Летящие-сквозь-ночь
ЛЕТЯЩИЕ-СКВОЗЬ-ÐОЧЬ
   Они поют:
   Сквозь веÑние ветра, твой Ñлышу вопроÑ:
   Зачем ураган Ð½Ð°Ñ Ð´Ð°Ð»Ñ‘ÐºÐ¾ унёÑ?
   Зачем Ñлёзы неба в лицо нам летÑÑ‚,
   И очи его равнодушно глÑдÑÑ‚?
  ВÑегда поражает, как им удаётÑÑ Ñобирать Ñти ÑвиÑÑ‚Ñщие и взвизгивающие звуки в подобие человечеÑкой речи, да ещё и Ñкладывать во вполне оÑознанные и разумные текÑÑ‚Ñ‹. ПопроÑи любого объÑÑнить, что означает поÑледний Ñпетый им куплет и он лишь улыбнётÑÑ Ñ€Ð°ÑÑеÑнной улыбкой, а затем Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ð¼ÐºÐ¸Ð¼ Ñмехом раÑтворитÑÑ Ð² ночи, превратившиÑÑŒ в неразличимый Ñмутный ÑилуÑÑ‚.
  Они поют:
  Лёгкий дождь, упав на землю
  ШелеÑтит во тьме лиÑтвою.
  Я забыл, Ñ Ð½Ðµ приемлю
  Зла, меж мною и тобою.
  Так зачем же Ñ‚Ñ‹ укрылÑÑ
  За невидимой Ñтеною?
  Точно обида и зло имеют Ð´Ð»Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð³Ð¾ из них хоть какое-то значение. ЗдеÑÑŒ вообще вÑÑ‘ неважно и тот, Ñ ÐºÐµÐ¼ Ñ‚Ñ‹ занималÑÑ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð²ÑŒÑŽ вектор назад, Ñпокойно примет другого партнёра, тут же забыв прошлого, а вÑе негативные Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ ÑмываютÑÑ Ñмехом и раÑтворением в потоке ветра.
  Они поют:
   Свет луны холодной киÑтью
   ÐебоÑвод звездами вÑкроет,
   С груÑтною мешаÑÑÑŒ мыÑлью
   Волк из темноты завоет.
   Мне к тебе не докричатьÑÑ
   И прибой мой Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñмоет.
  МножеÑтво понÑтий не знакомых никому, из моих Ñпутников, ведь вÑе живые ÑущеÑтва делÑÑ‚ÑÑ Ð´Ð»Ñ Ð½Ð¸Ñ… на медленные огоньки, быÑтрые тени и Ñкрытых тварей. Медленные огоньки Ð´Ð»Ñ Ð²Ñех - иÑточник шуток и жеÑтоких розыгрышей; Ñ Ð±Ñ‹Ñтрыми тенÑми они играют в опаÑную и жёÑткую игру: погаÑи пламÑ, а Ñкрытых тварей ÑтараютÑÑ Ð¸Ð·Ð±ÐµÐ³Ð°Ñ‚ÑŒ, Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰Ð°Ñ Ð¸ÑходÑщую от тех ÑмертоноÑную угрозу. Так и еÑÑ‚ÑŒ: обладатели чёрных щупалец, таÑщиеÑÑ Ð² разломах мира, ÑпоÑобны прикончить кого угодно и Ñ ÑƒÐ¶Ðµ пережил жуткие Ñмерти парочки Ñвоих подопечных, которых утащили во мрак БезвременьÑ. Эти Ñмерти помню только Ñ.
  Они поют:
   Звёзды цепкими глазами
  ПроÑледÑÑ‚ мой путь во мраке.
  Мы раÑÑталиÑÑŒ, груÑÑ‚ÑŒ лишь Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸
  Как глаза больной Ñобаки
  И недоÑтижимым утром
  РаÑцветают Ñолнца маки.
  Как ни Ñтранно, но даже в Ñтих пуÑÑ‚Ñ‹Ñ… головешках, наполненных лишь ÑвиÑтом ветра, ÑущеÑтвуют зачатки фольклора. Солнце и раÑÑвет Ð´Ð»Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð¾Ð³Ð¾ - ÑвÑÑ‰ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð²ÐµÑ‰ÑŒ, к которой они ÑтремÑÑ‚ÑÑ, не в Ñилах преодолеть линию зари. Ðе знаю, ÐºÐ°ÐºÐ°Ñ Ñила ограничивает вектор движениÑ, но кажетÑÑ Ð²ÑÑŽ грÑдущую вечноÑÑ‚ÑŒ нам придётÑÑ Ð»ÐµÑ‚ÐµÑ‚ÑŒ Ñреди мерцающих звёзд, над плывущими во времени огоньками, тенÑми и тварÑми.
  Они поют...
  Ðаша жизнь не ÑоÑтоитÑÑ Ð¸Ð· одного лишь Ñтремительного полёта, когда ветер оглушительно ÑвиÑтит в ушах, а огоньки внизу проноÑÑÑ‚ÑÑ Ñо ÑкороÑтью, не позволÑющей понÑÑ‚ÑŒ, что Ñто было: человечеÑкое жильё или один из разломов, менÑющих лик планеты. Довольно чаÑто ÑÑ‚Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñто завиÑает в прозрачном ночном воздухе и в Ñвете Ñрких звёзд, а то и Ñамой хозÑйки мрака - Луны, поёт Ñвои чудные пеÑни, занимаетÑÑ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð²ÑŒÑŽ и проÑто дурачитÑÑ. Кто-то прыгает по раздувшимÑÑ Ð¾Ñ‚ влаги облакам, вблизи похожим на очень гуÑтой туман; кто-то опуÑкаетÑÑ Ðº Ñамой земле, а Ñамые отчаÑнные дразнÑÑ‚ Ñкрытых тварей, Ð¾Ñ‚Ð¿Ñ€Ñ‹Ð³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ в поÑледний момент, когда из чёрного провала выÑтреливает длинное зазубренное щупальце.
  Вот и ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¼Ñ‹ проÑто дрейфовали над выÑоким горным хребтом, наполовину Ñкрытым пушиÑтыми подушками облаков, а тонкий меÑÑц, повиÑший над головами, напоминал полуприкрытый глаз, полный тёплого пламени. ВоиÑтину - Око Ðочи, утомившейÑÑ Ð¾Ñ‚ забот и решившей немного вздремнуть.
  Я виÑел чуть поодаль от оÑтальных, наблюдаÑ, как они уÑтроили забавную игру, Ñ Ð¿Ñ€Ñ‹Ð¶ÐºÐ°Ð¼Ð¸ через голову и какими-то, Ñовершенно невероÑтными, кульбитами. Парочка занималаÑÑŒ любовью и Ñ, ещё не утративший вÑе человечеÑкие воÑпоминаниÑ, в который раз поразилÑÑ: наÑколько наш ÑÐµÐºÑ Ð¾Ñ‚Ð»Ð¸Ñ‡Ð°ÐµÑ‚ÑÑ Ð¾Ñ‚ того, полузабытого
  То ли Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ‡Ð°Ñ Ð½Ð° мои мыÑли (а могло быть и такое), то ли повинуÑÑÑŒ ÑобÑтвенным желаниÑм, ко мне ÑвилаÑÑŒ Лида. Яркие звёзды пошли Ñ€Ñбью, мрак обрёл плотноÑÑ‚ÑŒ и превратилÑÑ Ð² женÑкий ÑилуÑÑ‚, Ñверкающий зелёными иÑкорками, напоминающими алмазную пыль. ГорÑÑ‡Ð°Ñ Ð»Ð°Ð´Ð¾Ð½ÑŒ коÑнулаÑÑŒ груди и прошлаÑÑŒ пальчиками вниз, к животу. Вот ещё вопроÑ: зачем Преображение оÑтавило нам прежние половые органы и возможноÑÑ‚ÑŒ ÑовокуплениÑ, еÑли размножаемÑÑ Ð¼Ñ‹ ÑовÑем иначе?
  - СмотрÑщий, - Лида прижалаÑÑŒ ко мне и пощекотала Ñзыком шею, - о чём Ñ‚Ñ‹ думаешь?
  Она не Ñпрашивала, а определённо укорÑла. И дейÑтвительно, о чём Ñ Ð´ÑƒÐ¼Ð°ÑŽ в такой момент? Внезапно ещё одна рука прошлаÑÑŒ ногтÑми по Ñпине и томный Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐžÐ»ÑŒÐ³Ð¸ влилÑÑ Ð² ухо:
  - Разделим СмотрÑщего?
  Главное, Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð¸ÐºÑ‚Ð¾ ни о чём и не ÑобиралÑÑ Ñпрашивать! Разделили и вÑÑ‘.
  ÐевероÑтное ощущение, когда две ЛетÑщих трахают Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ñреди ночного неба, где звёзды от Ð²Ð¾Ð·Ð±ÑƒÐ¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ ÑрываютÑÑ Ñ Ð½Ð°Ñиженных меÑÑ‚ и рушатÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·, а Луна, кажетÑÑ, вÑÑ‘ шире открывает глаз, пытаÑÑÑŒ разглÑдеть, чем же занимаютÑÑ ÐµÑ‘ непутёвые паÑынки.
  Потом вÑÑ‘ закончилоÑÑŒ и Ольга тут же удрала к играющим, прокручиваÑÑÑŒ в воздухе, подобно небывалому веретену. Лида оÑталаÑÑŒ, приÑтально вглÑдываÑÑÑŒ в Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‡Ñ‘Ñ€Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ провалами глаз. Ðекоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¼Ð½Ðµ даже казалоÑÑŒ, будто лицо партнёрши отражает некую мыÑль, вызревающую внутри и Ñ, забывшиÑÑŒ, ÑпроÑил так, Ñловно мы, как прежде, были Ñупругами:
  - О чём думаешь?
  Это её неÑколько удивило; да и то - задавать ЛетÑщему подобные вопроÑÑ‹! Та ÐºÐ°Ð¿Ð»Ñ Ð¸Ð½Ð´Ð¸Ð²Ð¸Ð´ÑƒÐ°Ð»ÑŒÐ½Ð¾Ñти, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ ÑохранÑлаÑÑŒ у каждого, не могла мыÑлить полноценно, лишь ретранÑÐ»Ð¸Ñ€ÑƒÑ Ñ€ÐµÑˆÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾Ð±Ñ‰ÐµÐ³Ð¾ разума Ñтаи. ОÑталиÑÑŒ ли в его глубине воÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ¶Ð½ÐµÐ¹ Лидии? Рчёрт его знает!
  - Тебе одиноко?
  Кто Ñто Ñпрашивает? ЛетÑщаÑ, Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð¾Ð¹ Ñ Ð´ÐµÐ»Ð¸Ð» удовольÑтвие в ночном небе или общий разум, обеÑпокоенный меланхолией СмотрÑщего - опекуна безмозглых летунов? Я ÑклонÑлÑÑ ÐºÐ¾ второму. Ðо так хотелоÑÑŒ верить, что Ñ€Ñдом - по-прежнему человек, которому Ñ Ð½ÐµÐ±ÐµÐ·Ñ€Ð°Ð·Ð»Ð¸Ñ‡ÐµÐ½.
  - Да. Ðемного. Иногда.
  В Ñто мгновение лицо Лиды, поÑеребрённое ÑиÑнием меÑÑца, казалоÑÑŒ почти одухотворённым и воÑпоминаниÑ, ничуть не потуÑкневшие за прошедшие...МеÑÑцы? Годы? ДеÑÑтилетиÑ? ВоÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ вÑкрыли картинки прошлого, Ð²Ñ‹Ð½ÑƒÐ¶Ð´Ð°Ñ Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰Ð°Ñ‚ÑŒ протÑжную боль в том меÑте, где когда-то Ñтучало Ñердце.
  Ðачало Волны прошло Ð´Ð»Ñ Ð²Ñех незаметно. Ð’ÑÑ‘ же цикл: работа-дом, Ñ Ð½ÑŽÐ°Ð½Ñами выходных не ÑпоÑобÑтвуют проникновению поÑтороннего, еÑли только Ñам Ñ‚Ñ‹ не намерен прорвать прочную Ñтену повÑедневноÑти. ПоÑтому, вÑе неприÑтноÑти и катаÑтрофы вÑегда проиÑходÑÑ‚ безмерно далеко: в телевизоре, в новоÑтной ветке Ñайта, в Ñонном бормотании паÑÑажиров подземки.
  ВзорвалиÑÑŒ неÑколько нефтÑных вышек и труба газопровода ÑвернулаÑÑŒ иÑполинÑкой Ñпиралью поÑреди тайги? Это даже Ñмешно, а лучше раÑÑкажи: Витёк продолжает вÑтречатьÑÑ Ñ Ð¢Ð°Ð½ÑŒÐºÐ¾Ð¹ или муж вÑÑ‘ же заÑтукал их на кооперативе?
  Великий каньон в Колорадо полноÑтью иÑчез, наполнившиÑÑŒ водой, а поÑреди Ðтлантики образовалÑÑ Ð½Ð¾Ð²Ñ‹Ð¹ архипелаг? Забавно, но гораздо интереÑнее: когда шеф ÑобираетÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ зарплату? Обещал к РождеÑтву, а уже - апрель!
  Ðью Йорк Ñметён огромной волной, а ÑÑ‚Ð°Ñ‚ÑƒÑ Ð¡Ð²Ð¾Ð±Ð¾Ð´Ñ‹, оÑтавшиÑÑŒ без головы, торчит поÑреди мутного бурлÑщего озера; Лондон и Париж равнÑет непрекращающееÑÑ Ð·ÐµÐ¼Ð»ÐµÑ‚Ñ€ÑÑение, а от ÐвÑтралии оÑталоÑÑŒ неÑколько крохотных оÑтровов? Так Ñтим говнюкам и надо, но мы Ñто уже уÑпели обÑудить на работе, Ñкажи лучше: едем на выходных к Байкалу или опÑÑ‚ÑŒ зажмём деньги?
Â Â ÐžÐ³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ñ‚Ñ€ÐµÑ‰Ð¸Ð½Ð°, наÑÑ‚ÑƒÐ¿Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ Ледовитого Океана, рубит пополам Сибирь, Ð¿Ñ€ÐµÐ²Ñ€Ð°Ñ‰Ð°Ñ Ðзию в два отдельных материка, причём разом уже добралÑÑ Ð´Ð¾ ÐфганиÑтана, раздавшиÑÑŒ на три Ñотни километров? Да, Байкал отпадает, но ведь на ÑтоимоÑÑ‚ÑŒ коммуналки Ñто никак не повлиÑет, а мы вон, уже три меÑÑца не платили. Водоканал приÑлал напоминание.
  Старые поÑловицы не ошибаютÑÑ, но иногда даже они не ÑпоÑобны оценить вÑÑ‘ раздолбайÑтво человека. Гром уже гремел вовÑÑŽ, а мужик и не думал креÑтитьÑÑ, Ñ Ñонным равнодушием Ð·Ð°Ð²ÐµÑ€ÑˆÐ°Ñ Ð½Ð¸ÐºÐ¾Ð¼Ñƒ не нужный проект. Ðа улицах возроÑло количеÑтво машин Ñ Ð¼Ð¸Ð³Ð°Ð»ÐºÐ°Ð¼Ð¸, небо наливалоÑÑŒ угрожающей краÑнотой, а мы планировали летний отпуÑк.
  Планы приходилоÑÑŒ поÑтоÑнно менÑÑ‚ÑŒ из-за Ñообщений, которые то и дело изрыгали новоÑтные агентÑтва. Египет заливали потоки лавы и заÑыпали вулканичеÑкие бомбы из полуÑотни Ñвежих вулканов; Ð¢ÑƒÑ€Ñ†Ð¸Ñ Ð¼ÐµÐ´Ð»ÐµÐ½Ð½Ð¾ погружалаÑÑŒ под воду и Ñтранные ÑущеÑтва Ñо множеÑтвом щупалец бороздили океан там, где раньше была ÐнталиÑ.
  Даже в отечеÑтвенном туризме царил вÑеобщий форÑ-мажор: на Сочи наÑтупал ураганно раÑтущий леÑ, в котором таилиÑÑŒ огромные пÑтниÑтые медведи-людоеды; Крым откололÑÑ Ð¾Ñ‚ материковой чаÑти и дрейфовал к центру Чёрного морÑ, раÑÑыпаÑÑÑŒ на Ñотню маленьких оÑтровов, а Кавказ ÑраÑталÑÑ Ð² единую гору, выÑота которой уже превышала двадцать три километра и продолжала раÑти.
  Подземка в тот день не работала. По официальной верÑии, её оÑтановили на техобÑлуживание, но люди, до отказа забивающие бешенные маршрутки поговаривали: деÑкать, два ÑоÑтава беÑÑледно иÑчезли, нырнув в неоÑвещённое проÑтранÑтво туннелÑ. Ð¯Ð²Ð½Ð°Ñ Ñ‡ÑƒÑˆÑŒ. ÐžÑ‡ÐµÑ€ÐµÐ´Ð½Ð°Ñ Ð¸Ð´ÐµÑ Ð´Ð»Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÐµÐ¹ дешёвых ÑенÑаций. Ðу ещё бы: извеÑтные люди переÑтали пропадать и Ðнгелы Ð’Ð¾Ð·Ð¼ÐµÐ·Ð´Ð¸Ñ Ð²Ð¾Ñ‚ уж, как год не поÑвлÑÑŽÑ‚ÑÑ Ð½Ð° улицах городов. Пора придумать нечто новое!
  В маршрутке какаÑ-то мразь пропорола мне барÑетку, но кошелёк вытащить так и не уÑпела, поÑтому к подъезду Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñ…Ð¾Ð´Ð¸Ð» в Ñтранной ÑмеÑи Ñ€Ð°Ð·Ð´Ñ€Ð°Ð¶ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¸ радоÑти. Из поÑтоÑнных бабок на лавке приÑутÑтвовали лишь две: Маша и Зина, да и те выглÑдели какими-то пришибленными.
  Поманив менÑ, баба Зина ткнула Ñморщенным пальцем в ÑоÑедний дом, перед которым ÑобралоÑÑŒ изрÑдное количеÑтво машин Ñкорой и полиции. Бабка поведала Ñовершенно инфернальную иÑторию о жителÑÑ… целого подъезда, разом лишившихÑÑ Ñ€Ð°Ð·ÑƒÐ¼Ð°. Ðу вот, ещё Ñтого не хватало! Сначала тьма, Ð¶Ñ€ÑƒÑ‰Ð°Ñ Ð¿Ð¾ÐµÐ·Ð´Ð°, а теперь и маÑÑовое помешательÑтво. Правда, люди в белых халатах дейÑтвительно бодро Ñновали от подъезда к машинам, транÑÐ¿Ð¾Ñ€Ñ‚Ð¸Ñ€ÑƒÑ Ð·Ð°ÐºÑ€Ñ‹Ñ‚Ñ‹Ðµ ноÑилки, а хмурые автоматчики в брониках и каÑках тщательно Ñтерегли периметр, не подпуÑÐºÐ°Ñ Ð²Ð½ÑƒÑˆÐ¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½ÑƒÑŽ толпу зевак.
  ПоразмыÑлив, не приÑоединитьÑÑ Ð»Ð¸ к праздно глазеющим, Ñ Ñ€ÐµÑˆÐ¸Ð»: да ну его! Лида хваÑталаÑÑŒ по телефону, временами иÑÑ‡ÐµÐ·Ð°Ñ Ð² хруÑте помех, что готова порадовать наÑтоÑщим МариупольÑким борщом. Ð’Ñпомнить, так Ñказать, молодоÑÑ‚ÑŒ. Ðу, а где борщ, там и законные Ñто пÑтьдеÑÑÑ‚. Ртам, как пойдёт.
  ВÑÑ‘ пошло очень хорошо, пока жена, отобрав почти пуÑтую бутылку, не погнала Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð² кровать. Уже ÑƒÑ‚Ð¾Ð¿Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹ в подушке, Ñ Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ вникал в её раÑÑказ о подруге, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð·Ð°ÑÑ‚Ñ€Ñла где-то под Белгородом, из-за маÑÑовой облавы на каких-то огромных летучих мышей, которые, по Ñлухам, воруют детей и уноÑÑÑ‚ их в леÑные гнёзда.
  ИÑÑ‚Ð¾Ñ€Ð¸Ñ Ð·Ð²ÑƒÑ‡Ð°Ð»Ð° наÑтолько нереально, что Ñ Ð½Ðµ заметил, как пришёл Ñон, в котором, как и полагалоÑÑŒ поÑле подобных раÑÑказов, приÑутÑтвовало небо, ÑвиÑÑ‚ ветра и Ñмутные тени, закрывающие Ñркие точки звёзд. Ð’ груди Ñладко замирало, точно, как в детÑтве, когда Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿ÐµÑ€Ð²Ñ‹Ð¹ раз поÑадили в вагончик американÑких горок.
  ПроÑнулÑÑ Ñ Ð¾Ñ‚Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, что незримый вагончик резко затормозил, выброÑив из царÑтва Ñновидений в полумрак Ñпальной комнаты, где одиноко звенел загулÑвший комар, невеÑÑ‚ÑŒ как проникнувший внутрь через Ñетку на окне.
  Впрочем, Ñкоро выÑÑнилоÑÑŒ, что никакой Ñетки и не было: Лида уÑпела её ÑнÑÑ‚ÑŒ и теперь Ñидела на подоконнике, ÑвеÑив ноги по другую Ñторону окна. Странно, но поведение Ñупруги, прежде вызвавшее бы приÑтуп паники и обеÑпокоенноÑти за её пÑихичеÑкое ÑоÑтоÑние, ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ðµ показалоÑÑŒ необычным или пугающим. ПроиÑходÑщее точно враÑтало корнÑми в прерванный Ñон и Ñ Ð¿Ð¾Ñ‡Ñ‚Ð¸ ожидал увидеть жену, выпархивающую наружу и раÑтворÑющуюÑÑ Ð² ночном небе.
  ВмеÑто Ñтого она повернулаÑÑŒ и улыбнувшиÑÑŒ, поманила рукой. Как она понÑла, что Ñ ÑƒÐ¶Ðµ не Ñплю и глÑжу на неё - понÑÑ‚Ð¸Ñ Ð½Ðµ имею. Тем не менее, размышлÑÑ‚ÑŒ над дурацким вопроÑом не Ñтал, а проÑто отброÑил одеÑло и подошёл к окну. ÐаÑтупила Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ð°Ñ Ñ‚Ð¸ÑˆÐ¸Ð½Ð° и даже злополучный комар заткнулÑÑ, забившиÑÑŒ в какую-то щель.
  Лида подвинулаÑÑŒ и Ñловно заворожённый, Ñ Ð·Ð°Ð½Ñл меÑто Ñ€Ñдом, беÑпечно Ð±Ð¾Ð»Ñ‚Ð°Ñ Ð½Ð¾Ð³Ð°Ð¼Ð¸ на выÑоте воÑьмого Ñтажа. Ðебо, как мне показалоÑÑŒ, Ñлабо пульÑировало, а звёзды приблизилиÑÑŒ вплотную: протÑни руку и доÑтанешь. КÑтати, почему бы и нет? ПоднÑÑ‚Ð°Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ° не ощутила ничего, но тёплый воздух ударил в лицо, Ñловно Ñ Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»ÑÑ Ð·Ð° рулём мотоцикла, неÑущегоÑÑ Ð¿Ð¾ летней автоÑтраде.
  ОÑлепительные точки вÑÑ‘ приближалиÑÑŒ и приближалиÑÑŒ, пока Ñ Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼ изумлением не Ñообразил, что подоконника подо мной больше нет, а вокруг - одно беÑкрайнее ночное небо. Ð’ ту же Ñекунду Ñознание точно отключилоÑÑŒ, оÑтавив ощущение тёплого водопада, низвергающегоÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· моё тело. Ð’ общем-то и тела не ÑущеÑтвовало, а приÑутÑтвовал лишь поток, рушащийÑÑ Ð¸Ð· ниоткуда в никуда. МыÑлить в нём, чувÑтвовать ÑÐµÐ±Ñ Ð»Ð¸Ñ‡Ð½Ð¾Ñтью оказалоÑÑŒ невозможно, как и оценивать бегущее времÑ.
  Потом Ñ Ð¿Ñ€Ð¸ÑˆÑ‘Ð» в ÑебÑ, точно покинул тенета Ñ‚Ñжёлого ÑновидениÑ, никак не желающего отпуÑтить из цепкого плена. Тишина вокруг и прохладный ветерок, вот и вÑÑ‘, что Ñ Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‚Ð¸Ð» Ñначала. Потом темнота одним толчком изрыгнула ÑиÑющие ровным Ñветом звёзды и мрак под ногами раÑÑтупилÑÑ, открыв нечто Ñерое, напоминающее рваную ткань, в прорехах которой чернела...ЗемлÑ?
  Чёрт, Ñ Ð²Ð¸Ñел выÑоко в небе, изумлённо оглÑдываÑÑÑŒ по Ñторонам! Потом медленно поднÑл руки и уÑтавилÑÑ Ð½Ð° полупрозрачные ÑилуÑÑ‚Ñ‹ конечноÑтей, Ñквозь которые легко проÑматривалÑÑ Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ¶Ð°ÑŽÑ‰Ð¸Ð¹ мир.
  Это Ñмерть? МыÑль об Ñтом не покидала головы, но вÑÑ‘ вокруг ниÑколько не походило на религиозные догматы или выдумки миÑтиков. Ðо еÑли Ñ Ð¶Ð¸Ð², то что Ñо мной? Почему Ñ Ð¾Ð´Ð¸Ð½-одинёшенек вишу поÑреди ночного неба? Впрочем, один ли?..
  О нет, ÑовÑем не один. Серую ткань под ногами (облако, чёрт побери, Ñто было облако!) пронзили деÑÑтки туÑкло мерцающих ÑущеÑтв, таких же призрачных, как и Ñ. И вÑе они не молчали, а громко хохотали, вопили во вÑÑ‘ горло и пели Ñтранные пеÑни. Во мгновение ока ÑущеÑтва окружили менÑ, замкнув в центре шевелÑщегоÑÑ ÑˆÐ°Ñ€Ð° и Ñреди обнажённых незнакомок и незнакомцев, Ñ Ð²Ð½ÐµÐ·Ð°Ð¿Ð½Ð¾ узнал Лиду.
  Лицо жены, туÑкло мерцающее во мраке, выглÑдело непривычно помолодевшим, Ñловно она ÑброÑила прожитые годы и теперь они не имели над ней никакой влаÑти. Эта же печать вечной молодоÑти лежала и на физиономиÑÑ… оÑтальных. ПоÑтепенно хохот Ñ Ð¿ÐµÑнÑми умолкли и теперь люди (или кем там они были) Ñ Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑом разглÑдывали менÑ.
  - СмотрÑщий, - почти пропела Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ð¾Ð½Ð¾Ð³Ð°Ñ Ð´ÐµÐ²Ð¸Ñ†Ð° Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð²ÐµÐ²Ð°ÑŽÑ‰Ð¸Ð¼ÑÑ ÐºÐ°Ñ€Ðµ, - Ñ‚Ñ‹ опÑÑ‚ÑŒ изменилÑÑ? Мы Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ñ‚ÐµÑ€Ñли.
  - Это он Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñ‚ÐµÑ€Ñл, - коренаÑтый мужчина Ñ Ð°Ð±Ñолютно лыÑой головой хлопнул её по Ñгодицам, - а мы его нашли. Теперь можно лететь дальше.
  - Кто вы? - Ñумел выдавить Ñ, не в Ñилах Ñообразить, откуда вÑе знают Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¸ почему зовут СмотрÑщим.
  - Мы, ка и Ñ‚Ñ‹ - ЛетÑщие, - Лида Ñмотрела так, как мог бы Ñмотреть абÑолютно чужой человек, - СмотрÑщий, почему Ñ‚Ñ‹ вÑегда задаёшь один и тот же вопроÑ? Полетели, может уÑпеем догнать раÑÑвет.
  ВÑе ÑорвалиÑÑŒ Ñ Ð¼ÐµÑта, вытÑгиваÑÑÑŒ в подобие журавлиного клина и две ÑовÑем молоденькие девчушки подхватили Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð´ руки, ÑƒÐ²Ð»ÐµÐºÐ°Ñ Ð²Ð¿ÐµÑ€Ñ‘Ð´ за Ñтой Ñтранной Ñтаей. Как ни Ñтранно, но Ñ Ñ…Ð¾Ñ€Ð¾ÑˆÐ¾ понимал, как увеличивать и уменьшать ÑкороÑÑ‚ÑŒ полёта, как ÑнижатьÑÑ Ð¸ набирать выÑоту, Ñловно делал Ñто вÑÑ‘ уже много раз, Ð´Ð¾Ð²ÐµÐ´Ñ Ð´Ð¾ автоматизма.
  РаÑÑвет мы так и не догнали. Как Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ñл много позже, нам и не Ñуждено увидеть нечто большее, чем алую полоÑку горизонта. Ðочь Ñтала нашим вечным приÑтанищем.
  Ðо тогда Ñ ÐµÑ‰Ñ‘ не знал Ñтого и нёÑÑÑ Ð²Ñлед за оÑтальными, Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰Ð°Ñ Ð²Ð½ÑƒÑ‚Ñ€Ð¸ неиÑтовую надежду увидеть оÑлепительный шар Ñолнца поднимающийÑÑ Ð² небо. Девчонки не переÑÑ‚Ð°Ð²Ð°Ñ Ñыпали шутками, пели Ñтранные пеÑни и тараторили забавные ÑтихотворениÑ. С одной Ñтороны их внимание (оÑобенно ÑекÑуальные намёки) веÑьма импонировало, а Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¾Ð¹ - Ñ Ð½Ð¸ÐºÐ°Ðº не мог понÑÑ‚ÑŒ, почему Лида позволÑет незнакомкам подобные вольноÑти, а Ñама ведёт ÑебÑ, как нероднаÑ.
  Да и вообще, кроме ÑтранноÑти проиÑходÑщего, во вÑём приÑутÑтвовал некий подвох, Ñуть которого, в полной мере, открылаÑÑŒ неÑколько позже. Рпока Ñ Ð½Ðµ мог Ñообразить, почему на вопроÑ, заданный одной Ñпутнице, чаÑто отвечает другаÑ, а иногда - Ñразу обе.
  С Ñтим Ñ Ñ€ÐµÑˆÐ¸Ð» разобратьÑÑ Ð¿Ð¾Ð·Ð¶Ðµ, а Ñначала, мÑгко избавившиÑÑŒ от поползновений девушек, догнал Ñупругу и окликнул по имени. Однако, обратила внимание на Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ð½Ð° лишь тогда, когда Ñ Ð¿Ñ€Ð¸ÐºÐ¾ÑнулÑÑ Ðº прозрачной руке. Странное, кÑтати, ощущение, точно вÑтречаютÑÑ Ð´Ð²Ð° ÑлектричеÑких разрÑда. Точнее Ñловами не передать.
  - СмотрÑщий? - она, казалоÑÑŒ, удивилаÑÑŒ, - Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð´ÐµÐ»ÑÑ‚ Лиза и Зина. Их недоÑтаточно?
  Я вновь назвал жену по имени и её гладкое лицо на мгновение отразило Ñмутную задумчивоÑÑ‚ÑŒ. Потом проÑветлело.
  - Лида, да, - ÑоглаÑилаÑÑŒ она, - так чего Ñ‚Ñ‹ желаешь?
  - Что проиÑходит? - ÑпроÑил Ñ, внезапно ощутив, что Ñ€Ñдом Ñо мной находитÑÑ Ð½ÐµÐºÑ‚Ð¾ чужой, не та, Ñ ÐºÐµÐ¼ мы прожили больше деÑÑти лет, - почему мы летим и кто такие, вообще?
  - Одни и те же вопроÑÑ‹, СмотрÑщий, - ухмыльнулаÑÑŒ она, - Ñ‚Ñ‹, как вÑегда, Ñтранный. Мы - ЛетÑщие, мы - Ð¡Ñ‚Ð°Ñ Ð¸ мы живём в небе. Ðаша пища - Ñвет звёзд и ветер, а Луна - наша мать.
  Этот бред Ñкорее подошёл бы чокнутому лунатику, но другого ответа Ñ Ð½Ðµ Ñмог получить ни от одного ЛетÑщего Стаи. Как ни Ñтранно, но мы дейÑтвительно ничем не питалиÑÑŒ, не могли коÑнутьÑÑ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸, а Ñвет Луны наполнÑл тело магичеÑким ÑкÑтазом, напоминающим опьÑнение абÑентом. ЕÑли подумать, то Ñлова Лиды оказалиÑÑŒ правдой, от и до.
  И да, она не была Лидой, переÑтала быть ею. ПолноÑтью утратила памÑÑ‚ÑŒ, превратившиÑÑŒ в ЛетÑщую из Стаи, как и вÑе, кроме менÑ. Когда Ñ Ð´ÐµÐ»Ð¸Ð»ÑÑ Ð²Ð¾ÑпоминаниÑми о человечеÑкой жизни, они лишь ÑмеÑлиÑÑŒ и говорили: "СмотрÑщий, ну Ñ‚Ñ‹ даёшь! Как вÑегда"
  Рпотом открылоÑÑŒ и ещё кое что... Мы не могли ходить по земле, подобно обычным людÑм, но опуÑкатьÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð· и парить над Ñамой поверхноÑтью, могли. Ð”Ð»Ñ Ñ‡ÐµÐ³Ð¾? Дразнить медленных, которые тут же прÑталиÑÑŒ в зданиÑÑ…, грохоча оружием; охотитьÑÑ Ð½Ð° быÑтрых, зелёными тенÑми ÑкользÑщих в ветвÑÑ… или без вÑÑкой цели неÑтиÑÑŒ у Ñамой травы.
  Ðа одной из, ещё работающих, ÑлектроÑтанций, больше напоминающей крепоÑÑ‚ÑŒ, ЛетÑщие выломали окно Ñнергозала и ноÑилиÑÑŒ над кольцами генераторов, Ð²Ñ‹Ð½ÑƒÐ¶Ð´Ð°Ñ Ð°Ð³Ñ€ÐµÐ³Ð°Ñ‚Ñ‹ иÑкрить и визжать на разные голоÑа. Пока Ð¡Ñ‚Ð°Ñ Ð²ÐµÑелилаÑÑŒ, а люди в ужаÑе палили по ним из вÑех Ñтволов, Ñ Ð½Ð°Ñ‚ÐºÐ½ÑƒÐ»ÑÑ Ð½Ð° календарь, виÑÑщий на облупленной Ñтене.
  РаÑчерченное от руки полотно, где прошедшие дни закрывали креÑтами. Я долго виÑел Ñ€Ñдом и раÑÑматривал дату ÑегоднÑшнего днÑ. Она отÑтоÑла от того вечера, когда Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾ÑˆÑ‘Ð» к окну, на пÑтнадцать лет. Полтора деÑÑтка лет куда-то выпали из памÑти. Когда же Ñ Ð¿Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚Ð°Ð»ÑÑ Ð²Ñ‹ÑÑнить в чём дело, получил Ñтереотипный ответ, деÑкать Ñ "опÑÑ‚ÑŒ". ПришлоÑÑŒ отÑтавить ÑледÑтвие на потом. Может когда-нибудь правда выплывет наружу.
  - Ðе Ñкучай, - Лида погладила Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾ щеке, - мы - Ñ€Ñдом и вÑегда Ñможем развеÑелить.
  - Уже вÑÑ‘ в порÑдке, - Ñ Ñ‡Ð¼Ð¾ÐºÐ½ÑƒÐ» её в Ð½Ð¾Ñ Ð¸ ЛетÑÑ‰Ð°Ñ ÑƒÐ¼Ñ‡Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ прочь, затерÑвшиÑÑŒ в хороводе ночных призраков.
  Иногда так хочетÑÑ, подобно оÑтальным, утратить вÑе воÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¸ бездумно кружить в тёмном небе, раÑÐ¿ÐµÐ²Ð°Ñ Ð±ÐµÑÑмыÑленные пеÑенки. К Ñожалению, Стае проÑто необходим СмотрÑщий, который, хоть иногда, Ñумеет обуздать безумные порывы подопечных.
  С Ñтим, кÑтати, очень Ñтрого. Видимо вÑтроенный рефлекÑ, но Ñтоит мне Ñказать: "ÐельзÑ!" и ЛетÑщие ÑтараютÑÑ ÑƒÐ´Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒ как можно дальше от объекта, на который наложено табу.
  СпуÑÑ‚Ñ Ð½ÐµÑколько векторов произошла непонÑÑ‚Ð½Ð°Ñ ÑˆÑ‚ÑƒÐºÐ°. Мы, как раз, преодолели выÑокий горный крÑж, увенчанный Ñнежными шапками, напоминающими шлÑпы гномов и вдруг поÑреди огромного плато, куда ÑбежалиÑÑŒ плоÑкие двухÑтажные домики, вÑпыхнул луч Ñтранного фиолетового цвета. Очень плотный луч, который не раÑÑеиваÑÑÑŒ, легко доÑтигал той чаÑти неба, куда мы ÑтаралиÑÑŒ не залетать.
  ЕÑли поднÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð¾Ñ‡ÐµÐ½ÑŒ выÑоко, то пеÑÐ½Ñ Ð·Ð²Ñ‘Ð·Ð´ ÑтановитÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÑчур громкой, Ð·Ð°Ð³Ð»ÑƒÑˆÐ°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡Ð¸Ðµ звуки, в том чиÑле и разума. Мне неоднократно приходилоÑÑŒ транÑпортировать вниз ЛетÑщих, которые виÑели в разрежённом воздухе, глупо улыбаÑÑÑŒ точкам звёзд. У Ñамого в башке в Ñто момент творилаÑÑŒ наÑтоÑÑ‰Ð°Ñ Ñ…Ñ€ÐµÐ½ÑŒ, Ñловно Ñ ÑƒÐ³Ð¾Ð´Ð¸Ð» на Ñцену, во Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð²Ñ‹ÑÑ‚ÑƒÐ¿Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ ÑимфоничеÑкого оркеÑтра.
  КолÑ, выÑокий худощавый ЛетÑщий, подлетел ко мне и воÑторженно ткнул пальцем за Ñпину, где фиолетовый Ñтолб разрезал мрак пополам.
  - СмотрÑщий, он липнет!
  - Как липнет? - Ñто что ещё за дурдом? Свет липнет?
  - КаÑаешьÑÑ, - ÐšÐ¾Ð»Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ñл руку, демонÑтрируÑ, - и она не хочет отрыватьÑÑ, а еÑли залететь внутрь, то летаешь так медленно, Ñловно Ñтал медленным внизу.
   Ðе нравитÑÑ Ð¼Ð½Ðµ Ñта хренотень. До Ñих пор ещё ни одно человечеÑкое приÑпоÑобление не могло влиÑÑ‚ÑŒ на наÑ, а диковинный Ñвет Ñвно поÑылали люди, обитающие на плато.
  Подлетев ближе, Ñ Ð¾Ð±Ð½Ð°Ñ€ÑƒÐ¶Ð¸Ð» пару деÑÑтков ЛетÑщих, лениво барахтающихÑÑ Ð²Ð½ÑƒÑ‚Ñ€Ð¸ фиолетового конуÑа. ОÑтальные Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ð¼ÐºÐ¸Ð¼ Ñмехом тыкали в них пальцами и пыталиÑÑŒ копировать неуклюжие движениÑ. Угу, а те, которые внутри, барахтаютÑÑ Ð²ÑÑ‘ медленнее. Чёрт!
  - Ð’Ñе наружу! - Ñ€Ñвкнул Ñ Ð¸ когда балбеÑÑ‹ принÑлиÑÑŒ выбиратьÑÑ Ð¸Ð· Ñветового Ñтолба, обнаружил Катю, неподвижно повиÑшую в Ñамом центре потока, - твою мать! Ð’Ñем убратьÑÑ, как можно дальше!
  Ðырок внутрь оказалÑÑ Ñ‚ÐµÐ¼ ещё развлечением. Ð’ башке зазвенело, а перед глазами заметалиÑÑŒ ÑветлÑчки. Тем не менее никакого Ð¾Ñ‰ÑƒÑ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¼ÑƒÑ…Ð¸ в меду не возникло. Ðапротив, Ñ Ð¾Ñ‡ÐµÐ½ÑŒ быÑтро добралÑÑ Ð´Ð¾ отключившейÑÑ Ð›ÐµÑ‚Ñщей и Ñмог дотащить непривычно Ñ‚Ñжёлое тело до границы фиолетового конуÑа.
  Я даже Ñумел выброÑить наружу беÑчувÑтвенное тело, а вот выбратьÑÑ Ð½Ð°Ñ€ÑƒÐ¶Ñƒ не Ñумел: руки точно упёрлиÑÑŒ в ÑтеклÑнную Ñтену и как Ñ Ð½Ð¸ билÑÑ, прорватьÑÑ Ð½Ðµ удалоÑÑŒ. Кто-то из Ñтаи начал приближатьÑÑ, то ли любопытÑтвуÑ, то ли пытаÑÑÑŒ помочь. ПришлоÑÑŒ махнуть рукой.
  - Прочь! Ждите.
  Внезапно Ñветовой луч изменил окраÑку на тёмно-багровый и тело начало наливатьÑÑ Ð´Ð°Ð½Ð¾ забытым веÑом. Я точно тонул в бокале Ñ Ð²Ð¸Ð½Ð¾Ð¼, погружаÑÑÑŒ на Ñамое дно, где лениво подмигивал фаÑетчатый глаз, неотрывно ÑледÑщий за мной. Ловушка, чем бы она ни была, захлопнулаÑÑŒ.
  Крыша зданиÑ, где ÑтоÑло непонÑтное приÑпоÑобление, пленившее менÑ, разошлаÑÑŒ, пропуÑÐºÐ°Ñ Ð²Ð½ÑƒÑ‚Ñ€ÑŒ незадачливого ЛетÑщего. Внутри обнаружилÑÑ Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð´Ð½Ñ‹Ð¹ прозрачный ÑоÑуд, по Ñтенам которого Ñкользили иÑкры знакомого фиолетового цвета. Помещение, окружающее ловушку, проÑматривалоÑÑŒ довольно Ñмутно и различалиÑÑŒ лишь блеÑÑ‚Ñщие металличеÑкие пандуÑÑ‹ и большой знак, Ñ ÑимволичеÑким Ñдром атома и надпиÑью: "Центр ÑкÑпериментальных иÑÑледований имени Курчатова".
  ЛÑзгнуло и колба, куда Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð·Ð°Ñ‚Ñнуло, накрылаÑÑŒ прозрачной крышкой, по которой лениво Ñкользили разрÑды фиолетовых молний. Ð¢Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ Ð±Ð°Ð³Ñ€Ð¾Ð²Ñ‹Ð¹ луч Ð¿Ð¾Ð³Ð°Ñ Ð¸ Ð¾Ð±Ñ‹Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ð»Ñ‘Ð³ÐºÐ¾ÑÑ‚ÑŒ вернулаÑÑŒ в тело. КажетÑÑ, теперь Ñ Ñмогу удрать из западни! РванувшиÑÑŒ вперёд Ñ ÑƒÑтановил Ñразу две вещи: во-первых, удрать у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ðµ получитÑÑ, а во-вторых, Ð¿Ñ€Ð¾Ð·Ñ€Ð°Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ñтена очень больно жалитÑÑ Ñ‚Ð¾ÐºÐ¾Ð¼, когда отшвыривает назад.
  Я Ð¿Ð¾Ð²Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ñреди пуÑтого проÑтранÑтва, размышлÑÑ, ка поÑтупать дальше. Похоже, ученые нашли ÑпоÑоб Ñтреножить неуловимых призраков и Ð²Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾Ñ Ñ‚ÐµÐ¿ÐµÑ€ÑŒ в том, что они ÑобираютÑÑ Ñо мной делать.
  Рвот и они, легки на помине: четыре фигуры в ÑеребриÑÑ‚Ñ‹Ñ… коÑтюмах и громадных шлемах подошли к Ñтене ловушки и принÑлиÑÑŒ тыкать перед Ñобой Ñетчатыми зонтиками. Зондировали, Ñтало быть.
  - Ð—Ð°Ð±Ð°Ð²Ð½Ð°Ñ ÑитуациÑ, - Ñкрипнул Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð·Ð° Ñпиной, - даже не знаю, чему отдать предпочтение.
  Я повернулÑÑ Ð¸ Ñ‚Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñ Ð¾Ñ‚Ð¿Ñ€Ñнул назад, едва не врезавшиÑÑŒ в жалÑщую Ñтену. Этого ещё не хватало! Ð’ проÑтранÑтве образовалаÑÑŒ Ñ‡Ñ‘Ñ€Ð½Ð°Ñ Ð´Ñ‹Ñ€Ð°, откуда выхлеÑтнулÑÑ Ñ†ÐµÐ»Ñ‹Ð¹ ворох зазубренных щупалец, колышущихÑÑ Ð² воздухе, точно передо мной поÑвилаÑÑŒ Ð¶ÑƒÑ‚ÐºÐ°Ñ Ð¼ÐµÐ´ÑƒÐ·Ð°.
Â Â Ð¡ÐºÑ€Ñ‹Ñ‚Ð°Ñ Ñ‚Ð²Ð°Ñ€ÑŒ. И нет никакой возможноÑти удрать на безопаÑное раÑÑтоÑние. Мне конец.
  - Ðе бойÑÑ, - во тьме провала Ñверкнули пÑÑ‚ÑŒ жёлтых точек, - ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ Ð½Ðµ голоден, проÑто хочу развлечьÑÑ.
  - Каким образом? - мне никогда не приходилоÑÑŒ общатьÑÑ Ñо Ñкрытыми, но даже манера разговаривать, не Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ Ð¾ внешноÑти, вызывала жуткий озноб.
  - Могу проÑто убить Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¸ Ñйцеголовые ошалеют от такого прикола: Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‚Ð¾ они ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ðµ видÑÑ‚, - он глухо закудахтал и одно из щупалец протÑнулоÑÑŒ к моей груди, едва не каÑаÑÑÑŒ её, - могу убить их вÑех и выпуÑтить тебÑ, но Ñто - неинтереÑно. Рмогу дать Ñовет. ПоÑлушаешьÑÑ Ð¼ÐµÐ½Ñ - выберешьÑÑ Ð½Ð°Ñ€ÑƒÐ¶Ñƒ, а вÑÑ Ñта Ð¼Ð°ÑˆÐ¸Ð½ÐµÑ€Ð¸Ñ Ð²Ð·Ð¾Ñ€Ð²Ñ‘Ñ‚ÑÑ Ðº чёртовой матери.
  - И какое тебе в Ñтом развлечение? - Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð³Ð»Ñдел крохотные приÑоÑки на конце чёрного отроÑтка. Они пульÑировали, Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ñ‚ времени демонÑÑ‚Ñ€Ð¸Ñ€ÑƒÑ Ð¾Ñтрые зубы.
  Скрытый довольно ухнул и щупальце вернулоÑÑŒ к оÑтальным.
  - Совет проÑтой: тебе необходимо превратитьÑÑ Ð² одну из безмозглых марионеток Стаи. Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ‚Ð²Ð¾Ð¸ воÑпоминаниÑ, Ñто - то, что позволÑет ÑнергетичеÑкой ловушке удерживать Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² плену. Стирай памÑÑ‚ÑŒ и проваливай.
  - И как же Ñто Ñделать? - вообще то мыÑль о подобном очень мне не понравилаÑÑŒ, - и Ñ Ñ‡ÐµÐ³Ð¾ Ñ‚Ñ‹ взÑл, что у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ð¾Ð¾Ð±Ñ‰Ðµ получитÑÑ?
  - Ðу, пÑтнадцать же лет получалоÑÑŒ, пока Ñ‚Ñ‹ не Ñменил прежнего СмотрÑщего. Рделать Ñто очень проÑто: обратиÑÑŒ к Стае и она вÑÑ‘ Ñделает Ñама. Она у Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‡ÐµÐ½ÑŒ умнаÑ!
   - Ртебе в Ñтом какой прикол?
   Из мрака провала ÑвилоÑÑŒ чёрное человечеÑкое лицо, даже Ñимпатичное, еÑли бы не роÑÑыпь жёлтых глаз в Ñамых неожиданных меÑтах. Глаза разом мигнули.
  - ЛишившиÑÑŒ памÑти, Ñ‚Ñ‹ иÑчезнешь, как личноÑÑ‚ÑŒ. ФактичеÑки - умрёшь. Убивать Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½ÐµÐ¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑно, а вот вынудить Ñовершить ÑамоубийÑтво - забавно.
  До Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð´Ð¾ÑˆÐ»Ð¾. С точки Ð·Ñ€ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñ‚Ð²Ð°Ñ€Ð¸ вÑÑ‘ дейÑтвительно выглÑдело крайне забавно: или оÑтатьÑÑ Ð² плену, подвергаÑÑÑŒ непонÑтным и, Ñкорее вÑего, болезненным иÑÑледованиÑм, или превратитьÑÑ Ð² лишённый памÑти Ñлемент Стаи, фактичеÑки умереть.
  Я Ñ Ñ‚Ð¾Ñкой поÑмотрел за пределы прозрачной Ñтены, удерживающей Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð² плену. Учёных в защитных коÑтюмах Ñтало ещё больше, и они уÑпели притащить целую прорву металличеÑких Ñщиков и блеÑÑ‚Ñщих пик Ñамого неприÑтного вида. Кроме того, двое извлекали из коробки механизм, напоминающий муху Ñ Ð´Ð²ÑƒÐ¼Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¿ÐµÐ»Ð»ÐµÑ€Ð°Ð¼Ð¸. Ðет, здеÑÑŒ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ðµ ожидало ничего хорошего.
  Мой жуткий Ñоветчик почти полноÑтью погрузилÑÑ Ð²Ð¾ мрак провала и лишь кончики щупалец подрагивали Ñнаружи, да ÑветилаÑÑŒ парочка глаз во тьме.
  - Рдругого пути нет? - ÑпроÑил Ñ.
  - Может еÑÑ‚ÑŒ, а может и нет, - он хохотнул, - нет, вообще то интереÑно будет поÑмотреть, как Ñ‚Ñ‹ Ñтанешь метатьÑÑ, терÑÑ Ð¿Ð¾Ñледние минуты, когда ещё можно было ÑпаÑтиÑÑŒ, а потом издохнешь, понимаÑ, что Ñам проÑрал ÑпаÑение. Вперёд, ищи другой путь, Ñ Ð¿Ð¾Ñмотрю.
  - Ðу и как Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¼Ð¾Ð¶Ð½Ð¾ назвать, поÑле такого?
  - Зови ÑпаÑителем, - разрешил он, - а можешь - Ðиколаем Романовым или Царём, мне вÑÑ‘ равно.
  Даже не пытаÑÑÑŒ догадатьÑÑ, какое отношение тварь имеет к Ñгинувшей динаÑтии монархов, Ñ Ð¿Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚Ð°Ð»ÑÑ ÑвÑзатьÑÑ Ñ Ñ€Ð°Ð·ÑƒÐ¼Ð¾Ð¼ Стаи. Ð’ результат, чеÑтно говорÑ, не верилоÑÑŒ, но ответ пришёл Ñразу. Точно Ñтруи тёплого водопада пронизали вÑÑ‘ тело, а потом мощный голоÑ, в котором Ñловно ÑоединилиÑÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑчи других, пророкотал в голове:
  - Мы знаем о твоей проблеме. Ты понимаешь, в чём решение? Готов принÑÑ‚ÑŒ?
  О готовноÑти и речи не шло, но выход, по-прежнему, не находилÑÑ, а доÑтавлÑÑ‚ÑŒ дополнительное удовольÑтвие Ñкрытой твари Ñ Ð½Ðµ ÑобиралÑÑ.
  - Почему Ñ‚Ñ‹ раньше никогда Ñо мной не говорил?
  - Потому что Ñ‚Ñ‹ Ñам не пыталÑÑ, - в голоÑе ощущалаÑÑŒ мÑÐ³ÐºÐ°Ñ Ð¸Ñ€Ð¾Ð½Ð¸Ñ, - вÑе вы, СмотрÑщие, одинаковы: жалуетеÑÑŒ на одиночеÑтво, не понимаÑ, что у Ð²Ð°Ñ ÐµÐ³Ð¾ проÑто нет. Итак?
  - Что Ñтанет Ñо мной?
  - То, что уже было прежде, когда Ñ‚Ð²Ð¾Ñ Ð¶ÐµÐ½Ð° была СмотрÑщей: превратишьÑÑ Ð² чаÑÑ‚ÑŒ Стаи. Ð’Ñ€ÐµÐ¼Ñ ÑƒÑ…Ð¾Ð´Ð¸Ñ‚.
  И как в ледÑную воду:
  - Я готов!
  И тут же Ñтруи потока начали уÑиливатьÑÑ, превращаÑÑÑŒ в безбрежный океан, где поÑтепенно иÑчезали, раÑтворÑÑÑÑŒ, вÑе мыÑли, Ñтрахи и желаниÑ.
  Мы поём:
   Танец на воде, танец под водой,
   Дремлешь без менÑ, бодрÑтвуешь Ñо мной,
   Лика твоего видеть не могу:
   Скрыт он от Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð»Ð¾Ñ‚Ð½Ð¾Ð¹ пеленой.
  Тишина. Покой. Безветрие. Хорошо.
  СиÑÑŽÑ‚ звёзды. Где-то впереди - раÑÑвет и мы его обÑзательно догоним.
  СмотрÑÑ‰Ð°Ñ Ð³Ñ€ÑƒÑтит.
  Мы поём:
   Вихрем улетишь, лишь махнув крылом,
   Ð’ небеÑах паришь, точно звонкий гром,
   Рпотом иÑчезнешь где-то вдалеке,
   ВолоÑÑ‹ покрыв меÑÑчным венком.
  ЗанимаемÑÑ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð²ÑŒÑŽ. Танцуем. Луна.
  ПоднимаетÑÑ Ð²ÐµÑ‚ÐµÑ€. ВеÑело.
  СмотрÑÑ‰Ð°Ñ Ñ€Ñдом. Смотрит. Странно.
  Спрашивает:
  - Ты Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑовÑем-ÑовÑем не помнишь?
  СмеюÑÑŒ.
   - СмотрÑщаÑ, Ñ‚Ñ‹ - ÑтраннаÑ! Как вÑегда.
  Они плачет иногда. Ð’Ñе видели.
  ПоÑтому Ñпрашиваю:
  - Тебе одиноко? ГруÑтно?
  - Ðе очень. Ðе ÑейчаÑ.
  ГруÑÑ‚ÑŒ пройдёт, и она вновь полетит к воÑходу Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ на лице.
  Я знаю. Мы знаем.
  Жаль, что она вÑегда говорит Ñ Ð¯, которое ей ничего не Ñкажет и никогда Ñ ÐœÐ«, которое любит её. Жаль, что она не знает: одиночеÑтва - нет.
  Мы поём:
  Зачем так извилиÑÑ‚ и Ñтранен наш путь?
  С него почему мы не можем Ñвернуть?
  Я Ñ€Ñдом Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹, мне неведом ответ,
  Ðо дать поÑтараюÑÑŒ хороший Ñовет:
  ОÑтавь вÑе ÑомнениÑ, прочь, думы, прочь!
  Мы мчимÑÑ Ð²ÑÑ‘ дальше, мчимÑÑ Ñквозь ночь.




Автор поста
Fidelkastro
Создан 10-05-2019, 18:07


789


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Лавкрафту
Стихи

Под небом древних снов
Стихи

Ждущие-во-тьме
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх