и Вильгельма.
Резкий возглас неожиданно выпнул меня из раздумий. Передо мной стоял какой-то местный, явно не трезвый, забулдыга. Он шокировано переводил взгляд с наполовину выпитой бутылки на мою макушку, и обратно.
Замираю. Я капюшон не одел! Может этот алкаш и принял мои уши за галлюцинацию, но сам факт - я спалился!
А субъект тем временем намеревался, если не потрогать, так оторвать мне ухо. Шарахаюсь в сторону. Не помогло. Хм, не думал, что пьяные могут обладать столь быстрой реакцией. Но стоило выпивохе дёрнуть меня за хвост...гррр...НИКТО НЕ ИМЕЕТ ПРАВА БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ ТРОГАТЬ МОЙ ХВОСТ!!!
Сказать, что я зол, значит ничего не сказать. С размаху заезжаю ему ногой в челюсть. Кажется, я выбил ему пару зубов. Алкаш взвыл и попытался треснуть мне по голове бутылкой. Уворачиваюсь, попутно пнув эту сволочь по щиколоткам.
Утро преподнесло мне ещё одну неожиданность - окрик "именем Закона" и укол в шею, от которого я медленно растерял частицы сознания.

***
Всё тело ломило как после побоев. Любое шевеление отдавалось жутким гулом рассерженного улья в голове. Неприятное чувство. Я испытывал его всего два раза. Сейчас и тогда...секунду...тогда в меня стрелял Билль какой-то фиговиной. Получается, что произошло то же самое? А кто стрелял-то?
С невероятным усилием поднимаю голову, шипя от боли в висках. За столом, напротив меня сидел представитель закона. Приплыли.
- Вы понимаете, за что мы вас задержали?
Если честно, нет. Я им и ответить толком не могу. Мутит сильно от этой дряни. Только бы не стошнило.
- За нападение на гражданское лицо и нанесение ему увечий. Это, дорогой мой неко, тянет месяца на три. А так как ты никто и звать тебя никак, то я отправлю тебя за решетку, без каких либо судов, - высокомерно продолжил коп.
Чего?! С каких пор за самооборону сажают??? Хотя, о чём я? У меня нет прав в городе. Ни-ка-ких.
- Уведите. В отдел для буйных. Боюсь я подсаживать к более или менее нормальным это животное, - его голос разъедал душу не хуже яда.
Я??? Животное??? Вы с дубу рухнули?! Я ещё соглашусь с определением мутант, но с животным..!
Меня грубо подняли со стула и, сковав за спиной руки, чуть ли не за шкирку куда-то повели. Впереди я видел только узкий коридор со множеством дверей. Каждый такой коридор заканчивался металлической скрипящей летницей. Я потерял счёт этажам. Создавалось впечатление, что меня хотят упрятать глубоко под землю.
Через вечность мы, наконец, пришли к одной из массивных железных дверей. Со скрипом отворив её, меня толкнули в камеру. Но на этом действо не закончилось. Ощутив внеочередной укол, проваливаюсь в незабытье.

***
Снова самое мерзкое на свете чувство. Не удивлюсь, если по мне прошлось стадо слонов. Зачем им понадобилось колоть "отключатель" повторно? Чтобы лишний раз помучить?
Ухо уловило какой-то звон неподалёку. Поворачиваю голову в сторону сокамерника. Внезапно внутри меня всё холодеет. Медленно перевожу взгляд на свою руку. Запястье обхватывал браслет на безумно короткой цепочке, прикреплённой к металлическому каркасу кровати. Со второй рукой то же самое. Вот уж действительно, попал.

***
В камере ужасно спёртый воздух. Я под землёй. Здесь нет окон, только вентиляция. Заплесневелый и вечно сырой потолок распространял жуткий запах, от которого я периодически чуть ли не задыхаюсь.
Запястья неприятно саднят от впивающихся цепей, ухудшая мне и без того плохое состояние. Не знаю, смогу ли продержаться целых три месяца. И найдут ли меня Рик и Вильгельм? Я очень хочу их увидеть...
Чёрт! Из-за этих оков я даже на бок лечь не могу!

Все старейшины были в сборе. Чуть в сторонке за действом наблюдала главная стукачка - Иньянь. Не удивительно, у лис чаще всего и повадки лисьи.
- До нас дошли сведения, что ты состоишь в связях с человеком.
- Ну и?
- Не дерзи мне, мальчишка! - повысил голос Ксавьер. - Ты знаешь, что это грозит изгнанием!
Не знаю от чего, но меня веселило негодование самого старого котиноя. Да, представьте себе, самый максимальный возраст - 47.
- Посовещавшись до твоего прихода, мы решили всё же избавиться от тебя. Мы не можем дать поблажку - остальные нарушать начнут. ИЗГНАТЬ!
От приговора мне было ни холодно, ни жарко. Среди людей у меня более надёжные друзья, чем здесь.
Горло обхватила алая лента изгнанника. Будучи завязанной на особый узел от неё невозможно было избавиться. Только перепилить. И то, с трудом.
Лея махнула рукой, приказывая следовать за ней. Ну что там ещё?
Она вела меня к полуразрушенному чердаку. В этом месте старейшины разговаривают с подопечными тет-а-тет без лишних ушей.
- Я прекрасно знаю о ваших отношениях.
- И в чём проблема?
Она повернулась ко мне спиной.
- Он несчастен. Из-за тебя. Ты ему не пара.
Барабаню пальцами по трухлявому косяку. Меня уже начинает утомлять оный дибилизм. Выгнали? Выгнали. Что ещё там? Может я пойду уже?
- Я запрещаю тебе приближаться к Вильгельму. Ты должен знать о наказании за непослушание.
Да. Да. Да. Пинок в вулкан и до свидания.
- Понял. Прощайте.
Я ушёл, чувствуя спиной её прожигающий взгляд. В душе появилась обида. Почему кто-то вмешивается туда, куда не следует? Чем я хуже???


ПОВ Билль

Что за хр*нь? Несколько дней назад Том без объяснений ушёл жить к Рику. Теперь он и там давно не появляется. В чём дело? Спросил у мамы, она ответила, что к котиноям Том не приходил. Он просто сквозь землю провалился!
У команды котиноев на носу решающая ¼ финала, а я как назло столкнулся с Улькиоррой. Теперь мне придётся с ним драться. И принести победу маме.
После той стычки я часто вижу его в тренировочном зале. Самый обыкновенный парень в джинсах и куртке. Ну, почти. Не понятно только зачем он выбеливает лицо и рисует зелёные "слёзы" на щеках. На костяную маску нет ни единого намёка. Даже странно.
Вот только сама мама не знает, что я собираюсь биться с Улькиоррой. Может, на данный момент это и к лучшему.

***
Так я и думал. Мама с полоборота устроила выговор. Я не стал её дослушивать. Молча выдёргиваю из её пояса клинки и поворачиваюсь в сторону выхода на арену. Но не тут-то было. В кожу впились десять ногтей.
- Я кому сказала? Ты никуда не пойдёшь!
Через болевые ощущения выдёргиваю руку.
- Вильгельм!!! Он убьёт тебя!!! Вернись!!!
Крепко сжимая в руках пару трезубцев, выхожу одновременно с Улькиоррой.
- СЛЕДУЮЩИЕ УЧАСТНИКИ УЖЕ ПОКАЗАЛИСЬ! ЭТО УЛЬКИОРРА ИЗ КОМАНДЫ "ЭСПАДА" И ВИЛЬГЕЛЬМ ИЗ КОМАНДЫ "БАСТЕТ"!!! ПОПРИВЕТСТВУЕМ ИХ!!!
Он встал напротив меня с тем же "покер фэйсом", как и на той ссоре. Форма одежды теперь была иной - белый плащ и широкие штаны со складками. Стандартный эспадовский дресскод.
Что я там думал по поводу маски? Хотел? Получи и распишись. Копну чёрных волос Улькиорры сбоку украшал недошлем с единственным рогом. Понятно, с этой стороны по голове бить нет смысла.
- Я принимаю твой вызов.


Глава 18.
Вильгельм vs. Улькиорра.
Цена в Цветке.



Нет мира без жертв... Он понял это?
Тогда я отказываюсь считать этот
усыпанный пеплом ад миром.
(Тиа Халлибель; аниме Bleach)



ПОВ Автор

Соперники, обмениваясь взглядами, стояли друг напротив друга. Они оба напряжëнно ожидали нападения. Нервы были на пределе. Кто же из них даст толчок к началу битвы?
Билль сделал первый, не совсем уверенный, шаг. Этого движения хватило для молниеносного выпада Улькиорры. Лезвие проскользнуло в каких-то паре миллиметров от лица. Вильгельм покачнулся, но устоял на ногах.
Не задумываясь, Билль сразу же бросился в атаку. В живописном прыжке он, кончиком клинка, нацелился на горло. Но и эспадовец оказался не промах. Неизвестно каким образом, Улькиорра прогнулся назад под невозможным для человека углом; клинок, так и не задев ни единого участка кожи, просвистел над ним. Билль приземлился на песок с тормозящим звуком, подняв в воздух облако красноватой пыли.
Лицо, по-прежнему не выказывающее никаких эмоций, возникло напротив тяжело дышащего Вильгельма.
- Так я знал, - скучающим тоном произнëс Улькиорра. - мой противник - мусор.
Крутанув в руках катаны, он неожиданно сделал выпад в сторону парня. На арену брызнула кровь. Билль схватился за плечо, но сай из раненой руки не выпустил.
- ПЕРВОЕ РАНЕНИЕ ПОЛУЧИЛ ВИЛЬГЕЛЬМ! ПОРАДУЕМСЯ ЗА УЛЬКИОРРУ! - крикнул комментатор, явно болевший за Эспаду.
Билль стиснул зубы и попробовал в свою очередь нанести хоть какое-то увечие этому пофигисту. Но соперник для уворота даже не вытащил руки из карманов. Из-за раны Вилль не смог толком остановиться после прыжка и просто грохнулся на пропитанный кровью песок арены.
- Ну что, мусор, силы кончились? - издëвку можно было выявить только по интонации, физиономия всë ещë сохраняла выражение лица игрока в покер.
Лишь с третьей попытки Вильгельму удалось подняться. Улькиорра, не дожидаясь пока Билль окончательно встанет на ноги, с размаху полоснул лезвием ему по глазам.
- УХ ТЫ! КАКАЯ ОРИГИНАЛЬНАЯ АТАКА! 2:0 В ПОЛЬЗУ УЛЬКИОРРЫ!
Ни грамма торжества не промелькнуло в ледяном океане глаз. Всë действо было для него не более чем обязательством.
Сквозь кровавую пелену и расплывающуюся картинку Билль смог метнуть клинок в Улькиорру. В этот же момент ему в грудь вонзилась катана.
Соперники упали на землю одновременно под недоумëнные крики толпы.
- НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! НИЧЬЯ! ВПЕРВЫЕ ЗА ИСТОРИЮ ТУРНИРА, У НАС НИЧЬЯ!
Только одному человеку было всë равно на это событие. По коридору разносился вой убитой горем женщины.

Неделю спустя.

Вот уже как неделю высшие инстанции остановили работу турнира на неопределëнный срок, выявив множество нарушений. Жизнь Берлина-2 вернулась в прежнее скучающее русло.

***
В больнице, в соседних палатах находились участники последней битвы турнира. Они оба выжили, но один из них до сих пор лежит в коме. Врачи на сто процентов могли ответить лишь "если придëт в себя, то без операции останется слепым".
А вот Улькиорре повезло больше. От нокаутирующего ранения он очень быстро оклемался и его намеревались в ближайшие дни выписать.
Без своей боевой раскраски Улькиорра выглядел довольно обыкновенно, только бездонные ярко-зелëные глаза оставались такими же безразличными ко всему вокруг. Глубоко вздохнув, он перевернулся на бок, едва заметно поморщившись от неприятной рези под ключицей.
А в коридоре, на протяжении недели, обитала женщина в лëгкой накидке с капюшоном. Врачи уже перестали прогонять еë вечером из здания, так как знали, что она всё равно среди глубокой ночи вернëтся через крышу. И все способы закрыть эту самую крышу были совершенно бесполезны.
На удивление всего персонала, утром странная женщина исчезла. Никто так и не узнал, ни кто она, ни как еë зовут.

***
Рик с самого утра загорелся мыслью о починке своего мотоцикла. Как-никак месяц руки не доходят.
Оживлëнно закопошившись среди деталей и мысленно погрузившись в чтение микросхем, парень подпрыгнул от неожиданности, когда на крышу приземлилось что-то большое. Причëм не упало, а именно приземлилось. Но довольно громко.
В дверях возникла женская фигура с кошачьими ушками на голове.
- Чем могу быть полезен? - поинтересовался Рик, зная, что котинои просто так не приходят.
- Как я понимаю, ты лучший друг Вильгельма?
Парень кивнул.
- Мне нужен способ, как добыть в этом городе два миллиона за короткий срок.
Рик немного удивился данному вопросу и осторожно поинтересовался:
- А зачем вам такая сумма?
- Чтобы вернуть зрение моему сыну.
Данная реплика вызвала ещë большее недоумение:
- А при чëм здесь Билль?
Лея вспыхнула:
- Я его мать!!!
Рик поперхнулся воздухом. Такого расклада он уж никак не ожидал.
"Хм, странно, почему он мне ничего не сказал?" - мелькнуло в голове у парня.
- У нас в городе считается ценным ваш Каменный Цветок. Найдите 4 штуки и получите нужную сумму.
- Женщины не ходят в вулкан за цветами.
- Хорошо. Я дочиню свой мотик, и поедем вместе, - пожал плечами Рик.
- Я скоро вернусь, - Лея довольно быстро пропала из поля его зрения.

***
С починкой мотоцикла Рик расправился быстрее, чем предполагал. Завершив пару штрихов и отполировав бока своему коню, он выехал на улицу.
Внезапно вспомнив об одном деле, Рик развернулся на 180 градусов и поехал в другой конец города, где жил фотограф-любитель.
Сегодняшний день был на редкость тëплым. Над Берлином-2 с самого утра не было ни облачка. На крыши вылезли самые скрытные обитатели города - обыкновенные кошки. Громко урча, они привлекали внимание к своим персонам. Жители и так не часто их видели, а тут такая удача. Кто-то даже не поленился сходить домой за фотоаппаратом.
Через четверть часа Рику напекло спину и ему пришлось продолжать путь без футболки. Дом фотографа всë ещë маячил где-то вдалеке бликами оранжевого стекла. Взглянув на часы, Рик решил ускориться.
Фотограф попался на выходе из собственного подъезда.
- Как я удачно приехал. Кошек небось снимать пошëл.
- А, это ты. Рад видеть, - смуглый брюнет искренне улыбнулся. - Зайдëшь на чай? Раз уж ты здесь, кошки подождут.
Так повелось, что на первом этаже расположился магазин электроники, и чтобы попасть на лестничную клетку, надо было преодолеть весь зал. Но, зная о неудобствах при проходе к квартире, директор магазина пообещал следить за состоянием дома. На этом спор и закончился. С тех пор дом попал в десятку самых стильных зданий города.
Собственно квартира фотографа, казалось, навечно впитала в стены запах краски для фотопринтера. Те, кто попадал сюда в первый раз, недовольно морщились или затыкали носы, но для Рика этот "аромат" был уже в порядке вещей.
- Пришëл ко мне просто так или с делом? - Рудольф подвинул к другу чашку с белым чаем.
- 50 на 50.
- Давай сразу о деле?
Рик понимающе кивнул и спросил:
- Ты знаешь что-нибудь о ко...неко?
- Конечно. Глуповатый вопрос, - улыбнулся собеседник.
- В общем, я слышал, что в городе уже давно живëт неко. Вот ты часами можешь куролесить по городу...
- Тебе нужны снимки?
Парень ещë раз кивнул.
- И точный адрес встречи с ним.
- Хоть примерное описание есть? Здесь в ожидании турнира сейчас их много бродит.
- Ну...парень лет двадцати. Чëрные уши и хвост. Вроде...
Лицо Рудольфа удивлëнно вытянулось. Вскочив из-за стола, он подбежал к компьютеру. Пять минут напряжëнного копошения в снимках и торжествующий возглас:
- Вуаля! Этот?
Рик опëрся о плечо друга и посмотрел в монитор.
- Снял буквально три дня назад. Проходил мимо тюрьмы и решил понаблюдать за выгулом заключëнных. А там такой фрукт!
Судорожно скрывая все эмоции, Рик увеличил снимок на экране. Ошибки быть не могло. Но одна вещь его насторожила - котиной выглядел немного моложе, а среди чëрных волос проглядывали рваные, как при линьке, светлые пряди.
"Не может быть..."


Глава 19.
Жертва или убийца?



ПОВ Том

Мой сокамерник недавно отправился на тот свет, не выдержав испытания. Перед глазами теперь только сырой заплесневелый потолок. Я остался со своей болью один на один. Скорее бы я отмотал этот грëбанный срок и вернулся домой. Если не к Вильгельму, так к Рику.
Почему ни от одного из них нет новостей? Знали бы они, как я по ним скучаю.
Билль...знаю, мне запретили приближаться к тебе, но я всë равно хочу в твои объятия. Да, ты грубый до чëртиков, хотя...если разбить твëрдую скорлупу, то под ней окажется сама мягкость. Вот только инструмент ещë стоит подобрать... И...я пока не могу тебя простить. Извини.
Но мне жальче всего Рика. Я всегда был у мамы один и не знал, что такое брат. Только благодаря Рику, я понял это. За всë время, он мне стал ближе друга. Да, именно, братом. Единственным и любимым. Человеком, который меня всегда понимает и поддерживает...
Бастет, ну за что?!

***
Я потерял счëт в днях. Они все такие одинаковые. Скудная подкормка, короткий выгул, беспокойные сны в камере. Вот и всë. Я уже не надеюсь на чью-либо помощь. Сомневаюсь, что все, на кого я надеюсь, вообще знают о моëм заключении. Грустно.
Во время прогулок я сижу на скамейке вдали ото всех. Не хочу, чтобы мне пытались оторвать ухо. Второго раза я точно не переживу. У меня после стычки левое ухо больше не двигается, просто висит в опущенном состоянии. Надеюсь, это просто сильный вывих, ведь оно болит при малейшем прикосновении.
Не заставила себя ждать и вторая проблема. Я линяю. О, Бастет, почему именно сейчас?! Меня задолбали постоянные и жуткие наказания за падающую шерсть!
И что со мной вообще происходит? Мне кажется или одежда действительно стала немного великоватой? Я что, возвращаюсь к первоначальному состоянию? Не хочу. Боюсь, хреново мне будет от постоянных скачков в развитии. Ещë больше начинаю жалеть о своëм происхождении. Лучше бы родился человеком...или кошкой, на худой конец. К нам относятся не отрицательно, а боятся. Именно из-за страха они не дают нам жить в городе. Когда я подошëл к компании молодых парней поздороваться, один из них испугался и треснул мне в ухо. Вот оно доказательство.
Кретины.
Секунду. Я представитель, как-никак, боевой расы, а они меня боятся. Хм... Я покажу им, где лизарды зимуют.

***
Едва этот человек занëс кулак, как получил ощутимый удар ногой в челюсть. От удара его отбросило метра на два. Неожиданно, сзади меня схватил второй парень. Лишь на мгновение я растерялся. Но очнувшись, с рыком перекидываю его через спину.
- Третий раз спрашиваю, мусор, какое сегодня число?
- Всë, всë, ладно. 15 апреля.
- Вот так бы сразу.
После первой "пробы пера" меня сразу же зауважали. Я увидел в глазах наблюдающих любопытство и то самое уважение, которого и добивался. Теперь никто не пытался треснуть мне по голове, но и страх тоже никуда не делся. Это даже на руку. Главное вовремя подтверждать статус.
Какое-то время всë было идеально. Пока не объявился лидер. Тут-то мне и пришлось вспомнить все навыки выживания.
- Так-так-так. Это ты посмел бить моих подчинëнных?
- Ну и? - равнодушно вытряхиваю из головы чëрные линяющие волосы.
- Я прибью тебя, неко! - амбал вытащил из кармана заточку.
Вспыхиваю:
- Я тебе покажу неко, мусор!!!
Из потаëнного кармана куртки вытаскиваю нож. И очень вовремя. Лидер накинулся на меня со всей дури. Еле успеваю отскочить, но его самодельное оружие всë же задевает мне щëку. Почувствовав вкус крови на верхней губе, впадаю в состояние аффекта и, в ловком выпаде, ныряю ему под руку. Он и опомниться не успел, как получил перерез сухожилий на запястье. Заточка выпала из руки амбала. Но этого мне показалось мало. Я обезумел нанося ему ещë больше ранений. Остановился я лишь после потери сознания соперника. Моë лицо было заляпано брызгами крови, я, чувствуя это, обвожу взглядом собравшуюся толпу зевак и срываюсь на неадекватный хохот. За три недели я поехал крышей. Как это печально.

***
Прошло ещë два дня. Драку с лидером уже благополучно забыли. От новой статьи и добавочного срока меня отмазали заключëнные, сказав, что лидер сам спровоцировал драку и я использовал отобранную у него же заточку. Свой нож я спрятал обратно в особый карман.
От нечего делать подсаживаюсь к игрокам в "дурака". Уперевшись подбородком в ладони, наблюдаю за игрой. Кто-то периодически бросал на меня быстрый косой взгляд. Да, со стороны я смотрюсь довольно странно: покоцанное ухо, тонкий порез на щеке и кристалл на лбу. Кстати о нëм, как бы мне спрятать столь привлекающий внимание предмет?
- Слыхали новость, - произнëс один из игроков, выкладывая на стол семëрку червей. - недавно сколотили заново отряд "Кровавый шторм" и отправили его в Провал.
- Идиоты, - прикрываю глаза.
- Я о том же. Что там за Сердце только одному черту известно. И есть ли вообще этот третий слой?
- Говорят, что есть. Ходят слухи, оттуда выбрался какой-то неко, - подхватил второй, кидая туз пик. - И вроде как он был одним из самых первых участников "Шторма".
- Неко в "Шторме"?! Шутишь что ли?
Еле сдерживаюсь от громкого хохота. Забавно, когда тебя прямо перед глазами обсуждают. Ну-ну, давайте, расскажите ещë чего-нибудь. Мне страшно интересно послушать. Хах, у меня даже мысли стали язвительными. Надеюсь, после трëх месяцев я не сменю тюрьму на психбольницу.
- ...да ну, на фиг? Возлюбленный самого Вильгельма? Он же не выносит мутантов...
Вот откуда рождаются сплетни. Пора бы прикрывать лавочку, а то все кости перемоют.
- И долго вы этого неко обсуждать собрались? Честное слово, скучно.
- Тебе какое дело до нашего обсуждения?
- В зуб захотел, мусор? - угрожающе встаю из-за стола.
Заключëнный вжал голову в плечи. Все остальные вынужденно заткнулись.
- А ты не мухлюй, - уходя, вытаскиваю спрятанную у крайнего игрока из рукава карту. - нос сломаю.

***
- Номер 5754, на выход.
Вне прогулки? Меня? Куда?
К моему удивлению, я оказался перед столом полицейского, который меня и упрятал за решëтку. И что ему надо?
- К стене, ушлëпок!
Его подручные спиной припечатали меня к бетону. Кажется, в позвонке что-то хрустнуло.
В этот же момент в дверь вошëл...Рик? Не может быть! Он нашëл меня! Ура!
- Принëс? - требовательно спросил коп.
Он вытащил из кармана что-то, завëрнутое в тряпицу. Осторожно распаковав предмет, Рик аккуратно положил его на стол.
У меня пересохло в горле. Переливаясь алыми гранями, перед нами всеми, лежал Каменный Цветок. Я сейчас прослежусь. Ради меня? В вулкан?
- Забирайте своего неко. И чтобы впредь выгуливали его только на поводке.
Зло шиплю на полицейского.
- Посмотрим, - Рик уклонился от прямого ответа.
Едва мы вышли из тюрьмы, как я радостно накинулся на друга. Он провëл рукой мне по голове и присвистнул:
- Линяешь?
Затем он провëл пальцами по щеке:
- Подрался с кем-то?
- С местным лидером.
Рик засмеялся:
- Погнался за статусом?
Виновато опускаю голову.
- И что у тебя с ухом? Вон как опухло. Поехали к врачу.
На этом моë злоключение в тюрьме и закончилось. Мне вправили ухо и прописали какие-то витамины. Для чего именно я особо не вникал. Раз Рик считает, что они мне необходимы, значит он прав.
И ещë, я действительно уменьшился. На целый размер одежды. Чую не к добру. И не нравится мне эта покалывающая боль в рëбрах.
- Том, - отрываю взгляд от шнурков и поднимаю голову. - твою мать...
От его обеспокоенного лица мне стало не по себе.
- У тебя кровь из носа пошла...


Глава 20.
Выжить любой ценой.




Всë, что видят мои глаза - не имеет смысла.
Всë, что не могут увидеть мои глаза - не существует.
(Улькиорра Сифер;
манга Bleach 3rd Character book "Unmasked")



ПОВ Билль

Резкий вдох обжëг лëгкие, отрезвляя разум. Я смог. Я очнулся. Но вокруг лишь темнота. Слегка мотнув головой, ощущаю на глазах что-то мягкое. И зачем они не дают мне открыть глаза? Я слишком долго выкарабкивался из пучины незабытья и резко появившийся свет может повредить зрачок?
Неожиданно ярко вспыхнувшее воспоминание причинило не меньше боли, чем при ранении. Оружие...арена...битва...Уль... Чëрт! Сволочь! Покромсаю урода, как только встану! Насажу на его же маску, казню, четвертую и сожгу останки!!!
Под ухом противно запищал какой-то прибор. Ах да, по его мнению, я перевозбудился. И чего он, интересно, хотел от разозлившегося слепого человека?
Стоп, а он мне ничего не отрезал? Не помню. Стоит проверить...
Осторожный сигнал от мозга дал команду пальцам. Импульс явно тормозит, ибо руки среагировали только через несколько минут. Или само ожидание тянется для меня так долго, хотя на самом деле прошло не больше минуты? Я не могу дать ответ самому себе. Передо мной нет часов, а внутренние - сбились. Ладно, разжимать кулаки пока не буду. Неизвестно, сколько мне снова придëтся ждать. Так, теперь ноги. До них сообщение доходило ещë дольше. Но стоило мне согнуть их в коленях, как всë тело содрогнулось от резкой боли, исходившей явно от мышц живота. Или нет?
Вместе с осознанием происходящего возникали всё новые очаги боли. Теперь я чувствовал глубокую рану на плече и длинный порез от груди до верхней части живота. Следом появилось ещë кое-что, неощущаемое мной раньше. Резиновый обруч вокруг рта и носа. Кислородная маска. Зашибись, я, вдобавок, дышать самостоятельно не могу.
Только не говорите, что мне понадобится полная кибернетизация. Нет-нет-нет, не хочу. Лучше сдохну. Не надо меня пересаживать в бездушное кибертело!!!
- Пациент скорее жив, чем мёртв.
Убил бы такого врача за язвление! И как я его не услышал? Он здесь и был или у них двери супер-тихие?
- Как самочувствие?
Слабо самому определить? Казню вместе с Улькиоррой!
Следом, как издалека, я услышал:
- Можете зайти. Но предупреждаю, он сейчас злой. Не беспокойтесь, он вас не покусает. Намордники у нас хорошие.
Не вижу ничего весëлого. Как такого врача вообще взяли в больницу?!
Знакомый шорох халата приятно отозвался внутри сознания. Ярость постепенно улетучилась. Мама пришла.
- Мне интересно, доктор пьяный или просто кретин? - судя по интонации, она спрашивала у самой себя.
Осторожное прикосновение к лицу:
- Сильно болит?
Едва заметно киваю.
- Я могу временно еë ослабить. Наверно, ты знаешь, что у каждого второго котиноя в слюне...
Не дожидаясь окончания растолковки, киваю. Мне Том уже так помогал.
- Ты согласен?
Снова киваю.
Острые зубы проткнули кожу чуть в стороне от шеи. Вначале, это довольно болезненно, но со временем все неприятные ощущения от процедуры исчезают. Боль в ранах постепенно растворялась, вместе с мучениями.
- Тебе лучше?
- Уху.
- Я рада.
Она мне соврала. Ни хр*на не рада. Потому, что она смогла помочь только временно. Да, ключевое слово в данной ситуации - временно. А постоянно кусать меня тоже не выход.
Больше всего на свете я боюсь стать для кого-то обузой. Да, я ослеп...и стал бесполезным грузом для всех окружающих. И где мне взять деньги на операцию по вживлению киберглаз? Это же не меньше двух миллионов стоит. На данный момент такой суммы у меня не водится.
Тëплые пальцы слегка сжали мою кисть:
- Вилли, я тебе обещаю, что сделаю всё возможное. Я помогу тебе встать на ноги и вернуть зрение. У нас запрещено использовать реликвию в других целях, но ради тебя я нарушу запрет. Твой друг сказал, что четыре Каменных Цветка можно обменять на сумму, равную стоимости операции.
Это она серьëзно?! А маме не утроят нагоняй в племени? Мне очень приятна еë забота, но не такой же ценой! Я понимаю материнские чувства...хотя, какие там на хр*н чувства? Слепой материнский инстинкт! Девиз: "За ребëнка всех покромсаю!" Даже не знаю, радоваться или нет.
- Пойми меня правильно. Ты и Аццо для меня больше, чем просто сыновья. Я должна сохранить вас любой ценой, - длительная пауза. - единственное счастье на этой грëбанной планете.
Вот только ради таких людей и стоит жить...

ПОВ Том

Одним кровоточащим носом дело не ограничилось. Пару минут назад меня не слабо стошнило. И тоже кровью. И главное, всё сопровождается сильнейшей болью в груди. А не подцепил ли я в тюрьме какую-нибудь заразу?
Мне страшно. От безысходности. От неизвестности. От всего. Я не знаю, что происходит...
Рик сел рядом на кровать и раскрутил какую-то капсулу. Я смог увидеть содержимое только когда он стал набирать его в небольшой шприц. Это было что-то светящееся золотистым цветом и...явно живое.
- Что э...это? - вместо нормальных слов с губ срывается какой-то рваный хрип.
- Нано-роботы.
Приподняв край футболки, Рик осторожно ввёл "живность" мне в бок. А он уверен в необходимости именно этой процедуры?
- Тааак, теперь посмотрим, - он зачем-то подключился к Сети.
Успокойся, Том, ты же знаешь, здесь тебе не навредят. Всё в порядке... Чëрт! Не могу я! От одной мысли о чужеродных телах в крови коматозит. Только не говорите, что меня добить решили, мол, всё равно мучаюсь.
- Охр*неть...
- Поч-чему?
- Не понимаю. В общем, получается такая картина: рëбра меньше, чем положено, и они царапают все внутренности, которые находятся под ними. Короче, я иду подкупать врачей, ибо я здесь бессилен, а убивать тебя неверными действиями, сам понимаешь, не хочу. И...как бы тебе объяснить... Я боюсь оставлять тебя одного. В общем, я хочу погрузить твоë тело в анабиоз. Мне нужно только согласие. Или отказ.
Его страх мне понятен. Он боится увидеть по возвращению труп, а не меня. Но вот анабиоз. Полностью отключить весь организм, оставив работать только мозг и сердце? У меня, по сути, нет выбора. Кто знает, может я вправду умру.
Немного не уверенно киваю.
Рик вытащил из аптечки что-то завëрнутое в пакет. Прибором на деле оказался небольшой ошейник с двумя проводами.
Металл есть металл, холодный и тяжëлый. Защëлкнув его на горле, Рик закрепил провода на висках и, глядя мне в глаза, спросил:
- Ты уверен?
- Да...
Тихий щелчок при нажатии на кнопку и весь мир обволакивается занавесом мрака...

ПОВ Автор

На стеклянном столе перед миской с фруктами довольно уютно устроился крылан*. Под громкое чавканье, его хозяин неторопливо попивал чай и читал последние новости в Бессетье**. Зелëная пижама с силуэтом летучей мыши на груди и сильно взлохмаченные волосы свидетельствовали том, что их обладатель недавно выбрался из постели, и активно шевелиться в ближайшие часы явно не собирался.
- Убери это животное. Оно меня бесит, - пробурчало полуголое тело с соседнего дивана. - Всë вокруг сейчас слюнями заляпает.
- Мурсьелаго*** имеет право есть там, где хочет, Гриммджо. И не тебе ему указывать.
Парень с голубыми, торчащими "ëжиком", волосами возмущëнно слез со своего ложа.
- Последний раз говорю, убери его! Или я выкину твою мышь на улицу! Эй!!! Ты меня слышишь, Улькиорра??? СИФЕР, ТВОЮ МАТЬ, БЛ*!!! Я К КОМУ ОБРАЩАЮСЬ?! С*ЧОНОК, Ë*АННЫЙ В РОТ!!!
Гриммджо не случайно поселили вместе с ним. Его вспыльчивость и полное отсутствие каких-либо тормозов мог вынести только один человек - Улькиорра. Остальные же запросто дойдут до состояния аффекта и, не задумываясь, прибьют Джагерджака. Если, конечно, он сам к этому времени не сошлëт кого-нибудь в психушку своими непредсказуемыми перепадами настроения. Всего за пару секунд его состояние может измениться с меланхолично-пофигисткого до агрессивно-сумасшедшего, и наоборот.
- Я прекрасно слышу, не надо орать мне на ухо, - спокойно ответил тот, отхлебнув чай. - И если ты хоть пальцем тронешь Мурсьелаго, то полетишь в том же направлении. То есть, с балкона. А я, знаешь ли, глубоко сомневаюсь в твоëм умении летать, мусор.
- А кишка не тонка, придурок?
Сифер церемониться с ним не стал. Сжав пальцы в кулак, он молча треснул этому психу снизу в челюсть. Пока тот не успел опомниться, Улькиорра моментально заломил ему руки и потащил в сторону балкона. Под громкий забористый мат он швырнул Гриммджо спиной на парапет и надавил ногой на грудь, заставляя его свеситься верхней частью тела над землëй. Поток нецензурной брани значительно возрос.
- Поверь, мне ничего не стоит сбросить тебя отсюда, - равнодушно произнëс Улькиорра, засовывая руки в задние карманы. - Так что заткнись и не рыпайся.
Подержав драчуна в такой позе ещë какое-то время, Сифер, наконец, отпустил его и отправился обратно в комнату. Но вернуться сразу в нормальное положение у Гриммджо не получилось, едва он встал прямо, как тут же осел на пол от сильнейшего головокружения.
Кое-как собрав мозги в одну кучку, он рыкнул в сторону сожителя что-то нечленораздельное и громко потопал на кухню. Улькиорре на данное негодование было совершенно наплевать. Он искал информацию обо всех соперниках турнира, а в частности его интересовал вопрос "Что забыл человек в команде неко?". Нужные ячейки как назло не появлялись. Только статьи об их битве.
Откинувшись на спинку дивана, Улькиорра уставился в потолок. Но через несколько минут от созерцания пыльной люстры его отвлёк громкий писк.
- Ты решил мне помочь, а, Мурсьелаго? - он почесал за ушком питомца и поднял глаза на экран.
Крылан спрыгнул с клавиатуры и по рукаву залез на плечо.
Открытая ячейка была ничем иным, как полной анкетой необходимого человека. Он настолько углубился в изучение материала, что не обращал внимания на щекотку от когтей ползающего по пижаме крылана.
- Хм... Эй, Гриммджо!
- Чего? - злобно откликнулся панк.
- Я знаю, как избавиться от одной команды соперников.


______________________
* Крылан - не летучая мышь. Это другой подотряд. Все представители подотряда Летучих Мышей не едят фрукты, вот и пришлось использовать другое животное. А так, оба подотряда находятся в отряде Рукокрылых =)
** Бессетье - аналог обыкновенного интернета. Очень упрощëнный вариант Сети для тех, кто не имеет специальных имплантантов.
*** В оригинальном аниме (Bleach) имя Мурсьелаго (исп. "Летучая мышь") принадлежало мечу Улькиорры.

_______________________



Глава 21.
Иллюзия.




ПОВ Автор

Две неуловимые тени проскользнули среди крыш Старого Города. Они двигались настолько быстро и бесшумно, что часовой на развалинах колокольни не почуял надвигающейся беды. Только Иньянь, благодаря своим способностям, моментально сориентировалась в ситуации. Спрятавшись за выступ на крыше, она подняла в воздух несколько кинжалов и замерла в ожидании приближающейся угрозы. Время тянулось как резина, всё сильнее натягивая и без того напряжённые нервы.
Недалеко от убежища Иньянь приземлились двое. При свете луны были отчётливо видны маски. У первого она представляла собой нечто с рогами, закрывающее полностью голову и лицо, открытыми же оставались только глаза. А вторая костяная маска особых изысков не имела - просто морда пантеры.
Плохо оценив способности врагов, Инь метнула в них клинки. Возможно, это была самая большая ошибка в её жизни. Неизвестные мало того, что увернулись, так ещё и обнаружили укрытие. Ей грозили серьёзные неприятности.
Ночную тишину разорвал звук вынимаемой из ножен катаны.

***
Под шелестящими искусственными кронами в больничном халате, всячески игнорируя лавочки, сидел Вильгельм. Через специальные тёмные очки он видел ещё очень слабо. Лишь очертания предметов, и то, в чёрно-белых тонах. Лея стояла немного в стороне, прислушавшись его к желанию "побыть в одиночестве".
С момента операции прошло ровно два дня. Но настраиваться само зрение будет, по заверениям врачей, от недели до месяца. И в течение этого времени важно избегать яркого света.
По алгоритму неведомой программы дерево уронило на голову парню пожелтевший листик. Хорошо работающая иллюзия, только и всего. Настоящих деревьев в Берлине-2 нет уже как лет тридцать-сорок. А как осуществить желание жителей посидеть под прохладной кроной? Правильно, создать идеальную синтетическую копию.
Билль вытащил из волос лист и грустно провёл пальцем по его поверхности. Даже на ощупь оно не было настоящим.

- У нас есть три реликвии, которыми мы дорожим больше, чем своими жизнями, - Том улёгся на диван и впился глазами в потолок. - Первую ты уже видел, это Каменный цветок. Вторая - один из духов покровителей. А третья - обыкновенный сундук с золотыми медальонами. Так вот, если тебе удастся добиться моего стопроцентного доверия, я покажу тебе нашего духа. Самую главную реликвию, которая вселяет в нас надежду на лучшее существование...

С некой брезгливостью Вилль отбросил кусок полимера куда-то за спину.
- Мам, а кто ваш дух покровитель?
Лея вернулась на своё место рядом с сыном.
- Который именно?
- Реликвия.
- Как выздоровеешь, я тебе его покажу. Только потом никому ни слова, а то мне взбучку устроят, - она мягко улыбнулась.
Парень грустно вздохнул:
- А сказать нельзя? Мне Том тоже пообещал показа...ой...я его спалил, да?
- В этом и заключается всё волшебство. Те, кто видят его впервые, чаще всего не верят глазам. И если я тебе сразу скажу, будет не интересно.
- Мой отец его видел?
- К сожалению, да. Дух ещё тогда предупредил, что брак не будет счастливым, а я, дура молодая...
- Он ещё и разговаривает?!
Лея уклончиво произнесла:
- Нуууу, относительно.
"Сплошные загадки и тайны. Они так серые будни скрашивают?" – подумал Билль, недоумевая.
- Терпение, сынок, терпение.

***
Состояние Тома, благодаря достижением медицины, пошло на поправку всего за каких-то пару дней. Его больше не мучили страшные боли и непонятные кровотечения. Но общая слабость ещё сохранялась. Правда был один побочный эффект - его постоянно мучает жажда.
- Четвёртый литр за два часа. Ты не лопнешь? - невесело улыбнулся Рик.
- Не знаю. Я не могу ничего с собой поделать. Как в пустыню попал, честно.
Рик за два дня успел извести месячный запас жидких витаминов, подливая их в воду Тому. Вкус от этих манипуляций менялся не в лучшую сторону, но котёнок твёрдо усвоил - если надо, то никуда не денешься.
- Я бы хотел прогуляться.
- На ногах еле стоишь, куда тебе гулять? Давай я лучше тебе ванну сделаю?
Том принюхался к возникшему запаху.
- Ммм, рёбрышки. Они хороши в свежем виде, а в ванной я часов пять просплю.
Пауза.
- У меня вода кончилась.

ПОВ Том

Хрусть!
Вместе с рёбрами мне обломилось счастье в виде хребта. Вот удовольствие разгрызать косточки и выедать вкуснейший спинной мозг!
Мурлыканье стоит на всю квартиру.
Мне необходимо набираться сил. Какие там, нафиг, витамины? Мне белок нужен. А то не видать в ближайшее время прогулки.
Очень хочется повидать Вильгельма. Я слышал о новости с турнира и очень расстроился. Выступил за нашу команду и потерял зрение. Как бы попасть в больницу? Но ведь же, блин, эта Лея наверняка там. Чёёёрт... План. Срочно придумать план. Её надо отвлечь. Вопрос, как?
Грызу последний позвонок и сосредоточенно думаю.
Привлечь к делу Рика? И что будет? Допустим нам и удастся отправить её за чем-нибудь...но вряд ли она будет медлить. Даже если у нас и получится выиграть полчаса времени, но это ничтожно мало. Просто прийти, увидеть, перекинуться парой слов и уйти, заметая следы.
Выжав из варёных костей по максимуму, перемещаюсь в ванную. Освежиться. Ну, и воды попить. Да, Рик постоянно злится, когда видит меня пьющим из крана. Мне прикольно от самого процесса, чего же в этом плохого?
Наклоняюсь близко к включённой воде, уже ощущая прохладные брызги на губах, но что-то меня останавливает. Поднимаю глаза на зеркало. В отражении я увидел замученное лицо, давно потерявшее искру и жизнь. Даже кристалл покрылся мутной плёнкой, перестав сиять как раньше. Распускаю небрежно собранные в хвост волосы. Лучше выглядеть не стал. Почему Рик не сказал, что я настолько ужасен? И не зверь, и не человек. Враг и тех, и других. Кто я на самом деле?
Плюхаю на лицо немного воды и снова возвращаю взгляд к зеркалу. Теперь на меня смотрел бурый искорёженный вирусом труп. Отвердевшая кожа в нескольких местах осыпалась, открывая взор отполированной поверхности костей. Зажимаю ладонями рот, сдержав крик ужаса. Его полурассыпавшиеся губы зашевелились, а где-то внутри моей черепной коробки вспыхнул противный хриплый голос:
- Каракиллер...
Со всей силы размахиваю головой, гоня прочь это мерзкое видение. Осторожно приподнимаю глаза. Монстр исчез.
Внезапно меня охватывает неудержимая ярость на своё отражение. Грохот от бьющегося стекла, наверно, был слышен в соседних квартирах. В костяшки впилось несколько осколков, но я не чувствую боли. Бессильно осев на пол, прячу лицо в ладонях.
- П...почему? Я тоже хо...хочу быть счастливым...
Мне, в общем-то, плевать, кто я. Неко, котиной, каракиллер, без разницы. Я пытаюсь обмануть самого себя, думая, что никогда не прощу Вильгельма...на самом деле...
- Я...я...я...лю...люблю... - шепчу одними губами. - ...тебя...Билль...
Из тайника под ванной достаю небольшой свёрнутый пакетик. Давно не прикасался к этой вещи.
Очень давно я спрятал тот самый ошейник, в котором ты меня когда-то мучил. Не помню, чем я тогда руководствовался...но... Особенность ошейника заключается в замке - он закрывается на ключ, и избавить от него может только тот, кто его и надел. Я отдам тебе своё тело и душу, буду ждать тебя до последнего, чтобы обрести такое простое кошачье счастье.
К чертям всех (включая Лею)! Я иду к нему.
- Куда попёрся в таком состоянии?! - опа, Рик тут как тут. - У тебя стёкла в руке торчат и состояние совершенно невменяемое!!!
- Да ну тебя. Отойди от двери.
- Со стороны себя видел?
О, да! Ещё как видел. И чего я там только не обнаружил.
Зубами выдёргиваю осколки зеркала и выплёвываю в сторону. Кровь с новой силой потекла по пальцам. Боли я по-прежнему не чувствую.
- Я не хочу использовать против тебя транквилизатор, - Рик всё ещё пытается меня вразумить. - Том, опомнись! Какая муха тебя укусила?
Со всей силы отталкиваю друга и открываю дверь.
Свобода!!!


Глава 22.
Доверие.




ПОВ Том

Только бы дойти. Просто дойти.
В голове стоит невообразимый шум, от которого неизвестно как избавиться. Я не знаю, где нахожусь. На время потеряв контроль над собой, я ушёл в неизвестный район. Как это ни грустно, но я потерялся. Ни вперёд, ни назад. И спросить дорогу не у кого.
Устало приземляюсь на лавочку, поджав ноги. Да, я последний кретин, раз сбежал босиком. Если я простыну, это будет совсем не весело. Уперевшись подбородком в колени, тупо смотрю в одну точку.
Неожиданно, где-то сбоку раздаётся странный звук, похожий на работу механизма. Удивлённо приподнимаю голову. Я ожидал увидеть что угодно, но у никак не парня в чудаковатой шляпе с фотоаппаратом. И зачем меня снимать? Или у него просто фетиш на разные диковинки? Но в любом случае, я не одобряю.
Но стоило мне сжать кулаки, как завёрнутая в платок кисть ответила невыносимой болью. Вскрикнув, сгибаюсь пополам, прижимая к себе раненую руку. Меня всего трясло.
- Эй, неко, может помощь нужна?
Неко. Задолбали. Пока я шёл, только и слышал что-то типа "мама, это неко?" или "ух ты, неко!". Не выдерживаю и ору:
- ДОСТАЛИ!!! ЧТО ЗА ХР*НОВО СЛОВО?! НЕКО! ОТКУДА ВЫ ВООБЩЕ ЕГО ВЗЯЛИ?! МЫ - КОТИНОИ!!!
Фотограф немного испуганно замахал руками:
- Хорошо-хорошо. Котиной, тебе помощь нужна?
Чуть-чуть остыв, хрипло интересуюсь:
- Как дойти до больницы?
- Какой именно?
Вопрос вогнал в огромный тупик. Я же и вправду не знаю, где Билль!
- Не в курсе.
- А с какой целью?
- Навестить пар...друга.
Прохожий поскрёб подбородок:
- И с каким недугом он угодил в больницу?
- На турнире кто-то его ослепил.
Тот значительно обрадовался:
- Наш круг сузился до одного варианта. Хочешь подвезу?

***
Парень, которого, кстати, звали Андреас, по ходу движения не умолкал ни на секунду. Он рассказал о своей любви к фотографированию, о своём учителе Рудольфе (если честно, мне это имя вообще ни о чём не говорит), о готовящейся выставке... Может быть, он мог ещё и историю своей жизни от самого рождения выложить, но мы уже приехали. Осторожно спрыгиваю с мотоцикла, благодарю Андреаса и иду в сторону больницы.
Но он меня окрикнул:
- Скажи хоть, как тебя зовут?
- Том, - коротко отвечаю я и скрываюсь в помещении.
У самого входа ко мне подбегает молоденькая девица с тонной вопросов.
Я немного резко её обрываю:
- Где у вас находится Вильгельм, слепой парень лет двадцати?
Посмотрев по списку, она отправила меня в 359-ю палату. На нужном этаже испуганно замираю, почуяв запах самки нашего племени. Дай угадаю, Лея? Вот она мне устроит, столкнись я с ней. Где бы спрятаться, пока она меня не засекла?
Первое, что приходит в голову - подняться этажом выше. Интересно, Лея хоть на минуту куда-нибудь уходит?
Тяжело выдохнув, смотрю в окно. Похоже, внизу находится парк для "выгуливания" пациентов. Перевожу взгляд немного в сторону и замечаю у фонтана до боли знакомую фигуру. В совершенно непривычном виде - в больничной одежде и сильно исхудавший. На его глазах надето что-то чёрное. Не могу разглядеть отсюда.
Так, а где Лея? Ещё раз внимательно осматриваю парк. Ни намёка. От сердца сразу как-то отлегло. Успокоившись, спускаюсь вниз. К нему.

***
Снова эта чёртова трясучка. Почему я не могу просто подойти к нему и сказать три слова? Каждый шаг давался тяжело. А смогу ли я вообще ему признаться?
И тут он повернул голову в мою сторону. Теперь я смог нормально разглядеть предмет на его глазах, который по форме был чем-то средним между очками и маской ныряльщика, в мелкую сеточку вместо стёкол.
Билль мне улыбнулся. Всё тело как током прошибло. То есть он видит меня? Видит?
Но как только он поднялся с бордюра фонтана и сделал первый шаг навстречу, я понял, насколько плохо работают его глаза. Все движения больше напоминали выполняющего трюк канатоходца. Вильгельму нужна была опора. Я в момент выбил из себя всю дурь и дал ему ухватиться за плечи. И очень вовремя. Потупи я ещё секунду и он точно бы упал.
- Наконец-то ты пришёл, - мягкий голос приятно ласкает слух. - Я сильно по тебе соскучился.
Соберись, Том, скажи ему эти слова. Ну, же! Давай!
- Я... - нервно сглатываю ком. - я...я...
Меня как заклинило. Язык стал будто свинцовым и наотрез отказывался говорить дальше.
- ...те...те...теб...бя...лю...б...люб...лю...
Тёплый шёпот на ухо:
- Я тебя тоже люблю, котёнок.
После признания как гора с души упала. Я испытал неземное облегчение вперемешку с удовольствием. Так вот ты какое, счастье!
Из-за туч вылез краешек солнца, согревая холодную землю под ногами. Будучи в основательном умиротворении, мне было как-то всё равно на разговоры за спиной в духе "человек с неко обнимается, офигеть". Не хочу шевелиться. И не буду. Я боюсь спугнуть Птицу Счастья, которая сейчас зависла над нашими головами. Кто-нибудь, остановите время, дайте понаслаждаться его теплом, приятным дыханием на затылке, мягкими руками...
Мы с ним совершенно разные, и не только по внешнему виду. Но эта непохожесть и сближает нас. Подумай только, а моя мама хотела, чтобы я скрепил узы с первой дочкой Селении-Лýны.
- Поможешь мне дойти до палаты?
Скольжу взглядом по парку:
- Странно, а где Лея?
- Прибежал Аццо и сказал, что у них там какие-то катастрофические проблемы. Сначала она не хотела никуда уходить, но я её сам отпустил.
Слава Бастет!!!
Медленными и осторожными шажками, со страхом споткнуться об лестницу, мы добрались до нужной палаты. Усадив Вильгельма на кровать, разминаю плечо. Оно затекло настолько, что при движении раздавался громкий хруст.
- Том, ты прекрасен, - ладонь нежно легла на талию. - Я хочу, чтобы ты всегда был рядом.
В животе замахали крыльями и запели ибисы. Меня никто и никогда так не называл.
Я больше не буду оглядываться на прошлое, передо мной уже совершенно другой человек. Ласковый и нежный. Правда, иногда проскальзывает грубость, но ненадолго. Я уверен, что после выздоровления, он сможет меня защитить.
- Скажи мне, что ты можешь видеть?
- Контуры и редкие яркие вспышки.
- У тебя сейчас искусственные глаза? Я могу на них взглянуть?
Билль жестом попросил закрыть шторы:
- Для меня сейчас опасен яркий свет.
Когда комната погрузилась в сумрак, он отстегнул защёлку на затылке и снял это несуразное подобие очков. В темноте его глаза светились странным зеленоватым светом. Но свечение было не от них самих, а от скачущих по поверхности символов.
- Что это?
- Стандартная настройка киберглаз. Они подключены к мозгу, который и выполняет вышеназванную настройку. После завершения у меня будет идеальное зрение и плюс дополнительные возможности, - Билль замахал руками. - Ты не подумай, что я хвастаюсь.
Мотая головой, счастливо улыбаюсь.
- Можно тебя о кое-чём попросить?
- Конечно! – не задумываясь ответил Вильгельм.
Медленно разворачиваю вытащенный из кармана свёрток.
- Я хочу, чтобы ты это на меня надел...
Он ощупал кончиками пальцев предмет и шокировано воскликнул:
- Но это же ошейник! Ты с ума сошёл?! Зачем?!
- Вроде метки, что я занят.
Извини, я пока не скажу тебе истинного предназначения данного жеста, ты меня не поймёшь.
- Ты не обижайся, но некоторые ваши правила дурь полнейшая.
- Я и сам знаю. Так ты наденешь?
Билль взял в руки ошейник и немного покрутил:
- Кожа очень жёсткая, она тебе шею натрёт. Да, и шипы эти. Давай я тебе потом другой найду?
- С таким же замком?
Он внимательней прощупал застёжку и взвыл:
- Блин, других именно с таким не делают! А ключ у тебя есть?
Раскрываю вторую половину свёртка и показываю ему ключ на длинной цепочке.
- Я с тебя балдею, - выдохнул Билль.
Не став бороться с моим упрямством, он совершенно нехотя согласился, предупредив, что когда вытрясет из меня это фигнестрадание - ошейник отправится в мусорку.
Стараясь не беспокоить скрипящие пружины, как можно аккуратней устраиваюсь на краешке кровати, спиной к нему. Билль явно медлил. Не понимаю, неужели так сложно надеть ошейник? Приподнимаю волосы с затылка, моментально ощущая на нём ласкающий любящий взгляд. Немного прохладные от металлических вставок ошейника пальцы медленно рисовали на шее только им известный узор. И, наконец, после замысловатого символописания, я почувствовал лоскуток кожи на горле.
- Так не туго?
- Нет. В самый раз.
Билль действовал, большей частью, на ощупь. И оно было очень заметно по неторопливым ощупывающим движениям. А на одних только видимых контурах далеко не уедешь.
Тихий, отдавшийся в шею, щелчок, и я достиг полного удовлетворения. Да, может быть во мне и дремлет мазохист, но... Все сходят с ума по своему.
- Ты ненормальный. За это я тебя и люблю. До безумия.
Он нежно коснулся губами шеи, чуть ниже моего атрибута добровольного плена. От этого жеста я теряю над собой контроль, издавая мурлыкающие звуки, наверное, на всю больницу. Глупо отрицать очевидное – я принадлежу ему. Он – мой хозяин, если откровенно выражаться.
Чем дольше возле него я нахожусь, тем крепче сшивает нас вместе ярко-алой нитью острая игла. Я чувствую её. Она ощутимо, до головокружения, прокалывает сердце, перехватывая дыхание вытягивающейся ниткой.
– Том, я клянусь тебе быть всегда рядом, разделять с тобой любые эмоции и...защищать тебя... Ты изменил меня, котёнок.
Неожиданно я почувствовал на руках странное жжение. К моему удивлению, шрамы от Цветка стали ярче. И именно они напоминали о своём присутствии покалыванием в коже. И как это понимать?
– Том, у меня такое чувство, будто что-то режет мне руки. Ты можешь посмотреть?
Поворачиваюсь лицом к нему. Так я и думал.
– Порезы дали о себе знать. У меня тоже самое. Только не спрашивай меня, как такое возможно. Я сам не в курсе.
Вильгельм с нежностью, и в то же время, с напором, схватил меня за ошейник и притянул ближе к себе. Затем, он накрыл мои губы своими. По телу снова прошёл электрический разряд, от которого я самопроизвольно дёргаюсь. Но держащие за ошейник пальцы не дали мне сильно далеко отстраниться.
Я не умею целоваться как люди. Да оно мне на данный момент и не нужно. Придёт время и я смогу ответить ему на поцелуй, а пока полностью расслабляюсь, отдавшись его желаниям и действиям.
Я в раю...


Глава 23.
Дóмино.



ПОВ Билль

Неделя реабилитации пролетела как один миг. К моему удивлению, мама больше, в связи с проблемами, не приходила. Да и зачем? Место неё рядом со мной дежурил Том. От его присутствия мне было даже теплее.
Каждый вечер мы гуляли у фонтана и обрызгивали друг друга водой. Врачи на нас постоянно злились, мол, какого чёрта мы приходим в палату мокрыми. Но что они нам сделают? Только выскажут тонну замечаний, и не более. Наподдавать или отказать в лечении они не имеют права, за это очень не слабо штрафуют.
Бьюсь об заклад, что они облегчённо вздохнули, когда меня выписывали.

***
Утро. Потолок. Луч солнца. Окно. Сигналящий компьютер. Сопение под ухом. Оборванные мысли.
Я должен нормально проснуться и собрать вышеупомянутые мысли в одну кучку. Кто там мне трезвонит с утра пораньше? Идите в жопу.
Но компьютер не унимался. Мысленно четвертовав всех любителей побудить других людей, выползаю из-под Тома и добираюсь до этой звенящей машинки.

Я – королева (8:21):
Доброе утро, придурок!

Протираю глаза. Нет, не привиделось. Линда? Какого, простите, х*я ей от меня надо? Мы же расстались больше полугода назад.

Я – королева (8:36):
Ты не можешь оторвать ленивый зад от кровати?

Кровавый Вилль (8:37):
Иди на х*й! Ты забыла, что между нами всё кончено? Будишь меня тут, с*чка!

Я – королева (8:39):
Я хочу, чтобы ты ко мне приехал. Ты не поверишь, что у меня есть.

Кровавый Вилль (8:40):
Молись. Если это что-то нестоящее моего внимания, я тебе пущу пулю в лоб, ясно?

Я – королева (8:41):
Ой, напугал. Живо ко мне!

На кровати послышалось шевеление. Похоже, своим разозлённым стучанием по клавишам, я разбудил котёнка.
- Том, ты не обижайся, но мне нужно кое-куда съездить.
Ответом было сонное бормотание:
- Угу, хорошо, тогда я ещё посплю.
Нежно чмокаю Тома в щёку и иду собираться "на свидание" к этой скотине.
- Подожди, а наш ритуал? - его сон как рукой сняло.
Кстати, да, наш ритуал. Ещё там, в больнице, Том объяснил мне, зачем ему на самом деле нужен этот ошейник. Котёнок решил, что так будет демонстрировать свою верность в моё отсутствие, то есть оным жестом он обязывал себя ждать меня хоть до самой бесконечности. После своего возвращения, я должен расстёгивать ошейник. Сначала мне сама идея игры не очень понравилась, но вскоре, обдумав, я пришёл к выводу, что в этом что-то есть.
Защёлкнув на его шее замок, провожу пальцами по бархатистой спинке. Добравшись до особого места, надавливаю на кожу чуть сильнее. Котёнок выгнулся подо мной и ещё громче замурлыкал.
Глядя на своё чудо, я невольно загрустил. Чёртовы дела. Почему именно сейчас?

***
- Зачем ты меня пригласила?
Девушка молча указала на проход в гостиную.
На столе в распахнутой пелёнке лежал плачущий новорожденный ребёнок. Приблизившись к нему (вернее, к ней), я увидел совершенно необычную внешность. Слегка опушённый хвостик неподвижно лежал на животе, а вот пушистые ушки, наоборот, не были не расслабленны и испуганно прижаты к голове. Но стоило мне взглянуть малышке, в лицо, сердце ушло в пятки. Глаза были слепы. Вот нашлось и ещё одно сходство с кошками. Дети котиноев прозревают через какое-то время после рождения.
Линда поднялась с дивана и зашла мне за спину.
- Это чудовище я родила от тебя. Почему ты не сказал ничего про уродов в твоей семье? Признаешь отцовство? Если нет, я отдам его на опыты. Я читала, стоимость ему два миллиона.
С*ка!!! Слепого и беспомощного ребёнка на опыты?!
- Я его заберу.
- С какой стати?
- Пусть о нём моя мать заботится.
Бывшая впала в полнейший ступор.
- Ты же говорил, что не знаешь, где она.
- Теперь знаю. И где, и кем является.
- Твоя мать одна из тех уродов Старого Города?!
Вспыхнув от безудержной ярости, хватаю её за ворот блузки и ору:
- ОНИ ТАКИЕ ЖЕ КАК И МЫ!!! ПОДУМАЕШЬ, УШИ И ХВОСТ!!!
- Я тебя не узнаю, - непривычно спокойно ответила Линда. - насколько я помню, ты мечтал истребить всех нелюдей. И вообще, открой глаза, неко не те, за кого себя выдают. Это на вид они так подлизываются, чтобы вытеснить обычных людей из Берлина-2.
- Откуда тебе знать?
Девушка отошла от меня на три шага и медленно произнесла:
- Беременность неко длится пять месяцев. Максимум они доживают до пятидесяти. Представь себе, в год они могут принести два-три таких вот, - она указала на жалобно мяукающего ребёнка. - существ. Размножаться могут уже с двенадцати. Вот и посчитай, сколько они нарожают за 30-40 лет.
- Глупые домыслы! Котинои просто хотят жить по человечески, а не завоёвывать город вспышкой численности! Дура!
Понимая, что разговор зашёл в конкретный тупик, хватаю младенца и молча иду к выходу, попутно заворачивая его в мягкую ткань. Ни окрики Линды, ни дверь не смогли меня остановить.
До отказа надавив на газ быстро набираю скорость и несусь в сторону Старого Города. Дом бывшей подружки остался где-то далеко позади.
Управлять мотоциклом одной рукой не очень удобно, но что поделаешь, ноша слишком ценна. Я не имею права её терять. Первые года жизни ей нужно провести среди своих, и я обязан отвезти её туда.
Секунду, а у малышки есть имя? Остановившись на светофоре, осторожно заглядываю под ткань. На пушистых ушках и головке находились едва заметные пятна. Представив, что девочка будет пятнистой, шепчу ей:
- Домино. Я назову тебя Домино.
Она в момент перестала хныкать и мило улыбнулась. Даже закрытые глаза не портили картины.

***
Оставив железного коня под козырьком подъезда, захожу во внутрь. Дом встретил меня непривычным запустением. Покрутившись по "квартирам" я никого, кроме гуляющих сквозняков так и не обнаружил.
Только лишь на чердаке мне удалось найти одну живую душу. Аццо.
- А где мама? И где вообще все?
Брат при виде меня бодренько вытянул ушки, но его вид всё равно был довольно кислым:
- На похоронах. Кто-то неизвестный на прошлой неделе поубивал треть наших. Другая треть постепенно погибла от полученных ран. Нас осталось всего восемь. Ой, а кого ты принёс?
Опустившись рядом с ним, разворачиваю кулёк. Я не знаю каким словом можно описать состояние Аццо, но таких радостно горящих глаз я не видел нигде.
- Это Домино. Твоя племянница.
- Домино из-за пятнышек? У нас ещё не было никого с пятнистыми волосами, - брат погладил малышку по голове.
Сзади послышался шелест шёлкового халата. По тихим плавным шагам я узнал маму.
- Какая очаровательная малышка, Вилли! - всплеснула руками она. - Откуда ты её забрал?
- Очень давно я расстался с подругой, когда она забеременела. Вернее, она меня бросила. Сегодня ни с того ни сего объявилась и потребовала, чтобы я к ней приехал. Мам, это моя дочь. Я дал ей имя Домино.
- Не думала, что ещё при жизни стану бабушкой, - мама убаюкивала девочку на руках. - Домино. Хм, оно ей подойдёт. Вот откроет глаза через дня через четыре, и мы узнаем, насколько она особенная. Чувствую у неё сильную энергию. Твой дедушка обладал очень мощным даром управления стихиями. Жаль, что прожил всего 32 года. К слову, Иньянь его двоюродная внучка.
- А от чего он погиб?
Мама тяжело вздохнула:
- Его укусил змеин и заразил каким-то вирусом.
Вот как всегда. Какого чёрта инстанциям понадобилось приостанавливать турнир? Им оставался всего один шаг, чтобы жить в городе вместе с людьми.
Я прекрасно понимаю, что очень рискую, но в то же время я не смогу создать малышке необходимых условий. Первые в жизни уроки она получит от своих.

***
Сегодня, по заверениям мамы, Домино должна открыть глаза. Я отложил все дела и приехал в Старый Город. Меня потрясывало от предвкушения.
Сильно долго ждать её взросления тоже не нужно. Мама объяснила, что котинои в первые шесть месяцев вырастают до уровня десятилетних, а потом замораживают все процессы. Воистину, уникальная раса, приспособленная к выживанию в самых жутких условиях.
На пороге дома меня встретила Селения-Лýна - приёмная мать Домино. Я дал личное согласие этой женщине, добровольно вызвавшейся мне помочь, ведь только она на данный момент имела молоко. Несмотря на наличие собственных малышей, ещë одна ноша была ей не в тягость.
Её длинные молочно-белые волосы, заплетённые в косу, мотались при ходьбе с такой же амплитудой что и хвост. Со стороны довольно не обычное зрелище.
Наша небольшая семья и пара старейшин уже кучковались вокруг сымпровизированной кроватки. Домино пальчиками тёрла глаза, изо всех сил стараясь открыть их.
Из щелки скатилась маленькая алая капля. Веки медленно разрывались, позволяя малышке в первый раз в жизни окинуть взглядом новый для себя мир.
Девочка захныкала от болевых ощущений. Края век нещадно кровоточили. Мама смочила тряпочку какой-то, очевидно притащенной откуда-то из Города, настойкой из трав и приложила к её глазам. Малышка замерла, но вот хвостик напряжённо приподнялся. Она не совсем осознавала, для чего это всё.
Пронзительно белые глаза выхватили из всей толпы именно меня. Я понял этот знак и взял Домино на руки.
- Моя малышка.
- Мяфмя.
Мама не задумываясь произнесла:
- Она сказала "папа".
Гибкий хвостик несколько раз обернулся вокруг моего локтя, вызвав ощущение лёгкой щекотки. Сердце постепенно наполнялось теплотой под мирное сопение у уха.
- Фффмяяяфм...
- "Хочу кушать", - перевела мама.
Передаю девочку Селении, и та сразу же ушла. Процесс кормления должен происходить в тишине и спокойствии, уединённо ото всех.
- Лея, нам стоило бы немного пересмотреть закон о браке с людьми, - неожиданно начала одна из старейшин. - Как я понимаю, второе поколение в 50% случаев может быть котиноями.
Удивительно, едва родившись, они уже говорят на кошачьем. Я не буду задавать глупых вопросов старейшинам. Пусть некоторые вещи так и останутся для меня загадкой.


Глава 24.
Фьомь.
Слова, известные только двоим.





ПОВ Билль

Вторая неделя июля выдалась такой же тёплой как и предыдущая. Даже немного странно. В Берлине-2 замечательная погода редко бывает настолько продолжительной. Большую часть года небо затянуто либо тучами, либо туманом. Сырость стала даже чем-то привычным.
Опустив голову на сложенные руки, как-то безэмоционально смотрю на мерцающий экран монитора. Сегодня я поменял заставку на более жизнерадостную. Но и её яркость, усиленная Амоледом*, совсем не радовала. Как и погода. Мне чего-то не хватало.
За спиной тихо шуршали перелистываемые страницы. Том заинтересовался моими бумажными носителями информации с функцией сборщиков пыли. Когда-нибудь я выгодно их продам.
- Ой, а что это?
Котёнок держал в руках допотопный фотоальбом. На открытых страницах в художественном беспорядке располагались фотографии заснеженных улиц.
- Это снег, Том.
- Я хочу его увидеть!
Печально улыбаюсь:
- Увы. Здесь его не было с самого моего рождения. Даже я не видел снег. Сумасшедшие старики утверждают, что в последний раз он шёл лет 60 назад. И почему-то в сентябре. Хотя, чего психам верить...
Том положил альбом на стол и залез на подоконник.
- Ты можешь пообещать мне снег в сентябре?
Я поперхнулся воздухом:
- С ума сошёл? Вот вырастет Домино, у неё такие вещи проси.
- Просто пообещай. Я поверю любым твоим словам.
- Если я это сделаю, обещание будет равносильно обману. А оно мне надо?
Том побарабанил пальцами по стеклу:
- Тебе трудно что ли? Неважно, обман это или пустые слова...пообещай мне.
Нервно вздыхаю. Иногда он просто мастер по крэш-тесту мозга. Я не понимаю, Том хочет быть...обманутым?
- Ну? - выжидающий голос с подоконника.
Баранки гну.
Ещё один нервный вздох. Была не была:
- Хорошо, Том. Я обещаю тебе снег в сентябре. Доволен?
Радостно пискнув, котёнок слетел со своего ложа и запрыгнул на меня, едва не опрокинув моё тело вместе со стулом. Дурашка. Но любимый.
Единственное желание - обнять и прижать к себе покрепче, чтобы почувствовать тёплое дыхание над ключицами и взволнованное сердцебиение. Нежно провести пальцами по трогательно выступающим позвонкам и почувствовать чудесный солнечный запах. Больше мне ничего не надо.
Бархатистые ушки - мой фетиш. Во время ласк я их целую, покусываю, трусь носом, чуть ли не умирая от блаженства. А Том, прекрасно зная об этом, нарочно меня провоцирует, активно шевеля своими органами слуха с умильной улыбкой на лице. В такие моменты я начинаю чувствовать себя хищником. Котёнок, прикинувшись моей добычей, весело носится по всей квартире. Правда, процесс охоты всегда заканчивается одинаково - я придавливаю Тома к ковру и, разумеется, добиваюсь трофея в виде ушек. В какой-то степени, я даже рад его неумению бегать по потолку. Мы бы точно разнесли всё жилище всего за пару игр.
Немного грубо отталкиваю котёнка на кровать. Том распластался по всей поверхности и в ожидании замер.
- Давай поиграем в "горячо-холодно"?
- Как?
- Я тебя хочу...понимаешь? - слегка надавливаю ему между ключиц. - Хочу новый уровень отношений...
От такого заявления в лоб Том шумно выдохнул:
- Ты хочешь секса?
Нетерпеливо киваю.
- А это больно?
Я буквально выпадаю в осадок, настолько по-детски наивно звучал вопрос. Я ожидал что-то в духе "Почему ты решил тр*хнуть меня именно сейчас?" или "Ты извращенец что ли?". Хорошо, что не спросил "Куда? Как? В попу?".
- Если сделать всё правильно, то и боль может показаться наслаждением.
- Ты извращенец что ли?
Бинго! Да ты экстрасенс, Вильгельм!
- Короче, ты не хочешь?
- Хочу...но боюсь.
Первый опыт? Не страшно. Я сделаю его незабываемым.
Достаю из ящика давно накупленное необходимое. Том приподнялся на локтях, наблюдая за моими действиями.
- Суть игры в следующем, я частично тебя обездвижу и заклею глаза. Активны должны быть только слух и осязание.
Котёнок склонил голову на бок:
- Мне уже интересно.
Размотав невероятно приятный на ощупь алый лоскут ткани, нависаю над ним:
- Подними руки.
Том беспрекословно выполнил мою просьбу. Кое-как вспомнив особые узлы, аккуратно привязываю эти хрупкие запястья к изголовью кровати. Я специально выбирал наиболее мягкий материал. Ни о каких верёвках, наручниках и прочей дребедени не могло быть и речи, его нежная кожа может пораниться.
Следующим этапом было закрытие глаз. Тут я уже позволил себе немного поэстетствовать. Отрезав от чёрной клейкой ленты две небольшие полоски, приклеиваю их крест-накрест на веко. Второй глаз взирал на меня с любопытством. Самое приятное, что я не видел в нём страха. Скорее чистый интерес.
- Я не хочу причинять тебе неудобство. Если что-то пойдёт не так, ты об этом скажи. Я сразу же прекращу.
Котёнок согласно закивал. Нежно целую его в веко и, следом, заклеиваю его скотчем.
Довольно осмотрев столь любимое мною существо, достаю зажигалку.
Чирк!
При характерном звуке, ушки развернулись в мою сторону. Не бойся, я всего лишь хочу дать огня свече. Чтобы не стоять и не ждать пока у фитиля скопится расплавленный воск, иду на кухню за льдом.
А, чёрт, забыл его попросить снять футболку. Хотя...может это даже и к лучшему. Только бы в процессе не порезать кожу!
Мой котёнок уже ёрзал от ожидания чего-то нового. Не буду его мучить. Среагировав на звон цепочки-браслета с ключом над головой, Том приподнял голову и наткнулся на мои губы. Целовался он ещё не очень умело, но сейчас это не так важно. С большим трудом разрываю наш контакт и заменяю губы кусочком льда. Он от неожиданности замер. Тонкая кожа в миг покрылась мурашками.
- Н...ах...холодно, - тихий стон.
Так, надо бы избавиться от мешающей футболки. На благо, он ещё не думал переодеваться, и с самого утра слонялся по дому в "ночнушке". Это значительно упростило мне задачу.
Лезвие перочинного ножа подцепило ворот и заскользило вниз. Я старался по минимуму задевать свою драгоценность, но Том сам подставлялся под металл, тем самым углубляя порезы. Осторожно слизываю выступившие алые капли и впадаю в нереальный экстаз, чувствуя металлический привкус на губах. Привкус, который настолько раскрепостил меня, что я перестаю себя сдерживать и перехожу на укусы.
- Би...ай! - полукрик-полустон останавливает моего внутреннего зверя.
Похоже, из-за крови я разошёлся. Чтобы прийти в себя, медленно снимаю всю одежду. Я должен немного притормозить одичавшую сущность внутри души. Как я могу вечно забывать о котинойской особенности терять рассудок при виде и вкусе крови?
Быстрым взглядом кошусь на свечу. Шальная идея залетела голову и прочно в ней засела.
Рука, взявшая лёд, медленно заскользила по шее, вторая же, со свечкой, зависла над грудью. Пара секунд и горячая жидкость мутнеющим синим воскопадом обрушился на соски. Тельце рефлекторно дёрнулось. Новый поток воска медленно потёк к животу, скатываясь по рёбрам и бокам, образуя замысловатый узор на коже. Его дыхание сбилось, превратившись в стоны. Он потерялся в собственных ощущениях.
Я не останавливался, создавая на шее и ключицах прозрачный рисунок льдом и добавляя свечой новые завитки в свою вторую картину. Том умудрялся получать удовольствие даже от случайного попадания воска на раны. Ещё чуть-чуть и он будет полностью готов.
Когда лёд растаял, я дал ему небольшой тайм-аут. И себе, в общем-то, тоже. Пальцы левой руки банально замёрзли и в подушечках отдавалось неприятное покалывание.
После кратковременной передышки, котёнок сразу же получил ещё порцию расплавленного воска на внутреннюю сторону бёдер. В этот раз Тома просто выгнуло. Он больше не сдерживал громких блаженных воплей.
- Ты как? - я решил перестраховаться.
- Хор...аааах...
Всё. Я довёл его до нужной кондиции.
Дотягиваюсь до баночки со смазкой и свинчиваю крышку. В нос ударил резкий лимонный, слегка дурманящий, аромат. Запах я не выбирал, а заказывал. Кошачья мята - наркотик для четвероногих пушистых комков. По логике, на Тома он тоже должен подействовать. Открытую баночку ставлю недалеко от его головы.
Густо намазанными пальцами касаюсь ануса. Котёнок рвано выдохнул.
Первый палец осторожно проникает вовнутрь. Колечко мышц от появления чего-то инородного сразу сжалось.
- Тссс, расслабься, ты и мне создаёшь неудобства, - шепчу.
С третьей попытки он открыл доступ для ещё одного пальца. Но неожиданно его прорвало:
- Да! Да! Тр*хни меня! Натяни по самое не хочу! Давай! Я хочу! Ломай меня! - тонкие ноги и хвост совершенно бестолково задвигались. Но, буквально, через минуту его тело обмякло в совершеннейшем удовольствии.
Первая реакция - ступор. Лишь пару секунд спустя до меня доходит, что Том банально под наркотой. Ну и отлично, значит не будет сжиматься. Только вот хвост мешает, но это уже мелочи.
Третий палец, не смотря на смазку, залез с затруднением. А чего я хотел? Передо мной нетр*ханный девственник!
Полностью расслабленное, слегка влажное тело с лазурными потёками на коже неимоверно возбуждало. Я уже старался поскорее закончить с растяжкой, чтобы не затягивать момент слияния.
- Ты готов?
Но ответом было бессмысленное бормотание. Кайф от мяты ещё никуда не испарился.
Резко выдохнув насаживаю это хрупкое тельце на свой порядком заждавшийся орган. Том вскрикнул, вцепившись пальцами в узлы на ткани. Длиннющий хвост проскользнул между моих ног и слегка ударил по спине. Я ненадолго замер, давая ему время привыкнуть к новому ощущению. Но на моё удивление, котёнок поддался вперёд, углубив проникновение члена. Поняв это как сигнал, осторожно начинаю двигаться, равномерно наращивая темп. Его неимоверно узкая дырочка сводила с ума, я находился в некой прострации, чувствуя приятное давление вокруг члена. Давно я не имел дело с девственниками. Скоро буду мурлыкать не хуже кошака.
В процессе я умышленно задевал простату, и каждый раз Том так выгибался в моих руках, что я начинал беспокоился о сохранности его позвоночника. От громкого мяуканья звенело в ушах, но от этого я только ещё больше заводился. Добавлял масла в огонь и шевелящийся на моей спине хвост. Если бы все в мире знали, насколько мне сейчас хорошо!
После нескольких особенно сильных толчков, я достигаю пика, кончая куда-то вовнутрь моего котёнка. Том же излился потоком спермы почти сразу после меня, забрызгав нас обоих. В изнеможении заваливаюсь на него, судорожно приводя дыхание в порядок. Перед глазами плыли какие-то разноцветные круги, настолько сильны были полученные ощущения и эмоции. Рядом со мной в оргазме метался Том, судорожно дёргая привязанными руками. Буквально из последних сил, дёргаю ленту в определённом месте, чтобы быстро развязать узел и, рухнув на подушку, моментально отключаюсь.
Так мы и уснули. Мокрые, в воске и сперме. Даже не укрывшись.

***
Не разлепляя сонных глаз, тянусь к другому концу кровати, чтобы обнять своего котёнка...но его рядом не было. Резко распахиваю веки и, быстро, с недоумением принимаю вертикальное положение. На тумбочке я нашёл алую ленту и скомканные кусочки чёрного скотча. На полу же тлел огарок свечи и валялась баночка со смазкой. Хм, может я зря беспокоюсь? Он вполне может сейчас отлёживаться в ванне.
- Том! Ты уже проснулся?
Голос мгновенно откликнулся:
- Я моюсь!
Удовлетворительно хмыкнув, напяливаю на себя халат и иду на кухню. Вроде где-то в холодильнике оставались ингредиенты для пары бутербродов и молоко.
Поднимаю руку, чтобы достать чашки с полки, но стоило мне обратить внимание на чуть приспустившийся край халата, как я увидел нечто странное:
- Что за..?
Задрав рукава, в ужасе обнаруживаю давно спёкшуюся кровь. Когда меня успели так изрезать и, главное, кто? Лишь приглядевшись внимательней, я понял природу странного явления. Лопнули шрамы от Цветка.
Так, если во время простого поцелуя они жгли кожу, то, получается, такой эффект обусловлен сильным возбуждением? Да что ты за хр*нь такая, Цветок?
Из коридора послышался топот босых мокрых ног. Я выхожу из кухни полюбоваться своим хвостатым чудом. Кстати, о чуде. На него нельзя было смотреть не умиляясь. С мокрых опущенных ушек на плечи стекали прозрачные капельки, которые, в свою очередь, продолжали путь по чуть покрасневшей от воска груди. Белое полотенце на бёдрах скрывало всё самое вкусное. В какой-то степени я страстно желал сорвать этот махровый занавес, но с его задницы хватит на сегодня приключений. И с рук, в общем-то, тоже. Оба предплечья от запястья до локтя были тщательно забинтованы толстым слоем марли. Шрамы от Цветка и его не пощадили.
- Доброе утро, любимый.
Том фыркнул:
- Я тебя тоже люблю. Но знаешь ли, сейчас почти полночь.
- Да? - кошусь на часы. - Ой, действительно. Как ты себя чувствуешь? Попа не болит?
Котёнок, старательно протирая ушки впитывающей салфеткой, ответил:
- Шикарно. Правда, побаливает, но вполне терпимо. Слушай, а от чего меня так колбасило? Вроде запах какой-то.
- Смазка с экстрактом кошачьей мяты. Действует от силы минут пятнадцать. Повторно можно...гм...нанюхаться только через пару суток. Наилегчайшая кошачья наркота.
Он нежно мне улыбнулся. Подумай только, какой замечательный подарок отгрохала мне судьба. Я действительно счастлив, когда нахожусь рядом с ним.
- Чем займёмся? У нас впереди целая ночь.
- Давай просто посидим на балконе?
- Ты только помыл голову. Куда тебе мокрому на балкон? Может просто на ковре поваляемся?
Том в раздумьях прикусил большой палец.
- Почему бы и нет?
- Ты пока располагайся на любом из них, а мне тоже надо в душ.
Тот кивнул и направил стопы в сторону оранжевого ковра с самым длинным ворсом. Я знаю, он обожает на нём лежать. А иногда и спать.

***
С нашего первого секса прошло несколько дней. За это время мы ещё больше сблизились. Начали позволять друг другу утренние хлопки по заднице, совместное мытьё в душе...да что там! Мы умудрялись вдвоём залезть в маленькую ванну! Правда, пару раз соседи чуть не стали жертвами потопа.
В этот чудный летний день улица так и звала на прогулку. Да и Том извёлся сидеть почти неделю взаперти.
- Пошли гулять? - предлагаю я, отхлёбывая чай.
- Хорошая идея.
Котёнок соскочил со своего места и удрал в сторону раздевалки. Я смутно догадывался за чем он побежал.
- Вот, - он бережно положил перед чашкой ошейник.
Который раз чувствую себя экстрасенсом.
- А без этой гадости никак?
Том практически сразу возмутился:
- Билль! Ритуал!
Мне не очень приятно лицезреть оную штуковину на его нежной шейке, но от обязательств ритуала никуда, увы, не деться.
Быстро допиваю чай и иду собираться на прогулку. Ошейник я пообещал прицепить прямо перед выходом.
Прихорашиваясь перед зеркалом, я услышал из коридора красивую песню. Я не знал слов - она исполнялась на кошачьем. Но это не лишало её красоты. Чуть хриплый голос нежно переливался сотнями колокольчиков, перехватывая мне дыхание. От возникшего наслаждения я боялся шелохнуться и разбить волшебную паутину нот.
Но всё прекрасное когда-нибудь заканчивается. Песня постепенно затихла, на замену ей пришла звенящая тишина.
На цыпочках подхожу к прихожей и, облокотившись на косяк, осторожно выглядываю. Мой чудик уселся на комод в мечтательной позе. Только порхающих вокруг бабочек для полной картины не хватало.
- А о чём песня?
Том оторвал взгляд от любимой люстры с павлиньим пером и неторопливо ответил:
- О нас. Я сам её сочинил.
- Почему не на человеческом?
- Я не умею петь на вашем языке.
Всё ещё не перестаю удивляться изюминкам котиноев. Дай им нормальную жизнь и они по развитию превзойдут людей. Не сомневаюсь.
- Знаешь, мне очень интересно, как звучит твоё имя на кошачьем?
- Фьомь. У нас нет человеческих имён. Мы используем просто созвучные. И мама твоя на самом деле Мьея. - он на пару секунд замолчал. - А мы гулять-то идём?

***
Едва мы вышли из квартиры, как столкнулись с г*внистой соседкой. Она на весь дом отчитала нас за пение за стенкой, напомнила о событиях недельной давности с криками и громко скрипящей кроватью (хотя, врёт она, не скрипит у меня кровать), и накрыла матом за обнимашки. Хорошо, что она ушки Тома не видела, а то влетело бы в тройне. С нереальными дипломатическими усилиями мы избавляемся от общества этой занозы и со смехом слетаем по ступенькам на улицу.
Я покрепче сжал его ладонь, боясь отпустить далеко от себя. Нет-нет, не подумайте, что я считаю его собачкой. Наоборот, в последнее время у меня развивается паранойя потерять его. С одной стороны здравый смысл твердит, что он никому кроме меня не нужен, но больной мозг говорит о другом - сейчас кто-нибудь выскочит и отберёт у меня единственное сокровище.
Мой взгляд проскользнул по его глазам цвета пятен на солнце, по нежным скулам, по приторно-сладким губам, по тонкой шее... Как я ненавижу этот ошейник!
Том потянул меня в парк. На благо, в такой час там безлюдно. Так что я не возражал. У Тома всегда есть право выбора. Правда, иногда его выбор совершенно не вяжется с логикой. Хотя, может у котиноев своя собственная логика?
В тишине и спокойствии котёнок позволил себе снять капюшон. Приманенный его очаровательными ушками, я подошёл совсем вплотную. Любопытный носик ткнулся мне в шею, зарываясь в волосы. В ответ запускаю пальцы в его шелковистую шёрстку на голове и со всей возможной нежностью целую в ушко. Обожаю слышать довольное мурлыканье. И ещё приятней осознавать, что все эти звуки только для меня.
- Мой. И ничей больше.
- Хочешь я покажу тебе нашу реликвию?
- Спрашиваешь! А можно?
Пальцы заскользили вниз по моей свободной руке и, добравшись до запястья, сжались. Котёнок снова меня потянул за собой. Я знаю, что он поведёт меня в Старый Город. Больше других вариантов и нет.
Мы специально выбирали безлюдные улицы, где на нас не будут смотреть косо или осуждать союз человека с котиноем. И почему все так их не любят? Они же как люди, только с ушами и хвостом.
- Билль, я бы хотел придумать какую-нибудь фразу, с помощью которой мы могли бы узнавать друг друга. Ведь не известно, что будет через год, два, пять...
- На кошачьем?
- А ты хочешь?
- Люди не знают этого языка, и одна фраза сразу меня выдаст, - улыбаюсь.
Том очень хорошо задумался. Разумеется, фраза должна быть ёмкой и, главное, легко запоминаться.
- Цветок... И ещё цветок...
Так распускается слива,
Так пробивается тепло.** По-кошачьи это звучит так - Мяфымь. Ф мь мяфымь. Мяяя фффымяя мямяф, мяяя мямяффымь мяяяяяя.
Язык сломать можно. Но, надеюсь, запомню.
Пока мы шли, Том обучал меня правильному произношению. Ведь основной упор делается на продолжительности и высоте звука. Чуть перетянешь или недотянешь - уже другое слово. Я молчу про короткий слог "мя" и семь (по количеству нот) способов его произношения. Да что там! Даже многослоговые слова не меньше трёх вариантов имеют! С попытки, эдак, пятидесятой, я запомнил всю фразу. В какой-то степени, я могу считать это своим маленьким личным достижением.

***
В одном из переулков я услышал за спиной странный шум. Звук походил на рёв сразу нескольких мотоциклов. Не простых мотоциклов. Если мне не изменяет память, так шумят только наёмники Закона. И просто так они никогда не выезжают.
Они были ещё далеко, но я уже нервничал. Эта улица заканчивается в одном ответвлении тупиком, а в другом - ведёт к воротам из Города. Учитывая, что на этом отшибе почти никто не живёт, то...
- Слушай, нам надо срочно спрятаться.
Том понял причину моего беспокойства. Но сколько бы он не вертел головой ничего подходящего как назло не было.
- Стойте там, где стоите. Шаг влево или право расценивается как попытка к бегству! - проорал один из наёмников в громкоговоритель.
Вот мы попали.
- Том, беги отсюда к своим.
- Но...а как же ты?
- Я разберусь. Мне важно, чтобы ты не пострадал.
Котёнок посмотрел на меня большими глазами:
- П...пострадал? Я не пойду никуда.
- СПАСАЙСЯ, ИДИОТ!!! БЕГИ ОТСЮДА ПОКА НЕ ПОЗДНО!!!
От моего вопля его словно прошибло. Развернувшись на 180 градусов, он побежал в сторону Старого Города.
И очень вовремя. Едва он скрылся из виду, как меня окружили не меньше десяти качков.
- Что-то случилось? - пытаюсь закосить под дурачка.
- Здесь мы задаём вопросы!!! Вопрос первый: были ли вы с связях с Линдой Клаус?
Что??? Неужели эта с*ка настучала на меня??? Но причина в чём? В моих генах или ребёнке?
- А это кто?
Амбал бесцеремонно впечатал меня в стену за шею. От удара затылком о бетон в глазах забегали звёздочки.
- Подозреваемый Вильгельм Каулиц, не пытайтесь нам соврать!!!
- Тогда зачем вам это спрашивать, если у вас и так полное досье? - хриплю.
- Повторяю, здесь мы задаём вопросы!!! Вопрос второй: где девочка-неко?
Не отдам, сволочи. Даже не мечтайте.
- Не в Городе, точно.
- Подтверждаете ли вы наличие у себя генов неко?
- Не знаю о чём вы.
Наёмник с размаху треснул мне в живот. Может, лучше бы сразу убили?

ПОВ Том

Стена осталась где-то позади, но я чувствую себя последней крысой. Знаю, в одиночку я ничем ему не помогу. Свои меня выгнали, в Город доступ закрыт. Что же делать? Как ему помочь?
- Ничтожество. Ты жалок. Тцццц, смешно.
Голос. Внутри головы. Только не сейчас!
Пересилив себя, опускаю глаза на небольшую лужу. В поверхностных бликах и ряби отчётливо виднелось то существо из зеркала. К горлу подкатил ком. Мне страшно.
- Оставь меня!
- Напугал. Я же знаю, что тебе сейчас нужно. Ты же хочешь помочь другу? - оно явно насмехалось.
- Я же сказал, уходи!
- Ну, что ж, придётся показать тебе, на что я способен!
Неожиданно всё тело пронзила резкая боль. Казалось, что горит каждая клеточка и нет ни единого места, где бы ни ощущались эти адские мучения. Сознание начало мутиться и я упал на колени. Я слышал только свой собственный крик.

- Пробудился.
- Пробудился, - на автомате повторила Лина.
Позади кибранов материализовался силуэт полуголой женщины-киборга в огненно-оранжевой броне.
- Молодцы, девочки, я знала, что на вас можно рассчитывать. Первый образец каракиллера готов. Следите за ним, если начнутся неполадки - учтите их в следующих моделях.
- Спасибо, Госпожа, мы счастливы вам служить.
- И найдите мне ещё таких же. Я смотрю, ушастые более выносливые к воздействию вируса, чем обычные люди. Этих скелетов на Втором Слое тьма уже.
- Да, Госпожа.


Открываю глаза. В ушах стоит тоненький свист, а я стою на четвереньках, опустив пальцы в тёмную воду. Я вглядывался в своё отражение, но все эмоции куда-то исчезли и я не мог никак отреагировать на новую внешность.
Из правых век в сторону виска тянулся какой-то остроугольный вырост похожий на пучок перьев. А вот сам глаз - пронзительно жёлтый, с вытянутым зрачком. Второй же остался абсолютно нормальным. К чему бы это?
Пытаюсь подняться на ноги. Но тело мне не подчиняется. Словно кто-то передвинул маленький рычажок на значение "ВЫКЛ". Сердце болезненно сжалось под ледяными оковами страха.
- Я владею тобой, и ты ничего не сделаешь без моего желания, - с некой усмешкой произнёс голос в моей голове.
- Чего ты хочешь?
Фух, речевой центр не заблокирован. Ну и как это выглядит со стороны? Я разговариваю сам с собой!
- Существовать, а не быть чем-то зеркальным и бесплотным.
- А я?
- Если тебе так нужно это тело, мы можем договориться.
"Если тебе нужно..."! Конечно нужно, я с ним родился, и я с ним буду жить дальше! Но в данном случае у меня нет выбора. Придётся соглашаться на условия голоса.
- Как?
- Если у нас будет вечный конфликт, мы уничтожим тело. Ни тебе, ни мне не выгодно. В спокойном состоянии у тебя будут просто разные глаза и...
- ...раздвоение личности?
- В общем-то, да. Но за то, ты сможешь пользоваться моей силой.
Заманчиво. Хотя, жить с раздвоением будет явно не весело.
- Какой силой?
- А сейчас я тебе покажу.
Я не успел уследить за собственными движениями. Всё происходило просто на безумной скорости. Я (или правильней говорить, моё тело?) с лёгкостью перепрыгнул через стену Города и взобрался на крышу. Увиденное повергло меня в шок. Несколько амбалов с каким-то садистским удовольствием выпытывали что-то у уже едва стоящего на ногах Вильгельма.
- Смотри и учись.
Существо направило моё тело на землю, недалеко от них. При виде меня эти изверги расхохотались.
- Ух, ты, кто тут у нас? Неко?
На медленно поднимающейся руке, я с удивлением увидел когти. Вот только этого аксессуара мне не хватало!
- Призыв... - произнесли мои губы в полголоса.
Чего? Призыв кого?
Но вопросы были явно излишни. С крыш донёсся вой. Я узнаю его из миллиона - это вой волков, пришедших из Провала. Но как только "питомцы" спрыгнули ко мне, амбалы достали оружие:
- Тварь Провала, катись в Ад вместе со своими псами, - произнёс один из них.
Едва уловимое движение пальцами, и эта громадная стая набросилась на них всех. Волки нещадно рвали людей на куски. Кровавыми брызгами была заляпана абсолютно вся близлежащая территория. И они не останавливались. Даже добравшись до костей они размалывали их на мелкие кусочки.
Билль, пребывая в основательном ужасе, сполз вниз по стене.
- Почему ты их не отзываешь? И почему именно волки?
- Иначе они поднимутся и станут немёртвыми. Тела должны быть полностью уничтожены. Кстати, тебя кто покусал? Вот именно, только ими ты и можешь управлять, - объяснило существо и, затем, добавило. - Ты такой почемучка.
- А чего ты хотел? Я всяких демонов в свою голову поселять не собирался.
- Меня вообще-то Агито зовут, - голос явно обиделся.
А вот это неожиданно. Имя у не пойми чего? Откуда?
Ещё одно едва заметное движение рукой и волки разбежались, как я понял, обратно сторожить Провал.
На всё тело накатилась какая-то страшная слабость. Перед глазами словно опустили занавес...

***
Голова лежит на чём-то мягком, но не на подушке. На чём же тогда? Лениво открываю глаза и упираюсь взглядом в костёр. Судя по запаху, в щёку упиралась моя собственная толстовка. Обстановка показалась смутно знакомой. Дом Леи? Как я сюда попал?
С жуткой головной болью сажусь на полу и внимательней оглядываюсь. Напротив меня, перед костром спал Билль. При виде огромного синяка под глазом и разбитой губы сердце ушло куда-то в район пяток. Я не понимал, зачем надо было так его избивать?
Я должен встать и найти хоть одну душу. Мне необходим ответ, кто нас сюда приволок и, главное, почему? Билль-то, в общем-то, понятно, но я же изгнан. Подозрительно.
Но мои планы самым подлым образом обрушились. Я не смог встать. Ноги не держали.
- Какой живучий, - донеслось язвительное замечание из коридора.
Даже знаю, кому принадлежит этот голос.
- Катись лесом, Инь. Тебя мало тогда потрепали?
Если верить слухам, после нападения она единственная из всех раненных выжила. Так что, её реплика должна к ней же самой и относиться. Дура.
- Ты забыл? Я знаю, о чём ты думаешь.
- Мне плевать. Ты можешь просто сгинуть?
- Ай-я-яй, где твои манеры?
Ещё чуть-чуть и я точно взорвусь!
Высказав напоследок не меньше четырёх ядовитых фраз, Иньянь удалилась. Всегда терпеть её не мог.
Собравшись с силами, подползаю к Вильгельму и ныряю ему под руку. Я хочу быть рядом. И только с ним. Только вот не откажется ли он от меня после такого? Этого я больше всего боюсь.
Языки пламени неторопливо облизывали почерневшие ветки, с треском разбрасывая вокруг яркие искры, которые, не успев упасть на пол, сразу же гасли. И красиво, и грустно. Промежуток от рождения до гибели у маленькой искорки всего каких-то несколько секунд. Жестоко.
- Ты... - выдох на ухо.
Поворачиваюсь к нему лицом. Взгляд не выражал ни удивления, ни гнева, ни радости. Ничего. Только спокойствие.
- Что это было?
- Это был не я...
Вздох:
- Я ещё тогда понял. В тебе что-то есть? Некий симбионт, да? И ты его подцепил ещё в Провале, так? - из-за разбитой губы я с трудом разбирал слова.
- Он совсем недавно появился. В зеркале.
- Ааааа, когда ты ещё от Рика удрал?
Подтверждающе угукаю.
- Почему ты скрыл это от меня?
- Я боялся. Боялся, что ты меня не примешь. Таким...
Его рука мягко легла мне на плечо:
- Глупый. Никогда не смей во мне сомневаться. Слышишь? Не смей.
- Больше не посмею, обещаю, - нежно кусаю его за мочку. - Скажи мне, как ты относишься к моим разным глазам.
- Они у тебя одинаковые. После той атаки, я думаю, симбионт исчез. Даже кристалл самоуничтожился.
Что?! Медленно подношу пальцы ко лбу, проверяя верность его слов. Я нащупал только небольшую ямку и кровяную корочку. Как?!
- И мне кажется, что это была вовсе не вакцина, а средство управления. Меньше всяких псевдо-кибранов слушай.
Я нормальный? Разве это не истинное счастье? Быть самым обыкновенным и быть любимым...

ПОВ Билль

Три дня я живу у мамы. В Город возвращаться вообще нет никакого желания. Особенно после такого. Будем надеяться, что там не было камер наблюдения. Узнай верхушки о бойне - не хилый срок впаяют точно.
Только вот меня сильно беспокоит Том. С тех пор как мы здесь, он всё время нервничает и ходит за мной попятам. Я начинаю подозревать о наличии конфликта. Но ведь из него даже клещами ничего не выпытаешь.
Сходить к реликвии тоже не получается. Слишком много лишних глаз. Брр, не очень люблю тайны.
В этот тихий вечер я сидел на подоконнике, свесив ноги с первого этажа. Том уютно примостился рядом со мной. Его хвост бесцеремонно залез под мою куртку, согревая. После заката здесь тоже становится холодно, и в ход идёт абсолютно всё: от старых тряпок и собственных хвостов до полноценного огня.
К окну неожиданно тихо подъехал кто-то на мотоцикле. Первым делом я прикрыл Тома. Но тревога оказалась ложной. Из-под снятого шлема вывалилась копна сиреневых волос.
- Рик? Что ты здесь делаешь и как нас нашёл?
- Как нашёл - не важно. Билль, я пришёл предупредить. Копы нашли плёнку и очевидцев того кровавого инцидента. Короче, под раздачу попали ВСЕ котинои и завтра утром придёт отряд для ликвидации. Я поговорил с командой неко из Египта и они сразу согласились вам помочь. Они придут примерно в полночь.
Из темноты вынырнула мама:
- Почему именно Египет? Все остальные послали к Сету?
- Нет. Вы же хотите жить как люди, а у них есть свой собственный город в Фивах. И они как раз заинтересованы в расширении своего генофонда.
- В расширении чего?
Рик почесал в затылке, думая, как проще объяснить данный термин:
- Они там просто все одинаковые, а вы и рыжие, и белые, и лисы. Более разнообразные варианты ушей и хвостов. А им нужно разбавить свою однотонную цветную гамму. Чёрт, что я несу?
- Но я тебя поняла.
Парень кивнул и повернулся ко мне:
- Если хочешь, можешь перекантоваться у меня. Хотя, я не думаю, что вину станут на тебя сваливать. Разве что, вызовут пару раз в качестве свидетеля.
- Спасибо, но я обойдусь.
Тот пожал плечами и перевёл взгляд на Тома:
- Котёнок, ты был замечательным другом. Я всегда радовался твоему присутствию и прощал все странности. Ты мне стал братом и показал жизнь в другом свете. Я знаю, прощаться всегда трудно, прости.
Том вытащил из-под моей куртки хвост и спрыгнул вниз.
Они обнялись. Крепко так, по-дружески. Боль утраты я чувствовал даже на таком расстоянии.
От понимания, что и мне придётся так же с ним прощаться, сжимается сердце. Я не хочу. Кто-нибудь, поверните время вспять! Пусть той бойни не будет! Ну, пожалуйста, я так много прошу?
Где-то вдалеке слышался лошадиный топот. Хотя, может у меня галлюцинации. Лошади давно уже вымерли.
- Рик, а как они собираются поехать в Египет?
- На генетически выведенных конях. Представляешь, у них там такая цивилизация развитая!
Значит не приглючилось. Осталось совсем мало времени. И ничего нельзя решить. У меня всегда так, чуть всё начнёт налаживаться - какая-нибудь гадость незамедлительно появится. Я впервые нашёл того, ради кого можно жить...но и с ним мне не дано прожить счастливую жизнь долго.
- Почему? - шепчу я, открывая лицо небесам. - Ради чего? Вы не знаете какую рану можете нанести моему сердцу...
Это действительно больно, чувствовать как из твоей груди вырывают огромный кусок души. Том - часть меня. И никак иначе. Слишком сильно он пришит ко мне алыми прочными нитками.
- Том...
Я не могу смотреть ему в глаза. Слишком больно.
- Правда, я тоже не хочу, - в полголоса произнёс котёнок. - расставаться с тобой.
- Это... - осторожно начал Рик. - может вы лучше уединитесь?
Он прав. Не стоит выносить столь личное дело на публику.
Том вернулся ко мне и потянул куда-то в подполье. Не то, чтобы сырость доставляла неудобства, просто темно тут. Но мы шли не в подвал, а через него. Тут был сквозной проход к другому дому.
Котёнок шёл очень быстро, а вот я еле за ним успевал. Не хватало споткнуться в такой темени. Конечно, с его хорошим ночным зрением никаких трудностей с этим не возникает.
Мы пришли к полусорванным с петель дверям. Никогда не заходил в это здание с разрушенной крышей. Да и вся наша команда старалась обходить его стороной. Слишком много нехороших слухов вокруг него витало. Аж мурашки по коже бегали.
- Смотри, вот она, наша реликвия, - прошептал Том.
В сумеречном свете я разглядел силуэт чего-то большого. Нет, громадного! Оно рвалось вверх к небесам.
От неожиданно громкого треска в давящей тишине замираю. Под ногой лежал длинный тонкий предмет.
- Ветка? Откуда?
Котёнок молча указал вверх.
Я просто не поверил своим глазам. Над нами была крона. Мощное раскидистое дерево полностью закрыло собой дыру в крыше, распространяя вокруг себя ореол величия.
- Не может быть. Как вы его сохранили? - от изумления у меня пропал голос.
- Секрет.
Но удивления на этом не закончились. Том распластался в почтительном поклоне между корнями дуба и что-то замурлыкал на своём кошачьем.
Дрожащими пальцами касаюсь шероховатого ствола, чувствуя живое тепло. Оно настоящее. Не поддельное. Существующее.
- Глянь.
Возвращаю внимание на своё чудо. К груди он прижимал большой фрагмент ветки с листьями и жёлудями.
- Я заберу это с собой. Надеюсь, они вырастут на новом месте. Дерево отдало свою душу в семена и после нашего ухода оно погибнет.
Вот оно как. Добровольная отдача части себя для продолжения жизни в новой земле. Хм, и сразу вопрос, откуда разум у растения?
- Слышишь? Египтяне приехали, - Том развернул ушки в сторону звука.
- Не так хорошо как ты, но слышу, - вздыхаю. - Пора.
Котёнок прислонил пальцы к моим губам:
- Я в курсе, что у вас принято говорить перед прощанием длинную речь, но давай опустим эту формальность? Мы оба знаем, что можем сказать друг другу...давай не будем озвучивать мысли, чтобы прощаться было не так больно.
Бережно беру его руку и целую каждый пальчик, сохраняя на губах любимый вкус и запах.
- Пообещай, что придёшь ко мне. Не важно когда, просто пообещай.
- Обещаю. Но и ты пообещай ждать меня. И не спать ни с кем в моё отсутствие.
Том мягко улыбнулся:
- А для чего я, по-твоему, ношу этот ошейник?
- Поцелуй меня что ли?
Вылизывание шеи не совсем то, что я имел ввиду...забавно, он так и не научился целоваться по-человечески. Но эта нежность сравнима с поцелуем. И я жду, пока он доберётся до лица.
Стоило ему приблизится к моим губам, как я поймал его зубками за язык и целиком захватил. Том недолго думая вернул его обратно.
Робкие касания котёнка и мои жадные поцелуи переплелись в едино, рисуя свой собственный танец. И только одна общая деталь объединяла их - нежность. Только она и задавала весь наш ритм.
- Я вынуждена вас прервать. Кхем, Том ты едешь вообще или тут помирать остаёшься?
Котёнок поморщился:
- Инь, ты очень вовремя. Да, я сейчас приду.
Вильнув хвостом, Иньянь скрылась во тьме перехода. Том выразительно показал ей в спину средний палец. Хе, вот оно дурное влияние города.
Гм, а пройти через улицу не проще было?
- Нет, не проще, человек! Чти НАШИ традиции! - донеслось из тоннеля.
- А о чём ты подумал? - спросил Том со слегка удивлёнными интонациями в голосе.
- Идти не через подвал, а по улице.
- Ффффырк! Без проблем.
По дороге всё-таки решаюсь его спросить:
- Я заметил, что ты плюёшь на некоторые традиции. Почему?
Он ненадолго задумался.
- Жизнь с тобой и вообще в городе заставила меня переосмыслить многие из них. В итоге, для меня часть из них потеряла суть и логику.
Я не поверил в реальность того, что вижу. Перед домом стояло восемь гордых вороных коней. Несмотря на царившую вокруг суету они сохраняли титаническое спокойствие. Чего не скажешь о египтянах. Они напряжённо следили за временем и подгоняли котиноев.
Том подошёл к одному из них и о чём-то заговорил. Если судить по жестам, речь шла о ветке. Неко закивал и предложил положить её в прикреплённый к лошади мешочек. Котёнок крайне бережно упаковал ветку и вернулся ко мне.
- Несправедливо как-то всё получается.
В последний раз я обнял его и пощекотал носом ушки. Мне хотелось растянуть этот момент подольше, но котинои уже рассаживались по лошадям.
- А ты маму обнять не хочешь? - голос звучал слегка недовольно.
- Прости, - с большим трудом отрываюсь от Тома и иду к матери.
На прощание чмокнув её и Домино с тяжёлым сердцем сажусь возле мотоцикла Рика.
После переклички на кошачьем, мама кивнула главному неко и они все тронулись в путь. А я всё не сводил глаз с Тома.

***
Я так и не понял слов Рика. Он пытался мне что-то втолковать, но восприятие наотрез отказывалось работать. И так всю дорогу. Он мне говорит, а я в ответ лишь глупо киваю.
- Ау, очнись. Ты дома.
- Ага, спасибо.
Всё остальное было как в тумане. На не твёрдых ногах, сшибив по дороге подъездную мусорку для окурков, добираюсь до квартиры.
С шумом рухнув на кровать, даю волю эмоциям. Да, я плакал. Громко и навзрыд.
В стену начала стучать соседка, требуя утихомириться.
- Пошла на х*й, шл*ха!!!
Больше ничего нет. Только обжигающая пустота. Он уехал, и не известно увидимся ли мы вновь. Я ведь понятия не имею, где эти чёртовы Фивы.
Но обещание, данное тебе, я вырезал в сердце. Маленькая надежда всё-таки теплится крохотным огоньком.

***
На дворе сентябрь. Самый дождливый и промозглый месяц. Никогда его не любил. Даже не смотря на свой день рождения, который я действительно праздновал много лет назад. Сейчас мне глубоко пофигу на него.
Я уже два месяца ни с кем не общаюсь. И с Риком я так же оборвал контакты. "Болталка" включена всегда, но я поставил в статусе "Не беспокоить", чтобы не лезли со своими приветами и вопросами.
Сеть не дала мне ответа о местонахождении Фив. Эта информация строго засекречена, а взламывать сейчас так в лом. Как не печально, но я постепенно превращаюсь в овощ. Мне, как и любому растению, не хватает любви и тепла.
Неожиданно мессенджер громко засигналил о просьбе добавиться в друзья. Кого там принесла нелёгкая? Самое странное в том, что весь профиль данного индивида в квадратиках. Мой компьютер не распознал букв. Да, ну его. Небось, хакеры побаловаться решили. Жму на отказ и встаю из-за стола. Пойти прогуляться что ли?

***
Старый дом котиноев прошибал своей пустотой. Больше здесь не будет ночной суеты и полуденной сиесты. Не будет забавного топота босых ног по крыше и металлического звона тренировочных клинков. Но этот запах, похоже, навечно впитался в стены дома. Многие скажут, что здесь пахнет кошками, но это не так. Я всегда узнаю только один - запах солнечной кошки с ароматными молочными нотками. Самый родной из всех.
Дерево-реликвия сбросило все листья. Теперь они плотным ковром лежали под ногами. Но что это? Между бурыми проплешинами пробивались белые цветы. Колокольчики.
Действительно, странное место. А ведь я не знаю, что тут находилось и откуда пошли слухи. Может сама история даст ответ? Не просто же так именно здесь растёт дерево (которое, кстати, не умерло) и пробились сквозь опавшие листья цветы. Это место живёт своей жизнью в какой-то параллельной вселенной.
Чья-то крошечная лапка оставила на моей щеке прохладный след. Поднимаю голову и вижу залетающий в дыру белый пепел.
Я незамедлительно выбежал на улицу и от изумления чуть не потерял челюсть. На дороге, крышах, подоконниках...везде был мягкий белый налёт. На вытянутую ладонь упало несколько шестилучевых крупинок, которые сразу же превратились в маленькие прохладные лужицы.
Снег? Это действительно снег? В сентябре?
"- Пообещай мне снег в сентябре...
- Хорошо, я обещаю..."
Да, я выполнил своё обещание. Только вот ты так и не увидел этой красоты...


***КОНЕЦ***


______________________________
* Амолед – активная матрица на органических светодиодах (Active Matrix Organic Light-Emitting Diode, AMOLED) — технология создания дисплеев для мобильных устройств, компьютерных мониторов и телевизоров.
** Хокку. Автор - Рансэцу






Охотники за смертью 2 фрагмент

Читать далее
Тихая сказка от Anna-Mari Kaipainen

Читать далее
Tony Taka - Art Books. Персонажи и их прорисовка


Читать далее

Автор поста
Саманта Шварц {user-xf-profit}
Создан 24-01-2012, 15:32


245


10

Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх