Черепа. Часть 3
Опубликовано в разделе: Творчество / Проза
Часть 3 
Безумный оскал ярости
                                                                                              1.
                Псих плюхнул в обе кружки и поставил бутыль на стол. Едва не промахнулся, но таки сумел удержать равновесие. Это правильно, а то за разбитую бутыль я бы гаду начистил рожу. Редко, когда попадается вот такое хорошее пойло. Да ещё и чистое, как слеза! А пробирает до самой души.
- За Лупоглазого, - сказал я, стукнул о кружку Психа и проглотил в один глоток. – Фух, хорошо идёт!
Псих проворчал нечто неразборчивое, но явно одобрительное. К нашему приезду помощник уже успел принять на грудь, а с тех пор мы с ним употребили ещё две бутылки можжевеловой настойки, которую гнали хозяева «Доброй дороги». 
Вот кстати и они, оба – муж и жена. Муж стоял за стойкой и колдовал с бутылками, переливая из одной в другую. Жена с подносом ходила между столами. И если при взгляде на хозяина сразу становилось понятно: прежде парень орудовал на большаке, то разглядывая жёнушку я точно знал: с такой хорошо покувыркаться в постели. Большие сиськи, большая задница и длинные русые волосы – всё, как мне нравится. 
Пока мы разбирались с бутылками, я успел перекинуться с хозяйкой парой-тройкой фраз. Чуть позже, когда баба ставила на стол миску с мясом, я накрыл её ладонь своей. Лиса, как звали хозяйку, прищурилась, наклонила голову и сняла мою руку.
- Много вас тут таких, - хмыкнула хозяйка и кивнула на мужа, здоровенного бугая, изрядно обросшего жирком. – Мой любит таких спать укладывать. Кулак-то у него тяжёлый.
- У меня – тоже, - мы встретились взглядами и Лиса совсем не торопилась отводить глаза. – И не только кулак.
- Этот, - она кивнула на скалящегося Психа, - болтал, типа ты главный в вашей банде?
- Отряд, мы – отряд. Черепа, - я ухмыльнулся, разглядывая гладкое розовое лицо. – И да, я – командир. А чё?
- Да ничё, - она рассмеялась и убрала пустые миски из-под свиной похлёбки. – Рожа у тебя – самая тупая из всех. Хоть и смазливая, как мне нравятся.
- Дык чё тогда теряешься? – я заметил, что муженёк Лисы хмуро смотрит в нашу сторону. – Муж – не стена. Его и подвинуть можно.
- Городок у нас маленький, - Лиса видать решила съехать со скользкого базара, - спокойный. А твои охламоны разбрелись и глупостями занимаются. Угомонишь?
- Та они сами угомонятся, - мы опять встретились взглядами. – К вечеру. Ты ж сама знаешь.
- Знаю, - Лиса поморщилась. – Сколько вас, таких беспокойных, уже забредало. Но всё ж таки, как старший, предупреди, чтобы до смертоубийства не доводили. А я подумаю.
- Подумай. А я уж своих балбесов как-нибудь усмирю.
Лиса уже вроде как пошла, но остановилась и кивнула в сторону угла помещения, где за небольшой загородкой разместились Хлоя и Джессип. Да и то, «Добрая дорога» оказался самым пристойным кабаком во всём Корпетсе. Ну и постоялый двор тут ничего себе. Где же ещё нашим дворянчикам брюхо набивать?
А вообще, это надо было видеть. Когда мы ещё подъезжали, то встретили блондинчика за лигу до Корпетса. Он торчал посреди тракта и всё прикладывал ладонь к бровям. По ходу граф не сразу скумекал, что в повозке едем именно мы, а когда сообразил, то чуть не затоптал своим конём наше пегое недоразумение, успевшее к этому времени совершенно выбиться из сил.
Стоило Хлое выбраться наружу, как Джессип тотчас так её обнял, что я реально ожидал услышать треск костей. Величие чего-то там бормотала блондинчику в ухо, а тот молча гладил её по спине. Ну, казалось бы, чего ещё бабе нужно? Вот тебе мужик, пущай и придурочный дворянчик, но временами ничего себе. Тебя на руках готов таскать, чего ещё? Но нет, Хлоя мягко отпихнула Джессипа, а тот, лопух, даже ничего не сказал. Посадил впереди себя на коня и ускакал.
- Как думаешь, присунет он ей али нет? – задумчиво спросил Кошель.
- Дурень ты, Кошель, - отозвался Свин. – У благородных нет такого – присунет.
- Чё, совсем нет?  - недоуменно спросил доверчивый Кроль. – А детишек они как делают?
- Дубина, слов таких нет: присунет, - подключился Хорёк. – У их оно зовётся: заняться любовью али интимная близость.
- Хрень какая-то! – с досадой отозвался Кошель. – Так присунет али нет?
- Тебе то чё? – лениво отозвался я. – Свечку желаешь подержать?
- А чё, - оживился Кошель, - хуч поглядеть, как оно у королевы? Может не так, как у обычной бабы!
- Ага, поперёк, - я пнул возницу. – Поехали, а то уши развесил.
Короче, сейчас наши дворянчики ворковали за загородкой, а Лиса собиралась чего-то про них спросить.
- Эй, как там тебя, - сказала она, - Крест, вроде так? Эти двое, они же явно не вашего круга. Я бы даже сказала, что они – из дворян и не самых мелких. Как такие отбросы, как вы, - Псих недовольно заворчал, - Да ладно тебе, чернозубый, не строй из себя непонятно кого. Хорошо, что они делают в бан…отряде наёмников?
- Путешествуют, - сказал я и показал Психу, чтобы наливал. – Выпьешь с нами, зеленоглазая? А я тебе всю правду расскажу.
- Ручку позолоти, - Лиса ухмыльнулась. – На бродягу ты не сильно смахиваешь. Всё, веселитесь. И ты обещал, что твои бандюки руки распускать не станут, помнишь?
- Вали уже, - Псих уже успел надавать пацанам зуботычин, так что все знали, как можно шухарить, а чего делать никак нельзя. – Ты сама подумай, про то что я сказал.
- Подумаю, - она ушла, покачивая крутыми бёдрами, а я перехватил ещё один мрачный взгляд хозяина.
Короче, подступал вечер, Псих уже едва ворочал языком, но ещё пытался рассказать про какое-то давнее сражение, где его отряду наваляли по заднице. Получалось хреново и помощник начинал уже четвёртый раз. Пришёл Кусок и доложил, что караулы сменились до утра. Я велел ему идти отдыхать. Псих понёс какую-то полную околесицу и на середине неразборчивой фразы хлопнулся лбом о столешницу.
За соседним столом сидели Пузырь и Фингал, так что я велел им тащить отрубившуюся пьянь в его комнату. Пузырь принялся недовольно пыхтеть, и я легко врезал ему по пузу. Чуть дальше сидели какие-то залётные, по виду из купцов. Так их охранник начал перхать над кряхтящим Пузырём. Я внимательно поглядел на коренастого усача, и его загорелая рожа стала белее муки. Больше никто не веселился.
Я остался сидеть, неторопливо попивая настойку. Хозяин, как я погляжу, тоже успел хлебануть из кружки, куда ему плеснула жена и здорово повеселел. Пару раз подходила Лиса и спрашивала, ничего не надо? Я отвечал, что пока – нет.
Потом загородка в углу сдвинулась и Джессип махнул мне рукой. Я точно знал, что граф заказал какую-то слабую фигню, вроде разбавленного вина, а Хлоя так и вовсе пила воду, поэтому отправляясь к дворянчикам, прихватил бутылку с настойкой. К этому времени в кабаке остались только купцы с весельчаком-охранником, да Глыба с Куском. Эти забавлялись своим обычным способом. Употребив по бочонку браги, два балбеса боролись на руках. Лишь бы стол не сломали. Случалось и такое.
- Садись, - блондинчик кивнул на свободный стул. Я посмотрел на стол: мало того, что граф заказал какую-то хрень, так ещё и почти к ней не притронулся. – Крест, когда я просил не разрушать Нарменс, то в общем-то шутил.
- Дык я почти и не рушил. Чего там, один дворец.
Хлоя и Джессип переглянулись и почти одновременно вздохнули. Но по ходу в этот раз никто особо не сердился. Видать, успело попустить наше Величие. Что значит – мужик рядом.
- Ладно, будем надеяться. – что это – последний инцидент подобного рода, - блондинчик достал карту и расстелил на столе, - благо крупных городов на нашем пути вроде, как и не осталось. Остаётся проложить маршрут к нужному месту.
- Может хуч щас покажете, куды двигаемся-то? – спросил я, рассматривая карту. Ну ни хрена мы уже продвинулись!
- Да. Мы тут посоветовались, - Дджессип опять переглянулся с Хлоей и подтащил ближе масляную лампу, - и решили, что дальше скрывать особого смысла нет. 
Он достал из кармана рубашки какую-то тонкую чёрную палочку и ткнул заострённым концов в бумагу. На карте осталась тёмная отметина. Полезная штука, но меня больше заинтересовало, где именно осталась точка. Может уже в глазах плывёт? Я потёр рожу кулаками. Да не, именно там и стоит.
- Вы чё, рехнулись оба? – они молчали. – Тут же всего две дороги и обе идут через Тихий город.
- А если через Шарп? – неуверенно спросил Джессип. Понятное дело, отчего у блондинчика уверенности в голосе не слышалось. – Ведь говорят же, что Шарп – не самый густой лесной массив.
- Кто говорит-то? – хмыкнул я. – Те, кто по его краю шастал, да вглубь не забирался? И вы чё, совсем забыли про те колдовские ловушки, которые в лесу, да про тварей непонятных, в гуще?
- Ну да, тут всё верно, - вступила Хлоя. – Как я могла это выпустить из виду: все демоны, прошедшие портал до поры до времени, обитают в глубине массива. Соваться в лес – самоубийство, особенно для нас.  А если в обход?
- В обход? А ну, дай, - я забрал у Джессипа его писалку. – Вот гляди, тут али перебираться на другой бок Феветты и делать крюк в полтысячи лиг, али опять же соваться в лес, потому как он подступает к самому берегу реки. Ну и опять же, делаем мы энтот сраный крюк и попадаем на западный склон Дранки. А тут – сплошняком крутые обрывы, к которым Шарп подступает вплотную. Я же говорю, ежели именно сюдой, то имеется всего две нормальные дороги и обе - через Тихий.
Теперь мы играли в гляделки втроём. Потом за спиной послышался грохот, и я оглянулся. Глыба сбросил Куска на пол и тот стоял на четвереньках между столов. Потом медленно поднялся, оба здоровяка обняли друг друга за плечи и шатаясь выбрались из кабака. Купцы уже отвалили. Ладно, вернёмся к нашим дворянам.
- Тихий, Тихий, - Хлоя пощипывала себя за подбородок. – В таком случае необходимо срочно вспоминать, всё что мне известно о наследии Шести Князей.
- Ты главное помни, - угрюмо буркнул я, - что из энтого чёртового городишки ещё никто живым не возвращался.
- Не понимаю, ведь необязательно забираться внутрь самого города?  - Джессип забрал у меня пишущую палку. – Проехать за стенами – и всё. Пусть сам Тихий город – место, откуда не возвращаются, но…
- Там имеется какой-то хитрый магический механизм, - рассеянно заметила Хлоя. Казалось, будто Величие глядит куда-то, в никуда. – Это я знаю точно. Он работает ещё с того времени, когда Шестеро пытались подчинить мир своей воле. Каждый, кто приближается к Тихому, тут же оказывается внутри.
- Смысл-то в этом какой? – не сдавался Джессип. – Получается, если к городу приблизится враг, то он без всякого труда попадёт за стены?
- Не спрашивай, - Хлоя отмахнулась. – У Шести была своя логика, недоступная нормальным людям. Именно поэтому Мардук так и не сумел найти общего языка с тем, что таится в Тихом. Видишь, Крест, кое кто всё-таки сумел вернуться.
- Твой и туда успел рыло сунуть? – удивился я и налил из бутылки. Она опустела, а вот башка наполнилась глухим шумом. Всё, на сегодня – хорош. – И чё рассказывал?
- Почти ничего, - Хлоя невесело усмехнулась. – К тому времени мы практически не общались, а чуть позже…Не имеет значения. Главное, что Мардук сумел побывать в Тихом и вернуться обратно. Единственное, что он сказал: вечность за стенами его не устраивает.
- Лады, - я хлопнул ладонями по столу. – Так ты это, вспоминай, а я со своими перетру, может кто какую другую дорогу вспомнит, чтобы не прямиком в дерьмо.
С улицы послышался женский визг и звуки потасовки. Хозяин положил на стойку шестопёр и хлебнул из кружки. А конкретно мужик успел нарезаться, ишь, как его шатает! Лиса подошла к двери кабака, выглянула наружу, потом выразительно поглядела на меня.
- Иду уже иду, ща разберусь. А вы чего подскочили? – это я уже вставшим дворянчикам. – Зуб даю, ничё там интересного нет.
- Ну, если ты так говоришь, - Величие криво усмехнулась, - значит мне точно стоит взглянуть.
- Твоё дело. Только не лезь, лады?
- Сказал бандит королеве! Крест, я уж как-нибудь обойдусь без твоих советов.
Как и говорил: ни хрена интересного снаружи я не увидел. Посреди улицы стояла баба и прижимала кулаки ко рту. Визжать уже не пыталась. Хуч бы сиську, дура, спрятала. Рядом охаживали кулаками два крепких парня. В одном я признал своего, Корня, а другой, по ходу, из местных. Но месятся так, наравне.
- Что происходит? – спросила Хлоя. – Это – твои?
- Один, - Корень вытащил нож, и я тут же свистнул. – Эй, мудень, а ну убери железку, покуда я тебе её в зад не сунул. Не могёшь кулаками – вали дрыхать!
Корень выругался, отбросил оружие и видать в сердцах так приложил противника в пузо, что тот хекнул и согнулся. Тут же тот отхватил локтем по затылку и шлёпнулся на землю. Корень, для верности, пнул лежащего в бок, подобрал нож и направился к бабе. Та взвизгнула, но в этот раз очень тихо. Корень схватил её за руку и поволок куда-то, в проход между домами.
- Что это было? – спросила Хлоя. Джессип молчал, но стоял мрачнее тучи. – Что это за мужчина на земле и почему женщина кричала?
- Дык бабы завсегда пищат, когда их сношать собираются, - пояснил я. – А энто – видать муж ейный, заступаться решил.
- Так, стоп, - Хлоя закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула. Потом посмотрела на меня. – Ты хочешь сказать, что сейчас твои люди насилуют местных жительниц и бьют тех мужей, которые осмелились препятствовать насилию?
- Типа того, - согласился я. – Можно и так сказать.
Хлоя схватила меня за куртку и попыталась подтянуть к себе. Получилось так, что ей самой пришлось подойти. Блондинчик стоял, молчал и ковырял сапогом землю. Ну да, он то должен знать, как дела делаются.
- Немедленно, - прошипела Хлоя мне в лицо. – Немедленно это прекрати!
- Нет, - спокойно сказал я, глядя на неё сверху вниз.
На Величие точно вылили бочку холодной воды. Она отпустила меня и отступила назад, хлопая глазами и открывая рот. Посмотрела на Джесссипа, но тот просто отвернул башку в сторону.
- Что значит: нет?
- То и значит, - я пожал плечами. – Мои пацаны за тебя на смерть идут, а ты хочешь, чтобы я, как дурак ходил и с баб их снимал?  За местных не переживай, мои знают: ежели кто жмура заделает, я ему наутро прилюдно кишки выпущу. Эт Корень так, погорячился.
- Предупредил – значит знал, что так и будет?
- Величие, слушай, - я ухмыльнулся. – Все знают, как будет. Поэтому те бабы, которые не желают развлекаться, прячутся. Кто - в подпол, а кто и влесу пережидает. А те, что остались, либо полные дуры, либо не прочь принять гостей, понятно?
- Хло, пошли, - угрюмо сказал Джессип. – Тут он прав. Ты ничего не изменишь.
- Я – королева Вазерма, - она упёрла кулаки в бока и вздёрнула подбородок. – Я не допущу, чтобы какие-то бандиты били и насиловали местных жителей! Почему, в конце концов бездействует гарнизон?
- Потому как у них имеется ум в башке. Поэтому эти два десятка засранцев сидят на заднице ровно и хлещут самогонку.
- Крест, а вот если бы твою женщину какой-то негодяй попытался взять силой, что бы ты сделал?
- Отрезал бы гаду башку, - спокойно сказал я. – Но ежели из местных кто-то такое сделает, я сожгу этот вонючий городишко к чёртовой матери.
- Хло, пошли спать, - устало сказал граф. – Ты не в силах победить все беды и горести этого мира. Смирись.
Но просто так уйти она не могла. Поэтому подошла и отвесила мне пару оплеух. Назвала ублюдком и ушла. Бьёт, как баба!
Я вернулся в «Добрую дорогу». За стойкой никого не было. Горела одна-единственная лампа на столе у стены. Рядом стояла бутыль и две кружки. На углу стола сидела Лиса и улыбалась, разглядывая меня.
- Где твой? – я подошёл ближе и погладил женщину по шее, опускаясь всё ниже.
- Я его напоила и заперла. Чтобы не мешал, - Лиса протянула мне кружку. – Этот – самый лучший.
- Успеется, - я отставил кружку и взялся за шнурок лифа. – Цельная ночь впереди.
                                               2.
Я ни хрена не мог понять, где нахожусь и какого чёрта происходит вообще. Вокруг – темнота, смердит дохлятиной и холодно так, что руки-ноги сводит. В башке не осталось ровным счётом ни черта – только тупая боль и вспышки в глазах, словно недавно приложили дубиной промеж глаз.
Я огляделся, точно старый волк с трудом ворочая одеревеневшей шеей. Вроде как вдалеке виднелось светлое пятнышко. Дом или как? Твою мать, чито произошло? Может я перебрал и как это иногда случается, в беспамятстве принялся бродить по окрестностям? Пару раз такое случалось, так что я просыпался хрен пойми где.
Я сделал шаг и ощутил, как земля поддаётся и пытается засосать ногу. Ещё этого не хватало! Чёрт, неужто меня занесло в долбаное болото? Не видно же ни черта… Я поглядел вверх: и там – темнота без единого просвета. Где звёзды, мать их так? Неужели небо закрыло такими плотными тучами?  Мало того, ещё и проклятый ветер, холодная смрадная дрянь, которая безжалостно хлещет по роже.
Ладно, просто пойдём на свет. Легко сказать! Шагать по чёртовой трясине оказалось невероятно сложно. Временами липкая мерзость засасывала ступню целиком, так что приходилось вспоминать все неприличные ругательства и с натугой выдирать себя из ловушки.
Светлое пятно стало чуть больше, но одновременно начало холодать, а вонь так вообще забила ноздри. Но даже не это оказалось самым хреновым. Я вдруг ощутил, что рядом кто-то есть. Кто-то явно следящий за мной и это, мать его, в полной темноте! Может просто кажется? Ну иногда же, когда переберёшь или с бодуна, мерещится всякое.
Я остановился, прислушиваясь. Сквозь тихое посвистывание ледяного ветра отчётливо слышались чьи-то осторожные шаги. Твою же мать и это явно не топот одного…кого? Да хрен его знает, но топали, как миниму трое. И ещё я различал натужное дыхание и глухое ворчание. Где-то я уже слышал похожие звуки.
Сражаться в полной темноте с тремя противниками, да ещё и голыми руками – сложный и болезненный способ самоубийства. Нужно быстрее добраться до света, тогда станет немного легче. Хотя бы увижу этих уродов, кем бы они ни были.
Но шагать быстрее не получалось. Ноги продолжали вязнуть и пару раз я таки не сумел удержать равновесие, плюхнувшись на четвереньки. Странное дело, но липкая дрянь на ощупь очень отличалась от обычной трясины. Скорее это походило на густую пыль, но затягивала она хуже любого болота.
Поднимаясь второй раз, я внезапно понял, что преследователи находятся совсем рядом. Глухо хрюкнуло над ухом и что-то острое расекло правое бедро. Чертыхнувшись я постарался ударить нападавшего, но даже не сумел зацепить невидимого засранца. В тот же миг другой гад ударил в левый бок, так что я упал и покатился по пыльной трясине.
- Ах вы долбаные уроды! - прорычал я и став на колени повёл руками в стороны. Хоть бы зацепить кого-то, а там я уже нащупаю, где у твари глотка.
Меня ударили в спину с такой силой, что затрещал хребет, а сам я проехался мордой по удушливой смрадной пыли. Да, это именно от липкой мерзости воняло дохлятиной! Брюхо потребовало, чтобы я немедленно выпустил на свободу всё сожраное ранее, но я сцепил зубы и удержался. Откатился в сторону и став на одно колено, прислушался. Ладно, уроды, попробую определить, где вы, по звуку. Глухое ворчание и тяжёлое дыхание медленно кружили вокруг меня.
Краем глаза я заметил странную штуку: светлое пятно, до которого я пытался добраться, вроде бы стало больше. Такое ощущение, будто оно приближается. Но сообразить, в чём дело или всмотреться я не мог: не хватало времени. Натужное пыхтение внезапно обратилось яростным клекотом у самого моего лица. Почти не задумываясь, я ударил кулаком и в этот раз не промахнулся. Попал по жёсткой коже с крохотными шипами, оцарапавшими кулак. 
По спине точно прошлись острием ножа. Пока я разбирался с тварью, атакующей спереди, сзади подкрался её кореш. Я зарычал и привстав, лягнул ногой. И опять попал, да так удачно, что услышал, как враг катится по земле. Но чёрт побери, я их только бил, а проклятые засранцы резали меня на куски! Пусть пока неглубоко, но кровь шла, один чёрт.
Мощный удар в левое плечо вновь сшибил меня на землю и в тот же момент острые клыки вцепились в горло. Вцепились-то вцепились, но сжиматься пока не собирались. Однако, стоило мне только пошевелиться, как хватка невидимой твари тут же стала сильнее. Ну и смердело же у гадины из пасти!
- Как поживаешь, дружище Крест? – я скосил глаза в сторону светлого пятна, которое успело приблизиться почти вплоную. Такое ощущение, будто в темноте появилась круглая дырка и в ней стоит ухмыляющийся Мардук. – Должен заметить, что ваши необдуманные действия во дворце доставили мне пару весьма неприятных моментов. Пожалуй, я даже утратил на некоторое время свою постоянную сосредоточенность.
- Я думал, что ты вообще подох, к чертям, - прохрипел я. 
- О чём ты говоришь, Крест? – Мардук рассмеялся. – Больше того, мне даже удалось спасти графа Зарада. А вот три сотни невинных людей, - он скорчил грустную рожу, - из-за твоих преступных действий, умерли жуткой смертью. Понимаю, что твои преступления обусловлены давлением со стороны моей безумной супруги, что их несколько оправдывает, но полностью вину не снимает. Стоит задуматься, кто в этом противостоянии – настоящее зло, а кто – поборник порядка и справедливости.
- Ща расплачусь. Пошёл в зад! – прохрипел я. – Мне посрать и на эти три сотни, и на твою справедливость, ясно?
- Конечно, - Мардук вновь рассмеялся, - Кому я пыталюсь напомнить о совести? Бандиту, убийце и насильнику?  Да, ты и Хлоя стоите друг друга. Ладно, вернёмся к привычным, для таких ублюдков, методам воздействия. Ты был плохим мальчиком, поэтому срок на раздумье уменьшен: три дня, начиная с этого. И то, что ты пережил сегодня – всего лишь цветочки, поверь. Завтра попробуешь ягодки.
Свет погас и в полной темноте клыки невидимой твари сомкнулись, перемалывя мою глотку.
Я зарычал и вскинулся. На кровати? Что-то мелькнуло перед глазами, и я схватил…руку Лисы. Голая баба сидела рядом и удивлённо глядела на меня. Так, словно увидела неведомую тварь. Я выдохнул тихое ругательство, отпустил тонкое запястье и откинулся на подушку.
- У тебя – кровь, - сказала Лиса и поднялась. Большая грудь качнулась из стороны в сторону, и я вдруг ощутил возбуждение. Как будто ночи мало! Теперь я вспомнил всё, что происходило. – Крест, с тобой всё в порядке?
Она вернулась с куском тряпки и бутылкой. Плеснула на материю и тщатльно отёрла бедро, спину и глотку. Крови оказалось совсем мало, а раны – обычными царапинами. Бесило, что я не мог добраться до ублюдка, а он с такой лёгкостью входил в мои сны и пакостил оттуда.
- Нет, - фыркнул я и подтянул женщину ближе. Она не сопротивлялась. – Угораздило влезть в разборки двух колдунов.
- У нас в городе пару лет назад лечили одержимого бесами, - Лиса провела пальцем по моей щеке, перебирая щетинки. – Тогда я видела что-то похожее. Хочешь, отведу тебя к нашей заклинательнице?
- Нет, - я закрыл глаза. Сердце ещё продолжало колотить по рёбрам, но тёплое упругое тело рядом здорово успокаивало. – Лучше ты иди ко мне.
- Экий ненасытный, - женщина усмехалась, когда я прижал её к себе. – Только теперь нужно поторопиться. Мой уже скоро проснётся.
После всего мы быстро оделись и Лиса выскользнула из комнаты. Ничего больше не говорила, точно ни хрена и не произошло. С другой стороны, а чего необычного произошло-то?
Спина, нога и глотка всё ещё побаливали, так что я хлебнул из бутылки, которую мы не осилили ночью. Не до того было. Что ни говори, а Лиса оказалась чуть не самой лучшей, из всех баб, с которыми дело заканчивалось постелью. Ежели всё закончится, а я останусь жив, непременно вернусь в Корпетс.
Заглянул к Психу. Помощник проснулся и теперь сидел на кровати, обхватив башку руками. Рожа – зелёная, а руки трусятся так, будто мужик только что вылез из проруби. Я сунул ему недопитую бутылку и велел, как можно быстрее приходить в себя. Пока же стоило прогуляться по посёлку и поглядеть, чего там за ночь натворили ребятишки.
К счастью, в этот раз дело ограничилось привычным пьяным мордобоем да перепихоном с местными бабами. Всегда удивлялся, как поутру кое-кто из моих тихо-мирно выпивал с мужем той, кого пользовал ночью. Хвастались друг другу подбитыми глазами, да выбитыми зубами. Придурки, мля.
В остальном - всё спокойно. Ни тебе сожжённых домов, ни порезаных глоток, ни прочей мерзости, за какую стоит серьёзно наказывать. Глядишь, из энтих засранцев рано или поздно, но получатся приличные солдаты. Ежели живы останутся, понятное дело.
Таракан доложился, дескать в городишке всё зашибись, местная стража не шалила, посторонние среди ночи не ломились. Я похвалил пацапнов и велел готовиться к выходу. Ежели с этим затянуть, то парни успеют похмелиться, так что придётся ждать до завтра. А выдвигаться пьяным в здешних местах – хреновая идея. 
Появился Псих. Руки у него уже не тряслись, а морда стала красной. Кроме того, помощник вовсю скалил свои чёрные зубы и норовил рассказать какую-то историю. Вроде ту самую, с которой вчера не сложилось. Я велел ему заткнуться и проследить за подготовкой к выходу. Предпредил, что если он ещё хоть раз хлебанёт, то останется без половины уцелевших зубов. А может и без всех.
Вернулся в «Добрую дорогу». Хозяин, подпирая руками серую рожу, мрачно уставился на меня. В его взгляде хорошо читалось подозрение. Лиса сделала вид, будто ни черта не происходит и предложила печёного мяса с пивом. Пойдёт.
Дворянчики тоже успели проснуться и заняли вчерашнее место. Королева и блондинчик вяло кивнули, в ответ на моё привествие и продолжили тихо мурлыкать. Ладно. Я забрал кружку с пивом и принялся грызть дымящийся шмат мяса. Как-то всё спокойно, аж подозрительно, после вчерашних-то похождений. Казалось, будто мир вокруг застыл и покрылся коркой льда. А впрочем, пущай лучше остаётся так, как есть.
Я как раз успел разбраться с мясом и раздумывал, не заказать ли вторую кружку, когда припёрся Псих. Он сказал, что уже все готовы и мы можем выдвигаться. Заодно спросил, какой дорогой двинем от Вуриса? Я задумался; тут – серьёзное дело. Не, до Вуриса всё понятно – не через Нарменс же ехать, а вот дальше…Через Вулин до Браса оно конечно быстрее, но больше вероятнсть наткнуться на Змей. 
Так я Психу и сказал, а он сразу заявил, типа ни хрена не боится и Аспиду, главарю ихнему, очко на нос натянет. В этом я здорово сомневался: Аспил недаром уже пять лет рулит этими, наглухо отмороженными. Скорее он Психу порвёт это самое очко. Короче, хреновая идея.
- Перетру с командирами, - я кивнул на дворянчиков и Псих, с кривой ужмылкой, тут же понимающе кивнул. Ну, типа лёг Крест под Величие и ножками не дёргает. – А ты вали к пацанам, придурок. Когда захочу тебя о чём-то спросить, позову Глыбу, пущай он отвечает, ясно?
- Оно, шо – Глыба, шо – твоё Величие, - хмыкнул помощник, но убрался.
Я таки взял ещё одну кружку пива, переглянулся с Лисой, мы подмигнули друг другу, и я пошёл за загородку. Джессип неодобрительно покосился на кружку в моей руке, но смолчал, а вот Величие, гляди, не удержалась:
- Крест, - сказала он, постукивая ногтями по столу, - тебе не кажется, что начинать опасное путешествие пьяным – весьма скверная идея? Или ты решил здесь задержаться? Как я погляжу, у тебя в полном разгаре флирт с хозяйкой, так ты не стесняйся, спасение мира – такая ничтожная мелочь!
- Спасение мира, - я кивнул и отхлебнул. – А трындела, типа ничего такого. Брехливые вы, всё-таки существа, бабы, - Джесип мрачно посмотрел на меня и сжал кулаки. – Да ладно, шутю я, шутю!
- За подобные шутки я людей, стоящих в иерархии куда выше тебя, обычно отправляла в каземат или на виселицу, - Хлоя массировала тёмные круги вокруг глаз. – Думаю, до этого ещё дойдёт дело. Ты зачем сюда пришёл: чтобы нахамить мне в очередной раз?
- Не, – я допил кружку до середины и поставил на стол. – Тут такое дело, с дорогой требуется разобраться. До Браса мы можем добраться по двум дорогам, - оба собеседника почти одновременно кивнули. – Во-от. По одной – быстрее, а по другой – куда безопаснее.
- Насколько безопаснее? – спросила Хлоя. – У меня есть доклад, ещё от прошлого года, где чётко указано, что банды в этом районе практически уничтожены, а дороги патрулируются крупными, хорошо вооружёнными отрядами.
Джессип поморщился и отвернул рожу, а я откровенно рассмеялся. Лиса, которая обслуживала пару серых от пыли крестьян, повернулась и посмотрела на меня. Её муж проворчал что-то ругательное и вышел через заднюю дверь.
- Ты это, прикажи тому, кто писульку тебе накатал, руки отрубить и язык обрезать, чтобы брехать больше не мог. Банды, за последние года эдак два, стали куда больше и злее. А стража твоя носу из городов не сунет. Да и в городах…Сама вчера видела. Дык мы ж и не бандюганы какие, а отряд наёмников.
- Ох уж эти дармоеды! – мне показалось или с губ Хлои сорвалось грязное ругательство? – Разберусь с этим делом и…Ладно, с безопасностью всё ясно. Но дело в том, что каждый город на пути – дополнительная задержка, которая может стать последней. Ты же не забыл, что я по-прежнему нахожусь в статусе самозванки и заговорщицы?
- Ну, поедем днём, - я чесал подбородок. – Обычно-то они шустрят по ночам, да и отряд у нас не маленький…Можно рискнуть.
- Разобрались? – тихо спросил Джессип. Что-то он как-то дерьмово выглядел. Как, впрочем, и Величие. – Иди, мы скоро выйдем.
Лиса что-то убирала со столика, когда я подошёл к ней сзади. Я взял женщину за локоть, и она напряглась. Я наклонился и прошептал в ухо:
- Стану возвращаться – непременно заеду.
Она повернулась и прищурившись, оглядела с ног до головы. Закусила губу и молча приняла серебро. Пока я шел к двери, так ничего и не сказала. Даже не попрощалась.
Псих и правда успел всех построить и даже раздобыл пару новых повозок для тяжёлых железяк и брони. Как ни странно, но почти все пацаны оказались трезвыми и почти не побитыми. Но в телеги, кроме оружия и доспехов, забросили три больших булькающих бочонка. Это они правильно придумали, а то хрен его знает, когда в следующий раз попадётся добрая выпивка.
Чёрт выглядел хорошо отдохнувшим и даже ласково укусил за руку, когда я хлопнул коня по морде. Проклятье, всё так хорошо, что аж задница начинает чесаться! Сказал Психу, а тот только поржал и спросил, не шибко ли меня приложило башкой, когда Лупоглазого спасал? Я дал говнюку тумака: Псих – парень хороший, но к гибели пацанов относится чересчур легко. Типа, загнулся Свин – и хрен с ним.
Прискакали дворянчики и мы двинули к городским воротам. Гляди, а кое кто из местных баб нашим парням поцелуйчики воздушные шлёт. Выходит, хорошо постарались. А Величие ещё сердилась!
Ворота успели открыть и отряд начал выезжать из города, когда я услышал, как меня окликнули. Я обернулся: Лиса на маленьком рыжем жеребце медленно подъехала ближе. Я заметил, что Величие внимательно следит за нами.
- Крест, - Лиса провела ладонью по моей щеке и закрыла глаза. Помолчала и тяжело вздохнула. Посмотрела прямо в глаза. – Не возвращайся, ладно? Никогда не возвращайся.
Больше она не сказала ни слова. Развернулась и ускакала. Никто из проезжающих мимо пацанов ничего не сообразил, все просто ехали и скалили зубы. А я смотрел вслед Лисе и внутри…Хрен его поймёт, никогда такого прежде не ощущал. Подъехала Хлоя.
- Не жалеешь, что не живёшь обычной жизнью? – спросила королева. – Вот так, с красивой женой?
- Сегодня ночью она была со мной! – выплюнул я, сквозь сжатые зубы. Внутри всё горело.
- Да, но осталась с мужем, - королева улыбалась, но как-то невесело. – И детей она родит ему и от него.
- Ничё, будут и другие бабы, - я сплюнул в пыль.
- Да, но такой – не будет.
И уехала.
                                                         3.
         Настроение было - самое, что ни на есть мерзопакостное, видеть никого не хотелось. Поэтому, когда Зануда подъехал спросить что-то о постоялых дворазх в Брасе, а Псих – просто потрындеть, я послал обоих в задницу, да подальше. Никто особо не удивлися, не обиделся и меня оставили в покое. Поэтому я ехал в самом хвосте отряда, рассматривал гриву Чёрта и думал над словами Величия.
         Хотел бы я жить так же спокойно, как чёртовы вонючие крестьяне или распроклятые жадины-торгаши? Ковыряться в грязи, везти на рынок и продавать картошку? Или днями безвылазно торчать в лавке, нюхать пыль и расписывать ротозеями чудотворные свойства лежалого товара? Нет, даже одна мысль о таком вызывала дикое бешенство, аж до дрожи в руках.
Но кое-что во всём этом…
Иногда появлялись странные желания. Хотелось, чтобы было такое место, где тебя кто-то станет ждать. Ждать, думать о тебе и волноваться, не случилось ли чего в долгой опасной дороге. Все бабы, с которыми у меня что-то вышло, с кем за деньги, с кем – просто так, все они…С Лисой было совсем иначе и мысль о том, что именно к ней я хотел бы возвращаться до сих пор не давала покоя.
А толку-то?
Сейчас бы нажраться до синих соплей или разбить кому-нибудь рожу в кровь. Или заорать во всю глотку, пока не осипнешь. Ничего такого я, понятное дело, не сделал, а просто продолжал тащиться вперёд, глядя то на пыльную дорогу, то на спутанную гриву Чёрта.
Лес, поначалу похожий на какую-то чахлую рощу, чем дальше, тем больше набирал силу, поднимался всё выше, полностью закрывая обзор. Ветер окончательно стих и в ноздри лез густой прелый запах лежалой листвы. Всё громче пересвистывались птицы, а на тех ветках, что нависали над дорогой, появились здоровенные клювастые вороны. Они вниматлеьно рассматривали нас, видимо прикидывали, какие на вкус именно эти человеки.
 Кто-то из тех придурков, которые ехали впереди, задумал орать песни. Почти сразу же послышался неовольный оклик Психа и звук смачной оплеухи. Эт правильно, не то здесь место, чтобы шум поднимать. И так, ежели у лесовиков где-то секреты поставлены, то уже скоро их главарь начнёт думать: стоит ли нас потрошить, или махнуть рукой на залётных.
Я встряхнулся. Надо выходить из этого дурацкого состояния, пока ещё ничего не начало происходить. Потом будет поздно. Обозвав себя соплежуем, я пихнул Чёрта пятками и поехал в голову отряда. По ходу внимательно поглядывал по сторонам: не мелькнёт ли где за деревьями чья-то любопыствующуя рожа. Вроде тихо.
- Выслал кого вперёд? – спросил я Психа. Тот, видать, уже успел окончательно оклематься после вчерашнего и теперь медленно сгрызал вязку баранок.
- Угу, - Псих хрустнул сушкой и быстро задвигал небритой челюстью. – Сказал уходить вперёд на поллиги и в случае чего орать во всю глотку.
- Ну у Аспида имеются настоящие мастера резать эти самые глотки, - мрачно буркнул я, - прежде чем ты даже пёрднуть успеешь. Так что ты булки-то не расслабляй.
- И чего вы все так от энтого Аспида очкуете? – Псих захрустел так, что крошки полетели в разные стороны. – Знавал я энту гадину лет десять назад – прыщавый соплежуй, молоко на губах не обсохло.
- Псих, ты дурак или как? – угрюмо ухмыльнулся я. – Или думаешь, все головорезы сразу такими рождаются? Ага и в пелёнки таким ножики суют, заместо игрушек. Вот и Аспид этот успел здорово подрасти да заматереть. Думаешь, чего Лисы сюда даже нос не кажут? В своё время Змеи им вполовину банду уменьшили, да так жёстко, что выжившие разбегались, куда глаза глядели. Так, то – опытные бандюганы, а с обычных барыг, когда они кобенятся, Аспид шкуру заживо снимает
- Ну, мы – не барыги и не какие-то сраные бандюганы, - Псих не сдавался, - и так просто нас за яйца не взять.
- Ладно, - я устал с ним спорить. – Просто внимательно гляди по сторонам.
- Угу, - он проятнул мне баранку, но я только мотнул башкой. – Лады, ты вот мне лучше, знаешь, что скажи. Крест, я же знаю эту дорогу и знаю, куда она ведёт. Как-то подозрительно близко к Тихому мы едем.
- Ну?
- Чё, не? Как-то так выходит, что последнее время мы из одной вонючей дырки сразу в другую лезем, поэтому и решил спросить.
- Спросить про что?
 Псих прищурился.
- Ага, с базара пытаешься съехать. Выходит, правильно моя задница начала ныть. Эти твои командиры, - он кивнул на Хлою, которая ехала между Глыбой и Куском, - совсем долбанулись или как? Ну вот нахрена им в Тихий?
- Им не туда, - неохотно ответил я, - им просто нужно проехать мимо. Вот я тебя и хотел спросить, ты какой другой дороги в Измирское ущелье не знаешь?
- Хотел спросить, но не спросил? Чё, язык в каком узком месте застрял?
- Псих, завязывай трындеть! Ежели имеешь чего сказать по делу – валяй, а нет – жуй да помалкивай.
Помощник расхохотался и бросил в рот сразу две баранки. Я заметил, что Величие натянула поводья своей коняки, так что тот сбавил ход. Кроме того, Хлоя постоянно оглядывалась через плечо и определённо прислушивалсь к нашему базару.
- А хочешь объясню, чего ты спрашивать не стал? – Псих выглядел таким довольным, будто на дороге его ожидали шлюхи и выпивка.
- Валяй. 
- Крест, ты ж сам знаешь: нет в Измир другого пути, окромя как через Тихий. Туда же, мать его, никто никогда не суётся, потому как незачем. В ущелье и дорогу-то проложили, чтобы камень добывать для постройки Тихого.
Тут с Психом не поспоришь. Так оно всё и есть. Как-то Хорёк рассказывал про строительство проклятого города. Я думал, что Псих тогда насосался по самые брови и ни хрена не соображает, а он, гляди, что-то да запомнил. Помощник протянул баранку и в этот раз я её взял. Твою мать, как он это грызёт? Зубы же сломать можно!
- Дерьмо! – в сердцах сказал я, сам не зная, на что ругаюсь: на каменный бублик или на то, что всё-таки придётся ехать рядом с городом-призраком. – Вот правильно ты, Псих, сказал: из одной дырки – аккурат в другую.
- Судьбина такая, - Псих кивнул башкой. – Мне как-то один святоша задвинул: типа я дохрена нагрешил в прошлой жизни и теперь меня боженька наказывает.
- По ходу, в следущий жизни нам тоже не светит ни хрена хорошего, - внезапно мысли съехали на другое. На то, о чём думал перед разговором с помощником. – Псих, а вот скажи мне: хотел бы, чтобы тебя после всего этого дерьма кто-то ждал? Ну там, дом свой, баба, спиногрызы?
- Чё значит: хотел? – Псих удивился и стряхнул крошки с бороды. – Имеется у меня и дом, и баба. Когда последний раз уезжал, брюхатая, вроде была. 
Я удивлённо уставился на помощника: не шутит ли - с него станется. Да нет, в этот раз он даже не улыбался. И на роже такое непонятное выражение: вроде, как и довольный, и гордится чем-то, и уж совсем странно – немного смущается. Чёрт побери, вроде же всё время на виду и базарим постоянно, а про это первый раз слышу.
- Шутишь? – он помотал башкой. – И когда только успел?
- Дурное дело нехитрое, - он опять ухмылялся. – Помнишь, когда в Жердебе провернули ту штуку с армейскими складами? Ты ж тогда с половиной пацанов махнул в Лазарус, бухать, да девок портить, а я задержался. Ну, пока дела решал, познакомился с одной девахой. У ей как раз проблемы были: местная гопота дом родительский за долги отжимала. Девка мне глянулась, и я шантрапе жердебской ухи слегка пообкарнал, чтоб особо не пузырились. А после как-то одно к одному…Короче, к зиме решили обвенчаться.
Некготрое время я ехал молча и ждал, пока в башке всё сложится и успокоится. Псих тоже молчал и косился. Хлоя приблизилась уже так, что хвост её конька болтался аккурат перед носом Чёрта. 
- Ну и как оно? – спросил я.
Псих пожал плечами.
- Да хрен его знает. Может, ежели бы постоянно тёрлись задницами, так уже насточертели бы один другому. А так, возвращаюсь и виснет, что тот репей, хрен отцепишь. И дитё, оно тоже…Ну не знаю, Крест, не могу объяснить.
- У любого человека должен быть своего рода якорь. – подала голос Величие, - иначе жизнь подхватит его, как лодку и унесёт. А дальше либо разобьёт о камни, либо перевернёт и утопит.
- Кто бы говорил! – мрачно бросил я. – Вона, твой якорь за тобой гоняется, сам утопить хочет.
- Мардук никогда не был мне истинной опорой, - Хлоя ехала рядом и грустно улыбалась. Джессип держался поодаль. Посрались опять или как? - Он всегда жил лишь для себя. А вот другие люди, - она бросила взгляд на блондинчика и тот отвернул рожу. – И главное – долг перед Вазеромом.
- У меня вона тоже долг имеется, - я крутнул башкой. – Перед пацанами, например.
- Да, я это заметила, - Величие стала серьёзной. – Своего рода замена настоящей семьи. Но всё же тебе, Крест, чего-то сильно не хватает в жизни.
- Деньжат бы, да побольше, - Псих заржал. – Их постоянно не хватает.
- Да, и видимо именно по этой причине ты так болезненно переживеашь слова той женщины, - Псих удивлённо уставился на меня, а я в ответ оскалился. – Предполагаю, что даже внутри такого закоренелого убийцы и бандита продолжает жить желание ласки и взаимности.
- Эт про него, что ли? – Псих выкатил глаза и принялся булькать. – У него внутри только желание надраться да разбить кому-то морду.
- Ща тебе разобью, - хмыкнул я. – Слышь, чё тебе Величие говорит? Я – нежный и ласковый. 
- Ага, точно, как кулак у Глыбы, - Псих продолжал веселиться. Как мне показалось, помощник радовался тому, что базар съехал с темы про его бабу. – Тот, как приласкает…
- Идиоты, - Хлоя качала голвой и улыбалась. – Ладно. Как я поняла из вашего разговора, другого пути в Измирское ущелье вы не знаете?
- Нет, - я потёр ногу в том месте, где меня ночью оцрапала мардукова тварь. – А вы там чё, не придумали, как мимо города пропетлять, чтобы внутрь не затянуло?
- Думаем, - Хлоя опять глянула на блондинчика и вздохнула. Точно – погрызлись. – В книге, которую ты нашёл, есть упоминание о Тихом. Вроде как Богиня-Змея из Лабиринта Шести могильников имела связь с тварью из замка.
- Какая, нахрен богиня? – удивился Псих. – Чёгой-то я такой не припомню. Наш полковой святоша подробно расписывал весь тамошний расклад. - Он ткнул пальцем в небо. – Не было там такой.
- Богиня-Змея не относится к пантеону общепринятой религиозной мифологии, - я не совсем понял, о чём толкует Величие, но начал догадываться, почему кое кто из попиков звал королеву безбожницей. – Тут другая история. В своё время Шесть князей пытались вести войну за мировое господство, но в один момент сообразили, что их поражение неизбежно. Тогда им в головы пришла воистину гениальная мысль, - Хлоя криво ухмыльнулась. – Они вызвали из-за грани мира могущественное существо, которое прозвали Богиней-Змеёй. Неясно, что произошло дальше, но Шесть князей исчезли.
- Эт до того, как они нагадили в Шарпе, али после? – я пытался вспомнить всё, что слышал об этом раньше. – Ну там, где они чегой-то открыли?
- Да, портал в преисподнюю, откуда собствено и лезут демоны, - Хлоя покачала головой. – Ещё одна великолепная идея. Пытались найти управу на то, что сами привели в наш мир. Да, Шесть исчезли сразу, после открытия портала. Предполагаю, что шесть могильников лабиринта связаны с их пропажей. Князья пропали, а Тихий стал именно тем городом-призраком, который мы знаем.
- Сложно всё, - я потёр лоб. – Да и вообще, как для меня, так главное знать, можно прикончить энту змеюку или нет. И ежели можно, то – как.
- Шесть могущественных колдунов не справились, а бандит Крест одолеет непобедимое существо, прибывшее из-за грани мира! - О, вот и блондинчик наконец подтянулся, - Хотя, уже зная твои методы воздействия на мир…
- Ну да, хоть кто-то что-то делает, - теперь Хлоя не смотрела в сторону графа, - а не предлагает отсидеться в кустах, наблюдая за тем, как мир рушится в преисподнюю.
- Ну не сразу же он туда рухнет, - Джессип набычился. – Думаю, на наш век ещё хватит относительно спокойной жизни.
- Джесс, я просто не имею права испугаться и спрятаться в кусты, лишь потому что шансы на успех критически малы. Хорошая же я буду королева, после такого!
- Да ты возможно очень скоро станешь мёртвой королевой! – граф почти кричал. Начали оборачиваться пацаны. Псих сделал большие глаза и отвалил вперёд. – И сама мысль о подобном исходе для меня – невыносима. Я готов на всё, что угодно, готов видеть рядом с тобой любого, лишь бы ты осталась жива!
- Прекрати истерику, - в голосе Хлои звучало презрение. – Иначе я просто отшлю тебя и продолжу путь сама. Вот, бери пример с этого балбеса: сражается до конца и никогда не ноет.
Граф так злобно посмотрел на меня, будто я ему на пуп соли насыпал.
- Эй, эй! – сказал я. – Вы это, разбирайтесь сами, а меня не подписывайте. Я тут не при делах, и оно мне нахрен не втарахтело.
Блондинчик открыл рот, но ни хрена сказать не успел. Послышался громкий протяжный свист. Свистели откуда-то из леса, но сколько я не вглядывался ничего так и не увидел. Потом засвистели ещё и ещё, с разных сторон. Пацаны принялись останавливать коней. Кажется, впереди на дороге что-то было.
- Вот дерьмо, - сказал я и наподдал Чёрту пятками.
Растолкал своих и выехал вперёд, туда, где уже топтался Лис Психа. На дороге лежало здоровенное шипастое бревно, на котором сидел какой-то тип во всём зелёном. На шее у него болтался белый змеиный череп. Мужик закончил выковыривать ножом грязь из-под ногтей и подняв рожу, ухмыльнулся.
- Здорово, бандиты, - сказал он. – Ну чё, братва, бросай железки.
                                               4.
- А пару палок тебе не бросить? – угрюмо спросил Псих. Он успел снять с седла арбалет и целил им перед собой. За спиной слышался шум, какой могут издавать парни, торопливо достающие оружие из ножен. А вот меня напрягала одна штука: тип, сидящий на бревне совсем не казался испуганным и не делал попыток спрятаться за бревном. Мало того, он неторопливо вложил свою ногтечистку в ножны на поясе и потянулся.
- Насчёт палок – я подумаю, - его ухмылка стала ещё шире. – Опосля. Не валяйте дурня, сползайте на землю и бросайте железки. Последний раз предупреждаю, ежели чё.
- Ты вот мне для начала объясни, - Джессип и Хлоя подъехали ближе. Граф достал меч и держал его в опущенной руке. Хорошо держал, как опытный рубака, - какого хрена сотня вооружённых пацанов должна ставать перед тобой раком и раздвигать булки?
- Ну о таком я не прошу. Пока, - он заржал. Я заметил, что палец Психа дрожит на спусковой скобе арбалета. Ещё чуть и шмальнёт. Я положил руку на плечо помощника и покачал головой. – А, так и быть, все тайны открою, всю душу наизнанку выверну! Так вот, слушайте сюда, бандиты. В лесу сидит полсотни стрелков и у каждого – длинный лук, слышали про такой? И все лучники вас видят, а вот вы их – нет. Надумаете дурить, просто наделаем в вас дырок и все дела.
- Брешешь, - презрительно бросил Псих. Джессип крутил башкой и определённо пытался заслонить Хлою от возможного выстрела.
Мужик лениво поднялся с бревна и улыбаясь самым наглым образзом, щёлкнул пальцами. В тот же миг Псих коротко хрюкнул и принялся болтать в воздухе руками. Руками, в которых уже ничего не было. А психов арбалет лежал на земле с длинной стрелой в прикладе. Мать его, ни хрена себе точность! Тип с наглой рожей развёл руки в стороны и поклонился. Чисто тебе долбанный скоморох. Из леса послышался свист.
- У нас нет ни денег, - сказал я, - ни рыжья, ни камешков. Вообще нет ни хрена, кроме неприятностей.
- Проверим, - мужик уже не улыбался, а пристально разглядывал Хлою и Джессипа. – А неприятности мы любим. Так что валяйте – по-хорошему, али по-плохому.
Я думал, очень быстро думал. Дровеняка на дороге – шибко толстая и шипы на ней – очень длинные. Перепрыгнуть через такую коняка ежели и сможет, то только с хорошего разбега. А мы сгрудились в одном месте, чисто тебе стадо баранов, где уж тут разбегаться? Да и по-любому быстро перебраться на другую сторону не получится: начнётся толкучка. Даже если в лесу не пять десятков лучников, а штук двадцать, один хрен успеют перещёлкать почти всех.
Назад? Опять же, пока развернёмся да начнём движение – результат тот же. Спрятаться за конями? Засранец абсолютно прав: нас видят, а мы – никого. Перебьют лошадей и примутся за нас. И вся чёртова броня бесполезно лежит в повозках!
- Ну? – голос Психа дрожал. Помощник перестал трясти пальцами и гладил рукоять меча.
Я вздохнул и потянулся к пряжке на поясе. Мужик в зелёном щурил глазки и следил. Пряжка щёлкнула и ремень с мечом и ножами шлёпнулся на землю.
- Это и есть твоё, сражаться до конца? – подал голос Джессип. – Сдаться обычным лесовикам?
- А ты хочешь остаться здесь, на дороге? – огрызнулся я и спрыгнул на землю. – Так валяй, руби врагов в капусту! Только сначала отойди от меня подальше.
- Крест, ты уверен? – в голосе Хлои звучало сомнение. – Я конечно не сторонница силового решения конфликтов, но…
- Вот и помалкивай, - я отошёл от Чёрта и посмотрел на пацанов. Дерьмо, терпеть не могу отдавать такие приказы! – Парни, ихняя взяла. Бросай оружие.
Послышались ругательства. Псих назвал меня трусливым говнюком и в чём-то, понятное дело, был прав. Но мне сейчас требовалось оставаться живым трусливым говнюком и вытащить всех из этого дерьма. Храбрый и мёртвый я уже никому не помогу.
- И что с нами будет? – угрюмо спросил я у мужика в зелёном.
- Подумаем, - он подмигнул. – Аспид подумает. Нормальтные пацаны нам завсегда пригодятся. А вот за энтих двух, - он кивнул на дворянчиков, - как мне кажется, можно и выкуп получить, разве нет? Эй, блондинчик, ты железку-то бросай, пока никто не поранился. 
Покуда он чесал яыком, пацаны успели слезть с коней и избавиться от оружия. Тотчас из лесу тихо вышли люди в зелёном. Ну, полностью в зелёном, ещё и с какими-то коричневыми разводами на одежде. На головах – капюшоны, на рожах – маски, а на руках – перчатки. На некоторых лесовиках примотаны ветки. Ну да, хрен таких в зарослях разглядишь!
Нас неторопливо окружили и да, мужик не соврал, я насчитал около пятидесяти типов в зелёном. И луки, которые они сейчас вешали на спину, гляделись достаточно серьёзно. Пожалуй, не спасла бы и броня. Пока один вынимали из ножен мечи, другие быстро собрали с дороги наше оружие и сложили в повозки к доспехам. Потом умело и ловко стащили с дороги бревно, уложили в придорожную канаву и забросали сухими ветками. Всё, и следа не осталось, что тут имелась какая-то преграда.
- Что ты знаешь об этих самых Змеях, - подала голос Хлоя, стоявшая рядом со мной. Джессип исходил бессильной яростью, сжимая и разжимая кулаки.
- Ни хрена хорошего, - кое-что я всё-таки знал и очень надеялся на то, что это поможет. – Залётных, таких, как мы, они в свою банду берут, но только после серьёзных испытаний, а там выживает один на десять, в лучшем случае. Таких, как вы, в натуре могут отдать за выкуп, но тогда придётся сказать, кто ты есть.
- И что? Я понимаю, что на колени никто не станет, но даже осовобождение за выкуп вполне подойдёт. Кроме того – это шанс сообщить, где я и попросить помощи в нашем деле.
- Ежели Аспид узнает, кто ты такая, - я скрипел зубами, наблюдая, как наших лошадок уводят по тракту, - то скорее всего просто закопает в лесу. И всех тех, кто про тебя знал – тоже. Так что, назовись какой-нибудь сраной баронессой и помалкивай.
- И ты по-прежнему считаешь, - фыркнул Джессип, - что сдаться без боя было хорошей идеей?
- Да, потому как мы всё ещё живы. А подняли бы шухер, уже стали бы кормом для червей. Всё, заткнитесь, не мешайте мне думать.
Мужик, прежде сидевший на бревне, подошёл ближе и поманил меня пальцем. Псих глядед на нас обоих так, будто никак не мог решить, кого загрызть первым. Ничё, попустит. Стоило мне отойти и пацанов погнали следом за лошадьми. Когда Кошель вздумал открыть рот, его сразу ткнули мечом в бок. Не сильно, но кровь пошла. Больше никто не выёживался. Королеве и графу замотали глаза – хороший знак, значит в натуре думают обменять.
- Ты, как я понимаю, командир этого сброда? – спросил мужик.
- Мы – отряд, засранец, - рыкнул я и собеседник понимающе кивнул. – Отряд Черепа, слышал про такой?
- Да, что-то такое птички приносили, - он почесал кончик носа. – Идём. Ежели память меня подводит, то зовут тебя Крест.
- Не подводит. А твоё какое погоняло?
- Брат Полоз, - он шёл, легко постукивая пальцами по рукояти ножа. - Думаю, что брат Аспид захочет с тобой перетереть, поэтому отведу к нему. Он у нас очень жадный до тёрок с новыми людьми. Ежели всё с ним нормально пройдёт, может и в живых останешься.
- Ага, через яму с гадюками? – угрюмо спросил я. Полоз ткнул пальцем в едва заметный проход между деревьями. Оттуда доносился треск веток и шелест листьев.
- Она самая. Кого змеюки примут, тех у себя оставим, а нет – Богиня Змея получит очередной дар.
Я остановился, да так резко, что Полоз, шедший следом, едва не воткнулся в меня. Тотчас отступил и в тонких длинных пальцах мелькнуло чернёное лезвие ножа. Медленно, слишком медленно. Пожалуй, один на один я смогу его сломать, но что дальше?
- Не шуткуй, - бросил спутник.
- Не шуткую. Как ты там сказал: Богиня Змея? Что энто ещё за дерьмо такое?
Полоз оскалился и внезапно прихал острие ножа к моему кадыку. Из тихо шипящего рта смердело чем-то кислым. Странно, но в этот момент придурок и сам походил на какую-то ползучую тврь.
- Хавальник свой понапрасну не разевай! – свистел Полоз, - А то и до ямы не сумеешь дожить. И запомни. Крест, это я такой добрый, что тупость твою прощаю, а Брат Аспид он у нас не такой. Ляпнешь глупость – останешься без башки.
Чегой-то с ним определённо было не так. Не, я видел многих отбитых, у кого крышу сорвало и унесло далеко-далеко, но тут…Такое ощущение, будто в черепушке Полоза засела змеюка и сейчас она глядела на меня через дырки глаз. И я вдруг понял одну штуку: ежели такая хрень случается с каждым, кто прошёл испытание, то пущай меня лучше замочат. Сдыхать человеком, оно как-то лучше.
- Лады, лады, не гони волну, - я поднял руки. – Ну давай, расскажи про эту вашу богиню.
- Нет, - бросил он и вроде как пришёл в себя. – Топай, давай. Ежели брат Аспид захочет, сам расскажет.
Тропа, по которой мы шагали от дороги, поначалу была узкой, да такой, что я постоянно цеплял плечами за ветки кустов. Но чем дальше, тем шире становилась. И под ногами уже не пылила утоптанная земля, а стучали старые каменные плиты. Кроме того, среди зелени я замечал какие-то серые кривые столбики. Твою же мать, никакие это не столбики, а каменные статуи змей, поднявшихся на хвостах. И похоже, поставили их здесь очень давно.
Потом дорожка вышла на открытое пространство, и я здорово охренел. Не, мне доводилось бывать в гостях у Волков, и я слышал, как оно устроено у Лис: землянки, напоминающие низкие земляные холмики и чёрные дыры ходов, которые можно быстро заткнуть травяной пробкой. Ну короче, обычные лесные поселения. А тут…
Мы остановились на краю отвесного спуска, откуда вниз уходила старая лестница. Но обрыв точно не был природным – стена из больших потрескавшихся плит, высотой шагов эдак двадцать. На дне круглой котловины – настоящий город из построек, смахивающих на черепашьи панцири. В самом центре посёлка – чёрная дыра, шагов десяти в поперечнике. По ходу – та самая яма с гадюками.
Повсюду между домиками шныряли люди и как по мне, они здорово отличались по виду. Ежели те, которые в зелёном, шастали важно и неторопливо, то одетые в коричневое шарахались от них и вроде как при встрече гнули спины. И ещё, среди зелёных я заметил одних мужиков, а среди коричневых попадались и бабы. И вроде как у них на шее блестели ошейники.
- Ну ни хрена себе! – сказал я и поглядел на Полоза. Тот ухмылялся. – Никогда бы не подумал, что тут в лесу такое. Сами соорудили?
- Не твоё дело. Спускайся.
Лады, не моё – значит не моё. Что я ещё заметил? Наших коняк не потащили вниз, а повели на другую строну котловины. Там, среди деревьев я заметил что-то вроде обычных хлевов. Видать тот, кто строил городишко в яме не думал, что там придётся держать скотину. Да и вообще, как-то оно странно, ежели подумать. Вот как энту хрень оборонять, если кто-то всё-таки найдёт, да вздумает атаковать? Не, ну вот просто становись на краю и шмаляй вниз из чего придётся. Только я своему проводнику про это говорить не стал – вишь, какое оно шибко нервное.
Пацанов свели вниз и завели в какую-то дрянь, вроде загона для свиней – только ограда повыше и с колючками на верхушках кольев. Заперли и оставили пару охранников. Запомним. Дворянчиков взяли под руки и затащили в «черепаший панцирь» без окон.
- Ты чего всё башкой вертишь? – подозрительно спросил Полоз. – Сбежать думаешь? Так валяй, тут у нас на деревьях полно секретов, как раз для таких умников.
- Да ладно, - я махнул рукой и сделал рожу потупее. – Просто городом вашим интересуюсь, странно же всё-таки! Называется-то оно как?
- Это тебе пока ни к чему, - улыбка на роже Полоза застыла. – Ежели с Аспидом о чём договоришься, так он тебе сам скажет. А нет – так не один хрен, где загибаться?
- И то верно, - согласился я. Если честно, то название проклятой змеиной норы меня вообще не интересовало. Главное, чтобы спутник не обращал внимание, как я зыркаю по сторонам.
Старой тут оказалась не только лестница, которая от времени уже начала разваливаться на отдельные блоки, но и все дома-черепахи. Их серые стены чернели паутиной трещин и глубокими щербинами, а окна кое где вообще обвалились. По ходу ремонтами своих жилищ местные не шибко озабочивались. Да и смердело из открытых дверей…
Кроме того, повсюду на улицах стояли каменные змеюки, поднявшиеся на хвостах. Местные, проходя мимо каждой такой штуки, прикрывали глаза и что-то бормотали под нос. На меня никто не обращал внимания; ни зелёные, ни коричневые, ни бабы с ошейниками. Вообще, просто проходили мимо и даже не косились.
- Эй, красотка, привет, - я попытался ухватить за руку, проходившую мимо бабу с длинными чёрными волосами и загорелой рожей. О, теперь меня заметили и бросились прочь с диким визгом. На узкой морде я заметил ужас, будто баба увидела черта с рогами. В следующее мгновение мне под горло сунули нож.
- Прекрати, - прошипел в ухо Полоз. – Иначе до Аспида ты не доберёшься. У нас тут – свои порядки и не стоит уродам, вроде тебя, в них вмешиваться! Уразумел?
- Чего уж там, - просипел я, с трудом удерживаясь, чтобы не расколотить башку засранца о ближайшую стену. – Нож убери, говнюк.
Полоз убрал, но постарался это сделать так, чтобы порезать кожу. Твою мать, там ещё след от зубов демона не зажил! Больше мы не базарили и баб хватать я не пытался. Ну их, эти придурков! А идти пришлось далеко – к самому центру городишки. Там, на краю ямы, стоял самый большой купол, на верхушке которого скалила зубы здоровенная змеиная башка. Кроме того, это оказалась единственная постройка, где имелась закрытая дверь. Около неё стояли два здоровенных мужика с секирами на плечах. Они даже не пошевелились, когда Полоз подвёл меня и открыл дверь.
- Аспид здесь, - спутник оскалился и толкнул меня в спину.
                                               5.
Для начала, я чуть не плюхнулся на пузо, потому как аккурат за дверями пол крутой горочкой уходил вниз. И твою же мать, как тут оказалось темно! Только где-то шагах в двадцати внизу горело что-то, типа тусклой свечи. Короче, сраный домик на самом деле был просто лажей, а настоящее жилище находилось глубоко под землёй.
Лады, и не с таким дерьмом в жизни доводилось встречаться. Я очень осторожно, чтобы не поехать на гладкой поверхности, начал шагать вниз. По пути решил пощупать стену: холодный камень, поросший клочковатой мягкой дрянью, вроде скользкого мха. Мерзкое ощущение, будто щупаешь кусок свежего мяса. Я выругался и отёр пальцы о штаны.
Внизу я реально нашёл свечку, вставленную в перевёрнутый человечий череп. Мало того, что эта дрянь фигово светила, так ещё и коптила вонючим дымом. Теперь хоть стало понятно, чем так смердело из всех домов, мимо которых я проходил. Кажется, так воняет жир, топленый из животных. Почему-то не хотелось думать, из каких топили этот.
В тусклом свете я разглядел низкую дверь в каменной стене. Оказывается, та дрянь, что росла на камне, очень походила на уродливые человеческие уши. То ли мерещилось, то ли нет, но вроде как проклятые наросты постоянно дрожали. Чёрт его знает, может тут сквозняк какой?
Я толкнул дверь и оказался внутри небольшой комнаты. Низкий потолок едва не царапал по затылку, а пол оказался таким бугристым, будто по нему кто-то долго лупил молотом. Стены из серого камня, без единого украшения, только кое где я различил непонятные знаки. Может и буквы, но выглядели они неприятно, как гнилой труп. Посреди комнаты стоял грубо сколоченный стол и два таких же уродливых табурета.
На одном, лицом ко мне, сидел широкоплечий лысый мужик и держал в руках толстенную книгу. На чёрной обложке я заметил белую змею, вцепившуюся в собственный хвост. Хозяин оказался одет в чёрную одежду, вроде куртки с капюшоном. Ниже стола я не видел. На столе лежали три книги, вроде той, что в руках мужика, бочонок и деревянная кружка. Воняло здесь тем же мерзким горящим жиром – от четырёх толстых чёрных свечек и ещё терпко пахла виноградная настойка.
Мужик оторвался от чтения и уставился на меня. Ну да, увидал бы сейчас Псих того молокососа, у которого собирался вырвать очко! Этот глядел так тяжело, будто собирался провертеть во мне дырку. Потом неторопливо положил книгу на стол, заложил страницы длинным тонким ножом и глотнул из кружки. Пока он этим занимался, я прошёл вперёд и сел на табурет напротив хозяина. Некоторые, после такого, начинают недовольно орать, а некоторые пытаются сунуть в рожу. Этот ничего не сказал, допил и поставил кружку на стол. Занюхал рукавом.
- Ты кто такой, вообще? – спросил лысый. Похоже пойло его даже на чуть не взяло. А может он не настойку лакает, а какой-нибудь сок? Ну есть же на свете разные больные придурки?
- Крест меня зовут, - сказал я и кивнул на бочонок. – Второй кружки не найдётся?
- Почему нет? Найдётся, - Лысый потянулся куда-то за спину и достал кружку вполовину меньше своей. Налил туда и подвинул ко мне. – Слыхал я про одного Креста. Шебутной парень, должен сказать. Вроде как он смотрящим Нарменса задолжал и те пообещали с него шкуру жьвьём снять.
- Ну, пока у них с энтим – напряг, - я хлебнул и закашлялся. Твою же мать, горло горело огнём! – У-ух.
- Да, забористая дрянь, - кивнул мужик. – А я ещё думаю, кого это брат Полоз с самого утра готовится встречать? Сказал, добрый улов ожидается.
Ага, похоже нас сдала какая-то мразь из Корпетса. Жаль не могу узнать, кто именно. Чёрт, надо было всё-таки ехать другой дорогой.
- Это он всё верно сделал – бойцы нам нужны, - лысый постукивал пальцами по бочонку и наклонив голову, рассматривал меня. – Хорошие бойцы. Хорошие и верные. Ну, со вторым проблем у нас нет: кто пройдёт испытание, Змей уже никогда не предаст.
- Так ты к себе фалуешь? – я кивнул на бочонок и лысый наполнил обе кружки. – А ежели мы в отказ?
- Крест, забудь, что был командиром. Сейчас ты отвечаешь только за себя, а каждый твой бандит – за себя.
- Мы не бандиты, - уточнил я. – Мы – отряд наёмников, Черепа.
- Да, конечно, - лысый и не думал возражать. – Поэтому каждого спросят: хочет ли он жить дальше, как брат Змей или желает подарить тело Богине Змее.
Я ещё помнил базар с братом Полозом и его предупреждение, поэтому хорошо подумал над следующим вопросом.
- Эт чё значит: подарить тело?
- Это значит, что под Гнездом есть тайный ход к Тихому, где живёт наша богиня. Всех тех, кто выбрал себя в подарок, мы отводим в подземелье под городом и оставляем. Как с ними поступает богиня – лишь её дело.
- А вам-то с этого чего? – не удержался я. Но мужик и не подумал обижаться. Он опёрся локтями в стол, ткнул кулаки подбородок и улыбнулся. Не, лучше бы он не лыбился, мать его!
- Как я вижу, ты любишь интересные истории? – вообще-то – нет, но я кивнул. В башку пришла одна мыслишка и теперь требовалось сообразить, как лучше обстряпать дельце. – Хорошо. Почему бы двум достойным бойцам не поговорить начистоту, пока…Пока есть время. Так вот, Гнездо открыл именно я и здесь же богиня связалась со мной, чтобы поделиться силой.
- Охренеть! – сказал я и ткнул пальцем в бочонок. – Давай ещё, хорошо ведь идёт.
Мужик не возражал. Чёрт побери, этот гад хлебал пойла в два раза больше меня и ни хрена не пьянел! А мне позарез требовалось, чтобы его вставило.
- В своё время я был мелкой сошкой в банде Волков и звали меня тогда совсем иначе. Вышло так, что я поссорился с атаманом и меня вышибли из банды. Я пошёл прямиком через лес и заблудился. Не мог найти дорогу пару дней и совершенно выбился из сил. Успел отчаяться, как вдруг наткнулся на пустое селение, - он развёл руки в сторону, - Гнездо. Решил посмотреть, что тут есть интересного, может разжиться чем. И вот странное дело, пока шастал по домам, меня всё время тянуло в центр посёлка, к яме. А когда приблизился, то в глазах всё потемнело, и я упал вниз. Когда очнулся, то увидел вокруг сотни змей и решил, что пришла моя смерть. И тут послышался голос богини. Крест, ничего прекраснее этого голоса я никогда не слышал. Богиня пообещала спасти мою жизнь и мало того, наделить особыми силами. Для этого требовалось принести клятву верности: дать одной из змей вползти в рот.
Я едва не подавился настойкой и поглядел на собеседника: не стебётся ли? Не, вроде не шутит. А лысый продолжил:
- Думал это будет страшно и неприятно, но нет – вроде как просто глотнул холодного воздуха. И тут же понял, что отныне моё имя – Аспид, а мой долг – Служить Богине, - мне показалось или в натуре зенки у лысого стали чисто белыми? И голос как-то поменялся, будто кто-то трындел из глубокой ямы. Чёрт, а я с энтим придурком – один на один! Чтобы как-то взбодриться, я сам взял бочонок и налил обе кружки доверху. Аспид, или кто он там, продолжал, - Дальше уговорил знакомых ребят из Волков присоединиться. В банде им всё равно ничего не светило, кроме как быть постоянно на подхвате у старших, а тут был вариант выйти наверх. 
Ну не знаю, кем он там был, пока не накрыло, но базарил не так, как обычный урка. И книги вона читает, засранец. Мне как-то один наниматель из мелких дворян шпенял за базар, типа не мешало бы чесать языком как приличный человек. Типа это вызывает больше доверия у клиентов и уважение у пацанов. Фигня. Как по мне, доверие вызывает чисто выполненное задание, а уважение получишь, ежели не станешь отсиживаться за чужими спинами.
Аспид залпом выхлебал всю свою немаленькую посудину и его белые глаза вроде как стали обычными человеческими. Ха, даже немного окосевшими! А я медленно хлебал огненную настойку и рассматривал то, что находилось за спиной хозяина. Что-то вроде низенького шкафчика, откуда Аспид достал мне кружку. Над шкафом – вешалка. Там на штырях висел зелёный плащ и широкий пояс с оружием. Короткий широкий меч и пара ножей. Ежели Аспид окончательно рёхнется и схватит оружие – мне хана.
- В общем, парни приняли приглашение и прошли испытание. Почти все прошли, - Аспид поморщился. А Богиня получила первые дары. Мы обосновались в Гнезде и начали брать дань с большака. Кого сразу отдавали в дар Богине, а кого оставляли, чтобы они прислуживали нам. Воинам предлагали пройти испытание и присоединиться к Змеям.
Я опять налил, но в этот раз себе – треть кружки. В башке начало шуметь, а в глазах – плыть. Этот козёл думает вообще пьянеть или чёртова змеюка дала ему силы не пьянеть вообще? Так нахрена он тогда бухает? Перевод хорошего продукта.
- Вот и вам, - Аспид опустошил кружку и начал ставить её на стол. Но тут остановился и с некоторым удивлением на роже уставился на собственную руку, выписывающую над столешницей хитрые фигурки. Аспид уронил кружку и поглядел на меня. Жёсткие черты загорелой морды размягчились, как это случается с упоротыми в сиську. – П-почему я, т-теряю с-связь…Т-ты!
Нельзя терять ни мгновения! Я схватил свою кружку и врезал Аспиду прямиком в рожу. В стороны полетели деревянные щепки. Лысый отлетел к вешалке и взмахнув руками, сшибил на пол одежду и пояс с оружием. Я тотчас потянулся к книге, откуда торчала рукоять ножа. Хозяин замычал и пнул тяжеленный стол. Твою мать, распроклятая мебель перевернулась, едва не придавив меня! Оружие осталось где-то под перевёрнутым столом.
Аспид выпрямился и поглядел на меня. Морда лысого как-то неприятно застыла и больше не напоминала человечью рожу. Да и поза… В следующий миг Аспид начал двигаться, и я в натуре охренел, с какой скоростью он это делал. Да так не то что бухой не сможет прыгать, вообще человек не сумеет!
Лысый рванул к своему поясу. Успеет взять меч – мне не жить. Я прыгнул через стол, сшибил Аспида на землю и перехватил ему горло согнутой в локте правой рукой. Шея напоминала кусок деревяшки – хрен сдавишь. Но я старался изо всех сил. Враг зарычал, зашипел и попытался меня сбросить. Не получилось и я надавил ещё сильнее. Вроде что-то начало получаться.
Аспид встал, и я повис на его спине. Он попятился, явно намереваясь впечатать меня в стену. Хрена, знаю я такие штуки! Поэтому, когда мы добрались до стены, я сразу же оттолкнулся от неё ногами. Вцепился левой рукой в кулак правой и потянул. Лысый сипел, не переставая и ещё раз попытался стукнуть меня о стену. С тем же успехом. Ну и живучая же гадина!
Внезапно Аспид сделал пару шагов вперёд и упал на колени. Я решил, что он пытается бросить меня через голову и отклонился назад. Чересчур поздно сообразил, что именно в этом месте на полу валяется пояс с оружием. Понял, когда нож воткнулся в правое бедро. Мать его, как же больно! И не могу перехватить руку, потому что для этого придётся отпустить глотку врага.
Аспид глухо хрюкнул и провернул нож в ране. Казалось, будто острие скребёт по кости. А может, мать его, так и было! Я завыл через крепко сжатые зубы и постарался завалить ублюдка на бок. Со второго раза получилось. Нож провернулся ещё и раз и в глазах, мать его так, всё потемнело к чёртовой матери. Из последних сил я дёрнул рукой. Раз, другой, третий. Лысый отпустил рукоять ножа и вцепился в моё предплечье. Я продолжал тянуть, пытаясь перевернуть врага на живот. Всё, я сверху. В темноте мелькали красные искры, а ляжку, казалось, сунули в огонь.
Я подтянул левую ногу, упёрся коленом между лопаток противника и потянул его башку к себе. Аспид тихо сипел и царапал ногтями рукав куртки. Потом послышался тихий хруст, вроде того, с каким ломается сухая ветка. Аспид обмяк, но я некоторое время ещё тянул его голову, пока не почувствовал, как она свободно болтается на вялой шее.
- Сука! – сказал я и с трудом ослабил хватку. Казалось, будто правая рука окаменела в таком положении.
Перед глазами немного просветлело, и я сполз с трупа. Сел на задницу и осмотрел рану: ну ни хрена он мне сунул – почти по рукоять! От кровищи штанина успела стать тёмной и уже натекла лужа на полу. Так, оружие пока из раны вынимать никак нельзя, иначе хлынет, как из свиньи.
Я подтащил труп Аспида и вынул и у него из штанов ремень. Крепко перетянул ногу, оторвал от куртки убитого полосу материи и только после этого вытащил нож. Пришлось ещё немного тихо повыть, пока мотал рану и приходил в себя. Ещё и распроклятый бочонок разбился, мать его так!
Нога болела просто адски, но отдыхать времени не оставалось. Первая часть плана, пусть и не без дерьма, но прошла неплохо. Ежели со второй не возникнет особых проблем – считай, мы все – на полпути к свободе. 
Я доковылял до пояса с оружием и поморщившись, поднял. Застегнул на поясе и вытащил меч. Нож прикрыл полой куртки и осторожно выглянул за дверь. Мы тут особо не шумели, но всё ж таки…Не, вроде никто шухер не поднимает. Хорошо. Раненая нога казалась тяжёлым бревном, покуда я хромал наверх. Я поставил меч у стенки так, чтобы сподручно хватать, выдохнул и открыл дверь.
Тут имелось два варианта. Полоз мог отпетлять по делам и тогда всё вообще – чики-пики, а мог и остаться. Ну понятно, учитывая мою везуху! Тут, как тут, стоит, таращит зенки.
- Там это, - я мотнул башкой, - брат Аспид тебя зовёт. Мы с ним, типа добазарились, но он там ещё чегой-то желает сказануть.
- Понятное дело, - Полоз ухмыльнулся и кивнул. – Значит скоро мы сможем поприветствовать новых братьев. Тех, понятно, кому повезёт.
Он пошёл вперёд, а я осторожно закрыл дверь и взялся за рукоять меча. В тусклом свете далёкой свечи серый силуэт Полоза замер и повернул ко мне тень головы.
- Погоди, а что у тебя с но…
Я ударил мечом. Промахнулся. Этот урод двигался так же быстро, как и Аспид. Только вот Полоз был абсолютно трезв и не получил кружкой по морде перед схваткой. Я ударил ещё раз, и противник опять увернулся. Мать его, как он так делает и почему я так не могу? Ещё удар. Враг зажал лезвие меча между ладонями и резко дёрнул к себе. От неожиданности я сделал шаг вперёд и выпустил меч.
- Вот так! – довольно сказал Полоз и оружие оказалось в его руке. 
А мой нож – в сердце врага. Я тут тоже не пальцем деланный. Полоз булькнул, в темноте блеснули белые выпученные глаза, и я осторожно вынул рукоять меча из вялых пальцев. Потом схватил врага за шиворот и хромая, двинулся вниз. Сначала Полоз немного трепыхался и сучил ногами, но после ослабел и в комнату я втащил уже жмура. Швырнул на труп Аспида и выдохнул. Ну, на две гадины меньше.
Не время отдыхать. Я отёр ножи от крови, вложил в ножны и повесил меч на пояс. После взял плащ Аспида и надел. Набросил капюшон и осмотрелся. О, а что это такое в углу? Прежде не замечал. Да и времени не было.
Что-то вроде дыры, накрытой деревянной крышкой. Колодец, что ли? Я взял одну из двух, уцелевших во время драки свечей и потянул крышку. Дохнуло сыростью дохлятиной и послышался шум бегущей воды. Вроде как недалеко. Я посветил свечой и присвистнул: а пол то тут – тонюсенький! Дальше – что-то, вроде пещеры. Видать, тот самый ход в Тихий, про который рассказывал Аспид.
Сюда мне точно не нужно. Я бросил крышку и потопал к выходу. Капюшон натянул как можно глубже и завязал под горлом, чтобы рожа на свету не так торчала. Теперь главное – не хромать. Но, твою же мать, как это будет сложно! Нога жутко болела и слушалась с большим трудом. Перед тем, как выходить наружу, я постоял, сцепив зубы и опираясь рукой о стену. Собраться! Всё, погнали.
Я открыл дверь и очень быстро пошёл вперёд. За спиной один из охранников промычал что-то вопросительное, но я лишь отмахнулся, типа тороплюсь. Никто не пытался догонять и рубить секирой: значит прошло.
Около загона, где держали пацанов, подпирали стену соседнего дома два охранника. Они перебрасывались тихими фразами и лениво плевали в сторону ограды. Ну типа показывали, что им насрать на угрозы пацанов. А уж те отрывались по-полной: обещали посадить на кол, снять живьём шкуру и попинать отрубленную башку. Особенно изощрялся Псих, который едва не грыз деревянный забор.
Я осмотрелся: как я погляжу, местные старались держаться от пленных в стороне и предпочитали шагать по соседним улицам. Окна в ближайших домах смотрят в другие стороны. Даже если кто-то сидит внутри, едва ли он увидит, что тут происходит. Осталось избавиться от болванов-охранников.
Я достал ножи и спрятал их в рукавах плаща. Потом медленно пошёл вперёд, сильно припадая на правую ногу. Теперь уже не перед кем притворяться, а терпеть не оставалось сил.
- Эй, брат, - окликнул меня тощий тип, с тонкой косичкой белых волос. – Что ты тут забыл? Не знаешь, что посторонним тут не место?
- Дык это, - я откашлялся и подошёл ближе. – Брат Полоз прислал с поручением. Велел вам обоим немедленно к нему отправляться.
Должен сказать, что охранники выполнили приказ начальника чётко и быстро – даже не хрюкнули, когда я всадил обоим ножи в глотки. Я медленно опустил тела на землю, вытащил и отёр оружие. Вернул в ножны и повернулся к загону. Пацаны прекратили бузить и молча смотрели на меня. Кое-кто даже не удивлялся.
- Ежели ты, засранец, - сказал я Психу, – хуч раз ещё на меня вякнешь, я тебе твой писюн отрежу и заставлю съесть.
- А чё, - Псих ухмыльнулся. – Спиногрыза я забацал, считай он мне уже без надобности. Ворота отпирай.
С засовом пришлось повозиться. Видать чёртову заковыку сделали с расчётом, чтобы изнутри не могли отпереть. Так энту хрень и снаружи не шибко удобно проворачивать. А ещё всё время приходилось вертеть башкой: не поглядывает ли кто в нашу сторону. Не успею отпереть до начала шухера – все труды – к собачьей матери!
Пронесло: кривуляка запора лязгнула, провернулась и ворота открылись. Я стукнул Психа по пузу и указал на жмуров у стены.
- Подберите железяки и пущай кто-то из парней переоденется, типа ваша охрана. Топайте наверх, вон туда, - я показал пальцем. – Там – наши коняки и всё барахло. Кусок, Стакан и Зуб остаются со мной – идём Величие вытаскивать.
- Аспида видел? – деловито осведомился Псих и подобрал меч убитого охранника.
- Видал, - сказал я и показал на ногу. – Подарок, гнида, мне оставил. Но очко ты ему уже не натянешь, опоздал.
Карась и Орех успели натянуть зелёное барахло и в этот момент послышался грохот взрыва. Знакомый такой звук. И ещё земля подпрыгнула под ногами. Я повернул башку: в воздух летели куски какой-то серой и чёрной дряни и поднимался столб дыма. Псих как-то неразборчиво мугыкнул.
- Какого хрена? Ты, как я погляжу вроде в курсе?
- Ну не то что бы, но догадываюсь, - помощник почесал в затылке. – Пока вели сюда, один из этих зелёных уродов нашёл сумку Глыбы и спросил, что за коричневая дрянь в ней. Ну а я возьми и ляпни, типа для растопки – самое то. По ходу, кто-то решил развести огонь.
В этот миг бабахнуло ещё раз. В другом месте и намного сильнее. Земля задрожала, и я увидел, как по камню под ногами побежала трещина. Глубокая, мать её и становится всё шире! Чёрт, да этот же сраный городишко построен над какой-то пещерой! 
- Валите, живо! – приказал я Психу. – Такое дело, тут скоро может земля к чертям провалиться. Вытащу Величие и сразу к вам.
- Ты, мля, еле ходишь, - Псих махнул пацанам, а сам задержался. – Давай, лучше я?
- Ты знаешь, где их держат? – он мотнул башкой, - а я знаю и объяснять слишком долго. Поэтому вали и жди. Быстро!
Земля теперь дрожала непрерывно, и я видел всё новые трещины на каменной дорожке. Твою мать, дом в двадцати шагах внезапно захрустел и до половины ушёл под землю. Только этого не хватало! 
- Валим, - приказал я пацанам, которые остались со мной. – Туда.
Чегой-то за последние дни меня сильно достали дрожание земли и вопли людей, которые пытаются спастись. Местные не могли сообразить, какое дерьмо у них происходит и тупо носились по улицам с такими криками, что уши закладывало. Ну хоть на нас не обращали внимание – и то ладно.
Поэтому мы спокойно добрались к домику, куда ранньше привели Величие и блондинчика. Здесь у двери тоже топтались охранники, но эти больше вертели головами и явно не знали, что им делать: спасаться или продолжать сторожить. Кусок помог им принять правильное решение, впечатав обоих башкой в стену.
Земля подпрыгнула и улица, на которой   мы стояли, разделилась широкой трещиной пополам. Дом напротив во мгновение ока исчез из виду, только и ухнуло. Кто-то визжал не переставая, точно резанная свинья.
- Стой на стрёме, - приказал я Зубу. – Остальные – за мной.
Тут тоже имелся спуск, правда не такой длинный, как в доме Аспида, да и светлее тут было: на стене висел факел. Однако спокойно спуститься у нас не получилось: очередной толчок сшибил всех с ног и до двери мы катились. Докатились и тотчас в коридор сунул нос коренастый мужик со сплющенной рожей. Открыл рот, но Кусок моментально схватил охранника за ногу и сильно дёрнул.
Пока Кусок душил сторожа, я поднялся и пошатываясь, ввалился внутрь. Мля, у них что, у всех комнаты одинаковые? Стол, табуреты и шкаф. У стены сидят связанные дворянчики и тупо глядят на меня.
- Привет, - я дохромал до стены, опустился на колено и принялся резать путы. – Только давайте без вопросов, а? Выберемся, всё расскажу.
Ага, как же!
- Землетрясение – твоих рук дело? – спросила Хлоя и принялась тереть освобождённые запястья. – Впрочем, можешь не отвечать и так всё ясно.
- Да ладно, - я освободил Джессипа, - Как что, так сразу Крест! Ну, а даже ежели я, то чё?
В этот момент тряхнуло особенно сильно, и я вдруг ощутил, что пол уходит куда-то вниз. С потолка посыпалась, да мать его, ещё и такими глыбинами! В дверь сунулся совершенно белый Кусок с выпученными зенками.
- Крест, там!
- Наружу! – рявкнул я, но чёрт побери, всё внутри кричало, что мы – в заднице.
 И точно, ощущая, как пол продолжает опускаться, я выглянул наружу и увидел, что наружная дверь осталась где-то далеко вверху, на краю пылящего обрыва. Зуб глядел вниз и явно не знал, что ему делать. Загрохотало и мы опустились ещё ниже. В трещинах под ногами я видел бегущую воду. Вовсю смердело гнилым мясом.
Я приложил руки ко рту и крикнул Зубу:
- Убирайся! – он помотал башкой. – Убирайся, мать твою! Скажи Психу, пусть топает к Тихому и ждёт. Встретимся там.
Бабахнуло, да так, что зазвенело в голове. Поднялась густая пыль и полетели ошмётки камня. В сером тумане четыре призрака уставились на меня.
- Уходим, - я кивнул на дыру в полу. Вроде, туда можно пролезть, - пока всё тут к чертям не завалило.
                                               6.
Хоть я передал Психу приказ валить отсюда, но всё же у меня оставалась надежда на то, что когда Гнездо окончательно развалится, мы сумеем подняться наверх. Как и все надежды в моей жизни, эта отправилась по известному пути.
Мы проползли через дырку, причём Куска, застрявшего в лазе, пришлось тащить, надрываясь и ломая ногти. Сразу после этого оказались по пояс в холодной вонючей воде. Дрянь воняла не то гнилым мясом, не то протухшими яйцами, но дышать получалось с трудом. А ещё и правая нога, мать бы её. Как только она оказалась в холоде, тотчас превратилась в неповоротливую корягу.
А приходилось торопиться. Камни над головой напоминали не потолок, а нагромождение дрожащего мусора – чёрт знает что, с пробивающимися вниз лучами света и непрерывно сыплющейся серой дрянью. Потом пыль и песок, валящиеся на башку, сменились средней величины камнями, а всё остальное принялось содрогаться и определённо хотело шлёпнуться на нас.
Выбора не оставалось: дожидаться глыбы, которая похоронит меня под собой я не собирался. В пляшущем свете пыльных лучей я определился, куда бежит мутная вонючка. Ага, там чернело что-то, вроде тоннеля.
- Туда, - я указал рукой и попытался шагать впереди всех. Ага, чёрта с два: нога тотчас подломилась, и я шмякнулся рожей в воду. Кусок, не говоря ни слова, подхватил меня под руку и поволок за собой. Я не стал вырываться: какого хрена? Не загибаться же здесь из-за дурацких понтов.
Не успели мы пройти и пары десятков шагов, как остатки крыши пронзительно застонали, захрустели и принялись быстро опускаться вниз. Булыжники падали в воду и громко булькали, прямо, как Стакан, который получил камнем промеж лопаток. Кажется, это только добавило ему проворства. Джессип помогал шагать королеве, а я полностью повис на Куске: он здоровый, он вытянет.
Одно время я думал, что мы не успеем: рычащий камень почти опустился на самый затылок, а от пыли натурально ни хрена не было видно. Кусок принялся хрюкать что-то, вроде молитвы и я проскрипел, чтобы дурак заткнулся. В своё время здоровилу держали при монастыре, откуда он после удрал к бродячим артистам. Но видать какая-то хрень ещё оставалась в башке до сих пор.
Короче, мы едва успели протиснуться в дыру, как потолок ухнул и бухнулся вниз. Поскольку меня тащили, я мог своими глазами наблюдать, как сплошная стена резко опустилась, выплёскивая струйки воды через щели и дырки. Поднявшейся волной всех сбило с ног и протащило по колючему дну.
Некоторое время я неподвижно лежал, положив подбородок на гладкий округлый валун и пытался отдышаться. Величие и блондинчик сидели в воде напротив друг друга, смотрели перед собой и молчали. Стакан громко изощрённо ругался и пытался присобачить обратно напрочь оторванный рукав куртки. Кусок подошёл к стене камня, перегородившей проход и попробовал её толкнуть. Потом повернулся ко мне и пожал плечами.
- Башкой толкай, - посоветовал я и начал подниматься. – Дурак, что ли? Забудь, там дороги нет.
- А куда, мать его, есть? – спросил Стакан и с психами отшвырнул злосчастный рукав. – Мы чуть не загнулись!
- Ну не загнулись же, - хмыкнул я. – И хорош уже хренью страдать.
- У тебя что-то с ногой. – голос Хлои казался каким-то неживым. – Давай я посмотрю, возможно сумею оказать помощь.
Джессип вздохнул, поднялся и протянул Хлое руку. Та помедлила, подумала и приняла. Да, энто вам не задницы в тронах ваших просиживать! Тут всё намного интереснее: то по башке врежут, то ногу проковыряют, а то едва к чертям не завалит упавшим городом – веселуха, как есть!
Оскальзываясь я выбрался из воды на сухое место у стены и привалился спиной к блестящему камню. А кстати, откуда тут вообще свет? Поднял башку: на потолке торчали какие-то жёлтые наросты, вроде здоровенных улиток. Вроде как они даже очень медленно ползали взад-вперёд. Тусклое сияние исходило именно от этой дряни. И между прочим, здесь воняло гораздо меньше, чем прежде, так что я мог даже не зажимать нос.
Кусок зачерпнул воды и плюхнул себе на рожу. Стакан ещё раз выругался и оторвал второй рукав. Потом побрёл в другую сторону от завала
- Ты там далеко не заходи, - предупредил я. – А то жабка какая покусает. Или голову нахрен отгрызёт.
- Я тоже схожу, - Джессип подвёл Величие ко мне. – Вместе сходим, поглядим, что там. Нужно определиться, куда попали и что делать дальше.
- Попали, как обычно – в полную задницу, - я снял с пояса ножны и отдал графу. Потом швырнул один из ножей Стакану, - Ну а куда из неё можно попасть дальше ты и сам знаешь. Лады, гляньте.
- Открой рану, - Хлоя присела рядом со мной и терпеливо ожидала, пока я сниму ремень и размотаю пропитанную кровью материю. – Серьёзная рана, немудрено, что ты еле ходишь. Придётся мне постараться.
- Постарайся, - я глядел вслед нашим разведчикам. Они как раз скрылись за поворотом. – Я же вот для вас, для всех стараюсь.
- Да, так и есть, - Хлоя положила пальцы на кожу рядом с кровящей дыркой. – А пока, расскажи, что произошло в посёлке и почему он рухнул в эту пещеру.
Покуда я пересказывал все свои похождения, Величие медленно нажимала кончиками пальцев на шкуру, иногда накрывала ладонями рану крест-накрест и всё время что-то бормотала себе под нос. Может мне казалось, но вроде, как временами пальцы королевы начинали светиться. Не знаю, слушала Хлоя мои россказни или нет, но чегой-то так увлёкся своим же трындежом, что начал даже показывать руками, а под конец не выдержал и вскочил на ноги.
Открыл рот, чтобы продолжать и тут до меня дошло. Я поглядел на ногу: там не осталось даже шрама – в дырке окровавленных штанов виднелась целая кожа. Величие потёрла ладонь о ладонь и потрясла руками в воздухе. Потом встала и покачала головой.
- С тобой крайне просто работать, - сказала Хлоя. – Почти не требуется тратить свою собственную энергию – достаточно брать твою. Но какая же она деструктивная! Крест – ты одна сплошная катастрофа.
- Чё? – спросил я и пощупал ляжку. Обалдеть, даже не болело!
- Ничё, - передразнила меня Величие. – И ещё, мне очень не понравилось то, что произошло с людьми в этом самом Гнезде. Похоже, что Богиня Змея – какой-то могучий демон, питающийся человеческими душами.
- Душами? Вот знаешь, - я ухмыльнулся, - сколько кроил бошки разным человекам, да резал им пузья, ни разу не видел внутри никакой души. Может она у них, в натуре, в пятки удирает?
- Крест, я не собираюсь вести философские диспуты с тупым головорезом, потому что просто не смогу доказать тебе некоторые очевидные, для меня, вещи. Однако, поверь на слово, не всё в этом мире можно пощупать или увидеть.
- А вот понту от того, что ни пощупать, ни увидеть? – я кивнул. – Вона, гляди, наши разведчики вернулись. Ща порадуют очередной вонючей новостью.
Как ни странно, но я ошибся. Ни хрена плохого Джессип со Стаканом не нашли. Может, не успели. Впрочем, хорошего они тоже не обнаружили. За поворотом тоннеля разведчики увидели длинный проход, явно сооружённый какими-то строителями. Со слов блондинчика – достаточно давно, не меньше трёх веков назад.
Другого пути у нас, один чёрт, не имелось, поэтому мы просто двинулись по каменной дорожке, которая шла вдоль стены. Тут едва поместились бы даже два человека вряд, да ещё и имелся скос к воде, поэтому шагать приходилось медленно и аккуратно. Кусок, тот всё равно пару раз съехал вниз и чертыхаясь выкарабкивался обратно. 
Ну да, дальше ход перестал походить на обычную дырку в земле. На стенах появились колонны, в потолке – разноцветные плиты, с какими-то рисунками, а вода теперь бежала в узком желобе, посреди выложенного широкими каменными блоками прохода.
И вроде, как повсюду было так чисто, что аж противно; и вроде – достаточно светло, типа казалось, что кругом – чисто тебе полдень, но отчего-то свербело в известном месте. Постоянно казалось, будто за каждой колонной торчит чёрная тень и зыркает жёлтыми глазами. Самая дрянь, что пока глядишь перед собой – ни хрена такого и близко нет: ребристые столбы и всё. А вот стоит отвернуть рожу хотя бы чуть и на тебе, подглядывает чернорожее.
- Сильные магические эманации, - вполголоса сказала Хлоя, проде как обращаясь к блондинчику, а может и так просто, сама себе. Видал я уже, как грамотные так думают. – Такое ощущение, будто тоннель находится не совсем в нашей реальности
- Богиня Змея, прямой тоннель к Тихому и наконец – это, - Джессип нервно похлопывал ладонью по рукояти меча. – Возможно ли, что Шестеро вызвали свою погибель именно здесь? 
- Информация весьма расплывчата, - Хлоя пожала плечами и согласилась опереться о подставленную руку графа. – Я почему-то думала, что ритуал они проводили в дебрях Шарпа, там же, где спрятали все свои труды и артефакты. Да и портал в преисподнюю открылся тоже там. А с другой стороны…
- Вот именно, - я поглядел на похудевшую рожу блондинчика и увидел, что тот улыбается. – Сама подумай: стали бы шестеро искать помощь там же, где нашли свою погибель? Разумно предположить, что Богиню Змею они вызвали совсем в другом месте. Например – здесь.
- Ты абсолютно прав и ещё…Гнездо выглядело несколько непривычно, как для обычного человеческого поселения, - твою мать, эти двое так мило чесали языками, будто прогуливались в долбанном королевском парке! – Возможно, ритуал шести перенёс к нам кусок иного мира, вместе с посёлком и самой Богиней.
- О чём это они, Крест? – Стакан шмыгнул носом и покосился на дворянчиков. – Я почти ни хрена не могу понять.
- Так это, трындят, типа рукоблудие шибко вредно для глаз и ишшо от него шерсть на ладонях растёт, - Стакан выкатил на меня зенки, а после уставился на свои руки. Кусок громко заржал. – Эй, Величие, у меня тут вопросик имеется. Ну, чисто по вашему базару.
- Желаешь обсудить методы трансгрессии инфернальных сущностей из преисподней? – устало спросила Хлоя, даже не повернув ко мне головы.
- Ишь, как ты зачётно умеешь ругаться! – восхитился я. – Не, вопросец другой: вот скажи, ежели энто чёртов гнездовье притащили сюда из адского ада, или откуда ещё там, то как думаешь, в тот момент в нём пусто было или жили какие-то гадские тварюки?
Джессип и Хлоя переглянулись. Блондинчик несколько раз ткнул в мою сторону указательным пальцем, кивнул и ухмыльнулся.
- Я же тебе говорил, - сказал он. – И заметь, пока мы обсуждаем общую теорию, этот олух глядит в корень. Да, действительно странно: в городе на данный момент жили одни люди, хоть строения определённо предназначались для совершенно иных существ.
- Погоди, - Хлоя остановилась, подняла правую руку и закрыла глаза. Повернула голову из стороны в сторону. – Что-то тут не так. Вроде бы ощущается некая пульсация. Похоже…
- Приготовились, - скомандовал я своим и достал нож.
Кусок стал в полуприсяде, согнул руки в локтях и выставил кулаки перед собой. Я уже видел такую стойку прежде – у бродячих борцов, которые выступают перед публикой за деньги. Не знал, что громила и этим промышлял. Стакан топтался на месте, скалил зубы и помахивал ножом – чисто тебе урка в подворотне. Джессип стал перед королевой и вынул меч. Воздух сгустился так, что давило на виски – верный признак какой-то близкой мерзопакости.
Но ведь ни черта не происходило! Тихо булькала вода, глухо ругался Стакан, тяжело дышал Джессип и опять завёл свое молитвенное бормотание Кусок. Вроде бы что-то негромко щёлкнуло…Справа? Чёрт, мне кажется или колонна немного провернулась? Внимание!
В голову пришла мысль рвануть вперёд, но толком додумать я её не успел. Колонна справа резко провернулась, открыв чёрную дыру в стене. Завоняло кислым и в тоннель повалили какие-то бледно-серые твари. Вот только рассмотреть их, как следует не вышло: прошла всего пара мгновений, а они уже оказались рядом и тут же полезли в драку.
Я тотчас потерял спутников из виду: перед глазами мелькали чешуйчатые лапы с длинными извивающимися во все стороны пальцами, змеиные головы с гребнями и сверкали крохотные красные глазки.
С ходу получилось подрезать одну тварь, ударить локтем в рыло вторую, приложить лбом промеж глаз третью и наподдать четвёртой промеж лап. В пятой нож застрял и пропал из виду, а ноги тотчас скрутили – не вырваться. Я успел выдавить глаза ещё одному врагу и наотмашь врезал кулаком тому, что толкал в грудь.
Всё, меня повалили на пол и как я не извивался, не кусал и не бил связанными ногами, подхватили и потащили в дыру на месте колонны. Потом какая-то вонючая дрянь, вроде жмута водорослей шмякнулась на рожу и в башке всё начало кружиться. Последнее, что слышал – пронзительный женский крик.
                                               7.
Бабский вопль становился то тише, то громче, да так, что аж звенело в ушах и до хруста отдавалось в башке. Хотелось рявкнуть, чтобы дура наконец заткнулась и дала спокойно поспать. Я же вроде как завалился отдохнуть или нет? Дерьмо, никак не могу сообразить, где эито я и что делаю вообще.
Погоди. Стоп. Мы вроде как бухали в Корпетсе и Лиса…Нет, я помню, как внутри всё натурально горело, когда она послала меня подальше. Мы уехали, а после, что случилось после?
Бабский крик мало-помалу превратился в протяжную тихую песню, что-то типа колыбельной. Ну вот, нормально, теперь можно и засыпать. Твою же мать, почему так неудобно? Я не могу сунуть ладонь под щёку, потому что…потому, мать его, что руки связаны за спиной! Какого дьявола? И на морде что-то вроде мешка, через который я ни хрена не вижу.
Точняк: нас же повязали в том чёртовом тоннеле, который вёл из разрушенного Гнезда к Тихому. Да, мы в очередной раз навели шороху и в очередной раз вляпались по уши в дерьмо. Но пока ещё живы, значит – побарахтаемся. Но тогда кто это завывает? Ежели не Хлоя окончательно свихнулась, значит рядом изводится какая-то другая баба.
Я перевернулся со спины на бок и попытался стащить мешок, натянутый на башку. Не получилось. По ходу эту дрянь завязали на шее. А ежели рвануть зубами?
- Перестань. – а голосок-то у неизвестной весьма ничего себе! Ежели всё остальное подстать, то с такой неплохо бы покувыркаться. Хотя бы для того, чтобы хоть чуть забыть распроклятую Лису. – Скоро тебя освободят, так что не трать силы понапрасну.
- Ты вообще кто такая? – я повернул голову в сторону голоса. Ткань всё немного пропускала свет, и я мог различить движение рядом с собой. Кто-то наклонился и принялся дёргать мешок на шее. Пальцы неизвестного казались холодными, как сосульки.
- О, какой решительный и отважный человек! – баба рассмеялась и от хрипотцы в её голосе я ощутил возбуждение. – Похоже я очень верно определила полюса силы в вашей группе. Кто я? Та, в чьей власти решать, жить тебе или умереть.
Первое, что я увидел, когда мешок сорвали с головы – уродливая тварь с башкой змеюки, серой кожей и тощим телом, где под чешуйчатой шкурой неприятно подёргивались верёвки мускулов. Тварь злобно поглядела на меня красными крохотными глазками, зашипела и убралась в сторону.
Так, я валялся на тёплом деревянном полу, посреди пустой комнаты с белыми блестящими стенами и таким же белым куполом потолка. Такое ощущение, будто меня сунули внутрь здоровенного яйца. Ни столов, ни табуретов, ни шкафов – ни хрена. На полу, шагах в пяти от меня сидела…сидело…А чёрт его знает!
Короче, до шеи оно походило на самую шикарную бабу из тех, кого мне доводилось видеть и щупать за всю жизнь: большие красивые сиськи, длинные стройные ноги и гладкая золотистая кожа. Но вот голова…Чем-то она походила на башку гадюки, что сняла с меня мешок. Но ежели вид той вызывал только отвращение, то тут…Ну не знаю. Короче, можно трахать даже с такой рожей. В конце концов, закрыть змеиное рыло густыми белыми волосами.
Баба-змея сидела, скрестив ноги, держалась двумя пальчиками за подбородок и разглядывала меня золотистыми глазами. Потом посмотрела куда-то в сторону. Там вроде что-то шевелилось. Ага, а вот и Величие нарисовалась. С её головы как раз снимали чёрный мешок. Такая же тварь, как та, что обслужила меня, освободила королеву и стала за её спиной.
- Но, чтобы окончательно разобраться с определениями, - змеюка опять уставилась на меня, - можешь называть меня богиней. Мне так нравится.
- А мне нравится, когда баба, - я подробно объяснил, как именно мне нравится. – Так что давай, я тебя – богиней, а ты мне – это. Пойдёт?
Мне отпустили такую плюху, от которой я впечатался лбом в пол. На дереве осталась вмятина, а перед глазами засверкало. Потом послышался смех. Смеялись сразу двое: и змеюка, и Хлоя. Меня взяли за шкирку и подняли.
- Крест, - Хлоя отсмеялась и теперь качала головой. – Пожалуй, я не успею отдать приказ о твоей казни. Тебя прикончат много раньше.
- Возможно, - баба-змея погрозила мне пальцем. – Однако же, этот человек первый, за долгое время, кто позволяет себе подобные вольности. Но…мне нравится.
- Ну, вот видишь! – я хихикнул. – Эй, богиня, так что там с моим предложением, подумаешь?
В этот раз били не так сильно, но по ходу, шишку я себе заработал.
- А ещё у него имеется феноменальная способность не учиться на собственных ошибках, - сказала Хлоя. – Временами мне кажется, что – это уникальный индивидуум, у которого под черепной коробкой – пустота.
- Самое удивительное, - змеюка легко встала на ноги. Такое ощущение, будто её тело – жидкость, которая переливается из одного положения в другое. Теперь, когда баба встала, я мог оценить её тело, как следует и там было, что оценить. И ещё, оказывается на ней было что-то, вроде обтягивающего платья из очень тонкой материи, - что вы оба ведёте себя так, будто ничего странного не происходит. Обычно такое поведение свойственно лишь тем представителям вашего племени, которые обладают весьма низким уровнем умственного развития. И если с самцом всё ясно, то ты…
- Я вижу твою сущность, - Хлоя, склонив голову, рассматривала собеседницу. – И я бы охарактеризовала тебя, как демонического мага стихий.
- Ну, с моей точки зрения, демонами являетесь именно вы, - змеюка определённо улыбалась. Потом щёлкнула пальцами. – Развяжите их. Эй, придурок, обещаешь вести себя спокойно?
- Конечно! – я всегда всем чего-то обещаю. – Валяйте, развязывайте.
- Глаз с него не спускать! Но, если что-то выкинет, не вздумайте калечить – у меня имеются определённые планы.
Хлою развязали первой, и королева неторопливо поднялась, прижимая руки к груди.   Ну да, за последние сутки Величие вязали уже второй раз. Со мной особо не церемонились: свалили на пол и грубо сдёрнули верёвки, попутно содрав куски шкуры. Кто-то тут напрашивается на неприятности, зуб даю!
- Как я понимаю, ты – та самая богиня, которой поклоняются…поклонялись в Гнезде?
- А как понимаю я, передо мной находятся именно те, из-за кого я лишилась своей паствы и источника жизненной силы?
Женщины смерили друг друга взглядами, а я, пока имелось время, осмотрелся. Так, комната-яйцо, одна круглая дверь и четверо змеелюдей. У двух в руках какая-то непонятная дрянь, вроде капкана с ручкой. Неизвестное оружие – это хреново. Непонятно, как от такого защищаться. Лады, присмотримся получше, а уж после начнём действовать.
Пока я изучал странное оружие, Хлоя и богиня успели друг друга обфыркать, чисто тебе соперничающие кошки. Не хватало только, чтобы обе вцепились сопернице в рожу. Вона, какие когти у змеюки – золочёные да длинные – кажутся опасными. Оно и обычная баба, ежели её вывести, так пройдётся, месяц заживать будет, а на что способна эдакая, вообще не представляю.
К счастью, дело ограничилось грозным фырканьем и бабьё перешло к обсуждению ситуации. Я тоже хотел поучаствовать и решил подойти ближе, но тут же на мои плечи шлёпнулись холодные пальцы, а в спину упёрлось что-то острое. Ну, видимо намекали, чтобы не рыпался. Лады, я намёки хорошо понимаю. Иногда. Вот, например, как сейчас, пока не знаю, как работает оружие у змеюк.
- Ваши действия, - богиня-змеюка опять принялась ныть, - привели к тому, что я лишена доступа к крайне необходимому мне ресурсу.
- Это к человеческим душам, что ли? – в голосе Хлои слышалось омерзение. – Как королева Вазерома, могу только порадоваться этому.
Баб иногда накрывает и тогда они становятся тупыми, ну прямо, как овцы! Аж зло берёт. И энто я, типа, зазря языком плету всякое.
- Королева? – змеюка отступила на шаг и опять взялась пальцами за тонкий подбородок. – Значит, чутьё меня не подвело. Правда я не ожидала, что мне достанется столь лакомый кусок. Пожалуй, я задержу тебя здесь, чтобы ты оказала мне услугу.
- Это ещё какую? – в голосе Величия звучала неприкрытая досада, а судя по выражению физии, Хлоя уже сообразила, какую глупость сотворила.
- Скажем использую тебя для получения выкупа. А в качестве такового затребую необходимое мне количество людей. А потом – ещё, - по ходу, змеюка развлекалась, наслаждаясь растерянностью собеседницы. – Но ты, как королева Вазерома, можешь не переживать: большая часть твоих подданных останется живой. В каком-то смысле. Да и такой пленнице я уж постараюсь обеспечить достойный уровень комфорта.
- Эй, ты, - я видел, что Хлоя морщит лоб. Видать размышляла, как ей теперь выкручиваться из того дерьма, куда её завел собственный гонор. – Ежели ты такая, вся из себя богиня, чего не отправишься сама ловить людишек? Эвона, сколько у тебя чешуйчатых дармоедов - чуть не затоптали в тоннеле, говнюки!
- Она не может выбираться за пределы Тихого, - мрачно бросила Хлоя. – Скорее всего, тоннель – самое дальнее, куда она способна проникать.
- Не могет? Её чё тут на привязи кто-то держит?
Меня стукнули по затылку.
- Завязывай, говно змеиное, покуда я тебе гребень на зад не натянул!
- Что тебе известно про печать? – змеюка вроде как спрашивала лениво, почти нехотя, но в её хриплом голосе звучало напряжение.
- Про печати я знаю всё, - опять рисуется Величие. Да что на неё нашло? – А именно про эту мне рассказывал один человек. Тот, который побываал здесь и сумел уйти.
- Мардук! Ты, - внезапно гадина прищурилась и сделав большой шаг вперёд, вперилась в лицо Хлои. – Он же – твой муж, так? Ха! А знаешь, как он хорош в постели?
Если богиня хотела выбесить королеву, то у неё ни хрена не получилось. Хлоя только пожала плечами. Судя по тому куску физии, который я видел, она невесело улыбалась.
- Да. Знаю. Мне многие про это говорили. Если бы ты знала его так же хорошо, как я, этот факт не казался бы таким странным и удивительным. Всё то же стремление к абсолютной свободе, которое в конце концов привело Мардука к поиску бессмертия.
- Свобода, да, - змеюка кивнула. – Я предлагала ему бессмертие рядом со мной, но он отказался. Не захотел навсегда оставаться в границах Тихого.
- И да, - казалось, будто Хлоя что-то вспомнила, - именно из-за муженька, удерживать меня в плену очень скоро станет абсолютно бессмысленно.
- Это ещё почему? Пытаешься хитрить?
-  А смысл? Как ты думаешь, почему королева Вазерома вынуждена странствовать по столь опасным местам, да ещё и в сопровождении каких-то бандитов?
- Эй, - я решил вмешаться. – Мы не бандиты, а отряд наёмников – Черепа.
- Когда я уже это запомню! – по ходу, Хлоя издевалась. – Муженёк-таки добился своего. Ну, почти добился. А вот, когда он закончит начатое, жрать души ты уже не сможешь, потому как у тебя появится очень много сильных и прожорливых конкурентов.
- Ты это о чём? – в голосе змеюки звучала, пока ещё лёгкая тревога.
- Нам нужно поговорить с глазу на глаз, - слова Хлои лязгали металлом.
- Эй, эй, мне может быть тоже интересно! Меня опять стукнули по башке. – Твою мать, я тебе глаза выдавлю и съем, козёл!
- Крест, - теперь голос Хлои стал необычайно мягким. – Ты тоже всё узнаешь, только немного позже.
- Для этого, мать мою за ногу, ещё живым нужно остаться! А так, нафиг сдохну, да ещё и ни хрена не понимая.
- Не волнуйся, - голос змеюки как-то странно вздрагивал, - пока не сдохнешь. Эй вы, тащите его в пурпурное яйцо, а нас оставьте наедине.
Меня очень быстро и ловко развернули, после чего выпихнули в ту единственную дверь, которую я заметил раньше. Снаружи оказалась улица дряхлого старого городишки, над разваливающимися зданиями которого темнело вечернее небо. Белые стены развалин казались рёбрами давно издохшей гигантской твари. Почерневшие кусты и деревья, судя по виду, издохли уже очень давно. Слышалось тихое жужжание и почему-то казалось, будто я пропихиваюсь через невидимые волны. 
Мелкие камешки, лежащие на потрескавшихся плитах дороги, хрустели под ногами, и этот хруст какого-то чёрта блуждал по развалинам долгим противным эхом. Кое где в руинах я замечал человеческие черепа и кости, выбеленные временем и погодой. Если тут кто-то и жил, на глаза он не попадался.
Мы свернули в переулок и спустя полсотни шагов между остовами чёрных деревьев, оказались перед зданием. Оно в натуре напоминало яйцо пурпурного цвета, до середины вкопанное в жёлтую рыхлую землю. У круглой двери неподвижно стояли четверо змеелюдей с капканами в лапах. Интересно, это они такие голые, или в одежде? Не понять, мужики или бабы: ни сисек, ни писек.
Стража обменялась шипением с моими сопровождающими. Я ни хрена не понял, о чём они там договорились, но двери внезапно распахнулись, а меня пнули под зад так, так что я влетел в тусклое багровое свечение. Не удержался на ногах и проехался мордой по мягкому пушистому ковру. 
                                               8.
Дверь сразу же захлопнулась и сколько я не пялился на стену, так и не смог найти место, где она вообще находится: не осталось даже самой тонкой щели. Впрочем, я особо не волновался: ежели хотели бы замочить, то вряд ли стали бы так заморачиваться. Подумать, тащить хрен знает куда, а после ещё и запирать в энтом самом багровом яйце.
Я поднялся на ноги и поглядел по сторонам. Тусклое багровое сияние появлялось вообще ниоткуда и казалось, будто светится сам воздух. Из-за этого дерьма я не мог понять, большая комната или нет и вообще, где находятся её стены. Понятное дело, что они где-то есть. В этом я убедился, когда приложился башкой об одну, но толком рассмотреть так и не сумел. В голове начало кружиться, но не так противно, как если перепьёшь, а вот совсем чуток. 
Я прошёлся, утопая в мягком ковре и внезапно нашёл огромную кровать, типа тех, на которых дрыхнут дворянчики. Такая же фиговина с навесом и непоянтными золотистыми верёвками. На спинке, что в изголовье, картинки золотом. Я типа таких видел в книжке одного пьяного монаха. Там ещё имелись подписи, но, во-первых, читать я не умею, а во-второых, кто станет что-то читать, при таких-то картинках?
Но вот в этих имелось что-то странное. Золотые люди выглядели как-то непонятно и позы, в которых они трахались…Короче, вряд ли я сумел бы так изогнуться – скорее сломаюсь пополам. Да и ладно, у всех, кто такое малюет полно жуков в башке.
На кровати оказалась прорва подушек разной формы и размеров. Ну вот нахрена их здесь столько? Я вона вообще дрыхну с кулаком под щекой и ничего, высыпаюсь. Это у нас Хорь как-то ляпнул, типа не могёт он, как простонародная тварь, спать без подушки – на деревяшке, али просто на земле. Сам видел, как мелкий гад таскает с собой какую-то мягкую фигню.
Я ещё немного побродил в багровом полумраке и сообразил, что кровать стоит в самом центре комнаты и в общем-то, больше ни зхрена тут нет. Забавно, но непонятно, на кой хрен меня приволокли именно сюда? Вряд ли змеюка думает, будто я – ровня Хлое и мне полагается дрыхнуть именно на такой штуковине.
Ну ладно, чтобы проверить мягкая кровать или нет, я сел на неё и подпрыгнул. Ничё, очень даже. Ежели честно, то я почти не ощущал её под задницей. Было у меня несколько раз со всякими благородными дамочками, в том числе и на их кроватях. Но вот на таких мягких я ещё ни разу не кувыркался.
- Привыкаешь? – чёрт, я даже не заметил, когда она появилась внутри. Да и вообще, в этом долбанном сиянии разве что-то можно разглядеть?
Змеюка уже стояла в паре шагов и склонив голову на бок, глядела на меня. Светящиеся глаза становились то яркими, будто летние звёзды, то тусклыми, как старое золото. Чисто на всякий случай, я поднялся на ноги – неудобно же биться сидя. Однако, как ни странно, именно сейчас, никакой опасности не ощущалось совсем. Ощущалось, но кое-что другое. И чёрт меня дери, я хорошо чувствовал, тот случай, когда не только я хочу бабу, но и она готова немедленно прыгнуть в постель.
А сейчас это просто звенело в воздухе.
Змеюка сделала шаг вперёд, и её большая грудь качнулась. Только теперь я сообразил, что тонкое платье исчезло и на хозяйке нет ни черта. И тут ещё одна странность: сиськи очень красивые, но сосков на них я так и не увидел. Впрочем, это их ни хрена не портило.
- Я тут хотел спросить, - в горле пересохло, - что там с моими…
- Заткнись, придурок, - в воздухе плыл странный, но очень приятный запах, от которого ещё сильнее кружилось в башке. – Все вопросы – завтра.
В самом деле, зачем это? Я положил ладони на крутые бёдра, но змеюка тут же недовольно зашипела и сбросила мои руки. Прогнулась, касаясь сиськами сначала моего живота, а после – груди. И вдруг сильно толкнула, отчего я попятился и упал на кровать.
Не успел сообразить, что происходит, а богиня уже сидела на мне и умело расстёгивала рубашку. Сдёрнула и отбросила в сторону, после чего взялась за штаны. Глаза у змеюки полыхали, как угли в горне кузнеца, а из полуоткрытого рта доносилось тихое шипение. Внезапно богиня наклонилась и коснулась губами моих. Её тонкий язык ворвался внутрь рта и обвил мой язык, как это делают с жертвами большие змеи юга. Едва не силой вытащила язык наружу, непрерывно поглаживая. Во рту ощущалась медовая сладость.
Потом началось такое безумие, какого я никогда прежде не испытывал. По ходу меня всё же сумели пару раз согнуть в те позы, какие я видел на спинке кровати. Но даже ежели и так, то я просто этого не ощущал. Чёрт, этой твари нужно было заняться ублажением мужиков и вот тогда бы её точно называли, как ей нравится. В постели змеюка оказалась настоящей богиней.
И она выдоила меня дочиста. Во всех, мать его, смыслах. Всякий раз, как я кончал, змеюка замирала с закрытыми глазами и некоторое время не двигалась. Потом продолжала и так, до тех пор, пока у меня реально не закончились силы. Даже не думал, что доживу до такого момента, но он наступил: я больше не мог.
Обессилевшего, меня сбросили на пол. Там, лёжа пластом, я видел, как стоящая на коленях змеюка, запрокинула башку и протяжно зашипела в потолок. Потом посмотрела на меня тусклыми глазами и сказала:
- Спи там. Вздумаешь приблизиться – убью.
После этого свернулась клубком среди подушек и замерла без движения. К чёрту, я и сам не имел никакого желания лежать с ней рядом. Поэтому просто закрыл глаза и уснул.
Приснилась мне, что я сижу внутри какой-то странной клетки. Прутья непонятные: вроде и есть, а вроде, как и нет – точно струи тумана. А сразу за прутьями, нарезали круги около клетки гадские демоны. Все рычали, скалили клыки, плевались второй челюстью и пытались сунуть рылья поближе ко мне. Однако всякий раз их словно отбрасывало назд.
Сколько продолжалась эта хрень – понятия не имею. Внезапно толпа уродов расступилась и из темноты явился Мардук. В этот раз король оказался одет в полный доспех, типа того, который носят рыцари королевского двора: штука больше для понту, чем реально полезная в бою. Вот наша броня – совсем другое дело. Мардук приблизился к клетке и скорчив задумчивую рожу, коснулся странных прутьев.
- Кажется, я догадываюсь, где именно ты находишься, - сказал Мардух и ухмыльнулся. Дерьмовая такая улыбка. – Не совсем понимаю, как ты там оказался, но искренне желаю там и остаться. Очень надеюсь, что моя чокнутая жёнушка попалась вместе с тобой. Передавай привет Джамбуе.
И пропал. Некоторое время демоны продолжали топтаться у клетки, а после ушли и они. Я лёг на спину, забросил руку под голову и закрыл глаза. Идите все к чёртовй матери.
Проснулся оттого, что затекла рука. Чертыхаясь, вытащил её из-под головы и начал трясти в воздухе. А, видать я уже не сплю, потому как вокруг – багровая полутьма. Рядом - кровать, на кровати лежит змеюка и подперев башку руками, пялится на меня. Сейчас, когда густые белые волосы почти скрывали морду, богиня очень напоминала обычную бабу. Ну, разве что у тех глаза не светятся жёлтым.
- Выспался? – спросила змеюка.
- Типа того, - я растёр занемевшую руку и сел. Всё ломило, точно вчера цельный день с кем-то дрался на кулаках или боролся с Глыбой. Ну что-то, вроде того и делал. – Сегодня чем займёмся? Как я погляжу, кувыркаться ты не собираешься.
- Нет, - змеюка ловко крутанулась на кровати и села, скрестив ноги. – Всё, что мне требовалось, я получила вчера. Или ты серьёзно думаешь, будто вызываешь у меня сексуальный интерес?
Тут я её не совсем понял. Вроде, как без разницы, с кем перепихнуться. Но меня это ни хрена не обидело. Вот Лиса, там другое дело…Чёрт, надо же, привязалась, зараза и не отцепишь!
- Типа ты меня особо интересуешь, - хмыкнул я, а змеюка прищурилась. – Там вроде, как тебе привет передавали. Ну, ежели только тебя Джамбуей кличут.
- Вот засранец! – змеюка долго и злобно шипела. – Мало того, что обманом выпытал истинное имя, так ещё и раздаёт его всем, кому ни попадя. Увидишь мерзавца в следующий раз, передай, что по сравнению с тобой в постели, он – настоящее дерьмо.
- Правда, что ли?
- Нет, - отрезала змеюка, но, думаю, в энтот раз точно соврала. – Как же я вас, людей, ненавижу! Начиная с этих щести ублюдков, которые затащили меня в ваш мир и думали превратить в послушную рабыню. Знал бы хоть кто-то, из вас, что значит целый год сидеть в магическом колодце, когда каждый день тебя пытают огнём, холодом и молниями!
- Типа я тебя тогда пытал. Чего ты всех равняешь-то? Мне вона тоже в жизни порядком досталось, но я же не пытаюсь грызть глотку каждому, кого вижу. Так, ежели по делу – другой вопрос.
Огонь в глазах змеюки поутих, и она взялась пальцами за подбородок.
- Ну что же, даже у дураков иногда мелькают здравые мысли, - в конце концов сказала Джамбуя. – Хорошо, допустим, что ты – прав. Поэтому я позволю вам уйти. Раскручу улитку вокруг Тихого и выпущу, но – она подняла палец вверх, - с одним условием.
- Валяй, - я поднялся на ноги и до хруста размял шею.
- Когда к нам попадают пленные, самых сильных я обычно отправляю сражаться на Арене с моим бойцом. Какое-никакое, а развлечение для подданных. Исключений не бывает и менять правила я не собираюсь. Один из вас останется и выступит на Арене. Выход из города останется открытым до тех пор, пока ваш боец не умрёт. Не успеете удрать – навсегда останетесь здесь.
- Понятно, - спорить никто не собирался – бессмысленно. Поэтому я просто кивнул. – Ну, раз всё порешали, значит отведи меня к моим. Определимся, кого оставить тебе на потеху.
Ну, про себя я уже полностью определился. Из всех, я – самый опытный боец. Поэтому, кого бы там не выставила змеюка, я сумею продержаться достаточно долго, чтобы остальные спаслись. Что поделаешь, кто-то всегда должен оставаться и прикрывать задницу отряду, пока все отступают. Значится, пришёл мой час. Ежели честно, то страха я не чувствовал. Со временем свыкаешься со всякой дрянью. Со страхом смерти, например, али с закидонами Зануды.
- Чё тянешь? – спросил я. – Не люблю долго ждать.
- Это хорошо, - змеюка стекла с кровати и потянувшись, щёлкнула пальцами. Понятное дело, и по фигуре, и по постельным умениям, гадина запросто переигрывала Лису, но…Не брало. – Тоже не люблю откладывать и хорошее, и плохое на потом.
Дверь распахнулась и внутрь сунулось вытянутое рыло змеечеловека. Чучело упорно глядело в пол, даже не пытаясь поднять взгляд.
- А энтих как, в постели не пользуешь? – я кивнул на вошедшего. – Твоего ведь племени, как-никак. Должны интерес вызывать.
Змеюка прошипала что-то тихое, но явно ругательное. Я уж думал и отвечать не станет.
- Потому, как шестеро ублюдков прихватили со мной посёлок рабочих особей, а они все бесполые.
- Не повезло, - я пожал плечами.
- Ничего. – теперь в голосе Джамбуи звучала насмешка, - я ещё смогу всё изменить. Благодаря кому-то из вас, людей, между прочим. Возможно, даже благодаря тебе. Ведите его на Арену.
Последнее уже относилось к змеечеловеку. Тот послушно кивнул и махнул серой палкой лапы, вали, мол. У выхода я остановился и повернул голову к хозяке. Та стояла и пощипывала подбородок. Вроде глядела на меня, но о чём думала – не понять: по роже не видно.
- Прошаться не станем? – спросил я. – Обниматься, целоваться?
- Есть у меня предчувствие. – не, теперь-то она точно скалилась, - что мы ещё увидимся. Убирайся.
Меня схватили за руку и выдернули наружу. По ходу говнюки уже начали доставать. Поэтому, оказавшись за дверью я тут же сунул в рыло тому, кто меня тащил. Засранец улетел в чёрные кусты, а остальные выставили перед собой свои капканы.
- Но, но! – сказал я и погрозил пальцем. – Я вашу богиню трахал, ежели чё. Так что меня калечить никак нельзя. Я так скажу: ежели хоть кто-то из вас, гадов ползучих, меня пальцем тронет, я ему чешую нахрен пообкусываю! Ясно?
Засранцы немного пошипели, но быстро успокоились. Помогли ушибленному выпозти из кустов, после чего махнули мне топать по дорожке. Вот так бы и сразу.
Днём Тихий выглядел ничем не лучше, чем ночью. Только теперь стали заметнее трещины на обвалившихся зданиях, да объявилась сизая паутина на тёмных остовах деревьев. Вроде бы там ещё копошились коричневые пауки величиной с мой кулак. Ну и да, теперь по улицам шастали местные обитатели. И ими оказались не только змеюки, но и вполне себе обычные люди. 
Только вот странные все они какие-то. На меня никто не глядел, вроде как в том же Гнезде и шагали так, будто каждого связали невидимой верёвкой: медленно и какими-то рывками. Между собой люди не общались, в отличие от постоянно шипящих тварей, а лишь изредка мычали, чисто тебе коровы. Может им всем языки выдрали? Из одежды – сплошные лохмотья, а в дырах видать кожу бледную, точно людей постоянно держали в подвале.
По ходу, меня вели в самый центр Тихого. И чем ближе мы шагали к нужному месту, тем больше попадалось целых домов. Правда некоторые выглядели как-то непонятно, типа тех черепах из Гнезда. Ну и да, выползали из сплющенных куполов только змеелюди.
Свернув на очередном, из задолбавших перекрёстков, мы оказались аккурат перед здоровеннейшей хренью, вроде купола, у которого срезали верхушку. Наверное, та самая Арена. Здесь шаталось полным-полно змеюк, которые громко шипели и пытались пройти в большую дверь купола. Но там торчали их рослые сородичи в золотистых доспехах и с длинными кривыми пиками. Охрана чего-то там высматривала на черепушках тех, кто желал войти, после чего большую часть желающих отправляла к чёрту. Все, пытавшиеся возражать, получали пикой по башке и с визгом неслись прочь.
Интересное место, но меня повели не туда, а куда-то в сторону. Ага, тут нашлась ещё одна дверца, много меньше главного входа. Охрана тут тоже имелась, но всего две змеюки. Сопровождающие и сторожа принялись шипеть.
- Эй, черти, - сказал я и кивнул на постройку, - энто и есть ваша Арена? – в ответ не услышал ни хрена, кроме шипения. – Понятно.
Мне махнули на дверь и повели по длинному узкому коридору. Здесь оказалось темно, так что, когда под ногами появились ступени, я едва на них не растянулся. Выругался, опираясь руками о близкие стены и начал подниматься по лестнице. Ага, вона вверху светится овальная дырка двери.
- Крест, твою мать! А мы уже думали, что ты сдох! – О, как Стакан рад меня видеть. – А нас сюда привели, посадили и ни хрена не говорят.
Небольшая квадратная комната, освещённая ползающими по потолку жёлтыми слизнями. Вдоль пары стен – длинные деревянные лавки. В двух других стенах – двери. Через одну я прошёл сюда, а вторая плотно закрыта. На лавках сидят Кусок и Величие и глядят на меня, как на долбанное привидение. Стакан топчется в центре, рядом со мной, а блондинчик ощупывает закрытую дверь и всё прислушивается, прикладывая к ней ухо.
- Здравствуй, Крест, - Хлоя вроде как совсем не спала: круги под глазами и бледная рожа. – Честно, рада тебя видеть живым и ещё…Возможно, хоть ты внесёшь ясность в происходящее, ибо я начинаю теряться в догадках. Мы вчера обменялись важной иноформацией с местной повелительницей, и она обещала некий компромисс. 
- Понятия не имею, про что ты там толкеуешь, но нас обещали отпустить на свободу, - о, как у них, у всех глазки загорелись! Джессип закончил щупать дверь и уставился на меня. – Только вот одному придётся слеганца подзадержаться.
- Зачем? – Джессип подозрительно щурился. – И кому? Желают оставить заложника?
- Боишься, что бросим тут твоё Величие? Не бзди, тут другое, мать бы его так! Короче, змея устраивает драчку с каким-то своим здоровяком и нашему нужно выстоять, как можно дольше. Пока наш боец живой – выход открыт. Сдохнет – закроется.
- Открытая улитка – не просто шанс уйти из Тихого, но ещё и возможность беспрепятственно пройти к Измирскому ущелью, - Хлоя закрыла глаза и некотрое время сидела так. Потом открыла и посмотрела на меня. – Но…кто?
- Постараюсь выдержать, сколько нужно. – я криво ухмыльнулся. – Ты это, передай Психу…
Дверь, которую до этого щупал Джессип, внезапно распахнулась. За ней оказалась длинная лестница, которая полого уходила к здоровенной круглой площадке, жёлтой от песка. Вокруг площадки – большущий зал, все стены котрого занимали лавки, с сидящими на них змеелюдьми. И все твари шипели так, что аж уши закладывало. За дверью стояли две рослые змеюки в золотых доспехах, разукрашенных цветными камешками. Одна оглядела нас и сделала приглашающий жест.
Но это всё фигня. Главное, в самом центре жёлтой площадки топталась здоровенная, невероятно мускулистая тварь с плоской рогатой башкой и длинным шипастым хвостом. Чешуйчатые лапы напоминали толщиной хорошие такие деревья. И ещё – длинные кривые когти. Как мне сдаётся, гадина не меньше, чем на две головы, выше даже Глыбы. И в половину шире. Кулак так точно с мою башку. Тварь посмотрела в нашу сторону и вдруг громко заревела. Потом принялась лупить себя кулаками по груди. 
- Не ори, ща познакомимся, - я шагнул к двери. – Так вот, передашь Психу…
- Крест, - на плечо легла большая тяжёлая ладонь. Кусок улыбался. – Я пойду. Не всё же тебе дерьмо за нами убирать. Да и не малые мы дети, - я хотел сказать, чтобы он не валял дурака, но Кусок покачал головой. На его плоской роже появилось странное выражение, вроде как парень вспоминал что-то приятное. – Я бился в сотне боёв и не проиграл ни одного. Меня звали: Кус-непобедимый. Какие бабы на меня вешались, какие подарки дарили!
Он сбросил рубашку и остался в штанах. Наклонил голову из стороны в сторону. Мощные мускулы буграми выступили под загорелой татуированной кожей. Кусок выдохнул и подошёл к двери. Остановился, обернулся и улыбнулся.
- Спасибо тебе, Крест, за всё - спасибо. А теперь – уходите, - Кусок раздвинул охрану и начал медленно спускаться по лестнице. На середине спуска поднял руки над головой и заревел, перекрывая шипение змеюк. – Это я – Кус-непобедимый, засранцы, лучший боец Вазерома! Сейчас вы увидите, что такое настоящий бой! Эй, кусок дерьма, ты готов познакомится с моими кулаками?
- Неужели мы его здесь просто так возьмём и оставим? – Хлоя стояла рядом и в её лице не было ни кровинки. – Он же идёт на смерть…
- Да, – я скрипнул зубами. – Как и все мы, с самого рождения! И другой дороги просто нет. Главное, чтобы твоя жизнь и смерть не были зряшными, ясно? Уходим.
Вторая дверь снова открылась и появившийся змеечеловек махнул рукой, приглашая следовать за ним. Я шёл последним и когда все вышли, остановился и обернулся. Кусок стоял напротив огромной рычащей твари и держал кулаки перед лицом. Рядом с гадиной боец казался крохотным карликом. Шипение змеюк забивало все звуки. Я выругался и бросился следом за остальными.
Мы ещё не успели добраться да выхода, как вдруг Хлоя покачнулась и схватилась руками за голову. Блондинчик придержал королеву, но и его начало некисло так шатать, а рожа стала почти синей. Стакан мотал башкой и пытался рвануть куртку под горлом. Да, такое ощущение, будто в черепушке кто-то ворочает большущей ложкой, а в грудь сунули раскалённую кочергу.
- Улитка, - пробормотала Хлоя и попыталсь идти. Джессип зарычал и взял Величие на руки. - Улитка раскрывается. Нужно спешить.
Я понятия не имел, про что она там чешет, но сдаваться не собирался. Проводнику, по ходу, все наши мучения оказались побоку. Змеечеловек спокойно вывел нас на улицу и замерев, точно серый столб, указал рукой направление. Пустая, в отличие от остальных, улица, серая, то ли от пыли, то ли от дыма. 
Вроде, как всем стало немного лучше, так что мы дружно рванули в указанном направлении. Оставалось надеяться, что богиня не вздумает нас развести и выполнит своё обещаниею. И ещё, на то, что Кусок сумеет продержаться нужное время. Я верил в своего бойца, но мать его, как же жутко выглядел противник пацана!
Стоило добраться до нужной улицы, как меня снова накрыло. Такое чувство, будто сунули в брюхо невероятно большой змеюки. И вот она, сначала лежала свернувшись кольцами, а теперь начала разворачиваться. Всё вокруг плыло и дрожало, как нагретый воздух в летний полдень.
Джессип оступился и едва не свалился на бок. Я придержал блондинчика, поглядел в его белые глаза и забрал Величие. Граф что-то проворчал, но я его не слушал: положил Хлою на плечо и шатаясь, заковылял вперёд.
Сквозь плывущий и дрожащий воздух, здания вокруг едва виднелись, но и то, что я мог рассмотреть, казалось очень странным. Из марева проступали какие-то чёрные пирамиды с полумесяцами на верхушках; тёмные плиты со светящимися знаками и жуткие покосившиеся камни со скошенными сторонами.
Потом пошло совсем диковинное. Вроде как статуи людей в полный рост, но в таких позах…Один мужик в плаще сидел на корточках, закрывая рожу ладонями. Другой, типа собирался бежать и оглядывался через плечо, причём на морде – явный ужас. Третий так и вовсе, отползал, опираясь на руки. Всего таких непонятных статуй оказалось ровно шесть.
- Шестеро, - бормотала Хлоя, висящая на моём плече. – выходит, она их не убила! Она их просто парализовала.
К чёрту пустопорожний трёп! Где-то там Кусок насмерть дрался за нашу свободу. Нужно успеть, чтобы пацан не погиб зазря. Вот так, с трудом продираясь через липкий густой воздух. Всё вокруг окончательно смазалось, исчезая в сизом тумане. Только впереди, то увеличивалось, то уменьшалось белое пятно солнечного света. По ходу, нам – туда.
Орал Стакан, хрипел Джессип, стонала Хлоя и глухо ругался кто-то ещё. Очень знакомый голос, где-то уже слышал его прежде. Неважно. Вперёд, только вперёд!
И внезапно светлое пятно оказалось очень близко. Больно ударило по глазам, что-то засвистело, хлопнуло и вдруг бежать стало много легче.
Чёрт, оказывается мы топтали не серые пыльные плиты, а выгоревшую жёлто-коричневую траву. И слева от нас поднимались к небу высокие белые стены с осыпающимися зубцами сторожевых башенок. Нижняя часть городской ограды поросла чёрной колючкой. 
- Крест!
Я остановился и ошалело уставился направо. Какие-то люди, лошади и дымящиеся костры. Мать его, да это же – Черепа! Ко мне бежал голый до пояса Псих. Остальные тоже принялись подрывать задницы. Какого чёрта, как они тут оказались? От Вуриса до Тихого минимум двое суток конного ходу.
Хлоя снова зашевелилась, стукнула меня кулаком по спине и чётко произнесла:
- Нужно убираться отсюда и как можно быстрее. Если улитка снова свернётся – останемся в ловушке навсегда. 
Опять этот непонятный бред, но возражать я не собирался: себе дороже. Поэтому просто перекосил рожу и заорал, как можно страшнее.  Это всегда помогает, когда не хочешь выслушивать кучу дурацких вопросов. Особливо, ежели у тебя на них нет ответов.
- Уходим! – орал я и бежал в сторону костров. – Живо, олухи, уходим, мать вашу!
Когда это реально нужно, мои умеют быстро и чётко собираться. Иногда от этого зависит жизнь. Ну, как иногда – почти постоянно. Всё разбросанное барахло торопливо побросали в повозки к броне. А дальше, как сидели у костров – кто полуголый, а кто и вовсе голышом, седлали коней и прыгали в сёдла. Я вернул Хлою Джессипу, бросил седло на Чёрта и торопливо затянул подпругу. Быстрее, быстрее! Воздух у стен Тихого начал переливаться разными красками. Ещё быстрее!
Уходили мы, преодолевая сопротивление, которое становилось сильнее с каждым мгновением. Последнюю телегу пришлось тащить толпой в десять конников. Повсюду вспыхивали крохотные радуги и летели жёлто-красные искры. Воняло, как во время грозы, а по земле скользили змейки молний.
После, когда Тихий уже остался далеко позади, в башку внезапно точно прилетела стрела. Затылок хрустнул, а перед глазами всё потемнело. Потом я услышал голос Джамбуи:
- Твой боец умер непобеждённым, - в голосе змеюки я различил что-то, очень похожее на уважение.
- Спасибо, - ответил я.
Даже не знаю, услышала она меня или нет. Неважно. 
Уважуха тебе, Кусок. Спи спокойно. 
                                               9.
Я некоторое время глядел на Психа и думал; не пытается ли гад постебаться надо мной? Да, вроде, нет – рожа, вон, какая серьёзная. Тогда я повернулся к Величию. Она тёрла лоб кулаком и на похудевшей физии застыло замешательство. Ну точно, как у блондинчика и видимо, у меня.
Мы остановились на привал у въезда в Измирское ущелье, на северной оконечности Шарпа. Здесь когда-то лесорубы отгрохали себе посёлок, так что до сих пор уцелели дома за высоким частоколом. Два десятка крепких надёжных построек, которые так и не сумели обглодать время с погодой. А мощный забор из толстых брёвен мог выдержать натиск небольшой армии. Вот только ворота лежали на земле, так что пришлось их поднимать и мудрить с крепежом. А что ещё оставалось делать? Приближались сумерки, а из леса, который совсем рядом доносились такие вопли, что мороз драл по шкуре.
- Какие, нахрен, четверо суток? – переспросил я. – Вы чё там, бухали беспробудно?
- Крест, да ни в одном глазу! – Псих сделал большие глаза, и почесал изрядно отросшую бороду. – Я, как твоё сообщение получил, так сразу с пацанами и рванул. У Змей такой шухер стоял, что мы своё отжали на раз-два. А опосля – прямиком сюда. Двое суток скакали, без продыха, парни чуть из сёдел не вываливались. А как добрались, так сразу эта хренотень и началась: ни ближе подъехать, ни отвалить. Ну лады, думаю, посидим ровно, а там может и само как-то разрулится. Ну и посидели ещё парочку дней, а тут, раз и вы – хлоп из воздуха! Ровно четверо суток, зуб даю. А в чём непонятка-то?
- Не мог же я в отключке три дня проваляться, - я почесал затылок и снова повернулся к Хлое. – Или мог? Может эта самая змеюка нас чем-то опоила?
- Нет, не опоила. И кажется, я всё поняла, - Хлоя откинулась на высокую спинку стула и посмотрела на Джессипа. Тот подвинул королеве деревянную кружку с водой. – Спасибо. Дело в этой самой улитке – пространстве, которое свернули вокруг Тихого. Предполагаю, что она не только ловит в ловушку всех, проезжающих мимо, но и меняет скорость течения времени. Скорее всего, чем ближе ты к центру улитки, тем медленнее скорость времени, пока не останавливается вообще.
- Это ты сейчас про что? – озадаченно спросил Псих. – Какие, нахрен, улитки? Съедобные, что ли?
Я пожал плечами. Опять улитка, только теперь про время – хрень полная. Видать, до Величия дошло, что она плетёт какую-то чушь, потому как Хлоя тяжело вздохнула и начала по-другому.
- За стенами Тихого время идёт медленнее, чем снаружи. Там – день, а в обычном мире – четверо суток.
- Ну ни хрена себя колдунство! – восхитился Псих. – А чё, полезная, видать, штука.
- Возможно, - Хлоя хлебнула из кружки. – Приятно, хвоей пахнет…Вероятно, Мардуку предложили именно это, взамен бессмертия, которое он жаждет.
О, я поймал постоянно убегающую мысль и тут же прихлопнул её ладонью к столу. Все удивлённо уставились на меня.
- Короче так, время пришло. Мы приехали, Измир совсем рядом и завтра настанет полуденная тьма. Эт я к чему? К тому, что я, как и раньше, не в курсе всех замутов. Ты вона обещала рассказать позже, а времени почти не осталось. Выкладывай, что там с твоим муженьком, спасением мира и вообще, о чём вы тёрли с богиней.
- Ты таки начал называть её богиней? – Хлоя хитро щурилась. – Значит, всё-таки?..
- А вот это уже чисто моё дело! – Хлоя хихикнула, а Джессип непонимающе встопорщил брови. – Так ты будешь рассказывать?
- Крест, не забывайся! – она полыхнула глазами, но тут же поморщилась. - Впрочем, ладно, почему бы и нет?  Мы вместе прошли через такое…Да, вы имеете право знать истину.
Она заёрзала, посидела с закрытыми глазами, а после положила руки на стол и оглядела всех нас.
- Немного личного. Всё дело в жажде абсолютной свободы, которая переполняла моего мужа с самого раннего детства. Пока мы были хоть как-то близки, он только про это и говорил. Мардуку недоставало даже привилегий наследника короны и мощных колдовских способностей. Ему хотелось большего.
- Власти хотел? – понимающе кивнул Псих.
- Нет. Наоборот, чтобы над ним никто и ничто не имело власти. Никаких правил, запретов и обязательств. И вот, однажды Мардук понял, что время – это тоже ограничение, причём самое сильное из всех. И путы его можно разорвать, лишь обретя бессмертие.
- И это ещё меня зовут Психом, - проворчал Псих.
Хлоя невесело улыбнулась.
- Да, несбыточная мечта. Но он не сдавался. Ну что же, вы были со мной и сами видели тот путь, по которому Мардук шёл к исполнению своей мечты. Долгий путь, но лишь обнаружив полузаброшенный портал Шестерых, Мардук наконец оказался в шаге от исполнения сокровенного желания. За порталом он нашёл другой мир, преисподнюю, населённую демонами, которыми правили бессмертные правители. Они познакомились и нашли, как помочь друг другу.
- Не, ну хорошо, - я поднял руку, - значится у энтих самых правителей имелось бессмертие, а что им мог предложить твой муж?
- Мир, - Хлоя развела руками. – Наш мир. Бессмертие правителей преисподней основано на энергии, которую вырабатывают демоны…Ну, на определённых силах, которые дают эти твари. А демонам для жизни и размножения требуется пища. Много пищи. Мясо. За сотни лет существования демоны сожрали всех остальных жителей преисподней. А если бы демоны погибли от голода, вместе с ними исчезли бы и их повелители.
- Так энто чего, - Псих всполошился. – Твой придурок хочет запустить сюда энту чёрную дрянь?
- Да, - Хлоя кивнула. – И за это ему даруют бессмертие.
- Погоди, - я ощущал заковыку. – Лады, он пустит сюда этих гадов, а они сожрут на всех. Дальше-то что? Всё одно загнутся.
- Обитаемых миров, вроде нашего, неисчислимое множество. Думаю, что в каждом можно найти кого-то, вроде Мардука. Понятное дело, рано или поздно отыщется сила, которая остановит пожирателей, вот только обитателям опустошённых миров легче уже не станет.
Честно, мне было как-то плевать на эти другие миры, тем более, что я в них не верил. Сейчас бы разобраться с нашим, куда вот-вот вывалят столько дерьма, что хватит захлебнуться даже королям.
- Ну и как мы всё разрулим? Прикончим всех тварей?
- Это – нереально, - Хлоя покачала головой и поджала губы. – В преисподней этого добра столько, что не справятся все армии мира. Пока их сдерживает лишь очень узкий ход портала, но Мардук сделал так, что в ближайший полуденный мрак, проход расширится и в него смогут влезть все твари с той стороны, - Величие взялась за верёвку на шее и достала колдовскую дудку, отжатую у Мардука. – Благодаря вашей помощи мне удалось получить этот ключ. Если его использовать, то можно навсегда запечатать ход в преисподнюю. Я знаю и умею закрывать магические порталы печатями, поэтому очень надеюсь на то, что у меня всё выйдет.
- Понятно. – я ощутил, как внутри отпустило. Не, честно, ка-то неохота отправляться на корм всякой гадости. – По ходу дело на мази? Доставим тебя в Измир и тип-топ?
Хлоя и Джессип переглянулись. Чегой-то мне очень не понравилось их перемигивание. Да и рожи дворянчиков не смотрелись особо счастливыми. Наоборот, появилось ощущение, что сейчас я услышу какую-то, особо отборную галость.
Так и вышло.
- Есть одна загвоздка, - Хлоя принялась барабанить пальцами по столу. Потом достала свои бусины и начала щёлкать. – Как понимаешь, Мардук в курсе наших намерений и собирается помешать. 
- Чегой-то до этого он не особо напрягался, - я ухмыльнулся. – всего пару раз и то, как-то вяло. Видать не шибко у него с силами-то.
- Думаю, что он считает, будто в этих попытках не было особого смысла. Дело вот в чём; портал в Измирском ущелье открыт уже несколько сотен лет, и все эти годы в наш мир понемногу проникали демоны. До поры до времени они скрывались в дебрях Шарпа. Предполагаю, что стоит мне начать действовать, как все они явятся в гости и явно не с добрыми намерениями.
Теперь уже я играл с Величием в гляделки. Хоть, чего там и так всё ясно. По лёгкому отпетлять не получалось. Я вспомнил карту Измира и прикинул, где лучше всего держать оборону. Имелась пара мест, недалеко от самого окончания, где скалы сходились. С другой стороны, а где именно находится дырка в преисподнюю?
- Слышь, Величие, а ну подскажи, где именно ты собираешься затыкать свою нору? – Хлоя мотнула головой и Джессип достал карту. Эх, так и не сподобился отжать её у графа! Ну ничё, разберёмся с демонами, а там видно будет. Хлоя указала пальцем на тот самый тупик, в конце ущелья. – Зашибись. Псих, а ну, глянь сюдой. Видишь узину, тут и тут?
Помощник поглядел, что-то прикинул на пальцах, дёрнул себя за бороду и кивнул.
- Не, оно ещё по месту нужно глянуть. А так, да, можно держаться. Тут ещё вопросики: сколько именно придётся стоять и как много этих гадов явится нас потрошить?
- День, не меньше, - теперь Хлоя старалась на нас не смотреть. – Начну ритуал в полдень и закончу в полночь. И не забывайте, сражаться придётся в темноте.
- Темнота, ладно…Ты чегой не говоришь, сколько демонов припрётся?
- Много, очень много. Тысячи, - Псих изощрённо выругался. – Я же говорю, поэтому Мардук особо до этого и не старался. Думал, что выстоять у вас не получится.
- Пусть хрен выкусит, - невпопад брякнул Псих. – У Серой наводи выстояли и тут сподобимся.
Я промолчал. У Серой наводи нам крупно повезло. Да и сражались мы там с полутысячей, из которых опытными были, в лучшем случае, сотни полторы. А тут – день стоять супротив тысяч опасных тварей. Я потёр лоб. Захотелось дёрнуть, куда подальше, зарыться в глубокую нору и никого не видеть. Хорошо этому мудаку, Мардуку – срать он хотел на всех, а тут – пацаны и…Лиса, мать бы её так, гадину!
- Справимся. – сказал я и поднялся из-за стола. – Псих, выставь караулы и проследи, чтобы никто особо не бухал. Всем проверить оружие и доспех, стоять будем в полной броне. Как всё сделают, пусть не валяют дурака, а спать ложатся. И это, особо никого не напрягай и волну не гони. Всё нормально, спим, просыпаемся, режем демонов.
- Сделаем, - помощник ногой отодвинул стул и вышел.
- Крест, - Хлоя остановила меня у двери. Покусала губы. – Понимаешь – это нужно сделать. Очень нужно. Если мы не справимся, то весь наш мир обречён.
- Срать я хотел на весь этот мир, - сказал я, глядя в глаза королеве. – Понимаешь? Точно, как он срал на нас всё это время.
И вышел.
Перебрал доспех, проверил, не сгнили ли завязки, просмотрел поддевку на дырки. Вроде всё в порядке. Достал двуручник, очистил от пары рыжих пятнышек, направил и поглядел, как легко выходит меч из ножен. Всё, я готов.
Посидел на деревянном топчане, вперясь в тёмное окно. В башку ничего не лезло. Пусто. Спать не хотел, но нужно отдохнуть. Мало ли, может в последний раз. Вспомнил слова Хлои о спасении мира и чегой-то поржал. Надо же, наш мир настолько дерьмовый, что его будет спасать отряд наёмников, который все называют бандой. И для спасения мира нас вытащили из гадской тюрьмы накануне казни, ха! Выходит, что больше никому оно нахрен не нужно. Короче, поржал и завалился спать.
                                               10.
Почти сразу провалился во тьму, где мерзко свистели ледяные ветра и жутко выли невидимые демоны. Правда, самих тварей я не видел. Просто лежал на холодной колючей земле и не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Такое ощущение, будто всего, от головы и до пяток, обмотали крепкой верёвкой. И ещё заткнули рот какой-то неощутимой дрянью, так что даже мычать не мог.
А хотелось ругаться и очень сильно. Рядом стоял Мардук и глядел на меня. Ни хрена не делал, даже не разговаривал – просто стоял и смотрел. Сегодня на короле-колдуне развевался чёрный плащ-накидка, застёгнутый под горлом брошью с красным камнем. Под плащом непрерывно скользила и переливалась тёмная дрянь, вроде воды.
Мардук стоял и молчал, а я лежал у его ног и ощущал, как приближается что-то скверное. Не демоны, нет, что-то, намного хуже. В груди, там, куда Хлоя сунула свой камень, начало колотиться, будто птица пыталась разломать прутья своей клетки. С каждым мгновением предчувствие грядущего дерьма становилось всё сильнее. Такое ощущение, будто тебя пнули с обрыва, и ты летишь в пропасть.
Я сцепил зубы и попытался разорвать невидимые путы. Ещё и ещё. Мардук улыбался, глядя на меня. По ходу, этот козёл что-то задумал. С этой самой своей дерьмовой ухмылкой на губах, колдун повернулся и пропал в темноте. А меня внезапно рванули и потащили, да с такой силой, будто привязали к хвосту бегущего коня.
Я вскинулся и увидел перед собой Психа с перекошенной рожей. В руке товарищ держал факел, а из открытой двери за его спиной доносились звуки боя. Ну или какого-то другого шухера.
- Кричу тебе, кричу, - Псих вытер мокрый лоб. – А ты, твою мать, навроде бревна тут валяешься. Пришлось по мордасам врезать, уж извини.
- Какого хрена? – это и всё, на что меня хватило спросонья.
- Демоны напали, - помощник ткнул факелом за спину. – Добро, ещё не все спать завалились, да караульные увидали, как энта дрянь выбралась из лесу и полезла на стены.
Я уже натянул сапоги, подхватил меч и бросился к выходу. Весь посёлок стоял на ушах: пылали факела, пацаны неслись к стенам и тащили брёвна, что остались от предыдущих хозяев. Из-за стены доносились мерзкие вопли демонов. Что-то во всём этом было неправильно, вот только после сна я никак не мог сообразить, что именно.
Стоило подняться по лестнице на стену и поглядеть вниз, как я тут же сообразил, в чём непонятка. Пацаны как раз шуганули вниз бревно, и оно весело запрыгало по земле, распугивая чёрных тварей. В прыгающем свете факелов демоны напоминали тени, кружащие поодаль от забора.
- Они так с самого начала? – спросил я у Психа. Тот явно не понял. – В смысле, топчутся у стены?
- Не, ну иногда пытаются залезть, - Псих почесал затылок. – Но да, вообще ты прав, как-то без огонька.
Я прыгнул с лестницы и побежал к тому домику, куда мы определили дворянчиков. У входа должен был стоять Кошель, но видимо с началом шухера он, как и все остальные пацаны, рванул к стене. Заскрежетав зубами, я пнул дверь и ввалился внутрь. Псих – следом, светил факелом.
- Твою мать! – бормотал помощник. – А ведь Рвач ещё сказанул про дверь! Как я…Твою мать!
Джессип лежал мордой в пол и большущая лужа крови вокруг, как бы намекала, что графу пришёл кирдык. Дырка под левой лопаткой тоже о чём-то говорила. По ходу, блондинчика кололи в спину и кололи очень умело, так что он и не понял, какая хрень приключилась. На всякий случай я пощупал шею – жмур.
- Что ты там базарил про дверь? – я порыскал взглядом: вещи разбросаны, стулья опрокинуты. Понятное дело: Хлои и след простыл.
- Задняя дверь в заборе, та, маленькая. Рвач сказал, типа её какой-то ушлёпок открыл. Хорошо, грит, демоны не догадались туда полезть.
- Не полезли, потому как смысла уже не было, – я стукнул кулаком по стене. – Дерьмо! Перьев к коновязи с луками, живо! И Чёрта пусть готовят. Быстро, твою мать!
Пока шёл к коновязи, думал. В лес они не сунутся, среди ночи там делать нечего. Не знаю уж, как гад сумел обпетлять Тихий, но обратно он вряд ли поедет. Стало быть, остаётся дорога вглубь ущелья. Хорошо, если Величие ещё живая. 
Возле самой коновязи лежал какой-то мешок. Факел я не взял, поэтому пришлось остановиться, присесть и убедиться в том, что я нашёл ещё одного жмура. Зануда. Пацан продолжал держать в руке нож. Пара дырок в пузе и ещё одна в спине. Судя по следу на земле, Зануда получил два удара в живот, упал и пополз за врагом. Тот остановился и добил раненого. Видать коротышка заметил «гостя» и у него не осталось времени позвать на помощь.
- Сука! – я помотал головой. Внутри всё пылало. – Сука!
Хотелось что-то сломать, грызть землю, а больше всего – разорвать глотку тому уроду, что убил Зануду и Джессипа. Хотелось, чтобы кровь хлестала из разхорванного горла и брызгала мне в лицо, а я продолжал рвать тело гада на части.
Рядом остановился Псих, посветил факелом на Зануду и хотел что-то сказать. Однако поглядел на меня и изменился в лице. Молча кивнул Перьям, которые топтались у него за спиной. Свин и Лист уже седлали Чёрта. Я забрал у обоих арбалеты и сунул в седельный мешок. В груди продолжало клокотать, поэтому очень сложно оказалось объяснить, чего именно я хочу от стрелков. Но вроде получилось, и они поняли.
- Может возьмёшь больше пацанов? – Псих кусал бороду и косился на Зануду. Того подняли и потащили прочь. – Сам же видел, какая ловкая сволочь.
- Увидит, что нас – дохрена, кончит Величие, - бросил я. - А так, решит, что сможет управиться.
И как следует наподдал Чёрту. Чёрная тварь была аккурат из тех самых мальтуйских рысаков, которых больше всего ценят на рынке лошадей. Стоила гадость столько, что если бы я его продал, мог бы купить домик в центре Лазарда. Вот только продавать я коня не собирался. Слишком дорого он мне, в своё время обошёлся. И дело тут вовсе не в деньгах.
Пацаны едва успели открыть ворота, и мы тотчас вырвались наружу. Мелькнула стена посёлка, ветки деревьев и клочья дыма. Со всех сторон прыгали чёрные тени, но куда им сравниться с моим засранцем! Я ещё раз врезал пятками, и Чёрт вытянул сплющенную башку вперёд. Я прижался к горячему телу. В такие моменты всегда чудится, будто ты не на лошади скачешь, а летишь на какой-то адской твари.
Холодный воздух хлестал по роже и пытался рвать волосы. Глаза слезились и трудно было разглядеть во тьме, что там вообще впереди на дороге. Очень хотелось верить, что я не ошибся в выборе правильного пути. Если похититель поехал в другую сторону – всё полетит к чертям. Но вроде же всё правильно по раскладам и ещё…Теплота в груди, которая становилась всё сильнее, убеждала: всё верно.
А после, в неверном свете звёзд, впереди мелькнуло что-то светлое. А ведь точно – не знаю, как этот ублюдок добирался до посёлка, но удирал он точно на коняке Джессипа – у коновязи белого не было. Значит, урод грохнул графа и украл его лошадь. Ну и Величие спёр.
Чёрт душно хрипел и казалось, будто из него уже ничего не выжать. Но я постарался. Дружище, наподдай ещё! А уж после мы все отдохнём. Так или иначе.
Может, Джессипова коняка и не уступала моей, но вот только до этого похититель особо не напрягался. Да и весу там было побольше. Я уж Хлою натаскался, знаю, о чём говорю.
Короче, когда меня заметили, разрыв оставался не больше ста шагов и очень быстро сокращался. Я уже мог видеть и широкоплечего всадника, и тело, поперёк седла. Ежели тащит, значит Хлоя ещё живая. Нет, ну вот нахрена ему переть с собой труп?
Конник впереди решил пришпорить свою лошадку, но только поздновато он этим занялся. Я уже вытащил арбалет и прикусив нижнюю губу, выцеливал. Щелчок - есть! Отбросил оружие и достал второй арбалет. Выстрел – есть! Понятное дело, попасть в человека на скаку – занятие не из простых, но я и не старался. Целил в коня и оба раза попал. Бедная тварь пошла по кругу и с жалобным стоном повалилась на бок.
В последний миг всадник спрыгнул и сдёрнул тело королевы на землю. Ловко, всё же у него это выходит! Очень хотелось атаковать гада верхом и будь передо мной обычный враг, я бы так и поступил. Но ежели этот урод одолеет, то получит Чёрта в качестве трофея. Хрена тебе! Ну и ещё имелись соображения.
Поэтому в десятке шагов я спрыгнул на землю и как следует приложил Чёрта ладонью по заднице. Конь хорошо знал, что это значит и с коротким ржанием умчался прочь, растворившись в темноте. Всё, мы оказались один на один с уродом, прикончившим Зануду. Ну, почти один на один.
Я выдохнул, вытащил меч и направил на врага. Потом начал медленно шагать вперёд. Загорелый брюнет в чёрной коже тряхнул башкой, отчего густые чёрные волосы рассыпались по плечам. Дурак, что ли? Я свои, перед боем, всегда вяжу в хвост. Рожа гладкая, ни единого шрама, аж противно. И да, я уже видел эту морду.
- Здорово, засранец, - он изобразил улыбку. Гад не торопился вытаскивать меч. – Как там тебя, Дариус вроде?
- О, как я погляжу, моя бывшая любовница успела многое поведать спасителю мира, - улыбка стала шире. – Могу лишь повторить: какая ирония судьбы - доверить столь почётную миссию банде отбросов.
- Что поделать, - прошипел я, стараясь не упускать из виду ни единого движения врага. Ещё шаг, - ежели герои стали хуже отбросов. Как ты там теперь: лижешь задницу Мардуку, али у него какие иные пристрастия? Грят, колдуны – такие затейники!
- Не тебе, куску простонародного дерьма, рассуждать о путях благородных! – меч так неожиданно появился в руке Дариуса, что я даже не понял, когда тот вытащил оружие из ножен. – Есть вещи иного уровня, нежели ваше: пить, жрать и совокупляться в грязи.
- Ну да, пописывать сопливые вирши про любовь, а опосля спокойно глядеть, как мир летит в задницу. Тыкать бывших друзей ножом в спину. Убивать слабых. Да, нам, простому быдлу, такого не понять. И очень хорошо.
Удар оказался настолько быстрым, что я едва успел закрыться. И всё же, каким-то чёртом этот гад сумел меня достать. По щеке побежала кровь. Я отпрыгнул назад, отбил ещё один стремительный удар в горло, прокатился по земле, едва успел убрать ногу от тычка сверху и почти наугад отмахнулся. Такое ощущение, будто дерёшься с тенью, черти бы его побрали! Долго я так не смогу.
Внезапно Дариус остановился, направив меч в мою сторону. Я тяжело дышал и думал, что за фигню этот гад затеял? А, он просто уставился на Хлою, которая застонала и попыталась подняться.
- Что меня удерживает от последнего шага? – едва слышно пробормотал Дариус. – Ведь Он велел привезти только её голову…
В этот самый момент свистнуло. Дариус дёрнул рукой и отбил стрелу, которая прилетела из темноты. Одну, другую. Я ткнул в открывшуюся грудь и Дариус крутанулся на месте, уходя из-под удара. И тут же покачнулся, уставившись на стрелу, торчащую из бедра. Лицо урода отражало потрясение.
- Какие-то тупые бандиты…
И снова свист, и снова молниеносные отбивания и уворачивания от летящих стрел. В этот раз повезло мне, и я сумел рассечь бицепс правой руки. Дариус зашипел и перебросил меч в левую. Красивое лицо исказилось, напоминая рожу адского чёрта.
И вдруг противник сообразил ещё одну штуку. Всё это время я уводил его прочь от Величия, так что теперь королева лежала шагах в двадцати от нас. Дариус выругался и прыгнул в сторону Хлои. Поймал ещё одну стрелу в правое бедро и рухнул на колено. Отбил мой удар, отбил стрелу, отбил мой удар, поймал стрелу в спину. Зарычал и швырнул в меня мечом. Чуть не попал и тут же две стрелы вонзились ублюдку в грудь.
Дариус попытался встать и тут же сразу три стрелы пробили ему спину, левый бок и грудь. Перья подходили всё ближе, я уже слышал их шаги. Чёрт, любой другой уже сдох бы от таких ран, а этот хрипел, пускал кровь изо рта и пытался встать. Выпученные глаза внезапно уставились на Хлою. Та успела сесть и теперь молча глядела на бывшего любовника.
- Помоги! – вырвалось из кровящего рта.
- Знаешь, что? – я подошёл ближе и поднял меч. – Не стану я ждать, пока Величию в башку стукнет очередная блажь.
 И отрубил гаду голову. Как же мне было радостно, когда она покатилась по земле!
Подошли Перья. Каждый продолжал держать наготове лук со снаряженной стрелой. И все не спускали взгляда с обезглавленного тела, которое продолжало стоять на коленях. Я пнул труп, и он растянулся на земле, последний раз дёрнув руками.
- Быстрый чёрт, - сказал Трипер и шмыгнул носом.
- Ага, - согласился Два пера и сунул стрелу в колчан. – Быстрый и дохлый.
Все трое рассмеялись. Я свистнул и прислушался. Из темноты доносился стук копыт. Подошёл к сидящей Хлое и протянул ей руку. Королева подняла голову и поглядела на меня. Может из-за темноты, а может, ещё почему, но казалось, будто на меня смотрит ещё один жмур. Потом Величие таки протянула руку, и я поднял Хлою на ноги. Аккурат в этот самый момент прискакал Чёрт. Я подсадил королеву в седло и повернулся к Перьям. Братья как раз вырезали стрелы из трупа
- Молодцы, – похвалил я их. Нет, ну реально, отлично сработали. – Как закончите – сразу возвращайтесь.
Всю обратную дорогу Величие молчала и казалась какой-то неживой, точно я вёз перед собой долбаную деревяшку. От этого становилось не по себе.
Когда подъезжали к посёлку, я на всякий случай достал меч. Хуч и подозревал, что демонов под стенами уже и нет. Так и вышло: у ограды валялась пара десятков дохлых тварей, а живых и след простыл. Понятное дело; единственной целью этой, типа атаки, было отвлечь внимание стражи и дать Дариусу возможность незаметно войти внутрь.
Ворота открылись и наружу тотчас выскочил Псих. А с ним и ещё куча взволнованных парней. Остальные или сидели на стене, или топтались у выхода. Раздолбаи, нельзя даже на чуть оставлять без присмотра.
- Ну чё? – тут же спросил помощник.
 – Ничё, - я кивнул на Хлою. – Вишь – подобрал, в целости и сохранности.
- А тот?
- Когда меня увидел, так обрадовался, что совсем потерял голову, - пацаны принялись ржать, а спина королевы начала дёргаться. Думаю, вряд ли она смеялась вместе со всеми. Поэтому я махнул, чтобы парни расступились и поехал к своему домику. Ну не везти же бабу туда, где только что замочили её дружка.
- Перья где? – Псих шагал рядом.
- Скоро будут. Вы тут особо булки не расслабляйте, мало ли какое ещё дерьмо этим уродам в башку бахнет.
Я спрыгнул на землю, отдал поводья Чёрта Психу и снял Хлою. Она продолжала трястись, хоть на бледном лице я не увидел и слезинки. Занёс Величие в дом и посадил на койку. Сразу запер дверь на засов и только потом бросил на кровать свой плащ – не на голой же деревяшке королеве сидеть. Хлоя всё ещё дрожала. Потом опёрлась спиной о стену и подтащила колени к подбородку, обняла согнутые ноги руками. Закрыла глаза.
Я подошёл к столу и плюхнул в кружку из глиняной бутылки, оставшейся от былых хозяев. Лесорубы готовили чистое и очень крепкое пойло, на вид – как слеза. Выпил и налил ещё. Сел рядом с Хлоей и сунул ей кружку под нос. Королева открыла глаза и дико уставилась на меня.
- Пей, - приказал я и сунул кружку прямо в синие губы. Величие помотала головой. – Пей, дура! Надо.
Она подумала, потом обхватила кружку руками и за пару глотков выпила всё. Посидела и вдруг принялась хныкать, как маленький ребёнок. Только теперь из глаз Хлои побежали слёзы. И как же их было дохрена!
- Я думала, - хлюпала носом королева, - когда он вошёл, я подумала…Он сказал, что решил нам помочь! Говорил, что любовь победила колдовской морок и я поверила! – последнее слово она едва не выкрикнула. Я встал и забрал со стола бутылку. Налил в кружку у Хлои в руках. Королева выпила и продолжила. – Он же – такой, как и раньше. А потом, потом…Потом Джесс повернулся к нему спиной, и он ударил. Джесс упал и больше не шевелился, а он…Он схватил меня за волосы и ударил головой о стену! Как он мог? Я плохо помню… Там ещё был твой человек и он пытался помочь, а Дар убил и его. Почему?
- Потому что жизнь – дерьмо, - со вздохом сказал я и отхлебнул из бутылки. Налил плачущей королеве. – Зря ты своему блондинчику так и не дала. Вишь, как оно вышло. Пей.
- Зря, - Величие заходилась в рыданиях. – Всё зря! Ничего у нас не получится. Ничего…
Язык у неё уже заплетался. Ну и что, пусть лучше так. Я плеснул в кружку ещё. Хлоя выпила и некоторое время сидела, молча глядя перед собой. Потом выпустила кружку из рук и уронила голову на моё плечо. Всё, готова. Теперь я видел синее пятно рядом с виском. Крепко он её! Я положил королеву на плащ, накрыл курткой и сел на пол у койки. Достал меч и положил рядом.
Ни хрена она не права.
Всё у нас получится.
Должно получиться.
                                               11.
Рядом с посёлком мы нашли небольшой погост, но Хлоя не захотела, чтобы блондинчика зарыли рядом с какими-то лесорубами. Королева сама нашла место на верхушке маленького холма, под которым бежала мелкая речка. Я не стал спорить, а только спросил, не в западло будет, если рядом с графом мы похороним и Зануду? Хлоя подумала и сказала, типа да, только не очень близко.
Приходилось торопиться. Оказывается, у нас появилась ещё одна небольшая проблемка. С утра, как Величие чуток проспалась и её отпустило, после вчерашнего, она вспомнила про одну шнягу. Ну, как вспомнила…После того, как мы полазили по окрестностям и нашли место, подходящее для могилы, я решил кое-что спросить. Просто, пока ночью охранял спящую Хлою, в башку успели залезть разные мысли.
- Слушай. – сказал я, глядя, как парни ковыряют верхушку холма. – Вот ты объясни мне кое-что.
Хлоя поёжилась, кутаясь в мой плащ. Величие неотрывно глядела на Джессипа, лежащего рядом с нами. Вздохнула и кивнула: давай, мол.
- Как энтот, твой хахаль, вообще сюда смог добраться? Мы вона с какими приколами сюда добирались через Тихий, а он что, особый какой?
- Вообще, да. И один человек, да ещё и с такими способностями, запросто мог ехать по Шарпу, - Хлоя всхлипнула и отвела взгляд от Джессипа. Шмыгнула носом. – Но, я думаю, тут всё иначе. Мардук способен открывать проходы в пространстве и перемещать человека из одного места в другое. Ненадолго и небольшие, но – способен.
- Ага. Ясно-понятно, - сказал я. – Ишь ты! Круто. И вот ещё что. Ежели, как ты базарила, твой Мардук собирается наслать на нас кучу демонов, зачем тянет кота за яйца, а? Взял бы и запер нас тут, за стенами, чтобы и носу в Измир не смели сунуть – вот и все дела. Тупит или как?
- Нет. Вообще-то демоны, в основной своей массе, ему не подчиняются. Пожалуй, те что явились ночью – это и всё. Но как только наступит полуденный мрак, Мардук сумеет связаться со своими покровителями из преисподней и уж они пришлют к нам всех тварей. Проклятье! – Хлоя внезапно хлопнула себя по лбу и почти испуганно посмотрела на меня. – Крест, в ущелье придётся идти пешком.
- В смысле? – не понял я. – Какого хрена? Тебя чё, вчера башкой чересчур шибко приложили? Да ладно, не пыхти, лучше объясни, в чём прикол? Пешком идти и биться пешком?
- Только так, - Хлоя развела руками. – С наступлением полуденной тьмы все животные становятся очень беспокойными, а некоторые – весьма агрессивными. Ну и ещё те заклинания, которые я стану применять, они тоже раздражающе действуют на неразумных тварей. Одно на другое и… В общем, во время боя ваши лошади будут скорее обузой, чем помощью.
- Вот умеешь ты радовать! – я сплюнул и выругался. – Жди здесь.
Псих ругался ещё дольше, причём сказанул пару таких словечек, которых я до сего дня и не слышал. Потом переспросил, типа я ничего не перепутал? Я сказал, что один раз перепутал Психа с бараном и вроде до сих пор таскаю рогатого за собой. Помощник подумал, поржал, а потом ещё раз подумал.
Короче, мы порешали так: пару человек оставляем в посёлке, охранять лошадей, а все остальные выдвигаются в Измир. Броню, оружие и дрова для костров везём на повозках – те лошадки пусть дуреют, сколько влезет. Причём, большая часть пацанов, вместе с Психом выдвигаются немедля и на месте начинают готовить какую-никакую оборону. А мы зароем наших жмуров и тоже топаем в ущелье.
- Дерьмово, - Псих поморщился. – Верхом энту дрянь было бы сподручнее кромсать. А с другой стороны…
- То то и оно, - сказал я. – Прикинь, Лису твоему ноги перегрызут, пузо расковыряют, а тебя скинут аккурат в кучу демонов. Может оно всё и к лучшему.
- К лучшему, - веско сказал Псих, - топать в кабак с красивой бабой, чтобы моя про это ни слухом, ни духом, а так…Ну вот какое оно, нахрен, к лучшему? Ладно, - он махнул рукой, - пошёл я пацанов собирать. Ты это, скажи Зануде что-нибудь от всех.
В посёлке я оставил Листа и Жёлудя. Оставил, как самых молодых. У Жёлудя ещё борода толком расти не начала. Парни правда начали пыхтеть и строить из себя, не пойми кого. Ну, типа они не могут отсиживаться, покуда остальные идут бодаться. Я послушал-послушал, а потом пообещал выбить каждому зубы, ежели хуч за одной конякой не уследят.
Могилы докопали, но пока никого не опускали, ждали меня. Хлоя сидела рядом с блондинчиком и держала его за руку. Вроде, пока я ещё шёл, королева что-то говорила, но как приблизился, замолчала. Вся рожа у Величия оказалась мокрой.
- Всё, - я кивнул своим. – Времени у нас – в обрез, поэтому прощаемся по-быстрому. Живы будем, организуем чего поприличнее. Опускайте.
Чтобы отобрать Джессипову руку у Хлои, пришлось поднапрячься. Королева сидела, закусив губу и казалось, не слышала, что я ей говорю. Дерьмово, немного в таком виде она наколдует. Нужно приводить бабу в чувство.
Покойников опустили в ямы, и Рвач кивнул: зарывать?
- Погоди, - я стал между могил и немного подумал. Поглядел на речку. – Короче так, вы оба не сдрейфили, не отступили и не обосрались в бою. Пусть кто-то получил от гадской гниды удар в спину, а другой не сумел справиться с этой тварью – ничё, парни, мы за вас отомстили. Главное, что вы были нормальными пацанами и жили по правильным понятиям. Будем вас помнить, пока сами живы. Спасибо вам. Спите спокойно.
Хлоя подошла ближе и поглядела в могилу Джессипа. Я кивнул и в ямы полетела земля. Хлоя повернулась ко мне. Глаза Величие держала закрытыми.
- Спасибо, - сказала королева. Уже не знаю, мне или ещё кому.
Когда уходили из посёлка, я задержался, чтобы пожать руки Листу и Жёлудю. Пацаны выглядели реально растерянными. Понятное дело, им не нравилось, что они сидят здесь, а мы идём в бой. Ничего не поделаешь, кому-то иногда не фартит.
- Не вздумайте бухать, - сказал я, как можно строже. – Вернусь – проверю.
После мы быстрым шагом двинулись в сторону ущелья. Судя по высоте солнца, до полудня оставалось не так уж и много.
Верхушки Дранки ярко блестели снежными шапками, а склоны самых близких гор зеленели лесной шубой. Однако ближайшие обрывы оказались серыми от камня и какой-то ползучей колючей гадости. Само Измирское ущелье отсюда казалось чёрной трещиной в сером монолите.
Последние деревья Шарпа остались позади. Забавно, вроде как ехал тут сегодня ночью, а ни хрена не узнаю. В общем-то и понятно: вперёд почти летел и по сторонам не глядел, а когда возвращался, больше внимания уделял одеревеневшей Хлое. Она и сейчас не отличалась особой болтливостью. В отличие от пацанов, которые на ходу лузгали семки и травили байки, про свои похождения в Жердебе. Ежели кое чего, из упомянутого не выдумки, стоит задать пару-тройку вопросов.
Ну, ежели ещё будет, кому их задавать.
Мы вошли в ущелье. Да, на самом входе встречать демонов явно нет смысла: тут так далеко от стенки до стенки, что даже став в цепочку, мы хрен перегородим проход. Пока я не наблюдал ни единого следа от прошедшего отряда. Да и какие, нахрен, следы на камне!
Прошагали что-то, около лиги. Солнце поднялось ещё выше, а воздух стал какой-то странный, точно спёртый. Ветер полностью стих и заметно похолодало.
- Эт чего, уже полуденный мрак начинается? – спросил я у Хлои. Она отрицательно мотнула башкой. – Так какого же чёрта?
- Близость портала, - Хлоя говорила как-то странно: уголком рта. – Он высасывает энергию…жизнь из всего, что находится рядом. Поэтому здесь не растут растения и не селятся животные. Крест, мне необходимо сосредоточиться, а ты мешаешь.
- Ну извиняйте.
Стены Измира начали сближаться, а я услышал какой-то странный звук спереди. Стук, вроде бы. Замедлил шаг и приказал своим достать оружие. Скорее всего – это наши, но на всякий случай стоит приготовиться.
Предосторожность оказалась напрасной. Мы прошли ещё поллиги и увидели в узком проходе между скал перевёрнутые телеги. Ага, энто те, на которых сюда везли доспех. За лежащими повозками пацаны складывали кучу из камней. Уже получился барьер мне по грудь. Эт Псих молодец – сразу видать армейского человека.
- Привет, строители! – крикнул я. – Небось уже заждались командира?
- Ага, - ответил взмыленный Карась. – Как раз свежие силы, чтобы эту хрень складывать.
- Ты это брось! – строго сказал я и поднявшись по камням, подал руку королеве. – Ослабею, сил не хватит гонять таких лодырей, как ты. И вообще, хорош базарить, помогай Глыбе каменюку тащить.
Здоровяк как раз тащил к барьеру здоровый овальный валун. Услышал меня, остановился, вытер пот и ухмыльнулся. Поманил Карася, но тот бочком учухал к склону, где пацаны подбирали булыжники.
Подошёл Псих.
- Всё норм? – спросил он. Я кивнул. Помощник махнул рукой. – Пошли, покажу, как я тут всё придумал.
- Мне нужно к порталу, - сказала Хлоя. Лицо у неё стало белым-белым, а кончик носа посинел. – Чем быстрее – тем лучше.
- Мясо, Вол, - пацаны подняли бошки. – Залезайте в броню, берите свои железки и дуйте за Величием. Будете с ней до самого конца. Что бы не случилось – не отходить ни на шаг.
- Но, – начал Вол и Псих поднёс к его носу кулак. – Понятно.
Я оставил королеву и отправился за Психом. Тот болтал без остановки и махал руками. Показывал. Помощник приготовил две линии обороны. Одну мы прошли, а вторая – там, где скалы снова сходились в узкий проход. Между барьерами – шагов сто-сто пятьдесят. На этом пространстве парни тоже выложили каменные кучи – типа, ежели отступать, чтобы задержаться.
Кроме того, в специальных ямах лежали привезённые дрова – для костров, на случай темноты. Ещё имелся десяток факелов на металлических ножках – мы их иногда использовали в ночных потасовках. Со слов Психа на перевёрнутые телеги плюхнули самогона, чтобы запалить в самом начале. 
- Глянь на ту площадку, - я указал на выступ скалы у первого барьера. – Думаю, с неё сподручно шмалять из луков.
- Самый умный? – Псих оскалился. – Перья уже готовятся. И ещё, глянь, что засранцы придумали.
Точнее, засранцем оказался Хорёк, который додумался примотать к стрелам лука взрывчатые «колбаски». Придумщик собирался сидеть вместе с лучниками и поджигать взрывчатку. Потом стрелки шмальнут этой фигнёй в демонов и тех порвёт на куски.
- Молодца! – восхитился я. – Глянь, среди дерьма в твоей башке и что-то ценное попадается.
Пока всё шло нормально, я решил посмотреть, как там дела у Величия. За вторым барьером стены опять расходились, а уж после – соединялись окончательно. Скалы тут стояли почти отвесно и были даже не серыми, а почти чёрными. Из-за этого я не сразу увидел пещеру и трёх людей перед входом.
Дышать здесь оказалось совсем трудно – воздух не лез в глотку и царапал горло, как дерьмовый самогон. Пацаны всё время кашляли и плевались. Когда я подошёл, оба глядели, как стоящая на коленях Хлоя раскачивается из стороны в сторону.
- Охренели? – спросил я. – А ежели бы сейчас кто другой пришёл, да головы ваши тупые отгрыз? А ну, следить во все четыре, мать вашу!
Хлоя продолжала шататься и что-то неразборчиво мычать под нос. Холодно тут. Я снял плащ и набросил на плечи Величия. Кажется, она этого даже не заметила.
Пещера оказалась не пещерой, а непонятной хренью, вроде полупрозрачного гладкого камня. Круглая штуковина, но сколько я не вперялся, так и не смог понять, где кончается серый камень скалы и начинается гладкая поверхность. Очередное колдовское дерьмо, короче.
Ещё раз сказал своим, чтобы глядели в оба и пошёл обратно. Поглядел на небо: солнце почти доползло до полудня и стало каким-то блеклым, точно выцветшим. Где-то над головой поднялся ветер и принялся сшибать со склонов мелкие камни. В животе то сжималось, то разжималось.
Псих сказал, что у него внутри творится такое же дерьмо. Видать, приближался полуденный мрак. Я велел пацанам завязывать с камнями и готовиться. Шаман спросил, когда станем жрать и Псих с каменной рожей пообещал завтра сводить его в кабак. Шаман хохмы не понял.
Я сбросил походное барахло и натянул поддевку. Потом принялся влезать в доспех. Муторное это дело, завязывать все долбанные шнурочки, чтобы ни хрена не болталось и держалось, как положено. Жаль, что щитов у нас нет, сегодня бы пригодились.
Как закончил, попрыгал и потряс руками-ногами. Вроде всё нормально. Надел шлем и застегнул ремешок под подбородком. Жмёт – ослабил. Открыл забрало: почти все пацаны успели подготовиться. Мы с Психом растолковали; кто где стоит и что делает. Зарядили арбалеты и приготовили запасные болты. Думаю, пару раз шмальнуть успеем. Перья и Хорёк полезли на уступ. Приняли стрелы и взрывчатку. Вроде всё.
Ветер завыл особо противно и небо начало быстро темнеть. От солнца точно кто-то отгрызал по кусочку. Мы ждали. Темень наползала так проворно, как никогда по вечерам. На небе появились звёзды. Издалека послышался протяжный вой и начал быстро приближаться.
- Приготовились, - сказал я.
                                               12.
Мы ждали. Сначала не происходило вообще ни хрена – только темнота, приближающийся вой и воздух, от которого дерёт в горле и носу. Пацаны лежали грудью на каменном валу и целили в темень из арбалетов. Костры пока не зажигали, но у каждой ямы с дровами стоял кто-то с кресалом, в ожидании приказа. Парни нервно переругивались и спорили, сколько по времени займёт бой. Ни я, ни Псих не сказали, сколько дерьма на самом деле выползет из Шарпа, чтобы надрать нам задницы. Я-то знал Черепов и знал, что среди них есть и такие, кто может реально обгадиться до боя.
Потом темнота впереди начала вытворять странные штуки: казалось, будто за поваленными повозками мрак бурлит и свивается в воронку. На небе по звёздам прошла рябь и все они в одно мгновение просто исчезли, как и не бывало. Стало темно, хуч глаз выколи.
- Поджигай, -  скомандовал я Свину. Он кивнул и чиркнул кресалом.
Зажжённый факел стукнулся о повозку и по дереву тотчас поползли голубые языки. Ещё два факела упали на соседние телеги и огонь весело принялся за дело, оседлав все три таратайки.
Вроде пахнуло жаром, но тепло тотчас ушло, а в рожу ударило холодом и вонью. Приутихший было вой, послышался с новой силой и теперь – совсем рядом. Сквозь огонь пылающих повозок я особо ничего не видел, зато хорошо слышал оглушительный топот. Слышал, ха! Да сама земля под ногами начала вздрагивать.
С уступа, где засели наши стрелки, донёсся предостерегающий возглас и внезапно три шипящих искры улетели куда-то, прочь от нас. Пацаны на барьере замерли. Никто уже не трепал понапрасну языком и не шевелился.
Потом три оглушительных взрыва на несколько мгновений заглушили топот и вой, а поток ледяного воздуха сменился горячей волной. Пламя на телегах испуганно прижало уши, чисто тебе нашкодивший кот, но тут же опомнилось, да ещё и поднялось много выше.
- Идут! – истошно завопил кто-то справа и тут же начали щёлкать арбалеты. – Иду-ут!
Земля под ногами уже не просто тряслась – она натурально подпрыгивала. Три искры вновь улетели со скалы в темноту, но в этот раз шипения я не услышал. Твою мать, я вообще ни хрена не слышал, кроме топота и воя! Разряженные арбалеты отдали назад, получили заряженные и немедленно шмальнули во мрак. Парни, стоявшие за спинами стрелков, торопливо перезаряжали оружие.
Но выстрелить уже никто не успел. Пламя пылающих повозок внезапно поднялось почти до небес и вдруг разлетелось во все стороны, ошмётками, вроде огненных птиц. А сквозь огонь на вал хлынула большущая волна чёрной нечисти. Демоны казались кусками темноты, которые ожили и решили нас сожрать.
В один прыжок я оказался на каменном барьере и принялся рубить монстров, неумолимо ползущих вверх по осыпающемуся камню. По сторонам я не глядел, некогда, но краем глаза замечал, как поднимаются и опускаются мечи слева и справа. Чёрная кровь летела во все стороны и приходилось следить, чтобы оружие не застревало в костях разрубленных черепов.
Убитые демоны скатывались вниз, и их собратья отпихивали тела дохлых сородичей, чтобы не мешали карабкаться. Когда гадина подползала близко, она немедля выплёвывала свою вторую челюсть, так что приходилось следить, как бы тебе не вцепились в ногу. Кажется, те пацаны, что не помещались в проходе, продолжали лупить из арбалетов, потому как то и дело кто-то из демонов прекращал лезть и катился вниз с болтом в башке. А ежели судить по колебаниям воздуха, то и Перья продолжали слать свои взрывчатые подарочки.
Самое дерьмовое, что натиск ползущих гадов даже не думал ослабевать. Демоны дохли, скатывались вниз и новые ползли уже по трупам сородичей. Рядом с нашей каменной насыпью уже начала подниматься другая, почти равная ей по высоте – из дохлых чудовищ. Но мне ещё казалось, будто у нас получится сдержать врага на этой линии обороны. Что у нас вообще получится его сдержать.
На случай усталости бойцов имелись кое какие мысли. Так что, когда Псих задудел в свою дудку, я повернулся боком и отступил назад. На моё место тотчас запрыгнул Ворон, со своей верной секирой. Такая же замена произошла по всей ширине прохода.
Я поднял забрало и осмотрелся. Ярко горели костры и светильники на ножках, отчего стало светло, чисто тебе, как пасмурный день. Те парни, что начали рубить демонов вместе со мной, сейчас стояли, опустив оружие и тяжело дышали. Кое у кого успели прокусить доспех на ногах, но вроде, серьёзно никого не подранили. С выступа над головой то и дело срывались искры и улетали в темноту.
Подошёл Псих. Вся его броня спереди оказалась заляпана чёрной дрянью. Я посмотрел на свои руки – такая же фигня. Меч вообще стал тёмным по самую рукоять и на землю с клинка медленно бежал тягучий ручеёк. 
- Справимся? – я попытался сплюнуть и тут же понял, что нечем. – Ты чего?
- Ты вообще видел, сколько их там? - проскрипел Псих. – И конца-края не видно.
- Мы справимся! – я стукнул его кулаком по нагруднику. – Понял?
Помощник видать хотел пожать плечами, но в броне у него вышла только какая-то непонятная хрень. И вдруг товарищ повернул свой шлем в сторону барьера. Да я уже и сам понял, что произошло какое-то, мать его, дерьмо.
Ряд обороняющихся опрокинули. Парни полетели вниз по скользкому склону, а те, которые стояли внизу, не успели понять, что произошло и прийти на помощь. Чуть позже я сообразил: пацаны упустили тот момент, когда куча дохлых тварей поднялась выше нашей насыпи. Атакующие демоны просто начали прыгать на защитников сверху.
Я заорал и подняв меч бросился в самую гущу потасовки. Твою же мать, кого-то уже хватали за ноги и яростно мотали головой, отрывая ступни. Кого-то тащили за руку, с хрустом ломая доспехи и кости. Кому-то успели отгрызть голову и обезглавленный труп в агонии дёргал ногой.
Теперь уже демоны оказались над нами, а мы лезли наверх, пытаясь отбросить врага назад. Удар, ещё удар, чёрная туша катится на меня, едва не сшибая на землю. Проткнуть пузо, распороть, отшвырнуть! Ударить налокотником в оскаленное рыло, проткнуть того, что слева, головой бахнуть по роже ещё одного. Ещё больше чёрных тварей перевалило через барьер и пришлось пятиться, работая двуручником, чисто тебе сабелькой: налево-направо, налево-направо.
Под ногами содрогались чьи-то тела, я спотыкался о них и даже не мог понять: живые они или уже нет. Не было ни мгновения, чтобы оторвать взгляд от чёрной пакости, лезущей навстречу. Налево-направо! Ногой в бок, коленом в голову, мечом сверху.
Хоть как-то остановить распроклятую лавину монстров удалось только шагах в двадцати от потерянного барьера. Здесь стояли четыре каменные горки и в ямах ярко пылали три больших костра. Демоны всё же старались не соваться в огонь и немного замедлили ход. А нам удалось выравнять строй и даже слегка отбросить чудищ назад.
Разрубив череп очередной твари, я внезапно вспомнил и поднял голову. Посмотрел на выступ, где сидели Перья и Хорёк. Чёрт, пацаны оказались в полном окружении и не могли отступать вместе со всеми. А чёртовы твари видать решили разобраться с теми, кто продолжал угощать их взрывчаткой. Демоны лезли один на другого и карабкались вверх по скале. Кто-то из Перьев лупил уже почти в упор, но чудища поднимались быстрее, чем дохли.
- Глыба, Кошель, Рогатый – ко мне! – как ни странно, но у меня даже получилось перекричать вой демонов. И ещё удивительнее, что парни услышали и подбежали. – Идём выручать наших. Глыба и я – впереди, вы двое – прикрывайте бока.
Нам удалось прорвать почти сплошную чёрную стену из щёлкающих клыками рыл и двинуться вперёд. Мы с Глыбой лупили широкими махами, так что всё время слышалось хлюпанье и шмяканье разрубаемой плоти. Здесь стало совсем темно, поэтому всё, что я видел через опущенное забрало – тени, летящие со всех сторон и клацающие зубами.
Мы не успели.
Когда до нужного места оставалось шагов пятнадцать, я услышал громкий отчаянный вопль откуда-то сверху. Продолжая рубать тварей почти наугад, поднял голову и посмотрел на скалу. Демоны забрались на выступ и кого-то из пацанов рвали на части. Ещё одного спихнули с края, и он улетел вниз. 
Вопил Хорёк, прижавшийся спиной к скале. В поднятых над головой руках коротышка держал дымящуюся взрывчатку. Потом я увидел ослепительную вспышку и мощный грохот едва не порвал уши. Бахнуло так, будто мы оказались в середине молнии. Полетели куски камня, ошмётки кожи и липкой дрянью залепило прорези забрала. От неожиданности я попятился и чуть не упал. Исхитрился устоять и удержал шатающегося Кошеля.
Несколько мгновений демоны не нападали, а после набросились с удвоенной силой. Они не давали сделать ни шагу, кружили, бросались в ноги и цеплялись клыками за оружие. У Рогатого меч застрял в разрубленной башке и никак не хотел выдёргиваться. Бойцу приходилось прыгать на месте, уворачиваясь сразу от тройки рычащих уродов. Кошель выл и пинался. Глыба повернул ко мне прорезь шлема.
- Валите, - промычал здоровяк. – Я их задержу.
И яростно махнул своим огромным мечом. Полетели рассечённые пополам тушки. Ещё один мощный круговой удар и демоны отступили. 
- За мной! – крикнул я и рванул в сторону наших.
Твари опомнились и снова набросились со всех сторон. Кошель и Рогатый громко ругались за спиной, а я бил мечом почти без остановки. Всё же нашёл пару мгновений, чтобы глянуть туда, где остался Глыба. Как раз, чтобы увидеть, как большущий холм из демонских туш обрушился, погребая того, кто остался под ним.
А нас оттесняли к стене ущелья, не позволяя сделать ни шагу в нужном направлении. Чудо, что мы вообще оставались живы до сих пор. Со всех сторон слышалось только клацанье челюстей да утробное рычание. Всё, за спиной оказался камень – отступать некуда.
Оно с одной стороны стало легче отбиваться – с задницы никто не набросится, а с другой – долго мы тут продержимся втроём-то? Свет костров сюда почти не доставал – виднелся только один факел вдалеке. В отблесках его пламени атакующие демоны казались волнами, которые неутомимо штурмовали берег, намереваясь снести его ко всем чертям.
Кошель и Рогатый стояли по бокам, а я рубился в середине. Двуручник вспарывал жёсткие шкуры, раскалывал черепа и отрубал когтистые лапы. Тех, кто исхитрялся ускользнуть из-под удара, добивали пацаны. Но я ощущал, как начинаю уставать, а в руках жжётся тупая протяжная боль.
- Крест, ты там живой, мать твою? – донёсся рёв, больше напоминающий рык проснувшегося медведя. – Хоть прокричи, чтобы я знал, где ты, засранец!
- Здесь! – взревел я, в ответ и пинком отшвырнул безлапого демона, который лез к левой ноге. – Давай быстрее, чёрт тебя дери!
Послышались глухие удары и волны тварей начали откатываться в сторону. Псих оказался умнее меня и взял с собой десяток бойцов. Кроме мечей и топоров пацаны несли ещё и большущие факела, которыми они тыкали в демонов. По ходу, тем очень сильно не нравился огонь.
Как только в прорехах между чёрными телами я увидел огонь и блестящий металл, тут же махнул своим:
- Вперёд!
Сил оставалось маловато, но мы сумели ударить навстречу нашим, да так, что только куски демонского мяса полетели во все стороны. Рогатый визжал так, будто у него в шлеме поселился целый выводок бешеных белок. А Кошель внезапно издал странный икающий звук и когда я повернул голову, то увидел, что пацана торопливо утаскивают за ногу в кучу тварей, преследовавших нас по пятам.
Можно было броситься на помощь, но чёрт возьми, я отлично понимал, что уже никого спасти мы не сумеем – только поляжем все до одного. Твою мать, вона чем окончился наш рейд по спасению Перьев – полной задницей! Оставалось скрипеть зубами и прорываться к Психу.
Мы успели добраться аккурат к тому моменту, когда демоны совсем озверели и принялись теснить небольшой Психов отряд. Ладно, теперь можно было и отступить. В прыгающих тварей запустили парой факелов, и гады с визгом откатились назад. За эти несколько мгновений мы успели выстроить защитный круг и начали пятиться. 
Ноги скользили на камне, влажном от крови, то и дело попадались трупы демонов и мать его, не только их! Пока отступали я добавил к дохлым тварям ещё десятка полтора. Парни вокруг не отставали, бешено работая своими железками. Живых чудищ это нисколько не пугало, и они продолжали атаковать с той же яростью.
Отступать пришлось дальше, чем я ожидал. Пока мы пытались спасать лучников, демоны успели отбросить Черепов к следующим каменным насыпям. Большая часть костров потухла и с каждым мгновением становилось всё темнее. Мы расчистили путь для отхода, зарубив ещё пару десятков уродов. Здесь, среди сдохших монстров, неподвижных тел в броне оказалось куда больше, чем прежде. Много, чёрт побери, чересчур много! 
- Здесь мы их не удержим! – прокричал в ухо Псих и рассёк башку рычащей гадине. – Нужно отходить!
Тут он, без базаров, прав: слишком широкое пространство и нам приходилось стоять редкой цепью. Ежели демоны сумеют прорваться за спину, считай – хана, порвут всех. С другой стороны, использовать второй барьер я собирался в самом крайнем случае, потому как дальше уже тупик, где Величие колдовала свои печати. Но всё же, до сраного тупика ещё имелся очень узкий проход в пару десятков шагов. Думаю, там обороняться смогут даже десяток пацанов. Остальным – какая-никакая передышка.
- Отходим! – крикнул я, стараясь делать это, как можно громче. В глотке першило. – Держать строй!
Твою же мать, как трудно отступать по неровному камню, когда спереди на тебя непрерывно прыгают клацающие клыками чудища, а ты всё время лупишь гадов тяжеленной длинной железякой. Нога то и дело попадет в какие-то ямы с неровностями и норовит подломиться. И нужно бить, бить и бить. Направо, налево, прямо. Вниз, вверх, везде, мать его! Чёртово забрало заляпало кровищей так, что я видел только движущиеся тени.
Это дерьмо казалось бесконечным, точно всю свою жизнь и я медленно пятился в темноте, слушал вой чудовищ, тяжёлое дыхание и ругань бойцов, хеканье и хлюпанье, звуки ударов и плюханье крови. Может мы все уже попали в ад? А что, вона и демоны имеются.
Потом стены ущелья всё же начали сближаться, а мы отступали всё более плотной группой. Стало полегче. Кое кого, из тех, кто устал сильнее остальных или кого подранили, отодвинули назад. Я заметил, что пару пацанов вообще тащат на спинах. У кого-то из раненых, оторвали ноги ниже колена, и он глухо стонал, мотая башкой из стороны в сторону.
Мы добрались до насыпи и начали по одному перебираться на другую сторону. И странное дело, в этот момент атаки демонов стали какими-то вялыми, точно твари передумали или испугались. Но ведь Величие чесала, типа уроды ни хрена не боятся? Ладно, к чертям, главное, что мы смогли спокойно уйти за барьер и слегка очухаться.
Мы с Психом отступали последними и когда перемахнули через насыпь, то увидели, как демоны остановились шагах в двадцати от нас. Некоторые сидели, некоторые лежали, а другие просто топтались на месте.
- Какого хрена? – просипел Псих и откинув забрало, глубоко вдохнул. Я сделал так же. Глаза щипало от пота. – Что они, мать их, уже задумали?
- Понятия не имею. Главное – следить за уродами.
Пацаны сидели на камне, привалившись спинами к стенам ущелья и тяжело дышали. Парню с оторванными ногами торопливо мотали тряпки на культи. Карась, а это оказался он, сдёрнул шлем и скулил, закусив губу. Кто-то из бойцов стоял на коленях посреди прохода и не шевелился. Голова опущена на грудь, а руки лежат на земле. Я подошёл ближе и поднял забрало на шлеме. Таракан глядел перед собой неподвижными глазами и молчал. Я начал стаскивать с него шлем и боец медленно повалился на бок. Твою мать, он же умер! Дерьмо, на нём же нет ни единой раны, какого чёрта? 
С той стороны ходы, где был тупик, послышались шаги. Я с трудом встал и уставился на подошедшую Величие. Мать твою, как же она изменилась: в тёмных волосах полно седины, а серое лицо изрезали морщины. Глаза провалились в чёрные дыры и слезятся.
- Чего? – я опёрся на меч, воткнутый в землю. Так легче стоять.
- Крест, у нас не получится! – из тёмных дыр бежали слёзы. Мясо и Вол за спиной королевы переминались с ноги на ногу и глядели на тех, кто ещё оставался жив. – Крест, мои силы на исходе, а я не сделала ещё и половины.
- Так делай, - просипел я. – Какого ты тут время теряешь?
- Мардук, - она всхлипнула. – Мардук прислал сообщение. Обещал отпустить всех, кто ещё остался жив. Отпустить, если я остановлюсь. Крест, вы не сумеете их удержать!
- Сумеем, - я сцепил зубы. – Сумеем, ясно?
- Посмотри, как вас мало осталось! Неужели ты хочешь, чтобы все твои люди погибли?
Я молча взял её за грудки и подтянул ближе. Под треск ткани поднял над землёй и посмотрел в испуганные глаза.
- Сука, не беси меня! – я встряхнул королеву. – Иди и закончи дело. И больше не приходи, дай нам сдохнуть спокойно, – отпустил её и поглядел на Мясо и Вола. Парни попятились. – Следите, чтобы дурью не маялась. Если появится здесь ещё раз, я вам головы нахрен снесу. Убирайтесь!
Все трое уходили так торопливо, будто боялись, что я начну им рубить бошки немедленно. Я подошёл к сидящему на барьере Психу. Товарищ повернул ко мне голову.
- Ща опять полезут, - сказал я. – Хотели, чтобы мы слились.
- А может стоило? – помощник поднялся и подобрал оружие. – Сдаётся мне, хана приходит.
- Ты чё наивняк включил? Думаешь, нас бы реально отпустили? – Псих оскалился. – То то и оно. Всё, делимся на группы, по, - я пересчитал пацанов. Чёрт, нас осталось всего двадцать семь. Из ста, мать его! – семеро. Одни лупят уродов, одни – на подхвате, одни – отдыхают.
Не успели посчитаться и стать в оборону, как демоны оживились и повернули к нам свои рылья. Зарычали и рванули к барьеру. Первый удар вышел очень сильным - нас едва не отбросили назад. Но всё же удалось отбить напор рычащих тварей и заставить их путаться лапами в трупах собратьев. Правда, не только. Пару пацанов всё же сумели схватить за броню и утащить за насыпь. Всё получилось так быстро – волна воющих гадов, удары мечом, вопли, визги и крики утаскиваемых, что помочь мы просто не успели. А после стало не до того.
Не знаю, может я уже так устал, а может и реально, но теперь демоны дрались злее, чем прежде. Они начали выше прыгать, пытались подрыть барьер и даже норовили забраться на стены ущелья, чтобы атаковать нас сверху. Отдыхать ни у кого не получилось; все пацаны, кто ещё выжид, дрались с гадами. Кто – впереди, как я и Псих, а кто – тыкал мечами из-за спин, да сшибал ублюдков, ползущих по скале.
Твою же мать, в этот раз холм их дохлых чудищ рос так быстро, что скоро атакующие твари сумели стать вровень с нами. Ещё немного и стало понятно, что придётся отходить, потому как демоны начали плевать своими челюстями аккурат нам в рожи. Кому-то проломили забрало шлема и вырвали кусок лица. Дерьмо!
- Назад! – скомандовал я и разрубил пополам тварь, хрустящую моим наколенником.
Мы отошли на несколько шагов и остановились. Десяток самых проворных тврей прыгнули прямиком к нам и сшибли одного бойца с ног. Пока тварей рубили на куски, они успели оторвать пацану голову. 
Крики, ругань, брызги крови и кишки, болтающиеся из распоротых туш. Ноги скользят в лужах крови. Что-то кричит Псих. Опять быстро растёт куча убитых демонов. Среди блестящих чёрных тел торчит рука в кольчужной перчатке.
Снова пятимся. Бить, бить, не останавливаться. Ни мгновения передышки. Кто-то дико кричит над самым ухом и вертится на месте, пытаясь стряхнуть монстра, рвущего нагрудный доспех. Отсекаю демону башку, но уже слишщком поздно – на земле два трупа. Растёт куча дохлых монстров. Воющий Карась ползёт вперёд, отпихивясь обрубками ног. В руке пацана – длинный нож. Карась режет пузо какого-то ублюдка и тут же пара тварей полосуют бойцу смпину. Готов. Мать твою!
- Отходим! – хриплю я. Нет сил даже открывать рот. Через забрало на рожу течёт липкая вонючая дрянь.
На животе у Психа повисло сразу две дряни. Псих воет и колотит их рукоятью меча. Сшибаю обоих гадов. На пузе у товарища большая кровавая дыра. Оттаскиваю помощника назад и снимаю шлем. Псих дёргает ногами и что-то сипит синими окровавленными губами. В чёрных глазах – смерть.
- Не сдыхай, гад! – я луплю его по щекам. На мгновение в глазах товарища вспыхивает свет. – Не бросай меня одного, ублюдок! Ты мне ещё восемнадцать золотых должен, засранец!
Из распахнутого рта у Психа хлещет кровь. Товарищ изгибается дугой и неподвижно застывает на земле. Я рычу что-то, непонятное самому и поднимаю меч. Бью, бью, бью, чёрт побери! Нас совсем мало, меньше десятка, и мы снова отходим. Кто-то слева плачет, как баба, потерявшая спиногрыза. Нужно выстоять, нужно удержаться!
Нет сил…
Рядом бьются какие-то, в чистой броне. Это же – Вол и Мясо!
- Убью, суки! – я не слышу своего голоса.
 В башке – туман. Ни хрена не понимаю: где я, что делаю? Тени рычат и клацают зубами. Нужно бить. Поднимаю тяжеленные руки и стараюсь не выпускать меч.
Нужно…бить.
Я глядел в небо и выл. Небо шло рябью и в сером полотнище мелькали звёзды. Шлема на башке не было, и я не помнил, когда и как его потерял. Нагрудник висел на одном ремне, я просто оторвал броню и отшвырнул прочь. Потом опустил взгляд. Рядом не оставалось никого. Я, один, стоял на большущей куче тел. Демоны, Черепа – все здесь. Левой ноги не ощущал, словно её и не было.
А снизу, по груде трупов лезли демоны. Много демонов. Очень много. Я наклонился к ним, сплюнул кровью и зарычал:
- Я! Убью! Вас! Всех!
И всё. Крест исчез. Осталась только бешеная ярость, которая безумно пылала в холодной тьме. Ярость ревела, выла и вопила, танцуя среди безбрежного ничто. К этому неистовому пламени из мрака ползли тени, жаждущие потушить яростный огонь. Но ярость жгла чёрные тени, не оставляя от них даже пепла. Жгла всё, к чёртовой матери. В ярости не оставалось ничего человеческого – ни усталости, ни страха, а только желание сжечь всё. 
Но всему приходит конец. И бешеное пламя мало-помалу начало съёживаться, уменьшаться, до тех пор, пока не обратилось человеком. Безумно уставшим, израненным, почти мёртвым. Меня сбили с ног и прижали к земле. Держали за руки, за ноги, давили на грудь, не позволяя пошевелиться. Я выл и мотал головой, пытаясь напоследок хотя бы укусить.
- Крест! Крест! – меня несколько раз сильно хлестнули по роже. – Крест, прекрати! Это же я – Графин! Я привёл помощь! Крест, я помощь привёл…
Багровая муть отступила и сквозь плывущий морок я увидел знакомое лицо. Точно – Графин. Откуда он здесь? И левый глаз какого-то чёрта закрыт повязкой. Графин сидел на корточках, рядом со мной, а за руки меня держали рослые мордовороты в форме королевской армии. И ещё целая куча таких же стояла вокруг. Издалека доносились затухающие звуки боя.
- Что с глазом? – просипел я. Почему-то это показалось мне чертовски важным.
- Дык это же, Крест, - рот Графина дёргался, а из глаза бежали слёзы. – Когда во дворец пришёл, мне же не поверили, думали, что мы спёрли королеву и выкупу желаем. Пытали, глаз выжгли и токмо тогда поверили. Крест, - он хлюпнул носом, - а пацаны-то где, а? Где остальные все?
- Здесь. – меня отпустили и даже помогли сесть, прислонившись спиной к скале. – Все здесь.
Графин опустился на колени и зарыдал, ткнувшись башкой в землю. У меня не осталось сил даже на это. Ни капли не осталось.
Мимо тащили носилки с королевой. Серое лицо повёрнуто ко мне, а абсолютно седые волосы развевались на ветру. Когда носилки оказались рядом, Хлоя издала какой-то тихий звук и носильщики остановились. Мы смотрели друг на друга.
- Черепа выполнили контракт? – прохрипел я.
- Да. До последней буквы.
Королева закрыла глаза и её потащили дальше. Я сидел и смотрел перед собой. Просто сидел и смотрел.
                                      Эпилог.
Прошло полгода. 
Почти месяц я провалялся без сознания. Меня всего исполосовали когтями, изорвали клыками, сломали левую ногу и четыре ребра. Кое-как я ещё запомнил дорогу до посёлка лесорубов, а после – провалился в бесконечную чёрную тьму. Ежели бы не королевский медик, которому Хлоя пригрозила отсечь башку в случае моей смерти, думаю, вряд ли бы выкарабкался. Гад всё порывался отсечь распухшую ногу, но Графин, ни на шаг не отходивший от меня, пригрозил отрезать костоправу бубенцы.
Очухался я уже в Нарменсе и первые дни вообще не мог понять, на каком свете нахожусь. Как сказал Лист, медик всё время поил меня какой-то белой дрянью, от которой я прекращал метаться по койке и пускать пену изо рта. Тело казалось пустым, точно пузырь – штрыкни и лопнет, а в башке вяло ворочались одуревшие от зимней спячки мысли-жабы.
Спустя пару дней, опосля того, как я пришёл в себя, к нам, на огонёк, заглянули Лапса и Чеба. Одни, без охраны. Выгнали моих взашей и некоторое время молча сидели, рассматривая меня во все три глаза. Потом Чеба кивнул и Лапса начал базар. Я уже знал, что кто-то пустил байку, типа Черепа шибко хотели вернуть должок Троим. Заради энтого вломились во дворец к Зараду, устроили там кавардак и порушили всё к чёртовой матери. А опосля пытались поймать саму королеву, чтобы стребовать за неё выкуп. Не фартануло, подоспела подмога и всех пацанов положили.
Такой шёл базар. Надо сказать, что это больше походило на правду, чем сама правда.
- Люблю идиотов, - печально сказал Чеба и промокнул платком слезящийся глаз. – Сам такой был. Но рвение похвальное, да.
- Крест. – строго сказал Лапса, баюкая сухую руку. – Вообще-то мы таких вещей не прощаем, но братва порешала, что ты – заслужил.
- Я так считаю, - скромно сказал Чеба. – И вообще, нужно быть милосердным. 
Короче, мне дали год и ещё скостили половину того, что мы взяли. И даже не назначили процент. Честно, я был очень удивлён. Никогда прежде не слышал, чтобы Трое делали такие послабления.
Должок мы вернули гораздо раньше. Просто продали всех коней, которые остались без хозяев. Когда продали коняку Психа, я почувствовал себя последним гадом и нажрался вусмерть.
А потом – ещё раз.
Когда нога стала заживать, и я смог залезть в седло, первым делом поехал в Корпетс. Решил, чёрт с ним, что она не хочет меня видеть, я-то её хочу. Заберу, увезу и мать его, стану жить, как с женой. Никаких тебе больше дорог, сражений и всего такого. Честно, так и думал, гадом буду.
«Доброй дороги» оказался закрыт и судя по пыльному замку на двери, уже давно. Я потоптался у входа, стукнул в ставни – никто не ответил. В этот момент мимо проходил какой-то дедуган, с длинной всклокоченной бородой. Он остановился, вытер слюну, свисающую из беззубого рта и что-то квакнул.
- Чего? – не понял я.
- Закрыто, грю, - шамкнул дед и достал из котомки чёрный сухарь. Сунул за щеку. – Нет хозяев.
- А куда подевались? – во рту отчего-то пересохло.
- Дык это, - дед безумно хихикнул. – Хозяйку какой-то пришлый обрюхатил, а муж, как прознал, возьми её и придуши. А сам опосля в петлю влез. Изменщицу вродя на погосте зарыли, а самогубца, как полагается, в реку скинули.
Дед отвалил, а я некоторое время стоял, упёршись затылком в стену дома и глядел в небо. На кладбище не пошёл, не было сил. Вернулся в Нарменс и там три дня пил без передыху. Жёлудь сказал, что пытался резать себе брюхо и орал, типа жить не хочу.
Жить реально не хотелось. Да и незачем.
Проспался и решил съездить в Измир. Поглядеть, как оно там сейчас. Может, похоронить кого. Всё польза.
Тут имелась одна непонятная заковыка. Как солдаты сумели добраться к нам, в ущелье мимо Тихого? Я расспросил Графина, но он только пожал плечами. С его слов, они просто ехали по дороге и никакого Тихого вообще не видели. Правда в том месте, где он должен быть, с ними распрощался подмазавшийся поселянин. Увязался с отрядом, назвался Ступпертом и всю дорогу развлекал старыми байками и фокусами. Вот, а в том месте, где должен быть Тихий, сказал, типа приехал и отвалил.
И в самом деле, я проехал всю дорогу, но никаких колдовских городов так и не встретил. Но от бандюков стало много спокойнее. Правда пришлось раз десять показывать подорожную патрулям. А в лесах вовсю лупили разбойников. Вроде как Змей и Лис уже успели полностью кончить, а Волков изводили под корень. По ходу, Хлоя решила не доверять докладчикам и лично взялась за дело.
Ещё на подъезде к Измиру, я заметил, что вход в ущелье смотрится как-то иначе, но только подъехав ближе понял, что вижу. Большущий курган, на верхушке которого блестел белым камнем высокий, в два моих роста, обелиск. На той плоскости, которую я видел, бешено скалил зубы пылающий череп. В ущелье остались только костяки демонов, так что понятно, где теперь спят пацаны.
И я был очень благодарен Величию за это.
По ходу, в мире ещё остались нормальные люди.
Я посидел у кургана, побазарил с парнями и немного выпил. Жужжали мухи, свистел ветер и курлыкали птицы. Я завалился на холм и лежал, разглядывая облака. Казалось, будто вот-вот кто-то из моих подойдёт, что-то спросит, скажет хохму или начнёт привычно ныть. Наверное, правильно было бы, ежели я остался бы здесь, со своими. Больше я, один хрен, никому не нужен.
Как выяснилось, я ошибался.
Когда вернулся в Нарменс, Жёлудь и Лист сообщили, что встретили несколько пацанов, из молодняка, которые хотели бы вступить в отряд. Типа они и раньше хотели, а сейчас, опосля баек, как мы едва не спёрли королеву, так точно решили пойти в Черепа.
Сначала думал послать всех подальше, а опосля махнул рукой: какого чёрта? Парни вроде толковые, пусть лучше при деле будут.
Прошло полгода.
Мы сидели в Спящем медведе и отмечали удачное завершение первого контракта. Дело в общем-то плёвое: сопроводить купеческий караван, но для молодняка – радость. Да и крови вона испробовали: на тракте нас пытались щемить какие-то залётные с югов. Радовался даже Вьюн – самый зелёный, которому в бою отчекрыжили кусок уха.
Я выпил со всеми, а после отсел. Последнее время иногда накатывало такое – побыть одному. Особо не пил, потягивал пиво и разглядывал таракана на стене. Внезапно, как толкнуло, ощутил, будто что-то переменилось. Медленно выпил из кружки и опустил пальцы на рукоять ножа. Только после этого поглядел по сторонам.
Ага, и справа, и слева, за столиками сидели какие-то хмыри, явно не из местных: шибко дорогая одежа и рожи холёные. Все так старательно не глядели на меня, что аж ржать хотелось. Шпики, чтоль? Дык, вроде же чистый я, покамест.
Потом дверь кабака открылась и внутрь вошли трое. Два мужика остались стоять на входе, а баба в плаще с капюшоном, опущенным на рожу, направилась прямиком ко мне. Села на лавку с другой стороны стола и отбросила капюшон. Мы поглядели друг на друга. Потом Хлоя крутанула по столу медную монету.
- Плата за контракт, - сказала королева. – Как и было записано.
- Угу, - сказал я и спрятал монетку. – Там это, за пацанов спасибо.
Она ничего не сказала, только глубоко вздохнула. О, опять эти её вздохи.
- Крест, – Величие положила на стол руки в перчатках. Прядь седых волос упала на лицо королевы. – У меня имеются очень большие проблемы, и я нуждаюсь в человеке, которому могла бы доверять. Пожалуй, у меня остался только один такой.
Я подумал. Поглядел на пацанов, которые шумели в углу. Ещё подумал.
- Валяй, - сказал я и налил себе пива. – Выкладывай.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Fidelkastro | 26-06-2019, 18:17 | Просмотров: 90 | Комментариев: 0






Добавление комментария


Наверх