Черепа. Часть 2
Опубликовано в разделе: Творчество / Проза
Часть 2. Пустой взгляд сомнения
                                                               1
         Сейчас костёр походил на какую-то дикую тварь, которую посадили в круг из камней и не собираются выпускать на волю. Тварь фыркала, когда в неё тыкали палками и пыталась кусать за руки, жадно облизывала тушку зайца, словно намеревалась испробовать дымящейся плоти…
Честно, самому никогда бы в жизни такая хрени не пришла бы в голову, ежели бы не Её величие. Именно она, заворожённо уставившись в огонь, выдавала всю эту ерунду. Ну, а как по мнет, так костёр, как костёр. Греет, светит, печёт зайца – вот и ладненько.
На тракт поночи решили не выбираться. С дорогой через лес к реке так и не сложилось. Пацаны сказали, типа когда-то была, но в лиге за развалинами, остатки пути окончательно утыкались в болото. Вроде давным-давно там имелись мостки или гать, но уже и не разобрать в гнилых остатках, торчащих из бурой трясины. Едва не утопив коней, парни решили вертаться.
Не, понятное дело, можно убить весь следующий день, тыкая палками в смрадную воду, только нахрена? Все сошлись на том, что место, куда нас занесло – шибко не фартовое и лучше не рисковать.
Короче, мы отправились обратно, к тракту, но когда до перекрёстка оставалось всего пару лиг, солнце окончательно спряталось и я приказал сворачивать. В темноте, да ещё и на большом тракте можно столкнуться с любой дрянью: бандитами, бывшими охранниками Хлои, демонами. Да со своими же Черепами, в конце концов! Пока разберёмся, кто кого и зачем мутузит, десяток бойцов успеет запросто отправиться прямиком в ад.
В общем, развели костёр, а Зануда с Шаманом пошли поискать, чего можно пожрать. Зануда хвалился, типа у него чуйка на заячьи гнёзда. Не соврал, засранец, притащил три тушки. Пусть и не шибко жирные, но заморить червячка хватит.
Пока готовился ужин, Хорёк порылся у себя в сумке и с большим сожалением на роже вытащил булькающую флягу. То есть, пока все тратили драгоценный самогон на факела, говнюк всё же припрятал немного. Ну, как немного…Ему самому хватило бы и трети, чтобы нарезаться до синих соплей.
Зуб угрюмо спросил, не на том ли свете Хорь собирался бухать, а я приказал заткнуться и выразил предусмотрительному бойцу благодарность. Псих рассказывал, типа в армии командиры так делают.
Против зайца Хлоя не имела ничего против, а вот успокоить нервы напрочь отказалась. Джессип тоже, хоть на роже графа и читалось явное сожаление. Оно и понятно, опосля всего произошедшего, как следует глотнуть чего покрепче, чтобы в голову стукнуло – самое то. Но уговаривать я никого не собирался. Тут и так имеется десять рыл, и никто свою долю товарищу отдавать не собирался.
Зайцы почти сготовились и глядя на коричневые тушки, Шаман со смехом помянул Психа. Все согласились, что отсутствие моего помощника именно сейчас – это просто замечательно. Зануда сыпанул соли и перца ровно в меру, а не так, чтобы завтра по большому не сходить. Мне плевать, как там на югах готовят баранов так, что из глотки идёт огонь. Я просто хочу нормально поесть.
Бутыль наполовину опустела, Хорь сказал, типа горячее сырым не бывает и снял первого ушастого с деревянной палки, на которой тот вертелся. Хлоя заметила, что она всё же предпочитает полностью пропечённое мясо, поэтому я велел одного зайца оставить на огне. Рвач прошипел, что на двоих одного зайца - слишком жирно и я показал ему кулак.
Тем временем Зануду крепко вставило, и он принялся рассказывать очередную завиральщину про свои ходки с каторги. Насколько я знал, дёргал пацан всего раз и тогда ему ещё крепко подфартило. Серьёзные уркаганы взяли с собой всякую шелупонь, чтобы в случае чего подрезать да схарчить, потому как валить предстояло по здоровенной трясине, где не водятся даже жабы. 
В общем, во время ходки, пару корешей Зануды успели запечь, как этих зайцев и тут на бегунов вышли королевские ловчие. По ходу, перед этим егеря наткнулись на кости съеденных и с беглецами особо не церемонились. Зануда же сутки просидел в яме с болотной жижей, выставив наружу только нюхальник – так и выжил.
Поэтому я только ухмылялся, слушая рассказ, как бегун с остальной братвой шли по снегу, дрались с чёрными волками и спали, примотавшись к веткам дерева. Особливо смешило, что эту историю Зануда в своё время услышал от меня.  И в ней всё было правдой, от первого до последнего слова. Издыхающая чёрная тварь, которую я душил голыми руками, успела оставить на грудине два глубоких шрама. Байку я травил всего раз, когда сильно нарезался и больше повторять не собирался.
Королевская жратва тоже приготовилась, и Карась оттащил зайца Хлое и Джессипу. Таракан, которому досталось меньше всего, с завистью косился на дымящуюся тушку и бормотал что-то о чёртовых нахлебниках. Глыба, в одно рыло умолотивший треть зайца, ухмыльнулся и похлопал товарища по спине. Вернулся Карась и принёс половину зверька. Сказал, Величие велела, типа им хватит.
- Жри, - я отломал ногу и сунул её Таракану. – А после не забудь Величию ручку поцеловать. Али ножку.
- Я бы вот ножку, - шмыгнул носом Карась. – Чегой-то давно у меня бабы не было. Аж в грудях тянет.
- Эт не грудь называется. – откликнулся Хорёк и пацаны принялись гоготать.
Зануда кончил чесать языком и за дело взялся Рогатый. Ну у этого своя тема. У него все истории начинались и заканчивались одинаково. Начинались: «Пошли мы как-то с братвой на дело», а заканчивались: «И тут открывается дверь и входит ейный муж». А вот то, что находилось между началом и концом разнилось очень сильно, как и то, в чьей постели оказался рассказчик. И ежели во всяких там купчих да рыбачек ещё можно поверить, то когда дело доходило до графинь и баронесс, все просто ржали и поминали балабола.
В бутылке оставалось на самом дне. Видать от усталости развезло даже Глыбу. Великан начал водить руками и рассказывать, как он с отрядом наёмников штурмовал горные крепости на западе. Ну собственно там, где он огрёб по башке и в полумёртвом виде вернулся в родную деревню.
Слов не хватало, и чтобы как следует передать пережитое, Глыбе пришлось встать и показывать. Он топтался на месте, делал вид, будто защищается щитом, когда они шли «черепахой», поднимал за грудки Карася и Зуба, чуть не в полную силу сталкивал пацанов лбами и катался по земле, вроде сбивал горящее масло. По ходу ему наливать больше не стоило. Иначе балбес вообще забудет, где находится и тогда всем придётся несладко. Случалось, уже.
Как я заметил через пламя костра, Величие аккуратно жевала зайца и обменивалась короткими фразами с Джессипом. Но по большей части слушала рассказы пацанов и следила за дикими плясками Глыбы. Я же сидел, привалившись спиной к дереву, попивал самогон из глиняной плошки и отдыхал. Что ни говори, а сегодня опять удалось костлявую. Да ещё и не один раз. Можно позволить себе немного расслабиться. 
Глыбу угогомонили, дали погрызть заячий хребет и посадили подальше от костра, чтобы не развезло ещё больше. Разлили остатки самогонки и тут развязался язык у Хорька. Наш книгочей всё больше трепался про истории, какие вычитал, пока болтался в университете. Попадались дико занудные, а случались и достаточно интересные. Ну, как про магов и Князей Тихого города или здоровенных чешуйчатых гадов, что живут в катакомбах под Нарменсом. Как по мне – чистая брехня, пока сам не увижу – не поверю. Но люди там и правда пропадали.
Сегодня Хорь начал рассказ про Шарп. Почему именно про этот лес и так понятно, вроде как идём именно туда. Но я заметил, что Величие сразу напряглась и отложила недоеденное в сторону. После вытерла руки с физией и начала по чуть подползать всё ближе.
Забавно. Я тоже решил послушать, чего там такого чешет наш Хорёк. Может и пригодится, когда. Через пяток-десяток дней, например.
- Эт ж уже когда Тихий стал той безвозвратной задницей, - Хорь даже глазки прикрыл. Такое с ним случается, когда он чуманеет от собственных баек, - и поползли чуйки, типа маги Тихого, перед тем, как сгинуть, перевезли огроменные сокровища из могильников Тихого в глубины Шарпа. Какие сокровища – никто толком не знал и всем думалось разное. Книжники трепали, вроде как спрятали Большую Книгу Мудрости шести Князей и все магические приблуды, что давали им силы. Другие болтали, типа всё золото, какое награбили Князья, отправили в лес и там прикопали.
- Рыжуха? – Рвач, начавший было подрёмывать, поднял башку и потёр глаза. – Эт вообще давно было?
- Дык сразу, как Тихий загнулся, - Хорь пожал плечами. - Лет эдак триста тому. Может и поболе.
- А! – Рвач разочарованно махнул рукой. – За энто время можно было весь Шарп перекопать. Небось всё рыжьё давно выкопали и пробухали.
- Куда там! – Хорь пьяно икнул. Вот ведь мелкая гадина, даже когда пьян в сопли, язык у него не плетётся, как у остальных, а чешет без устали. – Никто, из тех придурков, что сразу отправились в Шарп, назад так и не возвернулся. Кто только туда не ходил: и магики, и солдатики, и простое сельское быдло – сгинули все.
- Мой отец рассказывал, как двести восемьдесят лет назад наше семейство отправило в Шарп большое воинское подразделение при поддержке боевых магов.
Величие вступила так неожиданно, что все сразу прифигели, когда она начала говорить. Выяснилось, что Джессип успел притащит свой плащ, на котором парочка прежде сидела и теперь парочка разместила свои дворянские зады в паре шагов от меня. Чегой то я совсем нюх потерял. Как бы не получить из-за этого в башню.
- Эй, Рвач, - я махнул рукой. – Хорош задницу греть. Бери арбалет, плащ и дуй к дороге. Ляжешь там и следи. И не вздумай дрыхнуть, скотина – шкуру спущу! Как луна поднимется, скажешь Карасю, чтобы сменил. А под утро поднимете Рогатого. 
- Крест, ну да дослушать, - взвыл Рвач. – Интересно же!
- Опосля дослушаешь. Вали, грю!
Продолжая ворчать, Рвач подобрал оружие и набросив плащ, побрёл прочь от костра.
- Я продолжу? – Ха, Величие у меня разрешения спрашивает! Дык я не возражаю. – Из всего отряда вернулись всего четыре человека и с головой у всех определённо что-то было не так. Они говорили неразборчиво, так что временами казалось, будто вообще на каком-то неведомом языке. Трое вернувшихся умерли через неделю от мозговой горячки. А четвёртый, маг воздуха Ступперт, спустя месяц после возвращения пришёл в себя. Долгое время он не желал делиться пережитым, а позже признался, что они обнаружили в Шарпе странное место, вроде как проход в другой мир. Через пролом к нам проникали жуткие существа и некая энергия.
- Эне…чего? – не понял я.
- Сила, магическая сила. Ступперт упомянул, что его собраться попытались обуздать непонятную магию, но попытка свела их с ума, а позже – убила. Однако в силе ощущался потенциал…Ну, возможность обрести небывалое могущество и если только найти правильный способ…Через некоторое время Ступперт пропал, но по слухам, оставил записи, где указал на возможный характер силы и меры предосторожности, чтобы первый же контакт с ней не стал последним. Записи мага искали больше двух сотен лет, но обнаружили лишь шесть лет назад. Уж лучше бы…Неважно.
Я заметил, как блондинчик в один момент накрыл ладонь величия своей и легко сжал. Точно не хотел, чтобы Хлоя сболтнула чего-то не того. Ну-ну.
- Так вот и я об чём, - Хорь сообразил, что ему можно продолжать и шмыгнул носом, потирая лапки. – Пару сотен лет в Шарп никто и рыла не сунул – боялись, как бы хвост не прищемили. Опосоля немного осмелели и хуч рядом Тихий, всё одно полезли в лес.
- И чо? – не выдержал Шаман.
- А ничо, - на роже Хорька появилось такое удовлетворение, будто ему удалось взять все ставки в Ведьме, а опосля ещё и обыграть всех в Тройника. – Нашли кучу костей от давних мертвяков, деньжат немного сняли, которые у жмуров оставались, а вот никакого клада так и не выискалось.
- Шарп – большой лес, - рассудительно заметил Карась. – Мы как-то тащились по его западной стороне, так дней десять ехали, а он всё никак не заканчивался. И ещё, постоянно дурное чувство, будто кто-то следит.
- Во-во! – Хорёк даже палец вверх поднял. – Вот так и все, кто по лесу шастал, так и рассказывали: типа, день ходишь, а к вечеру чуйка, будто кто-то идёт за спиной. Обернёшься – деревья и всё. А опосля – опять.
- В общем, неча там ловить, - зевнул Таракан и завозился, заворачиваясь в плащ. – И вообще, дрыхать пора. Лишь бы всякая дрянь не наснилась, из того, что седни видели.
- Это – да, - согласился Карась и кивнул на похрюкивающего Глыбу. – А бугай глянь, уже храпит.
- Пущай храпит, - махнул рукой Хорь. – Как разойдётся – так ни одна зверюга близко не подойдёт.
Все легли. Только Её величие продолжала сидеть рядом и глядеть на огонь. Даже её блондинчик свесил башку на грудь и посвистывал своим распухшим носом. Ежели ляпнется вперёд, обожжёт рожу в костре. Но мне на это плевать. Я вот тоже рассматривал пламя и почему-то ни хрена не хотел спать.
- Крест, - сказала Хлоя, не поворачивая ко мне лица. – Я вот сегодня наблюдала за всеми вами. Ну, в смысле, здесь, на отдыхе и заметила одну странность.
- Какую? – лениво спросил я и согнул ногу. В колене что-то хрустнуло. Видать – ушиб.
- Все твои люди о чём-то рассказывали, у всех имелись какие-то истории из жизни. Возможно – придуманные, но всё же истории. А ты ничего даже не пытался рассказать. Не думаю, будто нечего. Так в чём дело?
Я молчал. Не люблю я этого. Даже когда с какой-то девкой встречаешься. Другие, знаю, плетут всякую чушь, типа родители из дворян, после обеднели, дитё украли бродяги и воспитали. Такое…
- Нечего рассказывать, - я до хруста наклонил голову. – Родился, вырос, вот, сижу у костра.
Величие смотрела на меня. Стихающие языки костра бросали на физию королевы алые блики. Да, всё же гладкая у неё кожа, не такая, как у всех моих. Вот интересно потрогать, какая она на ощупь? Так врежет небось сразу по харе. Да и лень.
- Крест, - Хлоя улыбалась. – Да за один сегодняшний день произошло столько всего, что в пору книжку писать. Попали в замок адептов чёрной магии, одолели древнее зло и ещё живы остались. Неужели за всю твою предыдущую жизнь больше ничего не происходило? А Шамус, а Бахтолм? А то, как вас из тюрьмы вытащили за день, до повешения? Тут не книгу, тут уже на целую библиотеку потянет.
- И чо? Писать я не умею, читать тоже, - Хлоя покачала головой. – Да и кто станет читать про похождения каких-то бандитов? Вы ж один чёрт нас за бандюганов держите, хуч я на задницу упаду, доказывая, типа у нас – отряд.
- Да, отряд Черепа, - она кивнула. – Я помню. Как ты тогда назвал начальника тюрьмы…Король Хаврон? Честно, я тогда едва сдержала смех. Подчинённые зовут его Кабаном, если что.
- Всё сходится, - я вздохнул. – Ну нежто тебе реально интересно слушать моих придурков?   Не, понимаю ещё про чёс Хорька, там хоть по делу. А вот остальное…
- А почему – нет? – она пожала плечами. – Все вы – люди, мои поданные, которые живут своей жизнью. Разве мне не может быть интересно, как вы живёте и что можно сделать, чтобы помочь. Например, весьма неприятно смотреть, как одни подданные режут глотки другим.
- Перестань, - я лениво махнул рукой. – Один чёрт не застыдишь.
- Тебя застыдишь! – она опять улыбнулась. Потом придержала Джессипа, явно собирающегося ткнуться мордой в костёр. Осторожно опустила графа на бок. Тот даже не проснулся. – Вымотался, бедняга. Чувствую себя в ответе за всех вас, кого втянула в эти неприятности.
- Так твоему блондинчику это по бороде, - я встретился взглядом с Хлоей. Она прищурилась. – Он же в тебя втюрился, а значит пойдёт куда угодно и сделает, что угодно. Как собака.
Лицо Хлои внезапно сделалось старым и уставшим.
- А самое хреновое для него, - может хоть так от меня отстанет? – что ты его не любишь и в постель не пущаешь.
Хлоя оскалилась, открыла рот и вдруг закрыла. Провела ладонью по глазам. Слёзы трёт, что ли?
- Джесс так много сделал для меня, - почти прошептала королева, - чересчур много. Если бы в этом мире существовала некая высшая справедливость, я была бы обязана полюбить его. Но…Сердцу приказать невозможно.
- Иди лучше спать, - посоветовал я. – И так кругом дерьмо кипит, аж выплёскивает, так ещё и вы со своими дурными мыслями.
- Тут ты прав, - неожиданно кротко согласилась Хлоя и поднявшись с плаща, завернулась в него. Потом легла рядом с блондинчиком и вроде как хлюпнула носом.
Я поглядел на небо. Ярко горели здоровенные звёзды и плыли бледные ошмётки облаков. В листьях мелькал тонкий серп луны. Я подтянул ближе меч, арбалет и мешок. Сонно фыркали лошади.
Всё. Отбой.
                                               2.
Когда я дрыхну, то обычно не вижу никаких снов. Вот Кусок, тот любит чесать, типа во снах успел перепихнуться с половиной Вазерома, а Свину вечно снится жратва. Псих как-то ляпнул, что частенько вспоминает, как его, ещё новобранца. Сержант за волосья таскал. А я как завалюсь, так будто в чёрный мешок сунули.
А сегодня, то ли шибко устал, то ли от всех этих скелетов, да стариканов из гроба башка набекрень съехала. Короче, увидел сон, да ещё и чёткий такой, что от реальной жизни ни хрена не отличишь.
Да я и не понял, что сплю.
Просто никак не мог взять в толк, что за фигня происходит. Какой-то огроменный дом с кучей комнат - явно богатей живёт, может даже дворянская рожа. Под ногами – ковры, на стенах – тоже, с потолка золотые подсвечники свисают, а из открытых окон – солнечный свет. Как я тут оказался – хрен его знает и спросить не у кого: во всех комнатах – никого. Только вроде бы откуда-то издалека доносится чей-то тихий голос. Иногда – смех.
Ну я решил сходить поглядеть, кому там весело, а заодно спросить, куда меня занесло. Иду, а ковры такие мягкие, что шагов не слыхать. И вообще – никаких звуков, кроме бубнежа спереди. Иногда вроде один языком чешет, а временами – двое или трое, но все голоса мужские, бабских не слыхать.
И вот добрался я до закрытой двери и тут какого-то хрена меня в холодный пот кинуло. Ну ведь нет ни черта страшного: обычная двустворчатая дверь из светлого дерева, а у меня аж ноги подламываются. А когда такое случается, что нужно делать? Правильно, или драпать, или дать себе пинка и гнать вперёд. 
Драпать смысла не было, поэтому я толкнул дверь и оказался в большой круглой комнате. На стенах чьи-то портреты висят, но чьи – непонятно, потому как у всех рожи смазаны, точно кто-то краску растёр. Окон и светильников нет, но почему-то светло. В центре стоит здоровенное кресло с высоченной спинкой, вроде тех, где короли свои задницы греют. На спинке – странный герб, типа кружка из двух половинок, чёрной и белой.
В кресле сидел мужик и его рожа почему-то показалась мне очень знакомой. Где-то видел, а где – вспомнить не могу, хоть убей. Вроде молодой, а вроде и нет, сразу не разобрать. Волосы светлые, ниже плеч, а морда такая приторная, как всем бабам нравится.  В руках этот тип держал какую-то хрень, вроде булавы, но маленькой и по виду – золотой, с цветными камешками.
Перед креслом стояли трое. Все высокие, широкоплечие и в походной одежде. На таких посмотришь и сразу понятно – опытные рубаки. Одно, как мечи придерживают, о многом говорит. Ты деревенскому дураку вон железяку сунь, он в ней сразу запутается. А тут – совсем другое дело.
Ладно. Тут другое. На полу валяется дохлая баба и башки у неё нет. А я вот поглядел на бабу и понял, что уже видел её где-то. И даже несмотря на отчекрыженный котелок всё одно узнал. И как только начал окончательно распознавать, тот тип, что сидел на кресле, посмотрел на меня и улыбнулся. Улыбнулся, а после протянул свободную руку и достал из-за кресла отрубленную башку. Ну точно, как я и думал. На меня уставилась белыми глазами Её величие Вазерома, королева Хлоя.
- У тебя есть выбор. Крест, - сказал мужик и его голос так больно отдался в черепушке, словно изнутри шестопёром бахнули. – Или ты делаешь мне этот подарок или я отдам тебя и весь твой отряд им.
И показал своей булавой куда-то за мою спину. В этот момент по шкуре протопталось настоящее стадо ледяных кабанов. Но я один чёрт обернулся. И увидел, как из отрытой двери на меня бросилась куча разинувших пасти демонов.
Я отскочил и немедленно приложился затылком о дерево, возле которого спал. Ни хрена не понял и попытался стукнуть кого-то, кто мелькал перед глазами. Джессип спокойно отбил удар и отступив на шаг прищурился. 
- Приснилось чего? – на губах блондинчика блуждала странная улыбка. – Ты тут так подпрыгивал, точно на муравейник сел. С добрым утром.
На лбу застывал пот. Я провёл пальцами по глазам и покачал головой. Надо же! Не, чтобы такое, как Куску – вечно всякая дрянь достаётся.
- Есть такое, - проворчал я, поднимаясь на ноги и потягиваясь. Кости жалобно хрустели, намекая дураку, что спать нужно хотя бы лёжа, ежели уж не вышло на соломенном тюфяке. – Ты то чего подскочил?
Только-только начинало сереть и на небе ещё вовсю моргали звёзды. Холодный ветер гонял меж деревьев клочья противного тумана и где-то из леса кричала какая-то напрочь одуревшая птица. Кроме меня и графа все остальные спали. Костёр давно потух, но пацаны всё одно лежали кругом кострища, точно думали получить какое-никакое тепло. Королева спала, свернувшись калачиком и на ней, кроме собственного плаща лежал ещё и Джессипов.
- Твой человек разбудил, - граф прикрыл рот ладонью. – Кажется ты его называешь Рогатым. Сказал, что от главной дороги слышен подозрительный шум. Похоже на столкновение.
- Тебя-то он нахрена поднял? – оборву Рогатому уши. Забыл, кому подчиняется?
- Так ведь ты не просыпался, - граф хмыкнул. – Я же говорю, сидел, привалившись к дереву, подпрыгивал, но не просыпался. Твой боец начал так громко ругаться, что разбудил меня. Я велел ему возвращаться обратно и следить за развитием ситуации. Мало ли как там всё обернётся. Но пока тихо.
- Ясно. – я мазнул по влажной от росы траве пятернёй, а после протёр рожу. Стало полегче. – Пойду, посмотрю, в чём там дело. Шухера без повода не бывает.
- Я с тобой, - кажется, граф хотел туда идти и без меня. Потому как успел нацепить меч, да и вообще гляделся так бодрячком, точно и не спал вовсе. – Однако, предварительно не мешало бы кого-нибудь разбудить. На всякий случай.
- Забыл тебя спросить, - я пнул Шамана. Тот подскочил и дико уставился на меня. Хавальник открыл.
- Тихо ты! – я подобрал своё оружие и поёжился. Сыро, мать бы его так! – Там какой-то шухер на тракте. Мы сходим, заценим. А ты сиди и слушай. Ежели что-то важное – дам знать. Свистну один раз, подрывайте задницы и валите, как можно быстрее и дальше. Два раза, опять же, буди всех и ко мне на помощь. Понятно?
Шаман торопливо кивнул. Я зевнул, до хруста в челюсти и пошёл вперёд. Деревья в тумане напоминали мертвяков из детских страшилок. Ну там, где они выбирались из могил, чтобы пожрать человечины. Мы, пацанами, дохрена такой чепухи наслушались. После никто не мог уснуть, а самые зелёные всё хныкали да мамок звали. Дык откуда им взяться?
Ладно, насчёт кипиша. О, точно! Стоило нам выйти к дороге, как я услышал звуки близкой потасовки. Кричали мало, больше звенело, да глухо ухало. Иногда кто-то коротко взвизгивал и тут же утихал. Ржали лошади, значит рубились конники. И явно не какие-то залётные гоп-стопили караван. Во-первых, торговые по ночи не лазят, а во-вторых, когда купчину режут, тот скулит о пощаде так, что уши закладывает.
- Идём. – я мотнул башкой и показал, как идём: не выходя на дорогу, у самого края леса. В утреннем сумраке заметят не сразу, ежели увидят вообще. – Где Рогатый, мать его?
Внезапно мимо проскакала взмыленная лошадь. С неё, зацепившись ногой за стремя, свисал мужик с раскроенной пополам черепушкой. Видать, только что получил подарочек: кровища хлестала вовсю, а сам конник помалкивал – значит готов. Одежда не армейская, но уж больно ладно всё выглядит, одно к одному. Да и видал я такие кольчуги прежде. Кажется, догадываюсь, кто там рубится, с одной стороны. А вот теперь совсем интересно, кто там так справно мутузит королевских ловчих?
- Егерь, - Джессип проводил конника взглядом. На физии графа читалась оторопь. – Что происходит?
- Ща узнаем, тут уже недалеко, - я взвёл арбалет. – Оружие приготовь. Чуйка у меня, что потребуется.
Навстречу кто-то бежал. Бежал быстро и совершенно не скрываясь. Граф вынул из ножен свою железяку, а я поднял арбалет и поймал смутный силуэт на конец болта. После положил палец на спусковую скобу. Ещё чуть…
- Крест! – я едва не нажал на спуск, даже понимая, что вижу Рогатого. – Твою мать, я чуть не обосрался!
- Ты, мать твою, только что едва на тот свет не отправился, дубина, - я опустил оружие. Блондинчик за спиной тихо хрюкнул. – какого дьявола происходит? И чего ты носишься, будто кобель, которому хвост прищемили?
- Дык это, Крест, там наши с ловчими рубятся. По ходу те засаду устроили, а Псих это дело просёк и пустил пацанов по лесу. Сейчас волчар зажали по центру тракта и рубят в капусту. Но гады ещё держатся.
- Так в чём дело? – я ухмыльнулся и сунул два пальца в рот. Внезапно кто-то ухватил меня за плечо. А, граф с перекошенной мордой. – Тебе какого надо? Потом перебазарим.
- Крест, ты что, собираешься напасть на королевских служащих? Это же серьёзное преступление!
- Дядя, а ты что, с дуба рухнул? – я сбросил его руку. –Наши УЖЕ с ними бодаются, если что. И вот как ты думаешь, ежели я сейчас выйду и скажу: а ну завязывайте дурака валять, то они все тут же послушаются, перестанут резать друг другу глотки и разбегутся?
- Хорошо, я им скажу…
- Ты скажешь? А кто ты для них? Скажешь, типа я – граф, все меня слушайте, так? И даже, если они поверят, дальше что? Ничо, что ваших только что тут покрошили, вообще-то все мы – друзья? Да и не стал бы Псих просто так ловчих щемить, значит есть причина. Всё, не хочешь замараться – вали к Её величию и будь с ней.
Я громко свистнул два раза. Эхо испуганной лисицей удрало в деревья и почти сразу раздался ответный свист. Всё нормально, Шаман услышал.
- Тебя наши видели? – спросил я у Рогатого. То помотал головой. – Лады, дуй к дороге, стань так, чтобы сразу по башке не словить и ори во всю глотку, что ща Крест подтянется. Пошёл.
Пацаны прибыли даже раньше, чем я ожидал. А пока я слушал дикие вопли Рогатого, да звуки рубки. Стоило Рогатому подать голос, как биться стали много злобнее, да ещё и орать принялись. Видать, ловчие сообразили, что им приходит окончательная хана.
Из тумана послышался конский топот и показались смутные силуэты всадников. Я тут же рванул в сторону тракта и стоило поравняться с Чёртом, прыгнул на коня, ухватившись рукой за седло. Чертяка приветственно захрапел, а парни принялись вопить, точно пытались напугать весь чёртов ад. Не, ну если бы дьяволы увидели Глыбу с его перекошенной рожей, на которой отпечаталась какая-то ветка, точно бы обгадились. 
Толпа на тракте походила на какую-то здоровенную бесформенную тварь, типа тех, что живут в южных морях. У этой тоже имелась куча ног, рук и ещё хрен пойми каких отростков. Теперь бы ещё разобрать, где наши, а где – нет. Ежели Рогатый всё правильно разобрал, то наши должны быть по краям, а ловчие –  в серёдке.
Мы вплотную приблизились к рубящимся. Один из конников оглянулся. Ха, да это же – Угол! Боец радостно присвистнули едва не получил коротким топориком по затылку. Я, почти не целясь, шмальнул из арбалета и лысый крепыш, замахнувшийся топором, взмахнув руками, улетел под ноги глухо фыркающим лошадям.
- Вперёд! – скомандовал я своим и наподдал пятками Чертяке.
Пусть нас прибыло совсем немного, но во время любой потасовки даже пара свежих рыл способна переломить ситуацию. И уж точно не прибавит радости врагу.
Я забросил арбалет за спину и покрепче вцепился ногами в коня. Теперь главное – не дать себя вышибить из седла. Затопчут, как пить дать. Мелькнула оскаленная физия мужика с бельмом на правом глазу – след от давнего шрама. А получи ещё один – свеженький! Справа тыкали дротиком, но я просто перерубил древко и почти без замаха ткнул в глотку. Меч заскрежетал и едва не застрял между кирасой и шлемом.
Кто-то дико кричал за спиной. Голос, вроде как женский. Неужто Её величие прибыло, полюбоваться? Надеюсь, у блондинчика достанет ума держать Хлою в безопасном месте.
Егерь оказался совсем рядом, почти плечо в плечо и сдуру попытался ткнуть меня навершием шлема в глаз. Я приложил врага рукоятью оружия в челюсть, а после, когда парень наклонился, всадил ему меч в глаз. В этот раз скрежетало о кости черепа.
Впереди показалась знакомая морда. В смысле – харя Психового Лиса. Такая же наглая, как и у хозяина. Сам Псих яростно отбивал атаки сразу двух ловчих. У одного я заметил на шлеме жёлтую нашлёпку – лейтенант, поди ты! Да и рубится неплохо так, по-лейтенантски. Вона, помощнику моему чуть запасную дырку в пузе не проделал.
Чёрт прыгнул вперёд, пихнув грудиной каурого лейтенантского. Ловчий сообразил, что пришло время мутузиться с кем-то новым и рубанул меня длинной саблей. Я отбил удар, да с такой силой, что егерь зашипел от боли и заставил Чёрта ещё раз наскочить на вражеского коня. Чертяка сообразил, что от него требуется и хватанул каурого зубами за шею. Тот жалобно завопил и попытался отскочить. Куда, в эдакой-то толчее!
Лейтенант покачнулся, на мгновение потерял равновесие, а я, не теряя времени, принялся рубить его своей железкой. Справа, слева, сверху, опять слева и ещё – сверху. Не, хорошо их всё-таки учат, вона сколько раз отбил! Другой бы уже валялся с пробитой башней. А ну, ещё быстрее. Слева, справа, сверху. Сильнее!
Лейтенант пропустил косой по башке, выронил саблю и схватился за пояс, где у него висел длинный нож. Ремень шлема у ловчего лопнул и на бледную рожу хлынула кровь. Не дожидаясь, пока враг очухается я сбил шлем и следующим ударом снёс половину черепа.
Пока метелил своего, Псих успел справиться со вторым и теперь весело скалился, выдёргивая меч из прорубленной кольчуги. Егерь моргнул белыми глазами и упал на шею своего коня. Да и вообще, как я заметил, основной замес подходил к концу: ловчих оставалось раз, два и обчёлся. Сражались ни конечно умело и яростно, да куда ж ты денешься, когда тебя рубят сразу со всех сторон? Правильно, только к чертям, в ад. Туда, куда всем ловчим полагается.
Меч я пока не прятал. Мало ли. Бывало всякое. И мертвяками прикидывались и таились под жмурами. Кто, чтобы отомстить за своих, а кто и просто ушибленный в горячке боя не вовремя приходил в себя. Мне так один раз ногу насквозь проткнули. А ежели бы ударили чуть левее, про баб можно было совсем забыть. Куда оно годится?
- Отъедем? – я мотнул головой, и Псих согласно кивнул. Оружие он тоже прятать не торопился.
Пока ехали, пацаны кричали приветствия и спрашивали, какого хрена мы тут делаем. Собственно, я собирался задать Психу тот же вопрос. И ещё кое-какие. Главное, за каким хреном ему вздумалось бодаться с ловчими. И отряд не маленький, судя по трупам на земле, рыл, эдак, в полста. Столько обычно посылают, ежели накрывают крупную банду.
Ну, такую, как наш отряд.
Выехали на край тракта. Ух ты, оказывается, времени прошло немало так – солнце успело подняться. Туман пропал, как и не было, так что я мог видеть Её величие – злую-презлую, рядом с угрюмым, до черноты, Джессипом. Увидев меня, Хлоя так обрадовалась, что от души врезала своему рыжему – тот аж подпрыгнул.
- Так, пока мне не начали выедать мозги, - вот теперь можно железяку и спрятать. Почищу позже, - ты мне объясни, какого дьявола вы тут делаете и что не поделили с ловчими. Как по мне, вы уже давно должны обтирать стены Нарменса.
- Быстрый ты, что тот понос, - Псих сплюнул и высморкался. – Мало того, что, как сам понимаешь, мы не шибко в сраный Нарменс торопимся, так ещё и мочи нет никакой в него добраться.
- Это ещё с какого перепугу? – я глядел, как Хлоя приближается. Ну и злобная же у неё морда! Прям, как у меня с бодуна, ежели похмелиться не дать. – Дорогу забыл?
- Чарвес, знаешь про такой?
- Ну, городишко вшивый около реки. Там ишшо от всех баб рыбой смердит. Это к чему?
- В Чарвесе – бригада ловчих из Нарменса. По нашу душу, ежели чо, - Псих так ухмылялся, типа рассказывал, как он мне приготовил пару пива и смазливую девку. – Хорошо догадался пустить туда пару пацанов, на разведку – чуйка была. Особливо, когда хлыщи энти, на кого мы засаду делали, так шустро шуганули через мост. Думаю, чегой это они, а мстить, за своих, подстреленных?
- Крест! – королева подскакала вплотную и вцепилась в отворот моей куртки. Вцепилась и рванула на себя. – Что ты творишь? Это – нападение на моих служащих, понимаешь, мерзавец? Если я не могу вас всех немедленно вздёрнуть вдоль дороги, то это – лишь вопрос времени, понятно, мерзавец?
- Ну вот, опять про шибеницу, - я очень аккуратно отцепил пальцы Хлои и королева принялась злобно фыркать. – Псих, ты продолжай, а Её величие пусть послушает. Может и передумает с шибеницей – больно же, когда тебя за шею подвешивают.
- Может и передумает, - Псих пожал плечами. – А нет, так пущай в очередь становится. Хуч ей, как королеве, послабление можно сделать. Дык вот, в Чарвесе пацаны покрутились там, сям, разнюхали и принесли в клювике. Короче так, на нас спустили особых ловчих из Нарменса. Часть посадили на дороге, чтобы мы, значится, через мост не прошли, а вот энтих, - помощник ткнул пальцем за спину, послали тракт прочесать. Чудо, как разминулись, видать прошли, когда мы в лесу жрали али спали.
- Егеря, из Нарменса? – Хлоя пучила глаза. – Но…
- Погодь, Величие. Что им там про нас наплели? Не могли же так просто цельную особую бригаду кинуть. Я так думаю, что это – вообще все ловчие, какие в Нарменсе имелись.
- Типа мы – заговорщики, супротив трона, - тут даже я охренел. Поглядел на Хлою, на Джессипа. Ну да, ну да, так и есть. Особливо вон та, психованная, бунтует. – Вроде, как мы нашли какую-то бабу, на рожу сходную с Её величием и типа её – на трон.
- Бред! – Хлоя с трудом подбирала слова, так её трясло. – Кто в это поверит? Кто вообще поверит в подобную чушь?
- Стоп, - я поднял руку и поглядел на поле боя. Мои слезли с лошадей и пехом добивали выживших. – Эй, Свин, погоди. Тащи сюда пару подранков.
Хлоя продолжала злобно пыхтеть, а Джессип молчал и елозил рукой по роже. Видать уже сообразил.
Свин И Перо притащили двух подраненных ловчих. У одного оказалось разрублено плечо, у второго – шла кровь из пуза. Но вроде как держатся. Никто даже не подумал плюхнуться на колени перед Её величием. Ишь, какие нахалы!
- Эй, придурки, - оба злобно уставились на меня. – Какого хрена не приветствуете вашу королеву, Хлою?
- Пошёл ты! – сплюнул кровью тот, что с проткнутым пузом. – Срать мы на всех вас хотели!
- Королева! – второй повизгивая рассмеялся. – Кому ты чешешь, мразь! С такими-то уродами, ха!
- Очень умный ход, - криво ухмыляясь, сказал Джессип. – Предполагал, что твой Дариус придумает нечто, эдакое.
Хлоя покачнулась в седле, точно её приложили по физии.
- Вот скажи, есть у тебя документ, что ты – королева? – спросил я. Псих гыгыкнул. – Нету? Значит, неча бунтовать супротив трона.
- Подумать только, - Хлоя побледнела, до синевы. – Отсутствие привычных атрибутов превращает тебя в ничто…
- То-то и оно, - я махнул рукой. – Кончайте этих и двигаем дальше.
- Крест! – в глазах Величия что-то блестело. – Но это же – просто солдаты, которые выполняли свой долг!
- Да? А я чем, по-твоему, занимаюсь?
                                      3.
Дохлых ловчих мы свалили на обочину дороги, хоть Псих и ворчал, типа, кому нужно – тот пущай и убирает свой мусор. Однако, тут Величие упёрлось – не спихнёшь. Понятно, вроде хоть так заступилась за своих. Ну и хрен на них – не переработались. Коней придётся оставить, как ни жалко. Ежели имелось бы свободное время зашибили бы неплохую денюжку.
Из наших с концами накрылись четверо. Не, полегли конечно чисто по-пацански, храбро. В самом начале боя, пока большая часть Черепов обходила по лесу, два десятка наших удерживали пятьдесят опытных егерей на тракте. Передних всё-таки смяли, а у остальных получилось сдюжить, выстоять. В этот момент подоспели остальные с боков и врага взяли в кольцо.
Носа. Щепеня, Серого и Пса отнесли в лес и вырыли порядочные могилы, чтоб ни одна хищная тварь не сумела добраться и сожрать мертвяков. Жизнь у пацанов вышла беспокойная, пусть хоть после смерти нормально отдохнут. Выбрали что-то, вроде небольшой полянки, с травкой, кустиками и родником – всё, как полагается.
Я оставил на тракте парочку, чтоб следили за дорогой, а остальные рыли ямы. Вышло быстро, хоть и не нашлось ни хрена подходящего из инструмента. Погибших завернули в плащи, сунули каждому в руку флягу с самогоном, и я толкнул речь. Псих, когда хоронили Лебягу, сказал, типа так полагается, раз мы отряд, а не какие-то чуханы из подворотни.
- Короче так, - сказал я и откашлялся. Слова ни черта не торопились на язык. – Ясно-понятно, что все мы туда попадём, но торопиться ни хрена не надо, И если уж вышло, то только так, как пацаны. Сделали дело, не сдрейфили, помогли остальным. Ежели там, на том свете что-то есть, может им зачтётся. Теперь хуч вдоволь отоспятся.
Все глотнули самогону, как полагается. Могилы закопали. В холмик каждому воткнули его меч, и Хорь брякнул, типа не мешало бы как-то подписать.
- Оно им надо? – спросил Псих. – Думаешь, когда копыта отбросишь, тебе оно из-под земли так важно будет, что там сверху намалёвано?
Пока мы занимались всей этой невесёлой шнягой, Джессип и Хлоя молча стояли недалеко от нас и смотрели. Кто-то из моих придурков, вроде как Кошель, промямлил, типа пацаны полегли из-за них, но дурака никто не поддержал.
- Дура, - сказал Перо. – А ежели бы нас какие лесные братья накрыли на тракте или энти, гуси речные, во время рейда? Тоже они виноватые были бы? Жисть просто такая, дурная.
Чтобы быстрее доходило, я отпустил Кошелю плюху и отправился к нашим дворянчикам. Стоило перебазарить, что делать дальше. Ехать назад – смысла никакого, снова тащиться к развалинам замка я не собирался ни за какие коврижки. Поэтому у нас оставался единственный путь – вперёд. Вот только там имелся единственный мост, перед которым засело, как минимум полтысячи ловчих. Они и так не шибко миловали всяких бандюганов да изменщиков, а когда прознают, что мы перебили их корефанов, совсем озвереют.
Короче, я вообще не представлял, как нам перебираться через реку. И ладно бы только это! Больше всего бесило, что аккурат за рекой стоял распроклятый Нарменс. Городишко, куда нам вот как серпом по яйцам нельзя! Нет, когда мы последний раз чудили там с местными всё гляделось просто, зашибись и рыжья получилось наковырять аж два мешка.
Но золотишко быстро закончилось, а после рыбка наквакала, типа все трое – и Вука, и Лапса, и Чеба, короче, все так хотят расцеловать Черепов в дёсны, что аж слюной исходят. И все, мать бы их так, такие затейники, когда дело касается врагов, что аж волосья на заду дыбом поднимаются. Не, ежели прийти, покаяться, признать вину и вернуть деньги, то тебе просто перережут горло и на этом всё. Проблема в том, что деньги брать неоткуда, да и прощения просить никто не собирается.
Как мне показалось, Величие ещё не совсем очухалась после той замечательной новости, где она плетёт заговор супротив трона. Ну то есть, когда я принялся рассказывать о наших неприятностях, она смотрела на меня так мутно, будто перед ней стоял и чухал языком какой-то левый тип, невесть откуда нарисовавшийся в окрестностях.
Потом Хлоя провела рукой по лицу и вздохнула.
- Крест, прости меня пожалуйста. Повтори ещё раз. Откровенно говоря, последние события несколько выбили меня из колеи. Всё происходящее…Как-то чересчур быстро, чтобы удерживать все нити.
- Он говорит, что у нас на пути, на единственном мосту через Кравану стоит крупное подразделение егерей. И им тоже сообщили о приближающемся отряде изменников.
Хм. А у блондинчика-то короче и яснее получилось. Не, я тоже мог бы короче и яснее, но боюсь, что Величие примется ругаться и плеваться от всяких непотребных слов. А сейчас просто посмурнела и принялась тереть виски пальцами. Во-во, давай, думай, чай башка под короной лучше кумекать должна.
Пока Хлоя ломала голову, как нам поступать дальше, я поманил Психа и отошёл с ним под здоровенный дуб. На земле оказалось полным-полно следов от копыт и рыл. Видать, кабаны частенько столовались. Вона и на самом дереве борозды от клыков.
- Где броню дел? – спросил я. Ни телег с грузом, ни железа на пацанах я что-то не заметил. Ежели Фингал завалил поручение, обрежу гаду уши и отправлю на все четыре стороны. Или – просто грохну.
- В лесу, под Чарвесом, - Псих махнул рукой, типа показал, где. – Какой смысл был цеплять на себя энту тяжесть? Чай не в поле с рыцарями какими долбиться шли. Прикинь, с ловчими в полной бодаться – раскатали бы и дальше пошли. А так, нашли местечко поукромнее в лиге от городка.
- Лучше бы переправу нашли, - я выругался. Псих ухмылялся во все свои полтора десятка чёрных. – Ладно, можешь не отгавкиваться, и без тебя знаю.
Кравана – быстрая и глубокая речка. Сунешься в любом месте – снесёт и утопит к чертям. Долбанный Чарвес с его мостом стоит в единственном месте, где более-менее мелко. Мост там хороший, это да, но и охраняется неслабо так. Пара сторожевых башен с каждой стороны, двое ворот на самом мосту, ну и стена вокруг Чарвеса.
- Мысли есть? – спросил я у Психа. Тот пожал плечами. – Ну так думай! Какого хрена один я должен башку себе ломать?
- Крест, дурное энто дело, - Псих тяжело вздохнул. – Чарвес вообще брали один раз и так давно, что аж неправда. И взяли проклятущий городишко лишь после того, как сожгли его к чертям, - Псих запнулся. – Крест, ты чего?
В черепушке крутилась какая-то мысль. Только вот шустрая, зараза и я никак не мог ухватить её за хвост!
- Чё делать дальше? – спросил подошедший Свин. – Привал? Передохнуть бы, после рубки.
- На том свете отдохнёте. – мысль сорвалась. – Дуйте к тракту и седлайте своих доходяг. После – ждите и смотрите в оба, чтоб не зажали, как энтих волчар.
Подошли Джессип с Хлоей. Одного взгляда на их смурные рожи вполне достало, чтобы сообразить: с этой стороны никаких предложений я не услышу. Однако блондинчика тянуло на побазарить. А пускай, может пока он трындит и мысль вернётся. Или какая новая забредёт.
- Ситуация тупиковая, - сказал Джессип и присел. Смахнул с земли листья и жёлуди, недоеденные кабанами.  Очистил небольшой участок и взял в руки короткую палку. - Мне отлично известны укрепления самого Чарвеса и моста через Кравану. Все они рассчитаны на сдерживание даже крупных сил возможного противника, потому как переправа имеет важное стратегическое значение. В смысле – крайне важна для всего Вазерома.
- Ну, ворота в городишко они покамест не закрыли, - подал голос Псих, рассматривая линии, какие граф малевал на земле. – Хуч и нагнали к ним охраны, выше крыши. Там ща рыл по двадцать в кожную смену кукует. И прессуют входящих не по-детски: пацаны сказали, чуть душу не выняли, пока пропускали.
- Но всё ж таки пропустили, - пробормотал я. Ну что же, картинка у блондинчика получила вполне годная. Хорошо видно, что стены посёлка доходят до самой реки, так что и по берегу не пройти. – Может, если по одному топать, получится прошмыгнуть?
- Не, не получится. Пацаны, они же пеши шли, - Псих помотал башкой. – А конных всех шмонали так, что чуть в зад не лазили. А кто с паршивым ножиком, тех сразу – рожей в землю. Куда ты оружие денешь? А броню? Да и по одному мы чай токмо к холодам на тот берег доберёмся.
- Бригада егерей - пять стен отборных бойцов. – Джессип рассматривал рисунок на земле и постукивал палкой по красному носу. – Плюс гарнизон Чарвеса – ещё пара сотен. Стена и сторожевые башни на мосту – нет, силой мы не прорвёмся.
- А как, ты говорил, брали это дерьмо последний раз? – Дджессип вопросительно уставился на меня. Потом – на Психа. – Ну тогда, когда городишко сожгли.
- Крест, это же было пять сотен лет назад! – Хлоя усмехнулась и покачала головой. – Орда варваров с востока тогда обратила в пепел половину Вазерома. И их было так много, что, когда авангард исчезал за горизонтом, арьергард ещё не появлялся, с другой стороны. И даже такой исполинской армии пришлось потратить несколько дней, чтобы взять Чарвес и сжечь его.
- Ну да, - неохотно признал Псих. – Типа того нам и рассказывал сержант. Это он к тому вёл, что не всегда храбрость и умение позволяют выстоять. Иногда достаточно силы и количества.
Мысль вернулась и теперь я крепко ухватил паршивку за мягкое место. Ну что же, не бог весть что. Но у остальных не имелось даже этого.
- Значит, - сказал я и растёр ногой рисунок блондинчика, - придётся обойтись меньшими силами.
- Крест, - Хлоя глядела так, будто пыталась провертеть во мне глазьями дырку. – Не желаешь нам поведать, какая гениальная мысль тебя только что посетила? Немного зная тебя и твои методы, подозреваю, что ты задумал некую гадость.
- Я? – Псих хмыкнул, а Джессип криво усмехнулся. – Разве я могу? Эт ты меня с кем-то спутала, зуб даю. А с другой стороны, ежели кому-то в его башку пришло чегой-то негадостное, то я завсегда прислушаюсь.
- То есть говорить ты не собираешься? – Величие жмурилась, что кошка, перед тем, как наброситься на мышь. – А если я прикажу? Понимаешь, что ты обязан мне подчиняться и как обычный подданный, и как солдат, которого я наняла для выполнения определённой работы?
Джессип хотел что-то сказать, но передумал, махнул рукой и пошёл в сторону тракта. Нет, всё же парень шибчее соображает, чем королева. Ну да, в некоторых местах бабам ума не хватает, пущай они хуч три раза королевы. Псих тоже видать заколебался слушать пустую болтовню и утопал следом за блондинчиком. По ходу оба перебросились какими-то фразами, но без былой озлобленности. Вроде, как граф об чём-то спросил, а Псих ответил. Оно и правильно, эти ещё придётся спины друг другу прикрывать.
- Я – не обычный твой подданный, - пояснил я. Хлоя тут же вздыбила левую бровь. – Обычные ковыряют землю, кормят свиней, да орут на рынке за подороже, а я чай цельную королеву охраняю. И да, ты наняла меня, чтоб я тебя в цельности довёз до Шарпа. Об том, чтоб я тебе свои мысли выворачивал, найма не было. Хош, Хорька поймаю, и он покажет, чего там в контракте нарисовано?
- Ты ж читать не умеешь? – всё, она отступилась. Так, ещё покобенится слегка, как всякая баба. 
- А нежто ты мне неправду соврёшь? Да и Хорь вона тоже грамоте учён.
- Ладно, - Хлоя тяжело вздохнула. – Крест, я так понимаю, что приказывать тебе особого смысла нет, а вот если я с тебя слово возьму?
- Колдовать не станешь? – осторожно спросил я. Знаю я эти ихние штуки. Как-то одна знахарка подпоила и чегой-то наворожила, так что я весь следующий день ни разу не сумел выругаться. Пригрозил гадине в следующий раз язык к чертям оторвать, чтобы шутковать отучилась.
- Я же уже говорила: не желаю обращать своих спутников в покорных болванчиков. Но чувствую, именно ты меня рано или поздно доведёшь. Так что, насчёт слова?
- Зуб даю, - я щёлкнул пальцем по клыку. – Ежели получится пройти без гадостей, так и сделаю. Но, ежели не получится – не серчай, значит так вышло.
- Такое себе обещание, - Хлоя покачала головой. – Как можно с тобой вообще иметь какое-то дело? Ты же просто лживый, аморальный и жестокий бандит.
- Выходит, выбора у тебя не имеется, - с сочувствием сказал я. Величие оглядела меня с ног до головы, опять вздохнула и тоже пошла к тракту. – И нежто я самый поганый из тех, кто вообще есть?
- Нет, - не оборачиваясь бросила Хлоя. – Но очень недалеко от них ушёл.
- Будешь мне ишшо морали всякие читать, - уже совсем тихо сказал я и оглянулся. На поляне не осталось никого из пацанов, ежели не считать тех, кто лёг отдохнуть под земляными холмиками.
Очень медленно я вернулся к могилам и стал на колени. Постоял, глядя на редкие травинки, которые торчали из коричневых комьев, как волосья щетины. Когда-то меня пытались научить всяким молитвам, в том числе и тем, что читают над жмурами. В башке не осталось ни черта, только какие-то ошмётки, где про купели, свет и врата.
Глупости, короче.
Кто-то из пацанов верил, что после смерти попадёт в рай, кто-то – нет, а я даже не знаю. На югах эти смуглые базарили, типа дохлый воин получит кучу невинных девок и смогёт с ними забавляться, сколько влезет. На севере рогатые трепались, вроде тот, кто скопытится с оружием в руке, попадёт на пьянку к богам.
Как по мне, шибко хорошо звучит, чтобы быть правдой. Да и уж больно смахивает на придумки. Ну типа, получишь всё, чего в жизни мало. И ежели там так хорошо, почему чернокнижники всё ищут способ остаться здесь подольше, а то и навсегда? Не, всё, слишком мутно, для моей башки. 
Я положил руки на могилы.
Тихо. Где-то чирикает птица.
- Спасибо, пацаны, - тихо сказал я.
После поднялся и пошёл к тракту.
                                               4.
Тащиться до Чарвеса предстояло ещё лиг тридцать, и Псих от нечего делать принялся донимать меня, чего же я такого надумал. Попутно помощник предлагал всякую хрень и надоел до чертиков. Не удержавшись я сказал, типа за такое стратегирование сержант утопил бы полководца в выгребной яме. Не, ну серьёзно – болтаться всем отрядом в виду ловчих, засевших за стеной, чтобы выманить их наружу? Можно подумать, там служат такие дурни, которые поведутся на всякую дешёвку.
В общем, чтобы Псих отвязался, я велел ему рассказывать, чем кончилась засада на королевских охранников. Как я понял, никто из пацанов, засевших в лесу, не пострадал и сильно подозревал, что затея вышла пустой. Тут я ошибся.
Пока Псих донимал меня расспросами и выдавал дурацкие идеи, Хлоя и Джессип тащились в некотором отдалении. Вроде и перебрасывались фразами, а вроде и прислушивались к нашему чёсу. По крайней мере, всякий раз, когда Кусок, приставленный к Величию, заслонял её от нас, Хлоя тут же просила бугая отодвинуться и не мешать.
- Может тебе позвать кого-то из пацанов, что в кустах зады протирали? – неуверенно спросил Псих и повертел башкой. Очевидно искал нужных людей.
- А у самого что, язык отсох? – спросил я и забрал у Психа яблоко, которое тот собирался сожрать. – Как мне по ушам ездить, так ты мастак, а тут гляди, позвать ему кого. Задницу подтирать, чай никого не зовёшь? Валяй – рассказывай.
Хлоя и Джессип усели подъехать совсем близко и теперь Величие слушала, уже не скрываясь. Причём на физии королевы гляделось что-то эдакое, странное. Вроде как опасалась услышать чегой-то неприятного. Вот видели баб, у которых мужика забрали на войну? Ну, когда в деревню приезжают какие-то солдаты с новостями. Вот они точно так стоят у ограды дома, мнут сиськи и глядят, что оголодавшая собака.
- Дык, вышло куда лучше, чем думалось. Я ж, Крест, как думал: пустая затея, коли черти энти стрелы руками могут ловить. Их, кстати, совсем немного оказалось – рыл двадцать всего.
- Остальные очевидно, в Нарменсе, - подал голос Джессип. Граф сейчас почему-то казался каким-то шибко старым и до меня вдруг дошло, что ему приходится слушать про засаду на своих бывших товарищей. М-да.
- А эти-то почему задержались? – казалось. Хлоя и сам знает ответ на заданный вопрос.
- Предполагаю, что Дариус твой хотел лично посмотреть, не станешь ли ты лёгкой добычей, - улыбка на роже Джессипа казалась оскалом. Забавно, кто такой Дариус и какого хрена блондинчик как бы связывает его и Хлою? Продолжим слушать, - а когда увидел, что у тебя появились другие защитники, кроме меня, то решил уходить в Нарменс к…
- Но он же не мог знать, какая большая…большой отряд меня сопровождает? – Хлоя потёрла мочку уха. Её рыжий дёрнул башкой, отгоняя наглого слепня. – Сколько он видел в Шамусе, троих?
- Демон-наблюдатель, - Джессип пожал плечами. – Мы, кстати, тогда здорово сглупили. Ну, когда удирали от демонов. Стоило подумать, откуда они здесь взялись в таком количестве? Пока, по крайней мере.
- Дык рассказывать али пущай они и дальше меж собой треплются? – Псих достал второе яблоко. Его я тоже отобрал.
- Эй, вам там вообще интересно? – оба умолкли, уставились на меня и Хлоя кивнула. – Так слушайте.
- Чухали он быстро, - Псих прищурился. – И коняки у них знатные – куда лучше наших, а ведь мы выбирали не какую-то полудохлую дрянь.
- Мальтуйские рысаки, - снова влез Джессип. Я скорчил зверскую рожу. – Ладно, пусть рассказывает.
- Оно, с одной стороны им свезло: первые наши вообще не успели одуплиться и шмаляли вдогонку. Понятное дело ни хрена не попали. А вот те что пуляли последними, взяли прицел с упреждением и это сработало. По ходу, на такой скорости, черти вообще не успели понять, что по ним лупят из лесу, пока троих не сшибли.
- Наглухо увалили? – на физии Величия проступило отчаяние. Да за кого эта дура так переживает? – А остальные как, дальше погнали?
- Не, - На роже Психа проявилось разочарование. – Остановились, обступили подранков и вот не поверишь, Крест, сколько наши в энтот момент ни шмаляли – всё мимо. Пацаны грят, как в туман зыришь, всё плывёт перед глазами. Пока мазали, эти своих подняли и дунули так, будто ветром утащило, только пыль столбом. А подранки…Хрен его знает, вроде серьёзно зацепили: одному - под лопатку, одному – в башку.
- Там, среди них, должен быть высокий такой, смуглый с чёрными волосами, - внезапно голос у Величия дрогнул. Джессип, скакавший рядом, отвернул морду в сторону леса. – Он не пострадал?
- А я почём знаю? – Псих пожал плечами. Он, как мне кажется. вообще не понимал, к чему эти дурацкие вопросы. – Я ж чё говорю: всё шибко быстро приключилось: сбил троих, их тут же окружили, забросили на коней и ускакали. Чернявые, белявые – какая нам нахрен разница? Пусть сдыхают побыстрее. 
А я сообразил. Ну теперь понятно, отчего блондинчик понапрасну таскается за Хлоей. Тут ему точно не обломится.
- Эй, Величие, - она уставилась на меня. – А вот ежели мы сшибёмся с энтим самым чернявым, ты вот вообще на чьей стороне будешь, а? Дашь мне его рубануть, али нет?
Хлоя фыркнула, а Джессип коротко и зло рассмеялся. После этого королева пришпорила рыжего и ускакала вперёд. Кусок проворчал что-то о жопной боли и тоже погнал в голову отряда. Джессип задержался, покусывая губы.
- Крест, - в конце концов сказал блондинчик. – Всё это – серьёзнее, чем кажется на первый взгляд. Хлоя – умная женщина с жёстким характером, но у неё, как и у всех, имеется слабое место. Тот, о ком она сказала, Дариус – вот её слабое место. Даже невзирая на его предательство, королева продолжает…Но это ничего не меняет, и он представляет угрозу. Понятно?
- Чего уж тут неясного? – я с трудом удерживал ухмылку. Неужто блондинчик думает, типа избавится от соперника и ему привалит счастье? Немного зная вздорный бабский характер, я мог точно сказать: ему не обломится в любом случае. – Сделаем.
По ходу, только Псих так и не догнал, о чём вообще шёл базар. Стоило графу отвалить, и помощник тут же взялся трещать армейские байки. Половину я уже слышал раньше, а половина историй оказались такими тупыми, что над ними ржал один Глыба. И то, лишь потому, что не понимал некоторых слов. Поэтому я пустил чёс Психа мимо ушей и начал додумывать мысль о проникновении в Чарвес.
Идея, как её ни крути, один хрен весьма тухло воняла. Избавиться от смрада не поучалось, сколько не убеждай себя, типа это нужно для дела. Мы же не отморозки, из тех, что живут в трущобах, развлекаются свальным грехом и режут кого ни попадя, не щадя ни баб, ни спиногрызов. Другое дело, что при таких раскладах или стоило поворачивать, чтобы скакать хрен знает куда, с риском нарваться на толпу обозлённых ловчих, или всё же пересекать Кравану именно здесь.
И ещё. Если уж я чего надумал, то редко отступаю от своего. А тут-таки нарисовался чёткий план, пусть и смердящий, но вполне пригодный. Ладно, теперь придётся подождать, потому как доля исполнения плана требовалось дожидаться ночи. А ещё лучше – раннего утра, когда все нормальные люди храпят, пуская слюни, а у стражи от зевоты сводит набок челюсти.
Пока всё складывалось, я обратил внимание, что всё это время навстречу нам не попалась даже паршивая лошадёнка с возом каких-нибудь яблок. Странно вообще-то и я сразу сказал про это Психу. Тот даже не удивился, а лишь объяснил, что как на въезде в Чарвес стража озверела, так торговцы сразу добазарились придержать товар. Всем известно, что во время шухера солдаты не шибко отличаются от бандюганов – всё можно списать на ворьё да разбойников.
- Так и обычной бродячей шушеры тоже не видать, - буркнул я, поминая нищету да зароботчан, шляющихся по городам да сёлам в поисках подработка. Дурное вообще дело: кого режут на дорогах, а кто и сам спьяну мёрзнет зимой. Не, бывает, что оседают в какой гильдии, но редко. А так на дорогах постоянно топчутся оборванцы с котомками на палках. – Тоже решили пересидеть?
- Вот это чудно. – согласился Псих и торопливо грызанул яблоко, пока я не успел его отобрать. – Тут ты, Крест, прав, сам вспоминаю: и когда мы сюда ехали первый раз тоже на тракте никто не попался. Непонятно всё это.
- Как бы не связано с той чёрной дрянью, демонами, - во рту отчего-то стало кисло и захотелось выпить. – Ты вообще вперёд выслал кого, али опять из башки вылетело?
- Как оно может влететь-то опосля того раза? Как в ухо заехал, так на всю жисть запомнил, - Псих доел яблоко и запустил огрызком в дерево. Попал. – Вот правильно ты, Крест, тогда поступил, одобряю такое. Только так и нужно воспитывать всяких дурней.
- Послал?
- Не. Но ща всё сделаем. Ты только в ухо сразу не лупи, а то у меня ещё опосля первого раза там что-то хрустит и посвистывает.
- Ты, главное, не переживай; когда тебе, дурню, туда болт загонят, само свистеть перестанет. – Подумать только – и это самый лучший из моих раздолбаев! – Лады, раз прочухалчся, слушай. Пару пацанов пошлёшь к воротам Чарвеса, чтобы следили за стражей, ещё двое пущай обогнут городишко справа, так чтобы выше по течению и поглядят выход к реке. Пусть только не вздумают на самом берегу светиться. И ещё одного, пошустрее отправь к тем, которые доспех стерегут. Пришло время им сниматься и подбираться ближе к воротам.
- Оденем железо и на штурм пойдём? – в голосе Психа звучала насмешка. – Ну, типа сдохнем, как герои?
- Продолжишь умничать, - спокойно сказал я и щёлкнул помощника по больному ужу, - станешь героем один, ясно? Безо всякого штурма.
Псих загоготал и поехал выполнять приказ. Как он отъехал, я позвал Хорька и велел ему прочитать контракт, который мы подписали с Величием. Да, Хорь зачитывал его, когда я ставил отпечаток пальца на бумаге, но честно говоря, тогда я был так рад тому, что выпрыгнул из петли и ни хрена не вслушивался. А теперь, раз уж принялись чесать языками за это, не мешало бы узнать, как дела обстоят. За базар вообще-то отвечать нужно.
А перед королевой – в особенности.
Хорь, как обычно, долго рылся в своих карманах, да так, что едва не вывалился из седла и наконец нашёл какую-то мятую бумажку. Такой впору зад подтирать, если подходящего лопуха не найдёшь. Я пообещал гаду им самим подтереться, ежели не научится хранить важные писульки в надлежащем виде.
Ну и чё? Ничего особенного нам не предлагали. Охранять клиента, означенного, как высокопоставленное лицо, от опасностей любого вида и доставить его в то место, какое он укажет. Путь и способ доставки выбирали мы, но клиент в любой момент мог вмешаться и оспорить каждый из пунктов контракта.
Ценой выполнения таки поставили медную монету. Жлобы.
- Лады. – сказал я, почёсывая затылок. – Можешь валить. И помни, что я сказал о сохранности бумажек.
- Запомню, - пискнул Хорёк, но валить не торопился. – Крест, тут имеется один забавный момент. В контракте указан срок доставки: не более десяти дней с момента подписания.
- И чё? – что тут странного, я не понял. Такое уже случалось. – Срок вполне реальный. Если живые останемся – доставим вовремя.
- Да не, энто понятно, тут другое. Не знаю, может просто совпадение, но через десять дней наступит двадцатилетний дневной мрак.
- А ты откуда знаешь? – сначала я даже не сообразил, о чём он вообще, а уже ляпнув, вспомнил. Я ж тогда был совсем зелёным соплежуем и работал с щипачами в столице. Когда среди бела дня наступила темнота, едва не обгадился. Да чё, один что ли? Визгу тогда было! Чуть позже те из урока, которые постарше, пояснили: типа раз в двадцать лет солнце прячется и среди бела дня наступает темнота. Не так долго, как ночь, но кусок дня отъедает порядочный.
- Дык я совсем мелким это видел, а когда учился в Университете, прочитал, отчего энта фигня происходит, - Хорь демонстративно аккуратно сложил бумагу и спрятал в карман. – Это типа луна бросает тень и в этой тени солнце прячется.
Я ни хрена не понял, но переспрашивать не стал. Во-первых, не хотелось казаться дураком, а во-вторых, уже один раз спрашивал Хорька, отчего на севере земля иногда ходуном ходит. Тогда мелкий засранец завёл такое, отчего у меня в башке всё закипело.
- Так вот, - продолжал распинаться собеседник, - у наших старших было точно расписано, когда энта темнота уже наступала и когда придёт следующая. А память у меня – что надо, сам знаешь, вот и запомнил. Когда контракт писали, честно скажу, не сразу сообразил. А опосля, как мозги выедает. Всё думаю, что за дата такая знакомая. И тут осенило…
- Ладно, дневной мрак, да окраина Шарпа – дальше что? – Хорь смолк и лишь пожал плечами. – Связано как? Не знаешь? Ясно-понятно, запомним, может пригодится.
Хорёк отъехал, а я принялся тереть затылок, который трещал всё сильнее. Вот не люблю, когда дерьмо копится, копится и становится ядрёным, что самогон. Ну а как такое назвать по-другому? Королеву за каким-то хреном предала её же охрана, причём, по ходу, среди предателей – ейный хахаль. А Её величие, вместо того, чтобы прятаться во дворце и ловить изменников, нанимает нас и едет в задницу мира. Теперь выясняется, что к моменту приезда, в означенной дырке наступит полная темнота. Ну и ещё за нами следят демоны, явившиеся из какой-то непонятной преисподней.
А, к чёрту! Не стану дожидаться, пока башка разорвётся. Поеду и спрошу у Её величия. Понятное дело, что пошлёт, куда подальше, однако ж, пока будет посылать, гляди и проболтается об чём ещё.
Когда подъехал к нашим нанимателям, едва не заржал в голос. Блондинчик и Величие ехали, отвернув рожи в разные стороны. Так мало того, то ли дурень сунулся сам, то ли его попросили, но между ними ехал Кусок. Здоровило, увидев меня, крепко обрадовался и покосившись на спутников, провёл большим пальцем по горлу. Видать шибко грызлись, коли достали даже этого непрошибаемого долбеня.
- Терпи, - сказал я ему с самой серьёзной мордой, на какую только сподобился. – Как там святоши базарят: сыны божьи терпели и нам сказали не выделываться.
Дворянчики выдать услышали мой голос и перестали разглядывать деревья. Типа до этого видели дохрена интересного в одинаковых дубах да осинах! Тут же, возле тракта, даже живность никакая уже не водится: всю успели пострелять да сожрать.
- Хотел кой чего спросить, - я подвинул Куска и тот с довольной рожей отъехал. – Оно скорее всего не моего ума дело, но всё ж таки скажи, чегой это твои охранники бунтовать вздумали?
- Это не твоего ума дело, - тут же огрызнулась Хлоя. Джессип, судя по его физии, что-то хотел сказать, но только поморщился. – Это – всё, о чём ты хотел спросить?
Это она чё думает? Ежели подпустит в голос побольше морозу, тоя подожму хвост и кинусь наутёк? Ха! Это она пущай блондинчика дрессирует, али кого ещё.
- Не-а, - желание нажраться становилось всё сильнее, - Тут мне собачка намяукала, что к тому сроку, как в контракте прописано, когда мы до Шарпа доберёмся, наступит дневной мрак. Вот теперь у меня башку от этого ломит: никак одно с другим не связано?
По ходу, сейчас я их очень сильно удивил. Ну типа, как они думают: дурень-дурнем, а прознал.
- И откуда тебе об этом известно? – подозрительно прищурилась Хлоя. – Сны странные никакие не снились последнее время? Ну в смысле, в эту ночь или в предыдущую?
- Сны? – я припомнил то, что увидел сегодняшней ночью. Не, не стану ни хрена рассказывать – ещё оборжут. – Это ещё к чему? Не, просто у меня имеется человечек, который в этих премудростях немного кумекает. Так всё ж таки, чего скажешь?
Хлоя молчала с каменной физией. Однако ж на гладкой коже королевского лба проявились морщинки. В размышление, стало быть, Величие впала. А что это означает? Выходит, Хорь в точку попал – всё одно к одному.
- Связано. – очень неохотно выдавила из себя Хлоя. – Но опять же: не твоего ума дело. От тебя что требуется? Выполнить контракт, доставить меня к Шарпу и забыть обо всём.
- И про спасение мира чегой-то заливал твой хахаль, - тут у неё натурально зенки на лоб полезли. – Это ж как раз Дариус и был, верно? Смуглый, чернявый – у меня на рожи память отменная.
- Ты лезешь не в своё дело, Крест. – Хлоя натурально шипела, да так что едущий впереди Зуб оглянулся и скорчил перепуганную харю. – Всё это тебя никак не касается. А когда коснётся, я сама всё расскажу.
Мы ехали совсем рядом и глядели аккурат в глаза друг дружке. Хлоя налилась тёмным, а глаза, казалось, пожелтели. Кончик носа и выступившие скулы стали белыми, так что сейчас Величие напоминала пёструю кошку. И казалось, как та кошка вот-вот вцепится в рожу когтями.
- Знавал я одного бандюгана, - ухмыльнулся я. - И были у него три, уже взрослых, спиногрыза. Когда они у бати спрашивали, куда он всё наворованное нычит, он им тоже такое задвигал: типа, не вашего ума дело, как придёт время – скажу. А позже его подрезали, наглухо подрезали. И всё припрятанное рыжьё накрылось. Как бы так не вышло, что надумаешь ты говорить, а уж поздно.
- Хочешь меня учить, как вести дела? – Хлоя презрительно фыркнула. – Какой-то мелкий бандит станет учить королеву. Вон пошёл!
- Ну, ежели ты так завсегда дела ведёшь, неудивительно, что от тебя и муж и хахаль свалили.
Хлоя встала в стременах, отпустила удила и свела пальцы в замок. По оскаленным зубам королевы прыгали синие искры, а в ладонях светился жёлтый шар. Судя по тому, как Джессип резко отвалил в сторону, ситуация становилась серьёзной.
- Пошёл! Вон! – казалось, ко мне обращается не женщина, а молот кузнеца, лязгающий о наковальню.
Я пришпорил Чёрта, но не так, чтобы кто-то подумал, типа Крест испугался. Взгляд королевы ощущался, точно остриё меча, воткнувшееся в затылок.
Вот же дерьмо!
                                               5.
Перед тем, как я вошёл в воду, пузо взвыло сильнее, чем до этого. Видать возмущалось, что его, оставшегося без жратвы, ещё и самым паскудным образом тёрли о камни и крупный песок. Не, можно конечно нырять в Кравану и дальше от города, но тогда больше возможности утопнуть в быстром потоке. А так плыть придётся совсем немного. Поэтому лучше поползать.
Как выяснилось в проклятущий берег перед посёлком врыли целую кучу высоких столбов. На верхушке каждого поставили здоровенную металлическую чашу, где вовсю горел яркий огонь. Это, интересно, какая же гадина придумала? Свет, понятное дело, не такой, как днём, но всё одно видно даже крысу, которая надумает прогуляться к воде. И на стенах городишки я заметил не меньше десяти голов в шлемах. Кто бродил взад-вперёд, а кто просто торчал на одном месте.
Как луна перевалила через полночь, блестящих голов стало чуть меньше, а те, которые остались, бродили уже не так резво. А опосля вообще собрались в одном месте и пропали из виду. Короче, охранники то ли сели подремать, то ли играли во что. Изредка поднимался один шлем, чуть крутился и снова пропадал. На этом – всё.
- Лучше не станет, - сказал Псих, который торчал вместе со мной в большом кусте ракиты. Чёртово растение видать вовсю обжиралось козами, потому как я то и дело попадал рукой в распроклятые катышки. – Ну как, не передумал? Опасливое это занятие. Я бы, например, ни в жисть не полез.
Ясное дело, его я никуда брать и не собирался. Плавал псих едва лучше топора, как и большая часть моих пацанов. Пришлось поломать башку, чтобы из умеющих держаться на воде подобрать тех, кто сможет пригодиться. И да, очень жаль, что не получится взять никого из здоровяков – те точно утопнут.
- Всё, погнали, - я проверил, как закреплён кожаный мешок за спиной. Там хранилась одежда и оружие. Потом накрылся здоровенным куском коричневой материи и лёг на пузо. – Ну чё, не видать?
- Отсюда видать и хорошо видать, - хмыкнул Псих. – Но хрен его знает, может издали и не различат. Короче, удачи.
                И я пополз вперёд, время от времени выглядывая наружу, чтобы не терять Кравану из виду.  В глаза всё мельтешило, потому как пляшущий свет со столбов превратил берег реки во что-то непонятное. Казалось, будто ползёшь по догорающему костру. Даже удивительно, что угли под пузом не жгутся. Правда вот камни здорово так царапали кожу на груди и животе. Ну и ещё я, почти в самом начале сбил палец на ноге. Псих предлагал раздеться у самой реки, но я подумал, что так нас могут заметить и поднять тревогу. Тогда все старания – насмарку.
Справа тихо шипел Триппер, а слева так же тихо ругался его братец – Перо. А этим приходилось тащить с собой ещё и луки, обёрнутые кожей, чтобы не шибко промокли. Понятное дело, оружие можно найти и в Чарвесе, но на это потребуется какое-то время, а его у нас – кот наплакал. Важнее будет раздобыть кое-что другое, но с этим, как мне кажется, проблем не возникнет.
Со стороны крепостной стены послышались громкие возбуждённые голоса, и я тут же замер, стараясь вжаться в колючую подстилку, как можно глубже. Пацаны, по ходу, тоже остановились, потому как я не слышал ни хрена, кроме гула реки и ругани охранников. Ежели гады заметили кого-то из наших – хана. Опытному лучнику расстрелять шесть придурков, валяющихся на берегу – нехрен делать!
Крики стали ещё громче и теперь я различил звуки ударов. Видать сторожа всё-таки играли и как это обычно случается, кто-то начал мухлевать. Ну или кому такое показалось, не имеет значения. А вот что имеет, так это возможность спокойно добраться до реки.
- Ходу! – прошипел я, сбросив материю с головы. О-ох, как же легко дышать без этой вонючей дряни! Правда тут же на голую шкуру накинулся холодный ночной ветер. – Живо, олухи!
Продолжая прикрываться грязными тряпками, мы на полусогнутых доковыляли до реки и не останавливаясь полезли в воду. Я тут же услышал, как охнул Кошели и тонко запищал Два пера. Ну да, водичка такая, бодрящая, мать бы её! И ещё течение моментально вцепилось в ноги, что тот озверевший пёс. Кусок качнулся, потеряв равновесие и я придержал балбеса, схватив за нечёсаные волосы.
- Держись, придурок, - сказал я. – Упадёшь – утопнешь, мать твою.
Глубина тут начиналась в трёх шагах от берега и хорошо, что на дне лежали камни, а не ил, как в других реках. Булыжники, хоть кололи пятки и тёрли пальцы, но давали держаться. Будь тут липкое болотное дерьмо, уже поскользнулся бы и ушёл на дно.
Мы собрались в кучу и достав длинную верёвку привязались один к другому. Да плыть не очень удобно, но зато и не разнесёт хрен пойми куда, по одному. А ежели кто-то тонуть начнёт, остальные вытащат.
Ну или пойдём ко дну всей компанией.
Отсюда огней на стене видно не было, только – сзади, на берегу. И вообще, впереди ни хрена не видать, только слышно, как булькает вода в полной темноте. Ежели на том свете есть речки, через которые плавают покойники, то видать всё оно так и выглядит. Ну в смысле: темно, холодно и жутко клокочет.
- Поосторожнее там, - тут можно и в голос, один хрен за бульканьем ни черта не различишь. – Ежели кто силы потеряет, али ногу сведёт – сразу орите, может успеем спасти. Но когда до места доберёмся – рот держать на замке. Не хватало ещё под конец стрелу схлопотать. Ну, погнали.
Мы оттолкнулись и поплыли в сторону Чарвеса. Ну, как поплыли…Поток подхватил и понёс во мрак. Приходилось молотить руками и ногами, чтобы тебя не перевернуло вниз головой. Чёртов мешок с барахлом, даром что вроде ремни затянул потуже, всё норовил соскользнуть и за ним тоже нужно было следить.
Слева мелькнуло что-то тёмное и рычание реки стало таким громким, что аж уши закладывало. В нос и рот набралась вода, так что я чуть не задохнулся. Нога цепанулась за что-то скользкое и я увидел рядом морду Пера с открытым ртом и бешеными глазами.
Увидел, ах ты чёрт!
Слева появились огни и в их свете стало ясно, что нас несёт мимо деревянного настила на толстых брёвнах. Впереди появилась цепь жёлтых пятен – мост через Кравану. Но нам туда пока рановато.
- Гребём! – заревел я и принялся бешено крутить руками и бить ногами. Получалось хреново: течением всё больше сносило вперёд, так что мост приближался куда быстрее причала. – Давайте же, мать вашу!
Внезапно меня дёрнуло, и верёвка на поясе больно впилась в живот, аж дыхание перехватило. Одновременно вода перестала тащить дальше, и я остановился в бурлящем потоке. Сквозь брызги плюющей в глаза Краваны я рассмотрел Кошеля, который обеими руками вцепился в ближайшее бревно, поддерживающее настил. По роже пацана было видно, что он вот-вот сдохнет. А ну, попробуй в одиночку удерживать пять здоровил, которые болтаются, точно дерьмо в проруби.
Я подгрёб к бревну, ощущая, как верёвка всё больше стягивает пузо и ухватился за скользкую деревяшку. Кошель повернул ко мне совершенно синюю рожу и несколько раз клацнул зубами. Видать пытался что-то сказать. Да ладно, я и сам ощущал, как от холода челюсти намертво сцепились, а руки вообще казались чужими.
Давление на пузо ослабело, и я огляделся. Все наши успели облепить брёвна, точно жабы в летний полдень и тяжело дышали. Так ладно, живы остались и хорошо, но надо же как-то лезть наверх, пока окончательно не отказали замёрзшие пальцы. Я слил воду из носа и рта, после чего ткнул пальцем вверх. Два пера помотал башкой и приложил палец ко рту. Какого дьявола? Я прислушался, а после уставился на доски настила.
Через щели падал свет, от которого вода вокруг становилась рябой. Иногда эти лучи заслоняло что-то тёмное и слышался треск досок, прогибающихся под чьими-то шагами. Понятное дело: не совсем же они дураки, оставить пристань без охраны. Едва ли кто-то всерьёз ожидает появления врага ночью со стороны реки – время рейдеров ещё не пришло, но охрана всё равно не спит. А если кто-то нас заметит и поднимет тревогу, все труды, считай, зазря.
В мешке у меня имелись два отличных ножа, но как их оттуда достать я пока понятия не имел. Чёртову верёвку и то удалось отвязать, едва не плюхнувшись со столба. Ладно, я кивнул, в ответ на жест Два пера и начал карабкаться вверх по бревну. Сначала получалось хреново: та часть дерева, которая торчала из воды оказалась скользкой, как лёд и я чуть не съехал в реку. 
Стоило забраться выше и дело пошло веселее, до того момента, пока я не ткнулся башкой в доски. Чёртовы мостки выступали далеко вперёд от опор и вот как теперь добраться до края настила? Я сунул пальцы в щель и повис над водой. Если замёрзшие обрубки сейчас подведут, считай новое купание обеспечено. Но вроде держатся, засранцы. Я добрался до края мостков и подтянувшись, выставил рожу над досками.
Твою же мать, охранников несколько! Аж трое. Правда, один похрапывает на лавке перед небольшой будкой, а вот двое его корешей и не думают спать. Они как раз подошли к воротам, очевидно преграждающим дорогу в город и принялись чесать языками. Два коренастых бородача в кожаных жилетах и грязных штанах – не ловчие, точно. Радует.
Перебирая руками, я отполз в сторону, убравшись из-под света большущего факела. В тот момент, когда оба сторожа отвернули морды, я забросил себя на доски и откатился к высокому частоколу, который ограждал пристань. Не отрывая взгляда от болтунов, стащил со спины мешок (а теперь эта дрянь не желала сползать) и достал ножи. Одежду – потом, сейчас не до неё.
На корточках я медленно и очень осторожно пошёл вдоль ограды. Замер около спящего, раздумывая: е начать ли с него? Ладно, ещё хрюкнет или пустит газы. А для меня сейчас управиться с парой опытных бойцов окажется сложновато.
Чем хороши ножи, которые я беру для таких дел, что их увесистость позволяет и резать, и метко бросать. Кузнец называл это мудрёным словом: баланс, но мне всё равно. Главное, чтобы правильно работало.
Вот, как сейчас.
Руки ещё дрожали, но первый нож воткнулся, как надо: в висок бородачу с родимым пятном на щеке. Солдат даже не взвизгнул, бревном повалившись на землю. А вот второй бросок получился хуже. Много хуже, мать бы его! Нож только едва задел левое плечо и солдат немедленно заревел, выхватывая меч из ножен.
Тут же подорвался тот, который спал около будки и тоже схватился за оружие. В ярости от собственной промашки, я стукнул мужика головой о стену. Потом ухватил за шкирку и запустил обмякшее тело в реку. И вновь запоздало подумал, что стоило бы перед этим забрать меч. Твою же мать, совсем башка перестала работать!
А так я оказался совсем безоружным перед вооружённым противником. А того, между прочим, в руках серьёзная штуковина: короткий меч с широким лезвием. И судя по тому, как курчавый его держит, пользоваться оружием он умеет. А глядя на оскаленную рожу становится ясно, что за убитого кореша, порежет меня на лоскуты.
- Сука! – завопил солдат и бросился ко мне. – Убью, тварь!
В своё время мне пришлось покататься по городам Вазерома с одним мутным типом. Мужик мазал рожу жёлтой краской, волосы красил в исссиня-чёрный и носил странные хламиды. Зарабатывал на жизнь он тем, что выступал на площадях, кидаясь каким-то восточным матером боя, вроде как способным сражаться голыми руками супротив меча. Я и ещё пара пацанов типа нападали на него с тупым оружием, а он лупил нас руками и ногами. Платил гад жратвой и платил мало, так что очень скоро я его бросил и удрал. Правда подсмотрел пару неплохих приёмов для драки и услышал один хороший совет.
Нанюхавшись какой-то белой дряни наш «восточный боец» тупо лыбился и пуская пузыри, трещал, поднимая палец к небу: «Парни, запомните: если на вас идёт вооружённый боец, а в руках нет даже палки – бегите со всех ног».
Реально работает, зуб даю.
Мужик нёсся ко мне так быстро, точно боялся не успеть. И я рванул от него с той же скоростью, а может и быстрее. Прыгнул к своему мешку и схватив за ремень, бросил в ноги охраннику. Не, оно могло и сработать, если бы атаковал какой-то лопух. А это просто перепрыгнул и прорычав какую-то гадость, ткнул в меня мечом.
Чуть не попал. Я откатился к самому краю пристани и схватившись за доски повис над водой. В случае чего лучше упасть, а там – как карта ляжет. Мужик навис надо мной, поднял оружие для удара, выпучил глаза и улетел в реку. Пока пролетал, я заметил, что в кучерявой башке появилось новое украшение: стрела, торчащая из затылка.
Выдохнув, я снова забрался на мостки и уставился на Перо, который сидел шагах в десяти от меня и целил из лука. За его спиной выбирался наверх Два пера.
- Крест, помоги! – просипел кто-то слева. А, Кошель болтается на краю, точно белка, обожравшаяся орехов.
Я молча протянул руку и вытащил пацана. Потом, уже вдвоём, мы помогли Трипперу и Куску. Все оказались синими от холода, но вполне целыми и живыми. Я – тоже, хоть ноги и подгибались. Руки дрожали, но это стало заметно только когда принялся развязывать мешок.
- Спасибо, - сказал я Перу. Тот только пожал плечами. – Энто ты, кореш, вовремя.
Все оделись и приготовили оружие. Труп оттащили и сбросили в реку. Ветер стал сильнее, а между звёзд посерело. Близилось утро.
- Перья, - братья уставились на меня. – как и договаривались, дуете к мосту, а по пути делайте, что задумано. Чем больше – тем лучше. Ежели не сумеете втихую снять всю охрану, то засядьте где-то рядом и ждите. Но всё-таки постарайтесь управиться, чтобы к нашему прибытию ворота стояли открытыми. Все трое кивнули.
- Кошель, Кусок – за мной. Но для начала, сделаем дело тут.
Мы выломали факела и один сунули внутрь охранничьей будки, Второй воткнули в ворота, а третий бросили на настил. Будка занялась сразу и пламя принялось жадно обгладывать стены. Ворота горели неохотно, а тот факел, что лежал на земле, потух.
- Ну и хрен на него, - сказал я, глядя, как Перья исчезают в переулке. – Всё одно загорится. Пошли.
 И мы двинули к воротам.
                                               6.
Чарвес – старый город и среди домишек попадаются весьма древние. Их легко узнать, они до крыши заросли мхом и ещё какой-то ползучей дрянью. Но большая часть построек – из новых и почти все - деревянные. А из чего ещё делать, если уж лес под боком. И только в районе богатеев, там, где стоит двухэтажная здоровила городского головы, попадаются каменные крепыши.
К чему это я? А к тому, что сейчас я наблюдал вокруг только деревянные домики. По виду они, понятное дело, отличались, но все годились на растопку. Чем мы и собирались заняться. Не могу сказать, будто от такого шибко радовался, говорю же – дело тухлое, но другого способа поднять грандиозный шухер, я придумать не смог.
Мы по-быстрому разломали забор пристани и начали поджигать палки от пылающей будки. Ворота к этому времени тоже успели как следует заняться. Кошель и Кусок двинули в город, шагая по разным сторонам улицы и забрасывая горящие палки на крыши домов. Там, где крыли соломой, полыхало сразу, а вот деревянный настил некоторое время сопротивлялся. Но нам годилось и такое.
Когда добрались до конца улицы и упёрлись в здоровенный длинный домище, первые подожжённые нами дома вовсю охватило пламенем. Даже отсюда я расслышал истошные вопли о помощи. Да, сегодня она вам потребуется. Представляю, как взбесится Хлоя, когда прознает.
Но поджечь город – это ещё не всё. Нам предстояло ещё как-то избавиться от охраны у ворот и открыть проход в Чарвес для остальных Черепов. К этому моменту Псих должен собрать наших в лесу у самых стен и приказать всем влезать в броню. Особо драться с местными я не собирался, но думаю, что доспех пригодится.
Палки закончились, поэтому пришлось ломать ещё одну ограду, попутно прирезав какого-то наглого пса, который разинул пасть на Кошеля. На шум выскочил хозяин с дубиной. Мы не стали вести дурные базары, а просто оглушили мужика. Потом забросили в открытую дверь его дома горящую палку. Кто-то заверещал.
- Бегом! – приказал я рванул вперёд. Расположение местных улиц я и так знал неплохо, но на всякий случай, перед отправлением, попросил Джессипа нарисовать картинку города на земле. – Быстрее, долбаные улитки!
Теперь огонь мы расшвыривали на ходу, поэтому кое какие из факелов бесполезно шлёпались на землю. Но останавливаться никто не собирался. За спинами уже поднялся такой ор, от которого могли встать жмуры на погосте и где-то бешено затарахтел колокол. Так всегда, когда приключается война или, как сейчас – пожар. А огонь поднимался всё выше, почти до неба. Красота, мать бы её так! Ежели местные увидят, кто тут чудит, нам точно хана. 
- Всё, хорош, - выдохнул я. Когда мы избавились от всех горящих деревяшек. Кошель и Кусок тяжело дышали и дико смотрели в сторону устроенного нами пожара.   Видать догадывались, что с ними сделают, ежели поймают. – К воротам.
Вокруг внезапно оказалась целая прорва народу, несущегося со всех ног. Так что и мы могли теперь бежать без всяких заморочек. Людишки тащили вёдра, вели под уздцы лошадей, а ко и просто орал, выпучивая зенки. В основном сворачивали уши бабы, да спиногрызы. Попадались в толпе и крепкие парни с оружием. Может и ловчие, посланные по нашу душу, кто знает. Но разве в эдаком бардаке они могли сообразить, что за хрень происходит?
Перед городскими воротами, чуть левее от них, стояли две казармы и ещё один дом, там, где жил командиры с сержантами. Сейчас оттуда доносился громкий топот и лязг. Как обычно, когда начинается кипиш вояки первым делом хватаются за железки. 
- Сюдой! – я схватил Куска за ворот и утащил в узкий тёмный переулок. Мимо тотчас промчались егеря в полном боевом, с топорами и мечами наизготовку. Но неслись не к воротам, а вглубь Чарвеса. Видать послали, чтобы сообразить, какое дерьмо происходит. – Идём к воротам. Топайте аккурат за мной. Железки на виду не держите.
Мы рванули прямиком ко входу. Я как подумал: от нас, всех, смердело гарью, чего бы не кинуться, типа мы какие погорельцы, одуревшие от пожара?
Пока бежали, я прикинул: на стенах торчало пятеро лучников и ещё четверо бойцов стояли внизу у ворот. Все глазели на пожар, а нас заметили, когда мы уже добежали шагов на двадцать. Тогда те, которые топтались внизу, взялись за рукояти мечей. Но доставать пока не торопились. Высокий худой мужик с вислыми усами на унылой роже сделал шаг вперёд и поднял руку.
- Стоять, - уверенно сказал он. – Кто таковые? Чего надо?
-Там! – дико завопил я и ткнул большим пальцем за спину. Сам, при этом, продолжал шагать вперёд. – Там такое! Нужно срочно помочь! Все сдыхают! Помогите!
Пока солдат пытался сообразить, какую дичь ему только что задвинули, я подобрался вплотную. Кошель громко охал справа, а Кусок жалобно повизгивал слева. Вислоусый внезапно прищурился, всматриваясь в мою рожу и потянул меч из ножен. Ах ты, мать твою! Мы же как-то чистили друг другу физии в местном кабаке и этот тип точно знал, кто я такой.
- Помогите! – изо всех сил гаркнул я и ткнул охранника ножом в глотку. С их дурацкими воротниками приходится целить под самый подбородок. – Вали!
Выдёргивать нож не стал. Просто придержал за него обмякшее тело, прикрываясь от других солдат и запустил вторым ножом в сторожа, который оказался ближе других. Попал точно в глаз. После отпустил жмура и забрал у него меч – мне нужнее. Тем временем Кусок и Кошель успели заколоть остальных охранников и у ворот остались только мы. 
Сверху начали вопить лучники и шагах в десяти в землю шлёпнулась стрела. Ага, так-то им бить несподручно, значит полезут вниз. Ах ты чёрт! На стене затарахтел тревожный колокол. 
- К воротам, - приказал я своим. – Открывайте и поживее. Ежели зачухаетесь, нас тут в капусту покромсают.
На звон никто особо не торопился. Оно и понятно: даром что ли мы Чарвес поджигали? Теперь сходу и не понять, кто, кого, куда и зачем зовёт. Лучники видать это тоже сообразили, и я услышал, как скрипят ступени лестниц.
Кошель и Кусок громко кряхтели и ругались, вытаскивая брус из крепления. А ведь им ещё предстояло крутить ворот, отпирающий створки. Сверху опять зазвенело, в этот раз =- настойчивее и сверху скатился первый охранник. Не раздумывая солдат вытащил меч и бросился на меня. Дурень, ему бы следовало подождать остальных. Пятерых я бы точно не сдюжил. Ну а с одним, да ещё и ниже меня ростом – запросто. Я перекосил рожу. Чтобы пострашнее, завопил что есть духу, и когда бегущий солдат сбавил ход, прыгнул на него.
Ударил мечом, попал в подставленное оружие и тут же приложил врага кулаком в морду. Сочно хрустнул ломающийся нос, и охранник, взвыв попытался отмахнуться мечом. В этот момент на землю спустился ещё один солдат и побежал к нам. Пока противник ни хрена не видел, я рубанул его по руке и перерубил предплечье. После пнул визжащего стража в сторону бегущего товарища. 
Удачно получилось: подранок налетел на кореша, сбил с ног, а сам навалился сверху. Тот начал вопить, стряхивая с себя брыкающееся тело. С лестницы спрыгнул третий и я уже видел ноги четвёртого. Пацаны за спиной вроде как грохнули брусом и принялись хрустеть воротом. Заскрипело, но как быстро расходятся створки я посмотреть не мог. Отвлекали.
Я прыгнул вперёд, постаравшись обязательно наступить ногой на физию лежащего охранника. Захрустел, то ли нос, то ли челюсть. Подоспевший солдат с длинным хвостом волос и косичками в бороде ударил длинным мечом, типа того, что пользую северяне. Я дёрнулся в сторону, так что клинок распорол рубашку и глубоко оцарапал бок. А вот мне подвезло гораздо больше: я воткнул своё меч аккурат между синих глаз.
Подыхая, солдат внезапно резко дёрнул башкой и от неожиданности я выпустил рукоять оружия. Тот мужик, который на земле обнимался с одноруким, сумел сбросить товарища и откатился в сторону. Всё хлебало у него оказалось в крови, но оружие, гад, так и не выпустил. Четвёртый успел спуститься и поспешил участвовать в веселухе. У этого имелась небольшая секира.
Зарычав. Я подскочил к стоящему на четвереньках и ударил его ногой в разбитую морду. В этот раз хрустнуло ещё громче, а парень тихо охнул и завалился на бок. Тип с секирой махнул оружием и мне пришлось падать на задницу, чтобы не остаться без башки.
Топор ещё раз сверкнул в свете пожара, а я отпихнулся от земли и прыгнул назад, чисто тебе жаба. Секира вошла в землю между ногами, едва не коснувшись моих причиндал. В этот момент я нащупал тело жмура, которого кончил первым. Крутнулся через него и вытащил нож из глотки. Почти не целясь, швырнул в солдата с топором и попал тому куда–то в щёку. Враг отшатнулся и выронил оружие. Замычал, пытаясь выдернуть нож.
Со стороны казарм слышался приближающийся топот и чей-то громкий голос, который вопил какую-то хрень, типа команд. По лестнице скатился пятый охранник. У этого достало ума взять с собой лук и теперь солдат натягивал тетиву, целясь аккурат в меня. Твою же мать! Как только гад дёрнет рукой, попытаюсь откатиться. Иногда так получалось увернуться. Иногда – нет.
Внезапно лучник уставился куда-то поверх меня. В тот же миг скрип ворот прекратился, и я услышал топот, куда громче того, что приближался от казарм. Ещё бы – этот-то конский!
                - Крест – с дороги! – срывающимся голосом завопил Кусок. – Живо!
         Успел я в самый последний момент. А вообще, ржачно бы получилось, ежели меня затоптали свои же! И Псих всё здорово рассчитал, молодца. Стоило воротам Чарвеса распахнуться, как наш отряд на полной скорости ворвался внутрь. Все в полном доспехе, с оружием в руках. Лучника, который пытался проделать во мне лишнюю дырку, затоптали так быстро, что я успел услышать только короткий взвизг. 
Мы стояли, прижавшись к стене и глядели, как Черепа несутся вперёд. Потом послышались щелчки арбалетов и вопли умирающих. Я видел, как пацаны, шмальнув из арбалета, тут же берутся за мечи. Ежели местные солдатики не спели сесть на коней (а когда бы они успели?), то их всех сейчас быстро покромсают на лоскуты.
- Крест, - рядом со мной остановился Карась. В руке боец держал повод Чёрта. Тот косил глазом, раздувал ноздри и бил копытом – чуял кровь. – Забирай своего дьявола!
Куску и Кошелю тоже подогнали их коней. Броню мы натягивать не стали – муторное это дело, а мешкать сейчас не стоило.
Стоило вскочить в седло, как рядом оказались Хлоя и Джессип. После той ругани мы с Величием ещё не базарили, так что Хлоя оказалась не в курсе моей задумки. Да и я бы ей один чёрт ни хрена не сказал: точно бы стала упираться.
- Что происходит? – королеве приходилось едва не кричать, чтобы перекрыть вопли дерущихся и гул пожара.
- Чего, чего, - я пожал плечами. – Переходим на тот бок реки, чего ещё?
- Уничтожая целый город? – Хлоя ткнула пальцем в сторону пожарища. – Ты совсем сошёл с ума или как?
- Давай потом, а? – я же им предлагал покумекать и предложить что-то ещё. Вот какого хрена сейчас затевать пустопорожний трёп? – А то получится, что я зазря уничтожил цельный город.
Когда мы выехали на площадь около казарм, там уже всё оказалось кончено. Кого из солдат постреляли да порубали, а кто оказался смышлёнее - тот удрал. На земле осталось около двадцати жмуров. Наших даже не поцарапали – красота!
Чарвес полыхал – мама не горюй! Зарево стояло такое, типа на землю свалилось взаправдашнее солнце. Кажется, у нас получилось не хуже, чем у тех, которых было от горизонта до горизонта.
- Чего дальше? – Псих скалил свои чёрные. – У тебя всё ж таки вышло! А я как думал: али утопнешь, али стрелу схватишь.
- Ну кто же, мать твою, ещё поверит в тебя, как не твой помощник! – я хлопнул Психа по плечу и показал, куда надо ехать. – Валим очень быстро, нигде не останавливаемся, даже если какая зараза на дороге станет. Ясно? Величие, скачи сюдой.
Хлою мы окружили в три ряда бронированных пацанов: мало ли какой гад вздумает шмалять из лука, али арбалета? Только бы не с крыши – тут мы никак. 
Я лучше остальных знал Чарвес, поэтому стал впереди отряда, хуч Псих и принялся ныть, типа без брони меня продырявят на раз. Я сказал, что кишка у них тонка и врезал Чёрту пятками.
Огонь пожара уже успел добраться до улиц, ведущих к мосту. А может и Перья расстарались, даром что ли я им наказал жечь все дома по пути? Со всех сторон полыхало, так что Чертяка нёсся вперёд, прижав уши и дико всхрапывая. Какие-то люди выскакивали из дымящих переулков, что-то орали и шарахались обратно. Пару раз какие-то типы в кольчугах и с мечами в руках пытались становиться на пути. Мы их даже не рубили, а просто сшибали на землю. Под копытами не выживет никто.
Когда вокруг такой огонь, можно запросто обгадиться. Потерять нужное направление и заблудиться. Особливо я переживал за один поворот: ежели проскочим мимо, придётся долго возвращаться, а времени уже ни хрена не оставалось. С домов падали куски горящих стен и валились на дорогу. А ежели шмякнется цельная стена, так точно перегородит весь путь с концами. 
- Сюда! – вроде верный путь. И точно: впереди появились две башни, что на входе к мосту, а чуть дальше – ещё парочка, на выходе. Вроде, как пожар до моста ещё не добрался, но отсюда я не мог разобрать: открыты ворота, али нет.
- Вперёд! – проклятье, ежели увязнем в потасовке под башнями, нам несдобровать: прижмёт пожаром, так что придётся прыгать в реку. А там – точно хана.
Когда добрались до моста, стало ясно, что ворота пытались закрыть, но помешала телега, которую кто-то успел сунуть между сходящимися створками. Догадываюсь, кто именно. На телеге и около неё валялись жмуры, штук пять. Все истыканы стрелами. Должно быть охрана пыталась вытолкнуть воз, но как-то не сложилось. А чё, Перья у меня – лучшие, ежели требуется кого-то продырявить из лука.
- Крест, - к нам подбежал Два пера. В колчане у него оставалось не так уж и много. – Тихо не вышло, засекли нас. Пришлось по быстряку кумекать. Вона, нашли, чего сунуть.
- Добро, пойдёт. Дохрена настреляли?
- Окромя тех, что у телеги? Там с башен чегой-то пытались шмалять, так мы им ответку дали, чтоб дурака не валяли. Сидят пока, носу не кажут.
- Хорошо, - я повернулся к своим и махнул рукой. – Погнали! Величие берегите, засранцы, ща нам гостинцы прибудут.
Около ворот коле кому пришлось спешиться. Глыба, Угол и Пробой навалились и потащили бревенчатую створку вперёд. Тут же сверху завопили и в нас полетели стрелы. Затарахтело о броню, у самого уха свистнуло. Ах ты, чёрт! Перья, успевшие залезть на коней, отвечали. Им, как умели, помогали те, кто умел обращаться с луком. С башен доносились вопли и ругань, но стрелять по нам перестали. Здоровяки допихали створку и побежали ко второй.
- Оставьте её, к чертям! Так сойдёт.
Мост через Кравану длинный – в четверть лиги и достаточно широкий, чтобы на нём разминулись четыре больших телеги. Хорь чесал, типа хреновину эту строили два десятка лет и угробили цельную кучу народу, утопших в реке. Но получилось, как надо. Под опорами в центре запросто проплывали корабли.
Пока скакали, я понял, что у нас есть две новости: хорошая и дурная. Дурная – ворота на выходе охрана успела закрыть и теперь солдаты валили на дорогу какой-то мусор, типа ставили заслон. Хорошая – ворота закрывались изнутри, а стало быть, оставалось перебить олухов и спокойно выходить наружу. Думаю, с этим мы управимся.
Когда мы приблизились на полсотни шагов нас попытались остановить. Засвистели стрелы и заколотили о доспех. Судя по воплям, кому-то едва не прошибли башку, а кому-то точно продырявили плечо. Всё ж таки не всякая броня способна помочь, когда в тебя шмаляют из хорошего лука. А ежели попадут в меня – прострелят насквозь. Бывало и такое. Сейчас для нас спасение – быстрее добраться до ворот.
Энту хрень сообразили и солдаты, потому как шмалять принялись куда чаще. Свистело около уха так, типа гадские птички решили песняка давать!  В башку попадут, считай – кончился Крест. Но мы были уже совсем рядом, и я видел, как некоторые стрелки бросают луки и бегут к башням. 
Мы врубились в тех, которые остались, как врубается острый топор в трухлявое дерево. Разнесли к чертям весь деревянный мусор и превратили солдатиков в кровавые сопли. Быстрее, быстрее! Теперь в нас лупили лучники уже с этих башен. Рвач получил стрелой в шлем и хлопнулся на мост. Но ругался, значит – живой. 
Кто-то из пацанов кинулся к башням и принялся выбивать двери, чтобы войти внутрь. Охранники сверху ругались и пытались их подстрелить. В дело снова вступили Перья и пара жмуров вылетела наружу со стрелами в головах.
- Нет времени, идиоты! – я отпустил Глыбе подзатыльник. – К воротам, засранец, быстрее!
Выход был совсем рядом и от этого все потеряли осторожность. Даже наши дворянчики. Рядом оказалась Хлоя и начала громко орать. Про что, я не понял. Потому как вертел башкой во все стороны. Вона – наши здоровяки сбросили стопорный брус, вона – пацаны навалились на ворот, а вона – с противоположной башни кто-то целит из лука аккурат в королеву. М-мать!
 Я врезал пятками Чёрту и тот прыгнул вперёд так, что я оказался на пути летящей стрелы. Больно же, мать вашу! Получил в левое плечо, да так, что чуть не шлёпнулся с коня.  В глазах заалело и мелькнула перепуганная физия Величия. Рядом оказался Триппер, шмаляющий из лука так быстро, что стрелы вылетали одна за другой
Ворота открылись и Черепа рванули наружу. Хлою опять окружили. Я вам, сукам, покажу, как приказы выполнять! 
Ежели жив останусь.
- Крест, ты как? – на роже Психа читалась тревога. Нечасто её там увидишь. – Живой?
- Не дождёшься, гад. Всё нормально. Давай. Вали.
Остановились мы только, когда отъехали лиг на десять от Краваны. Свернули в лес и забрались поглубже в заросли, чтобы никто с тракта не увидел. Проклятущая стрела мешала, как тот чирей в заднице, но выдёргивать её я не торопился: дёрнешь – кровища хлынет так, что мама не горюй!
Я едва не скатился с Чёрта на землю и постоял, придерживаясь за седло. Таракан попытался поддержать, и я сказал, что помощник сейчас отхватит в ухо. Подбежал Свин с кучей тряпок и флягой самогона.
- Наскрозь – энто хорошо, - наш доморощенный медик оскалился и кивнул. – Валяйте.
Тут же Угол и Пробой обхватили меня, а Шаман торопливо обломал древко стрелы. Я хрюкнул, но дёрнуться не смог: у этих здоровяков хрен подёргаешься! Шаман закусил губу, обошёл меня и потянул тот кусок стрелы, что ещё торчал в теле. Тут же пошла кровь и Свин, плюхнув самогоном на рану, начал умело мотать тряпки.
- Дай сюда. – меня отпустили, и я забрал флягу. Сделал большой глоток. – Ух ты! Хорошая штука.
Свин окончил мотать и оценил свою работу. Сказал, типа заживёт, как на собаке. Сам знаю, не впервой. Но как же болит, зараза!
Пацаны, которые стояли вокруг, расступились и подошла Хлоя. Вся белая, чисто тебе из снега сделанная. Блондинчик топтался сзади и на его роже я заметил неодобрение. Чегой это Величие надумало? Благодарность объявит, за спасение королевской задницы?
Меня приложили по роже. Ещё и ещё. Сильно так хлестала.
- Убийца! Зверь! Мерзавец! Кровожадная тварь!
Это – после каждого удара. И гляди же: не повторяется!
Когда Хлоя запыхалась и отошла, я целой рукой потёр побитую рожу и ухмыльнулся.
- Чегой это ты? Можно было просто сказать: спасибо.
Королева резко подняла руки и свет внезапно погас.
                                               7.
Посреди лба засела тупая боль, точно кто-то зарядил мне кулаком между глаз и поставил там здоровенный шишак. Вот только я никак не мог сообразить, кто это, такой дерзкий и как оно вообще так вышло. Похмелья вроде бы не ощущалось, стало быть отхватил не по пьяни. В бою? Ах да, мы же прорывались через Чарвес и я получил стрелу в плечо. Но голова-то тут при чём? Ну да, вспомнил, я же поскубся с Её величием, и она что-то там колданула.
Лады, тогда открываем глаза и смотрим, какие неприятности меня поджидают. От яркого света стало натурально больно, но неприятностей я обнаружил всего две. Одна внимательно меня рассматривала, а вторая скалила чёрные зубы.
- Очухался? – спросил Псих и снял с пояса флягу. – На, хлебани. Кровь разгонишь.
- Пока не стоит, - тихо сказал Джессип и Псих, пожав плечами, глотнул сам. – Пусть придёт в себя.
Я сел, ощутив, как комок боли прокатился внутри башки и стукнулся о лоб. Пощупал голову и не обнаружил там никаких шишаков. Тут же сообразил, что щупаю левой рукой и посмотрел на плечо. Никаких навязанных Свином тряпок – только чистая кожаная рубашка. Видать, кто-то успел покопаться в моих запасах и переодел, пока я тут бревно изображал
- С плечом у тебя всё в порядке, - Блондинчик встал и протянул мне руку. – Тут Хлоя была абсолютно не права, о чём я ей и сказал. Видимо, она это тоже поняла…Чуть позже. Поэтому посчитала своим долгом тебя излечить.
- Что вообще случилось-то? – я оттолкнулся от земли и поднялся сам. Не хватало ещё чьей-то помощью пользоваться. Я же – не какой-то древний пердун.
- Хлоя вышла из себя и применила тот род магии, который ей в общем-то применять не стоит. – Джессип покачал головой. – Если тебе от этого станет немного легче, то последствия неразумного поступка для неё оказались весьма тяжёлыми.
- Блевала Величие, - тут же сообщил Псих, усердно ковыряясь сучком между своими чёрными пеньками. – И шибко так блевала. 
- То есть пользоваться её колдунством, чтобы отрубать вражин не получится? – я кивнул. Блондинчик приподнял бровь, а после – кивнул, в ответ. - Лады. А чем она вообще владеет-то? Так, чтобы знать заранее, какая тебе хрень прилететь может.
Джессип нахмурился. Видать засомневался, стоит ли мне разбазаривать эту тайну. Псих загнал деревяшку глубже и что-то громко хрустнуло. Возможно – зуб.
Мы, как и раньше, торчали посреди леса, там, где остановились после сумасшедшей скачки. Пацаны сидели вокруг пяти костров, на сёдлах, снятых с коней и травили байки. Тянуло запахом палёной свиньи. Это – хорошо, потому, как очнувшись я ощутил зверский голод.
- Ладно, - блондинчик решился. – Один чёрт, эта информация никак не позволит вам навредить Её величеству.
- Мужик, - Псих вытащил изо рта сломанный сучок и осмотрел его. – Ежели ты ещё не воткнулся, мы вроде как в одной лодке. Думаешь, станем её раскачивать? Ну вот нахрена оно нам надо?
- Так-то оно так, но…В общем, специализация Хлои – установление и снятие барьеров, в любой их форме.
- Чего? – тут я не понял. Не, приходилось встречать разных колдунов. Одни могли швыряться огненными шарами, другие – поднимать жмуров, чтобы те им прислуживали, а третьи избавляли от похмелья. Но это-то чего означает?
- Барьеры, путы, печати. Любые ограничения и вещи, связанные с этим. Вот, например, целостность твоего плеча оказалась нарушена, и королева восстановила его. Тогда, в замке, где на нас навели морок, Хлоя сумела обездвижить тварь, наложив на ту свои чары. В общем, всё в этом духе. Печати, которые вы носите, тоже её специализация.
В общем, я так ни черта и не понял, но всё же кивнул. Пусть не думает, типа он тут самый умный. Псих, тот так сразу махнул рукой и отправился к ближайшему костру. Оттуда уже доносилось весёлое цоканье фляг, и кто-то начал мурчать песенку. Пацаны вовсю расслаблялись, после переправы. А ежели узнаю, что Псих опять не выставил дозорных, начищу засранцу рожу.
Тем временем Джессип продолжал разглагольствовать про Величие. Где она, кстати? Ни у одного из костров я её не заметил.
- Магия печатей – самая редкая, из существующих. Говорят, будто отец Мардука – супруга королевы, - тут его отчего-то слегка перекосило, подбирал сыну невесту именно руководствуясь редким даром избранницы.
- А чё, я не понял, Величие обязательно должна уметь колдовать? – что-то такое уже шептали мыши, но очень давно и очень тихо.
- Крест, у меня возникает такое ощущение, что ты вообще никогда не бывал в обитаемых местах, - Джессип уставился куда-то между деревьев. – Все представители королевской фамилии Вазерома – волшебники. И основаня способность, которая передаётся из поколения в поколение – контроль человеческого разума. Все остальные дополняют и усиливают эту способность.
- Дык, а с какого перепугу именно эта?
- Глупый вопрос, не обижайся, но очень глупый. Эта способность даёт членам королевской фамилии возможность править страной, не опасаясь заговоров, переворотов и бунтов.
- Ха, не очень-то оно им помогло, - ухмыльнулся я, расстёгивая рубаху. Ни хрена себе – даже следа не осталось! – Ну, ежели поглядеть, как оно с королём да с королевой вышло.
- Я же тебе говорю: у Хлои – совсем другая магия. А Мардук…Тут совсем другая история и она тебя не касается. Пока, по крайней мере.
Я запомнил это – пока.
- Ну добро, с этим – проехали. Ты вот мне ещё объясни, что за вожжа королеве под хвост попала? Ну типа её так захотелось мне всыпать, что похрену, как самой дурно станет? Она чё, дыму надышалась, али с перепугу?
Джессип надулся. По всей его гладкой роже было заметно, как ему хочется, если не наковырять во мне дырок, так хотя бы отлупить по роже. Чё, не нравится, когда на твою разлюбезную Хлою наезжают?
- О почтении к королеве с тобой говорить – дело напрасное, - он выдохнул. – Ладно. Хорошо, Крест, представь, что в твою… твой отряд попал какой-то чужак и принялся творить всякую вредную чепуху.
- Ну, типа беспредельничать? 
- Да, можно и так сказать. И вот, от действий этого чужака страдают твои бойцы, очень сильно страдают, даже до смерти дело дошло. Вот что бы ты сделал этому чужаку?
- Голову бы отрезал. Ты это сейчас к чему?
- Крест, ты и твои ребята сейчас творят в Вазероме тот самый беспредел: гибнут невинные люди, пылаю целые города. Причём творишь ты это всё на глазах у королевы. А она, если что, гарант законности и порядка в королевстве.
- Ну да, в вашем Вазероме дохрена порядка, - я хохотнул. – Вона, один Бахтолм такой порядок творил, какого мне и за сотню лет не сотворить.
- Но ты очень стараешься, - сухо заметил Джессип. – Всю ту дрянь, о которой ты говоришь, пытаются искоренять. Те же егеря, которых ты сегодня кромсал на куски и жёг огнём. Поэтому Хлое очень неприяно наблюдать, как попирается закон. Попирается нагло и цинично, на её же глазах. Ну а плюс ещё и другие неприятности. Понятное дело, всё это способно вывести из себя даже самого спокойного человека.
- Ты меня сейчас застыдить пытался, что ли?
Джессип стоял, покачиваясь с носка на пятку. Потом рассмеялся.
- Нет. Какой в этом смысл?
- Верно – никакого, - я кивнул. – А по поводу беспредела…Нам нужно было пересечь Кравану и ни одна зараза не предложила ничего дельного. Величие твоё, если что, тоже. А я придумал, я сделал то, что придумал и у меня получилось, так что – выкусите. И ещё, касаемо чужака в моём отряде, я тебе тоже пару слов шепну. У нас их сейчас аж двое, ежели чё.
Это блондинчику оказалось нечем крыть, и он только развёл руками. Потом повернулся и зашагал в сторону от костров. Туда, куда уже зыркал пару раз. Видать, где-то там и засела Её величие. Как по мне, так базар ещё рано было сворачивать, но требовалось, чтобы в тёрках приняли участие Псих и Хлоя.
Для начала я отловил помощника и выяснил, что охрану он таки выставил, но пока всё шло спокойно. Правда, разведчики, посланные к тракту, доложили, что по дороге туда-сюда постоянно шляются небольшие группы военных, а в сторону Чарвеса проскакал большой, рыл в двести, отряд. Оно и понятно, не каждый день сжигают города.
Психу очень не хотелось покидать насиженное место у костра, где он смачно трескал печёное мясо. Мне, кстати, тоже сунули здоровенный шмат, от которого я тотчас отгрыз пару здоровенных кусков. Но всё это успеется, а первым делом нужно кое-что прояснить. Поэтому я потащил упирающегося Психа туда, куда прежде утопал Джессип.
Тут помощник тоже не сплоховал и приставил к нашим дворянчикам Фингала и Пузыря. Пацаны явно маялись навязанной обузой и с тоской поглядывали в сторону костров. Поэтому я велел им топать и набивать пузо, пока есть такая возможность.
Величие сидела на берегу крошечной речушки и болтала ногами в воде. Ежели не знать, кого видишь, легко принять за обычную бабу. А с другой стороны, чем королева не обычная баба? И спит, и ест, и гадит, как другие. И в психи кидается чисто, как все те, с кем прежде довелось пожить вместе. Разве что тех успокоить было легче. И по хлебальнику получали именно они, а не я.
Рядом с Величием стоял Джессип и что-то ей втолковывал, с самой кислой рожей, из всех возможных. Его если и слушали, то очень невнимательно. Королева держала в руках знакомую книжицу – ту, которую я достал из тайника в башне. Однако, хоть Хлоя и листала страницы, но судя по физии, интересовалась содержимым книги не больше, чем базаром блондинчика. Как мне показалось, больше всего Величие занимало болтание босыми ногами в реке.
Когда мы с психом подошли ближе, Хлоя подняла голову, посмотрела на нас и вновь опустила взгляд на воду. Ну а чё, интересно же – там плыли листики, какие-то деревяшки и мелькали серебристые рыбки. Всяко забавнее, чем наши рожи.
- Рыбу ловить не пытались? – спросил я у Психа и тот помотал башкой. – Так пошли народ, чего добру зря пропадать?
- Лады, - сказал помощник. – Так ты меня только за энтим сюдой тянул? Тогда я пошёл.
- Я те пойду! Вали, вона к этим и сиди там смирно, чисто мыша. Дорогу дальшую надо обозначить, а то меня такие путешествия чегой-то начали раздражать.
- Чабреца пожуй, - посоветовал Псих и отошёл на пару шагов. – Грят успокаивает. Для мужской силы опять же, вроде полезно.
- Меня успокаивает, когда я кому-то болтливому зубы во рту считаю, - сказал я и начал стаскивать рубашку. – Пошёл, грю.
Казалось, будто весь я просмердел дымом пожарища. Не знаю, почему, но терпеть не могу именно эту вонь. Даже кровищу нюхать не так противно. Ну и вообще, я хоть и не то, чтобы, перемазавшись сразу лезть мыться, как эти чокнутые из ордена очищения, но твёрдо запомнил: ежели залезать в воду хуч раз в пяток дней, хворь пристаёт намного меньше. А ежели ещё и в холодной воде плескаться, то получается совсем не хворать. Ну не считая той заразы, которая от баб. Там ничего не помогает.
Штаны всё-таки стянул, отойдя шагов на десять. А то гляди, ещё Величие так возбудится, что в речку кинется и начнёт домогаться. Вот как с ней после поступать, а? А кроме шуток, просто не хотелось слушать очередное занудство, типа стыд потерял и всё такое. Они же – дико занудные, дворяне эти. Вона с деревенскими бабами мы плескались, как нечего делать. Так забавно было слушать их верещание.
Я залез в реку. Ну не такая холодная, как Кравана и не такая быстрая, но тоже, ничего так. В ногу ткнулась холодным рылом какая-то рыбина и плюхнув хвостом поплыла дальше. Гляди, наглая какая! Не, теперь точно рыбки захотелось. Я сделал пару гребков, выплыл на середину потока и обнаружил, что течением меня снесло аккурат под Её королевские очи. 
- Крест, - окликнула меня Хлоя и я повернулся мордой к Величию. – Что это у тебя на спине за узор такой? Татуировка?
- Типа того, - согласился я и оскалился. – А ты как думала, с какого перепугу у меня такое погоняло? Крест – он крест и есть.
- В смысле, назвали так, потому что сделали татуировку креста? – Псих щурился, чисто тебе холощёный кабан. Он то знал мою историю. – Как-то глупо получается. Да и название – так себе. Обычно бандиты, вроде тебя, берут себе клички гораздо пафоснее. В прошлом году я подписывала указы на казнь троих, из вашей братии. Один назывался Орлом, второй – Императором и не меньше, третий – Драконом. А тут – какой-то Крест.
- Скромный я, - Псих загоготал. – А вообще, никакая это не татуировка. Подарочек, от добрых святош, которые зажали кусок хлеба да шмат вяленого мяса.
- Что значит – зажали?
- То и значит, - я подплыл ближе. Вода в речке была достаточно прозрачной и на щеках Хлоя появились красные пятна. Но взгляда не отвела. Джессип негодующе поджал губы, а Псих сощурился ещё больше – разницу прикидывал. – Когда бы совсем зелёным соплежуем, пробрался на подворье аббатства двенадцати спутников и попытался стащить чегой-то пожрать. Оно бывает такое, что жрать захочется, когда три дня не жрамши, аж пузо к спине липнет. Дурной был, молодой, вот и запалился.
- В смысле – поджёг аббатство?
- В смысле – попался, - ох уж эти дворянчики с их дурацким базаром! – И решили добрые святоши преподать великому грешнику такой урок, чтобы вор запомнил его на всю жисть. Ежели, конечно грешник этот урок переживёт, - то ли от холодной воды, то ли от воспоминаний, но меня передёрнуло. Всё, пора вылезать. – Короче, привязали они меня пузом к деревянному чурбаку, притащили к здоровенному кресту и принялись читать байки о дурном воспитании и наказании за плохое поведение.
- Но это же, насколько я понимаю, не всё?
- Не, точно не всё, - я криво усмехался. – А чтобы их байки запоминались получше, из спины у меня ремни резали в этот момент. В виде креста, чтобы доброму духу сподручнее было в тело грешника входить. Медленно так резали, чтобы на все байки хватило. Когда отрубался - отливали водой и резали дальше. Ну чё, правы оказались – на всю жисть запомнил.
- Это точно были монахи? – физия Величия окаменела. – Ты ничего не путаешь?
- Аббатство двенадцати спутников, насколько мне известно, пятнадцать лет назад сгорело дотла, - подал голос Джессип, рассматривая меня так, словно видел первый раз. – Половина монахов погибла в огне. Тебе, как я погляжу, не впервой решать проблемы при помощи огня.
- Опять стыдишь?
- Нет. Просто пытаюсь поставить себя на твоё место.
- Ну и на кой оно тебе? Не пытайся, оставайся на своём.
Я отплыл к тому месту, где оставил своё барахло и торопливо оделся. Потом почесал в затылке: ну вот нахрена я им это рассказал? Вроде и не пил, чтобы язык зачесался. Псих-то об этом как узнал? Когда я насосался по самое горлышко. Жалости что ли добивался? Ха! Не нужна мне их жалость. Вообще ничья не нужна.
Когда я подошёл, королева вытащила ноги из воды и теперь блондинчик помогал ей натягивать дорожные башмаки. Пока они этим занимались, я попытался намалевать на земле карту. Получалось не так хорошо, как тогда у графа. Да что там, совсем хреново получилось. Я и сам с трудом мог понять, где что находится.
- Конский зад напоминает, - сказал Псих, внимательно рассматривая рисунок. – Вона – ноги, вона – хвост, а энто – дырка.
- Да пошёл ты! – теперь и самому начало казаться, будто я вижу намалёванную коняку. – Как могу, так и рисую. А ты сиди и помалкивай.
- Так ты меня сюда притянул, чтобы я помалкивал?
- Притянул, чтобы ты по делу базарил, а не чесал языком, почём зря.
- Вы закончили? – холодно поинтересовался Джессип. – Откровенно говоря, я тоже не совсем понимаю причины, по которым вы оба явились сюда. Мы вообще-то намеревались отдохнуть и успокоить нервы.
- Успеете ещё наотдыхаться, - я ткнул палкой, которой прежде елозил по земле в центр своего рисунка. Ну, в то место, которое Псих принял за конскую дырку. – Это – Нарменс. Ежели я ничего не спутал, до него остаётся около пятидесяти лиг – за день легко добраться. Но мы покамест посидим тут. До завтра посидим.
- Время у нас ограничено, - заметила Хлоя. Кажется, мои художества её совсем не впечатлили. – И лишняя задержка может привести к тому, что мы опоздаем.
- На тракте – уйма солдат. Как считаешь, Величие, ежели мы через шаг станем с ними рубиться, время не потеряем? К завтра шухер более-менее стихнет, вот тогда и двинем.
- Логично, - Хлоя кивнула. – Выпустила этот момент из виду.
- Вот и славно. Люблю, когда со мной соглашаются. Погнали дальше, - я ткнул палкой в то, что Псих назвал ногами и хвостом. – перед Нарменсом имеется перекрёсток. Там ещё рынок большой, но к делу это не относится.
- Пиво там знатное, - подал голос Псих и поймав тяжёлый взгляд Джессипа, оскалил зубы. – А чё, как по мне, так очень даже относится к делу. Та солдатня, что стережёт рынок и перекрёсток, постоянно – в дрова, так что можно спокойно проезжать.
- Тут ты прав, - я хмыкнул и повёл палкой направо. – Эта дорога ведёт к Зибуну, а та что налево – к Корпетсу.
- Крест, ты что, думаешь, будто я не знаю своё королевство? – Хлоя покачала головой. – Ну и мог бы попросить карту у Джесса, в конце концов, чтобы не малевать этот кошмар. Ты ведь что-то хотел обсудить?
- Ну да, дорогу. Как сподручнее обойти этот проклятущий Нарменс, - я совсем забыл, что у блондинчика имеется отличная карта и сейчас хлопнул себя по лбу. В мыслях, понятное дело. – Ежели ехать через Зибун, путь будет короче, но много опаснее. Там в лесах хоронятся цельных три банды, одна другой краше – Волки, Змеи и Лисы. И ежели с Волками да Лисами ещё можно как-то столковаться, то Змеи – те наглухо отмороженные, без боя не пройти.
- Да, мы в курсе, что этот район весьма опасен, - казалось, Джессипа не очень интересуют мои рассуждения. Странно, вообще-то.
- Лады. Ежели через Корпетс – то имеем крюк в полторы сотни лиг, но дорога почти безопасная. Так куда двинем?
- Я бы вот в Зибун, - Псих даже лапы потёр. – Как вспомню, что эти говнюки попёрли у меня три воза шкур, аж зубья чешутся. А тут – такой шанс им глаз натянуть!
- Едем через Нарменс, - коротко сказала Хлоя.
У меня мой ненатянутый глаз пополз на лоб. Следом – второй.
- Чё? – тупо спросил я. – Как в Нарменс? Ты ж сама базарила, типа туда нельзя?
- Ситуация изменилась, - ответил Джессип, но по его голосу было понятно, от кого исходит решение прогуляться в Нарменс. – Невзирая на риск, нам необходимо именно туда.
- Чеба грозился с тебя шкуру живьём снять, - сообщил Псих. – Как представлю тебя, Крест, без шкуры…
- Заткнись! – я сжал кулаки. – Да вы тут совсем поехавшие! Нас в Нарменсе покромсают на лоскуты, а вас – за компанию. Там никому не интересно, королева ты, али граф какой.
- Условие контракта, Крест, - Хлоя казалась спокойной. – Дорогу выбираете вы, но я вольна вмешиваться в маршрут, если посчитаю, что в этом есть необходимость. А мне очень нужно посетить Нарменс. Но если тыт так сильно испуган, можешь отпустить с нами своего помощника, - она кивнула на лыбящегося Психа, - и тех людей, которые окажутся смелее своего командира.
Я поглядел на блондинчика. Он стоял, скрестив руки на груди и его физия почему-то изображала печаль. Я посмотрел на Психа. Не, тот точно хочет, чтобы я пересчитал ему зубы. Поглядел на королеву. Она открыла свою книгу и медленно листала страницы.
- Пошли, - сказал я Психу. – И хорош уже скалиться.
                                               8.
Ближе к вечеру я порешал все вопросы, касающиеся завтрашнего дня и успел принять на грудь почти целую флягу самогона. Пузырь, который обычно следил за нашими запасами, пожалился на перерасход. Закончив ныть сказал, дескать на перекрёстке придётся потратить большие деньги, чтобы восстановить запас пойла. Мы же его не только пили, но и лили на раны, когда кому-то не повезёт.
- Ну так займись, - сказал я и приказал Психу выделить деньжат, а заодно проследить, чтобы хитрый засранец не заначил пару монет. Такое с ним случалось. Били – не помогает.
Печёная рыба и самогон в фляге закончились почти одновременно. В башке шумело, типа ветер в лесу. В пузе ворчало – видать съеденная рыбка училась плавать в огненном пойле. Тянуло завалиться и продрыхнуть до самого утра, благо вставать придётся до рассвета. Но остались не решённые вопросы и их нужно обязательно решить. И порешать именно с Величием. А учитывая, как последнее время заканчиваются все наши тёрки, так имеется вариант уснуть не по своей воле.
Для наших дворянчиков разожгли специальный костёр, прям посерёдке, между тех, где сидели пацаны. Так, чтобы на виду торчали. Джессип пытался пыхтеть, типа благородные не должны светиться перед пьяным быдлом, но Хлоя сказала, вроде её всё устраивает и блондинчик заткнулся.
Я проверил, не осталось ли чего во фляге, горестно вздохнул и отправился к нашим подопечным. Они чего-то тёрли друг другу, но стоило мне объявиться у костра, оба тотчас умолкли.
- Соскучился, - сообщил я, в ответ на их вопросительные взгляды и плюхнулся на землю. Твою мать, надо было седло прихватить – всё удобнее.
- Не мог бы ты дышать куда-нибудь в сторону, - Хлоя сморщила нос. – Не знаю, что за гадость вы вливаете в себя, но смердит, хуже помоев.
- Типа ты знаешь, как оно воняет! – фыркнул я в сторону костра и пламя тотчас поднялось выше. Ух ты, я дышу огнём! – Лады, хорош грызться, я к вам тут по делу пришёл.
- Да ну? - откликнулся Джессип. – А я уж было решил, будто ты действительно соскучился. Дело-то важное? До утра никак не потерпит?
- Утром времени не хватит: поднимаемся и сразу – руки в ноги, - я громко икнул и оба дворянчика изобразили на рожах презрение. – Короче, так. Я уже базарил, типа в Нарменсе нас ждут большие неприятности. Очень большие, но я по крайней мере знаю, чего и откуда ждать.
- Городская стража? – предположил Джессип.
- Если бы! Серьёзные люди, которым мы торчим кучу рыженьких кругляков. Базар уже не стоит: отдавать или нет – убьют нас при любых раскладах. Вопрос только, как долго и как жёстко.
- Я конечно половины слов не поняла, но общий смысл уловила, - Хлоя пожевала губы. – Хочешь сказать, что такая большая банда, как ваша, даст себя спокойно взять и прикончить? Я надеюсь у вас теперь хватит ума не пить подозрительные напитки в подозрительных местах. Ну, как в прошлый раз.
- Я не собираюсь тащить в Нарменс всех, - специально нажал на слово – я. Пусть знает, что Крест ни хрена не боится и не смеет меня подкалывать. – Возьму десяток, чтобы остальные, ежели что, живые остались. Пойдём пешком, чтобы меньше светиться. Ежели пробудем недолго, то местные не успеют раздуплиться, а мы свалим по-тихому.
- Так в чём вообще проблема-то? – не, как-то они вообще булки расслабили. Оно понятно, когда сидишь вот так у костра и пятки греешь, кажется будто с тобой вообще ни хрена случиться не может.
- Проблема в том, что я не знаю, какой хрени боитесь вы, - они переглянулись. – Ну вот, ежели вы сначала тёрли, типа в Нарменс нельзя, значит чего-то боялись. Так вот, чего? Какая ещё дрянь меня за зад может цапнуть?
- Скажем, большое подразделение егерей, которое собственно и размещается в Нарменсе. Думаю, они немного злятся и хотят отомстить за убитых товарищей.
Не, я может и бухой, но совсем не тупой. И с памятью у меня всё в порядке. Поэтому я постарался очень тяжело посмотреть на Джессипа и оскалился, вроде голодного волка.
- Мил человек, ты мне тут туфту не загоняй, чай не пальцем я деланый, - Хлоя едва слышно хихикнула. – Мы, когда в Лагатусе ещё базар вели, ты ни о каких ловчих и знать не знал. Давай уже начистоту.
Блондинчик открыл рот, но Хлоя подняла вверх руку и граф заткнулся.
- В Нарменсе сейчас находятся все мои бывшие стражи, - тут она задумалась. Видать решала, продолжать резать правду-матку али нет. – И с ними тот, кто вынудил их совершить предательство. Весь город фактически находится в его власти, так что мы вроде как лезем в самое логово врага.
Ну тут у меня были возражения, по поводу того, кто владеет Нарменсом. Без слова Вуки, Лапсы и Чебы там ни одна мышь и пёрнуть не смела. Однако же у всех свои понятия и спорить я не собирался. Тут другое: я прикинул кое-что на пальцах и сложил одно к другому. Говорю же, ежели как следует накачу, размышлялка начинает работать в полную силу.
- Мужа твоего, чтоль? Как его – Мардука?
Тут я их огорошил по самое не чухай. Джессип глядел так, типа увидел говорящего бобра, а Хлоя улыбалась и качала головой. Потом погрозила мне пальцем.
- Вот, смотрю я на тебя, Крест и поражаюсь, - наконец сказала королева. – Физиономия типичного тупого убийцы, хоть должна признаться – достаточно привлекательная. Для женщин определённого типа. Речь настолько далека от речи культурного человека, насколько это вообще возможно, но…В критической ситуации ты каким-то образом умудряешься принимать быстрые и верные решения. Вот, если взять твой план переходя через Кравану…Пойми, я по-прежнему не одобряю его и считаю жестоким и бесчеловечным, но должна признать – это оказалось эффективно.
- Как ты догадался? – спросил Джессип.
Я почесал в затылке. Ещё бы самому сложить мысли во что-то целое. Так-то они обычно бултыхаются в башке, вроде жаб в болоте.
- Ну вот, всё думал, что такое могли пообещать вашим графьям да баронам, чтобы они предали свою благодетельницу и ни хрена так и не надумал. А тут ты заикнулся, что супруг ейный обучен влезать в человечью башку и там ковырять, как захочет, - Хлоя вопросительно уставилась на Джессипа и тот смущённо развёл руками. – Ну а ещё раньше Величие трындела, типа изменились её охраннички. Так оно одно к одному – ни хрена им не обещали, а просто в башку влезли и нагадили там. Король-то пропал и поговаривают, типа ты его и вышибла. Видать решил отплатить. А ежели вся банда сидит в Нарменсе с вожаком, то выходит твой Мардук и есть главный.
Аж в висках трещать начало.
- Почти всё верно, - Хлоя улыбнулась и приложила палец к подбородку. – В следующий раз я буду очень тщательно подбирать слова во время беседы с тобой. Крест. Джесс и ты следи за языком. Смотри, как он запоминает любую информацию и умело сопоставляет факты.
- Острый ум, - подал голос Джессип, - не развит, но достаточно силён. Нечасто встречаешь подобное, даже среди высшего дворянства. Жаль, что подобные люди вынуждены прозябать среди отбросов общества.
- Есть над чем подумать, - согласилась Хлоя.
- Эй, эй, завязывайте с этим! Вы мне лучше скажите, нахрена нам вообще соваться в змеиную нору, ежели мы точно знаем, что змеюка дома? Сами подумайте: нас там хотят взять за причиндалы и вас – тоже. Смысл в чём?
Хлоя вздохнула и вытащила из своей дорожной сумки всё ту же книгу. Задумчиво побарабанила пальцами по обложке.
- Видишь ли, Крест, - сказала королева, - к Шарпу я еду с определённой целью и для того, чтобы всё прошло благополучно, мне необходим один предмет. Нечто, вроде ключа и защитного амулета, одновременно. Без него за дело можно даже не приниматься – ничего не выйдет. До сегодняшнего дня я считала, что эта вещь хранится в тайнике на северной окрестности Шарпа. Как выяснилось, Мардук успел меня опередить и получил этот предмет. Мало того, он держит его при себе. Стало быть, хочешь – не хочешь, но его необходимо навестить и забрать эту вещь.
- Это ты из книжки что ли узнала? Так она же – древняя, как дерьмо дракона.
- Сама книга – да, а вот пометки в ней делались не так давно – лет семь назад. Тогда Мардук ещё только пытался искать пути к бессмертию и пробовал самые разные вещи. В том числе навестил тварь, которую мы уничтожили. Однако вариант, где ему предлагали стать лишь частью коллективного разума, мужа не утроил. Поэтому он и хозяин всего-навсего обменялись своего рода соглашением о ненападении и разошлись. Артефакт, о котором я говорю, заинтересовал тварь из замка, и она сделала запись в книге.
Я почти ни хрена не понял, кроме того, что муженёк Хлои хотел стать бессмертным. И какого они все так сложно базарят, а? Лады, выходит нам всё-таки придётся сунуться в Нарменс, да ещё и шуровать палкой в самом змеином кубле. Мелькнула мысль взять побольше пацанов, но я погнал её ко всем чертям. Работать придётся на узких улочках, да в тесных коридорах, а там большая толпа только помешает.
Я уже встал и пошёл к своему месту, как вспомнил, что хотел задать ещё пару вопросов.
- Это, - сказал я, - объясни, с чего это твой муженёк так осерчал? За то, что ты его – под зад коленом?
- Крест, - сейчас Хлоя казалась такой старой, будто кто-то ей добавил лет тридцать, - как ты себе представляешь это свое: под зад коленом? Королевская семья – это не какая-то парочка купцов или рыбаков. Расторжение королевского брака – невыносимо длинная и тяжёлая процедура, в которой столько протоколов, что ты предпочтёшь вообще не приступать к такому муторному процессу. Нет, просто в один прекрасный момент мой муж исчез и несколько лет я не знала, жив ли он вообще. Как выяснилось – жив. Но лучше бы умер.
- Э-э, понятно. – хоть тут как раз ни хрена не понятно. – Тогда за что же он взбеленился? За то, что ты ему рога наставила?
Джессип хрюкнул, а Хлоя показала мне кулак.
- Крест, ты опять пытаешься зайти на территорию, где тебя не ждут. Не выводи меня. Нет, Мардук просто пытается не допустить того, ради чего мы едем к Шарпу.
- Так он всё же сумел стать бессмертным?
- И да, и нет. Он в шаге от этого и если наша миссия провалится, то Мардук получит вожделенное. Всё, ты доволен? Никогда бы не подумала, что мне придётся открывать эти тайны обычному бандиту!
- Ничё, всё бывает в первый раз, - Джессип опять хрюкнул, а Хлоя закатила глаза. – Так чего же ты мешаешь мужику получить то, что он хочет? Из вредности?
- Крест, ты с ума сошёл? Думаешь, я рискую своей жизнью и жизнью ближайшего друга, - блондинчик поморщился. – из-за обычной вредности? Смотри, сколько уже погибло людей – это всё из-за моей женской вредности?
- Да чёрт вас, баб, знает, - я пожал плечами, а Джессип ткнулся физией в ладони. Плечи графа тряслись.  - Как вожжа под хвост попадёт – так гори весь мир синим пламенем.
- Пошёл вон, скотина! – в голосе королевы звучало возмущение. Пацаны начали поворачивать головы в нашу сторону. Интересно, а ещё у кого-то получалось так часто бесить королеву? Да не, им наверняка сразу башку чекрыжат. – Проваливай!
Я отошёл к своему костру, но на полдороге обернулся: Хлоя беззвучно хохотала, хлопая себя ладонями по коленям.
То ли с рыбой что-то было не так, то ли не стоило пить столько самогона, но этой ночью я опять видел сон. И чёрт подери, он опять забросил меня в тот проклятущий дом, где меня прошлый раз травили демонами. И вновь такая тишина, точно уши законопатили воском. Теперь даже голосов не слышно и от такого безмолвия становилось страшнее, чем от самого жуткого рычания.
Дурацкий сон, мать бы его! Как вообще можно проснуться, ежели понимаешь, что спишь? Я стукнул кулаком по стене. Может, если станет больно, то кошмар закончится? Да хрен там, я вообще ничего не почувствовал: вроде, как и кулак, и стена в момент касания превратились в дымные облачка. Говорю же – чертовщина!
Ну лады, в прошлый раз я пошёл на звук голосов и попал к тому засранцу, которых хотел получить башку Хлои. Прежде никогда не видел рожу короля, но предполагаю, что встретил именно Мардука. Так вот, в этот раз вообще никуда не пойду. Сяду прям посреди пустой комнаты и стану дожидаться, пока не проснусь. Пусть этот говнюк обломается.
Тишина дала трещину. И в этой прорехе слышалось цоканье, вроде как от когтей по камню. Цоканье и тяжёлое дыхание множества глоток. Я медленно повернулся, догадываясь, какую подляну мне устроили.
Точно. В комнате было две двери и через одну сейчас неторопливо заходили демоны. Не знаю, есть ли у этих бурдюков глаза или нет, но мне казалось, будто гады неотрывно смотрят на меня. Те, которые стояли ближе, разинули пасти, так что я мог видеть кучу острых зубов и ещё одну челюсть. Твою мать, она выскочила наружу и щёлкнула! Ну и мерзкие же вы.
В башку пришла неожиданная мысль: а могут ли вообще мне что-нибудь сделать во сне? Ну да, пусть эти твари выглядят жутко и в жизни запросто отгрызут мою ногу, но что они способны сотворить в кошмаре?
Демонов напёрло столько, что они заняли половину комнаты и продолжали прибывать. Передние подобрались на пару шагов и на всякий случай я отступил назад – мало ли что. От этих колдунов любой пакости можно ожидать.
Внезапно ближайшая тварь выплюнула свою внутреннюю челюсть, и та впилась в моё левое бедро. Больно! А х ты ж. мать твою! Челюсть вернулась в пасть демона так же быстро, как вылетела и чудовищу глухо зарычало. По штанине бежала кровь. Так, понятно, во сне меня могут сожрать.
Оружие мне не приснили, а с голыми руками эту ораву не одолеть. Остаётся пятиться, поглядывая, чтобы какая-то мерзость не попыталась оторвать от меня лишний кусок. Ага, вот! Я успел отдёрнуть руку в самый последний момент и острые клыки бесполезно клацнули в воздухе. Твари не думали останавливаться, но и особой злобы не показывали, так, теснили к двери. Ясно, шутки: посижу до побуждения, тут не проходят.
Выругавшись, я в один прыжок оказался у двери и рванул ручку на себя. Выскочил наружу и подпёр дверь спиной, на случай, ежели чёрная пакость начнёт ломиться.
- Не бойся, сюда они не войдут. Они свою работу выполнили.
В этот раз мужик из сна сидел на взаправдашнем троне: огромном, блестящем золотом, с драгоценными финтифлюшками и какими-то колдовскими узорами. На башке у мужика сверкала серебристая корона, а в руках он держал здоровенную булаву, но какую-то странную, полупрозрачную. И да, кроме нас я больше никого не заметил.
- Не хочешь стать на колени перед своим королём?  - спросил мужик и ухмыльнулся. По ходу – издевался. –Я ведь не отрекался и по существу продолжаю править Вазеромом, что бы там не рассказывала моя сумасшедшая жёнушка. 
- Ну а она базарит, типа это у тебя крышу сорвало, - я не торопился отходить от двери. – Типа бессмертным решил заделаться.
- И не только, - Мардук откинулся на спинку трона и положил ногу на ногу. Странные у него шмотки – так переливаются, что непонятно, есть ли вообще. – Понимаешь ли, я хотел подарить это сокровище всем людям. Бессмертие, абсолютное здоровье и безбедную жизнь для всех. Всё вроде бы получилось и лишь моя, сошедшая с ума супруга стоит на пути к всеобщему благоденствию.  Подумай, Крест, от тебя требуется всего лишь отрубить её безумную голову и во всём мире тотчас наступит настоящий рай.
- Ага. – я кивнул. – Ясно-понятно. Как тут у вас наружу-то выйти, а? А то знаешь, в гостях хорошо, а дома лучше.
- Похоже, ты мне не веришь, - Мардук щурился, точно кот, играющий с мышью. – Ты не веришь собственному королю?
- Верю, верю. Только выпусти меня, мать твою, отсюда!
- Хорошо. Буду откровенен: мне плевать, веришь ты мне или нет. Даю тебе время на раздумье – пять дней. А чтобы ты не скучал, стану посылать тебе каждую ночь хорошие добрые сновидения. Вроде этого, а то и хуже.
- Пять дней, а дальше что? – интересно, а ежели я на него сейчас прыгну, смогу придушить или нет?
- Тебя интересует награда и наказание?  - Мардук ухмылялся, помахивая булавой. – Награда – бессмертие и богатство, как я и сказал, а наказание…Пусть это стает для тебя приятным сюрпризом. Проваливай!
В тот же миг дверь затрещала от навалившихся на неё тяжёлых туш. Я попытался удержаться, но не вышло. Меня швырнули на пол и зарычали в самое ухо.
Я вскинулся и некоторое время не мог сообразить, где нахожусь. Потом вспомнил. Горел один костёр, рядом с которым сидящая тень бросала в огонь дрова. Ещё одна тень прошла за костром и смачно зевнула.  Остальные пацаны спали.
Я ощутил боль в левом бедре и посмотрел на ногу. Штаны вроде целые. Но больно. Морщась я спустил штанину и слабом свете костра увидел маленькую рваную рану.
                                               9.
Мы с Психом пожали друг другу руки, и помощник с деланым сочувствием похлопал меня по плечу.
- Думаю, в энтот раз тебе точно – хана, - сказал Псих. – Ты это, когда тебя за задницу возьмут, проси, чтобы тебя отдали долбакам Вуки. У него – сплошные раздолбаи, пытать не умеют и кончат тебя быстро, даж не вспотеешь. Эт я так, чисто по-дружески. 
- Тебе тоже – удачи, - пожелал я. – Когда прибудете в Корпетс, особо там не отсвечивайте – сидите тихо, как бухие мыши. И ещё, пошлёшь пацанов, пусть разведают дорогу до Вулина, чтоб хоть тудой добраться без приключений.
- Ну а как же! – псих важно кивал башкой и хлопал себя по поясу, где у него висели цельных три фляги. – Зуб даю, отсвечивать не станем. Токмо бы сил достало всё это выжрать.
- Ежели к моему приезду вы, гады, усосётесь до синих свиней, - спокойно сказал я и взяв Психа за ворот рубахи притянул к себе, - я тебе, падла, нос отгрызу. Думаю, рвать когти придётся быстро и сразу. И это, дворянчика нашего не обижайте, он и так шибко обиженный.
Это да, Хлоя наотрез отказалась брать Джессипа в Нарменс. Я сам слышал, как парочка скублась до криков и шипения, но королева оказалась непреклонна. После этого они вообще прекратили базарить друг с другом и дулись, чисто тебе жабы на болотных кочках. Кстати, как я понял, Величие даже не стала объяснять, с чего у ей такая блажь стукнула в известное место. Граф заявил, типа она просто хочет повидаться с Дариусом и кусал себя за кулак. Короче, очередная дворянская дурость, не иначе.
Полдня пришлось потратить на рынок, где у Пузыря приключился натуральный приступ жадности. Он то и дело подбегал ко мне и ныл, типа нам нужно и то, и то, и ещё – вон то, без которого Черепам не прожить и полдня. Раз эдак на десятый я сказал Пузырю, что брать он может всё, что угодно, но за свои. После этого жирдяя сразу отпустило. 
Перекрёсток за рынком охраняли солдаты. Обычно, как верно подметил Псих, они едва держались на ногах, но сегодня всё выглядело иначе. Твою мать, совсем иначе! Скорее всего из-за шухера, который мы устроили вчера. Вернувшийся с разведки Рвач сообщил, что на дорогах полно больших патрулей, а само распутье перекрыто и там торчит не меньше полусотни до зубов вооружённых рыл. Короче, нас ждали.
Хлоя, которая тоже выслушала доклад разведчика, тотчас сказала, что нового смертоубийства она не допустит. Вроде я должен сломать себе голову, но в бой не вступать. Ага, типа я такой дурной, что начну махаться с ловчими под самым Нарменсом! Ясное дело, начнём бузить, те сразу вызовут подмогу.
Но я всё равно сделал вид, вроде упираюсь и непременно хочу покрошить всех в пыль, а после, с огромной неохотой согласился. Пущай баба порадуется, какой она тут большой командир. А вообще, тут и башку особо ломать не требовалось. От рынка, мимо перекрёстка шла целая куча разных дорожек и тропок. Их протоптали те нищеброды и жадины, которые не могли или не хотели делиться с охраной даже малой монетой.
Посреди одной из этих тайных троп мы и стояли сейчас с Психом. Те пацаны, которых я отобрал для похода в Нарменс, успели слезть с коней и глядели на меня с такой любовью – разве целоваться не лезли. Хорь, тот всё щупал подбитый глаз и жалобно вздыхал. А вот неча было выёживаться, типа он в каждой бочке затычка. Скажу и полезет в дырку.
Оружия мы с собой не брали. Совсем. Топать предстояло через главные ворота, и я не хотел, чтобы вышла хоть малая задержка. Не, понятное дело, в Нарменсе, как и в других городах Вазерома имелись тайные проходы, которыми мы обычно и пользовались. Но, ёлки-моталки, все эти крысиные норы держали люди Чебы. За проход они брали немного, но в этот раз, я думаю, одними монетками дело не ограничится. Так что, без вариантов – только главные ворота.
Впрочем. Я не собирался рыскать по Нарменсу с пустыми руками – дурное это дело. Как-то, по совету Психа, мы устроили в одном из домов тайник, где спрятали кучу железяк. Пришло время за ними наведаться.
- Целоваться не станем, - сказал Псих с такой довольной рожей, будто взял четыре кона Ведьмы подряд. – За упокой я непременно выпью, ты не сумлевайся.
- Гляди, не захлебнись, - посоветовал я и хлопнул Психову коняку по заднице. – Чёрта береги, иначе я тебе уши пообрываю.
Всё, Черепа, пригибая головы. Чтобы не стукнуться о низкие ветки, начали один за другим исчезать в зарослях. Нам же предстояло пройти поллиги по лесу, а после – выйти почти у городских ворот. Там дальше шли крестьянские поля, так что приходилось выбираться на дорогу.
Последним ехал Джессип. Граф остановился рядом со мной и посмотрел на королеву. Потом повернулся ко мне.
- Береги её, как зеницу ока, - сказал блондинчик
- Типа у меня выход есть? - я постучал по груди, там, куда нам сунули дурацкие камешки-печати. – Ежели за зад возьмут, токмо всех сразу. Но это не так и просто.
- Зная тебя, - граф улыбнулся и покачал головой, - искренне начинаю переживать за сохранность города. Помни, Крест, Нарменс очень важен для экономики и общественной жизни Вазерома. Не хотелось бы обнаружить его в развалинах.
- Я подумаю.
Неожиданно он протянул мне руку и так же неожиданно для самого себя, я её пожал. Блондинчик кивнул и пропал в кустах, как Черепа до него. Остались только самые бесстрашные – цвет и гордость отряда.
- Крест, твою же мать, - принялся ныть Карась, - Ну какого дьявола ты вечно выбираешь нас? Других что ли нет?
- Вас не жалко, - Кроль принялся кудахтать в своём капюшоне, - а других – жалко. Ещё вопросы имеются?
Вопросы имелись, но я очень чётко и подробно объяснил, куда каждый вопрошающий может их запихнуть. Желательно – как можно глыбже. Кажется, Хлое не понравились те выражения, какие я использовал для доступности. Ну да, я же – тупое бескультурное быдло, а она – цельная грамотная королева. Ну или самозванка, тут как поглядеть.
С вопросами мы разобрались, поэтому я велел Лису топать вперёд и ежели чего – свистеть. Ну или кричать во всю глотку, коли совсем хреново. Глыбу привычно оставил рядом с Величием. Оно, так правильнее всего: и защитит лучше остальных и базарить не надумает, в силу своей ушиблености. А Хлое один чёрт, после её бодания с блондинчиком не до разговоров: идёт себе такая с капюшоном на физии.
И да, переодеться пришлось всем. Одежа у Черепов хорошая, пригодная для дальней дороги, хуч в жару, хуч в дождь, но уж больно отличается от крестьянской али купеческой – сразу видно, что перед тобой бандюган. Ну или наёмник какой. Вояки и стража эту фишку на раз просекают, точно знаю.
Тропка, по которой мы шагали, петляла между деревьев, чисто тебе змеюка. Судя по утоптанности, пользовали дорожку довольно часто. Да и то, не прошли мы и четверть лиги, как навстречу попались мужик и баба. У обоих в руках по гусю, явно на рынок тащат. Увидев нас, парочка тут же рванула в глубь леса. Бежали быстро, но гусей никто не отпустил. Карась облизнулся и кивнул туда, откуда доносился треска ветвей. Я отрицательно качнул башкой.
- Не, чай не на прогулке какой. Или ты так оголодал, что готов по лесу за гусями бегать? Коры вон пожуй.
Больше в лесу нам никто не встретился, а вот на дороге, что вела от перекрёстка к Корпетсу, людишек оказалось предостаточно. Но по большей части – обычные селюки. Да и то, у них на этой дороге около десятка деревушек. Когда пересекли через дорогу и опять вошли в лес, мимо проскакал большой отряд вояк. По виду – не ловчие, а обычная солдатня. Но нам и с этими встречаться нет никакой надобности.
Теперь лес стал реже, чем до этого и деревья не такие толстые и старые. Вроде как полсотни лет назад тут приключился большой пожар и всё выгорело к чертям. Огонь чуть не дошёл до Нарменса, не то от городишки бы и головешек не осталось. Хорь чесал, вроде как в лесу то ли проводили какой-то магический ритуал, то ли просто колдуны что-то не поделили. Завсегда говорил: от колдовства – сплошной вред. Ну ежели не считать тех магичек, которые от похмелья избавляют.
Лупоглазый заявил, типа он в этом лесу грибы как-то собирал и этого добра тут – завались. Ягод всяких разных – тоже. Кроль принялся тереть брюхо и жаловаться, что утром едва перехватили, а уже – за полдень.
- Ежели не заткнётесь, - сказал я, вглядываясь в просвет между деревьями, - одного сейчас же пущу на мясо, жрите на здоровье. Придём в город, немного раздуплимся и пожрём. Хорь, напомни, как назывался тот кабак с голой бабой у входа?
- Нимфа, - откликнулся мелкий и облизнулся. - Мясо они готовят – пальчики оближешь!
Брюхо у глыбы немедленно начало ворчать, да так громко, чисто тебе медведь ревёт из берлоги. И-под капюшона Хлои донёсся смешок.
К счастью мы уже подошли к тракту и когда деревья разошлись увидели Нарменс. До города оставалось всего ничего, так что народу валило по дороге – мама не горюй. Вроде никто не заметил, как мы выбираемся из леса. Да и то, на обочине тоже сидели путники, в одежде, вроде нашей. Кто просто отдыхал, кто перебирал барахло в мешке, а кто – набивал пузо.
Всё уже было обговорено заранее, но мои олухи вполне могли пропустить из уха в ухо, поэтому я повторил. Мы топаем из Семеруна, чтобы спросить совета у жабы-прорицательницы. Всех интересует, какое дерьмо лучше всего посеять на следующий год, чтобы урожай вышел хороший. Есть в Нарменсе такая хрень. Задаёшь вопросы и на какой лупоглазая квакнет, тот и есть правильный ответ. Хозяин жабы гребёт монеты лопатой, а дураки всё не переводятся.
Когда тёрли за это первый раз, Хлоя с удивлением выслушала весь расклад и спросила: неужели есть такие наивные, которые верят в советы обычной лягушки? Тут же выяснилось, что даже среди Черепов имеются долбени, которые отдавали свои кровные, чтобы послушать заветное «ква». Хлоя казалась ошарашенной и больше вопросов не задавала.
М-да, на входе в город сегодня оживлённо. Ежели не сказать больше. Цельная толпа вояк, среди которых я заметил и ловчих, и бойцов из отряда зачистки, и ещё каких-то совсем мутных, в тёмно-коричневых балахонах. Смахивают на боевых колдунов. Сколько же вас! Но, как я заметил, внимательно осматривали по большей части конных, а таких, как мы пропускали почти не разглядывая. И да, пару крепких парней, похожих на наёмников, сразу ткнули рожей в землю и утащили в будку охраны. Ловко так всё проделали, пацаны даже выругаться не успели.
- Тут – Куэна, - Хлоя остановилась и Глыба, шедший следом, едва не сбил её с ног. – Один из моей личной охраны.
- Не останавливайтесь, придурки! – громким шёпотом рявкнул я. – Не врубаетесь что стоящие привлекают лишнее внимание? Твой Куэна, как он вообще выглядит, мать его? 
- Высокий, бледный, лицо вытянутое, напоминает лошадиную морду, - королева сдвинула капюшон и вгляделась в толпу у ворот. – Не вижу…Возможно, он где-то рядом, на случай, если потребуется меня опознать.
Да, точно, как я сразу не обратил внимание: всех проходящих баб заставляли показывать рожи и какой-то высокий тип в чёрном плаще-накидке изучал их физии. После мотал башкой в капюшоне и баб пропускали. Вот же дерьмо! Что делать-то? Остаётся шагов тридцать…
Я сорвал с пояса флягу, сделал пару глотков и сунул под нос Хлое. Она отшатнулась, изумлённо уставившись на меня.
- Пей! – приказал я. – Пей, черти бы тебя взяли!
Пацаны косились на нас, но удивления не выказывали. Знали, что хренью я страдаю очень редко и не в таких ситуациях.
- Но зачем? – Величие пучила глазки, а время уходило.
- Пей, быстро, ежели не хочешь, чтобы нас всех запалили, - королева приняла флягу и с видимым отвращением глотнула. Чёрт, нет времени! Я забрал флягу и плюхнул Хлое на одежду. – И не брыкайся, ясно?
Взвалил королеву на плечо и покачиваясь направился к воротам. Пацаны всё правильно поняли и каждый достал по фляге. Отхлёбывая мы шагали прямиком к страже. Кошель затеял петь песню грузчиков из Марбуса, а Глыба пытался ему подпевать. Звучало мерзко – то, что нужно.
- Эт чё за дерьмо? – вояка в потёртой кирасе заступил мне дорогу. Я изобразил бухой взгляд, порыскал глазами, пока не ткнулся взглядом в загорелую рожу с перебитым носом и разрубленной бровью. Судя по знаку на груди – сержант. – Цель прибытия в Нарменс, пьянь?
- Жаб-бу повидать, - я икнул и ткнул флягой в зад королевы. Хлоя дёрнула ногой. – Жениться хочу, господин офицер, а мамка всё руг-гается, типа непутёвая она девка, токмо деньги пропивает. А ежели жаб-ба…
- Права твоя мамка, - угрюмо проворчал сержант и отступив на шаг, сделал приглашающий жест жердяю в чёрном плаще. Тот отрицательно покачал головой. – Проходи, придурок.
- Благодарствую, господин офицер, - я сделал глоток и отсалютовал флягой. – На свадьбе непременно выпью за ваше здоровье.
- Проваливай, - он махнул рукой. – Быстрее, пьяндалыга!
Остальных пропустили так же быстро. Досталось только Хорьку. Ну так его частенько поколачивают, за ехидную рожу. Вот и сейчас, кому-то из стражи показалось, вроде крысёныш насмехается и ему прописали пинок под зад. Впрочем, может тот и реально заработал. Как-то в подпитии Хорь хныкал, типа он такой умный, а кругом – одни дурни.
В общем, мы прошли. Сразу я останавливаться не стал, потому как за воротами топталось великое множество вооружённых болванов из городской стражи. У тех имелся здесь свой резон: потрошить кошельки всех, кто забредал в Нарменс. От этих так просто не избавиться: станешь ломаться – отведут в сторону и сломают рёбра.
- Бабой дашь попользоваться? – спросил усатый толстяк, когда я дал ему пару медяков. Судя по роже, страж порядка и не думал шутить. – Деньгу себя оставишь, а от бабы не убудет.
Пока я раздумывал, с какой стороны сподручнее сунуть в щербатые зубы, Хлоя сама всё разрулила. То ли от крепкого пойла, то ли от того, что она лежала пузом на плече, но Хлою вывернуло. Стражник поморщился и бросив медные монеты в специальный напузный кошель, мотнул башкой: мол, проваливайте. 
- Боже, как же всё это мерзко! – выдохнула Величие, когда мы отошли подальше и я поставил ношу на ноги. Рожа у королевы оказалась белой, точно её в муке вываляли. Хлоя прижалась спиной к стене дома и прижала пальцы к губам. – Дайте мне воды.
Свин протянул ей флягу и сказал, что у него имеются нюхательные соли. Ну та мерзость, от которой приходишь в себя, даже в самом скотском состоянии. Когда Хлоя сунула нос в коробку с вонючей дрянью, то побелела ещё больше. Но вроде сказала, что ей стало легче.
- Скажи, а это Куэна, он тебя чего не почуял? – спросил я, пока Величие жадно хлебала из фляги. – Или это не всегда работает?
- Я, перед выходом, установила на себе специальную печать, - Хлоя вернула флягу и провела ладонью по лбу. – Предполагала, что может произойти нечто подобное. Теперь я для них закрыта, но и сама могу почувствовать присутствие только вблизи. Сам видел, пока не подошли вплотную к воротам, даже не догадывалась о присутствии Куэна
Лады, Зуб и Кроль, - валите вперёд. Ежели ещё не забыли, нам нужно попасть в наш дом, тот что на улице Шорников. Коли засечёте кого-то из местной шантрапы – не светитесь, пущай пройдут. Ежели какие-то долгие тёрки – лучше обойдём.
Пацаны кивнули и сунув руки в карманы медленно пошли вперёд. В маленьких домишках с прохудившимися крышами и осыпающимися стенами жили по большей части те трудяги, которые работали за стенами Нарменса, поэтому особой толчеи здесь на наблюдалось. Да и жульё в этом районе появлялось нечасто – что взять с полных нищебродов, работающих за пожрать? А вот дальше шли районы побогаче и там уже станет опаснее.
Зуб и Кроль дошли до перекрёстка и остановились, глядя по сторонам. Потом Кроль махнул рукой.
- Всё, идём, - сказал я и стукнул Глыбку кулаком в бок. – Хлебальник закрой и гляди в оба. А ты, Величие, физию-то спрячь, раз не можешь почуять своих говнюков.
- Крест, - она натянула капюшон. – Нам необходимо управиться за сутки. Самое большее – за пару.
- Ты только волну не гони, - ответил я. – Заберём железяки, пожрём и займёмся делом. Успеем.
Я правда пока понятия не имел, как собственно мы займёмся делом. Со слов Хлои, Мардук скорее всего живёт во дворце графа Зарады, а попасть туда не так-то просто. Ну да ладно, побродим в окрестностях, поглядим, может чего в голову и придёт.
- И ещё, Крест, постарайся больше никогда не поить меня этой вашей дрянью. Мало того, что она прожигает внутренности, почище кислоты, так я ещё и рискую утратить концентрацию. А это чревато тем, что Мардук сможет меня учуять.
- Типа, я от сердца не отрываю, - я ухмыльнулся и похлопал по фляге. – Считай, перевод продукта.
Мы ушли из бедных районов и вокруг стало оживлённее. В районе кожевников всегда так и тут уже можно запросто наткнуться на кого-то из людей Вуки. Все кожемяки под ним ходят. Вернулись наши разведчики и сказали, что дальше ходу нет: впереди орудуют разводящие Вуки. Ну те, что прячут монетку под кусками кожи. Найдёшь – выиграл. Только всё это- сплоной обман.
Пришлось топать в обход, мимо длинных сараев, смердящих гнилым рогом и палёной шкурой. Потом вообще чесали через поле с дохлыми быками и Хлою едва не вывернуло ещё раз. К счастью всё это дерьмо скоро осталось позади, и мы попали на улицу шорников.
Карась смотался вперёд и сказал, что нашего домика вроде бы тихо. Какие-то мутные типы шатались около Косой свиньи – местного кабака, но они там всегда шатаются.
- Сходи, проверь внутри, - я дал ключ Хорьку. Тот выпучил зенки, и я показал кулак. – Вали, говорю. Если чё не так, мы за тебя отомстим.
Пока Хорь семенил к дому, мы тоже неторопливо двинулись вперёд. Старались идти так, чтобы никто не сообразил, будто мы вместе. К дому добрались аккурат в тот момент, когда Хорёк высунулся из двери и махнул рукой. На сморщенной роже читалось явное облегчение. Интересно, а в штаны он не облегчился?
- Все – внутрь, - скомандовал я, а сам задержался, поглядывая по сторонам. Не, вроде никто из прохожих никуда не рванул с места. Похоже, пронесло.
Внутри оказалось темно, пыльно и воняло мышами. Эти тут какого чёрта забыли? Жратву мы не храним.
Лис снял с крючка на стене масляную лампу и зажёг. Ещё одну чуть раньше достал Хорёк, но у него никак не получалось справиться с фитилём. Пока коротышка тихо ругался, я стукнул кулаком по стене в том месте, где сам прежде намалевал маленький крест. Пробил дырку и пощупал, ага, на месте. Достал наружу конец верёвки и потащил.
 С протяжным треском кусок пола дёрнулся и поднялся, открыв большую чёрную дыру. В густом облаке пыли Хлоя и Кошель громко перекашливались. Я глянул в яму - вроде всё на месте. Но шибко порадоваться так и не успел.
Короче, я сделал ту же ошибку, за какие постоянно бил Психа по ушам. Забыл выставить охрану.
- Эй. Крест, - донёсся с улицы громкий и очень знакомый голос. Вука, мать бы его! –Выходи, потолкуем.
                                      
                                               10.
Глыба, который стоял у самой двери почесал затылок и потянулся к ручке. Я зашипел и стукнул его по пальцам. Прислушался: снаружи доносился топот множества ног и весёлые крики. Смешно им, гляди-ка!
- Ящики лучше доставай, остолоп, - сказал я Глыбе. – Тут я сам разберусь. Ща, потолкуем.
- Думаешь что-то выйдет? – Карась нервно тёр ладони о штаны. – Грят Вука общался нас всех на кол усадить.
Обещался – значит сделает, - я заскрежетал зубами. – А может и нет. Лады, постараюсь добазариться.
Я начал медленно открывать дверь и тут же перед самым моим носом в косяк воткнулась стрела. Кто-то громко заржал и тут же прилетели ещё две. Дерьмо, они же горят! В нас стреляли зажигательными стрелами. Ну ясно, потолковать он хотел! По стенам и крыше забарабанило, точно пошёл дождь.
- Эй, Крест, - Вука довольно захохотал. – Передумал я, не о чём мне с тобой базарить, так что можешь не выходить. Думаю, продрогли вы от страха, когда по подворотням прятались. Так я тебя и твоих крысёнышей погрею.
- О чём это он? – встревоженно спросил Лупоглазый.
- Сжечь нас хотят, - я стукнул кулаком по стене. – Глыба, чего ты там чешешься так долго?
- Дык это, - великан развёл руками. – Ящики-то, того…
Мыши, мать их! Железяки то мы завернули в тряпки, пропитанные маслом, чтоб ржа не взяла. Распроклятые писклявые твари пронюхали и погрызли деревяшки, чтоб добраться до материи. Да и хрен на них, главное, что оружие осталось целым.
Когда все вооружились, снаружи в комнату поползли струйки дыма. От стен пошло тепло.
- Крест, - Хлоя выглядела спокойной, но на дым косилась. – Всё-таки надеюсь, что у тебя имеется какой-нибудь запасной план.
- Крест, спаси! – Хорь вцепился в мой плащ.
- Отвали, - пробормотал я и отпихнул. – Папочка уже обо всём успел позаботиться. Глыба, ползи обратно в яму. Щупай вон там. Чуешь край деревяшки? Тяни.
Сквозь брёвна стен пробивался уже не только дым, но и маленькие языки пламени. Дверь так и вовсе обратилось стеной из огня. Сильный жар заставил всех отойти на середину комнаты. Пацаны тяжел дышали, смахивали пот и с надеждой глядели на Глыбу, который неуклюже ворочался посреди ямы. Сверху начали падать дымящиеся куски крыши. Хорь принялся тихо завывать.
- Эй, Крест, - голос Вуки плохо слышался через треск пылающего дерева, но я различал каждое слово этого гада. – Когда вы все догорите, я непременно заберу себе ваши черепа. Прикинь, у меня будут черепа Черепов!
Захрустело, громко треснуло и Глыба выпрямился, удивлённо уставившись под ноги. Хотел что-то сказать, однако внезапно с протяжным грохотом исчез из виду. На месте громилы осталась только круглая чёрная дыра. Я посмотрел вниз и увидел, как в темноте что-то медленно ворочается.
- Ты там живой? – спросил я и Глыба что-то неразборчиво замычал. Да что с ним может статься?
Спасение – это хорошо. Но тут имелось кое-что сомнительное. Во-первых, ход в подземелье мы с Психом нашли чисто случайно, когда копали яму для тайника. То, что под Нарменсом есть настоящий лабиринт знала каждая собака и про это имелась цельная куча страшилок, одна чище другой. Кто трепал, типа в подземельях живут огромные кровожадные твари; кто чесал, вроде там устроили жилище чародеи, подымающие жмуров, а кто базарил, что в лабиринте прячется здоровенная банда людоедов. Всё это смахивало на брехню, но никто из тех, кто пытался спуститься под землю, обратно не возвращался.
Отсель и во-вторых: проход мы с Психом нашли, но вниз спускаться не стали – просто закрыли куском деревяшки. Поэтому, куда ведёт лаз я не знал и ежели бы не припекло, ни за чтобы вниз не полез.
- Лампы берите, - сказал я пацанам и наклонился над ходом. – Глыба, величие принимай.
Глыба хрюкнул что-то одобрительное. Хлоя не стала кочевряжиться, когда я протянул ей руку и потащил к себе. Да и то, стены уже вовсю пылали, над башкой – сплошное пламя, а жарит так, что хуч догола раздевайся. Я спустил королеву, и Глыба проквакал, типа принял. Остальным я, понятное дело, помогать не стал, чай не первый день на свете.
Пацаны ссыпались вниз, как картошка в мешок, только и слышалось громкое пыхтение да сдавленные ругательства. Я опускался последним и не успел ещё толком залезть в дыру, откуда несло сыростью и прохладой, как сверху загрохотало. Поднял морду и увидел, что крыша шлёпнулась аккурат на яму. Сажей запорошило глаза и пара углей прилетело в волосы. Чертыхаясь я сбил пламя и прыгнул вниз.
Ого-го, места тут! Даже не думал, что эта подземная чертовщина настолько здоровенная. И в свете пары фонарей становилось понятно, что эту штуку построили людишки. Стены сложены из больших каменных плит, а сводчатый потолок поддерживают толстенные колонны. На земле вроде бы когда-то лежали какие-то деревяшки, но почти все успели сгнить. Да и то, под ногами оказалось настоящее болото, мне по щиколотку, поверх которого весело булькали водяные потоки.
- Где это мы? – спросил Свин, озираясь по сторонам. – Откель оно такое взялось?
- Да это ж Нармесновское подземелье! – махнул рукой Лупоглазый. – Про него все знают. Тут ещё чудища здоровенные живут, которые по ночам выбираются наружу и жрут людишек.
- Не трынди, - угрюмо отозвался Лис и поднял лампу повыше. – Некроманты тут шкерятся, с цельной армией оживших жмуров. Как накопят нежити побольше, так войну и начнут.
- Да чё вы все чешете? – рассмеялся Карась. – Всем известно, что в норах засели людожоры. Грят у них тут имеется большущий зал, а ейном середине – пирамида из черепов.
Ну, как я и говорил. Никто тут не лазил, но всем всё известно.
- Любопытно, - вот и Хлоя решила поучаствовать. Королева подошла к стене и тронула её пальцами. – Подобную кладку я встречала в описании построек четвёртой эпохи. Вазером тогда существовал лишь в виде отдельных княжеств, а Нарменса и в помине не было. Интересно, каков был смысл прокладывать такие огромные тоннели? Для вложения эдаких сил должна иметься серьёзная причина.
- всё? – спросил я и осмотрел арбалет. В тусклом свете масляных фонарей стало ясно, что мыши пытались жрать приклад, но быстро бросили это занятие. – Ежели всё, то давайте уже двигаться.
- Куда? – спросил Лис и повёл фонарём – вправо-влево. Темнота с обеих сторон выглядела одинаково. – Крест, двигаться-то куда?
Я заметил, что Хорёк, которому досталась вторая лампа, присел на корточки и что-то рассматривает у себя под ногами. Потрогал грязь лапкой и свёл брови к носу.
Я прикинул, как идёт тоннель, ежели вспомнить расположение городских улиц. Хм, по всему получалось, что он должен проходить аккурат под дворцом графа Заруда. Там, где со слов Величия, сейчас находился её муженёк. Вот интересно, а какие-нибудь ходы наверх тут имеются? Не может быть, чтобы когда строили графов дворец никто не наткнулся на этот тоннель. Лады, поглядим.
- Тудой, - я махнул рукой. – И оружие держите наготове - сами же базарите: чудища да людоеды. 
- Эй, Крест, - позвал Хорь и показал пальцем. – Глянь.
Хлоя пошла вместе со мной, так что тоже увидела большущую вмятину в грязюке. Напоминает размытый водой отпечаток здоровенной лапы. Хорёк повёл лампой и стало ясно: в жиже целая цепочка таких пятен. 
- Напоминает след чьей-то лапы, - заметила Хлоя. – Там твои люди что-то говорили про монстров?
- Пугалки для детей, - я сплюнул. – Чушь всякая. Идём.
Однако мураши по спине один чёрт побежали, да шустро так. Ежели мы только что рассматривали следы какой-то твари, то она реально должна быть просто здоровенной. Вот только непонятно, что может жрать большущая гадина, живущая в этой пустой норе? Я ведь никогда не слышал, чтобы на улицах Нарменса кто-то встречал огромное кровожадное чучело. А ежели бы гадина постоянно ползала за жратвой наружу, то её бы обязательно кто-то увидел. 
И всё равно, отпечатки напоминали следы, но к счастью вели они в сторону противоположную той, куда нам нужно.
- Вот и пожрали! – ворчал Кроль пиная грязь. – Надо было в лесу хуч ягод пожевать.
- Ты спасибо скажи, что вообще живой остался, - хмыкнул я. – Эй, Лис, что там на дороге?
В тусклом свете впереди возвышалась непонятная куча. На всякий случай все приготовили арбалеты, а я с Лисом осторожно двинулись на разведку. Правда тут же стало ясно, что особо напрягаться не стоит: просто рухнула одна из колонн, поддерживающих потолок. Теперь куски столба и несколько вывороченных плит лежали у нас на дороге.
- Если этот тоннель действительно проложили во времена четвёртой эпохи, - рассуждала Хлоя, когда я подал ей руку, - а это – около тысячи лет назад, то странно, как он вообще сумел простоять до наших времён. Менее крепкий проход уже бы завалило породой, а тут - один единственный обвал. А если принять во внимание, что сверху находится большой город, то мастерству зодчих стоит лишь позавидовать.
- Уже, обзавидовался, - сказал я и прислушался. – А ну, тихо все!
Пацаны тут же замерли и теперь я слышал только тихое журчание воды. Бульканье и ещё какое-то странное шлёпанье. Я его дева различал, и оно точно доносилось спереди. Потом стихло.
- Чё? –спросил Кошель, вглядываясь в темноту.
- Ничё, Булки не расслабляйте.
Мы прошли ещё шагов сто и увидели в стене тоннеля что-то вроде двери. Тула уходила крутая каменная лестница. Но ежели когда-то здесь и имелся выход наружу, то его давно завалило камнями. Да так, что засыпало половину степеней. Но одно радовало, вряд ли бы кто-то стал делать один подъём. Должны быть и другие. 
- Крест, смотри, - Хлоя велела Лису поднести лампу к стене. Тут имелась квадратная дырка и внутри неё лежали человеческие черепа. По виду – не шибко старые. На одном даже остались куски шкуры и рыжие волосья. – Не зал с пирамидой, но всё-таки…
- Ага, - сказал я. – Ну чё, осталось ещё колдунов с ожившими жмурами найти.
Колдунов мы не встретили, но нашли кое-что другое. В тоннеле откуда-то появился свет. Хоть убей я не мог понять, откуда он взялся: ни факелов, ни ламп, ни дырок в стенах. Странный такой, зеленоватый, но вокруг всё видать. Хлоя почесала затылок и сказала какое-то мудрёное слово. Потом объяснила, типа светится мох на камнях, вроде как гнилушки на болотах. Это я понимал.
- Лампы погасите, пока, - велел я Лису и Хорьку. И так всё видать, неча зазря масло палить.
Нашли ещё одну дыру с черепами. Тут даже имелась почти нетронутая башка, только уши у ей кто-то погрыз. Чертовщина какая-то!  Кроль заикнулся, типа ему это не нравится. Ага, а кому-то видать нравится! Вон, Хорь аж зелёный от радости.
И опять я услышал, как что-то шлёпает впереди. В это раз уже ближе. И ещё какой-то странный звук, вроде как приближаешься к людной площади или рынку. Только откуда под землёй возьмётся рынок-то? Может проклятущая вода, которая булькает под ногами, впереди падет с обрыва? Ладно, поглядим.
- Что оно такое? – спросил Зуб. – Вроде как базарит кто…
- Главное вы поменьше базарьте, - угрюмо сказал я и проверил, как ходит пружина в арбалете. – Приготовились все.
Свет стал ещё ярче, а дыры в стенах начали попадаться через каждые десять шагов. Твою мать, откуда кто-то наковырял столько голов?  И нахрена он их складывается в эти дыры? Да и кто это вообще?
Теперь окончательно стало ясно, что шумит не водопад, а именно люди. Очень много людей. И ещё, вроде как впереди тоннель выходил во что-то, вроде зала. А у колонны, шагах в полста перед нами кто-то торчал.
- Прижаться к сьтенам, - скомандовал я. Глыба, береги Величие. Сдаётся мне, что ничего хорошего нас впереди не ждёт.
- Так пошли назад, - тут же заныл Хорёк. – Пока и наши бошки так же не сложили.
- Не заткнёшься – твою сам отверчу, - прошипел я, и прижимаясь спиной к холодному камню медленно двинулся вперёд. 
Да, у колонны точно стояла парочка…Мать его, даже не знаю, как эту хрень назвать! По виду они походили на людей, только головы плоские, а из задницы торчал хвост, вроде как у ящерицы. Чем ближе мы подходили, тем слышнее становилось, как парочка переквакивается пронзительными тонкими голосами. 
Жаболюди или кто оно такое, стояли к нам спинами. Я так понимаю, что это типа стража и ежели кто-то обернётся, то нас в момент засекут. Я стукнул Карася по плечу и показал пальцем на левого. Сам прицелился в правого.
- Давай, - тихо сказал я и нажал на скобу. Оба арбалета щёлкнули почти одновременно.
Моей жабке болт угодил аккурат в черепушку и тварь шлёпнулась в грязь, даже не квакнув. Карась видать побоялся промазать и целил в тело. Поэтому его жабак тонко захныкал начал вертеться, пытаясь вытащить болт из-под лопатки. Однако Лис уже оказался рядом и в момент дорезал подранка.
Мы все подошли к тварям и начали рассматривать жмуров. Тощие чешуйчатые тела с тонкими рёбрами, жабьи головы с широкими ртами и большущими глазами. На лапах - перепонки между пальцами. Из одежды – только широкие пояса, где висела какая-то фигня, вроде короткого трезубца.
- Кто это? – спросил Лупоглазый и пнул жабака. – Никогда раньше такого дерьма не видел.
- В паре книг упоминаются существа, вроде этих, - с сомнением сказала Хлоя. – Вроде бы когда-то давным-давно они вели войны с людьми, а после бесследно исчезли.   Но это такая древность… Подумать только, под Нарменсом живут мифические существа, про которых никто не знает!
- Теперь вот ты узнала, - сказал я. – Легче стало? Пошли.
Почти сразу за колонной тоннель начинал идти вниз. Приходилось ступать очень осторожно, чтобы не поскользнуться на жидкой ползучей дряни и не плюхнуться на задницу. Вот, как чёртов Глыба, который внезапно взмахнул руками и шлёпнулся в грязюку. Падая, великан зацепил Кроля и тот с громкими ругательствами плюхнулся мордой вниз. Оба тотчас покатились вниз по склону и пришлось удерживать придурков за одежду. Только ежели Кроля сумели поймать Зуб и Карась, то Глыбу хватали все остальные.
Пока мы так развлекались, Величие успела пройти вперёд и теперь стояла, что-то высматривая внизу. Судя по напряжённой позе, Хлоя видела что-то очень интересное. Думаю, какую-нибудь очередную дрянную дрянь.
Поднатужившись мы поставили Глыбу на ноги. Я отвесил неуклюжему засранцу плюху, чтобы лучше держался и подошёл к королеве. Ага, тут пологий склон сменялся лестницей из больших высоких блоков. Ступени уходили вниз не меньше, чем на поллиги и вели в гигантский зал. Свет здесь давал куполообразный потолок сияющий тусклым золотом. Купол поддерживали четыре здоровенных колонны и на одной я заметил что-то, вроде круговой лестницы
Но всё это – хрень собачья. Интересным оказалось совсем другое. Посреди этого зала блестело зеленью большое круглое озеро. Вот только в нём плескалась не вода, а что-то густое, типа болотной жижи. То, что оно густое, стало ясно, потому как уже знакомые нам жаболюди набирали зелёную дрянь большущими черпаками и тащили к здоровенным клеткам у стен. А там лили в длинные корыта, по ходу для того, чтобы те, кто сидел в клетках могли жрать густую пакость.
- Бред какой-то, - тихо сказала Хлоя и помотала головой. – Быть такого не может. Немыслимо!
- Э-э, там не люди внутри? – спросил Лупоглазый. – Какого хрена происходит?
Короче, здоровенные клети оказались под завязку набиты человечками. Бледными, какими-то будто опухшими, но взаправдашними людьми. Это именно они издавали тот шум, который мы слышали в тоннеле. Вот только теперь становилось понятно, что ни хрена они не разговаривали – так, мычали, чисто тебе коровы. И ещё, большая часть стояла на четвереньках и жадно лакала зелёную бурду из корыт. Кое где вяло дрались, чтобы добраться до жратвы. В нескольких клетках сидели спиногрызы, такие же бледные и опухшие, как и взрослые. 
- Они их разводят, как скот! – в голосе Хлои звучали ужас и возмущение. – Но зачем?
- Чёй-то мне кажется, что ты не хочешь знать ответ, - проворчал я, вглядываясь в колонну с лестницей. Да точно, ступени велик потолку и вроде бы там имелась дверь. Но твою же мать, как пройти через большущую толпу жабаков? За своих мы вряд ли сойдём. Ладно, сейчас попробуем очень тихо спуститься и незаметно…
- Крест! – взвизгнул Хорь. – Сзади!
Я обернулся и увидел огромную тушу, которая неслась по тоннелю в нашу сторону. Здоровенная тварь, запоминающая ящерицу-переростка, распахнула пасть полную длинных кривых клыков и злобно заревела.
                                               11.
До гадины оставалось шагов с полста, но неслась она так быстро, что времени раздумывать ни хрена не оставалось.
- Вниз! – крикнул я и первым прыгнул с верхней ступени. Чёртовы глыбы, по которым бежала вода оказались скользкими, как лёд. – Держитесь, засранцы!
Королева спрыгнула рядом, и я дёрнул её за рукав.
- Величие, можешь этими своими штуками остановить пакость? Ну, как с тем уродом, в замке?
- Нет, - она мотнула бледным, мокрым от пота лицом. – Там было магическое существо, и я связала свои способности с его. А тут – обычное чудовище.
- Ладно, - я поглядел, как пацаны торопливо скатываются вниз и обнаружил интересную штуку. Оказывается, дыру в тоннель можно было перекрыть большущей каменной плитой. Кажется, для этого нужно крутить пару воротов по обе стороны от входа. Наверное, те два жабака, которых мы прикончили, торчали здесь, чтобы следить, не прибудет ли кто, типа того, что ревело в тоннеле.
Сообразить-то я это успел, а вот что-то сделать – нет. Заревело совсем близко и тварь сунула морду в пещеру. После заползла целиком и наклонилась над спуском, уставившись на меня красными зенками. Всё, дальше мне стало не интересно, и я прыгнул следом за пацанами.
Чёрт побери, если до этого никто нас не замечал, то теперь всё изменилось. Вот даже не знаю, что мы ещё могли бы такого сотворить, чтобы получилось заметнее. Жаболюди перестали кормить пленников и начали хватать трезубцы. Только не маленькие, как у тех охранников, а большие, в свой рост.
Мало того, теперь я видел, что в земле, вокруг зелёного озера полным-полно чёрных дыр. И из каждой наружу лезли чёртовы монстры, вооружённые странными блестящими штуками. Не знаю, как работают эти непонятные шары с шипами и кольца с поперечинами, но думаю, все они нужны, чтобы делать дырки в телах.
- Приготовить арбалеты! – рявкнул я и едва не слетел с очередной ступени. – Стрелять во всё, что движется! Прорываемся к дальней правой колонне. Там, вроде, лестница.
Внезапно жабаки, вроде как бросившиеся в нашу сторону, остановились и все, как один, принялись таращится куда-то вверх. Ну да, из-за спины всё время доносилось громкое шлёпанье, внезапно сменившееся громким шелестом. Ну чёрт возьми, а ещё сомневался, сумеет ли такая здоровенная тварь спуститься по ступеням.
Чтобы убедиться, оглянулся. Выругался, подхватил Хлою и швырнул её небольшой ограде, которая шла по краю лестницы. Отбросил королеву и тут же прыгнул сам. Поскользнулся и до заборчика доехал на пузе. Не поднимаясь, крикнул:
- В стороны! Быстрее, мать вашу!
Может в самом начале чудище и пыталось шагать по ступеням, но после сообразило, как сделать спуск быстрее и удобнее. Теперь тварь с нарастающей скоростью просто скользила на животе. При этом она не забывала открывать клыкастую пасть и громко реветь.
Пацаны торопливо отбегали, кто – вправо, кто – влево и прижимались к ограде. Все перепугано глядели на чудище, которое неслось прямиком к нам. Вблизи гадина выглядела куда страшнее и опаснее. Вытянутая морда, блестящая костяными пластинами, тело, покрытое крупной чешуёй и короткие кривые лапы с торчащими когтями. От уродливой башки до короткого толстого хвоста по спине шли жёлтые шипы.
К нашему счастью, чудище успело так разогнаться, что просто пролетело мимо, хоть и сделало попытку затормозить. Однако когти напрасно заскрежетали по камню, и огромная коричневая туша скользнула вниз. Кажется, жабакам их новый гость не очень понравился, потому что они начали громко верещать и разбегаться в разные стороны.
- Может имеет смысл немного подождать? – спросила Хлоя, с трудом переводя дыхание. – Пусть они займутся друг другом, а мы постоим здесь.
- Не, - я помотал башкой и поднялся на ноги – Ежели из них кто-то кого-то одолеет, то победитель точно примется за нас. А так. Пока идёт шухер, мы попробуем втихую пробраться к лестнице.
А шухер шёл, да ещё и какой! Тварюка видать сообразила, что внизу её ждет жратвы куда больше, чем на лестнице и виляя хвостом рванула к визжащим жаболюдям. Твою мать, как же быстро гадина перебирает своими короткими лапками! Первые жабки уже начали хрустеть под ногами монстра, а тот и не думал замедлять ход.
К этому времени мы, как раз успели преодолеть половину спуска. К счастью, дальше ступени стали не такими высокими, поэтому шагать получалось намного проще. Правда все то и дело останавливались, отвлекаясь на очередное: «хрусть» и «р-рау!» Жабаки пытались тыкать своими шарами, кольцами и трезубцами в чудище, но пока что у них получалось не очень хорошо.
- Свезло, что мы успели удрать из тоннеля! – просипел Лис. Арбалет в его руках ходил ходуном. – Там бы нам – точно хана!
С этим никто спорить не собирался. В узком проходе бронированная пакость превратила бы нас в сопли. Вот и не верь после такого в городские байки! Вона, одна из этих баек только что проползла пузом по десятке жабаков, оставив за собой только полосу зелёной слизи. Ну, а от нас осталась бы красная.
Всё, мы спустились, и я огляделся. Так, рядом клетки, откуда на нас глядели бледные опухшие пленники – ну и тупые же у них рожи! Так, из-за клеток выскочили двое жаболюдей и тут же отхватили болты от Кошеля и Свина. Так, справа целая орава местных валит в кучу какие-то серые кубы – туда мы не пойдём, пусть сами развлекаются. Слева вроде чисто и хоть оттуда до нужной колонны немного дальше, но зато гораздо безопаснее.
- Туда, - я махнул рукой. – Держимся вместе, смотрим в оба. Ежели гадина чухнет в нашу сторону, сразу рвём когти на поной скорости. Пошли.
Притихшие было пленники принялись скулить и завывать, просовывая руки через прутья решёток. Кое кто даже издавал звуки, напоминающие что-то понятное. Но у нас просто не оставалось времени, чтобы заняться ещё и этими, хоть Хлоя и заикнулась, типа не мешало бы выпустить всех на свободу.
Под ногами плюхала вода, мычали из клеток, квакало, завывало и рычало впереди. Гвалт стоял такой, что уши начинали сворачиваться. Иногда я даже не слышал, что базарят пацаны, бегущие рядом. Поэтому никто не успел особо подготовиться, когда из-за ближайшей колонны выбежал десяток жабаков.
Не знаю, неслись ли они на помощь своим собратьям, которыми сочно хрустело чудовище или просто прогуливались, но кажется, увидев нас тоже несколько охренели. А, впрочем, что можно понять по этой уродливой роже с выпученными глазами?
От неожиданности пацаны протупили и половину болтов пустили хрен пойми куда. Та половина, которая таки попала в зелёные тела особой пользы тоже не принесла – так, слегка подранили. Времени перезаряжать не оставалось м в ход пошли мечи.
Странная хрень, которой вооружились жабаки, оказалась очень даже опасной. Шипы на шарах в момент удара вырастали раза в три, да ещё и блестели, точно их смазали какой-то синей хренью. Кольца с поперечными держаками раскрывались, как какой-то долбаный цветок, а после выдвигались вперёд. Твою мать, так и без башки остаться можно!
К счастью, пацаны успели собраться быстрее, чем уроды и мы им вломили. Короче, мы смогли выйти из драчки без единой царапины. Пара жабаков ещё квакала что-то на земле, но добивать мы их не стали – нет времени. Просто рванули дальше.
Мы добежали до зелёного озера. Я думал, что от него будет смердеть гнилыми водорослями, как на болоте, но как ни странно ощутил запах печёного хлеба. Аж в пузе всё заворочалось. Кроль так и вовсе не удержался, и запустил-таки руку в густую хрень. Хлебанул, облизнулся и потянулся ещё раз. Я показал ему кулак.
- Хочешь пожрать, так забирайся в клетку, - я указал на ближайшую, где пленники начали виснуть на прутьях потолка, - там тебя точно накормят. Ходу!
Дальше под ногами начали попадаться те самые чёрные дыры, из которых лезли жабаки. Теперь я понял. Почему не заметил их сразу. Каждый лаз закрывался каменной крышкой и сейчас они лежали рядом с дырами. Из-под земли доносился протяжный гул и воняло дохлятиной. Кошель едва не навернулся в одну из дыр, и Глыба с лёгкостью поймал его за волосья.
Какой бы сильный шум не стоял, но такой звук я просто не мог пропустить. Оглушительный рёв донёсся из-за спины, и я обернулся. Сначала увидел огромную толпу жаболюдей, которые вприпрыжку неслись за нами и громко квакали. Чуть позже стало понятно, что жабаки не преследуют нас, а удирают от твари, которая бежит за ними.
Ну охренеть!
- Ходу, ходу, ходу! – я заметил, что Хлоя вроде как чересчур тяжело дышит. По ходу не привыкла Величие к таким пробежкам. – Глыба, хватай королеву и дуй со всех ног. 
Теперь приходилось бежать, что есть мочи, да ещё и следить, чтобы не ухнуть в одну из нор. А до нужной колонны оставалось ещё добрая треть лиги, так что бежать ещё и бежать. За спиной испуганное кваканье сменилось мерзким хрустом и треском, роде того, с каким ломаются кости. Зарычало, да так громко, будто тварь уже за самой спиной.
К счастью ямы под ногами закончились. К несчастью здесь лупоглазые уроды настроили всякой хрени, вроде маленьких домиков без окон и даже без дверей. Стояли постройки так близко одна к другой, что между ними получалось протискиваться только по одному. Хуже всего приходилось Глыбе. Мало того, что сам здоровенный, так ещё и тащил на плече Хлою. Протискивался громила впереди меня, поэтому физия Величия оказалась аккурат перед моей рожей.
Глядела Хлоя назад. И чегой-то мне совсем не понравилось выражение потного бледного лица. Может это как-то связано с тем, что хруст прекратился, а тварюка перестала рычать и просто тяжело дышала. Ну вот совсем рядом дышала.
Мы вырвались на простор точно в тот момент, когда чудище принялось крушить постройки, орудуя и лапами, и рылом, и хвостом. Жабаков я не видел: то ли всех перебили, то ли успели удрать. Короче, теперь эта пакость хотела отведать человеков. Я бы ей посоветовал поковырять клетки, но чегой-то не имел уверенности, что меня станут слушать.
- Не останавливайтесь! – кричал я. – Быстрее, мать вашу, быстрее!
Заревела тварюка и кажется её вопли больше подгоняли пацанов, чем мои крики. Все неслись так, будто сама смерть норовила к ним залезть на плечи. Да так оно и было, ежели чё.
Треск ломающихся домиков прекратился. Значит, чудище уже прорвалось и сейчас рванёт прямиком к нам. Твою мать, и колонна совсем близко, и тварь – тоже! Я уже видел начало лестнице, но думаю, добраться до неё мы просто не успеем – сожрут раньше.
Заскрежетав зубами, я остановился, повернулся и стал на одно колено. Да, гадина уже неслась к нам, рычала и клацала зубами, которые больше смахивали на средней длины мечи. Да когда же ты, уролище, нажрёшься? Ежели у меня сейчас не получится, то на одного Креста станет меньше. Не хотелось бы, поэтому стоит постараться. 
Я поднял ар балет и прицелился, хоть с такими дрожащими руками это оказалось совсем непросто. До чудища оставалось шагов десять, когда я таки решился и нажал на скобу. Щёлкнуло и гадина заревела, мотая башкой. Попал! Мать твою, я попал! Болт вошёл в левый глаз и теперь уродина топталась на месте, царапая рыло лапой. По костяной броне текла какая-то жёлтая гадость.
Так всё, сейчас тварь очухается, сообразит, кто прислал ей подарочек и озлится, пуще прежнего. Я поднялся и побежал к колонне. Пацаны уже успели добраться до лестницы и теперь торопливо карабкались вверх. Ну хоть в мою сторону поглядывают и на том спасибо.
Ну и лестница здесь, черти бы её взяли! Ступени все в трещинах, края стоптаны и нет никакой ограды. А подниматься, аж чёрт знает куда. Ежели поскользнёшься и слетишь – убьёшься нахрен. Но всё лучше, чем торчать внизу, в компании с разъярённой гадиной. Как она, кстати?
Ага, раздуплилась, перестала мотать башкой и теперь одним глазом смотрит в мою сторону. Видать думает, как лучше отблагодарить. Я начал торопливо карабкаться по ступеням. Лестница шла кругом колонны, поэтому на время я потерял чудище из виду. Когда сделал оборот, то обнаружил, что тварь несётся прямиком к колонне. В этот раз без всякого рёва, отчего становилось особливо не по себе. Так, нужно быстрее перебирать ногами: на такой высоте меня ещё можно достать, а целоваться с эдакой пакостью я не собирался.
Я опять оказался на другой стороне каменного столба. Здесь ступени оказались совсем хреновые – все слизанные, так что идти приходилось, придерживаясь за шершавую поверхность колонны. Хорошо, что в ней имелись трещины, потому что, когда колонна вздрогнула, я едва не улетел вниз. Сверху донеслись встревоженные крики пацанов. Кажется, взвизгнула Хлоя. Впрочем, когда Хорёк верещит, звучит это так же.
Я выругался и стал на четвереньки. К чёрту всех, так точно не улечу! Колонна опять задрожала и в этот раз намного сильнее. После оборота стало ясно, что чудище лупит по ней хвостом. Ещё один удар и новые вопли сверху. Чудище стало на задние лапы, опёрлось передними о колонну и протянуло рыло ко мне. Чёрт побери, почти достало! Зубы клацнули у самых пяток, и я поскакал вверх. Куда там тем горным баранам!
Следующий толчок оказался таким мощным, что я распластался на пузе, откатившись к самому краю лестницы. Заметив какое-то движение, поглядел наверх. Кто-то таки слетел, но его успели подхватить, так что пацан свисал прямо надо мной. Его шустро втянули обратно и что-то сказали про мать гадины, ломающей колонну. Да я и сам мог много про неё расск5азать. Вверх!
Колонна затряслась и трещины в ней стали много больше. Только этого нам не хватало! На волосы посыпался какой-то колючий мусор. Как скоро выяснилось, теперь гадина стала действовать по-другому: она разбегалась и лупила по камню своим рылом. Удары стали реже, но сильнее. Выходит, шибко я её разозлил. К чёрту, вверх!
Когда мы добрались до середины каменного столба, тот вовсю ходил ходуном, а в трещины я запросто мог сунуть кулак. А тварь и не думала сдаваться, хоть временами и останавливалась, чтобы помотать башкой и провести лапой по рылу.
Теперь, когда мы так высоко поднялись, можно было рассмотреть, что вообще творится внизу. Оказывается, жабаки оправились после погрома и подтаскивают к беснующейся гадине, какую-то хренотегнь на колёсах. Напоминает осадное орудие, типа катапульты. Я пожелал жаболюдям удачи: от этого зависело, сумеем мы добраться в нужное место или шлёпнемся вниз с обломками колонны.
Ещё два мощных сотрясения и внизу что-то громко зажужжало. Раздался протяжный вопль и когда я посмотрел вниз, то увидел, как чудище пошатываясь медленно отходит прочь от колонны. Весь левый бок у гадины дымился. Отлично! 
К этому времени я успел догнать своих. Выглядели они не очень: все взмокли от пота и перемазались в серой пыли. Сейчас Величие так и вовсе не походила на королеву, так, бродяжка из подворотни. Хлоя поглядела на меня и стряхнула каменную крошку с волос.
- Как-то я себе всё немного иначе представляла, - пробормотала она.
- А как? – спросил я. – Это те не магические плюхи мне отпускать – тут дело сурьёзное.
Когда пол не трясётся, подниматься становится много быстрее и удобнее. Поэтому остаток дороги мы преодолели на раз, два и без приключений. Правда, в самом конце возникла загвоздка. 
- Тут – дверь, - сообщил Лис, который шагал впереди, - и она заперта. По ходу, с другой стороны.
Понятное дело. Ежели тут шастал кто-то из людей, так он наверняка знал, кто там живёт внизу и чем занимается. Так нахрена оно надо, чтобы к тебе всякие жабаки без спросу в гости шастали?
Глыба приложил дверь плечом. Та даже не вздрогнула. М-да, крепкая такая дверь, из дуба, да ещё и с металлическими полосами. Чтобы такую проковырять мечом, уйдёт цельная уйма времени. А выбор какой?
- Пропустите меня. – Хлоя подошла к двери и положила ладони на дерево. – Давненько я таким не занималась. Лишь бы они не заперли её на засов. Вроде, нет.
Что-то тихо скрипнуло, звякнуло, хрустнуло и дверь медленно открылась. Хлоя обернулась, и я увидел улыбку на грязном лице. Королева сделала приглашающий жест, и я кивнул Лупоглазому. Тот приготовил арбалет и толкнул дверь плечом. Потом скользнул в щель.
                                               12.
Я прислушался. Вроде тихо. Думаю, ежели ба за дверцей торчал кто-то из охраны, то кто-то уже бы отхватил плюшек и подал голос. В щель сунулась серая от пыли рожа Лупоглазого. 
- Вроде спокойно.
- Так вроде или спокойно? – прошипел я и оттолкнув придурка плечом полез за дверь. – Посылай остолопов…
За дверью реально оказалось очень тихо. А ещё – темно. Что тут сумел разглядеть Лупоглазый – ума не приложу. Разведчик хренов! Поэтому я толкнул дверь, чтобы она открылась шире и спросил у Лиса:
- Где фонарь?
Боец поджал губы и развёл руками. Хорь тут же попытался спрятаться за спиной Глыбы. Всё с вами ясно. Впрочем, я шибко ругаться и не собирался. Хорошо, хоть во время такого шухера никто оружие не потерял. Понятное дело, когда спасали свои задницы никто про фонари не думал.
- Ладно, хрен на них.
Пока того света, который падал из пещеры вполне доставало, чтобы как-никак оглядеться. Мы оказались в маленькой комнате, где вообще ни хрена не было – стены, пол и потолок. Впереди виднелась ещё одна дверь. Я сделал шаг и тут же остановился, прислушиваясь. После поднял вверх руку. Пацаны тотчас прекратили базар и теперь я отчётливо слышал чьи-то голоса. Так, впереди кто-то есть.
Мы подошли ближе, и я жестами показал, чтобы все прижались к стене по обе стороны от двери. Потом приложил ухо к дереву. Слов не разобрать, но голоса ленивые, какие обычно бывают у людей, которым до смерти надоело их занятие. Сколько я втихую снимал часовых и точно знаю, как они чешут языками в середине спокойного дежурства. По ходу там – такие же. Ежели не ошибаюсь, то слышатся голоса двух.
Я выбрал Зуба и Карася, велев им стать у меня за спиной, а сам попробовал нажать плечом на дверь. В этот раз всё сработало без колдовских прибамбасов Хлои – дверь поддалась и медленно пошла. Я было хотел похвалить того, кто догадался смазать петли, но в тот же миг послышался самый громкий и отвратительный визг из тех, что доводилось слышать. Больше смысла красться не имелось, поэтому я качнулся и ударил изо всех сил.
От толчка дверь тотчас распахнулась настежь, а я влетел в комнату, такую же крохотную, как и предыдущая. Только тут горел масляный светильник, а за столом сидели два бородача. На столе стояла глиняная бутыль в оплётке, две кружки и тарелка с кругом колбасы. 
Охранники ошалело уставились на меня и один попытался встать, протаивая руку к алебарде, подпирающей стену. Два раза щёлкнуло. Один бородач ткнулся рожей в тарелку, а второй упал на пол и пару раз дёрнул ногой. Никто не промахнулся.
- Хорошо. – прошипел я и поманил Глыбу. – Иди, выбрось этих балбесов в пещеру. Ежели придёт проверяющий, пущай думает, что они куда-то отпетляли.
Гигант кивнул и подхватив жмуров за шкирку, поволок в сторону лестницы. Зуб и Карась перезарядили оружие, а остальные подтянулись к следующей двери. Кошель зацепил со стола колбасу и откосил кусок. Карась недовольно заворчал и забрал надкушенное кольцо. Хлоя обхватила плечи, точно замёрзла.
- Как же мне всё это не нравится. – тихо сказала Величие. – Всё это задумывалось, как поход в защиту людей, а на деле постоянно гибнут невинные.
- Дык оно постоянно кто-то загибается, - проворчал я и понюхал бутыль. Фу, ну и мерзкое пойло! Я сделал глоток. Ещё и разбавленное! Я сделал ещё глоток и отдал бутыль пацанам. Чего добру пропадать? – Ты ж когда войнуху с северянами затевала, небось думала, что мирняк защищаешь? А сколько этого мирняка под горными крепостями положили, а? Вона, у Глыбы спроси.
- Необходимые жертвы, - начала Величие, а я махнул рукой.
- Вот и сейчас считай, что это они и есть. И вообще, не проедай мне сейчас плешь – не то время. Нужно определиться, куда нас занесло.
- Во дворец Зарада, - сообщила и Хлоя и пояснила. – Граф увлекается всякими магическими ритуалами, поэтому в его жилище присутствуют определённые флюиды…Ну, что-то вроде волшебных ароматов. Я уже ощущала их прежде, поэтому нет никакого сомнения, мы – во дворце графа.
- Свезло, так свезло, - пробормотал я. – А Зуб, дура, тёр, типа фарта у нас нет. Вона, какой фарт прёт.
- Так энто типа фарт был? – Хорёк ткнул пальцем в дверь, через которую входил Глыба. – В гробу я такой фарт видел!
- Ты не переживай, - Лис похлопал его по плечу. – Вот продолжит нам фартить, скоро там и окажешься.
- Заткнитесь, - я приоткрыл дверь и выглянул наружу. Длинный коридор, несколько дверей и факела на стенах. Откуда-то доносился тихий разговор. Послышались удаляющиеся шаги и голоса смолкли. – Выходим, но осторожно. Ежели видим кого – кончаем на месте: нам шухер ни к чему. А ты, Величие, ежели такое – отвернись, сделай вид, будто ничего не видишь.
- Умеешь ты успокаивать, - Хлоя хмыкнула и поёжилась. – Как-нибудь переживу. Не первая кровь в моей жизни и боюсь, не последняя.
- И ещё, раз уж свезло попасть в нужное место, может сразу скажешь, где может храниться нужная тебе хренотень? Думаю, ежели начнём тыкаться наугад, только время зазря потеряем.
- Мардук скорее всего живёт в гостевой части дворца. Он там всегда останавливался, когда приезжал к графу. Ключ скорее всего именно там.
- А ежели твой      муженёк держит его при себе? – мы поиграли в гляделки. Хлоя глаз не опустила, но тяжело вздохнула. – Сама же грила, типа так раньше было.
- Будем смотреть по обстоятельствам, - Величие вновь вздохнула. – Возможно у меня получится усыпить Мардука. Хотя бы на короткий период.
- Хорошо, поглядим. Идём.
В коридоре было сухо, пыльно и тихо. Ежели тут и ходили, то не шибко часто. Думаю, только те сторожа, которых Глыба выбросил в пещеру. Все остальные двери оказались закрытыми и через крохотные окошки я так ни черта и не смог разглядеть. Вроде какие-то мешки.
Потом мы добрались до круговой лестницы и начали осторожно карабкаться по редким высоким ступеням. Тут надо поглядывать, потому как сражаться на такой хрени до одурения неудобно. Один балбес с хорошей железякой может запросто остановить весь наш отряд, а там и подмога прибудет.
Мы поднялись на один этаж и судя по всему оказались в графовой тюрячке. Слышался звон цепей, чьё-то завывание и какие-то шлепки. Тут оказалось полно охраны и одного долбака, стоявшего на входе пришлось тихо зарезать, потому как он выпучил глаза и открыл пасть. Особо мудрить не стали, сбросили жмура вниз и пошли дальше. Теперь про нас точно узнают. Главное успеть сделать дело и отвалить.
Следующий этаж охраняли сразу двое и один даже успел пискнуть, перед тем, как меч Карася пропорол ему пузо. Этих кидать вниз было никак нельзя. И оставлять на месте – тоже. Я дёрнул ручку двери, которую охраняли убитые – заперто. Чёрт!
Хлоя пнула пояс одного из охранников и там звякнуло здоровенное кольцо с ключами. Я промычал благодарность и принялся подбирать нужный ключ. Подошёл четвёртый и мы втащили трупы в большое помещение с целой кучей сундуков и стоек с оружием.
- Арсенал, - понимающе сказала Хлоя и повела рукой. – Настоящее раздолье для таких кровожадных головорезов, как вы. Не желаете подобрать себе новые игрушки? Только постарайтесь не задерживаться.
Предложение мне понравилось, и я велел пацанам оглядеться. Впрочем, не думаю, будто граф сегодня шибко обеднел: железки у него оказались по большей части дерьмовые – мечи хренового качества и с никудышной ухватистостью. Остальное – такое же. Из всего я выбрал себе пояс с метательными ножами. Тоже не ахти, но сойдёт.
- Крест, - Глыба что-то рассматривал в открытом сундуке и махал мне рукой. – Глянь.
Я подошёл и непонимающе уставился на какие-то непонятные фиговины. Напоминают толстые коричневые колбаски. На конце каждой – чёрная верёвка длиной с мою ладонь. «Колбаски» лежали слоями на полосах сухой материи. И ещё запах какой-то странный, вроде сушёного навоза.
- И что это за дерьмо? Нахрена ты меня позвал?
- Когда мы на севере…Эта…Ну, в общем, ими ворота и стены ломали.
- Что значит – ломали? – я взял одну «колбаску» в руки. – Совсем ополоумел? Они же мягкие, как твоя висюлька!
- Он дело говорит, Крест, - подошедшая Хлоя рассматривала содержимое сундука с поджатыми губами. - Но, откровенно говоря, ты, Крест – последний человек, которому я бы доверила это оружие. В силу некоторых обстоятельств.
Ну вот теперь мне точно стало интересно. Да и пацаны подтянулись, обступили сундук и начали тащить «колбаски». Кроль даже факел притащил, чтобы получше разглядеть непонятную хренотень. Хлоя побледнела и отобрала факел. Отошла подальше.
- Крест, немедленно угомони своих людей! Это – взрывчатка и если подпалить фитиль – ту верёвочку, то успеешь досчитаешь до десяти и произойдёт мощный взрыв. А если просто поднести к огню, то взрыв произойдёт мгновенно. 
- Мощный? – я прищурился. Вроде не брешет. – И насколько мощный?
- Скажем, этого сундука вполне достаточно, чтобы уничтожить весь дворец. Доверить такую силу тебе, значит пытаться тушить пожар, подливая в огонь масло. Закрывайте сундук и пойдём. 
- Да, да сейчас, - я порыскал взглядом и нашёл нужную вещь. – Глыба, хватай вон ту сумку и набивай до краёв, понял?
- Господи! – Хлоя провела ладонью по лбу. – Какой ужас…
Как я заметил, все пацаны прихватили по нескольку штук «колбасок», поэтому сунул пять штук и себе в карман. Думаю, в нашей жизни хороший взрыв в нужное время точно не помешает. Ну это надо же, как мы удачно зашли!
Глыба сказал, что ремень полной сумки режет ему плечо, а я сказал, что к любой дряни можно привыкнуть. Главное не трепать лишнего языком, потому что к неприятностям лучше привыкать с целыми зубами.
Мы закрыли оружейную и продолжили подъём. Правда, пришлось вернуться ещё раз: сверху шагал какой-то хмырь в жёлтых панталонах и красной куртке. Его тело мы забросили к убитым охранникам и Хлоя мрачно заметила, типа пока доберёмся до нужного места, успеем перебить всю обслугу.
- Дык, граф себе новых наймёт, - гыгыкнул Кошель, но под тяжёлым взглядом Хлои тут же потерялся за моей спиной.
На следующем этаже Величие сказала, вроде начала узнавать места и отсюда уже можно добраться до гостевых комнат. Вопрос один – как? Это уже не нижние уровни, где людей –раз-два и обчёлся. Тут шастала цельная орава слуг, охранников и хрен ещё пойми кого. Может они и не знали друг друга по имени, но уж рожи точно примелькались. А тут – сразу десять неизвестных рыл. 
- Что делать? – спросил я Хлою. Она наморщила лоб и пожала плечами. – Ну ты же постоянно вертишься в таких вот штуках.
- И что? Крест, думаешь мне прежде было как-то особо интересно рассматривать всю эту суету? Если я не занималась каким-то важным делом, то отдыхала в студии или прогуливалась в парке. У меня даже мысли не возникало пойти и незаметно шастать по дворцу.
- У кого есть какие предложения?
Мы прятались в небольшой комнате, может – кладовой и поглядывали на толчею снаружи через щель в приоткрытой двери. Ну вот нахрена этим дворянам такая прорва народу? Неужто взаправду чешут, вроде как один – нос подтирает, а другой – задницу?
Пацаны только молча пыхтели да воротили рожи. Ну да, откуда тут возьмутся советчики, ежели даже Величие морозится? Жаль, что мы в такие вылазки не можем ходить с Психом, у того завсегда есть, что предложить. Хоть иногда и совершенно дурацкое.
Ладно. Определённые мыслишки в башке уже начали ворочаться. Вот только думаю, что Величие этим мыслишкам не шибко порадуется. А чё, я же ей предлагал подумать?
- Объясни, где энти самые гостевые комнаты находятся и как до них сподручнее и быстрее добраться?
- Тут всё просто, - в тусклом свете из приоткрытой двери было видно, как Хлоя подозрительно щурится. – Достаточно идти прямо, через анфиладу…Ну, через все эти залы. Потом будет двойная лестница на второй этаж. Поднимаешься и поворачиваешь налево. Проходишь под высокой аркой и считай – на месте. Но ты же не думаешь, будто нам удастся пройти по дворцу и остаться незамеченными?
- Не, не думаю. И прятаться не собираюсь – пущай любуются, - прищур стал ещё подозрительнее. – Поэтому последний раз спрашиваю: можешь чего предложить?
- Сильно подозреваю, что твоя задумка мне не понравится, от слова – совсем, - я ухмыльнулся и кивнул. – Но этот ключ…Он мне нужен, просто позарез и к сожалению, я не могу предложить ничего разумного. Итак?
- Пацаны, - я достал из кармана две «колбаски». – Как добраться до места слышали все – не заблудитесь. Рванёт – выбираемся наружу, шмаляем во всё, что движется и топаем вперёд. Держимся все вместе, в сторону никто не отходит. Глыба, - он кивнул. – Ну, ты понял.
- Крест, - Хлоя потеряно наблюдала, как я щёлкаю кресалом. – Что значит – рванёт?
Верёвки тихо зашипели и жёлтые огоньки поползли к коричневым жопкам. 
- Что значит? То и значит.
Я пнул дверь и бросил одну взрывчатую хрень направо, а вторую – налево. Какой-то надутый индюк с подносом в руках изумлённо уставился на меня и споткнулся. Тарелки с подноса полетели на пол. Две дуры, чуть дальше, открыли рты, изготовившись к визгу. Разукрашенные перьями павлины у окна схватились за мечи, а все остальные смолкали, поворачивая головы в нашу сторону.
В наступившей тишине загрохотала бьющаяся посуда, а я подумал: неужто и Величие, и Глыба ошиблись? Боюсь, для наведения, подходящего шухера одних болтов окажется недостаточно. Значит нужно…
В этот момент и бабахнуло. Как же оно громко вышло-то! Мужика с подносом швырнуло на землю и унесло куда-то, хрен пойми куда. Мимо полетели куски дерева, такни и ещё какие-то красные ошмётки. Воющих дур впечатало в стену и накрыло упавшей картиной. Павлинов у окна сплело в диковинный узел. Те, кого не свалило на пол, принялись вопить и разбегаться в разные стороны. Некоторые сдуру сигали в окна. Ну, теперь это не так уж и сложно: все разноцветные стёкла вынесло к чертям.
- Прикольно, - сказал я и поглядел на Хлою. У той на физии проступило что-то, вроде ужаса. – Погнали.
В воздухе плыли густые клубы серого дыма и мерзко воняло. Кажется, не только взрывчатым дерьмом, но ещё и самым натуральным. Думаю, не один из присутствующих здорово обгадился. Повсюду валялись куски разломанной мебели и перепуганные людишки. Кто кряхтел, кто стонал, а кто и просто лежал без движения. Солдат, чуть дальше по ходу движения, попытался встать, царапая рукоять меча, но получил болт промеж глаз и успокоился.
- Ходу, ходу! – вопил я и зыркал по сторонам. Мало ли чё.
До лестницы у нас получилось добраться без стычек с местными обитателями. Большая часть прислуги увидев нас тут же дёргала прочь или валилась на ковёр, закрывая головы руками. А симпатичных бабёх граф себе нанял, я бы с ними покувыркался, в свободное время. Жаль, что последние дни с этим как-то никак.
Ясное дело, что бесконечно фартить нам просто не могло. Стоило выбежать в огромный зал, с белыми колоннами, золочёными картинами и кучей разноцветной мебели, как послышались неприятные звуки. Ну, какие – команды приготовить оружие и лязг оружия.
И на самой лестнице, и на балкончике, куда сходились её рукава наблюдалось оживление. Охрана дворца, мать бы их так. Все разукрашенные, с какими-то золотистыми и серебристыми висюльками, но оружие держат умело. Думаю, граф не такой дурак, чтобы нанять себе бесполезных олухов.
Единственная проблема этих вояк заключалась в другом. Они припёрлись на перестрелку с мечами и алебардами. Они чё думали, я сюда хренью пришёл страдать?
- Вали козлов! – крикнул я и подал пример, пустив болт в глотку рослому усачу с двуручным тесаком. – Не подпускайте их близко.
- Ублюдки! - кричал кто-то из охраны, схватившись за болт, торчащий из плеча. – Сражайтесь честно!
Ну не дурак?
К счастью для всех этих балбесов, командовал ими какой-то разумный офицерик. После того, как три попытки швырнуть в нас алебардами ни хрена не удались, он крикнул, чтобы все отходили. К этому времени на лестнице и балконе валялось не меньше десятка раненых и зажмурившихся. Королева за спиной Глыбы ругалась, чисто тебе портовый      грузчик и грозила мне всеми возможными карами. Ну типа я сюда так, развлечься пришёл.
Мы перезарядили арбалеты и начали подниматься. Очень вовремя, с той стороны, откуда мы пришли, начали лязгать и топать. Так, видать прибыли уже не дворцовые петухи, а серьёзные ребята в тяжёлой броне. Выбираться будет, мать его, весело! Я сам себе сейчас напоминал крысу, которая попискивая от натуги продолжает лезть в крысоловку.
К счастью для нас и для себя, вся охрана отвалила вправо. Со слов задыхающейся Хлои, там находились комнаты графа. Ну разумно же, чё, охранять именно хозяина. А нам оставалось молиться, чтобы не наткнуться на Хлоевых любимчиков. Впрочем, мне очень понравилось, как бахают «колбаски» и хотелось попробовать ещё. Хорошо, стрелы вы ловите, а как насчёт поймать ба-бах?
Гостевая часть оказалась совсем безлюдной и мне это очень не понравилось. Кроме того, затих и топот за спиной, точно солдаты передумали нас догонять и вот это мне совсем не понравилось. 
- Почему тут никого нет? – спросил я королеву. Всё это время мы медленно двигались вперёд. – Где слуги, охрана, хоть кто-то вообще?
- Не знаю, возможно Мардук приказал удалить всех посторонних, - Хлоя перестала сыпать искрами и теперь выглядела просто встревоженной. – Говорит, что присутствие живых мешает ему погружаться в транс.
- Куда? – не понял я, а Величие только рукой махнула.
Так, большой коридор с высоким сводчатым потолком. Слева – колонны и окна. Кое где двери, ведущие на балкон. У стен стоят каике-то здоровенные горшки с кустами и целыми деревьями. Ещё одна дворянская блажь – вот нахрена эта растительная фигня внутри дома? Лень выйти наружу? С жиру, гады, бесятся! Между горшками – кресла, диваны и маленькие круглые столы. Что на таком вообще можно делать-то? Тут даже локти положить некуда.
- Ключ где-то совсем близко, - сказала Хлоя. – Я ощущаю его пульсацию.
- Плюсация, - проворчал я. – Лис, Кроль и Лупоглазый, дуйте обратно и займите оборону, ежели вояки вдруг надумают сунуться. Коли их станет чересчур дохрена – швыряйте взрывчатку. Карась, Зуб и Кошель – валите вперёд – там, как я погляжу, проход имеется. Задание – то же, никого не пускать.
Хлоя внезапно покачнулась и схватилась за голову. Да и у меня в башке что-то булькнуло, больно ударив в оба уха. Пацаны морщились, ругались и тёрли черепушки. Опять какое-то магическое дерьмо!
- Явно ритуал, - пробормотала Величие. – Вот только не понять, начался или уже завершился. Впрочем, неважно, теперь я знаю точно: нам – в эту дверь.
Она указала на двустворчатую белую дверь с золотыми драконами, жрущими собственные хвосты. Пока парни разбегались в разные стороны, я подошёл ко входу и прислушался. Вроде – тихо. Может Величие чего напутала?  Лады, проверим. Я дал знак Хорьку и Свину, чтобы приготовились. Глыба потоптался, став так, чтобы Хлоя не высовывалась из-за него и поднял меч.
Чегой-то крутило внизу живота. Не люблю, когда оно так. Я несколько раз выдохнул и пихнул дверь плечом. Она оказалась не заперта и открылась так легко, что меня вынесло на середину небольшой комнаты. Твою мать, ну ни хрена тут книг – все стены в полках! Только прямо передо мной их не оказалось. Там имелось окно, почти от пола до потолка. Перед окном стоял большой стол, за которым сидел мужик, знакомый мне по снам последних ночей. Он что-то писал, но когда меня занесло внутрь, отложил перо и поднял голову. Улыбнулся.
- Ну, добро пожаловать, Крест, - Мардук улыбнулся ещё шире. – Должен сказать, что в жизни твоя физиономия выглядит гораздо тупее.
                                               13.
Что нужно делать первым делом, когда начинается подобное дерьмо? Правильно – стрелять или рубить мечом. Не сделаешь ты, сделает кто-то другой, а тебя швырнут в придорожную канаву. Было дело, когда под раздачу попадали какие-то невинные придурки, но ежели подумать: сидели бы дома – остались бы живы. А так, я до сих пор оставался живой и почти целый.
Короче, когда я увидел этого засранца за столом, то первым делом поднял арбалет и нажал на скобу…Мать моя женщина, только попытался! Всё тело точно каменело, так что я мог только таращиться перед собой. Ну и ещё слушать, как за спиной тяжело пыхтит Глыба, да тонко попискивает Хорёк. Судя по тому, что никто не стрелял и не рубил мечом, пацанов тоже спеленали.
Мы в полной заднице.
- Очень хорошо, - сказал Мардук и поднялся. Неторопливо размял пальцы, как будто перед ним находились не опасные наёмники, а приглашённые шлюхи, - что ты оказался послушным мальчиком и привёл мне искомое. Правда было бы вполне достаточно одной головы. Но ведь это дело поправимое, не правда ли, дорогая?
Страха я не ощущал. Только лютое бешенство, от которого сводило зубы и дико колотило в груди. Должно быть что-то подобное ощущает дерево, когда к нему приближаются лесорубы. В груди, там, где колотило, появилось ощущение чего-то горячего. Оно медленно ползло в разные стороны, точно там пробили дыру, и она становилась всё больше.
Мардук закончил хрустеть пальцами и небрежным жестом захлопнул книжку, в которой писал до этого. Делать я ни хрена не мог, так что оставалось рассматривать гада. На проклятом колдуне были белые штаны и такая же белоснежная рубашка. На шее короля висела странная переливающаяся разными цветами хренотень, напоминающая крохотную дудку, вроде тех, которые используют на кораблях. На поясе Мардука болтался маленький кинжал в золотых ножнах. Явно не оружие, таким разве что грязь из-под ногтей выковыривать. 
- Ничего не хочешь мне сказать? – теперь засранец глядел куда-то мне за спину. – Так долго не виделись, что я даже успел соскучиться. Впрочем, вру, не успел. Как поживаешь милая, как там твои отношения с Дариусом? Он, проказник, мне обо всём рассказал. Ну да я не сержусь.
- Ещё бы! – в голосе Величия звенело бешенство. Она прошла мимо и замерла у стола, оперевшись о столешницу кулаками. – Дариус был тем, кто выхаживал меня, после того, что ты сделал. Он и Джес ночами не спали, пока я находилась на грани жизни и смерти. Я им так благодарна.
- Но выбрала ты Дариуса, - констатировал Мардук. Он зевнул и побарабанил пальцами по столу. – А по поводу того незначительного инцидента…Не могу сказать, будто сильно переживал или ощущал стыд за содеянное. Скорее огорчался из-за очередной неудачи. Несколько неверно понял инструкции, да и одного человека, пусть и мага, явно недостаточно.
- Ты меня чуть не убил, мерзавец!
Горячее пятно доползло до глотки, и я ощутил, что мало-помалу могу ворочать шеей. К сожалению, всё остальное тело, как и раньше, оставалось неподвижным. Если бы чёртов Мардук захотел, то сейчас мог бы заколоть нас всех даже той чистилкой для ногтей. Но эти «всемогущие» придурки всегда малость самоуверенны. Именно поэтому их всё же можно прикончить. Главное – дожить до нужного момента.
- Было дело, - Мардук пожал плечами и рассеянно улыбнулся. – Очередной тупиковый путь, сколько их уже таких было. Вот и здесь, тоже. А ведь прежде я возлагал на Зарада большие надежды.
- О чём это ты? - твою мать, неужто ей так интересно?  Лучше бы помогла нам расколдоваться!
- Под дворцом имеется огромная пещера, - Мардук вновь зевнул и покачал головой, - и не одна. Плюс – огромный разветвлённый лабиринт. Там до сих пор живут Древние – существа, которым известен секрет бессмертия. Кто-то из предков Зарада специально возвёл здесь своё жилище, в надежде овладеть секретом, если не бессмертия, то хотя бы просто длинной жизни.
- Ну и как, получилось? – Хлоя склонила голову. Её голос звучал как-то странно, звоном отдаваясь внутри головы. И при каждом слове горячее пятно на теле начинало двигаться много быстрее.
- Нет, - Мардук ещё раз зевнул, махнул рукой и опустился в кресло. – Слишком много ограничений. Ну и кроме того, всё это действовало исключительно на самих Древних. Впрочем, всё это неважно, учитывая, что я нашёл способ и остаётся только…А-ах! Сейчас, совсем немного…Да что же это такое?
Колдун помотал головой и попытался схватиться руками за край стола. Пальцы соскользнули и Мардук мутно уставился на Хлою, которая сверлила его взглядом.
- Это…ты?
Башка колдуна с громким стуком упала на стол. В тот же миг меня точно кипятком окатило, так стало горячо. Одновременно я ощутил, что теперь могу свободно двигать руками и ногами. Я сделал шаг и облегчённо выдохнул. Выругался, как только мог и поглядел назад. Пацаны, мокрые и красные испуганно таращились на меня. Кажется, их тоже отпустило.
Хлоя очень медленно оторвала дрожащие руки от стола. Королеву сильно качнуло, но я уже стоял рядом и поддерживал её под локоть. Величие промурчала благодарность и указала на спящего Мардука.
- На шее у него висит ключ. Снимай, но очень осторожно. И постарайся не касаться кожи.
- Дык, может прикончить гада и делу конец? И у тебя, и у нас головняка станет поменьше.
- Крест, не валяй дурака и делай, что велено. Убить его не так уж просто, а если он проснётся, то второй раз я с ним уже не справлюсь. Снимай и уходим.
Меня подмывало взять и плюнуть на всю эту ерунду: просто рубануть мечом по шее, которая так и напрашивалась на хороший удар. Но что-то подсказывало: не стоит заниматься хренью. Ну реально, а вдруг этот гад не сдохнет и очухается, как тогда? Поэтому я достал нож и острожно поддел цепочку на шее спящего Мардука. Поддел и вопросительно глянул на королеву: чтобы снять необходимо поднять башку колдуна со стола.
- Погоди, - Хлоя вздохнула, потёрла виски и стала с другой стороны мужа. Запустила пальцы в светлые волосы и закрыла глаза. – Можешь поднимать, только давай быстрее.
Чёрт побери, когда я взялся за голову, то понял, что возможно Величие и не дурила. Башка оказалась неподъёмной, будто я тащил каменную глыбу. А, кстати.
- Глыба, вали сюда. Поднимай.
На пару у нас получилось, и я таки смог стащить распроклятую цепочку. Но удержать королевскую башку не вышло, и она с грохотом упала на стол. Твою мать, по дереву пошла трещина! Хлоя оскалила зубы, зашипела, но пальцев из волос так и не вытащила. Мотнула головой в сторону выхода.
- Отходите. Если он очнётся, то будет в дикой ярости. Лучше в этот момент находиться, как можно дальше.
Да кто спорит-то? 
«Дудка», которую я отнял у Мардука оказалась холодной, как ледышка, даже пальцы начали неметь. И как он эту фигню на шее носил?  Выругавшись, я сунул ключ или что оно там в карман и пошёл к выходу. Остальные уже успели удрать наружу. Я остановился в дверях, подумал немного и достал из кармана кресало с «колбаской» взрывчатки. Держал всё наготове.
Хлоя сняла пальцы с башки мужа и пошатываясь направилась в мою сторону. Сейчас королева выглядела, чисто тебе древняя старуха Ни хрена у неё сил уходит на всю эту магическую хренотень! От стола донёсся какой-то непонятный звук, вроде хлюпанья болотной жижи.
И в этот момент из коридора бабахнуло.
Мардук тотчас поднял голову. Пару мгновений в его глазах стоял туман, а после взгляд прояснился. Колдун стремительно вскочил на ноги и тут же хлопнул себя по груди. Смазливая рожа исказилась в гримасе ярости.
Не знаю, чего он там хотел сотворить и знать не желаю. Я же всё это время тоже не стоял столбом. Как только громыхнуло и Мардук дёрнул башкой, я тут же щёлкнул кресалом и поджёг фитиль. Стоило колдуну подняться, я швырнул взрывчатку к столу, подхватил шатающуюся Хлою и рванул наружу. За спиной послушался дикий рёв, который точно не мог бы издавать ни один человек. Разве что чуть тише, чем орала та тварь из пещеры.
Следующие два взрыва раздались почти одновременно. Один – прямо по коридору, откуда к нам со всех ног неслись Карась, Зуб и Кошель, а второй – из комнаты, где мы оставили Хлоиного муженька. Меня точно под зад пнули, да так, что я едва не обронил королеву и не шмякнулся. Это ещё что за хрень – опять какие-то колдовские штучки, мать бы их так?
Кроме всего прочего, по коридору, следом за бегущими пацанами валила настоящая стена то ли дыма, то ли пыли. А дверь в комнату вообще завалило к чертям. Оттуда продолжал доноситься глухой вой и треск, точно что-то ломалось.
- Валим! – крикнул я, скорее сам себе и поддерживая Хлоя на плече (она вроде как отрубила), побежал.
Сзади, кроме жуткого воя теперь доносились ещё и многочисленные вопли. Потом над ухом свистнуло. И ещё свистнуло. Ага, местные вояки решили играть в нашу игру. Хреново. Лишней дырки в заднице мне не нужно.
Больше всего я опасался, как бы нас не зажали с двух сторон, но, как ни странно, у Лиса. Кроля и Лупоглазого всё оказалось тихо-мирно. Правда, все трое явно охреневая, поглядывали в нашу сторону. Да что там, я и сам офигел, от того, как делались дела. А ведь ещё предстояло придумать, как долбаная крыса станет выбираться из ловушки, куда сама же и залезла.
Мы собрались на лестнице и Свин натужно хрюкая выдрал стрелу из плеча Глыбы. Тот кажется и не заметил, что в него вообще попали. Ну да, чтобы подстрелить такого балбеса нужно использовать штуку серьёзнее, чем обычный лук. Вона у него из раны даже кровь почти не идёт.
- Что делаем? – пропищал Хорёк, с ужасом глядя на коридор, заполненный дымом и пылью. Время от времени из серой мути прилетали стрелы, неприятно посвистывая над головой.
- Пердим и бегаем, - оскалился я и хлопнул Лиса по плечу. Ткнул пальцем вниз. – Как там дела? Проверяли?
- А как же, - он высморкался. – Проход перекрыли, да ещё и меблю набросали, типа забор сделали. Короче, хрен пройдёшь.
- Туда точно нельзя, - Кошель ткнул пальцем за спину. – Там их – тьма-тьмущая, да ещё и парочка королевских охранников. 
– Откуда знаешь? – угрюмо спросил я. – Рожи знакомые7
- Так они же, мать бы их так, болты из воздуха выхватывали! Мы как энту страсть разглядели, так сразу всё и взорвали к чёртовой матери.
- Ясно, да они такое умеют, - рассеянно сказал я и повернул башку. Хлоя продолжала добросовестно изображать жмура. Хреново, мне бы сейчас не помешал хоть какой совет. – лады, топаем вперёд, покуда королевские долбени не подтянулись. Глыба, забирай, чего я с ней, как дурак должен носиться.
- Вперёд? – Лупоглазый жмурился, точно перебрал кислого пива. – А как же…
- Не твоего ума дело. Достаём взрывчатку и продолжаем развлекаться.
- Хана дворцу, - Хорёк нервно хихикнула. – Прикидываю, как граф взбесится!
- Ты поменьше за графа переживай, - я переложил Хлою Глыбе на свободное плечо, а сам проверил арбалет, - а больше – за свою тощую задницу. Граф себе и новый отгрохает, чай у него куры денег не клюют.
Стоило спуститься по лестнице, как стрелы полетели и здесь. Пришлось прятаться за стеной, чтобы из нас не сделали больших мёртвых ёжиков. А картины, истыканные стрелами, даже лучше смотрятся, правда теперь не понять, что там на них намалёвано.
Я выглянул из-за угла, но очень осторожно, чтобы какой особо меткий стрелок не заставил окриветь. Повязка на глазу – оно круто, понятное дело, но всё ж таки оба глаза мне дороги, как память про папашу, которого я никогда не видел. М-да, нехило они так устроились! Набросали столов, шкафов и засели – только доспех кое где блестит. И не тарахтят, как перепуганная шелупонь, сидят молча. Выходит – опытные.
Ну вот только тут есть одна штука: солдатам нужно было нас взять и при этом, как можно меньше нашухарить. А нам требовалось просто вырваться и плевать, уцелеет этот сраный дворец али нет. Поэтому я подал знак пацанам, достал «колбаску» и поджёг. Потом, по моему кивку, все размахнулись и забросили заряды за угол.
Не, всё ж таки сообразительные у местных командиры. Не успели мы послать «подарочки», как тотчас кто-то завопил, типа нужно спешно отходить. Залязгало, загромыхала и королева на плече Глыбы начала мотать головой. Открыла глаза, а через мгновение – распахнула во всю ширь. Потому как бабахнуло.
Портреты и занавески на стенах посрывало ко всем чертям, в морду шибануло горячим воздухом и что-то блестящее пролетело мимо. Напоминает латную перчатку. Может там и внутри чего осталось, я не приглядывался. На башку опять высыпалась какая-то мусорная дрянь. Чую, коли выживу, так вычёсываться придётся – ой-ой!
- Пошли, - я махнул рукой. – Да бегом, долбанные улитки!
То ли швыряли мы не шибко удачно, то ли солдатики успели спрятаться, но пришлось прорываться с боем. Пара десятков вояк в среднем доспехе задумала тукать в нас всякой колючей дрянью. Хорошо, хоть все враги выглядели какими-то ушибленными, что ли и сражались вяло. Ну а мы ещё на бегу разрядили в них арбалеты, а уже устоявших посшибали на пол. Кого живого, а кого и нет.
Сейчас дворец графа больше всего напоминал лагерь бродяжников, к с которыми меня угораздило один раз путешествовать. Повсюду дым, мусор и тела среди отбросов – не хватает только песен и танцев.
Пройти то м ы прошли, но из дворца так пока и не выбрались, а за спиной уже раздавался быстрый топот. И я отлично понимал, что бесконечно взрывать всех у нас не выйдет. Рано или поздно, кто-то из моих олухов промахнётся или же особо ловкий солдат швырнёт взрывчатку обратно. Думаю, на этом всё и закончится.
- Хорь, глянь в окно. Так уйти сможем?
Крысёныш сунул рожу наружу, но тут же пригнулся и на четвереньках отбежал назад. В чём дело объяснять не требовалось: с улицы шмаляли лучники. Дерьмо! Да и подумать: во дворе мы окажемся у всех, как на ладони – бери тёпленьких.
- Вперёд! – рявкнул я. – И пригнитесь, засранцы.
Летело не только из окон, но и из-за спин. Зуб получил в зад, хорошо, хоть на излёте, поэтому только выругался и вырвал стрелу. Сидеть теперь ему будет непросто. Ну, ежели жив останется, понятное дело.
Мы оказались в знакомом уже коридоре, откуда начали движение по этажу. Здесь можно топать к выходу или подниматься по широкой лестнице, с красным ковром. Или идти туда, куда я собирался.
- Туда, - я указал на вход в подземелье. – Живо!
- Крест, ты с дуба упал? – фыркнул Кроль. – Куда, туда? Ты уже забыл, что там?
- Лучше тебя помню. Вали, говорю!
Хлоя успела полностью очухаться и велела Глыбе поставить её на ноги. Молча залезла мне в карман и достала «дудку». Так же молча повесила её себе на шею.
- Ты это, - сказал я, - когда в следующий раз меня на шибеницу потащат, а тебе вдруг помощь снадобится, так ты кого другого поищи. А меня пущай вздёргивают.
- Я подумаю, - тихо сказала Хлоя.
Пацаны уже начали спускаться. Интересно, или внизу не слышали, какой тарарам творится наверху, или у них был какой особый приказ, но навстречу нам никто не лез. Разве на тюремном уровне пара хмырей в чёрном сунули рожи из-за двери, но увидев нас тут же спрятались, громыхая засовом. Молодцы, вот так бы и все, глядишь меньше зажмуреных осталось бы.
Хреново, что те, которые сидели у нас на хвосте думали по-другому. Стоило опуститься ниже этажа с тюрьмой, как над головами затопали, залязгали и заулюлюкали. Ну в общем-то я этого ожидал. Не думаю, будто Мардук и Зарада позволят нам легко отпетлять с добычей. На этот счёт у меня тоже имелась идея. Только я её никому открывать не собирался, а то мои обделаются, а Величие в драку полезет.
Внизу оставалось тихо и пыльно, но думаю, скоро всё поменяется. Мы ввалились в комнату, где прежде сидели охранники, попутно выяснив одно неприятную фигню. Дверь тут закрывалась на засов не изнутри, а из коридора. А так даже замка не имелось. Пришлось просто подтащить и подпереть столом. Ясное дело, надолго это никого не задержит. На выходе в пещеру я попросил королеву заколдовать замок, но она лишь покачала головой и сказала, типа сил у неё не осталось. Лады, полагаемся на ноги.
- Крест, ты про жабаков не забыл? – спросил Кроль, тыкая пальцем вниз. – Как думаешь, они нам обрадуются?
- А кто нам вообще радуется? – я пожал плечами и прислушался: о, дверь начали ломать. – Я вона сам себе не радуюсь и ничего, живу как-то. Хорош трындеть, шевелите лапками.
Чёрт, ежели я думал, что по энтим скруглённым ступеням тяжело подниматься, то теперь понял, что спускаться по ним гораздо хуже. Старый камень крошился, ломался, а нога так и норовила съехать по гладкому краю. Сильно не побегаешь – немудрено и вниз нырнуть. А наверху уже вовсю кричали, да ещё и пытались шмалять из луков. Ага, вот и жаболюди узрели, что к ним торопятся гости. До этого местные, похоже, занимались уборкой, но теперь начали хватать своё чудное оружие.
- Глыба, стой, - сказал я, когда мы почти добрались до конца лестницы. Я залез в сумку на плече великана и достал оттуда десяток «колбасок». – Лупоглазы, тоже бери. Все, слушайте. Как только спустимся, тут же дуйте в тот тоннель, откуда мы сюда пришли. Ни на что не обращайте внимание, просто бегите и всё.
- Крест, - утомлённо сказала Хлоя. – Ты опять?
- Да, - сказал я, поглядывая наверх. У преследователей получалось спускаться быстрее, чем у нас. – Хочешь – дашь мне после по роже, хорошо? Можешь несколько раз.
Больше никто не спорил и как я велел, все рванули в сторону нужного тоннеля. Правда бежали вразвалку и всё оглядывались. Я же быстро отыскал подходящую трещину в основании колонны и начал совать туда взрывчатку. Лупоглазый сообразил, что я делаю и тоже нашёл нужную щель.
- Поджигай, - велел я. Щёлкнуло и в камень рядом со мной ударила стрела. - Быстрее. Как подожжёшь – беги.
Фитили зашипели и жёлтые огонёчки поползли к взрывчатке. Я рванул было прочь, но вдруг услышал звук удара и вскрик. Остановился и обернулся. Да мать же твою! Лупоглазый поймал стрелу в бедро и растянулся у колонны. 
Я сделал шаг обратно и в тот же момент громыхнуло. Меня отшвырнуло назад, да с такой силой, будто приложили тараном. В глазах всё плыло, во рту булькала кровь, и она же хлестала из носа и ушей. Сквозь поднявшуюся пыль я видел, как здоровенный каменный столб ходит из стороны в сторону. От него откалывались и падали вниз большущие куски. Нужно немедленно удирать.
Я побежал к колонне. Ноги подгибались, внутри всё дрожало, а кровь из носа и не думала останавливаться. Лупоглазого я нашёл быстро, но мне очень не понравилось, как он выглядит. Пацан весь дрожал, закатывал глаза и плевался кровью. А когда я взял его на руку, то показалось, будто внутри тела нет ни одной кости.
Затрещало, очень громко и протяжно. Колонна начала клониться в правую от меня сторону. Быстрее отсюда! Лупоглазый начал хлюпать и скулить, как подрезанный щенок. Ничё, братуха, ща Свин тебя перемотает, а может и Величие чего поможет. Главное, удрать отсюда подальше.
Кажется, падали уже не только куски колонны, но начал рассыпаться весь потолок. Здоровенные глыбы шарашили со всех сторон. От удара некоторых, особо здоровенных, пол проваливался. Ну правда, Мардук же чесал, типа тут не одна пещера, а цельная куча. Жабаки напрочь забыли про оружие и торопливо лезли в свои норы. Пленники жалобно выли и пытались протискиваться между прутьями.
Пол подпрыгнул, и я шмякнулся на колени. Обернулся: колонна упала на землю и тут же пропала из виду. Меня ещё раз подбросило, теперь намного сильнее. В потолке пещеры появилась дыра, откуда сыпалась земля и падали камни. Дыра очень быстро росла.
Карабкаться по скользким ступеням, навстречу потоку воды, да ещё и с содрогающимся телом на плече оказалось неимоверно трудно. Я рычал сквозь сжатые зубы и тащился вверх, извиваясь, как червяк. А ещё и эти толчки, мать их! За спиной грохотало, трещало и бахало, но я и не думал оглядываться.
На самом верху мне помогли вкарабкаться на последние и ступени, и мы тут же рванули, как можно дальше от входа. Вовремя: земля подпрыгнула, да так сильно, что всех сшибло с ног. На башку полетели мелкие камешки и грязь. Задыхаясь я повернул голову: выход завалило ко всем чертям. Поднялся, аккуратно положил Лупоглазого у стены и кивнул Свину:
- Сделай, что-нибудь.
Мне очень не понравилось, как глядела Хлоя. Так, как будто у неё имелись весьма дерьмовые новости. Такие, например, как у Свина, который оглядел Лупоглазого и покачал головой.
- Он мёртв, Крест, мертвее мёртвого.
- Что значит – мёртв, мать твою? Он же только что был живой?
- Так бывает, Крест, - тихо сказала Хлоя и положила мне на плечо руку. – Человек живёт и человек умирает.
Я заскрежетал зубами и врезал кулаком по стене. Остальные молчали, обступив тело Лупоглазого.
И как будто этого дерьма нам было мало, так навалило и ещё. Из глубины тоннеля донёсся рёв приближающегося чудовища. 
И в этот раз бежать нам некуда.
                                               14.
Внутри не было ничего – холодно и пусто. Пока все готовили оружие и перепугано глядели в сторону рёва, я спокойно полез в сумку Глыбы и достал две «колбаски». Хлоя схватила меня за руку.
- Крест, ты с ума сошёл? Посмотри, с потолка валятся камни! Если тут что-то взорвётся, нас всех завалит.
Я вырвал руку и поглядел на Величие так, что она попятилась. Потом посмотрел на всех. Они тоже отступили на пару шагов.
- Стойте здесь. Ничего не делайте – просто ждите.
Теперь стало слышно не только рычание, но и топот. Впереди, в тусклом свете, уже можно различить большущую тушу, которая протискивалась в месте, где обрушилась колонна. Мысли в башке казались гладкими и острыми, точно добрый меч. Я прикинул, сколько осталось до твари, после чего достал кресало и поджёг оба фитиля.
Чудище уже успело пропихнуть тушу и снова зарычало. Потом бросилось ко мне. Чёрт возьми, теперь стало ясно, что я встретил старого знакомого: одного глаза, туда, куда я вогнал болт, не наблюдалось. Не знаю, признало меня чудище или нет, но оно так шустро перебирало лапами, словно ему не терпелось расцеловать встреченного человечка. Или – сожрать.
Я тоже бежал навстречу гадине и считал. Один, два…Тварь распахнула пасть во всю ширь, чуть не от потолка до пола. Три, четыре…Осталось около десяти шагов и меня окатило смрадом протухшего мяса. Пять шесть…Я чуть свернул, постаравшись бежать со стороны выбитого глаза.  Семь, восемь…Пасть оказалась совсем рядом, и я швырнул в неё дымящие «колбаски». Прыгнул вдоль стены, чуть не попал под удар короткого шипастого хвоста, прокатился между задних лап и отпрыгнул к противоположной стене тоннеля.
Тварь остановилась и стремительно крутанулась на месте. Неужели фитили погасли? Тогда мне – хана.
В этот момент два раза глухо бумкнуло. Звук такой, будто по пузу лупят булавой. Чудище замерло и принялось раскачиваться из стороны в сторону. Глаз налился белым, а после захлопнулся. Пасть приоткрылась и наружу вырвался клуб серого дыма. Потом между клыков на пол хлынула чёрно-красная жижа. Тварь последний раз качнулась и упала на землю.
А дальше меня вроде как накрыло. Не отрывая взгляда от дохлой гадины, я подошёл к ней и принялся лупить кулаками по твёрдой шершавой чешуе. Кулаками и ногами. Нахрена – и сам не знаю, но при этом ещё и вопил:
- На тебе, сука, получай! Это тебе за Лупоглазого, паскуда, ясно? Дерьмо собачье! Я тебе покажу, мразь! Я вам, мать вашу, всем покажу!
- Крест, Крест! – тяжело дыша я уставился на Хлою, которая держала меня за руку. Совершенно охреневшие пацаны стояли чуть дальше. – Крест, да, оно хотело нас сожрать, но в смерти Лупоглазого его вины нет. И в любом случае, оно уже сдохло.
- Сдохло…Сдохло? – я посмотрел на руки. Оказывается, я сбил их в кровь. – Не виновато, говоришь? Виновато! Весь этот сраный мир, все вы, чёрт бы вас побрал, все виноваты! Никому нет до нас дела и все против нас. Ясно? Мы все против мира и поэтому любая дрянь виновата в смерти моих пацанов.
- Да, хорошо, - Хлоя, как-то совсем странно смотрела на меня. – А теперь, пойдём. Мы это сделали, достали необходимую вещь и сумели спастись. Теперь осталось только покинуть Нарменс и закончить дело. Крест, соберись пожалуйста, ты нам нужен. Ты нужен своим людям, Крест.
Я провёл ладонью по лбу. В башке колотило, трещал затылок и живот требовал, чтобы его вывернули наизнанку. Хотя, что там выворачивать? Выйдем, нужно будет покормить пацанов. А Лупоглазый так и не пожрал, вот чёрт…
- Да, да, - я кивнул. – Пошли. Всё верно, нужно выбираться.
Я последний раз пнул дохлую гадину, и мы пошли. Накатила какая-то вялость. Хотелось плюнуть на всё и сесть возле стены. Сесть под стенкой и уснуть. А ещё лучше – сдохнуть к чёртовой матери и забыть про всё. Вот реально, ежели бы вернуться в то время, когда нам предлагали эту работёнку, я бы просто послал всех в задницу и пошёл к шибенице.
Нужное место мы нашли без труда: здесь оказалось полно вонючего дыма и в воде чернела куча сгоревших палок. Верхние ещё тлели, давая чуть-чуть света. Все остановились и уставились на потолок. Там ещё что-то трещало и виднелись красные огоньки, но по всему большой пожар уже закончился.
- Как думаешь, пацаны Вуки уже разбежались? – с живым интересом спросил Зуб.
- Не, сидят греются, - буркнул я и поманил Глыбу. – Откуда мне знать? Выберемся, узнаем.
- Крест, может быть действительно имеет смысл поискать другой выход наружу? – спросила Хлоя. – Всё же рискованно…
- Опасно, ага. А шастать по всяким вонючим норам, где водятся здоровенные твари – оно безопасно, - фыркнул я и велел Глыбе подставить руки. – Держи крепче.
Я стал на плечи великану и подпрыгнул. Зацепился за край дыры и подтянулся, ощущая, как сверху повеяло жаром. Чёрт, хотя бы сверху не навалило слишком толстых брёвен! Я упёрся в осыпающиеся стены спиной и ногами, а руками попытался толкнуть деревяшки над головой. Горячо, мать вашу! Вытащил нож и воткнул в обгоревшее бревно. Потащил в сторону. Отломал большой кусок и попытался ещё раз. Всю рожу засыпало сажей, но получилось.
Одно бревно оттащил немного в сторону, а пара больших палок просто упала вниз. Там тотчас недовольно зарычал Глыба. Появилось открытое пространство, где я мог разглядеть небо и чёрные рёбра, на месте стен и крыши. Я ещё немного подтянулся и выставил башку между чадящих деревяшек.
От дома остались только те чёрные рёбра, которые я видел ещё снизу, да гора дымящих брёвен. Обычно в таких вот пожарищах обожают копаться всякие добрые люди, которые надеются разжиться чем-то полезным. В этот раз всё было по-другому. Те люди, которых я видел на улице, просто бежали мимо. Как мне показалось, все ломились в одну сторону, нервно болтали и куда-то тыкали пальцами. Пока я не видел, что их так заинтересовало. Лады, главное, в мою сторону никто не смотрит.
Я ещё немного подтянулся, опёрся локтями о края дыры и выбрался наружу. Какая-то баба, из пробегающих мимо, остановилась и разинула рот. Я показал кулак и мотнул башкой, мол, убирайся к чёртовой матери. Любопытную, как ветром сдуло. Беги, беги, не отвлекайся.
Теперь, когда я оказался наверху, стало понятно, что так заинтересовало горожан. Над крышами домов упирался в небо здоровенный столб жирного чёрного дыма. Кроме того, земля дрожала мелкой дрожью и время от времени подпрыгивала. Кажется, я догадывался, в чём дело. Но сейчас – не до этого, нужно придумать, как доставать остальных.
Пришлось снять оба пояса и зацепить между собой пряжками. Ну не знаю, как Глыбу, а остальных должно выдержать. Я лёг между обгоревших деревяшек. Стараясь не совать морду в сильный жар и опустил руку с ремнём в дыру. Почти сразу дёрнули так, что чуть не утянули меня вниз. Надеюсь у моих балбесов хватит ума пустить первым кого-то, кроме Глыбы.
Послышалось натужное пыхтение и в дыре показалась рожа Карася. Когда он подполз ближе, я схватил пацана за шкирку и выбросил наружу.
- Вали, - сказал я и сплюнул сажей. – Разведай, что да как. Полазь вокруг, погляди. Ежели увидишь кого-то мутного – прирежь втихую.
Карась кивнул и пропал, а я продолжил ловить «рыбку». Следующим попался Зуб и мы, уже вдвоём, вытащили Лиса. После поймалась рыба – Кроль и я сказал, что дальше «улов» справится без меня. Нужно осмотреть и понять, как лучше всего сваливать из Нарменса. Думаю, когда в городишке творится такой шухер, отпетлять получится много проще.
Карась, который топтался среди бегущих ротозеев, кивнул мне и продолжал вертеть башкой. Ну и вид у него: весь в копоти, шмотки порваны, а ещё и арбалет болтается на плече. По ходу, и у меня такой же дикий видок. Немудрёно, что прохожие так косятся. Думаю, ежели бы все так не торопились к тому дыму, нас бы уже давно заложили Вуке или ещё кому. В лучшем случае – городской страже.
Так, а я кое-что уже присмотрел. Думаю, нам это вполне подойдёт. Чуть даль по улице стояла большая крытая телега и мужик деревенского вида с бородищей, заткнутой за пояс нервно гладил гриву низкорослой пегой лошадёнки. По роже хорошо видать, как мужику охота бежать вместе со всеми, но что-то мешает.
Кто-то хлопнул по плечу. Карась. Пацан мотнул головой, указывая на ближайший переулок.   Когда мы прошли по узкому вонючему проходу, стало ясно, нахрена меня позвали. У стены лежал щуплый паренёк в зелёной куртке и потрёпанных серых штанах. Босой и совершенно дохлый. Кто-то воткнул нож под ребро и забыл вытащить. 
Карась вынул нож из жмура и вернул в ножны. Потом дёрнул зелёную куртку, так что я мог увидеть синюю отметину на левой ключице дохляка. Знак Чебы. Весело.
- Топтался за домом, - пояснил Карась. – А я так гляжу: все бегут, а энтот хрен топчется да всё зыркает. Взял его за шкирятник и сюдой. А оно борзое фыркать начало.
- Молодца, - сказал я. – Будем надеяться, что он тут один. Но Чеба гляди, как оборзел: на район к Вуке своих топтунов подослал!
К этому времени почти все наши успели выбраться наружу и теперь совместными усилиями пёрли из ямы Глыбу. А тот ещё и застрял, здоровила неуклюжая. Хлоя стояла рядом с пепелищем и глядела на столб дыма над крышами. Потом повернула голову ко мне.
- Где-то там находится дворец Зарада, - сказала королева и тяжело вздохнула. - Находился, думаю…
- А чегой с ним приключилось-то? – тут же спросил любопытный Карась.
- Дворец сделал бум, - хмыкнул я. – Величие, ты-то чегой переживаешь? Глядишь, завалило там твоего муженька со всеми его неприятностями. Нам теперь полегче станет.
- Крест, ты хоть понимаешь, что во дворце было очень много людей, которые не имели никакого отношения к Мардуку и его мерзостям? Ты просто прикончил несколько сотен невинных жителей Вазерома. Опять.
- Ну врежь мне, ежели тебе от этого легче станет.
- Не станет, - Величие покачала головой. – Тогда я просто сорвалась. Люди от этого не воскреснут.
- И то верно, - согласился я. – Вона уже и Глыбу вытащили, так что можем спокойно делать ноги.
Хлоя глядела на меня.
- Крест, тебе никогда не снятся все те, кого ты убил?
- Не, не снятся. Мне вообще сны не снятся. Ну, почти не снятся. И вообще, умеешь ты выбирать время для дурацких базаров! Идём, говорю.
Когда мы подошли к крытому возу, мужик отвлёкся от своего занятия и встревожился. Кажется, мы ему не шибко-то и понравились. Ничего, мы вообще никому не нравимся. А вот то, что этот тип попытался вытащить из телеги шипастую дубину, не понравилось уже мне.
- Глыба, займись.
Великан тут же приложил беспокойного мужика кулаком по башке и тот растянулся возле колёс телеги. Лошадь покосилась на хозяина и продолжила шевелить торбой на морде.
- Крест! - крикнула Хлоя. – Прекрати!
- Да чего? – я махнул рукой и Кошель с Кролем оттащили мужика к стене ближайшего дома. Усадили под окном, типа – спит. – Живой он, зуб даю. Глыба, ты ж его вполсилы бал? Ну вот, всё нормально.
- Когда всё закончится, - я подал руку и помог Величию забраться в телегу, - и если ты к тому времени ещё останешься жив, я тебя лично отведу на виселицу, понятно?
- Чего уж тут непонятного?  - я пожал плечами. Пацаны принялись, один за одним, вползать под крышу повозки. – Да вы, бабы, все такие: ты ей хорошо делаешь, а она тебе - в рожу когтями.
- Прикажу четвертовать, - донеслось из повозки. – Сварю, мерзавца, в масле!
- Ты там определись заранее, - я сдёрнул у коняки торбу и взялся за поводья, - а то я переживать стану: вздёрнут меня али сварят. Вона, как ты и сказала, ночами спать не смогу, всё невинно убиенных видеть стану. В монастырь уйду.
Пацаны принялись ржать. Кажется, Хлоя хихикала вместе с ними.
Ну а чё, как-то один подвыпивший монашек толкал речугу в кабаке и рассказывал про какого-то известного бандюгана. Типа тот под старость иссовестился, осознал, каких гадостей натворил и записался в монахи. Оно может и правда, только думаю совесть тут ни при чём, просто польстился на дармовой харч. Не у всех же получается к старости рыжья накопить, а когда руки и ноги труситься начинают, на большаке не шибко погуляешь.
Оружие я забросил в повозку и своим сказал, чтобы железяки спрятали. Попутно выяснили, что в телеге полно мешков с зерном. Видать, мужик собирался торговать на рынке, но не успел. Мешки мы выбросили к чертям, иначе пегая доходяга с места бы не двинулась. А ну, попробуй такую ораву, да ещё и с грузом тащить! Так что мужик ещё мог и выгоду получить. Ежели живой остался, конечно. Глыба иногда так приложит, даже вполсилы – не встанешь.
Имелись у меня некоторые сомнения, по поводу выезда из города, но шибко я не переживал. Всё ж таки всегда выезжать проще, чем заезжать: сунул монету и вали на четыре стороны. Как выяснилось, всё много проще, чем обычно. Тот шухер, который мы подняли, отвлёк всех охранников, так что у ворот торчали только двое совсем зелёных пацанов. Они спросили: не знаем мы, какое дерьмо там приключилось? Я ответил, типа ни хрена нам не ведомо и вообще, мы просто возвращаемся в родную деревню. После этого нас пропустили.
Даже денег не взяли. Говорю же – молокососы.
Лошадку я особо не подгонял, чтобы не околела где-то на полдороге к Корпетсу. Как отъехали на лигу от Нарменса, я велел Лису брать поводья, а сам полез внутрь. Опять спать захотелось, да так, что не в мочь.
Лечь тут явно не получится – теснотища. Разве что сесть, опираясь спиной о трясущуюся стену. Хлоя, как оказалось сидела аккурат напротив меня. Сидела и сверлила своими гляделками, так что аж на лоб давило. Потом спросила:
- Когда мы были во дворце, Мардук тебя узнал и даже назвал по кличке. Откуда он тебя знает?
- Дык снится, говнюк, - Хлоя прищурилась, а пацаны начали коситься. – Да чё вы все пялитесь? Приходит, падла, во сне, разговоры разговаривает и демонами своими травит.
- Понятно, - Хлоя кивнула. – Так я и предполагала. Повторяется история с моими охранниками. Джес рассказывал, как оно было.
- И чё? – спросил я и зевнул.
- Попробую помочь. Иначе у тебя могут возникнуть серьёзные проблемы.
- Типа сейчас их нет, - я опять зевнул. – И вообще, вот знаешь, имеются у меня сомнения, что мы вообще живыми из энтого дерьма выйдем.
Хлоя молчала. Не спорила.
Так я и думал.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Fidelkastro | 3-05-2019, 10:57 | Просмотров: 83 | Комментариев: 0






Добавление комментария


Наверх